Читать онлайн Нет жизни без тебя, автора - Грей Долли, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нет жизни без тебя - Грей Долли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нет жизни без тебя - Грей Долли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нет жизни без тебя - Грей Долли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грей Долли

Нет жизни без тебя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

— Уважаемые телезрители, в эфире Третий национальный канал и я, Мелисса Трои. Наша съемочная группа с самого утра находится на заснеженных улицах Лондона. Никогда еще зима не радовала нас таким обилием снега, как нынче. Тысячи горожан стремятся побыстрее оказаться со своей семьей у традиционно горящих каминов, елки и телеэкрана… Да-да, я не ошиблась. Сегодня множество глаз будет следить за конкурсом «Рождественская песня», который Третий национальный канал ежегодно устраивает для своих зрителей. В этом году он обещает быть как никогда интересным. Еще бы, ведь за звание всенародного любимца будут бороться такие исполнители, как Гай и Эйнджел Тейт. Кто победит? Решать вам. Лично я уже сделала свой выбор в пользу красавчика Тейта…
— Идиотка! Что она несет? — Фил нажал кнопку пульта, и огромный экран телевизора, установленного в его кабинете, погас.
Сказать, что Фил Пулман не любит Мелиссу Трои, значило не сказать ничего. Он ее ненавидел. Это началось с того самого случая в Снейп-Молтинг, когда она выставила его полным кретином перед миллионами телезрителей. Отныне, когда миловидная блондинка с микрофоном в руке появлялась на экране, его охватывало чувство жгучей злобы. И надо же было такому случиться, что именно ей руководство Третьего национального канала поручило освещать в эфире «Рождественскую песню».
Ничего, когда его протеже одержит победу в конкурсе, он утрет нос этой самонадеянной девице. А Гай обязательно победит.
Недаром он, Фил Пулман, предпринял некоторые шаги.
— Билли, самое главное — что бы ни случилось, не переставай снимать, — давала последние наставления перед началом ответственного репортажа Мелисса своему оператору. — Ничему не удивляйся. Просто снимай.
Покончив с приготовлениями, она позвонила Поле. Накануне вечером, когда друзьями был разработан дерзкий план, решили, что координировать действия всех участников «заговора» станет Пола. Вот и сейчас она сняла трубку, не дожидаясь второго гудка.
— Как дела?
Мелисса чувствовала по голосу, как напряжена подруга, и поспешила ее успокоить:
— Все идет так, как мы и рассчитывали.
Я просто проверяю связь. Как Эйнджел?
— Нервничает, хотя и не показывает виду.
— Марджори звонила?
— Пока еще нет. Слишком рано.
— Хорошо, буду на связи. — Мелисса простилась с Полой и убрала мобильник в карман.
Марджори Хоуп осторожно выглянула из огромного лимузина, взятого напрокат. Если ее сведения точны, то Фил Пулман со своим подопечным должен появиться с минуты на минуту.
Она сама вызвалась осуществить самую рискованную часть операции. По мнению заговорщиков, это должно было внести сумятицу в стан врага…
— Уважаемые телезрители, вскоре с Паддингтонского вокзала отправится в путь необычный экспресс. Именно на нем будут находиться конкурсанты «Рождественской песни» — ежегодного музыкального шоу, проводимого Третьим национальным каналом. Ровно в полночь экспресс остановится в условленном месте, и вы сможете стать свидетелями великолепного зрелища. В специально выбранном для проведения этого торжественного мероприятия зале соберутся победители самых разнообразных конкурсов, устраиваемых нашим каналом в течение года. Они получат возможность воочию наблюдать за поединком наших звезд.
Кто станет победителем? Кому судьба в вашем лице, уважаемые зрители, принесет долгожданную награду? Ответы на эти вопросы мы получим всего через несколько часов. Оставайтесь с Третьим национальным каналом.
И я, Мелисса Трои, обещаю держать вас в курсе последних новостей.
— Не беспокойся, даже если Эйнджел и решил принять участие в «Рождественской песне», он не попадет на конкурс. — Фил Пулман старался подбодрить Гая.
Молодой человек все больше и больше тревожился по поводу своего предстоящего выступления.
— Ты говоришь об этом с такой уверенностью, будто тебе что-то известно. — Гай бросил настороженный взгляд на продюсера. — Я боюсь, что…
— Все будет в полном порядке, вот увидишь! — резко прервал его Фил, затем бросил взгляд на часы. — Нам пора на вокзал. — Он нажал кнопку селектора и спросил: Машина уже здесь?
— Да, мистер Пулман, — сообщила секретарша. — Она ожидает вас.
— Хорошо. Передайте шоферу: пусть подъедет к дверям как можно ближе. Мы спускаемся. — Фил бодро направился к выходу, бросив Гаю:
— Пора, мой мальчик.
Певец поспешил за ним…
Шофер открыл дверцу «роллс-ройса» с тонированными стеклами. Гай быстро юркнул внутрь, опасаясь быть узнанным случайно проходящими мимо поклонницами.
Фил собирался уже последовать его примеру, как услышал:
— Мистер Пулман, могу я с вами поговорить?
Он обернулся и увидел полную молодую женщину. Ее миловидное лицо показалось ему знакомым. Напрягая память, Фил спросил:
— Чем могу быть полезен, миссис…
— Миссис Хоуп, — поспешила представиться незнакомка. — Марджори Хоуп. Нас представили друг другу на свадьбе Эйнджела Тейта. Я была подружкой невесты.
Теперь он ее вспомнил. Да, действительно, на свадьбе Эйнджела их знакомили. Интересно, что ей надо? И Фил вопросительно посмотрел на женщину.
— У меня к вам важный разговор… — начала Марджори, лихорадочно пытаясь придумать что-либо, что смогло бы заинтересовать продюсера.
— Простите, но я, к сожалению, не могу уделить вам внимание: опаздываю на поезд. — Фил вежливо улыбнулся и повернулся к «роллс-ройсу», из которого на него нетерпеливо поглядывал Гай, показывая на часы.
— О! Это не займет много времени. Кроме того, я могла бы подвезти вас на своей машине. Речь пойдет об Эйнджеле… — Марджори многозначительно замолчала, мысленно молясь, чтобы это сработало.
Она увидела, как напрягся Фил при упоминании имени Тейта. Затем он обернулся к ней.
— Хорошо. Надеюсь, ваш автомобиль достаточно быстро ездит.
— Не сомневайтесь. — Марджори подала знак своему шоферу, и спустя мгновение перед Филом, мягко шурша шинами, остановился лимузин.
Пулман сказал Гаю, что поедет следом, и уютно устроился в салоне напротив женщины.
— Ну вот теперь я готов вас выслушать. — После того как «роллс-ройс» с Гаем благополучно отправился в путь, Фил пытливо посмотрел на спутницу. — Вы что-то говорили об Эйнджеле?
— Ах, мистер Пулман, — неожиданно зарыдала Марджори, припав к груди ошеломленного мужчины, — если бы вы только могли знать!..
В это мгновение дверца не успевшего тронуться с места автомобиля распахнулась и в салоне появился третий.
— Я так и знал! Я чувствовал, что у тебя есть любовник! — прокричал Кларк Хоуп, гневно глядя на Фила. — И ты променяла меня на эту свинью? Я убью его!
— Милый, это не то, о чем ты подумал. Мы встретились с мистером Пулманом совершенно случайно, — залепетала Марджори.
— Ложь! Я давно наблюдал за вами и видел, как вы ворковали, — не унимался разъяренный супруг, все больше и больше входя в образ. — Теперь мне ясно, почему ты всякий раз стремишься улизнуть из дому к «одной подруге»! Хорошая же у тебя подруга!
— Мистер Хоуп, поверьте, все обстоит совсем не так, как вы себе это представили… — попытался оправдаться Фил, но был грубо прерван.
— Откуда вам знать, что я «себе представил»?! — Кларк бросил на него презрительный взгляд. — И вообще, разве я спрашивал вашего мнения?
— Ну уж это ни в какие ворота не лезет! возмутился Фил, собираясь покинуть автомобиль, как вдруг обнаружил, что тот уже набрал скорость. — Велите шоферу остановить машину! Я хочу выйти! Немедленно!
— Смотри-ка, Мардж, твой любовничек жаждет сбежать. Трус! — Кларк пренебрежительно скривил губы. — Нет, мистер Пулман, пока я все не выясню, я вас не отпущу.
— Это безобразие! Вы за это ответите! — Фил яростно брызгал слюной и потрясал кулаком. — Вам это не сойдет с рук!
— Нет, это вам не сойдет с рук! Я никому не позволю делать из меня рогоносца! — Хотя Кларк говорил спокойным тоном, в нем слышались зловещие нотки, не сулящие ничего хорошего.
Осознав всю безнадежность своего положения, Фил затравленно посмотрел на Марджори.
— Ради Бога, миссис Хоуп, скажите вашему мужу, что его подозрения нелепы. Глупо утверждать, что между нами может быть связь… гмм.., интимного характера.
— Хотите сказать, что моя жена недостаточно хороша для вас?! — возмутился Кларк. — Ничтожество! Как вы смеете?!
Сделав страшное лицо, он навис над Филом.
— Миссис Хоуп! — в отчаянии вскричал Пулман. — Сделайте же что-нибудь!
— Кларк! — Марджори осторожно коснулась мужа рукой. — Если ты обещаешь вести себя разумно, я скажу правду.
— Хорошо! — Хоуп поднял руки. — Я готов выслушать все, что ты соизволишь мне сообщить.
Он спокойно устроился на сиденье рядом с Филом, и тот облегченно вздохнул. Ему уже порядком надоело чувствовать себя, мягко говоря, дискомфортно под пристальным уничтожающим взглядом ревнивого супруга.
Фил посмотрел на часы. Слава Богу, сейчас все образуется! Марджори растолкует своему остолопу мужу, что он заблуждается, и можно будет успеть на вокзал до отхода экспресса.
— Не буду скрывать, — начала трагическим тоном женщина. — Ты прав: мы — любовники!
— Что?! — От неожиданности Фил подпрыгнул на месте. Заявление Марджори повергло его в шок.
— Да, да, да! Мы — любовники! — Она с вызовом посмотрела на Кларка. — Мы встречаемся с Филом с того самого момента, как познакомились на свадьбе Эйнджела. Он любит меня! В отличие от тебя он знает о сексе не понаслышке. Встречаясь с ним, мы предавались страсти…
— Нет-нет, мистер Хоуп, не верьте ей! Она лжет! — перебил ее Фил, наблюдая, как багровеет от гнева лицо Кларка.
Он рванул ручку дверцы, считая, что лучше выпрыгнуть на ходу и иметь шанс остаться в живых, чем умереть в салоне роскошного автомобиля, будучи задушенным ревнивцем. Дверца оказалась заблокированной. Фил в отчаянии ударил ладонями по стеклу и повернулся к Хоупам лицом, чтобы достойно встретить смерть.
В тот же миг он заметил, что Марджори делает мужу какие-то знаки. Внезапная догадка вспыхнула в его сознании, заставив посмотреть на происходящее под иным углом зрения.
Его просто-напросто разыграли!.. Но зачем? С какой целью? Это следовало выяснить немедленно.
Придав лицу непроницаемое выражение, Фил спросил:
— Для чего была необходима вся эта комедия, миссис Хоуп? Неужели только для того, чтобы посмеяться надо мной? Слишком глупо для такой умной женщины, как вы. Я в это не поверю.
Подобная прямолинейность привела Марджори в некоторое замешательство, но лишь на мгновение. Взяв себя в руки, она остановила готового продолжать играть свою роль Кларка и не менее откровенно ответила:
— Вы правы, мистер Пулман, я задержала вас с определенной целью. — Марджори взглянула на часы и продолжила:
— Теперь вам ни за что не успеть на Паддингтонский вокзал.
Экспресс с участниками «Рождественской песни» отправится в путь без вас, и вы не сможете помешать выступлению Эйнджела на конкурсе. Ваш протеже провалится без поддержки своего ловкого продюсера. Вы проиграли эту схватку, мистер Пулман. Даже если вам вздумается сообщить в полицию о факте похищения, то, будьте уверены, и я, и мой муж начнем все отрицать, придерживаясь версии супружеской измены. Вы станете посмешищем.
— Не думал, что Тейт способен на такое. — Фил покачал головой. — А я-то всегда упрекал его в излишней щепетильности, считая неспособным на авантюры.
— Эйнджел никоим образом не причастен к этому. Он действительно слишком порядочен, чтобы играть по вашим правилам, но у него достаточно друзей, готовых сделать для него все, что угодно, — вступился за певца Кларк, до этого молча следивший за ходом беседы между женой и Пулманом.
— Что ж, отдаю должное вашей преданности Тейту. Но вынужден огорчить вас: все ваши старания были напрасны. Да, я действительно уже не смогу попасть на конкурс, но и Эйнджелу это не по силам.
— Что?!
— Насколько я знаю Тейта, он никогда не любил приезжать на концерты вместе со всей командой. Ему необходимо перед выступлением побыть в одиночестве. Не думаю, что он изменит своей привычке и на этот раз. — Фил усмехнулся, заставив Хоупов встревоженно переглянуться.
— Не понимаю, к чему вы клоните? — осторожно спросила Марджори.
— Дорогая миссис Хоуп, — на губах Пулмана возникла снисходительная улыбка, — когда я говорил, что Эйнджела не будет на «Рождественской песне», то был полностью уверен в этом, так как принял соответствующие меры…
— Что, черт побери, вы сделали?! — не выдержал Кларк, потеряв самообладание. — Если не расскажете, то, клянусь Богом, я вытрясу из вас душу!
— Не горячитесь, мистер Хоуп. — Фил Пулман являл собой образец спокойствия. — Я вовсе не намерен скрывать от вас что-либо касающееся моего плана. В этом нет смысла. Ваша супруга правильно заметила, что мне уже не успеть на экспресс.., но и Эйнджелу не попасть на конкурс.
" — Нам не понятны ваши намеки, мистер Пулман. — Марджори пыталась сообразить, в чем суть западни, подготовленной Филом, и не являются ли его слова блефом.
— Ничего особенного, миссис Хоуп, если не считать, что конечный пункт назначения экспресса изменен. Понимаете, у меня есть кое-какие связи на Третьем национальном…
— И что это значит? — перебил его Кларк.
— А то, что если Тейт уже выехал к первоначально обозначенному месту проведения конкурса, то он ни за что не поспеет вовремя туда, куда надо, и Гай станет победителем без особых проблем…
Специально арендованный для поездки на «Рождественскую песню» лимузин уже сворачивал с основной трассы, когда раздался телефонный звонок от Мелиссы, находящейся со съемочной группой на экспрессе.
Голос молодой женщины дрожал от волнения.
— Пола, я ничего не понимаю, но, судя по всему, маршрут изменен. Мы едем в прямо противоположную сторону от места назначения.
Мистер Красовский настоял, чтобы я вам сообщила об этом.
— Тебе известно, куда движется экспресс? — Пола, ошеломленная известием, усилием воли сохранила спокойное выражение на лице, чтобы напрасно не беспокоить мужа, сидящего напротив и разговаривающего с Ричи. Возможно, все не так уж и страшно.
— Еще нет, но постараюсь узнать… — Мелисса прервала связь.
Пола задумчиво закусила губу. Похоже, дело принимало плохой оборот… Ее размышления прервал следующий телефонный звонок.
Она поспешно схватила трубку.
— Мелисса…
— Нет, это Мардж. Сдается мне, что у нас неприятности. Фил, видимо, нажал на кого-то из организаторов конкурса, и они поменяли первоначальный маршрут.
— Я уже знаю об этом от Мелиссы. К сожалению, ей неизвестно, куда направляется экспресс. — Пола старалась говорить как можно тише, но сидящие напротив мужчины все же услышали ее слова.
— Возникли проблемы? — Эйнджел вопросительно приподнял бровь. Ричи заинтересованно взглянул на Полу.
— Пока не знаю, — ответила она, понимая, что обстоятельства таковы, что нет смысла их дальше скрывать.
— Пола, — подала голос Марджори, — я знаю, где состоится конкурс…
— Слава Богу, — облегченно выдохнула женщина.
— Не радуйся раньше времени. — Марджори явно не разделяла оптимизма подруги. — Фил рассчитал все правильно. Вы вряд ли успеете вовремя попасть на место.
— Что-нибудь придумаем, — сказала Пола и обратила взгляд на мужчин. — Надо что-то предпринять…
Роскошный автомобиль, отнюдь не предназначенный для этого, мчался по заснеженной трассе со скоростью, способной вызвать зависть у самого крутого дорожного экстремала. Ричи, уверенно сжимая руль, с добродушной усмешкой поглядывал на замершего от ужаса на соседнем сиденье шофера.
— Так ты говоришь, что, если мы приедем вовремя, ты готов съесть свою фуражку?..
Глядя на мелькающие за окном зимние пейзажи, Пола вздохнула и крепче прижалась к мужу.
— Думаешь, Ричи и правда сможет нагнать экспресс?
— Не сомневаюсь. — Эйнджел нежно поцеловал жену в висок. — Ричи — серьезный парень, и, если он что-либо обещает, я склонен доверять его словам.
— И все же я боюсь. — Пола обвила шею любимого руками и заглянула в его глаза. — Скажи, почему нашему счастью всегда что-то мешает? Почему наша жизнь не может быть такой, как у всех? Порой мне кажется, что все это по моей вине. Я словно взяла у судьбы кредит на счастье, заведомо зная, что мне нечем платить.
— Глупышка, — нежно прошептал Эйнджел, касаясь пальцами ее губ. — Запомни, ты заслуживаешь гораздо большего, чем у тебя есть.
— А что есть у меня? — спросила Пола, уже по взгляду мужа догадываясь об ответе.
— Моя любовь, Пола Тейт… Моя любовь.
— О, Энджел… — только и смогла вымолвить Пола.
Искренние, наполненные нежностью слова мужа заставили ее забыть об испытываемой тревоге. Счастье нескончаемым солнечным потоком хлынуло в сердце Полы, заставляя его учащенно биться.
Некоторое время они сохраняли молчание, затем Эйнджел произнес:
— Знаешь, я испытываю странное безразличие к тому, что должно произойти. Успех, карьера вдруг потеряли для меня свою значимость и привлекательность. Я неожиданно осознал, что не в этом заключается счастье…
— А в чем?
Пола заинтересованно взглянула на мужа, думая, что он шутит. Но нет, никогда еще Эйнджел не выглядел столь серьезным, как в эту минуту.
— Оно в тебе, любимая. Сейчас, когда я должен переживать по поводу конкурса, мне почему-то вспоминается наша первая встреча.
Помнишь, та авария, когда твоя машина врезалась в мою?
— Еще бы, — усмехнулась Пола. — Такое разве забудешь! Прекрасный принц вытащил меня из салона, что-то говорит, но я не слышу, а затем, когда звук «включился», мне захотелось вновь оглохнуть. Ты так накричал на меня…
— Тогда я еще не знал, что держу в объятиях женщину, которую полюблю всем сердцем.
Но что-то все же произошло… Никогда я не чувствовал себя таким нужным, как в ту минуту, когда ты доверчиво прижалась ко мне.
Возможно, именно тогда любовь родилась в моем сердце. Родилась, хотя я и понял это намного позже.
— Уж не тогда ли, когда я ворвалась в кабинет Фила Пульмана, собираясь отдать тебе деньги за разбитую машину? — спросила Пола.
В памяти живо воскресли события дня, перевернувшего всю ее жизнь.
Эйнджел улыбнулся и сжал руку жены в ладони. Ему сложно было ответить на заданный вопрос. Любовь к Поле не нагрянула внезапно. Она, подобно мозаике, собиралась из множества мелких событий, деталей, впечатлений…
Он и сам не знал, когда это страстное и всепоглощающее чувство захватило его. Возможно, все случилось во время прогулки по Ковент-Гарден, за которой последовала их близость. А может, и раньше, когда его губы впервые коснулись ее губ.
Пола словно прочла его мысли. Она положила голову на плечо мужа и промолвила:
— Согласись, нашу встречу и все, что произошло позже, трудно отнести к разряду «звездных романов», о которых пишут в глянцевых журналах. Никакого «меда и сахара», сплошные потрясения, размолвки, непонимание…
— Ты об этом жалеешь? — Эйнджел посмотрел в глаза любимой женщины так, словно хотел проникнуть в ее душу.
Пола отрицательно покачала головой.
— Нет, нисколько. Мы прошли тяжелый и сложный путь к нашему счастью, но именно поэтому оно и дорого для меня. Если бы мне предложили все пережить заново, я бы, не раздумывая, согласилась и не пожелала себе лучшей доли.
— Вот ты и ответила на свой вопрос о неоплаченном кредите, взятом у судьбы, — сказал Эйнджел, целуя пальцы возлюбленной. — Ты давно отдала все сполна, Пола… Мы оплатили его вместе, причем самой дорогой ценой — своей любовью. Так что теперь у нас есть полное право пользоваться счастьем открыто, не стыдясь той радости, что наполняет наши души.
— Любимый, — растроганно прошептала Пола, и на ее глазах засверкали слезы, — мне так и не дано было понять, почему из всех женщин на земле ты выбрал именно меня. Даже сейчас, когда я нахожусь рядом с тобой, касаюсь тебя, принимаю твои ласки, чувство растерянности владеет мной. Я будто проникла в чей-то чужой прекрасный сон и наслаждаюсь жизнью другого человека. А что случится, если мне придется проснуться?..
— Ничего страшного, — поспешил успокоить ее Эйнджел. — Потому что именно я разбужу тебя, и реальность окажется намного восхитительнее самых сладких снов.
— Но почему именно я? — вновь спросила Пола.
— Все очень просто. — Эйнджел склонился к самому ее уху и тихо произнес:
— Ты изначально предназначалась мне судьбой, любимая, и просто не могла миновать моих объятий. Да будет тебе известно, что каждая женщина, рожденная в этом мире, имеет своего мужчину, но, чтобы встретить друг друга, порой бывает мало одной человеческой жизни.
Некоторым это удается сделать не слишком поздно. Мы попали в число счастливчиков…
Он собирался сказать еще что-то, но машина остановилась, а затем одна из дверец распахнулась. Появившийся в проеме Ричи сообщил:
— Приехали. Выходи, звезда, почитатели твоего таланта уже заждались…
Ведущий объявил выступление Гая, и поклонники юной звезды взревели от восторга.
Молодой человек возник на сцене словно бы из ниоткуда, весь окутанный голубоватой дымкой. Выкрашенные в белый цвет волосы и приклеенный на ресницы искусственный иней создавали эффект «снежного принца». Белое трико облегало его гибкую фигуру, заставляя женщин неистовствовать от желания.
Презрительно улыбнувшись в кулису, где стоял Эйнджел, Гай начал выступление. Он не только пел, но и исполнял всевозможные акробатические трюки, заставляя публику восхищаться им. И хотя текст его песни был незамысловатым, Эйнджелу пришлось согласиться с тем, что он прекрасно запоминается и поется, а именно эти качества и делают песню хитом.
Гай еще продолжал выступление, зрители завывали от восторга, а Эйнджел тревожно прислушивался к внутреннему голосу. Ему хотелось услышать хоть какую-нибудь подсказку: что делать, когда его вызовут на сцену?
Впервые в жизни он желал этого и боялся одновременно.
Неожиданно он ощутил чье-то нежное прикосновение к своей руке. Обернувшись, Эйнджел увидел Полу.
— Почему ты не в зале? — спросил он, радуясь возможности отвлечься от одолевающих его мыслей.
— Мне показалось, что здесь я тебе нужнее, — просто ответила Пола. — И еще мне необходимо сказать тебе одну вещь.
— Какую? Я внимательно слушаю тебя. — В голосе Эйнджела послышалась настороженность.
— У нас будет ребенок. — Пола пытливо взглянула в лицо мужа.
Внезапно оно осветилось самой лучезарной из когда-либо виденных ею улыбок.
— Господи! — Эйнджел взъерошил волосы на голове. — Кажется, что я сплю. Любимая, это самое лучшее, что случалось со мной с момента моего рождения. Мне теперь не важно, кто станет победителем… Давай уедем отсюда прямо сейчас, домой?
— Нет. — Пола покачала головой. — Ты не должен так поступать. Вспомни, сколько нам пришлось преодолеть преград, прежде чем оказаться здесь. Ты должен петь ради себя, ради меня, ради нашего будущего ребенка… Ради нас, во имя нашей любви!
— Эйнджел, твой выход, — сообщил подошедший к друзьям Ричи.
— Иди! — Пола слегка подтолкнула мужа в сторону сцены. — Докажи им, что ты звезда!
Когда на сцене появились музыканты в черных фраках и концертных платьях, большая часть зрителей презрительно засвистели, остальные с недоумением переглядывались, не понимая, что происходит.
Не обращая внимания на шум, Тадеуш Красовский вышел вслед за музыкантами и занял свое место. Эйнджел хорошо видел лицо старого дирижера. Казалось, он нисколько не удручен более чем прохладным приемом. Наоборот, Тадеуш словно нарочно оттягивал начало выступления Эйнджела: медленно перекладывал листы партитуры, переговаривался с первой скрипкой и виолончелью. Возбуждение в зале нарастало.
И вот, когда медлить дольше было уже невозможно, он неожиданно вскинул руку с дирижерской палочкой. Внезапно воцарившаяся тишина на миг оглушила всех присутствующих. Затем зазвучала удивительная, ни с чем не сравнимая по своей красоте мелодия. Она подобно спирали раскручивалась в воздухе, постепенно набирая обороты, захватывая пространство, проникая всюду.
Эйнджел понял: настал его черед. Он медленно поднялся по ступеням и вошел в свет софитов. Оркестр играл вступление, а Эйнджел стоял на сцене и думал о том, что он находится в эту самую минуту под прицелом миллионов глаз. Великое множество людей наблюдает за каждым его жестом, готовится слушать каждое слово. Все они смотрят на него и ожидают…
Нет, он не имеет права обмануть их ожидание. Он расскажет им о любви…
Мечта робкой птицей скользнет на ладонь И будет согрета дыханьем твоим…
Эйнджел пел. И его голос задевал те невидимые струны, которые есть в сердце каждого, извлекая из них созвучную его песне музыку…
Мелисса смахнула слезы восторга и повернулась к камере. Зажглась красная лампочка.
Молодая женщина ослепительно улыбнулась и в очередной раз обратилась к телезрителям:
— Дамы и господа, в эфире «Рождественская песня» на Третьем национальном канале, и с вами я, Мелисса Трои. Только что закончилось выступление последнего конкурсанта. Для тех, кто присоединился к нам только сейчас, напоминаю: это был Эйнджел Тейт с песней «Мечта». Через несколько минут мы узнаем, кто из исполнителей удостоится звания победителя. По условиям нашего конкурса итоговый вердикт выносит зрительское жюри. Вы тоже можете присоединить свой голос к остальным. Возможно, именно он окажется судьбоносным. Для этого позвоните по одному из указанных на экране телефонов и сообщите нашим операторам свое решение. А пока ведется подсчет голосов в пользу того или иного конкурсанта, давайте поинтересуемся у тех, кто собрался сегодня в этом зале, кто же, по их мнению, станет победителем «Рождественской песни» в этом году?
Мелисса обратилась с этим вопросом к одной из девушек, оказавшейся в непосредственной близости к ней.
Та, немного покраснев, восторженно защебетала:
— Конечно же Гай! Он такой хорошенький, я его люблю! Только он достоин…
— Спасибо! — Не дав ей договорить, Мелисса спросила ее подругу:
— Вы тоже считаете, что победителем в сегодняшнем конкурсе станет Гай?
— Я пришла сюда именно из-за него, но Эйнджел Тейт спел такую красивую песню, что я изменила свое мнение.
— Значит ли это, что вы будете голосовать за Эйнджела? — В голосе Мелиссы проскользнула нотка симпатии к девушке.
— Да, и я уверена, что многие последуют моему примеру. Мы должны быть объективны.
Песня Эйнджела — это лучшее, что звучало на конкурсе.
— Благодарю вас. — Мелисса посмотрела в камеру. — Как мы видим, мнения зрителей разделили их на два основных лагеря: на тех, кто поддерживает Эйнджела Тейта, и на тех, кто занимает сторону Гая. Напоминаю: еще несколько минут, и мы узнаем результаты конкурса.
Гай нервно мерил шагами гримерку, прижимая к уху трубку телефона. На другом конце Фил Пулман пытался придать ему уверенности в победе.
— Ну же, мой мальчик, не стоит паниковать! Уверяю тебя, Эйнджел переживает сейчас не меньше, чем ты. Собери все свое мужество. Выше голову!
— О чем ты говоришь?! — Гай нервно рассмеялся, сминая двумя пальцами тонкую сигарету, вытащенную из портсигара скорее по инерции, чем от желания курить. — Мне и так ясно, кто в конечном счете победит!
— Не торопись с выводами. Жизнь часто преподносит нам сюрпризы, когда мы их не ждем.
— Если ты так в меня веришь, тогда почему сейчас не здесь? — захныкал Гай. — Признайся, Фил, ты почувствовал, что я провалюсь, и решил бросить меня на произвол судьбы.
— Я тебе уже говорил: меня похитили…
— Да ладно, — перебил его Гай, — кто в это поверит? Тем более что я сам видел, как ты укатил с этой дамочкой на лимузине. Небось неплохо повеселились, а, Фил?
— Дурак!
Эйнджел находился в зрительном зале среди других участников «Рождественской песни», весело переговариваясь с ними. И только Пола, сидящая рядом, чувствовала, как он напряжен. Искренне восхищаясь самообладанием мужа, она ободряюще накрыла его ладонь своей рукой. Эйнджел сжал ее пальцы, благодаря за столь необходимую ему поддержку, и улыбнулся.
— Спасибо тебе.
— За что? — Пола удивленно вскинула брови.
— За то, что ты всегда рядом, когда мне это необходимо. За то, что ты смогла полюбить меня таким, какой я есть на самом деле.
За то, что однажды врезалась в мою машину на ночной дороге… — Он на мгновение замолчал, затем, нагнувшись к ее уху, шепнул:
— За нашего будущего ребенка.
— Уважаемые телезрители, вы можете видеть, как на сцену поднимаются организаторы конкурса «Рождественская песня» во главе с вице-президентом Третьего национального канала. Судя по всему, они собираются назвать имя победителя. В зале становится так тихо, что слышно, как жужжат мухи… Хотя откуда им взяться, сейчас ведь Рождество. Это работают камеры нашего канала. — Мелисса нервно хихикнула, прежде чем продолжить комментарий. — Вице-президент подходит к микрофону, в его руках конверт из золотой бумаги.
Он надрывает его, и… О нет! О да! Уважаемые дамы и господа, победителем «Рождественской песни» этого года стал Эйнджел Тейт!
Билли, всей съемочной группе шампанского за мой счет! О Боже, я рыдаю! Билли, не снимай…
Марджори Хоуп, с напряжением следящая за конкурсом по телевизору в гостиной своего дома, взвизгнула, узнав о победе Эйнджела.
— Кларк, Кларк! — позвала она.
Мистер Хоуп, откупоривающий в это время бутылку шампанского в столовой, был так напуган криком жены, что вбежал в гостиную, не замечая, что пробка отлетела в сторону и пенящийся напиток льется на пол..
— Что случилось, дорогая?
Марджори бросилась ему на шею со словами:
— Эйнджел, он выиграл! Любимый, я так счастлива! Целуй же меня, целуй!
Кларк рассмеялся и заключил жену в объятия…
— Я ненавижу тебя, Фил Пулман, — сквозь слезы досады произнес Гай.
Сразу же после объявления победителя он бросился прочь из зала, остановил на шоссе какого-то опаздывающего на домашний праздник фермера и уговорил его подбросить до ближайшего мотеля. Гай твердо решил, что напьется вдрызг, а поутру позвонит одному из ребят, что давно сманивали его у Пулмана, обещая более высокие гонорары.
Ричи осторожно подкрался сзади к Мелиссе, все еще размазывающей по лицу слезы счастья, и закрыл ей глаза ладонями.
— Ричи! — Молодая женщина безошибочно узнала прикосновение любимого.
Он, смеясь, повернул ее лицом к себе и, не давая вымолвить ни слова, приник губами ко рту возлюбленной. В то время как правой рукой Ричи обнимала талию Мелиссы, левой он вытаскивал из кармана брюк коробочку темно-синего бархата…
Фил Пулман откинулся на спинку кресла в своем офисе. Его окна были единственными, которые горели ярким светом во всем здании в праздничную ночь, не считая холла, где дежурили охранники. Он медленно закурил сигару.
Гай не ответил ни на один из его звонков.
Проклятый мальчишка! Как бы чего не выкинул. Надо будет принять кое-какие меры. Мысли Фила переметнулись с подопечного на победителя «Рождественской песни».
— Да, Эйнджел Тейт, я недооценил тебя.
Кто бы мог подумать, что тебе удастся выиграть эту схватку? Наверное, я просто старею.
Пора, пора подумать о покое. Эти крысиные гонки становятся слишком утомительными для меня. Правда, есть один проект в Бразилии…
Стоит попробовать. Так, напоследок…
Эйнджел стоял на сцене, освещенный множеством софитов, сжимая в руке статуэтку «Серебряного ангела». Каждой клеточкой своего тела он ощущал множество устремленных на него в эту минуту глаз, но видел перед собой лишь одни — наполненные слезами радости глаза Полы.
— Эта победа для меня не просто очередной виток музыкальной карьеры. Нет, она значит для меня гораздо больше. Это награда двум любящим сердцам, которым пришлось многое преодолеть прежде, чем они нашли свой путь к счастью. Мечта о настоящей любви породила «Мечту» — песню и нашла отклик в ваших сердцах. — Эйнджел нежно улыбнулся. — Моя мечта — это Пола, женщина, без которой мое существование теряет смысл.
Эйнджел взмахнул рукой, и слепящий луч выхватил в толпе зрителей замершую в нерешительности его жену.
Зал взорвался аплодисментами, а Пола подумала, что, очевидно, судьба милостиво закрыла глаза на выданный ей кредит на счастье…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нет жизни без тебя - Грей Долли

Разделы:
Пролог123456789Эпилог

Ваши комментарии
к роману Нет жизни без тебя - Грей Долли



Роман с очень интересной сюжетной линией, для меня не совсем любовной. Читается не плохо, но на любителя. По мне немного скучноват и суховат. Я не люблю скороспелые романы , увидел и трусы долой, люблю когда чувства расцветают. Здесь все просто обнял, полюбил, переспал, женился, и скорость при этом звуковая. 3 гл и уже свадьба, а дальше ушла, но люблю, несчастье вернулась.... 8/10
Нет жизни без тебя - Грей ДоллиНелли
6.12.2013, 22.03





Из этого сюжета Макнот или Ховард конфетку сделали бы. А здесь написано человеком, которому надо по-быстренькому отдать рукопись. Все поверхностно - характеры, эмоции героев.
Нет жизни без тебя - Грей Доллииришка
28.01.2014, 9.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100