Читать онлайн Намек на соблазнение, автора - Грей Амелия, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Намек на соблазнение - Грей Амелия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Намек на соблазнение - Грей Амелия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Намек на соблазнение - Грей Амелия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грей Амелия

Намек на соблазнение

Читать онлайн

Аннотация

Чего может желать юная провинциалка, проводящая в Лондон свой первый сезон? Сделать хорошую партию? Однако у Кэтлин Рейнольдс совсем другие намерения - в столичном свете она пытается найти своего настоящего отца. Кто же из трех мужчин, мельком упомянутых в дневнике матери, - ее отец? Как разгадать эту тайну?
Наивной девушке готов прийти на помощь только один человек - легкомысленный и беспутный повеса Джон Уикнем, граф Чатуин. Однако этот искатель приключений, судя по всему, без памяти влюбился в мисс Рейнольдс и строит весьма далеко идущие планы!


Следующая страница

Глава 1

Полцарства за коня с крыльями, чтобы я могла перелетать с одного званого вечера на другой теперь, когда начался сезон. В этой колонке будут публиковаться восхитительные сплетни о наших самых популярных и хорошо вам известных членах высшего общества. Не начать ли нам с нашего жизнерадостного лорда Чатуина, который, как стало известно, в этом году вновь не собирается жениться? Ну а как насчет второй половины «скандальной парочки» ?Может быть, лорд Дагдейл все-таки решится?
Лорд Труфитт
Ежедневная колонка светской хроники
– Боже мой, Кэтрин, здесь, в парке, не только непроглядная темень, но еще и жуткий холод. Это просто варварство – выезжать на прогулку до восхода солнца.
Кэтрин Рейнольдс бросила взгляд на свою овдовевшую сводную сестру, которая ехала рядом с ней верхом на небольшой резвой кобыле. За те месяцы, которые Кэтрин провела в Лондоне, она перестала удивляться постоянным стенаниям Виктории Густри. Эта уже далеко не юная женщина никогда не позволяла себе ни одного неуместного слова в обществе, наедине же она без обиняков высказывала свое мнение.
– Ты скоро согреешься, Вики. На мой взгляд, именно перед рассветом самое чудесное время для верховой прогулки.
– Дурацкое занятие, – проворчала Виктория, а ее кобыла фыркнула. – Я абсолютно ничего не вижу, и, по-моему, это просто небезопасно.
– Ты ничего не видишь только потому, что не смотришь, и мы в абсолютной безопасности, потому что позади нас едет Миллз, – ответила Кэтрин.
Она сделала глубокий вдох, и ее легкие наполнились бодрящим морозным туманом, который белесым призраком колыхался вокруг. Запах влажной листвы напомнил ей о доме, и девушка грустно вздохнула. Слуга тихо ехал позади, и когда Виктория умолкала, Кэтрин могла расслабиться и в полной мере насладиться мирными звуками утреннего Гайд-парка.
– Мы долго еще будем кататься? – спросила Виктория.
Кэтрин улыбнулась, со спокойным терпением отнесшись к очередному ее капризу. Ее лошадь вдруг вскинула голову и негромко заржала, клубы пара с фырканьем вырвались из ее ноздрей.
– Мы катаемся меньше пятнадцати минут.
– Мне кажется, что несколько часов. Сегодня я позволила тебе уговорить меня, но не думаю, что мне захочется это повторить.
Кэтрин рассмеялась, но совсем тихо, чтобы, не дай Бог, не услышала ее вечно недовольная компаньонка. Было прохладно, но это не беспокоило Кэтрин. Она выросла вблизи северного побережья и привыкла к такому климату, когда, кажется, промозглая сырость никогда полностью не исчезает.
– Но ведь это ты убеждала меня, что не следует ездить на прогулку днем, когда гораздо теплее, – не удержалась Кэтрин.
Вики фыркнула громче, чем лошадь, на которой она ехала.
– Я только пыталась внушить тебе, что молодые леди, которые рассчитывают на хорошую партию, во время сезона не должны показываться верхом на лошади ни в одном парке.
Эти слова еще раз напомнили Кэтрин, что ее сводная сестра совершенно убеждена в том, что то, что можно делать наедине, не дозволяется делать на публике.
– Ты должна выезжать лишь в открытом экипаже рядом с виконтом, графом или, возможно, с каким-нибудь симпатичным маркизом. Не знаю, почему я позволила тебе уговорить меня поехать с тобой на прогулку верхом, да еще до рассвета. Я совершенно закоченела.
Гайд-парк был изумителен, а туманная предрассветная дымка делала его просто волшебным. За далеким горизонтом уже зарождался розовый, с темно-голубым отливом, свет, и Кэтрин с нетерпением ожидала чудесного момента пробуждения природы.
Уже больше трех месяцев она жила в Лондоне, и ее единственным занятием была примерка бесконечных бальных нарядов. Кэтрин считала нелепым шить такое количество платьев, но Виктория настаивала, что все это она должна иметь к началу сезона. Но бальные платья составляли только половину всего необходимого. Оказывается, к ним леди должна была подобрать соответствующие перчатки, шляпки, веера, а также носовые платки. Господи! Ну, кому нужна такая прорва одежды?
– Может быть, мы поедем чуть быстрее, и тогда ты согреешься, – сказала Кэтрин, пытаясь найти способ, который помог бы Виктории получить хоть какое-то удовольствие от прогулки. – Ну, так как? Ты готова пустить лошадь рысью?
– Не уверена, что смогу. Эта лошадь, похоже, не очень хорошо тренирована.
Лошадь Вики заржала и затопала, словно соглашаясь с ее замечанием.
Кэтрин опустила руку в перчатке и потрепала упругую шею своей горячей лошадки, которая явно не нуждалась в понукании. Пожалуй, Вики права, эти лошади, которых Миллз нанял в соседней конюшне, не очень годятся для верховых прогулок молодых леди.
Кобыла Вики была уже в возрасте и довольно своенравна, она постоянно мотала головой и прикусывала удила, а лошадь, на которой ехала Кэтрин, беспокойно гарцевала под ней, словно вообще не привыкла к седлу. Но Кэтрин готова была сесть на любую лошадь, чтобы прокатиться верхом.
– Возможно, твоя лошадь чувствует твою неуверенность и злоупотребляет этим, – высказала предположение Кэтрин. – Тебе нужно показать ей, кто здесь хозяин. Быстрый ход пойдет ей на пользу. Натяни поводья вот так, и поскачем.
– Ну ладно, – пробормотала Виктория, – соглашусь на все, лишь бы согреться.
– Хорошо. Вот молодец.
Мягким посылом Кэтрин заставила свою лошадь перейти в рысь. Повернувшись к Миллзу, она знаком приказала ему следовать за ними.
Кэтрин великолепно держалась в седле, ведь впервые она села на лошадь еще совсем маленькой девочкой. Но когда пришло время отправиться в Лондон, ей пришлось воспользоваться экипажем, а любимая лошадь была оставлена дома под присмотром опытного конюха.
Виктория была старше Кэтрин на шестнадцать лет, а поскольку у них не было близкого родственника мужского пола, то на плечи Виктории легла забота – проследить, чтобы до окончания сезона Кэтрин сделала удачную партию. Но Виктории не было известно, что Кэтрин приехала в Лондон не в поисках мужа – она приехала искать своего отца.
Своего настоящего отца.
У нее имелись три ключа к разгадке тайны своего рождения – имена трех мужчин. Она знала, что один из них является ее отцом, и твердо была намерена выяснить, который из них более двадцати лет назад почему-то не женился на ее матери.
После смерти год назад сэра Патрика Рейнольдса – человека, которого она и все остальные считали ее отцом, Кэтрин нашла в коробке с книгами, хранившейся на чердаке, дневник своей матери. Он был в плачевном состоянии. За многие годы сырость размыла чернильные записи, а мыши изгрызли страницы.
Но из сохранившихся страниц старого дневника Кэтрин узнала самую сокровенную тайну своей матери: человек, за которого она вышла замуж, не был отцом ребенка, которого она носила.
А этим ребенком была Кэтрин.
Погруженная в мысли об истинной цели своего приезда в Лондон, Кэтрин не заметила, что Виктория и Миллз остались далеко позади, пока не услышала крики о помощи. Кэтрин не сразу и с некоторым трудом остановила лошадь, развернула ее и направилась обратно, чтобы узнать, почему остановилась Виктория.
– Что случилось? – спросила Кэтрин, подъехав к сестре. – С тобой все в порядке?
– Со мной – да, но что-то случилось с Миллзом.
Кэтрин забеспокоилась. Она поняла, что потеряла Миллза из виду, и теперь немедленно направилась обратно по своим следам.
– Я здесь, – услышала она голос слуги. Довольно трудно было что-то увидеть во все еще густых сумерках, но все же Кэтрин разглядела, что Миллз лежит неподалеку на земле, и, подъехав к нему, спешилась.
Она быстро подошла к мужчине:
– Вы ушиблись?
– Нога лошади попала в яму, и я упал. Похоже, сломал ногу.
– Боже милостивый! – прошептала Кэтрин. Это она была во всем виновата. – Не двигайтесь. Мы обо всем позаботимся.
Опустившись на колени, Виктория спросила слугу:
– Вы сильно ушиблись? Можете ехать верхом?
– Боюсь, что нет. Не могу пошевелить ногой, да и лошадь хромает.
У Кэтрин мгновенно созрел план действий. Посмотрев на Викторию, она сказала:
– Ты останешься с Миллзом, а я поскачу назад и найду для него коляску.
– Я не могу позволить тебе одной скакать по парку! – запротестовала Виктория. – Это не только опасно, но и неприлично.
– Чепуха, – возразила девушка. – Сейчас не время беспокоиться о таких мелочах. Миллз ушибся, и, кроме того, уже не так темно. На лошади я езжу гораздо лучше тебя. И я точно знаю, где мы оставили коляску. На все это мне потребуется меньше времени, чем тебе.
Виктория хмуро взглянула на раненого слугу и снова повернулась к девушке.
– Ты должна пообещать мне, что ни в коем случае не будешь останавливаться, пока не доберешься до коляски.
– Обещаю, – без колебаний ответила Кэтрин.
– Тогда отправляйся. Скачи, но будь осторожна. Нельзя, чтобы тебя увидели в парке верхом без сопровождения, даже если у тебя имеется уважительная причина.
– Обещаю, что буду осторожна.
Кэтрин вновь поднялась в седло и, развернув лошадь, направилась к оставленной коляске. Она часто ездила верхом одна по сельским холмам, среди которых выросла, и, чтобы не заблудиться, ей рано пришлось научиться примечать детали окружающей местности.
Кэтрин отпустила поводья, и лошадь, почувствовав свободу, пошла легкой рысью сквозь начинающие светлеть сумерки. Холодный ветер щипал ее щеки, глаза слезились, но она продолжала скакать, охваченная азартом быстрого бега лошади, впервые с момента приезда в Лондон чувствуя себя по-настоящему свободной.
Ленты ее шляпки для верховой езды почти развязались, и ветер трепал их, забросив ей за плечи. На мгновение она словно снова оказалась в своей деревне, скача навстречу рассвету на своей любимой лошади.
Неожиданно прямо перед ней откуда-то с боковой тропинки появился всадник.
Кэтрин рывком натянула поводья, ее лошадь вскинула голову и, всхрапнув, поднялась на дыбы. Ноги Кэтрин выскочили из стремян, а кожаная уздечка выскользнула из рук, когда испуганное животное резко опустилось на ноги и тут же вновь встало на дыбы.
Кэтрин попыталась ухватиться за гриву лошади, но поняла, что летит вниз, и в следующее мгновение уже оказалась распростертой на земле.
Ошеломленная, Кэтрин лежала, рассматривая кружащийся над ней серо-голубой небосвод.
Она давно уже не падала с лошади, с самого юного возраста.
Неожиданно над ней склонился мужчина:
– Мисс? Вы не ранены?
Кэтрин моргнула, чтобы сфокусировать взгляд на лице мужчины. Первое, что она увидела, были его глаза – очень темные, наполненные искренним беспокойством. Ей хотелось сказать этому человеку, что ранена только ее гордость, но почему-то дыхание у нее перехватило, и ей недостало воздуха, чтобы произнести хоть слово.
Волосы мужчины, наклонившегося над ней, такие же темные, как и его глаза, падали на его широкий лоб. Высокие угловатые скулы, квадратный подбородок, четко очерченные губы крупного рта делали это лицо по-мужски красивым и говорили о силе характера.
Кэтрин поняла, что он обращается к ней, но, пристально вглядываясь в это красивое лицо, оставалась безмолвной. Она чувствовала себя заинтригованной странными ощущениями, зарождающимися внутри ее. Может быть, все дело было в энергии взгляда этого мужчины, который ускорял биение ее сердца?
Он склонился ниже и, одной рукой подхватив ее за спину, подсунул другую под ноги девушки и осторожно поднял ее с земли. От его прикосновения она вздрогнула, но скорее от неожиданности, чем от испуга. От этого незнакомца не могла исходить опасность.
Кэтрин почувствовала силу его рук и тепло прижавшегося к ее бедрам тела.
Запах чисто выбритой кожи пробудил в ее душе что-то нежное и женственное, и на какое-то мгновение она ощутила сильное желание оказаться в крепких объятиях этих теплых сильных рук.
И только когда мужчина осторожно понес ее, Кэтрин опомнилась.
– Что выделаете, сэр? Отпустите меня. Сначала он еще крепче прижал ее к себе, но она постучала кулачком по его груди и произнесла уже громче:
– Отпустите же меня!
Она брыкалась до тех пор, пока незнакомец не поставил ее на ноги.
Кэтрин чувствовала неловкость оттого, что стоит слишком близко к этому высокому широкоплечему человеку, дыхание которого было столь же учащенным и неровным, как и ее собственное. Смущенная неожиданным падением, она попыталась успокоить уязвленное чувство собственного достоинства. Сделав глубокий вдох, она нервным жестом поправила свой бархатный жакет. Их взгляды встретились. Сердечко Кэтрин подпрыгнуло и, замерев, медленно опустилось на место.
– С какой стати вы позволяете себе прикасаться ко мне и куда это вы намеревались меня нести?
Его густые с разлетом брови сомкнулись, затенив пытливые глаза, которые в разгорающемся свете наступающего дня отсвечивали темным янтарем.
– Я подумал, что вы ушиблись. Я собирался посадить вас на свою лошадь и отправиться за помощью.
Его низкий голос успокаивал и был таким же приятным, как и его лицо. Кэтрин неожиданно охватило чувство необычайного удовольствия, отозвавшееся щекотливым покалыванием где-то в области желудка.
В этом человеке было нечто неотразимое, что вызывало в ней настороженность, но не страх.
Сделав шаг назад, она тихо сказала:
– Я не нуждаюсь в помощи, сэр. Я не пострадала.
– Рад слышать это, мисс, однако, когда я предложил свою помощь, я не был в этом уверен. Приношу свои извинения.
Кэтрин смахнула с лица прядь волос и снова глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Она никак не ожидала оказаться в подобной ситуации.
– Если бы вы не выскочили из-за деревьев, словно за вами гнался призрак, вы бы не испугали мою лошадь, и я бы не вылетела из седла.
Он посмотрел на нее с достаточной долей превосходства. По безупречному покрою его жакета для верховой езды из тонкого черного сукна она поняла, что, без сомнения, перед ней стоит джентльмен, и, вполне возможно, один из самых знатных.
– Вы правы, но разве я мог предположить, что в столь ранний час такая очаровательная молодая леди появится здесь, в парке, на неуправляемой, несущейся галопом лошади?
Кэтрин вздрогнула от обиды и быстрым движением натянула на голову шляпку.
– Прошу прощения, сэр. Я очень хорошая наездница. И моя лошадь не была неуправляемой. Мне просто хотелось обогнать ветер.
Уголок его рта поднялся в обезоруживающей и даже проказливой усмешке.
– Обогнать ветер?
Ее заявление явно позабавило его, и это возмутило Кэтрин и уязвило ее самолюбие.
– И могу сказать, что победа почти была у меня в руках.
Незнакомец откинул голову и рассмеялся. Его смех был обаятельным и полным снисходительности. Широкая улыбка, открывшая его ровные белые зубы, сделала его лицо еще красивее, и что-то весьма приятное шевельнулось в душе Кэтрин. Этот незнакомец пробуждал в ней такие чувства, о которых она раньше и не подозревала.
Она так и не поняла, почему у нее вырвались эти довольно нелепые слова, которые не только не исправили положения, но и усугубили конфуз. Это было так не похоже на нее – суетиться, тем более из-за мужчины.
Ей вдруг страшно захотелось узнать, кто же он такой. Она уже собиралась было попросить его представиться, когда вспомнила напутственные слова Виктории и свое обещание не останавливаться. Как же она может стоять здесь, позволяя этому человеку очаровывать себя, когда должна найти коляску для бедняги Миллза? Кэтрин необходимо было спешно ретироваться. Она огляделась вокруг, но увидела лишь жеребца, принадлежавшего незнакомцу.
– Если вы достаточно повеселились, может, вы мне подскажете, где моя лошадь, чтобы я могла продолжить свой путь.
Он быстро стер усмешку с лица и ответил:
– Боюсь, что она убежала, после того как сбросила вас. Кэтрин открыла рот от удивления.
– Вы позволили моей лошади убежать?
– Простите, но меня больше волновало, не ушиблись ли вы, чем то, куда унеслась ваша лошадь.
– Боже милосердный, – пробормотала она себе под нос, когда, сделав глубокий вдох, поняла, что ребра у нее болят, а голова раскалывается.
Что же ей делать? Она должна найти коляску и доставить ее к Виктории и Миллзу. Лучше не говорить этому незнакомцу о своей сестре. Виктория очень щепетильна в вопросах этикета, и она бы не одобрила, что Кэтрин разговаривает с незнакомцем, даже несмотря на всю необычность ситуации.
– С вашего позволения хотел бы добавить, что молодой леди не следует одной ездить верхом, – произнес мужчина.
– Я бы не осталась одна да еще рядом с совершенно незнакомым человеком, если бы вы не испугали мою лошадь. А теперь, сэр, мне придется на время взять вашу.
Она потянулась к поводьям, которые мужчина держал в руке, и, когда ее пальцы почти сомкнулись на тонких кожаных полосках, он отвел руку.
С любопытством он взглянул на девушку:
– Вы это серьезно? Но я не могу позволить вам взять мою лошадь.
– Почему же? – спросила Кэтрин рассудительным тоном. – Я верну ее.
Обаятельная и в то же время лукавая усмешка вновь появилась на его лице, и в этот момент Кэтрин со всей очевидностью поняла, что при других обстоятельствах этот человек мог сделать то, чего не удавалось еще ни одному мужчине, – овладеть ее мыслями.
– Во-первых, мой жеребец привык только ко мне. И во-вторых, я не знаю ни одного джентльмена, который отдал бы даме свою лошадь.
Пытаясь побороть свое влечение к этому человеку и обретая прежнее самообладание, Кэтрин сказала:
– Значит, несмотря на то, что вы почти сбили меня, и из-за этого моя кобыла сбросила меня и убежала, вы совершенно не хотите войти в мое положение. Разве так ведут себя джентльмены?
Мужчина элегантно поклонился и сказал:
– Джентльмен готов усадить вас в седло и проводить туда, куда вам будет угодно.
– Глупости. В этом нет никакой необходимости, и мы оба лишь потеряем время. Вам не стоит опасаться, что я причиню ущерб себе или вашей лошади. Мне приходилось иметь дело с необъезженными лошадьми.
– Да, я видел, с каким умением вы обращаетесь с лошадьми.
Голубые глаза Кэтрин широко раскрылись. Ее задело это замечание.
– Может, стоит вам напомнить, что именно вы выскочили на своей лошади прямо передо мной?
– Не стоит. Но должен повторить: раньше мне и в голову не приходило, что здесь и в такой ранний час я могу встретить леди верхом на лошади.
Кэтрин открыла было рот, чтобы рассказать ему о Миллзе, но передумала. Еще оставалась надежда, что ей удастся скрыть от Виктории все произошедшее.
– Сэр, у меня очень серьезное дело и абсолютно нет времени спорить с вами о том, кто виноват в моем нынешнем затруднительном положении. Мне действительно необходимо на время взять вашу лошадь. – С этими словами она вновь потянулась к поводьям, и на этот раз ее ладонь легла поверх его руки.
Они оба были в перчатках, но когда ее пальцы коснулись твердого кулака, это не помешало Кэтрин испытать неожиданное потрясение. Дразнящая теплота, покалывая, прошлась по ее груди и опустилась куда-то вниз. Без сомнения, раньше она никогда не встречала мужчины, способного так взволновать ее.
Судя по его взгляду, незнакомец испытывал те же странные ощущения. Взгляд его темных глаз на мгновение затаился в ее глазах, потом скользнул по ее лицу, коснулся талии, затем вновь проник в ее глаза. Необычный трепет охватил Кэтрин.
– Осмелюсь заметить, что я никогда не встречал такой смелой и чуждой условностей леди, как вы.
Она быстро, словно коснувшись раскаленной кочерги, отдернула руку.
– А я никогда не встречала такого упрямца. Сэр, у меня нет времени спорить с вами. У меня совершенно неотложное дело, и я не могу обойтись без лошади.
– Скажите мне, куда именно вы желаете направиться, и я провожу вас туда на своем жеребце.
– На такую поездку потребуется много времени, а его у меня нет. Боже милостивый, вы испытываете мое терпение.
Лукавая улыбка вновь заиграла в уголках его губ.
– А вы – мое.
Зарождающийся день расцветил небо светло-голубой пастелью. Этот джентльмен, по-видимому, столь же строго придерживался правил приличия, как и ее сводная сестра. Его невозможно было заставить сделать то, что, на его взгляд, не соответствовало принятым нормам.
Кэтрин прожила в сельской местности всю свою жизнь, и в номерах «Таймс» и других изданиях она читала о строгих правилах поведения в лондонском обществе. Она понимала, что ей ничего не остается делать, как сесть на лошадь и позволить незнакомцу проводить ее к экипажу. Ей оставалось лишь надеяться, что Виктория не будет считать репутацию Кэтрин погубленной оттого, что она разговаривала с этим незнакомым джентльменом.
– Ну что ж, хорошо, если это единственная возможность отправиться в путь немедленно, мне придется вам уступить.
Он поклонился:
– Благодарю.
Она протянула ему руку в перчатке.
Чуть дольше, чем было необходимо, они смотрели друг другу в глаза, и Кэтрин почувствовала, что ее дыхание вдруг участилось. Необъяснимый жар полыхнул у нее в груди и, поднявшись, опалил щеки.
Он не принял ее руку, вместо этого его ладони уверенно легли на ее талию. Руки мужчины были полны успокаивающей силы. По телу Кэтрин пробежала приятная дрожь, и, покорившись обстоятельствам, она положила свои руки на его широкие твердые плечи.
Мужчина уверенно обнял ее и, подняв, усадил в седло. Черная бархатная юбка Кэтрин плотно обернулась вокруг ее ног, когда она пыталась усесться в мужское седло. Незнакомец неторопливо взял поводья, собираясь укоротить их, чтобы всаднице было удобнее.
Кэтрин посмотрела вниз и увидела руку в черной перчатке, держащую ослабленные полоски кожи. В ее душе возник соблазн. Может, стоит попытаться?
Не долго думая, она опустила руку и вырвала у него поводья.
В его темных глазах мелькнуло изумление, но девушка, отбросив последние сомнения, каблуком ударила лошадь по лоснящемуся боку и пронеслась мимо него.
Кэтрин не оборачивалась, стараясь крепче держаться в неудобном седле, и расстояние между ней и незнакомцем быстро увеличивалось.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Намек на соблазнение - Грей Амелия



Для поклонников красивых историй о любви. Увлекает!
Намек на соблазнение - Грей АмелияЛЕНА
9.08.2013, 20.26





Милый роман. Абсолютно не поняла последнюю главу. Это испортило все впечатление.
Намек на соблазнение - Грей АмелияЛана
2.04.2014, 17.01





Милый романчик,но последнюю главу я тоже не поняла.Кто такие Изабелла и Дэниел?
Намек на соблазнение - Грей АмелияНаталюша
26.08.2014, 20.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100