Читать онлайн Капелька скандала, автора - Грей Амелия, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Капелька скандала - Грей Амелия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.08 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Капелька скандала - Грей Амелия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Капелька скандала - Грей Амелия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грей Амелия

Капелька скандала

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

«Разговор должен быть приятным без грубости, остроумным без претенциозности, свободным без непристойностей, ученым без самодовольства, оригинальным без фальши» – вот почему этот разговор предполагает только передать сведения, чтобы вы могли быть судьей. Вчера вечером лорда Данрейвена видели беседующим тет-а-тет с леди Ламсбет. После вызванного ими в прошлом году скандала остается только догадываться, о чем они еще могли говорить.
Лорд Труфитт
Из светской хроники
Чандлер проводил взглядом мисс Блэр, которая ушла с бала с Хиткоутами, и глубоко вздохнул. Он сунул руку в карман фрака и нащупал там бальную карточку. Карточка благополучно пребывала на своем месте.
Прекрасно. Его план неожиданно удался даже слишком хорошо.
На самом деле Чандлеру было очень неприятно с такой силой толкать Миллисент, но когда он увидел, что она сняла с запястья свою карточку, то понял, что ему следует делать. Легкий толчок не привел бы его к цели. Чандлер все еще не мог поверить, что Миллисент так и не взглянула на карточку, которую он отдал ей – пустую карточку, позаимствованную им у одной вдовствующей герцогини, которая всегда относилась к нему с симпатией. К счастью, герцогиня не поинтересовалась, зачем ему карточка.
Теперь, когда мисс Блэр ушла, можно найти тихое местечко и прочесть ее карточку. Он сумел отвлечь внимание Миллисент от карточки разговором о своем желании нанести ей визит. Это тоже сработало. Чандлер не понимал самого себя. Мисс Блэр могла быть причастна к краже ворона, она на каждом шагу давала ему отпор, но она его интересовала. И ее записи заинтриговали его.
Чандлеру страшно хотелось найти вора, однако он не собирался предъявлять карточку мисс Блэр лучшим сыщикам Доултона. Ясно, что она что-то записывала, когда он ее увидел. Ее объяснениям, что она помечала тех, кого должна поблагодарить, он больше не верил. Конечно, она делала заметки о ценных предметах искусства, чтобы передать эти записи сообщнику.
Чандлер подошел к светильнику, вынул из кармана карточку и прочел:


Лорд Д-дейл дважды приглашал танцевать мисс Б-велл. Леди X. неожиданно для всех уехала в Кент. Мисс Д. отказывается посещать вечера, пока ее отец не смягчится.


Чандлер прочитал записи до конца, потом еще раз. На карточке не было ничего, кроме отрывочных замечаний о разных бальных происшествиях. А где же сведения о ценных предметах искусства?
Может быть, на полу лежали две карточки и он подобрал не ту, которую нужно? Или он по ошибке оставил себе не ту карточку? Да нет. Герцогиня дала ему пустую карточку, и он сам написал на ней несколько имен. Чандлер снова перевернул карточку.
Он только один раз, в тот первый вечер, да и то на расстоянии, видел, как мисс Блэр писала, но то, что он сейчас держал в руке, похоже, было написано тем же красивым почерком. Он поднес карточку к носу и понюхал. О да, это карточка мисс Блэр.
Чандлер рассматривал ее некоторое время, пытаясь найти логичное объяснение. Возможно, поскольку Миллисент была новичком в Лондоне, она записывала все это, чтобы запомнить, как кого зовут. Учитывая, как многочисленно высшее общество, это вполне вероятно.
Чандлер с облегчением вздохнул. Да, это действительно кажется правдоподобным. Девушка выросла не в Лондоне, так что ей скорее всего трудно запоминать имена молодых леди и титулованных джентльменов. Вот почему она делает эти записи. Неужели он мог заподозрить, что мисс Блэр сообщница светского вора только потому, что она приехала в Лондон примерно в одно время с ним?
У Чандлера просто гора с плеч свалилась. Миллисент не имеет никакого отношения к грабителю.
Просто ему так безумно хочется вернуть ворона, что в голове у него рождаются самые невероятные мысли. Теперь, когда Доултон посылает сыщиков на все приемы, они могут схватить вора с поличным. И наверное, ему следует попросить у Доултона разрешения просмотреть информацию, которую тот уже получил. Чандлер не был до конца уверен, что этот человек не пропустит что-то важное.
Чандлер снова положил карточку в карман. Вечер уже заканчивался. Сейчас он пойдет домой и...
– Ты нас избегаешь, Данрейвен.
Проклятие! Эндрю и Файнз. С обеих сторон. Внезапно лучшие друзья показались Чандлеру самыми злейшими врагами. В настоящий момент ему совершенно не хотелось разговаривать с ними. Ему хотелось побыстрее уединиться в своем доме и еще раз перечитать записки мисс Блэр.
– Мы решили отправиться в клуб сыграть в карты и выпить. Поедем с нами.
– Не сегодня, друзья. Как-нибудь в другой раз. Я сейчас собирался...
– Мы полагаем, что тебе лучше уйти именно теперь,– сказал Файнз и взял его за руку. Эндрю завладел другой рукой, и они повели его к выходу.
Чандлер вырвался и остановился.
– Проклятие! Что это вы задумали? Мне совершенно не нужны сопровождающие, черт побери!
– Мы пытаемся уберечь тебя от неприятностей, – объяснил Файнз, глядя ему прямо в глаза. – Пойдем. Я только что столкнулся с леди Ламсбет. Уверен, что меньше всего тебе хотелось бы сегодня ее видеть.
– Особенно после довольно игривого разговора с мисс Блэр, – добавил Эндрю, прежде чем Чандлер успел ответить.
– Какой угодно, только не игривый, – пробормотал Чандлер.
– Именно игривый.
И друзья потащили Чандлера дальше.
– Что за разговор? Ты это о чем? – заинтересовался Файнз. – Кто такая мисс Блэр?
– Молодая леди, недавно приехавшая в Лондон на сезон, – пояснил Файнзу Эндрю, а потом обратился к Чандлеру: – Что-то в твоем обществе она не казалась особенно счастливой, Данрейвен. И неудивительно. Я слышал, ты глупо толкнул ее. Ты что, теряешь сноровку, когда общаешься с порядочными женщинами?
– Мне кажется, мы говорили о леди Ламсбет? – проворчал Файнз.
– Говорили.
– А ты говоришь о какой-то мисс Блэр.
– И о ней тоже, – язвительно сказал Эндрю. – Или тебе трудно следить за разговором? Можем говорить помедленней.
– К черту! Нельзя ли говорить по очереди о каждой леди?
– Ну и ну, что же это такое? Бывали времена, когда тебе приходилось иметь дело с двумя леди сразу и очень недурно обихаживать каждую.
– Мы же толкуем не обо мне и не о моих леди. Мы говорим о Данрейвене и его леди, и я предпочел бы их вообще не обсуждать.
Они все еще пробирались сквозь толпу, Файнз и Эндрю говорили друг с другом, не давая Чандлеру возможности вставить хотя бы слово. Да ему и не хотелось. Не хотелось, чтобы они знали, что он сегодня разговаривал с леди Ламсбет. И уж конечно, ему не хотелось обсуждать с этой парочкой мисс Блэр.
– Я видел, как ты разговаривал с мисс Блэр, но сегодня ты с ней не танцевал, – снова обратился к нему Эндрю. – Если ты не собираешься за ней ухлестывать, Данрейвен, не возражаешь, если я приглашу ее на танец?
Это насторожило Чандлера. Эндрю? Танец с мисс Блэр?
«Нет».
«Да».
«Нет, черт побери!»
– Не испытывай меня, Эндрю. У меня нет настроения вызывать тебя на дуэль из-за этого.
Эндрю фыркнул.
– Мне просто хотелось узнать, как у тебя с ней дела, вот и все.
Друзья наконец отпустили Чандлера. Эндрю посмотрел туда, где стояли лакеи и кучера, и жестом приказал подать экипажи всем троим.
– Так кто эта мисс Блэр, о которой вы оба говорите? – Файнз все же решил добраться до истины. – По-моему, сначала речь шла о леди Ламсбет, ну, о той замужней даме, из-за которой Чандлера чуть было не убили в прошлом году.
– Да, мы говорили о ней, но также и о мисс Блэр. Это молодая леди, которая вскружила голову Чандлеру. Довольно хороша собой, но о ней почти ничего не известно. Ты же знаешь, что это обычно означает. Лучше бы он занялся кем-то вроде мисс Бардуэлл или мисс Пеннингтон.
– Мисс Бардуэлл? Этой холодной рыбиной?
– Я слышал, что хорошее приданое очень недурно согревает постель, – сказал Эндрю с циничной усмешкой.
– Да что же это? Теперь заговорили о мисс Бардуэлл? Неужели нельзя не говорить одновременно о нескольких леди?
– Давайте вообще не будем говорить о леди. – Чандлер решил, что пора прекратить эти препирательства. Друзья уже надоели ему.
– Хорошо тебе говорить так, Данрейвен. Кажется, после этого вечера в тебя влюбились две леди. Я только пытаюсь выяснить, как тебе это удается.
– Похоже, ты действительно решил остепениться, Эндрю, – сказал Файнз. – Почему бы тебе не признаться в этом?
– Почему бы мне не дать тебе ногой под зад?
– Желаете драться? – оживился Файнз. – К вашим услугам. Предлагаю начать прямо сейчас.
Чандлер увидел, что его карета подана. Это дало ему возможность избавиться от друзей.
– Право, очень мило с вашей стороны, что вы увели меня так рано, но я еду домой, а не в клуб.
– Не порти нам вечер, – попытался остановить его Эндрю. – Еще не поздно, и мы с самого начала сезона не собирались втроем, чтобы поговорить о дебютантках.
– Пусть идет. С тех пор как украли ворона, он стал таким мрачным, – вздохнул Файнз.
– Мне иногда кажется, что украденный ворон тебя заботит больше, чем меня.
– Он же принадлежал вашей семье лет сто. И я думал, ты чувствуешь себя просто ужасно, раз его украли прямо у тебя из-под носа.
Чандлер ощетинился. Он ведь действительно чувствовал себя ужасно.
– Не вижу смысла так уж сильно переживать из-за этого, когда ты это делаешь за нас двоих.
– Нет, нет. Все не так, Файнз, – снова вмешался в разговор Эндрю. – Я думаю, его разозлила мисс Блэр. Очевидно, он пригласил ее танцевать после того, как чуть было не сбил с ног, и она отказала ему. От этйго у него испортилось настроение.
– Господи, Данрейвен, как ты мог сбить ее с ног? – возмутился Файнз.
– Я ее не сбивал, – ответил Чандлер, стискивая зубы и пытаясь сдержать негодование. – Я только наткнулся на нее.
– Возможно, его неуклюжесть объясняется тем, что у него вот уже целый месяц нет любовницы.
– Так долго не иметь любовницы – повод, чтобы озлобиться. Проклятие, Данрейвен, почему ты ничего не сказал?
– О таких вещах мужчины не говорят, – ответил Эндрю за Чандлера.
– Я готов помочь тебе найти кого-нибудь, Данрейвен.
Чандлер поднял руку:
– Нет, спасибо. Я вполне в состоянии найти себе любовницу, когда мне это понадобится. А сейчас я собираюсь проститься с вами по единственной причине: с меня достаточно вашего общества на сегодня, и я еду домой.
– Если ты хочешь ехать, пожалуйста. Завтра мы встречаемся на скачках? – спросил Файнз.
– Я – нет, – заявил Эндрю, отступая. – На меня не рассчитывайте. У меня другие планы.
Чандлер и Файнз вопросительно посмотрели на него.
– Простите. – Он пожал плечами и смущенно улыбнулся. – Завтра я еду с мисс Пеннингтон кататься верхом.
– Так, значит, ты сдался, – усмехнулся Файнз. – Ты просто сражен этой прекрасной леди, а?
Эндрю нахмурился.
– Сражен? О Господи! Ну конечно, нет! Просто в этом году я более тщательно изучаю всех леди. И если бы вы оба время от времени посматривали в зеркало, вы бы сделали то же самое. Разрешите вам заметить, что вы не становитесь моложе.
– Ну-ну, – хмыкнул Файнз, – такие разговоры ничем не оправданы.
Чандлер попрощался с друзьями и уехал.
Луна стояла высоко в небе, когда карета Хиткоутов высадила Миллисент перед дверями особняка ее тетки. Виконт и виконтесса подождали, когда Филлипс откроет дверь и впустит ее в дом, а потом уехали. Гамлет залаял еще до того, как Миллисент ступила на лестницу. Он никогда не лаял, если кто-то из прислуги направлялся на верхние этажи, и Миллисент надеялась, что скоро он начнет узнавать и ее шаги тоже.
Она остановилась у приоткрытой двери в теткину комнату и легонько постучала. Прежде чем войти, она всегда дожидалась приглашения тетки или Эмери.
Услышав разрешение войти, Миллисент прошла в комнату. Тяжелый запах лампового масла, смешанный с сильным запахом мази, встретил ее порывом тепловатого воздуха. К большому удивлению Миллисент, тетка сидела в постели, опираясь о груду подушек, а Гамлет с настороженным видом свернулся клубочком рядом с ней. Впервые, с тех пор как Миллисент приехала в теткин дом, лампы горели так ярко, что лицо тетки было прекрасно освещено.
– Тетя Беатриса! – улыбаясь, воскликнула девушка. Она подошла ближе к кровати, хотя Гамлет и зарычал с угрожающим видом. – Сегодня вечером вы выглядите просто замечательно. То есть я хочу сказать, сегодня утром. – Миллисент утратила все представления о времени от этого утомительного образа жизни.
– Как ты можешь так говорить, милочка? – жалобно простонала тетка и махнула ушибленной рукой. – Я чувствую себя совершенной развалиной. Голова у меня кружится.
Беатриса была женщиной миловидной – когда не болела. Роста она была небольшого и казалась гораздо моложе своих пятидесяти пяти лет. Миллисент видела, как хорошо служит тетке ее манера дружески держаться с людьми, что особенно требовалось в той деятельности, которой она занималась все эти годы. Ее темно-каштановые волосы, слегка припудренные сединой, падали мягкими волнами на плечи. Отеки возле глаз и рта исчезли. Лицо Беатрисы принимало свои обычные очертания.
– Я говорю так потому, что это правда. Вы выглядите почти совсем как та красивая тетушка, которую я помню.
– Продолжай свою глупую болтовню, – усмехнулась тетка, но слегка потрогала кожу вокруг глаз и рта.
– Это не глупая болтовня. Лицо у вас уже почти не отекшее, синяки стали совсем бледными.
– Прошу тебя, не говори ничего больше. Это звучит совершенно ужасающе. Прошло уже больше недели с тех пор, как я упала, а мне все еще больно двигаться.
– Это потому, что тело у вас все еще выздоравливает. Чтобы полностью прийти в норму, нужно время. Не волнуйтесь. Вы и не заметите, как уже начнете водить Гамлета на прогулку в ваш прекрасный сад и вернетесь к своей работе.
– Но не так скоро, как мне хотелось бы, – проворчала леди Беатриса.
– Все, кого я видела и кто знает, что я остановилась у вас, передают вам поклоны и добрые пожелания.
Тетя Беатриса вздохнула и потянула за ворот своей ночной сорочки.
– Я уверена, что в этом сезоне мне уже не придется выезжать.
Как ни быстро выздоравливала тетка, Миллисент все равно казалось, что время идет слишком медленно.
– Давайте не будем отказываться от надежды, пока она есть, хорошо?
– Сегодня кожа на лице у меня не так стянута. – Леди Беатриса подняла руку и провела ладонью по щеке Миллисент. – Возможно, я выгляжу немного лучше, но я ни в коем случае не готова встать и выйти из дома.
Миллисент подошла поближе. Гамлет вскинул голову и уставился на нее большими коричневыми глазами, однако не залаял и не заворчал. Похоже, дело идет на лад. Она улыбнулась песику, а затем снова обратилась к тетке:
– Вы сидите, а ведь раньше этого не было. Я вижу в этом хороший знак – вы поправляетесь.
– Наверное, ты права. Но давай-ка займемся статьей. Так что ты принесла сегодня?
Миллисент сняла с запястья ридикюль и открыла его. Потом вынула оттуда бальную карточку и перевернула ее, чтобы прочесть написанное на обратной стороне. На обратной стороне ничего не было.
Ничего! Силы небесные! Как это может быть? В отчаянии Миллисент пошарила в ридикюле в поисках второй карточки, но ничего не нашла. Отказываясь верить собственным глазам, она вывернула сумочку наизнанку и вытряхнула содержимое на теткину постель. Гамлет приподнялся, спокойно обнюхал карандаш и тявкнул, потом направился к носовому платку.
«О нет!»
Миллисент посмотрела на лицевую сторону карточки и поняла, что лорд Данрейвен по ошибке подобрал с пола не ту карточку! Что за невезение! Значит, теперь слуги вымели ее карточку вместе с остальным мусором, а она смотрит на карточку, от которой нет никакого толка!
– Что могло случиться? – тихо прошептала она себе под нос, непроизвольно сжимая руки в кулаки.
– Что такое, милое дитя? – поинтересовалась тетка. – Ты чем-то огорчена?
– Ничего страшного. – Миллисент не могла сообщить тетке о том, что произошло. – Я кое-что ищу. Не важно. Это не имеет значения. – Она очень недурно оправдывалась. Но как мог лорд Данрейвен подобрать не ту карточку? – Итак, что я узнала сегодня вечером? Разрешите мне немного подумать.
Миллисент прижала палец к губам и сделала вид, что серьезно размышляет. Голова ее была так же пуста, как и бесполезная карточка у нее в руке. Что она там написала, когда была в том кабинете?
Она не могла ничего вспомнить, кроме выражения лица лорда Данрейвена, когда он подал ей бальную карточку. Знал ли он, что это не та карточка? Нет, это невозможно. Она же видела, как он протянул руку и поднял с пола карточку. Карточка была очень похожа на ее собственную, но, с другой стороны, все карточки выглядят практически одинаково.
Лорд Данрейвен уже заставал ее однажды, когда она делала заметки на бальной карточке. Он даже позже пошутил на этот счет, но Миллисент была уверена, что сегодня он никак не мог видеть, когда она писала. Она была очень осторожна и удостоверилась, что никто не шел за ней в заднюю комнату.
– Миллисент, ты слишком долго думаешь. У нас на это нет времени.
– Ах... кажется, самая важная новость, которую я слышала сегодня, это то, что леди Ламсбет вернулась в Лондон.
– Ты уверена? – Тетя Беатриса подалась вперед. А Гамлет, потеряв интерес к содержимому ридикюля, снова устроился у ее ног.
– Абсолютно. – Миллисент знала, что она может верить всему, что ей рассказывает Линетт.
– Это замечательно. Если это правда, об этом стоит написать. С кем она танцевала?
– Этого я не знаю, но кое-кто видел, как она разговаривала с лордом Данрейвеном в укромном уголке. – Миллисент выпалила те сведения, что прошептала ей Линетт перед самым ее уходом с бала с виконтессой Хиткоут.
– Это точно? Ты была свидетелем их интимного разговора?
Нет, свидетелем Миллисент не была, но и сомнений у нее не могло быть. Ее охватило чувство, похожее на ревность, когда Линетт шепотом сообщила ей об этом.
– Ну конечно, нет. Я даже не знаю, как выглядит леди Ламсбет. Я получила эти сведения из очень надежного источника, когда уезжала с бала.
Вдруг глаза у тети Беатрисы заблестели.
– Было бы просто замечательно, если бы это оказалось правдой, ведь наши читатели любят читать именно такие вещи.
Миллисент почувствовала комок в горле. Ее встревожило, как заинтересовалась ее тетка именно этой информацией. Глаза Беатрисы взволнованно блестели.
– Миллисент, мне нужно знать, кто сказал тебе об этом интимном свидании. Мы не можем напечатать ни слова о нем, пока не убедимся, что леди Ламсбет в Лондоне и что она побывала по крайней мере на одном из приемов, где был граф.
Миллисент наморщила лоб. Ей стало не по себе. Лучше бы она оставила сообщение о леди Ламсбет и лорде Данрейвене при себе. Но теперь уже дело сделано.
– Значит, где именно они разговаривали, не имеет значения? – спросила Миллисент.
– Да нет, имеет. В каком-то смысле. Неплохо, если бы они встретились на каком-нибудь балу и у них бы состоялся разговор – учитывая их прежние отношения. Вот бы подслушать парочку фраз из того, что они говорили. И так, скажи, кто сообщил тебе об этом?
– Мне бы не хотелось говорить, тетя Беатриса. Мой источник считает, что я сохраню все втайне.
– А ты и сохранишь. Ведь об этом будем знать только ты и я. Господи! Неужели ты думаешь, что я когда-нибудь говорю, откуда поступает информация к лорду Труфитту? Нужно быть полной идиоткой, чтобы делать так. Ведь если кто-то узнает, что я и есть лорд Труфитт, я покину Лондон с позором.
– Это я понимаю. Но, тетя Беатриса, я уверена, что она не стала бы рассказывать мне о том, чего не было на самом деле. На нее вполне можно положиться.
– Я тоже в этом уверена. Господи, Миллисент, я занимаюсь этим уже более пятнадцати лет и никогда никому не рассказывала о том, что я узнаю, кроме сотрудника «Дейли ридер» и Хиткоутов. А теперь вот еще тебе.
Тетка говорила правду, и Миллисент немного успокоилась, убедившись при этом, что ей совсем не нравится писать о частной жизни других людей. Ведь вполне возможно, что лорду Данрейвену вовсе не хочется, чтобы кто-то знал, что он разговаривал с леди Ламсбет.
– Хорошо, – уступила она. – Мой информатор леди Линетт Найтингтон.
– Хм... Та, у которой родимое пятно? – Тетя Беатриса задумчиво свела брови, а Гамлет лизнул ей руку.
Миллисент кивнула.
– Поскольку ее отец – герцог, она всегда бывает в самых лучших домах. Эта леди всегда держится незаметно. Большую часть времени наблюдает за людьми. Я редко вижу, чтобы она с кем-то разговаривала.
– Может быть, это потому, что все жалеют тратить время на серьезные разговоры с ней? – предположила Миллисент.
– Она действительно знает всех. У бедняжки нет никаких шансов найти жениха. Думаю, она это понимает, но все же везде бывает. Вполне вероятно, что она видела их вдвоем.
– Леди Линетт всегда очень приветливо держится со мной. Как я вам уже говорила, вчера она нанесла мне визит.
– Да, да. Помню. Думаю, тебе стоит поддерживать с ней отношения. Леди Линетт надежный источник. Припомни как можно более точно, что она тебе сказала.
– Разрешите мне подумать. – И Миллисент принялась складывать свои вещи обратно в ридикюль. Гамлет еще раз исследовал их и снова улегся.
– У нас нет времени на размышления, Миллисент, – нетерпеливо сказала тетка.
– Я собиралась уезжать и... – Неожиданно она вспомнила о нежном поцелуе, который подарил ей в саду лорд Данрейвен.
– Миллисент! – снова поторопила ее тетка.
– Пока лорд Хиткоут помогал жене надеть плащ, леди Линетт подошла и шепнула, что видела их обоих, они разговаривали тет-а-тет около парадной двери.
– Может, они договорились там встретиться?
– Этого я не знаю. Леди Линетт добавила, что леди Ламсбет была еще более ослепительна, чем в прошлом году. – В голосе Миллисент послышалась грусть. – Леди Линетт незаметно указала мне веером на какую-то леди неподалеку. Насколько я могла рассмотреть, она действительно очень красива. – Сказав это, Миллисент снова ощутила укол – чего? Ревности? Она ревнует? Не может быть.
– Так же красива, но и так же смертоносна, как кинжал, усыпанный драгоценными камнями, – усмехнулась тетя Беатриса. – А не слышала ли леди Линетт хотя бы немногое из того, что они говорили друг другу?
– Об этом она ничего не сказала.
– Ну конечно. Эта милая девочка не стала бы заходить так далеко со сплетнями.
Миллисент подивилась, говорят ли они с теткой об одной и той же леди Линетт. Миллисент считала дочь герцога большой сплетницей, особенно когда дело касалось лорда Данрейвена.
– Поторопись, дружочек, возьми перо и бумагу, мы не должны мешкать. Если леди Линетт видела, как они разговаривали, значит, могли видеть и другие. Мы посвятим весь раздел этой теме.
Миллисент на мгновение отвернулась и зажмурилась. Ей не нравился узел вины, который сжимался и бился у нее в груди.
Как назвать ее поступок по отношению к лорду Данрейвену? Что он скажет, если узнает, как она с ним поступила?
Простит ли он ее?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Капелька скандала - Грей Амелия



Нудно!не увлекает!диалоги вытянуты за уши!из пустого в порожнее!
Капелька скандала - Грей АмелияТата
7.07.2011, 13.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100