Читать онлайн Капелька скандала, автора - Грей Амелия, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Капелька скандала - Грей Амелия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.08 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Капелька скандала - Грей Амелия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Капелька скандала - Грей Амелия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грей Амелия

Капелька скандала

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

«Порой человек бывает господином своей судьбы» – и это полностью относится к лорду Данрейвену. Убежденный, что его фамильного ворона украло вовсе не привидение, он прибег к помощи частного источника, назвать который он отказывается.
Лорд Труфитт
Из светской хроники
Чандлер Прествик, лорд Данрейвен, сидел в одиночестве в укромном уголке одного из четырех лондонских клубов, членом которых он был, и пил кларет. Он выбрал именно этот клуб как самый небольшой, надеясь, что здесь его не будут беспокоить.
Он немного поиграл в карты и провел некоторое время за бильярдным столом, но довольно быстро понял, что не в настроении играть во что-либо. Мысли о Миллисент Блэр слишком отвлекали его.
Как обычно, к вечеру он был одет в свой вечерний фрак и парчовый жилет. Он даже потратил довольно много времени, чтобы придать своей внешности необычный вид, по-новому завязав галстук. Чандлер был твердо намерен появиться на трех приемах, выбранных на сегодня, и даже велел кучеру остановиться у первого дома. Но он не вышел из кареты. Вместо этого он велел кучеру отвезти себя в этот клуб.
Чандлер пребывал в затруднительном положении. Впервые в жизни он был сражен молодой девушкой. Сражен по-настоящему, и смириться с этим было трудно – и для этого было несколько причин.
Он, конечно, ожидал, что в один прекрасный день такое произойдет. Чандлер был готов к этому, но никак не думал, что его пленит автор скандальной хроники. Леди, которая шпионит за его друзьями.
Не будь это таким вопиющим, это было бы просто смешно. Он, который всегда терпеть не мог безымянных людей, пишущих скандальные статейки, теперь оказался очарован особой, которая помогала собирать сведения, а возможно, и сама писала эти заметки.
Его опьянение ею – безумие.
Может быть, это наказание ему за все сердца, которые он разбил за эти годы? Он знал, что многие молодые леди надеялись, что он предложит им руку и сердце, а он оставлял их и больше не проявлял к ним никакого интереса. И все же его изумляло, что его сразила какая-то бедная девица, зарабатывающая на жизнь продажей сплетен тому, кто больше заплатит. Это абсурдно, решительно абсурдно!
Чандлер нисколько не обманывался насчет Миллисент, но надеялся, что сумел обмануть ее. Он согласился не выдавать ее обществу не потому, что считал, будто она поможет ему найти светского вора. Для него это было просто уловкой, чтобы продолжать видеться с ней. Хотя само по себе это тоже выглядело смехотворно.
С какой целью он преследовал ее? Как жена она ему не подходит. Он должен жениться по меньшей мере на дочери барона или виконта, хотя предпочтительнее, чтобы это была дочь графа или герцога. Чандлер знал одно: он еще не насытился Миллисент Блэр.
Пока что нет.
– Что это такое? Ты пьешь без меня?
Чандлер глубоко вздохнул и поднял глаза от бокала кларета, который в задумчивости созерцал. Перед ним стоял Джон Уикнем-Тикнем-Файнз. Проклятие! Он пришел в этот клуб, который посещал очень редко, потому что хотел побыть один. Как же Файнз нашел его, черт побери?
– Да неужели? Какой ты понятливый.
Файнз пожал плечами.
– Довольно грубое приветствие для лучшего друга. И как много ты выпил, Данрейвен?
– Достаточно для того, чтобы не вылезать отсюда сегодня вечером, – проворчал он.
– В таком случае хорошо, что я тебя нашел. Если у человека есть друг, он не должен пить в одиночестве.
– Это означает, что ты ко мне присоединяешься?
– Очень вероятно. – Файнз уселся в удобное кресло напротив Чандлера. – В такой ужасный вечер мне больше нечем заняться. Льет такой дождь, что он мог бы погасить все огни в преисподней. – И Файнз стряхнул капли дождя с рукава своего вечернего фрака. – Почему ты не послал сказать, что не пойдешь сегодня ни на один из приемов, где ты должен быть? Я потратил уйму времени, пока нашел тебя.
«Потому, что мне хотелось побыть одному».
– Просто потому, что сегодня я не склонен танцевать и разыгрывать из себя джентльмена. И не хотел никому портить настроение.
– Ты хандришь. С каких это пор друзья портят друг другу вечер?
«С недавних», – подумал Чандлер, но вслух ничего не сказал.
– Мы были частью троицы, а теперь так редко видимся. Я бы пришел сюда раньше, но меньше всего ожидал найти тебя в этом месте. Ты здесь нечасто бываешь. Что-нибудь случилось? – спросил Файнз.
– Нет.
– Тогда почему ты такой хмурый?
– Может быть, потому же, почему и ты?
– Я хмурый потому, что провел почти два часа, разыскивая тебя.
Чандлер заставил себя усмехнуться.
– А тебе не приходило в голову, что человеку иногда не хочется, чтобы его нашли?
– Я бы поверил в это, если бы ты был с дамой, но ведь ты сидишь здесь, в клубе.
– Просто я посещал приемы и балы каждый вечер в течение последней недели. Мне нужна перемена обстановки после всех этих улыбок, поклонов и танцев.
– Полагаю, это означает, что ты не настолько интересуешься этой мисс Блэр, как уверял меня Эндрю, потому что иначе ты не упустил бы случая увидеть ее сегодня.
Чандлер замер. Он хотел было сказать другу, что у него нет желания говорить с ним о Миллисент, но потом решил, что это только испортит все еще больше, поэтому только усмехнулся:
–На тот случай, если тебе интересно, скажу, что леди Ламсбет меня тоже не интересует.
– Да, это я знаю. А тебя беспокоят еще поиски твоего ворона?
Чандлер сжал губы.
– Не нужно сейчас об этом, Файнз. Я не в том настроении, чтобы ворошить эту больную тему.
– Это не я ворошу ее, Данрейвен.
Чандлер вопросительно поднял брови, а потом поднес к губам бокал.
– Дело в том, что об этом говорят на улицах, в лавках, в клубах. Сегодня на приемах все говорили об этом.
– О вороне? – с сомнением спросил Чандлер.
– Нет, нет. Не именно о нем. О светском воре. Ты ведь слышал об украденной картине размером с дамский зонтик?
– Я слышал, что вещь была маленькая.
– Картина или зонтик?
Чандлер скривился.
– Ну какое это имеет значение, Файнз? Смешно, что многие считают, будто картина вышла из дома сама или в руках призрака.
– Конечно, смешно, но признайся, что слухи эти восхитительны. Можешь ты себе представить, чтобы все действительно пришли к выводу, что вор – это дух лорда Пинкуотера и что он собирает вещи, чтобы украсить свой дом на северном берегу?
– Господи. Ты что, серьезно?
– Сегодня это было предметом обсуждения. Судя по тому, что я слышал, возникла такая мысль, что это честь для владельца, если вор что-то украл у него, если же он ничего не крадет, это означает оскорбление для имущества его хозяина.
А он-то называл абсурдом то, что его очаровала красивая торговка сплетнями!
Чандлер ошарашенно покачал головой:
– Я уверен, что грабитель – обычный разбойник, которому удалось раздобыть костюм джентльмена. Откуда взялись эти немыслимые идеи?
– Это называется сплетнями, Данрейвен. Ты никогда их не слышал?
– Слышал, и слишком часто, – пробормотал в ответ Чандлер и допил кларет. Он кивнул лакею, который тут же поставил бокал перед Файнзом. Когда лакей отошел, Чандлер сказал: – Ворон меня не тревожит.
– Вот как? – Настала очередь Файнза удивленно поднять брови.
– Если вора поймают, а ворон все же не вернется, я просто закажу другого.
– Ты говоришь так, а изнутри тебя грызет вина, что ты утратил оригинал и знаешь, что произведение египетского искусства нельзя заменить.
Чандлер сузил глаза. Бывали времена, когда насмешливые замечания Файнза не трогали его. Они скорее нравились ему. Но сейчас это было не так.
– Ты, Файнз, иногда бываешь негодяем, – сказал он, но настоящего возмущения в его тоне не было.
Файнз рассмеялся.
– Да. Иногда. Вернее, часто. Но я всегда остаюсь твоим другом, Данрейвен. В этом ты можешь не сомневаться.
Чандлер кивнул. Повезло ему или нет, что у него такой преданный друг?
– Что ты предпринял, чтобы найти золотую хищную птицу?
– Я, конечно, сотрудничаю с Доултоном, но сотрудничаю и еще кое с кем, – сказал Чандлер, потому что мысли о Миллисент снова вернулись к нему – так же легко и ласково, как ветерок позднего лета.
– С кем?
Чандлер взял свой бокал, а Файнз кивнул проходившему мимо господину.
– Я бы предпочел этого не говорить.
– С каких это пор?
– Очень важно, чтобы мое сотрудничество с этим человеком оставалось тайной.
– А как же дружба? В прежние времена мы все рассказывали друг другу.
– В прежние времена мы проделывали вместе множество вещей, которые больше не делаем.
– Да, – улыбнулся Файнз. – Всю ночь мы пили, играли в карты и услаждались новой любовницей, а большую часть дня сломя голову носились на лошадях.
– Удивительно, как никто из нас не сломал себе шею.
– Да, черт побери, Данрейвен! Что с нами случилось? Мы больше не занимаемся всем этим. Неужели мы уже впадаем в маразм?
Чандлер грустно фыркнул:
– Нет. Но не кажется ли тебе, что мы наконец-то становимся взрослыми, а, Файнз?
– Боже милосердный! Что за чудовищная мысль.
– Полагаю, это лучше, чем другой вариант.
– То есть?
– Смерть.
– Да, ты прав. Об этом я и забыл. – Файнз допил свой кларет и огляделся в поисках лакея.
Чандлер посмотрел на друга, и вдруг его осенило – то, что он сказал так небрежно, на самом деле правда. Причина, по которой ему больше не хотелось проводить столько времени с друзьями, проста – они стали взрослыми. Он наконец-то стал взрослым.
Распутная жизнь, которую он вел когда-то, больше его не привлекает. Он устал от Лондона с его толчеей на улицах, резкими запахами и скоплением экипажей. Устал от бесконечных приемов, куда ходят поесть, выпить и дать пищу для сплетен. Ему хочется проводить больше времени в одном из своих поместий и ездить на своих лошадях, а не носиться на них сломя голову. Ему хочется обедать в собственном доме, рядом с красавицей женой, а не с друзьями в клубах.
Чандлер резко остановил ход своих мыслей, поняв, что у красавицы жены, сидящей рядом с ним, лицо Миллисент Блэр.
Должно быть, Эндрю тоже ощутил зов ответственности за семью, поскольку он высказался прямо, что собирается присмотреть жену еще до конца сезона. Кажется, из их троицы только Файнз по-прежнему доволен холостяцким образом жизни.
И еще Чандлера поразило, что ему совсем не хочется сидеть здесь с Файнзом. Гораздо лучше было бы танцевать с Миллисент Блэр, но именно поэтому он отказался. Он должен все как следует обдумать. Чандлер обычно бывал увлечен какой-либо молодой девушкой не более двух недель, после чего воображение его уже занимала другая. Это давало ему основание считать, что его одержимость – а ничем иным это быть просто не могло – удивительной мисс Блэр через пару недель закончится.
Так что он вернется к приемам, будет танцевать с Миллисент, наносить ей визиты, несмотря на ее настойчивые просьбы не делать этого, возить ее кататься в Гайд-парк, пока она ему не надоест, как бывало со всеми молодыми девушками, привлекавшими к себе его внимание. И не надо думать, что Миллисент Блэр чем-то отличается от остальных красивых женщин его прошлого. Вовсе нет.
У этой мысли были свои достоинства. Учитывая занятия Миллисент, Чандлер не мог рассматривать ее в качестве возможной жены. Он будет видеться с ней как можно чаще, и, без сомнения, тяга к ней быстро сойдет на нет. Иначе и быть не может. Однако в данный момент ему ничего не хотелось так сильно, как держать ее в своих объятиях и целовать.
Усаживаясь в карету вслед за леди Хиткоут, Миллисент думала о том, что за весь вечер она ни разу не видела Чандлера. Танцуя с приятными молодыми людьми на сегодняшних балах, Миллисент постоянно оглядывалась по сторонам, стараясь заметить лорда Данрейвена. Но он так и не приехал.
Навязчивые мысли о нем доводили ее до отчаяния.
Ее опьянение им подтверждало, что она – дочь своей матери. Ведь даже думать о графе было безумием.
Но она вновь и вновь вспоминала поцелуи лорда Данрейвена. Он поражал ее. Он ее потрясал. И Миллисент была безнадежно сражена им. Она понимала теперь, что не была готова к ухаживаниям настоящего повесы. Потому что лорд Данрейвен, конечно же, знал все мужские уловки.
Возможно, это было глупостью с ее стороны, но она поверила, что лорд Данрейвен не выдаст обществу ее тайны.
Хиткоуты всегда садились лицом к лошадям. А Миллисент было все равно, как сидеть.
Виконт поднялся в карету следом за Миллисент, и лакей закрыл дверцу. Как обычно, его милость тут же прислонился головой к подушкам и закрыл глаза. Он имел привычку немного подремать по дороге домой.
Миллисент не понимала, почему она сегодня не видела лорда Данрейвена. Более чем за неделю то был первый вечер, когда его нигде не было.
«Он просто мною играет».
«Конечно, ведь именно этим и занимаются негодяи».
Повеса оказывает знаки внимания невинной молодой девушке, льстит ей, целует ее, пока та не начнет страдать по нему, а потом переходит к другой ничего не подозревающей жертве, чтобы украсть и ее сердце. Все это Миллисент знала. Она должна была устоять перед чарами лорда Данрейвена хотя бы уже потому, что знала историю своей матери.
Если бы только она могла быть сильнее, чем ее мать! Но в конце концов оказалось, что она точно так же подвластна чарам негодяя. Она искала его взглядом весь вечер, надеясь, что он подойдет к ней и пригласит танцевать. Но вероятно, он отвернулся от нее теперь, когда узнал, чем она занимается. Миллисент ощутила укол ревности при мысли о том, что леди Ламсбет сейчас в Лондоне. Может быть, лорду Данрейвену больше и не нужны никакие другие развлечения.
– Сударыня, – спросила Миллисент, – что вы знаете о лорде Данрейвене и леди Ламсбет?
Виконтесса обмахнулась веером.
– О, это старая история, и я совершенно не понимаю, зачем понадобилось Беатрисе напоминать о ней в своем разделе. Это действительно устарело. Есть множество других более горячих вещей, чем эта старая любовная связь. Вот о них и стоит писать. Возможно, Беатрисе просто-напросто не хватает материала из-за ее болезни.
Впервые Миллисент услышала замечание виконтессы о том, как ее тетка справляется с работой! Девушке оставалось только допустить, что ее милость не знает, как расходится теперь «Дейли ридер» и что одной из главных причин этого стали похвалы в адрес раздела лорда Труфитта.
Как раз сегодня Миллисент слышала, что дамы не один раз говорили о том, как каждый день им не терпится получить эту газету, чтобы узнать, какой цитатой из Шекспира воспользовался лорд Труфитт.
Миллисент решила, что будет благоразумнее не обсуждать этого с леди Хиткоут. Она оставит это тетке. Однако другие интересующие ее вопросы она все же решила задать.
– Сударыня, – проговорила Миллисент небрежным, как ей хотелось думать, тоном, – как вы думаете, лорд Данрейвен любит леди Ламсбет?
– Любит? Конечно, нет. Вряд ли он вообще кого-нибудь любил в своей жизни. Многие вообще считают его закоренелым холостяком. Но почему вы задаете такие вопросы? Вы ведь, надеюсь, не увлечены им? Потому что должна согласиться с мужем: лорд Данрейвен совершенно недосягаем.
– Нет, нет. Просто теперь, когда леди Ламсбет вернулась в Лондон, о них говорят.
– Конечно. Все знают, что они состояли в связи и что это плохо кончилось. В прошлом году об этом говорили бесконечно. Она была замужем, и муж все узнал. Если бы не друзья обоих мужчин, один из них был бы убит... – Виконтесса замолчала и выразительно усмехнулась.
Ее усмешка зловеще прозвучала в темноте кареты.
– Но теперь муж леди Ламсбет умер. Конечно, не в результате дуэли. После мудрого совета своих друзей лорд Ламсбет отказался от вызова и на следующий же день уехал из Лондона вместе с женой. Но теперь это не имеет значения. Вряд ли кто-то в свете интересуется, восстановили ли граф и леди свои отношения. Это уже старые новости.
– Да, наверное, вы правы.
– Меня больше интересует, действительно ли второй член «скандальной троицы», лорд Дагдейл, испытывает денежные трудности. Это может быть причиной его внезапного желания найти жену еще до конца года.
– Да, я слышала то же самое, – сказала Миллисент, но не уточнила, что об этом ей сообщила во время своего визита Линетт. – Сегодня гости на всех приемах интересовались только последними новостями о светском воре. Интересно, знает ли этот вор, как он популярен?
– Уверена, что знает – ведь о нем говорят на приемах, в клубах, на улицах. Зная, что безумие продолжается, он, видимо, считает, что можно красть и дальше. Мне кажется, мысль о том, что это призрак, приятно возбуждает всех. Я думаю, люди хотят, чтобы все так и оставалось. Хотя я совершенно не понимаю, почему всем так хочется думать, что речь идет о духе лорда Пинкуотера.
– Мне кажется, об этом стоит написать.
– Но это не имеет ничего общего со сплетнями, – сказала виконтесса непререкаемым тоном. – Леди Уиндам сказала, что почувствовала себя уязвленной, когда после устроенного ею приема оказалось, что у нее ничего не украли. Она даже сказала, что подумывает устроить еще один прием на следующей неделе, надеясь, что вор появится и унесет что-нибудь.
– Думаете, она действительно это сделает?
– Очень может быть. Дело в том, что у нее в доме столько красивых вещей, что она могла просто не заметить, если даже что-то и было украдено.
– Вы так думаете?
– Конечно, это только предположение. Но я знаю, что ее дом наполнен картинами, фарфором, керамикой, и все это очень ценное. А теперь скажите, какие еще восхитительные пикантные новости вы слышали сегодня?
Еще несколько минут – и они были у дома леди Беатрисы. Как обычно, Филлипс тихо открыл дверь, и Миллисент вошла. Она слышала, как один раз тявкнул Гамлет, предупреждая о ее возвращении тетку.
Филлипс ушел приготовить для Миллисент чашку чаю, а она задержалась, чтобы снять перчатки и накидку и только потом стала подниматься наверх. Тогда-то она и услышала легкий стук в дверь. Миллисент посмотрела с лестницы вниз, полагая, что дворецкий подойдет и откроет. Но поскольку тот не появился сразу же, она поняла, что стук был слишком тихим, чтобы он мог его слышать.
Решив, что это виконтесса забыла ей о чем-то сказать, Миллисент поспешила обратно к двери и тихо открыла ее.
Ее схватили за руку и вытащили за дверь в темноту.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Капелька скандала - Грей Амелия



Нудно!не увлекает!диалоги вытянуты за уши!из пустого в порожнее!
Капелька скандала - Грей АмелияТата
7.07.2011, 13.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100