Читать онлайн , автора - , Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Отпусти меня, Рауль! — Вместе с голосом к Полли вернулись силы, и она стала вырываться из его рук.
— Не для того же я тебя искал, чтобы отпустить! — саркастически заметил Рауль. — Ты носишь моего ребенка.
Внезапно в голове Полли словно что-то взорвалось —перед глазами поплыли красные круги, пульсирующая боль застучала в висках, к горлу поступила тошнота. Из раскрытых губ вырвался невольный стон.
— Господи!.. Что с тобой? — Рауль еще крепче сжал ее плечи, чувствуя, что девушка покачивается, как пьяная, хотя и пытается изо всех сил устоять. В следующее мгновение он подхватил ее на руки и прижал к себе, вглядываясь в посеревшее запрокинутое лицо.
Игнорируя ее слабые попытки вырваться, Рауль властным кивком головы дал знак шоферу лимузина, припаркованного у тротуара, подъехать ближе. Выскочивший водитель поспешно открыл заднюю дверцу. Рауль осторожно усадил Полли в машину, а когда сам попытался сесть рядом, девушка отчаянным рывком открыла другую дверцу, но выйти не успела. Остановленная сильной смуглой рукой, она упала на сиденье, прижала к дрожащим губам салфетку и обреченно вздохнула.
В салоне повисло молчание. И тут совсем некстати Полли подумала о том, что благополучный миллионер Рауль Зафортеза вряд ли хоть раз за свои тридцать один год попадал в такое дурацкое положение. Она даже хихикнула, но тут же страх и горечь нахлынули на нее с новой силой. Полли ужасно страдала и одновременно ненавидела Рауля, потому что он увидел, как ее неуклюжее тело не хочет ей подчиняться.
— Ты уже можешь сесть?
Увидев, что слабая попытка Полли принять сидячее положение не увенчалась успехом, Рауль взял ее за плечи, поднял и усадил, обращаясь с ней как с тряпичной куклой. Он находился так близко, что Полли почувствовала едва уловимый запах, присущий только Раулю, — чистый, мужской, с легкой примесью хорошего одеколона.
— Итак, ты все-таки нашел меня, — обреченно констатировала Полли. Она даже не повернула головы в его сторону, безучастно глядя в пустоту печальными голубыми глазами.
— Это был вопрос времени. Прежде всего я поехал в дом, где ты снимаешь комнату. Дженис Грей встретила меня не слишком любезно, но мне удалось выяснить, где ты работаешь, — пояснил Рауль.
Он таки нашел ее! А ей казалось, что она мастерски замела все следы — уехала из Лондона, солгав друзьям и никому из них не оставив ни адреса, ни телефона. Но все оказалось напрасно.
Из раздумий ее вывел новый приступ боли. Полли зажмурила глаза, пытаясь сдержать стон.
— Что с тобой? — требовательно спросил Рауль.
— Голова раскалывается на части, — слабо пробормотала девушка, не в силах даже открыть глаза.
В это мгновение ее желудок заурчал от голода. Сквозь густые ресницы Полли посмотрела на Рауля. Ей показалось, что на его лице поочередно промелькнули выражения недоумения, удивления и отвращения.
Полли чувствовала, как отравленные стрелы вонзаются в ее измученное сердце. Рядом с ней — слабой и некрасивой — сидел самый потрясающий мужчина в мире. Она помнила, что его черные, как вороново крыло, волосы на солнце отливают синевой. Помнила его широкие черные брови вразлет, прямой аристократический нос, великолепно вылепленные скулы и подбородок. Помнила рот с полными, красиво очерченными, чувственными губами, сексуальность каждого жеста, каждого взгляда. Он наверняка знал, какое впечатление производит на женщин, но только самые дерзкие и самоуверенные могли попытаться приручить этого опасного зверя.
Внезапно ребенок сильно толкнулся внутри нее, и Полли опустила руку на живот.
Невероятно длинные и густые ресницы взметнулись вверх — на Полли в упор смотрели два сверкающих топазовых глаза.
— Можно мне? — Вопрос прозвучал хрипло и отрывисто.
И, только увидев протянутую к ее животу смуглую руку с длинными сильными пальцами, Полли поняла, о чем он просит. Все его внимание было приковано к этому вместилищу его ребенка, черты лица удивительным образом смягчились.
— Можно я потрогаю, как шевелится мой ребенок?
Полли предостерегающе посмотрела на него и покачала головой, а затем сделала попытку прикрыть живот полами своего плаща.
— Не смей никогда прикасаться ко мне!
— Ты права.
Рауль отпрянул от нее в дальний угол, и только раздувающиеся ноздри выдавали его ярость.
Сейчас он напоминал Полли опасного дикого зверя, попавшего в ловушку. В Вермонте он был совсем другим. Но даже в самые хорошие моменты Полли сознавала, какая первобытная страсть, какой необузданный темперамент таятся в этом мужчине под маской преуспевающего бизнесмена и великосветского плейбоя. Она почувствовала, что, несмотря на страх, его мрачное обаяние действует на нее даже сейчас.
— Отвези меня домой, — требовательно попросила Полли. — А завтра мы встретимся и поговорим.
Рауль взял трубку переговорного устройства и сказал несколько слов своему шоферу по-испански. Услышав плавную чужую речь, Полли сразу вспомнила, как в Вермонте он разговаривал с Соледад. Каждый раз, когда в их доме появлялся Рауль, Соледад начинала нервничать и вести себя чересчур подобострастно, стараясь поменьше попадаться гостю на глаза. И, только узнав правду, Полли поняла, что бремя чужой тайны и ненормальность ситуации оказались непомерным грузом для этой пожилой женщины, чего Рауль не учел. В его глазах Соледад была простой служанкой, существом низшего порядка, чьи чувства и переживания можно не принимать в расчет. Кроме того, он платил Соледад очень большие деньги за заботу о Полли, поэтому с присущей ему самоуверенностью даже предположить не мог, что именно она окажется слабым звеном в таком, казалось бы, налаженном механизме обмана.
Мощная машина плавно тронулась с места. Полли очнулась от воспоминаний и вернулась к действительности. Рауль снова говорил с кем-то по-испански, но теперь уже по сотовому телефону. Из-под полуприкрытых век Полли изучала сидящего рядом мужчину, не в силах отказать себе в этом удовольствии. Прекрасно сшитый темно-серый костюм подчеркивал ширину плеч, мощную грудь… Кто этот незнакомец? Что она делает наедине с ним в роскошном лимузине?
— Малышка, я совсем не боюсь твоих убийственных взглядов. При других обстоятельствах я бы запросто съел тебя на завтрак и даже не поперхнулся! — прозвучал у самого уха насмешливый голос. Полли дернулась от неожиданности.
Пульсирующая боль в висках тут же напомнила о себе новым приступом. Это дружелюбное подтрунивание пробудило воспоминание о счастливых неделях в Вермонте и повергло в смятение. Вот Рауль — нежный, смеющийся, беззаботный. Взгляд его лучезарных глаз теплый, будто прикосновение солнечного луча… А оказалось, что все это предназначалось отнюдь не ей, Полли, а маленькому существу, зреющему в ее лоне. Она была всего лишь инкубатором, который во имя будущего ребенка должен оставаться здоров, спокоен и доволен. Наивная, она даже не заподозрила обмана!
— Ты ужасно выглядишь, — сообщил ей Рауль. — Очень похудела и ослабла…
Полли откинулась на спинку сиденья и устало прикрыла глаза. Теперь уже совсем равнодушно она подумала о том, какой же развалюхой предстала перед Раулем. Да какая разница? Она выглядела во сто крат привлекательнее там, в Вермонте, но он остался равнодушен, а потом она узнала унизительную правду…
— Ты не получишь моего ребенка! — звонко выкрикнула Полли. — Ни за что!
— Успокойся, — остановил ее Рауль. — Ты должна подумать о своем здоровье.
— Только это и интересовало тебя всегда, правда? —Полли уже не могла остановиться.
— Конечно, — согласился Рауль без колебаний. Полли поморщилась, от нового приступа боли у нее потемнело в глазах. Рауль открыл бар, смочил платок водой из бутылки и приложил ко лбу девушки. От неожиданности Полли вскрикнула.
— Я позабочусь о тебе. Ты бы видела себя, просто живой труп… — тоном обвинителя произнес Рауль, для вящей убедительности покачав головой. — Мне хочется наорать на тебя, заставить дрожать от страха. Но как я могу злиться, когда ты в таком состоянии?
Обессилевшая от боли, Полли посмотрела в тигриные глаза беззащитно и испуганно. Слабой рукой она сняла со лба влажный компресс. Рауль вынужден быть добрым по отношению к ней, она понимала это. Но его забота раздражала ее.
— Нас ничто не связывает, кроме моего ребенка, —раздельно и четко произнес Рауль. — Когда ты успокоишься и поправишься, мы поговорим о контракте, о котором ты, кажется, забыла.
В этот момент лимузин плавно затормозил. Шофер поспешно вышел из машины, и через открытую дверцу Полли увидела, что они остановились у светлого современного здания с красивым фасадом.
— Где мы? — с нарастающим страхом спросила она. Из дома вышла медсестра в униформе, катя перед собой коляску. Не ответив, Рауль выбрался из машины, обошел ее и открыл дверцу со стороны Полли.
— Тебе необходима медицинская помощь. Испуганные голубые глаза распахнулись еще шире — теперь в них сквозил ужас. Не зря она провела много часов в городской библиотеке, читая подборки газетных материалов о безжалостном и опасном Рауле Зафортезе.
— Я не позволю тебе запереть меня в сумасшедшем доме, — отбиваясь от протянутых рук и уже не контролируя себя, в панике закричала Полли.
— Попридержи-ка свои фантазии, детка. Я не причиню вред матери моего ребенка. И не устраивай сцену! Я просто хочу позаботиться о тебе. — Рауль говорил тихо, но с едва сдерживаемой яростью. Он сгреб ее в охапку и без труда извлек из машины.
— Коляска, сэр, — раздался голос медсестры.
— Она очень легкая, я понесу ее. — С этими словами Рауль решительно шагнул в вестибюль через автоматические двери, прижимая Полли к себе крепко, но очень бережно.
Страх и горечь лишили ослабевшую девушку последних сил, она закрыла глаза и положила голову на широкое, крепкое плечо. Сейчас этот мужчина был ее единственной защитой и опорой.
Навстречу им торопливо шел пожилой седовласый человек в развевающемся белом халате. Рауль быстро заговорил с ним по-испански. Нахмурившись, доктор внимательно посмотрел на Полли и жестом велел Раулю идти вслед за ним. Они прошествовали по коридору и вошли смотровую комнату.
— А почему, собственно, никто не говорит по-английски? Мы же в Лондоне! — сердито простонала Полли.
— Извини. Просто Родни Биван много лет проработал в моей клинике в Венесуэле. Мне проще и быстрее объяснить ему ситуацию на испанском. — Рауль аккуратно опустил девушку на кушетку.
— Теперь уходи, — требовательно произнесла Полли.
Рауль не двинулся с места. Доктор, глядя ему в глаза, что-то тихо сказал по-испански. Полли заметила, как напряглось смуглое лицо Рауля, а на скулах вздулись желваки. Резко крутанувшись на каблуках, он вышел в коридор и прикрыл за собой дверь.
— Что вы ему сказали? — сгорая от любопытства, спросила Полли.
— Просто попросил не мешать нам работать, — с улыбкой ответил пожилой доктор, в то время как медсестра помогала Полли снять плащ. — Тебе необходимо остаться в клинике, Полли. Я дам тебе легкое успокоительное на ночь, а утром мы тебя обследуем. Согласна?
— Нет. Я хочу уйти домой.
Вдруг Полли почувствовала невероятную слабость. Уплывая куда-то, она, как сквозь вату, слышала голоса. Но вот властный голос Рауля прорвался в ее затуманенное сознание:
— Полли, пожалуйста, позволь докторам сделать то, что они считают нужным.
Полли с трудом открыла глаза и попыталась сфокусировать взгляд на Рауле.
— Я не хочу уснуть и проснуться в Венесуэле… Ты думаешь, я не знаю, на что ты способен? — На эти слова ушли остатки ее сил.
— Я никогда не нарушал закон!
— Но ты пойдешь на все, чтобы заполучить этого ребенка.
Повисшая тишина была тяжелой и осязаемой. Рауль смотрел на девушку сверху вниз, его глаза метали молнии, но, когда он заговорил, голос звучал ровно.
— Ты плохо себя чувствуешь, Полли. Ты отказываешься верить мне и здешним докторам, но подумай о ребенке. Поставь его интересы превыше всего, прошу тебя. — Дыхание Рауля было неровным, он словно с трудом выдавливал из себя слова.
На измученном лице Полли появилось выражение обреченности. Она молча кивнула головой и отвернулась к стене. Через минуту она почувствовала легкий укол в руку и медленно поплыла по волнам своей памяти. Она будто смотрела фильм о себе.
Ее первое детское воспоминание — отец кричит на мать, а мама плачет. Когда ей исполнилось семь лет, мама ушла. С тех пор каждый раз, когда маленькая Полли спрашивала о маме, отец впадал в бешеную ярость. Вскоре девочку отправили жить к крестной матери. Именно Нэнси Лиуорд доходчиво объяснила девочке, что ее мама Ли совершила непростительную глупость — сбежала с другим мужчиной. Вскоре родители развелись официально, а девочке сказали, что скоро, очень скоро папа разрешит и мама приедет навестить ее.
Однако Ли так никогда и не приехала. Нэнси заменила ей мать, подарила материнскую ласку и заботу. И только когда Полли исполнилось двадцать и она приводила в порядок бумаги отца спустя несколько дней после его похорон, девушка обнаружила пачку писем, в которых мать умоляла разрешить ей увидеться с дочерью.
Оказалось, что Ли уехала в Нью-Йорк и вышла замуж за своего любовника. Она много раз прилетала в Англию, хотя с трудом могла позволить себе такие расходы. Ли предпринимала попытку за попыткой повидаться с Полли, но озлобленный экс-супруг каждый раз находил возможность помешать этому. Полли переводили из одной школы-интерната в другую, не сообщая матери адреса. Двадцатилетняя Полли была потрясена этим открытием и в то же время была рада найти доказательства того, что мать любила ее и никогда не забывала.
Она полетела в Нью-Йорк и встретилась с матерью. Второй муж Ли умер незадолго до этого, а сама она выглядела слабой, больной, намного старше своих лет. Тяжелая одышка свидетельствовала о серьезном заболевании сердца. Ли давно уже жила на пособие по социальному обеспечению, ее медицинская страховка была полностью исчерпана. Уставший доктор из местной больницы, наблюдавший Ли, неохотно сообщил девушке, что возможность помочь ее матери в принципе существует, но такую уникальную операцию делает некое мировое светило в собственной клинике, поэтому стоит она огромных денег. Старый доктор не давал никаких гарантий, оценив вероятность успеха как пятьдесят на пятьдесят.
В следующий миг память перенесла ее в Вермонт, и она увидела Рауля, идущего ей навстречу по лесу, где она любила прогуливаться, убегая от опеки доброй Со-ледад. Только в лесу она могла дать волю своим слезам, оплакивая мать, которую потеряла, не успев обрести. Именно там она наткнулась на безупречно одетого, невероятно красивого мужчину, который мастерски разыграл удивление от неожиданной встречи.
Увидев эти невероятные глаза цвета топаза впервые, Полли почувствовала, как земля ушла у нее из-под ног. Путь к дому, стоявшему на холме, показался ей дорогой на Голгофу. Но в сердце она уносила улыбку, которую подарил ей потрясающий незнакомец. Какой же наивной она оказалась!


* * *


Утром Полли проснулась и обнаружила себя в больничном халате. У нее была отдельная палата с туалетом и ванной. Голова не болела, но она чувствовала себя вялой и разбитой.
На звонок вызова пришла медсестра. Она быстро измерила температуру и давление, помогла Полли умыться и привести себя в порядок, уклончиво отвечая на вопросы. Перед уходом медсестра сообщила, что Полли предписан постельный режим и что доктор Биван навестит ее днем.
Пару часов спустя приехал шофер Рауля. Он занес чемодан, который девушка тотчас узнала — ведь он был ее собственный. Чемодан трещал по швам. Видимо, в него запихнули все ее имущество, находившееся в доме Дженис Грей. Пришла нянечка и помогла Полли переодеться в ее собственную ночную рубашку и халат. В ворохе вещей Полли обнаружила смятый коричневый конверт, достала его и положила на прикроватную тумбочку. Теперь она была готова к встрече с Раулем Зафор-тезой, чтобы уличить его в самом гнусном обмане.
Все утро Полли просидела на кровати, натянутая как струна, с нетерпеливым, сердитым блеском в глазах, ожидая прихода Рауля. На ее щеках играл румянец —впервые за много недель, она беспрерывно накручивала на палец прядку своих рыжих волос. На лице девушки было выражение решительности и страха.
Наконец дверь открылась, и в палату зашел Рауль. Темные глаза оценивающе прошлись по лицу Полли. В них не было ни тени сочувствия или тепла, только бесстрастная оценка.
— Сегодня ты выглядишь лучше, — ровным голосом произнес Рауль.
— Я и чувствую себя лучше, — так же ровно и бесстрастно ответила Полли. — Но я не могу оставаться здесь…
Его взгляд упал на коричневый конверт, который Полли судорожно сжимала дрожащими пальцами.
— Что в нем?
Хриплый смешок вырвался из горла девушки.
— О… К сожалению, эти бумаги не могут служить юридическим подтверждением той бессовестной лжи, в паутину которой я попала как муха. Но ты не беспокойся! Твой адвокат оказался достаточно умен и не оставил мне оригиналов документов. Так что я располагаю только фотокопиями…
Рауль нахмурился.
— Объясни все толком, — раздраженно прервал он ее. — Тебя никто не обманывал!
— Опять ложь! — возмущенно воскликнула Полли. — Было очень умно представить дело так, будто мне тайком позволили взглянуть на исключительно конфиденциальную информацию.
— Пожалуйста, объясни свои обвинения.
— Тебе не стыдно смотреть мне в глаза? — Полли бросила конверт на постель.
Рауль демонстративно медленно взял конверт и открыл его.
— Хватит притворяться! Все равно не поверю, что ты не понимаешь, о чем я говорю. Когда мне предложили подписать контракт, я сказала, что не сделаю этого, пока не получу информацию о супружеской паре, которая собирается усыновить моего ребенка.
— Супружеская пара? — как эхо повторил Рауль. По мере того, как он пробегал взглядом страницы, его черные брови все больше сдвигались.
— Твой адвокат сказал, что это невозможно, поскольку его клиент настаивает на полной анонимности. Я ушла. Через сорок восемь часов мне позвонили. В кафе я встретилась с молодым щеголем из твоей адвокатской конторы. Он представился как рядовой клерк. — На лице Полли читались негодование и неприкрытое отвращение. И еще обида, оттого что ее с такой легкостью обманули. — Он сказал, что понимает мое беспокойство и желание узнать что-нибудь о людях, которые намерены усыновить моего ребенка. Поэтому он, рискуя своей репутацией и работой, разрешит мне взглянуть на эти конфиденциальные документы…
— Какие документы? — резко прервал ее Рауль.
— Он дал мне папку с документами, которые якобы предоставило им агентство по усыновлению. Там не было ни имен, ни других данных, по которым можно было бы узнать этих людей… — Вдруг слезы хлынули из глаз Полли, а голос предательски задрожал. — Но меня очень тронуло их заявление, их искренность, глубина их горя из-за невозможности иметь своих собственных детей. Они показались мне чудесными, глубоко страдающими людьми. Я поверила, что они станут настоящими родителями моему малышу, окружат его любовью и заботой… — Сдавленный всхлип вырвался из ее груди. Пытаясь сдержать его, Полли прижала худенькие руки к дрожащим губам и с укором посмотрела на Рауля полными слез глазами. — Как ты мог пасть так низко?
Рауль побледнел. Его лицо окаменело, и лишь отблески пламени в темных глазах выдавали, какие страсти бушуют у него внутри.
Полли откашлялась.
— Я попросила этого молодого человека дать мне час на изучение содержимого папки и сделала фотокопию без его ведома. В тот же день я подписала контракт, полагая, что помогу этим людям стать счастливыми… Какой непростительно доверчивой и наивной я оказалась!
Повисшее в комнате напряжение было почти осязаемым. Рауль стоял, отвернувшись к окну. Его застывшая поза и то, как крепко он сжимал документы, свидетельствовали о высшей степени напряжения.
Полли устало откинулась на подушки, изо всех сил борясь со слезами. Минуты тянулись бесконечно. Наконец Рауль обернулся, его красивое лицо было мрачным и решительным.
— Этот отвратительный фарс — не моя инициатива, — произнес он. В его глазах горели возмущение и просьба поверить ему. — Я даже не знал, что ты обращалась за дополнительной информацией и не сразу подписала контракт.
— Почему я должна верить твоим словам?
— Потому что виновный в этом обмане будет наказан, — отчеканил Рауль. — Я не давал никаких инструкций, которые могли бы оправдать эту фальсификацию. У меня не было необходимости прибегать ко лжи и прочим манипуляциям. В моем распоряжении имелись около десятка тщательно отобранных претенденток на роль искусственной матери…
— Правда? — выдохнула Полли. Тот факт, что она была не единственная, неприятно поразил ее.
Такую ярость Рауль не испытывал никогда в жизни. Под сомнение были поставлены его честность и искренность.
— Теперь я понимаю, почему ты мне не веришь. Тогда, в Вермонте, мои адвокаты настаивали скрыть от тебя, что я отец ребенка. Но ведь именно этот факт заставил тебя отказаться от выполнения контракта?
— Я никогда не согласилась бы отдать своего ребенка одинокому мужчине. А узнав, кто ты на самом деле, я просто пришла в ужас…
— Не надо преувеличивать…
— Я и не преувеличиваю. Человеку с такой репутацией, как у тебя, я не доверила бы даже крольчонка, не говоря уж о беспомощном малыше! — ожесточенно воскликнула Полли.
— А что не в порядке с моей репутацией? — Рауль смотрел на нее с искренним недоумением.
— А ты почитай публикации, посвященные твоей особе, и посмотри фотографии. — В каждом слове девушки сквозили неприязнь и презрение. Она с болью подумала о бесконечной череде роскошных блондинок.
— Кто давал тебе право судить меня? Да, при подписании контракта тебя бессовестно обманули — я глубоко сожалею об этом. Но мы ничего не можем изменить в сложившейся ситуации. Мы имеем то, что имеем, — ты ждешь ребенка, и отец этого ребенка — я! Это мой ребенок!
— И мой, — прошептала Полли, отворачиваясь к стене.
— Ты предлагаешь разделить малыша пополам? Знай, я буду бороться до конца, но не позволю, чтобы моего ребенка воспитывал тот отвратительный слизняк, с которым я познакомился вчера вечером.
Полли сжалась в комок. Она не ожидала такой агрессивной вспышки.
— Кого ты имеешь в виду под «отвратительным слизняком»?
— Твоего женишка — Генри Грея. Вчера он сообщил мне, что вы с ним обручены. — Рауль выталкивал слова сквозь стиснутые зубы. — Это твое дело. Но все, что касается моего ребенка, —мое дело! Поняла?!
— Мне кажется, тебе лучше уйти, Рауль, — раздался голос доктора.
— Уйти? — с неподдельным изумлением воскликнул Рауль.
— Посетители в нашей больнице обязаны вести себя тихо, — сердито заметил Родни Биван.


* * *


Стоял погожий летний день. Полли, одетая в легкое синее хлопковое платье, очень подходившее к ее глазам, грелась на солнышке, удобно расположившись в шезлонге. Внутренний дворик клиники был удивительно красивым и располагал к отдыху. Полли полностью расслабилась и наслаждалась окружающей ее тишиной, зеленью и… бездельем. Она так давно не отдыхала! Ее умиротворенное состояние нарушил Генри, явившийся с визитом.
— Сразу видно, что тебе в клинике очень нравится, —тоном обвинителя произнес Генри вместо приветствия.
— Здесь все располагает к отдыху.
За те три дня, что Полли не видела Генри и его мать, она осознала, каким угнетающим было их непрерывное давление на нее. Как хорошо оказаться вдалеке от них и не слышать занудных поучений. Теперь, когда Рауль нашел ее, она больше не беглянка и может не скрываться. Как только они решат с ним все вопросы, ее жизнь снова войдет в нормальное русло.
— Мама считает, что ты должна вернуться домой, —заявил Генри, даже не пытаясь скрыть свое раздражение.
— Объясни, пожалуйста, зачем ты сказал Раулю, что мы обручены?
Генри нахмурился.
— Я думал, что он все поймет и уберется, оставив нас в покое. Зачем он прикатил сюда на своей сверкающей машине? Только все испортил. Но главное, он ведет себя так, будто ты его собственность!
— Было очень любезно с твоей стороны навестить меня, Генри, — пробормотала Полли. — Передай, пожалуйста, своей матери, что я очень ценю ее доброту, но я не вернусь к вам…
— Что ты такое говоришь? — Лицо Генри покраснело как помидор.
— Я не вернусь и не выйду за тебя замуж… Извини.
— Через несколько дней я навещу тебя снова. Надеюсь, к тому времени ты одумаешься, — сказал раздосадованный Генри и ушел.
В самый неподходящий момент, когда она тяжело и неуклюже поднималась с шезлонга, появился Рауль. Он обвел глазами дворик. Его внимательный взгляд перемещался от одной группы пациентов к другой — в этот день летнее солнышко многих выманило на свежий воздух. Когда Рауль наконец обнаружил Полли, весь его вид выдавал раздражение и холодную неприязнь.
— Почему ты встала с постели? — громко и требовательно спросил он, не дойдя до нее. — Я отведу тебя обратно в комнату.
— Мне разрешили дышать свежим воздухом сколько захочу, — сухо ответила Полли.
— Идем, — почти приказал Рауль. — Нам нужно обсудить ряд деловых вопросов.
Полли постаралась встать как можно грациознее.
— Деловых? Мой ребенок — не предмет купли-продажи.
— Ты думаешь, я не понимаю этого? — Его взгляд был полон горечи. — Или ты одна вынесла уроки из сложившейся ситуации?
В замкнутом пространстве лифта они стояли друг против друга. Рауль задумчиво и строго смотрел на Полли, его темные глаза неторопливо скользили по ее лицу в форме сердечка, длинной шее, спускаясь все ниже. Полли почувствовала, как краснеет под этим странным, задумчивым взглядом.
Ей хотелось задать Раулю один-единственный вопрос, который мучил ее на протяжении длительного времени. Почему красивый, богатый, с нормальной сексуальной ориентацией мужчина тридцати одного года решил прибегнуть к искусственному оплодотворению, чтобы обзавестись ребенком? Ведь он мог просто жениться. Или уговорить одну из своих бесчисленных белокурых Барби родить ему ребенка. Почему?
Когда Полли уже сидела на софе в своей палате, Рауль, глубоко вздохнув, начал разговор:
— Я знаю, что ты до сих пор сердита на меня за Вермонт. Но мы должны преодолеть этот барьер и двигаться дальше в наших взаимоотношениях.
— Да, я до сих пор сердита, но не хочу обсуждать прошлое.
Рауль отошел к окну.
— Если быть до конца честным, мне с первого момента хотелось встретиться с тобой лично и поговорить, на случай если, повзрослев, мой ребенок захотел бы узнать, какой была его мать.
Полли почувствовала, как в ней поднимается ярость. Какая оскорбительная в своей безличности и практичности мотивировка!
— После того, как умерла твоя мать, я узнал, что у тебя глубокая депрессия, — продолжал Рауль. — Тебе требовалась поддержка, а кто мог тебе ее оказать? Если бы ты не узнала, что я — отец ребенка, ты ведь не была бы так расстроена, правда? Тебе не кажется, что настало время объяснить, как ты узнала этот секрет?
Перед мысленным взором Полли возникла Соледад. Она представила, как все многочисленное семейство служанки вышвыривают с ранчо Зафортезы в Венесуэле, и нервно сглотнула.
— Я сама догадалась. Твое поведение показалось мне подозрительным. Я сопоставила некоторые факты, и, как видишь, не ошиблась. — Полли казалось, что врет она очень убедительно.
— Маленькая лгунья… Тебе сказала Соледад, — без тени сомнения произнес Рауль, глядя на Полли своими проницательными топазовыми глазами. Ее откровенный испуг явно забавлял его, поскольку чувственные губы скривились в мрачной улыбке. — Явный недосмотр с моей стороны. Две женщины в замкнутом пространстве в течение долгих недель… Вы подружились и разоткровенничались, так?
— Соледад никогда не предавала тебя, — бросилась Полли на защиту. — Она просто не справилась с предназначенной ролью. Ей не удалось долго изображать, будто она тебя не знает.
— Да, в этом была моя ошибка, — откровенно, безо всякого смущения признал Рауль.
— Теперь, когда ты все выяснил, ты выгонишь Соледад и всю ее семью? — сурово спросила Полли.
Рауль неожиданно улыбнулся.
— Ее семья по-прежнему живет и работает на ранчо. А Соледад уехала в Каракас. Она захотела присматривать за внуками, пока ее дочь работает.
Рауль опустился в кресло напротив Полли.
— Тебе здесь хорошо?
— Очень.
— Но тебе, должно быть, скучно в свободное время. Я пришлю видеомагнитофон, кассеты, книги…
— Мне не нравится, что пребывание здесь очень дорого стоит, — сказала Полли торопливо. — Особенно если учесть, что я не собираюсь выполнять контракт.
Рауль посмотрел прямо в мятежные голубые глаза. Уголки его крупного, чувственного рта приподнялись в легкой улыбке.
— Тебе нужно время и место, чтобы еще раз обдумать свое решение. Сейчас я не хочу оказывать на тебя давление…
— Находиться с тобой в одной комнате — уже давление, — немедленно ощетинилась Полли. — А мысль о том, что ты платишь по моим счетам, и того хуже.
— Как бы там ни было, я все еще отец твоего ребенка и несу за тебя ответственность.
Рауль легко и грациозно поднялся с кресла. Полли настороженно следила за каждым его движением. От нервного напряжения у нее пересохли губы, и она машинально обводила их кончиком языка.
Рауль не мог отвести взгляда от ее мягких, полных розовых губ и язычка, облизывающего их. Полли заметила, как внезапно напряглось его тело. В воздухе возникло странное чувственное поле. Вдруг Рауль резко развернулся на каблуках, подошел к окну и распахнул его настежь, но перед этим Полли успела заметить, что по его лицу разлился румянец.
— Здесь слишком душно, — ровным голосом продолжил он. — Я уверен, что ты не хочешь выйти замуж за этого маленького зануду Генри Грея…
— Это ты так решил? — Полли напряженно выпрямилась.
Резкие черты лица Рауля окаменели.
— Им движет жадность… Он из тех, кто даже не посмотрит второй раз на женщину, беременную от другого мужчины, если только эта женщина не наследница.
Полли вздрогнула, потрясенная тем, как коротко и жестко он сформулировал то, что с самого начала для нее не являлось секретом.
— Значит, ты узнал о завещании крестной…
— Естественно, — подтвердил Рауль, бросив в ее сторону самоуверенный взгляд. — Тебе не обязательно выходить за Генри, чтобы получить этот миллион. Я дам тебе миллион фунтов, только пусть он исчезнет из твоей жизни!
Его слова вызвали у Полли настоящий шок. Она стала подниматься с софы, беззвучно, как рыба, открывая и закрывая рот.
— П-п-повтори! — заикаясь, выговорила она. Рауль невозмутимо посмотрел ей прямо в лицо.
— Ты прекрасно слышала меня. Забудь про это дурацкое завещание и даже про ребенка забудь на мгновение… Неужели тебе нужен этот жалкий маменькин сынок?
Голубые глаза широко раскрылись. Минуту она недоуменно смотрела на него, затем сделала шаг вперед. Внутри у девушки все клокотало от ярости.
— Ты подкупаешь меня? Предлагаешь взятку? Да как ты смеешь?!
С лица Рауля слетела маска невозмутимости, и Полли даже отшатнулась, увидев, какая холодная ярость скрывалась под ней. Он бросил на нее взгляд, полный презрения.
— Черт возьми! Я уверен, что уж лучше быть богатой и одинокой, чем принять это сомнительное, хотя, как я понимаю, единственное предложение выйти замуж.
Стремительным жестом схватив с тумбочки кувшин, Полли выплеснула воду Раулю в лицо.
— Вот что я думаю о твоем грязном предложении! Я больше не продаюсь!
Как на грех, кувшин оказался полным. Ошеломленный этим поступком, Рауль стоял неподвижно и смотрел то на Полли, то на свой мокрый костюм. Затем подрагивающей рукой он откинул со лба прядь мокрых волос.
— Я не стану извиняться, — храбрясь из последних сил, сказала Полли.
— О мой Бог… Я уйду, иначе сорвусь и скажу или сделаю что-нибудь, о чем потом буду жалеть! — процедил Рауль сквозь зубы.
Дверь с треском захлопнулась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100