Читать онлайн В ожидании счастья, автора - Грегори Джил, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В ожидании счастья - Грегори Джил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 78)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В ожидании счастья - Грегори Джил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В ожидании счастья - Грегори Джил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегори Джил

В ожидании счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

В прериях бродили тучные стада бизонов, освещаемые светом луны. Воздух был тяжелым и горячим, как дыхание койота, ветер трепал высокую траву, шелестел листьями тополей, росших по берегам реки, вихрем налетал на окна одноэтажного дома на окраине Эштона, где располагалась школа. Его шум напоминал отдаленный рев, новые оконные рамы скрипели, но стекла выдерживали его напор.
А внутри юноши и девушки, вместе с родителями, танцевали, хлопали в ладоши и весело подпевали под звуки скрипки. Здание школы наполнял смех, а от пестрых ситцевых юбок рябило в глазах. Колин Вентворт окинул взором стайки хихикавших девушек, сидевших за столом с кувшинами лимонада и пирогами, потом посмотрел на тех, которые кружились со своими партнерами по дощатому полу, сияя от счастья.
Решив, что здесь нет ни одной, достойной его внимания, он осушил последний стакан смородинового вина. Да, похоже, его ждет тоскливая неделя. Но, повернувшись, чтобы поставить стакан на стол, он вдруг увидел девушку, которая опровергала его заключение. С отсутствующим видом она сидела на стуле в стороне. Он толкнул локтем своего кузена Кэла Матера, стоявшего рядом.
– Кто она – вон та девушка у стены?
Кэл, только что станцевавший бурную виргинскую кадриль со своей невестой Энн Белден, вытер носовым платком широкий потный лоб.
– В клетчатом желтом платье? Да это же кузина моей Энн, Мэгги Клей. Не думаю, что тебе стоит с ней связываться.
Колин снова посмотрел на высокую и стройную девушку. Ей было, наверное, лет шестнадцать. Ее рыжевато-каштановые волосы, гладко зачесанные назад и собранные в тугой узел, оставляли открытым худенькое личико, имевшее форму сердечка. Она казалась беззащитной и поразительно красивой на фоне розовощеких фермерских дочек с пышными бедрами.
– Как раз именно это я и собираюсь сделать, – сказал он.
Кэл покачал головой:
– Парочка местных парней пытались ухаживать за ней, но она не захотела. Странная девушка! Даже Энн не любит ее, а остальные просто не обращают внимания.
– Представь меня.
Кэл что-то проворчал, явно раздраженный упрямством своего кузена с востока, однако повел его в обход танцующих к стулу Мэгги.
Наблюдая за веселой джигой, Мэгги с трудом сдерживалась, чтобы не притопывать в такт. Она любила музыку, любила танцевать, но сомневалась, что кто-нибудь пригласит ее. Впрочем, это ей безразлично. Мэгги решительно расправила на коленях выцветшую юбку и оглядела толпу хлопавших в ладоши мужчин и женщин – все они были такими счастливыми и довольными. А почему бы и нет? Вечер скрасил их однообразное существование, привнес свежесть и разнообразие в утомительную и скучную повседневную жизнь. Мэгги, увы, никак не могла, подобно им, окунуться в атмосферу праздника, хотя очень хотела быть такой же, как все. Но она здесь была чужой.
Она увидела дядю Гарри, танцевавшего с семилетней Корой рядом с печкой, и с улыбкой помахала девочке рукой. Здесь же был и маленький Эван, которому недавно исполнилось четыре года, – он возился в углу с другими детишками. Она любила Кору и Эвана. Они приняли ее, искали у нее утешения – если их обижали, прибегали к ней со своими синяками, пели ей милые детские песенки. А дядя Гарри, тетя Виллона и Энн… Мэгги вздохнула. Тут у нее ничего не получалось. Она была для них обузой, тяжкой обязанностью. Энн вообще считала ее врагом, которого нужно загнать в угол и уничтожить. Мелочная и чопорная, эгоистичная и злорадная, Энн постаралась сделать все от нее зависящее, чтобы Мэгги не пришлась ко двору.
Пять лет назад, когда Мэгги впервые появилась на их ферме, Энн сразу невзлюбила ее и тут же разнесла историю Мэгги – как она странствовала с самого раннего детства, как повесили ее отца, как ее саму подбросил к ним Бен – по подружкам. Она постоянно напоминала всем, а особенно Мэгги, что ту взяли в дом только благодаря доброму сердцу тети Виллоны. С самого начала она навесила на Мэгги ярлык чужой, и он прочно приклеился к ней. «Да, я здесь чужая, – думала Мэгги, сцепив ладони, лежавшие на коленях. – Все здесь довольны жизнью, кроме меня». Обитатели Эштона принимали свой образ жизни как должное, она же чувствовала внутренний протест против ежедневной рутины, одной и той же желтой панорамы прерии и против утомительной, однообразной жизни на ферме. Сидя на стуле и наблюдая за кружащимися танцорами, вслушиваясь в музыку, смех и голоса, Мэгги ощутила отчаяние. Никогда ничего не изменится! Она всю жизнь будет торчать на этой ферме, донашивать старенькие платья Энн, воспитывать Эвана и доить коров. Ни в будущем, ни в прошлом нет ничего мало-мальски приятного… А ведь она, пожалуй, единственный человек в Канзасе, который понимает, что на свете существует и другая жизнь.
– Он идет сюда.
– Он собирается пригласить тебя на танец, Кэти.
– Перестань скалить зубы, Сьюзан. Так ты похожа на бурундука!
Удивляясь неожиданному оживлению, Мэгги взглянула в сторону группы девушек, которой заправляла Энн, и услышала шепот кузины:
– Со мной собирается потанцевать кузен Кэла, потому что я скоро стану его родственницей.
Все понятно. Мэгги оглянулась и увидела красивого молодого человека, который шел через комнату в сопровождении Кэла. Колин Вентворт оказался главной темой всех бесед в этот вечер и объектом самых колоритных сплетен. Он приехал издалека, из Нью-Йорк-Сити, чтобы закупить скот и побывать на свадьбе Кэла и Энн, которая должна состояться на следующей неделе. И хотя только сегодня вечером он прибыл из Абилина, он выглядел свежим и ухоженным в черном костюме и галстуке-ленточке, как будто потратил несколько часов, прихорашиваясь перед танцами.
Мэгги подумала, что он как раз один из тех сладкоречивых и избалованных жителей восточных штатов, о которых так любила поговорить Амелия. Шестидесятилетняя Амелия Хайат Купер, маленькая одинокая старушка, единственный друг Мэгги, жила в убогой лачуге, и до встречи с девочкой ее компаньонами были книги и воспоминания. Во время долгих вечеров, которые они проводили вместе, Амелия рассказывала истории о богатых восточных женихах, раскрывая перед Мэгги странный и заманчивый мир. Росшая на Западе с пяти лет, Мэгги не могла себе представить огромный город, заполненный людьми, высокими зданиями и экипажами; затаив дыхание она слушала об опере, театрах и балах, на которые Амелию сопровождали кавалеры много лет назад. Разумеется, эти молодые люди были такими же привлекательными, богатыми и уверенными в себе, каким казался Колин Вентворт, ловко проходящий между танцующими парочками. Какой красивый! Блестящие волосы пшеничного цвета, аккуратно расчесанные на косой пробор, умное, чисто выбритое лицо и стройная атлетическая фигура. В костюме он смотрелся так же естественно, как богатырь Кэл Матер в комбинезоне.
Мэгги еще раньше обратила внимание на Колина, когда он ходил по комнате, очаровывая женщин и вступая в серьезные беседы с мужчинами. Его одарила улыбкой даже тетя Виллона, которая, к удивлению Мэгги, потом сказала Мейбл Феллз, что он «настоящий джентльмен – красивый и подающий большие надежды».
– Он невероятно богат, – сказала в ответ Мейбл Феллз и добавила, что его мать, сестра матери Кэла, вышла замуж за богатого торговца и теперь жила в двадцатикомнатном особняке в Нью-Йорк-Сити. – Только подумай, Люси в поте лица трудится наравне с Джессом и Кэлом на ферме, а ее сестра Грейс каждый вечер разъезжает по балам и операм!
Тетя Виллона, которая любила, чтобы последнее слово всегда оставалось за ней, поспешила дополнить ее слова информацией, которую она слышала от соседей. Колин Вентворт, говорят, купил в Абилине десять тысяч голов скота, который он собирается отправить на восток, на земли Вентвортов, а после свадьбы Кэла он отправится в Вайоминг, чтобы закупить там чуть ли не половину всей территории. В беседу вступила Ханна Коэ и заявила, что Колин помолвлен с наследницей огромного состояния, которой он подарил изумруд ценой в пять тысяч долларов. Мэгги, невольно слышавшая интересные подробности, раздумывала, что из всего этого было правдой. Однако она видела собственными глазами, что Колин Вентворт действительно красив, галантен и изящен. Мэгги с улыбкой наблюдала, как он легко избежал столкновения с огромным Джо Бобом Крокером, танцевавшим джигу с бедняжкой Молли Пратт, и направился к стайке девушек слева от нее. Но он только кивнул им и прошел мимо. Ее глаза удивленно раскрылись, когда она увидела, что он направляется к ней.
Нет, это какая-то ошибка! Это просто невероятно! Но он с Кэлом уже стоял перед ней, заслоняя собой танцующих.
– Мэгги, – смиренно сказал Кэл. – Позволь представить тебе моего кузена, Колина Вентворта. Похоже, он страстно желает познакомиться с тобой.
– Можно пригласить вас на танец, мисс Клей? – Колин слегка поклонился. Мэгги тут же услышала сдержанные восклицания и шепот Энн и ее подруг в нескольких шагах от себя.
Она чуть не ахнула. Она привыкла к тому, что ее игнорируют на вечеринках, и от этого неожиданного внимания со стороны незнакомца, о котором все только и говорили, Мэгги захлестнула волна удовольствия. Она быстро поднялась со стула, надеясь, что он не заметил, как запылали ее щеки.
– С удовольствием, – сказала она тихим спокойным голосом. Он повел ее в центр зала.
– Вниманию всех танцующих, – возвестил Фред Ваттс, игравший на скрипке. – Все дружно берутся за руки и кружатся влево!
Здание школы задрожало, когда маленькое свободное пространство в центре зала заполнили двадцать пар и пустились в дикий и неистовый галоп, не оставлявший времени на разговоры. Мэгги раскачивалась, хлопала в ладоши и кружилась в руках искусного танцора Колина Вентворта, чьи разрумянившиеся щеки и смеющийся взгляд свидетельствовали о том, что он и сам веселится не меньше ее.
Один раз в вихре танца Мэгги мельком увидела Энн и Кэла, кружащихся рядом. Энн злобно покосилась на нее, видимо, в ярости оттого, что вместо нее выбрали кузину. Впрочем, Мэгги не стала об этом задумываться, но потом все мысли оставили ее, потому что рука Колина обвила ее талию, и они теперь скакали вместе в такт музыке. Когда бешеная мелодия стихла, Колин взял ее за руку.
– Пойдемте побеседуем, мисс Клей, – предложил он и повел ее в единственный свободный уголок в школьном зале.
Изумрудно-зеленые глаза Мэгги сияли. У нее кружилась голова, она задыхалась, и не только от энергичного танца. Никто никогда не оказывал ей такого внимания, а тут вдруг се выделил из толпы такой привлекательный молодой человек, настоящий джентльмен. Правда, однажды Джо Боб Крокер и Генри Макадамс приглашали ее, и она прогуливалась с ними или сидела у ручья. Но ей было не по себе от их грубых шуточек и откровенных намеков. Она не знала, как нужно с ними разговаривать, не умела вызывающе улыбаться, как это делали Энн, Сьюзан Барнс и другие девушки. После первого свидания парни больше не появлялись. Но сегодня все было по-другому. Колин Вентворт относился к ней как… к настоящей леди. Она взглянула на своего спутника, галантно подвинувшего ей стул и протянувшего стакан лимонада. Он сел рядом и наблюдал, как она пьет освежающий шипучий напиток. Мэгги все никак не могла успокоить биение своего сердца, ведь он сидел совсем близко, и его брюки касались подола ее желтой юбки. Это было необычное ощущение, очень приятное. Странная дрожь охватила Мэгги, когда смеющиеся глаза Колина встретились с ее взглядом. Она смущенно улыбнулась.
– Мой кузен Кэл лжец или глупец, – сказал он. Словно издалека Мэгги услышала, как снова заиграла скрипка. Вокруг царили смех и веселье.
– Почему вы так думаете?
– Он сказал, что ты – самая нелюдимая девушка, которую только можно себе представить. Но ты замечательная. Красивая и очень милая. – Колин увидел, как вспыхнули ее щеки, а пальцы крепче обхватили стакан. Он смутился. – Прости, я не имел в виду… Мне не следовало говорить… Какой я идиот! К сожалению, Вентворты не отличаются тактом. Отсутствие дипломатии характерно для нас еще больше, чем наше родимое пятно, – грустно произнес он.
– Родимое пятно? – в замешательстве спросила Мэгги.
Он кивнул.
– Все мужчины нашего рода отмечены им. – Он задрал рукав рубашки и показал ей родимое пятно в форме полумесяца на правом запястье. – Оно есть у всех Вентвортов, как и остальные отличительные признаки. Поверь, откровенность – один из них.
– Не обращайте внимания. То, что говорит Кэл, меня нисколько не интересует! – воскликнула Мэгги, но ее голос дрожал. – Не будь он вашим кузеном, я многое могла бы порассказывать о нем, мистер Вентворт.
– Пожалуйста, называй меня Колин. – Он взял из ее рук стакан и поставил его на стойку за ее спиной. – Прости меня, пожалуйста, – умоляюще прошептал он, наклонившись к ней. Свет отражался на его светлых ресницах. – Я говорю тебе это, Мэгги, потому что это правда. Спорим, у тебя масса поклонников в этой глуши!
– Вот уж нет, – рассмеялась Мэгги.
– В таком случае эти несчастные еще тупее, чем я думал. А Кэл хуже всех!
Мэгги невольно улыбнулась, не в силах устоять перед его заразительным смехом и веселым блеском ярко-голубых глаз.
– Я знаю, почему не нравлюсь Кэлу. Только мне все равно. Он не может простить мне… – Мэгги усмехнулась и, глядя прямо в лицо Колину, закончила более серьезно: – В прошлом месяце на воскресном пикнике Кэл пытался поцеловать меня, и не в первый раз.
– Негодник! – шутливо возмутился Колин.
– Он же помолвлен с моей кузиной! – воскликнула Мэгги. Она ожидала, что Колин будет шокирован ее признанием, как была шокирована она, когда Кэл обнял ее за мельницей. – Мы с Энн никогда не дружили, однако он не должен вести себя таким образом всего за месяц до свадьбы.
– Лучше раньше, чем позже, – сказал Колин, и Мэгги оторопело посмотрела на него. – Извини, – сказал он с улыбкой, – не сдержался. Да, ты совершенно права – мой кузен дурень и негодяй. А теперь скажи мне, что сделала ты?
В глазах Мэгги мелькнула злость.
– Дала ему пощечину. И сказала, что если он еще хоть раз попытается сделать что-нибудь в этом духе, то я расскажу обо всем Энн.
– Ты правильно поступила. Но может быть, тебе следовало предупредить ее, с каким развязным парнем она собирается связать свою жизнь?
– Это не привело бы ни к чему хорошему. – Мэгги нахмурилась. – Один раз я попыталась, но она не хочет слышать ничего плохого про Кэла. Ни она, ни тетя Виллона. «Они считают, что я завидую, потому что у меня нет ухажера», – подумала Мэгги, но не стала говорить этого вслух. Она с любопытством посмотрела на Колина. – Не понимаю, почему вы захотели танцевать со мной после того, что говорил Кэл.
– Ты считаешь, я отношусь к людям, которые верят всему, что слышат? – Он улыбнулся. – Нет, мне больше нравится самому делать выводы. Кроме того, – сказал он и снова взял ее за руку, – ты слишком хорошенькая, чтобы не обратить на тебя внимания. Все эти девицы, – Колин обвел взглядом комнату и снова посмотрел на нее, – какие-то одинаковые, как… подсолнухи, которые растут по всему Канзасу. А ты, Мэгги Клей, ты – орхидея. Редкая, нежная и прекрасная. – Он наклонился к ней. – Потанцуй со мной еще. Старина кузен Кэл просто позеленеет от зависти, а я буду считать себя счастливейшим человеком в этом зале.


Когда в два часа ночи под свист ветра семейство Белденов погрузилось в повозку, голова Мэгги кружилась – и не только от танцев и черносмородинового вина. Она прижала к себе спящего четырехлетнего Эвана и прислонилась к деревянному борту, вспоминая каждое слово и каждый взгляд Колина Вентворта.
– Не очень-то радуйся, что кузен Кэла обратил на тебя внимание, – язвительно прошипела ей Энн, когда дядя Гарри дернул за вожжи и повозка покатилась к дому. При свете луны круглое веснушчатое лицо Энн блестело от пота и дышало злостью. – Подумай, чего такой парень хочет от такой девушки, как ты!
– О чем это ты говоришь? – спросила Кора, сонно моргая. – Чего хочет кузен Кэла?
– Заткнись! – осекла ее Энн, бросив взгляд на переднее сиденье, где родители все еще напевали мелодию, под которую танцевали.
Кора скорчила рожицу старшей сестре, засунула ладошку в руку Мэгги и прислонилась к ее плечу.
– Злюка, – прошептала она. – Не обращай внимания, Мэгги. Я считаю, что мистер Вентворт очень милый. По-моему, ты должна дать ему то, что он хочет.
– Спи, малышка, – прошептала Мэгги. Она поудобнее взяла Эвана и улыбнулась Коре. Ей не хотелось ни смотреть на Энн, ни думать о ее грязных предположениях. Энн ведь ничего не знает ни о Колине Вентворте, ни о Мэгги. Она просто мечтает испортить сегодняшний вечер. Подняв лицо к бледной августовской луне, Мэгги закрыла глаза и стала думать о Колине – красивом, веселом, уверенном в себе. И добром – Мэгги сразу это почувствовала. А более достойных качеств в мужчинах для нее не существовало.


Ночью она услышала тихий разговор, который вели между собой тетя Виллона и дядя Гарри, думавшие, что все уже спят.
– Правда будет замечательно, если кузену Кэла понравится Мэгги и он увезет ее в Нью-Йорк как свою жену?
Мэгги почувствовала, что внутри у нее все сжалось. Как сильно хочет тетя Виллона отделаться от нее! Колин считается чудесной находкой. Тетя Виллона тогда сможет сплетничать с Мейбл Феллз месяцами…
– Ведь, Гарри, он танцевал с ней целый вечер!
– Но он останется в городе только до свадьбы. Мэгги придется окрутить его очень быстро.
– Если вообще она сможет окрутить. Девочка ведет себя иногда очень странно, слишком замкнута. И все же она прехорошенькая. Напоминает мне ее бедную мать, а ведь ту считали красавицей в Айова-Сити. Да, Колин Вентворт определенно обратил на нее сегодня внимание.
– Я слышал, будто у этого Вентворта есть в Нью-Йорке девушка. Невеста.
– Чушь. Если бы у него действительно была невеста, стал бы он танцевать с Мэгги весь вечер! – Но голос тети Виллоны звучал не очень убедительно. – Я попрошу Энн, чтобы она поговорила с Кэлом. Разузнала, правда ли у него есть девушка в Нью-Йорке, или это очередная выдумка Мэйбл…
Мэгги лежала беззвучно. Тьма обволакивала ее, густая и душная, как шерсть. С потолка сыпалась пыль, как и всегда. Она уже привыкла к этому и не обращала на нее внимания, как не замечала полчища мух и мошкары, кружащиеся в горячем летнем воздухе в помещении. Она обдумывала разговор, который только что подслушала. Почему они не могут оставить ее в покое? Почему обязательно должны вмешиваться, сплетничать и обсуждать ее? Почему обязательно должны все испортить?
Невеста в Нью-Йорке?
Нет! Мэгги вспомнила, как Колин обнял ее за талию, как смотрел ей прямо в глаза. «Ты, Мэгги Клей, орхидея. Редкая, нежная и прекрасная».
Ведь он так сказал! Она… ему понравилась. От этой мысли Мэгги почувствовала, как все ее существо наполнила радость. Сердце подсказывало ей, что у него нет никакой другой девушки.
Ей хотелось снова увидеть его, и она знала, что он чувствует то же самое. Разве он не сказал: «Я навещу тебя, Мэгги. Пообещай, что погуляешь со мной»?
Может быть, он приедет завтра после ужина? Ей нужно найти свободную минутку, чтобы надеть чистое платье и причесаться.
«Надо поговорить с Амелией, – подумала Мэгги, прижимаясь щекой к грубому матрасу. – Я расскажу Амелии о нем, она будет рада за меня. И возможно, у нее найдется книга с рисунком орхидеи…


На следующий день пошел дождь – сильный серый дождь, и Мэгги оставила мысль пройти три мили до хижины Амелии Купер. Но к вечеру небо очистилось, и Кэл Матер вместе с Колином Вентвортом приехали верхом сразу после ужина. Они приехали и на следующий день, и после. Мэгги постоянно находилась в состоянии эйфории. Если бы не настороженность в глазах тети и не нарастающая враждебность Энн, Мэгги была бы совершенно счастлива. Она пыталась не обращать внимания на взгляды и перешептывания остальных членов семьи, когда они с Колином выходили из дома, чтобы прогуляться к реке.
Она слышала, как за тополями болтают и смеются Энн и Кэл, потом послышалось восклицание и наступила тишина. Мэгги взглянула на Колина и тут же отвела глаза. Он привел ее к камню, большому, гладкому и широкому, – они могли рядышком сидеть на нем. Камень находился у самого подножия холма, поросшего травой, в дюжине ярдов от мшистого берега реки. От взоров его скрывали ивы, окруженные чертополохом, ромашками и мелкими астрами. Колин с улыбкой повернулся к Мэгги. Казалось, его взгляд проникает в ее душу. Обняв, он притянул ее к себе.
– Как здесь тихо и спокойно. – Он посмотрел вверх на темнеющее голубое небо, где догорали последние розовые огни заката. Над их головами пролетела куропатка. – Как это не похоже на Нью-Йорк.
– Расскажи мне о Нью-Йорке.
Он печально покачал головой. В сгущающихся сумерках Мэгги разглядывала его орлиный нос, четко очерченные скулы.
– Нью-Йорк, Мэгги? Это невозможно. Как можно описать бедлам? Он захватывающий, огромный, забитый повозками, людьми и зданиями. Город, буквально пропитанный невероятным богатством и роскошью, рядом с которыми соседствует самая ужасающая нищета. Там есть гостиницы, театры и огромные универмаги. «Лорд энд Тейлор» больше, чем главная улица Эштона!
Это казалось невероятным, но все же Мэгги пыталась представить: толпы на улицах, величественные здания, экипажи и магазины. Она посмотрела на Колина. В красивом костюме, с аристократическими чертами лица и изысканными манерами, он прекрасно вписался бы в ту обстановку. Хотя он вписывался в любую обстановку.
– Должно быть, тебе скучно здесь, – пробормотала она, неожиданно подумав о своем простом голубом домотканом платье с потертым поясом и деревянными пуговицами, о жалкой хижине, находящейся неподалеку, о цыплятах в птичнике – она ясно слышала их писк сквозь тихий плеск воды в реке.
– Скучно? – Колин взял ее ладонь и сжал. Его глаза блеснули, когда он наклонился к ней. – Нет, Мэгги, здесь совсем не скучно.
Как всегда, когда он прикасался к ней, она почувствовала, как кровь прилила к щекам. Тепло его руки словно обжигало Мэгги до самого плеча.
– Я все же думаю, что скучно. Знаешь, а я никогда не была в Абилине. По крайней мере, – тут же поправилась она, – после того, как туда провели железную дорогу.
– Но ведь Абилин всего в тридцати милях отсюда!
– Тетя Виллона говорит, что нет смысла ездить туда. Мы можем купить все, что нам нужно, в Эштоне, и еще, – Мэгги набрала в грудь побольше воздуха и очень похоже изобразила тон тети, не терпящий возражений: – «Я не собираюсь брать молодых невинных девушек в такое злачное место!»
Колин расхохотался.
– Если у меня когда-нибудь будет дочь, такая же красивая, как ты, – заявил он, – клянусь, буду ограждать ее точно так же.
Мэгги улыбнулась.
– Твоя тетя мыслит здраво. Абилин действительно грубоват. Но мне кажется, период бума проходит. Ковбои, головорезы и искатели приключений, которые выползли на свет за последние годы на Чизхолмской тропе, скоро отправятся дальше. Ты разве не слышала, что железную дорогу уже дотянули до Ньютона? Целый товарняк скота уже прибыл оттуда в Канзас-Сити.
Об этой удивительной новости Мэгги не знала. За последние четыре года, с тех пор как железная дорога «Юнион Пэсифик» достигла Абилина, тихий городок, по размерам не больше Эштона, превратился в сумасшедший, шумный центр, откуда техасские скотоводы продавали и отправляли свой рогатый товар на восток. Благодаря Джозефу Маккою, в 1867 году предрекшему огромные богатства, которые можно нажить на железнодорожных поставках, и организовавшему на нескольких акрах городской земли перевалочный пункт для скота, Абилин стал центром торговли скотом. Свыше миллиона голов ежегодно отправлялось по Чизхолмской тропе, и судьба местных жителей зависела от рельсов, связывавших их с цивилизацией. Востоку была нужна говядина, а у техасцев к югу от Канзаса было ее полно. Каждое лето в Абилине совершались огромные сделки. Со стадами, после их перегонки через весь Техас, прибывали шумные группы погонщиков и, получив расчет в загонах Абилина, начинали пьянствовать, буянить и развлекаться в борделях, вызывая возмущение и презрение оседлых жителей Канзаса. Фермеры ненавидели их, но торговлю скотом уже было не остановить. Тетя Виллона в негодовании постоянно повторяла, что головорезы, заполонившие город после того, как начался его расцвет, еще хуже ковбоев и мычащих стад – они наводнили округу как саранча и в прошлом году убили бедного судебного исполнителя Тома Смита, когда тот пытался помочь шерифу арестовать парочку разбойников. Хотя Билл Хикок, новый шериф, заслуживший прозвище «Дикий», старался изо всех сил, Абилин никак нельзя было назвать образцом добродетели: ведь количество борделей, расположенных в Дьявольском квартале на окраине города, и салунов с сомнительной репутацией здесь было больше, чем участков с пшеницей, раскиданных вдоль Техас-стрит.
Мэгги страстно хотелось увидеть все это. То, что она слышала об Абилине, напоминало ей о городах ее детства.
Ей казалось, что стоит ей попасть в оживленный, процветающий город, как она сразу вспомнит все. Тетя Виллона и слышать не хотела о поездке. Хотя дядя Гарри и бывал иногда в Абилине по делам, семье не разрешалось сопровождать его. А теперь, как сказал Колин, расцвету Абилина приходит конец.
– Я помню Уайт-Рок после того, как он иссяк, – сказала вдруг Мэгги, покачав головой. – За одну неделю уехало две тысячи человек.
– Ты была среди них?
– О да. Папа никогда не задерживался там, где кончалось золото. Он постоянно охотился за очередной богатой жилой.
Колин привлек ее к себе, обхватив рукой талию.
– Прошло много времени. Ты все еще скучаешь по отцу и брату?
Она уже рассказала ему о своем детстве, о том, как долго ждала Бена, мечтала, чтобы тот увез ее с фермы Белденов.
– Я едва помню папу. И Бена тоже. – Пожав плечами, Мэгги продолжила ровным голосом, как само собой разумеющееся: – В конце концов прошло пять лет. Я выросла, я уже не та чумазая девчонка в холщовых штанах и мужской шляпе.
Колин взял ее за подбородок, и она посмотрела на него. Несмотря на ее слова и равнодушный вид, в глубине ее глаз затаилась боль.
– Не надо прятать от меня обиды, Мэгги.
Горестно вздохнув, она прижалась щекой к его груди, а он погладил ее по голове, по мягким шелковистым рыжеватым локонам. Он вдохнул их свежий мускусный запах, и его захлестнула нежность; он вдруг почувствовал себя одновременно слабым и сильным.
– Моя бедная Мэгги. Когда я думаю, как с тобой обращаются, мне хочется… – Он крепко прижал ее к себе, как будто хотел защитить от жестокого мира. Мэгги, милая, гордая, одинокая Мэгги не знала, что делать, не имела ничего, кроме этих пустынных прерий и родственников, которым было все равно, счастлива ли она. – Поверь, я понимаю, как тебе трудно. Я… я ведь тоже чувствую себя одиноким – иногда. Мой брат и я… мы не дружим. А моя мама… – Он вдруг замолчал и внимательно посмотрел в ее зеленые распахнутые глаза.
– Продолжай, – прошептала она, и ее лицо смягчилось от готовности посочувствовать ему. Но он, вздохнув, покачал головой.
– Это не важно. Неужели ты не видишь? Абсолютно ничего не имеет ни малейшего значения. Ни мой брат Эмброз, ни дедушка. Даже эта гарпия Энн и тетя Виллона. Имеем значение только мы с тобой. То, как мы нашли друг друга, то, что мы чувствуем…
Они сидели обнявшись под ивами, и Нью-Йорк и все дела, которые ожидали его, показались Колину очень далекими. Да и для Мэгги ферма Белденов была сейчас далеко. Они находились одни в мире сумеречных теней. Колин снова взял ее за подбородок и всмотрелся в ее вспыхнувшее лицо.
– Ты прекрасна, – прошептал он и провел пальцем по ее трепещущим губам. Наклонившись, он поцеловал ее, вдыхая нежный запах вымытых волос и кожи. – Ах, Мэгги, ты не знаешь, что ты делаешь со мной, – простонал он.
«Нет, знаю, – подумала она, словно растворяясь в поцелуе. – Ты делаешь то же самое со мной – я перестаю мыслить, рассуждать. Ты приносишь радость, тепло и странное замешательство, от которого кружится голова».
Солнце село, их окутали фиолетовые сумерки. Крепко обнявшись, они забыли о мире, окружающем их, забыли все заботы.


Они старались встречаться при каждом удобном случае – утром у ручья, где она стирала белье, днем в прерии, где собирала коровьи лепешки, из которых получалось прекрасное топливо. Она собирала их в мешки из рогожи и болтала с Колином при ярком свете августовского дня. Прохладными и свежими вечерами он приходил к ней, и они вместе шли на свое любимое место, радуясь, что могут прикоснуться друг к другу, поцеловаться, тихо посмеяться, сблизив головы. Об их дневных свиданиях никто не знал, но вся семья была в курсе их регулярных вечерних встреч, и все – за исключением Эвана, слишком маленького, чтобы обратить внимание на то, как поглощена Мэгги своим молодым человеком, – имели на этот счет собственное мнение.
Тетя Виллона наблюдала за парочкой со смесью сомнения и надежды, не переставая удивляться: Мэгги – подкидыш, и вдруг этот богатый джентльмен с востока… Дядя Гарри смотрел на происходящее с истинным удовольствием. Кора была в восторге оттого, что Мэгги такая счастливая и веселая, и мечтала, чтобы эта история закончилась, как положено в сказках. Энн завистливо косилась на них, когда проходила мимо под руку со своим Кэлом. Вне сомнения, Колин Вентворт был гораздо лучшей добычей. Для Эштона и Кэл был неплох, но ведь он всего-навсего сын фермера, трудяга, одетый в рабочие брюки и пропахшую потом рубаху. У него мозолистые и грубые руки, оттого что ему постоянно приходится ходить за плугом и много работать. Колин – совсем другое дело: обладает лоском, умом, настоящий джентльмен. Энн выходила из себя, представляя, что эта несчастная замухрышка Мэгги, возможно, поселится на востоке в прекрасном особняке, будет носить шелка и тафту, пить чай из дорогого китайского фарфора. При одной мысли об этом ее глаза загорались от гнева, зло и зависть растекались по жилам.


Амелия Хайат Купер жила одна в жалкой лачуге в трех милях от фермы Белденов. Она была так бедна, что спала на соломенном тюфяке на земляном полу, а вместо стульев у нее были табуретки. Столом служила доска, уложенная на две старые корзины. Но Амелия владела библиотекой, большой редкостью для прерии; она считалась самой образованной женщиной в этой части Канзаса. У нее были тонкие морщинистые руки, ясные карие глаза и седые волосы, собранные в аккуратный узел. Два ее платья – серое выцветшее льняное и заштопанное желтое ситцевое – всегда были чистыми, наглаженными и туго застегнутыми на все пуговицы до самой шеи.
Мэгги искренне любила старушку и приносила ей несколько раз в неделю по ведру чистой родниковой воды, собирала для Амелии яйца, которые несли ее куры, кормила цыплят и следила за тем, чтобы для печки хватало топлива.
Амелия редко куда-нибудь выходила, еще реже приходили к ней. У нее был садик, куры и одна корова; иногда она шила для горожанок, прекрасно вышивала. После того как ее сына Раймонда убили в Виксберге, жила затворницей. Мэгги считала Амелию своим единственным другом.
– Итак, он – богач с востока, этот твой молодой человек. – Амелия устремила острый взгляд карих глаз на Мэгги, протягивающую ей чашку чая, заваренного на листьях американского лавра.
Стоял бесконечный знойный день конца лета, воздух был тяжелым и сухим, как песок, солнце неистово жгло землю. Впрочем, сегодня чувствовалось приближение грозы, а звенящее голубое небо словно затаилось, набираясь тайной мощи и непонятной ярости. Мэгги, которая устроилась на табуретке, раздирали противоречивые чувства: она боялась грозы, хотела поскорее вернуться домой и видела, что Амелии нездоровится. Она поглядывала то в окно на знойное спокойствие, царившее за ним, то на запавшие щеки хрупкой пожилой женщины. На висках и скулах Амелии выступила испарина. В домике было нечем дышать, даже несмотря на распахнутые настежь дверь и окно.
– Да, Колин из богатой семьи, – сказала она, – но, Амелия, он совсем не похож на человека своего круга. – При одной мысли о молодом человеке ей стало хорошо и ее глаза заблестели, как зеленое море в лучах солнца. – Колин такой красивый, добрый, у него мягкое сердце. Вчера он привез Коре куклу из лавки Шелби. Специально туда поехал, чтобы найти для нее что-нибудь. Я сказала, что у нее болит зуб и она совсем приуныла. Девочка просто обожает его.
– И не одна она, как я вижу. – Амелия отпила глоток чая. – Что он здесь делает? Ты можешь ответить? – Она со стуком поставила чашку на доску, служившую ей столом. – Что это за человек, который торчит в Канзасе и ничем не занимается, кроме как расточает льстивые речи наивной девчонке?
– Он приехал на свадьбу – вы ведь знаете, до нее осталось всего три дня, – стала терпеливо объяснять Мэгги. – Кроме того, у него дела в Абилине, семейный бизнес. Как я поняла, Вентворты вкладывают в скот приличные деньги… Впрочем, кому до этого дело? Он не торчит на одном месте, Амелия. Он любит верховую езду и дважды ездил с Кэлом охотиться на бизонов. Одну ночь он провел под открытым небом на Терки-Крик. Колин считает, что очень здорово спать под звездами, слышать свист ветра и шорохи мелких зверушек, ползающих вокруг. Для него это отдых от суматошной жизни в большом городе.
Амелия фыркнула:
– Итак, он находит открытые пространства Запада изумительными. Возможно, временно. Кажется, он находит изумительной и тебя. До определенной степени. Но позволь предупредить тебя, Мэгги. Не доверяй ему. Я очень хорошо знаю этот тип мужчин. В свое время повидала немало таких резвых молодых охотников, которые не прочь поймать жаворонка, но потом, Мэгги, потом они всегда показывают свое истинное лицо.
Резкие слова и язвительный тон больно задели Мэгги, и она с отчаянием смотрела на подругу. Она ожидала, что Амелия порадуется за нее, а та обвинила Колина, хотя никогда его даже не видела! «Она ревнует, – неожиданно поняла Мэгги. – На этой неделе я приходила к ней не так часто, как всегда, потому что была с Колином, и она чувствует себя покинутой. Вот в чем причина!» Обычно улыбающееся маленькое овальное личико Амелии стало сморщенным и расстроенным; в полумраке дома оно выглядело пепельно-серым, а ее красивые карие глаза сверкали от гнева. Мэгги почувствовала прилив жалости к старушке. Бедная Амелия, одинокая, несчастная. Ей выдалась тяжелая жизнь, она пережила немало разочарований и лишений.
– Колину я небезразлична, Амелия, – мягко сказала она. Потянувшись через стол, она взяла в свои руки маленькие хрупкие ладони. – Пожалуйста, постарайтесь понять. Я знаю, что он искренен. И мне он тоже небезразличен.
– Значит, ты любишь его? – Амелия стиснула ей ладони. – Ох, будь осторожна, Мэгги! Человек, которого ты выбрала, может быть недостоин твоей любви.
– А ты была осторожна, Амелия? – как обычно, спокойно спросила Мэгги.
В маленьком домике наступила тишина. Амелия давно рассказала Мэгги историю своей молодости и одиночества. Единственная дочь преуспевающего нью-йоркского банкира, она никак не могла выйти замуж, а потом влюбилась в моряка, которого однажды встретила совершенно случайно. Ее семья запретила ей видеться с ним, но она встречалась с ним тайно, пока его судно не подняло паруса. Потом, ожидая его возвращения, она узнала, что беременна. Она тщетно ждала месяц, потом два, погруженная в отчаяние и страх, скрывая свое состояние, полная угрызений совести, но уверенная, что все уладится, когда он вернется. Но однажды в гавани она узнала новость: корабль ее любимого попал в шторм, и он погиб. Семья Амелии пришла в ужас, когда она пришла домой и призналась во всем. Но в мгновение ока их замешательство сменилось осознанием позора, а потом яростью. Они отказались от нее, выгнали из дому, и она, не зная, что делать, приехала на Запад, чтобы начать все заново. Она одна воспитала сына в своем отдаленном убежище в Канзасе, молясь на него, пока его не забрала война. Теперь она осталась одна, если не считать Мэгги.
– Да, – хрипло сказала Амелия, и ее глаза наполнились слезами. Мэгги поняла, что она думает о погибшем моряке. Амелия погладила гранатовое кольцо, которое он подарил ей перед своим последним плаванием и которое она никогда не снимала с пальца. – Да, я была уверена. – Ее напряженный взгляд снова обратился к Мэгги. – Я думаю, ты тоже сейчас уверена… – сказала она, тяжко вздохнув.
– Амелия, я хочу быть с ним, видеть его все время! Я больше ни о чем не могу думать. Тете Виллоне пришлось дважды напомнить мне вчера утром о том, что я должна помочь дяде Гарри вспахать поле. А за обедом я совершенно не слышала, о чем мне говорят!
– Не позволяй себе увлечься, Мэгги. Не натвори глупостей, – просительно сказала Амелия. – Ведь именно это ты и собираешься сделать. Ты помнишь, что я сказала тебе, когда ты впервые пришла в мой дом? Тебе было всего одиннадцать, ты была неуклюжей и несчастной и заявила, что хочешь стать леди, чтобы твой брат вернулся и забрал тебя. Ты пожелала, чтобы я научила тебя всему, чему сама научилась в детстве на востоке. Причем всему сразу, за один вечер!
Мэгги улыбнулась.
– А ты угостила меня чаем, печеньем и сказала: «Пользуйся каждой секундой времени, отпущенного тебе, и ты всему научишься, вырастешь и приспособишься».
Амелия отпила еще чая.
– Ты так и сделала, моя девочка. – Она нервно обхватила чашку, выражение ее лица стало озабоченным. – Ты одинока, я понимаю. Но ты не должна витать в облаках. Мне кажется, твой молодой человек решил просто поразвлечься. Будь осторожна и не принимай его увлечение слишком серьезно.
Щеки Мэгги вспыхнули. Она вскочила с табуретки.
– Вы думаете, я недостаточно хороша для него? Считаете, я ему безразлична, потому что я… я не такая уж леди, недостаточно образованна или богата?..
– Боже, девочка, прекрати эти глупые речи! Я думаю, что ты наверняка лучше его. Намного лучше. Я никогда в жизни не встречала более чудесной и утонченной девушки, чем ты, – и это истинная правда! И в то же время в тебе есть сила, Мэгги, чувство собственного достоинства, совсем как у этой дикой, свободной земли… Но я совсем не об этом. Я пытаюсь объяснить тебе, что ты невинна, уязвима и очень одинока. Ты – легкая добыча для нечестного человека, моя дорогая. – Амелия наклонила седую голову. – Пожалуйста, послушайся меня, детка. Я знаю о жизни намного больше, чем ты, знаю общество, в котором вырос твой Колин Вентворт. Он совсем не такой, как эти юноши из Канзаса…
– И слава Богу! – Мэгги вдруг пожалела, что стала обсуждать Колина Вентворта с Амелией. Она добрая и умная, но все же старая женщина. Усталая и старая, на нее свалились тяжелые жизненные проблемы. Ну что она знает о том волшебном чувстве, которое возникло у Мэгги, когда она встретила Колина? Амелия даже никогда не видела его. Как она может рассуждать о нем или о его намерениях?
– Мне пора идти. – Она обошла Амелию и начала закрывать ставни. Амелия вдруг показалась ей дряхлой и слабой. Мэгги и жалела старушку, и злилась на нее. – Вот-вот разразится гроза, мне нужно спешить. В следующий раз постараюсь принести побольше топлива, – сказала она и добавила, надевая шляпку: – Пора уже запасаться на зиму.
– На зиму? – Амелия медленно повернула голову и посмотрела на закрытые окна. – Да, если я буду здесь, когда начнется зима.
– Конечно, будете. – Мэгги не сдержала раздражения. Иногда Амелия бывает такой несносной. Зачем она портит ей настроение?
– Я навещу вас в субботу, в день свадьбы Энн, – сказала она. – И познакомлю с Колином.
– Очень хорошо, буду ждать, – пробормотала старушка.
Выходя из дома, Мэгги чувствовала на себе ее взгляд. Но она решительно закрыла за собой дверь, потому что видела, как крепчает ветер. Поспешно направляясь к дому, она то и дело поглядывала на свинцовые тучи, заволакивающие быстро темнеющее небо, однако думала не о надвигающейся грозе. Она думала о ситуации, в которой оказалась, о своей жизни, о том, что с ней происходит.
Все эти годы она ждала, чтобы Бен вернулся и ее жизнь снова пошла как раньше. Но ведь этого никогда не будет.
Наконец она смирилась с неизбежным. Последнее письмо от брата пришло два года назад. Может быть, его уже вообще нет в живых. Ждать бессмысленно.
Но теперь у нее есть Колин; он внес в ее жизнь новое счастье так же неожиданно, как весна приходит на смену зиме. Рядом с ним она чувствует себя ожившей: прерия, небо, даже сам воздух будто наполнились новой жизнью, и пустота в ее душе сменилась трепещущей радостью.
Она не хочет потерять его. И она сделает все, что в ее силах, чтобы он не переставал любить ее.
Ветер вдруг изменился. Он теперь яростно кружился вокруг Мэгги, завывал, срывал с нее шляпку и поднимал подол юбки. Поймав шляпку за ленту, Мэгги подобрала юбку и попыталась бежать, однако услышала сквозь вой ветра топот копыт. Сквозь деревья она рассмотрела Колина, сидевшего на самом крепком жеребце Кэла Матера. Он скакал галопом и, увидев ее, пришпорил коня сильнее. Выражение его лица было таким печальным и несчастным, что у Мэгги сжалось сердце. Конечно, не гроза так напугала его. Ведь никогда еще она не видела жизнерадостного Колина таким…
– Мэгги, я искал тебя, чтобы сказать… Хлынул дождь. Ветер стал завывать еще сильнее.
– Давай не здесь! Садись! – Наклонившись, он подхватил ее и усадил в седло позади себя. Обхватив его талию руками, она чувствовала, как дождь барабанит по ее спине.
– Школа! – воскликнула Мэгги, когда он пустил лошадь в галоп и свернул в направлении фермы Белденов. – Она намного ближе!
На небе сверкала молния, деревья дрожали и пригибались к земле от ливня и ветра. Гром гремел не переставая, оглушая все вокруг. Мэгги промокла до нитки. Ведь всего час назад стояла жара, иссушая землю и все сущее на ней, а теперь кругом царила вода, стекая серебристыми каплями с листьев, превращая землю под копытами коня в глиняное месиво, бурным потоком низвергаясь на землю.
Мэгги задыхалась и дрожала, прижимаясь к спине Колина. Но когда показалось здание школы, она с облегчением засмеялась и ощутила странное волнение. Неожиданная гроза, холодный дождь и неистовый ветер, перспектива остаться наедине с Колином в пустом здании школы – все это заставило ее сердце биться в бешеном ритме.
Пока Колин привязывал коня под навесом у школы, она вбежала внутрь, оставляя после себя мокрые следы. В школе было темно и сухо, пахло мокрой землей и травой. Мэгги знала, где хранятся одеяла и фонарь, поэтому не раздумывая скинула с себя промокшее платье и завернулась в одеяло. Когда вошел Колин, она как раз пыталась разжечь печку.
– Никогда в жизни не видел ничего подобного. На улице темно, как…
Он остановился, увидев Мэгги.
– Я вся промокла, – торопливо сказала она, покраснев. – Ты, наверное, тоже. Вот, возьми одеяло. Я сейчас разожгу печь.
Колин медленно пошел к ней. Его мокрые волосы прилипли ко лбу. Дорогая рубашка и брюки облепили тело, но глаза сияли счастьем.
– Мэгги, если бы ты видела себя сейчас… Дрожащими пальцами она убрала прядь мокрых волос со лба и плотнее закуталась в одеяло. В бледном мигающем свете фонаря блестело ее округлое плечо. Колин наклонился и поцеловал его.
Ее кожу обожгло там, где он прикоснулся к ней трепещущими губами. Неясные мысли роем пронеслись у нее в голове, и, испуганная новыми ощущениями, Мэгги пробормотала:
– А зачем ты искал меня? Я, конечно, рада, что нашел – жутко оказаться одной в этом кошмаре, – но откуда ты знал?..
– Я не знал, что ты попадешь в грозу. Я искал тебя совсем по другой причине. Твоя тетя сказала, что ты часто навещаешь эту старушку, и вот… Мэгги, – Колин сжал ей плечи так, что ей стало больно, – я искал тебя, чтобы сказать, что мне нужно уехать. Срочно. – Он тоскливо посмотрел на закрытые ставни, которые не могли заглушить шум разыгравшейся грозы. – Как только гроза стихнет, мне нужно будет ехать в Абилин и попасть на первый же поезд, идущий на восток.
– Но зачем?
– У дедушки случился удар. У него очень плохое сердце. Похоже, прогноз для него не очень обещающий. Мне… нужно успеть…
Мэгги почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног. Его голос звучал словно издалека.
– Прости, мне самому не хочется уезжать. Но придется.
– Да, конечно, я понимаю, – прошептала она. – Надеюсь, с дедушкой все обойдется.
– Никто не знает, выживет ли он. Но я должен быть там.
– Ну конечно. – Она чувствовала на себе его взгляд и изо всех сил старалась сдержать слезы. Распрямив плечи, она немного отстранилась. – Мне будет очень недоставать тебя. И я всегда буду помнить время, которое мы провели вместе. – «Вернется ли он? Он должен вернуться!»
Колин вглядывался в ее лицо, не обращая внимания на то, что промок до нитки. Она делала отчаянные усилия, чтобы не заплакать; она отвернулась, гордо подняв подбородок, и только дрожание губ выдавало ее чувства.
– Черт возьми, как бы мне хотелось взять тебя с собой! – воскликнул он и обнял ее, только чтобы успокоить, как-то утешить.
Мэгги вся дрожала и непроизвольно прижалась к Колину, ища тепла и поддержки. Одеяло соскользнуло с ее плеч.
– О Боже, Мэгги! – то ли засмеялся, то ли застонал Колин и вдруг притянул ее к себе – сильным и властным жестом. Желание вспыхнуло в Мэгги, как начинающийся пожар в прерии. Одеяло упало, и, совершенно мокрые и безрассудные, они опустились на пол.
Колин, глядя в ее ищущие глаза и пылающие щеки, запустил пальцы в ее шелковистые волосы. Затем осторожно опрокинул на упавшее на пол одеяло.
– Колин, пожалуйста, держи меня, – прошептала Мэгги. – Никогда не отпускай меня от себя.
Она не могла ни о чем думать; сквозь окутавший ее туман, жар и боль надвигавшейся утраты она только шептала слова мольбы. Она прижималась к нему всем телом, раскрыв навстречу губы и объятия… В мире царила гроза, а в тесной маленькой школе, где горел всего один фонарь, тускло мерцала печь, освещая парты, прислоненные к стене, они погрузились в сладкое и одурманивающее забвение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В ожидании счастья - Грегори Джил



Шикарно!
В ожидании счастья - Грегори ДжилDary
6.07.2012, 2.18





Роман очень поучителен для молоденьких девушек, которые только начинают вступать во взрослую жизнь! А так роман интересен своими героями и сюжетом! Я не могу сказать что он меня так уж сильно впечатлил, но тем неменее он интересный и заслуживает того что бы его читали, этот роман жизненый!
В ожидании счастья - Грегори ДжилНаталья Сергеевна
5.09.2012, 4.35





Жестковато для романа. Плакала очень, книга даже на роман не очень похожа.
В ожидании счастья - Грегори ДжилПросто я
5.09.2012, 23.26





отлично
В ожидании счастья - Грегори Джилмария
26.11.2012, 2.48





хороший роман,понравился.
В ожидании счастья - Грегори Джилинна
26.01.2013, 12.19





В конце неправильно немного. Ничто не вечно - особенно люди.
В ожидании счастья - Грегори ДжилЛале
27.03.2013, 16.47





Замечательный роман. В духе лучших классических романов, а не пустых однодневок которые быстро забываются
В ожидании счастья - Грегори ДжилПупсик
22.04.2013, 19.38





Замечательный роман. В духе лучших классических романов, а не пустых однодневок которые быстро забываются
В ожидании счастья - Грегори ДжилПупсик
22.04.2013, 19.38





Мне тоже понравился.Жизнь бедной девочки очень трудная и сложная,но не без добрых людей.Жаль,что автор с первым мужем гл.героини жестко обошлась.А со вторым ее спасителем - стрелком - как-то невнятно получилось.Впечатление такое,будто автору наскучило возится с этим романом.Но за реалистичность 10.
В ожидании счастья - Грегори ДжилГандира
30.07.2013, 22.22





Очень хороший роман , нет , даже не роман , а скорее повествование , история жизни .....но всё равно цепляет , жизненно , печально , трагично и красиво написано . Спасибо автору .
В ожидании счастья - Грегори ДжилВикушка
13.11.2013, 20.55





Замечательный роман! Плакала,пока читала,особенно жалко брата Ггероини.Роман произвёл на меня огромное впечатление.Запомнился.
В ожидании счастья - Грегори ДжилНаталюша
5.10.2014, 17.16





Потрясающий роман! Сюжет не типичен для большинства романов! 10/10
В ожидании счастья - Грегори ДжилЭля
1.01.2015, 19.34





Очень , очень хороший роман !
В ожидании счастья - Грегори ДжилMarina
2.01.2015, 22.21





Прекрасный роман! Всем читать!
В ожидании счастья - Грегори ДжилНаталья 66
14.04.2015, 21.52





Мне роман понравился. Реалистично, жизненно. Читайте!!! В жизни всегда должно быть место надежде.
В ожидании счастья - Грегори ДжилНюша
20.04.2015, 11.23





Понравился, читайте!
В ожидании счастья - Грегори ДжилЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
10.10.2015, 0.33





Хороший роман. Добротный. Герои не картоные. Многогранные ,например муж ГГи ,показывается его эволюция в процессе повествования, сама ГГя мудрая женщина которая реально воспринимает обстоятельства и действует исходя из них. Бавает благодарна за малейшую помощь ,а ведь часто в ЛРх ГГни ерепенятся создавая надуманные ситуации.
В ожидании счастья - Грегори ДжилПривет
2.11.2015, 17.42





Хороший сюжет. Нестандартный. Конец правда скомкан. Как то Джейк плоско вышел. Однако читать советую.
В ожидании счастья - Грегори ДжилElen
3.11.2015, 14.23





Роман очень понравился .Легко читаеся,занимательный сюжет,герои вызывают теплые и искренние чувства.Спасибо.
В ожидании счастья - Грегори ДжилСВЕТЛАНА
12.02.2016, 12.01





Понравилось. Однозначно читать! Это скорее не роман, а сценарий к хорошему и жизненному фильму. Все грустно но зато реалистично. Мне не хватило совместного ребёнка и Джейку я бы немного больше времени уделила, а в остальном все великолепно
В ожидании счастья - Грегори ДжилАленка
20.07.2016, 3.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100