Читать онлайн В ожидании счастья, автора - Грегори Джил, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В ожидании счастья - Грегори Джил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 78)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В ожидании счастья - Грегори Джил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В ожидании счастья - Грегори Джил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегори Джил

В ожидании счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

В последний день апреля кэб, в котором сидела Мэгги, остановился перед особняком Вентвортов на площади Стайвесанта.
Утром моросил дождь, и для этого времени года было необычно прохладно. Впрочем, в отделанной кружевом черной мантилье, накинутой поверх платья из черного фая, Мэгги не чувствовала холода. Выйдя из двухколесного экипажа, она расплатилась с возницей и по широким ступенькам поднялась к резной дубовой двери, думая не о великолепии и огромных размерах города-монстра, а только об одном: скоро она увидит своего сына.
– Да? – Лакей с глазами навыкат рассматривал ее. За его плечом она увидела позолоту и мрамор.
– Я хотела бы видеть Джона Блейка.
– Молодого хозяина нет. Как ему передать, кто его спрашивал?
– Его мать, – спокойно сказала Мэгги. Лакей удивленно поднял брови, и Мэгги прошла мимо него в холл с мраморным полом. – Я подожду своего сына.
Лакею ничего не оставалось, кроме как провести ее в небольшую, изысканно обставленную желтую гостиную. Мэгги огляделась. Все, что она успела заметить в этом доме, было красивым и вызывающим восхищение, начиная от шелковых штор, цветной лепнины и диванов, обитых полосатым атласом, в этой прелестной комнате и кончая хрустальной люстрой, сверкавшей под потолком в просторном холле. На полу лежал роскошный дорогой ковер, на камине из резного красного дерева стояли статуэтки и вазочки из хрусталя, слоновой кости и золота. Комната словно дышала красками и ароматом цветов, яркие букетики которых стояли на множестве столиков и в высоких мраморных вазах на полу.
И все же, опускаясь в шератоновское кресло, она удивлялась, почему все это не производит на нее по-настоящему глубокого впечатления. Она прекрасно осознавала, в какой роскоши живут Вентворты, а теперь и Джона, от этой помпезной пышности у нее не захватывало дух. Да, золото, шелка и атлас – все изысканное, красивое, но они не шли ни в какое сравнение с чудесными техасскими закатами, которые никогда не походили друг на друга, с туманными рассветами или с бархатными просторами равнин, простиравшимися до самого горизонта. Возможно, она отвыкла от шикарных вещей и они больше не возбуждали в ней благоговения, или для нее существовали более важные дела, требующие решения? Мэгги сидела одна в гостиной и готовила себя к предстоящей встрече.
Регина и Абигейл остались в гостинице, чтобы предоставить ей возможность сообщить Джоне о смерти Сойера наедине. Она попросила Маркуса Граймса не писать Колину о том, что случилось, потому что боялась, что он немедленно расскажет обо всем сыну. Зная мальчика так, как его знала только она, Мэгги хотела быть рядом, когда он узнает новость, которая наверняка пронзит его юное сердце. Жаль, что он не хотел поддерживать связь с Сойером с той самой роковой ночи в Бакае, когда узнал правду о своих родителях.
Она подскочила, увидев, что дверь открывается, но в комнату вошел не Джона, а Клара Вентворт с матерью и дедушкой Колина.
Старик с белыми как снег волосами важно восседал в инвалидной коляске, как будто это был трон. Пока Клара подвозила его поближе, Мэгги подметила, что это был невысокий человек с пронзительными, близко поставленными глазами, с острым носом, выдающимся вперед подбородком и с большой родинкой над левой бровью. Его хрупкое, почти высохшее тело было закутано в толстый коричневый халат. Впрочем, физическая немощь не могла погасить огонь, сверкавший в его черных глазах. Он взглянул на Мэгги и, прежде чем она встала и произнесла хоть слово, резко сказал:
– Значит, вот та девушка, на которой должен был жениться Колин. По крайней мере она сумела подарить ему сына. – Садись. Сядь, говорю тебе. И давай рассказывай, зачем приехала.
– Ну, папа… – Мать Колина, Грейс Вентворт, обошла кресло и кивком поздоровалась с Мэгги. – Миссис Блейк может обидеться. Она еще не знает, что ты так обращаешься со всеми.
Она представилась сама, представила Мэгги своего свекра и предложила всем сесть. Поразительно, как похож был Колин на мать – те же светлые волосы и голубые глаза, те же приятные черты лица. Высокая узкоплечая женщина носила свое платье с величием королевы и говорила с выверенной, полной значимости интонацией, как обычно говорят знатные особы.
– С Кларой вы знакомы, – сказала она, откидываясь на спинку полосатого дивана и изучающе вглядываясь в Мэгги. Жена Колина холодно улыбнулась. – Позвольте выразить вам наши соболезнования, – продолжила Грейс. – Мы были очень опечалены, когда узнали о безвременной кончине вашего супруга.
Мэгги ошеломленно смотрела на нее.
– Вам телеграфировал Маркус?
– Да, конечно. Ваш муж был партнером их обоих, и они держали друг друга в курсе того, что происходит. Но, пожалуйста, не волнуйтесь, мы ни слова не сказали Джоне. Мистер Граймс недвусмысленно дал понять, что вы хотите сообщить ему печальное известие лично.
– Очень любезно с его стороны, – произнесла Мэгги сквозь зубы. Она пыталась подавить свое зло на Маркуса и сосредоточилась на трех особах, которые наблюдали за ней с близкого расстояния, сидя в нарядной желтой комнате. В окно, занавешенное белыми шелковыми шторами, барабанил дождь. – В таком случае вам известна причина моего визита, – сказала она своим обычным тихим голосом, обращаясь к мистеру Вентворту. – Я хочу видеть своего сына.
– И это все, чего вы хотите? Да? Вы не думаете забрать его с собой? – Старик выпятил подбородок, его глаза сверкнули. Похоже, он мгновенно оценил ее. – Место мальчика здесь, и клянусь Святым Георгием, здесь он и останется.
Уголки губ Клары изогнулись вверх, изображая приятную улыбку.
– Джона любимец дедушки, – сообщила она Мэгги, – и он совершенно счастлив здесь, в Нью-Йорке. Вы будете просто поражены, узнав, как хорошо он освоился. – Она обвела рукой комнату. – Сейчас это его дом. Но мы собираемся отвезти его в коттедж через месяц.
– В коттедж?
– В Ньюпорт, – улыбнулась она, – на побережье. Летом ему там очень понравится. Соберутся самые известные семейства, кроме того, там очень весело. В городе ведь слишком жарко, чтобы цивилизованный человек оставался здесь на лето.
Мэгги, невольно подумав о том, как Клара отнеслась бы к жгучему техасскому лету, еле удержалась от улыбки. Ей трудно было представить себе сына, ездившего без седла на полудиких жеребцах, среди избалованных отпрысков таких людей, как Клара.
– Где Джона? – спросила она Грейс Вентворт. – Когда он вернется?
– Они с Колином отправились покататься верхом. Скоро должны вернуться. Я могу предложить вам чашечку чая?
Мэгги отказалась. При других обстоятельствах она с удовольствием выпила бы чаю в такой холодный день, но она не хотела пользоваться гостеприимством Вентвортов. Что-то в этом доме и в этих людях внушало ей недоверие. В шикарной комнате царили притворство, алчность и хитрость. Она знала, что Колин, Клара и Грейс многие годы мечтали отвоевать наследство старика у дочери Эмброза. Для них Джона оказался решением всех проблем. Даже этот старик, помешанный на наследнике, использовал ее сына! Ведь он не любил ее мальчика. Джона был лишь ключом к достижению их замыслов. Поскольку он был мужского пола и появился на свет от семени Колина, значит, он был одним из них. Но они не знали его душу, не заглядывали в его сердце, не ценили его характера. Их это не интересовало. Мэгги охватило жгучее желание скорее забрать отсюда сына, вернуть его домой, в Тэнглвуд. Но она тут же вспомнила, что сейчас для Джоны там небезопасно, и ничто, даже притворство и жадность, царившие в этом доме, не заставят ее увезти мальчика в Техас. Он поедет в Ньюпорт с Вентвортами.
В тот самый миг, когда она укрепилась в этой мысли, она услышала, как открылась входная дверь и в холле раздались голоса. В дверях появились Колин и Джона.
– Мэгги! – Колин быстро пошел к ней, протянув руки, но она отступила в сторону, устремив взгляд на сына. Джона застыл у входа в гостиную.
– Джона! – Голос Мэгги дрожал. Но мальчик не двигался. Она подбежала к сыну, обняла его. Он поморщился и отстранился. – Джона, пожалуйста, – прошептала она, чувствуя, что ее сердце разрывается от его холодности после многих месяцев разлуки. Семья Вентвортов внимательно следила за каждым ее движением.
– Не будете ли вы столь любезны оставить меня на несколько минут наедине с сыном? – спросила она, плохо контролируя свой тон и окидывая их сердитым взглядом.
Колин открыл рот, чтобы возразить, но тут же закрыл его, увидев, как вспыхнули глаза Мэгги. Неожиданно поменяв тактику, он взялся за ручки инвалидной коляски своего дедушки.
– Я буду в библиотеке на случай, если понадоблюсь тебе, – сказал он Мэгги.
– Приходи навестить меня, когда твоя мать уйдет, – сказал старик Джоне, когда Колин увозил его из комнаты. – Помнишь, нас ждет партия в шахматы? Я снова выиграю, это точно. И не говори, что я не дал тебе отыграться.
Грейс и Клара молча вышли, и Мэгги подвела Джону к дивану. Она села рядом с ним, взяла его вялую руку и крепко сжала его пальцы.
Он изменился с тех пор, как она видела его в последний раз: побледнел, подрос и похудел. В бриджах на восточный манер и жакете для верховой езды он был очень похож на юного Колина Вентворта, в которого она влюбилась в Канзасе. Но, с отчаянием глядя в его отстраненные глаза, она напомнила себе, что он принадлежал и ей тоже, был ее плотью и кровью. Этот самый мальчик всюду следовал за Сойером, как щенок, мог укротить любого пони на ранчо, знал каждый дюйм земли Блейка.
– Джона, Джона, – тихо сказала она, охваченная смешанным чувством любви и потери. – Неужели ты до сих пор сердишься на меня? Неужели до сих пор не знаешь, что папы и мамы – тоже человеческие существа? Мы совершаем ошибки, порой ужасные ошибки. Но никогда ни я, ни… – ее голос дрогнул, – ни твой отец не сделали тебе ничего дурного. Я люблю тебя, Джона. В глубине души ты ведь знаешь, как я люблю тебя.
Никакой реакции. Сердце Мэгги сжималось, пока она смотрела на сына. Теперь, когда Сойера не было, ей больше, чем прежде, нужно было прощение Джоны.
– Джона, пожалуйста, – прошептала она, сжав его руку. После месяцев разлуки она не ожидала, что он встретит ее с такой враждебностью. – Неужели ты не можешь понять?
Он ответил шепотом, не глядя на нее:
– Может быть, могу…
Она затаила дыхание: по крайней мере какое-то начало. Потом тихо заговорила снова:
– Ты не хочешь спросить меня, почему я приехала?
– Если для того, чтобы увезти меня обратно в Тэнглвуд, то я не поеду. – Тут он взглянул на нее, и его щеки вспыхнули. – Я здесь счастлив! Мой отец хочет, чтобы я был рядом с ним, и что бы ни говорили ты и папа, я не изменю свое решение.
– Я приехала не для того, чтобы забрать тебя назад. Не потому, что не хочу, чтобы ты вернулся, – поспешила добавить она, – но потому, что дома стало слишком беспокойно… слишком опасно. Я не хочу, чтобы ты был там, я не хочу, чтобы ты был втянут…
Джона в замешательстве нахмурил брови:
– Я не понимаю.
Мэгги почувствовала, что настало время, когда нужно все ему рассказать. С бьющимся сердцем она пыталась подобрать слова.
– Джона, сейчас у нас дома идет война между ранчо. Неужели Колин тебе ничего не говорил? – Когда он помотал головой, она набрала в грудь побольше воздуха и продолжила: – С того дня, когда появился синдикат, у нас царит насилие – вернее, с того самого дня, как ты уехал. Было несколько перестрелок, и… одного человека едва не линчевали. Макаллистеры – все, кроме Пита, – погибли в собственном доме. Кто-то устроил поджог… – Голос Мэгги стих.
– Что? – До этого момента Джона не обращал внимания на ее черное платье и вдруг уставился на него, вспомнив о том, что мама никогда не носила черного. Ему на ум вдруг пришли слова: вдовий траур. – Что это, мама? – настойчиво спросил он, впервые внимательно посмотрев на ее бледное лицо. Его охватило ужасное предчувствие. – Скажи, что еще случилось.
– Сойер… твой папа… в него стреляли и убили на следующий день после пожара у Макаллистера.
Дождь еще сильнее забарабанил по окнам. С улицы доносился шум экипажей. Мэгги видела, как побледнело юное лицо Джона. Она крепко обняла его.
– Нет, не может быть, – пробормотал он, потрясенно качая головой. – Папа не умер.
Он смотрел Мэгги в лицо, и она понимала, как ему хочется, чтобы она забрала свои слова назад, чтобы превратила правду в ложь. Если бы она только могла!
– Он умер, Джона, – прошептала она. – Я тоже не могу в это поверить, но это так. Мы похоронили его рядом с Айви.
Она смотрела, как сморщилось его веснушчатое лицо, худенькую фигурку сотрясали рыдания, и по щекам побежали слезы. Зарыдав, Мэгги прижала сына к груди.
Она долго держала его, покачиваясь вместе с ним и утешая. Через красивый костюм для верховой езды прощупывались тонкие и хрупкие косточки, а хохолок светлых волос на голове был шелковистым. Она изливала на него всю свою любовь, глубокую и нежную. С тех самых пор, как Джона научился ходить, он ни разу не искал утешения в ее руках, всегда шел к Сойеру, только к Сойеру…
Наконец его всхлипывания стихли, и Мэгги дала ему свой носовой платок.
– Я не писал ему, – сказал он, подняв свои полные муки голубые глаза. – Наверное, он сердился. Конечно, он ненавидел меня за то, что я сбежал, и за то, что так и не написал…
– Ш-ш-ш… Нет, Джона, нет. Сойер любил тебя и совсем не сердился. Он собирался приехать сюда весной и привезти тебя назад во что бы то ни стало. Ему очень тебя не хватало, но он не винил тебя за то, что ты сбежал.
– Я его больше никогда не увижу. – Он всхлипнул, и Мэгги поцеловала его в щеку.
– Знаю, дорогой, и все понимаю. Но он живет в твоем сердце, живет в наших сердцах. Ты должен помнить только счастливые времена и то, что он тебя любил больше всего на свете, Джона.
После ее слов мальчик немного успокоился.
– Кто сделал это, мама? – спросил он после того, как громко высморкался.
Мэгги покачала головой:
– Нельзя сказать с полной уверенностью, но говорят, что Пит Макаллистер, который совсем обезумел после того, как погибли Джейн и дети.
– Но ведь папа не имел к этому никакого отношения!
– Конечно, нет. Но он был на стороне противника Макаллистеров во время всех распрей… Джона, дома сейчас столько ненависти, страха и жадности, что никто уже не знает, кто в чем виноват и что случится дальше.
– А Эбби и Регина?
Она улыбнулась, глядя на него.
– Они в безопасности. Приехали со мной в Нью-Йорк и сейчас в гостинице. Я знаю, что им не терпится увидеть тебя, прежде чем мы поедем назад. Мы надеялись, что ты сегодня с нами поужинаешь.
– Вы сразу же возвращаетесь в Техас?
– Завтра. Но я планирую немного отклониться от маршрута. Отвезу девочек в Сент-Луис, чтобы оставить их у тети Луизы на некоторое время. Я не хочу, чтобы они были на ранчо, пока там неспокойно.
Джона откинулся и внимательно посмотрел на мать.
– Это замечательно для Эбби и Регги, но я возвращаюсь домой, в Тэнглвуд.
Она улыбнулась, обрадованная его заботой, но покачала головой. Нет, она не позволит никому из ее детей появиться в радиусе ста миль от Бакая.
– Я ценю твой порыв, Джона, действительно ценю, но твое место пока здесь. Ты и Колин – вы только начали узнавать друг друга, и поэтому я не вижу никакой причины, почему тебе нужно спешить обратно в Техас. Делами управляет Шорти, точно так же, как и при папе, поэтому тебе не о чем беспокоиться.
– Мама, я возвращаюсь.
Решительный тон, которым он произнес эти слова, настолько напомнил ей Сойера, что она вздрогнула, но не собиралась сдаваться в столь важном вопросе.
– Ты сможешь приехать домой в конце лета. Я уверена, Колин и мистер Вентворт не будут возражать.
Джона закусил губу.
– Ты больше не хочешь, чтобы я был с тобой? Дело в этом?
– Ты прекрасно знаешь, что это не так. Сейчас на ранчо небезопасно, к тому же теперь здесь тоже твое место. Этот дом, город, люди стали частью твоей жизни, и я не хочу, чтобы ты тут же собрался и в один миг бросил все.
Джона встал, и она была поражена решительным, повзрослевшим выражением его юного лица.
– Я хочу попрощаться с папой, увидеть его могилу. Я должен сделать это!
– Еще будет время.
Джона отвернулся и подошел к окну, погруженный в собственные мысли.
– Колин и прадедушка должны меня понять, мама. И ты тоже. Если в Тэнглвуде неприятности, то мое место там, я должен позаботиться о тебе и о ранчо.
Ей потребовался всего миг, чтобы понять, что спорить с ним бесполезно. Да, Джона за зиму изменился, чего она сразу не заметила. Но у него определенно было свое собственное мнение. Она с гордостью подумала о том, что это влияние Сойера, что в его словах отразились смелость Сойера, его понятия о приличиях и чести.
Этот дом и богатство, которое он символизировал, представляли собой наследство, которое он получит от Вентвортов, но свои моральные качества Джона унаследовал от человека, который десять лет растил его как единственного сына. Наверняка Сойер хотел бы, чтобы сын был с ней в Тэнглвуде, и Джона не представлял себе другого варианта.
– Ты победил, – сдалась она, и в ее искрящихся зеленых глазах светилась гордость за его решение, несмотря на то что сердце сжималось от страха. Хорошо зная мальчиков и мужчин, она тихо добавила: – Сказать по правде, дорогой, я бы без тебя пропала.


Вечером за ужином в гостинице на Пятой авеню Абигейл и Регина смутили ее своей реакцией на случайную фразу о плане заехать в Сент-Луис.
– О нет, только не это! – воскликнула Регина, отшвырнув льняную салфетку. – Ты хочешь обманом заманить нас к тете Луизе. Ноги моей не будет ни в одном поезде, который идет в ту сторону.
Джона ухмыльнулся, когда Мэгги зашикала на девочку, чья выходка привлекла внимание и взгляды посетителей, сидевших за соседними столиками.
Вдруг Абигейл продолжила с того места, на котором остановилась ее сестра.
– Мама, мы прекрасно знаем, что ты задумала. Регги и я ожидали чего-то в этом роде. Увы, придется тебе об этом забыть. Джона принял свое решение, а мы – свое. Мы все едем домой – вместе.
Мэгги посмотрела на лица своих детей, сидевших за столом, и поняла, что потерпела горькое, но одновременно приятное поражение. Для нее не было ничего важнее на свете, чем безопасность детей, но они совершенно ясно дали ей понять, что несправедливо заставлять их оставаться вдали от дома, разлучать семью, тем более что она и сама не знала, как долго продлится разлука. Она остановила взгляд на Эбби, нежной и чувствительной молодой девушке, совсем взрослой. В ее возрасте она была уже замужем, носила Джону, и у нее было еще двое маленьких детей! Регина в свои тринадцать лет тоже не была уже ребенком, хотя Мэгги не могла назвать ее взрослой. Несмотря на оформившуюся фигуру и живые манеры, она все еще оставалась по-детски впечатлительной и ранимой. Ей требовались любовь и забота матери, а не заносчивой тети, которая, как помнила Мэгги, много лет назад отказалась приехать на Запад и помочь Сойеру, когда умерла Айви. Может, и правда не надо их отсылать? В Тэнглвуде они вместе будут скорбеть по Сойеру, вместе вести хозяйство на ранчо так, как хотел это сделать он, а самое главное – они останутся семьей.
В любом случае, подумала она, с улыбкой глядя на девочек, на Джону, не похоже, что у нее есть выбор.
– Насколько я понимаю, все решено, – сказала она, покачав головой. Эбби потянулась вперед и сжала ее руку, Регги улыбнулась – впервые счастливо после смерти Сойера, – а Джона кивнул, погруженный в свои мысли.
– Мне теперь придется заботиться о трех женщинах, – глубокомысленно заметил он. Мэгги не знала, смеяться ей или плакать, глядя на серьезное лицо мальчика.
– Никто не просит тебя заботиться обо мне, – заявила Регги, задрав голову с чувством собственного превосходства, и Мэгги пришлось вмешаться.
– Мы все будем заботиться друг о друге, – сказала она им. – Именно так и должно быть.
Когда пришел официант, чтобы убрать посуду и столовые приборы с их столика, Мэгги заволновалась: как все сложится к тому времени, когда они приедут в Бакай? Будет ли Пит Макаллистер под стражей? Станет ли война за территории более напряженной? Но потом, улыбнувшись своим детям, чтобы скрыть беспокойство, она напомнила себе, что следует цепляться за любую надежду. Кроме того, она может предпринять определенные шаги, чтобы избавить Тэнглвуд от междоусобицы. Она твердо решила пойти на это – независимо от того, понравится это Колину Вентворту и Маркусу Граймсу или нет.
Хотя она заранее знала, что им не понравится то, что она задумала. Но это все равно. Она так решила!


– Ты сошла с ума! – говорил ей Колин, шагая взад и вперед по библиотеке с дубовыми панелями, окна которой выходили на засаженную деревьями улицу. – Я не позволю тебе разорвать контракт. Синдикат – это самое лучшее решение для Тэнглвуда, и я не позволю тебе разрушить саму основу ранчо, которое в один прекрасный день перейдет к моему сыну.
– Тэнглвуд принадлежит мне. Он не будет принадлежать Джоне еще много лет. – Руки Мэгги спокойно лежали у нее на коленях, она сама сидела в глубоком мягком кожаном кресле. – Я делаю то, что считаю лучшим.
– Самое лучшее – сохранить наше соглашение, оставаться сильной и объединиться против тех, которые режут изгороди. Неужели ты не понимаешь, что мой капитал в состоянии превратить твое ранчо и ранчо Граймса в две самые крупные скотоводческие компании на Западе? Ты отказываешься от империи!
Они обсуждали этот вопрос уже около часа. Мэгги вынула часы Бена из ридикюля и посмотрела на время.
– Поезд отправляется в два часа, – напомнила она ему.
– Я прослежу за тем, чтобы ты на него успела, не беспокойся. Хотя надеюсь, Джона изменит свое решение насчет возвращения. – Приятное лицо Колина исказило негодование, и он стукнул кулаком по письменному столу. – Мальчишка такой же упрямый, как и ты! – воскликнул он.
Мэгги позволила себе слегка улыбнуться.
– Спасибо.
Облокотившись о стол, Колин покачал головой. Он поймал себя на том, что внимательно рассматривает ее: простое траурное платье, спокойное и решительное лицо. Мэгги отличала особая элегантность, внутреннее благородство, которое проявлялось независимо от того, что она говорила или делала. Именно это впечатлило его в шестнадцатилетней невинной, одинокой, никому не известной девушке из Канзаса, а теперь он открыто восхищался ею – двадцатисемилетней вдовой, уверенной в своих силах. Ее волосы были убраны в аккуратный пучок, отчего точеные черты лица стали более выразительными, а ее огромные зеленые глаза под тонкими бровями сверкали, как бесценные изумруды.
– Мэгги, – вдруг сказал Колин, схватив ее за руки и заставив подняться. Его пальцы напряглись, он пристально смотрел ей в лицо. – Можешь не верить мне, но мне действительно жаль, что между нами все так получилось. И никогда я не сожалел об этом больше, чем в эту минуту. – Его голос стал хриплым, когда она удивленно подняла к нему свое прекрасное лицо.
Так вот в чем дело! Колин Вентворт всегда был капризным и избалованным. Он непременно хотел невозможного и не беспокоился о последствиях своих действий или о том, что они могут кому-то повредить. Она поняла, почему он бросил ее много лет назад: Колин не был монстром или подлецом, он был не успевшим повзрослеть молодым человеком, привыкшим к тому, что всегда получал то, что хотел, и отбрасывал от себя ненужное. В Бакае он нарушил свое обещание не потому, что был негодяем, а оттого, что необходимость заполучить наследника была важнее, чем ценность данного слова. Понятие о чести он подменял своим желанием и прагматическими соображениями. Когда ему становились поперек дороги или перечили, он делался опасным. При обычных обстоятельствах его можно было убедить действовать разумно и честно – если не затрагивались его интересы. Поняв это, она начала думать над тем, как ей повлиять на него – изощренно и осторожно, как только и можно общаться с капризными детьми.
Она начала с того, что отняла свои руки в перчатках и отступила на шаг, чтобы между ними было какое-то расстояние.
– Ты можешь навестить Джону в любое время, когда захочешь, – сказала она, – да и он когда-нибудь снова приедет в Нью-Йорк, но сейчас, Колин, – она смахнула воображаемую пылинку с рукава его пиджака, – сейчас ты бы лучше посвятил себя защите бесценной империи, которую собираешься передать нашему сыну. Она может рухнуть еще до того, как ты это поймешь.
– Что, черт возьми, ты имеешь в виду?
– Если твои помощники прибегнут к такой же тактике интриг, как Маркус Граймс, то ты очень быстро окажешься в проигрыше.
Он нахмурился, а она грациозной походкой направилась к двери.
– Подожди минутку, Мэгги. О чем ты говоришь? Что за тактика интриг?
– Изгороди, которые возвели Маркус и Сойер, построены незаконно. Ими огораживаются общественные земли: дороги, школы, даже собственность, которая принадлежит другим владельцам ранчо и фермерам. Огораживаются реки, ручьи и самые плодородные земли. Собственный дом одного из владельцев ранчо оказался окруженным колючей проволокой Билла Бенсона!
Махнув рукой, Колин обошел письменный стол.
– Ошибки иногда могут происходить…
– Из-за этих «ошибок» проливается кровь! – резко сказала Мэгги.
Он прошел по красно-синему турецкому ковру и снова встал перед ней. В комнате с книжными шкафами до потолка и литой бронзовой люстрой воцарилась тишина, слышалось только дыхание двух людей, стоявших лицом к лицу. Плечи Колина были напряжены, лицо покраснело. Когда он заговорил, то его тон стал ироничным, как будто он сам себя пытался убедить:
– Ты всего-навсего женщина, Мэгги, и ничего не смыслишь в бизнесе. Поэтому ты должна остаться в синдикате и позволить Маркусу и мне разбираться с этими деталями.
– С деталями? – она печально покачала головой. – Пожар у Макаллистера одна из таких деталей? И смерть Сойера? – Она сжала губы. – Отныне я буду управлять Тэнглвудом по-своему, и я не хочу иметь больше ничего общего с вашим синдикатом. Я найму собственного землемера, чтобы отметить границы нашей земли – только той земли, на которую у нас есть законное право. И когда я возведу последние изгороди из этой проклятой колючей проволоки, то они будут стоять вокруг земель, которые действительно являются моей собственностью, а не вокруг водных источников или дорог. Можешь позволить мне расторгнуть контракт или можешь бороться со мной – делай что хочешь, Колин, но я буду поступать по-своему, чего бы это мне ни стоило.
На миг его чисто выбритое лицо исказилось от злости и показалось, что он закричит на нее, но он сдержался.
– Прекрасно. Поступай по-своему. – Подойдя к камину, он встал перед уютным огнем. – Во имя Джоны я не буду бороться с тобой, но не вини меня, когда кончатся твои деньги. Джоне никогда не нужно будет беспокоиться об этом – уже решено, что дедушка по завещанию оставляет все мне и ему. – Он повернулся и угрожающе посмотрел на нее. – Но тебе и твоим девочкам придется бороться за существование без моей поддержки.
– У нас все будет хорошо. А сейчас нам надо спешить на поезд. – Мэгги холодно улыбнулась.
Позже, когда поезд с грохотом мчал их назад, она, прислонив голову к оконной раме, думала о Сойере и о его мечтах насчет Тэнглвуда. В середине пути эти мечты были запятнаны амбициями, и она хотела снова сделать их чистыми. Она сделает Тэнглвуд крепким и процветающим ранчо, которым можно гордиться, но не будет топтать мечты других людей. Она знала, что тот Сойер Блейк, которого она когда-то встретила по дороге в Техас, понял бы ее и одобрил ее начинания.
Маркус Граймс, разумеется, не одобрит, но тем хуже для него. Если ему нравится быть деспотом для других фермеров и владельцев ранчо в округе, то пусть остается без помощи Тэнглвуда.
– Устала, мама? – спросил Джона.
– Не очень. Просто жду не дождусь, когда попаду домой, – улыбнулась она.
– Я тоже.
Эбби и Регина дремали, покачивание вагона скоро усыпило и Джону, голова которого лежала у Мэгги на плече. «Сойер, я воспитаю его как надо, он вырастет честным и справедливым. Он не будет жадным эгоистом. Это было бы недостойно нашего сына».
Ее глаза закрылись, и ей приснились золотистые равнины и Сойер, который говорил: «Вот он, Мэгги, дом». Вдалеке она видела Тэнглвуд – двухэтажный дом на ранчо, который четко выделялся на фоне лазурного летнего неба. «Да, – подумала она, погруженная в сладкую дремоту, – я больше не странница».
Тэнглвуд. Она ясно видела его в своих мечтах.
Ее дом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В ожидании счастья - Грегори Джил



Шикарно!
В ожидании счастья - Грегори ДжилDary
6.07.2012, 2.18





Роман очень поучителен для молоденьких девушек, которые только начинают вступать во взрослую жизнь! А так роман интересен своими героями и сюжетом! Я не могу сказать что он меня так уж сильно впечатлил, но тем неменее он интересный и заслуживает того что бы его читали, этот роман жизненый!
В ожидании счастья - Грегори ДжилНаталья Сергеевна
5.09.2012, 4.35





Жестковато для романа. Плакала очень, книга даже на роман не очень похожа.
В ожидании счастья - Грегори ДжилПросто я
5.09.2012, 23.26





отлично
В ожидании счастья - Грегори Джилмария
26.11.2012, 2.48





хороший роман,понравился.
В ожидании счастья - Грегори Джилинна
26.01.2013, 12.19





В конце неправильно немного. Ничто не вечно - особенно люди.
В ожидании счастья - Грегори ДжилЛале
27.03.2013, 16.47





Замечательный роман. В духе лучших классических романов, а не пустых однодневок которые быстро забываются
В ожидании счастья - Грегори ДжилПупсик
22.04.2013, 19.38





Замечательный роман. В духе лучших классических романов, а не пустых однодневок которые быстро забываются
В ожидании счастья - Грегори ДжилПупсик
22.04.2013, 19.38





Мне тоже понравился.Жизнь бедной девочки очень трудная и сложная,но не без добрых людей.Жаль,что автор с первым мужем гл.героини жестко обошлась.А со вторым ее спасителем - стрелком - как-то невнятно получилось.Впечатление такое,будто автору наскучило возится с этим романом.Но за реалистичность 10.
В ожидании счастья - Грегори ДжилГандира
30.07.2013, 22.22





Очень хороший роман , нет , даже не роман , а скорее повествование , история жизни .....но всё равно цепляет , жизненно , печально , трагично и красиво написано . Спасибо автору .
В ожидании счастья - Грегори ДжилВикушка
13.11.2013, 20.55





Замечательный роман! Плакала,пока читала,особенно жалко брата Ггероини.Роман произвёл на меня огромное впечатление.Запомнился.
В ожидании счастья - Грегори ДжилНаталюша
5.10.2014, 17.16





Потрясающий роман! Сюжет не типичен для большинства романов! 10/10
В ожидании счастья - Грегори ДжилЭля
1.01.2015, 19.34





Очень , очень хороший роман !
В ожидании счастья - Грегори ДжилMarina
2.01.2015, 22.21





Прекрасный роман! Всем читать!
В ожидании счастья - Грегори ДжилНаталья 66
14.04.2015, 21.52





Мне роман понравился. Реалистично, жизненно. Читайте!!! В жизни всегда должно быть место надежде.
В ожидании счастья - Грегори ДжилНюша
20.04.2015, 11.23





Понравился, читайте!
В ожидании счастья - Грегори ДжилЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
10.10.2015, 0.33





Хороший роман. Добротный. Герои не картоные. Многогранные ,например муж ГГи ,показывается его эволюция в процессе повествования, сама ГГя мудрая женщина которая реально воспринимает обстоятельства и действует исходя из них. Бавает благодарна за малейшую помощь ,а ведь часто в ЛРх ГГни ерепенятся создавая надуманные ситуации.
В ожидании счастья - Грегори ДжилПривет
2.11.2015, 17.42





Хороший сюжет. Нестандартный. Конец правда скомкан. Как то Джейк плоско вышел. Однако читать советую.
В ожидании счастья - Грегори ДжилElen
3.11.2015, 14.23





Роман очень понравился .Легко читаеся,занимательный сюжет,герои вызывают теплые и искренние чувства.Спасибо.
В ожидании счастья - Грегори ДжилСВЕТЛАНА
12.02.2016, 12.01





Понравилось. Однозначно читать! Это скорее не роман, а сценарий к хорошему и жизненному фильму. Все грустно но зато реалистично. Мне не хватило совместного ребёнка и Джейку я бы немного больше времени уделила, а в остальном все великолепно
В ожидании счастья - Грегори ДжилАленка
20.07.2016, 3.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100