Читать онлайн Побещай мне рассвет, автора - Грегори Джил, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Побещай мне рассвет - Грегори Джил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.51 (Голосов: 101)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Побещай мне рассвет - Грегори Джил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Побещай мне рассвет - Грегори Джил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегори Джил

Побещай мне рассвет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Слуги весь день трудились не покладая рук, чтобы привести дом на Оливер-стрит в «подобающий вид»: ведь вся бостонская знать собиралась этим вечером почтить его своим присутствием! Они терли, подметали, скребли – и великолепно справились со своей задачей. Серебряные подсвечники горели так же ярко, как подрагивавшие над ними огоньки, массивная резная мебель из дуба блестела под стать полам и металлической утвари. Все сияло и радовало глаз: пламя, гудевшее в камине, хрустальные бокалы, ожидавшие, пока их наполнят вином, взбитые подушки диванов и кресел. Джастин Гардинг спустился по лестнице, торопливо оглядываясь по сторонам. Довольный увиденным, он прошел дальше, в гостиную, где налил себе рюмку бренди. В белой рубашке, черном атласном плаще и черных бриджах он выглядел настоящим красавцем, холодным, надменным и грозным. Щегольски повязанный шейный платок, кружевные манжеты и золотые пуговицы на камзоле выдавали в нем человека богатого и знатного, но могучая фигура, осанка и острый блеск серых глаз предупреждали, что в душе он пока больше пират, чем джентльмен.
Гвендолин Гардинг величаво вплыла в гостиную как раз в тот момент, когда он залпом допил бренди. Она остановилась на пороге, разглядывая своего жениха. Легкая улыбка тронула ее губы. Джастин Гардинг стал еще привлекательнее, чем десять лет назад. Он всегда был хорош собой, но сейчас от него веяло опасностью и тайной, и это притягивало ее. Упрочившаяся за ним слава покорителя женских сердец лишь подогревала ее интерес. Наблюдая за ним своими фиалковыми глазами, Гвендолин недоумевала, зачем она в свое время отвергла его. Да, конечно, причина была очевидна: богатство и титул, безраздельно переходившие к его старшему брату Джеймсу, побудили ее расторгнуть помолвку, несмотря на неподдельное влечение к Джастину. Но теперь, вспоминая унылое благонравие долговязого, тощего человека, с которым она десять лет пребывала в браке, Гвендолин испытывала досаду. Ей тогда было восемнадцать, и она стояла перед очень нелегким выбором. Да, это было трудно – отвергнуть черноволосого, мускулистого Джастина, уже зарекомендовавшего себя отъявленным ловеласом и, без сомнения, влюбленного в нее по уши. Тяжело было принять подобное решение – оставить его ради учтивого зануды Джеймса. Но тогда это казалось ей единственно правильным. Как выяснилось в последующие годы, было действительно приятно в полной мере пользоваться богатством и положением. Очень приятно. А потом все сложилось просто превосходно – сверх всяких ожиданий. Джеймс умер, и ей наконец будет принадлежать Джастин. Очевидно, она запала ему в душу гораздо в большей степени, чем она могла это себе представить: он все еще желает ее, спустя столько лет, несмотря на то, как она с ним поступила. Гвендолин преисполнилась самодовольства, а вместе с ним пришло ощущение собственного могущества. Она имеет власть над этим человеком, таким холодным и грозным, от одного взгляда которого едва ли не любая женщина начинает трепетать как осиновый лист. Он любит ее, желает ее, и лишь она одна способна его удовлетворить.
В какой-то тревожный миг ее безмятежное настроение омрачилось мыслью о рыжеволосом создании, которое Джастин приютил у себя в доме. Белинда Кэди. Эта девица потрясающе красива – на свой дикий, вызывающий манер. Гвендолин невольно спрашивала себя: а действительно ли их отношения столь невинны, как это хочет представить Джастин? Впрочем, особенного беспокойства она не испытывала. Что бы ни произошло между ними, все это в прошлом. Теперь у Джастина пропадет всякая охота заглядываться на других женщин. Именно ее, Гвендолин, он желал все эти годы, именно она властвовала над его разумом и сердцем. Увлекла его Белинда Кэди на какое-то время или нет, не имеет значения.
Гвендолин прошествовала в гостиную, обольстительно улыбаясь.
Джастин поднял голову. Холодности в его серых глазах не убавилось, когда он окинул ее быстрым, оценивающим взглядом. Да, она была прекрасна. Бирюзовое платье из мягкой, шелестящей тафты безукоризненно сидело на ней, облегая высокую, гибкую фигуру и пышную грудь. Ее золотистые волосы, поблескивавшие при свете камина, плавно струились по белоснежным плечам; ее восхитительные фиалковые глаза, сияние которых всегда так притягивало мужчин, маняще искрились. О, как хорошо он помнил эти глаза, полные обещаний, так никогда и не выполненных! Он напрягся. Если бы Гвендолин была повнимательнее, то заметила бы суровость в его глазах, но она в этот момент наклонилась вперед и привлекла его к себе.
Джастин неторопливо целовал ее, наслаждаясь вкусом ее губ. А когда поднял голову и посмотрел на нее, глаза его по-прежнему были холодны.
– Гвендолин, ты восхитительна, – негромко произнес он. – Восхитительна, как всегда.
– Надеюсь, что это так. – Ее голос ласкал его, словно бархат. – Мое единственное желание – угодить тебе, мой милый Джастин. Это кажется слишком прекрасным, чтобы быть правдой, – то, что через столько лет мы соединимся.
– Еще бы. – Он улыбнулся. – Могу я предложить тебе бренди или бокал вина?
– Вина, если можно. – Она нахмурилась, услышав, как кто-то сбегает вниз по лестнице. Тимоти. Как всегда не вовремя. Ну ничего – скоро они с Джастином поженятся и смогут проводить наедине столько времени, сколько им будет угодно. Когда ее брат влетел в гостиную, она натянуто улыбнулась.
– Джастин, а ты уверен, что мне нельзя представиться этой очаровательной девушке – Белинде, так, кажется, ее зовут? – проговорил запыхавшийся Тимоти. – Знаешь, по-моему, это несправедливо, что ей не позволено участвовать в торжестве!
Джастин предложил ему бренди. Он смотрел на худощавого молодого человека со своей обычной невозмутимостью, но поведение его несколько переменилось.
– Я не выпускаю Белинду из спальни ради ее же безопасности, Тимоти. Последствия могут оказаться самыми плачевными – для всех нас.
Тимоти пристально посмотрел на него. Неужели в голосе Джастина таилась угроза? Нет, быть того не может! Он пожал плечами:
– Конечно, я не стану идти наперекор твоим желаниям, и ты это знаешь. Просто мне жаль ее.
– Прибереги свое сочувствие для другого случая. – Джастин поддержал кресло, на которое грациозно усаживалась Гвендолин. – Маленькой фурии ничто не угрожает, пока она меня слушается.
– Мне кажется, – вставила Гвендолин все тем же вкрадчивым голосом, – что госпожа Кэди во многом сама повинна в своем несчастье. Наверняка она сделала нечто возбудившее подозрение у властей. Джастин, – проворковала она, глядя на своего жениха широко распахнутыми невинными глазами, – а почему ты так уверен, что она на самом деле не ведьма?
– Гвендолин! – с раздражением воскликнул Тимоти. – Не будь дурой!
Джастин смерил ее долгим взглядом и спросил:
– И ты действительно веришь в подобную чушь, Гвендолин?
– А кто поручится, что у дьявола не может быть подручных? Вряд ли власти стали бы тратить столько времени, преследуя людей за колдовство, если бы они не представляли реальной угрозы. Наверняка наше правительство и религиозные лидеры лучше в этом разбираются. Тебе это не приходило в голову, милый Джастин?
– Я предпочитаю сам решать, что есть добро и правда. И совершенно не нуждаюсь в защите от таких людей, как Белинда Кэди, – возразил он, и в глазах его появился опасный блеск. Казалось, они заглядывали Гвендолин прямо в душу. – Ты против ее присутствия в этом доме, любовь моя? Я не могу отделаться от ощущения, что бедная девушка пришлась тебе не по нраву.
Гвендолин улыбнулась и протянула ему руку. Джастин взял ее в свою большую, сильную ладонь, не сводя с нее глаз.
– Ну что ты, Джастин. С чего ты взял! Я ведь только мельком видела это дитя! Но мне хотелось бы надеяться, что, покровительствуя ей, ты не навлечешь на себя неприятности. Я просто не вынесу, если ее обнаружат здесь, а тебя накажут за укрывательство. Боюсь, эти пуритане даже с тобой не станут церемониться, милый Джастин. Тебя могут упечь в тюрьму или еще хуже – посадить в эти ужасные колодки!
– Ну, это мне не грозит, – заверил он. – Но все равно я глубоко тронут твоей заботой.
Озадаченная проскользнувшей в его голосе иронией, Гвендолин внимательно посмотрела на Джастина, стараясь понять, что скрывается за его невозмутимым видом. Впрочем, она не успела толком поразмыслить над этим, потому что в этот момент раздался стук в дверь, возвестивший о прибытии первых гостей. Джастин поприветствовал их с холодной учтивостью, Гвендолин же ослепительно улыбалась направо и налево. Только Тимоти продолжал бросать тоскливые взгляды в сторону верхнего этажа, так что Джастин даже был вынужден шепнуть ему на ухо:
– Забудь про нее, мой мальчик. Она не настолько глупа, чтобы сегодня вечером появиться на людях. А кроме того, эта девушка вряд ли тебе подойдет. Уж очень она упряма и вспыльчива. С тебя семь потов сойдет, пока ты узнаешь, что у нее на уме!
После этих слов молодой Уорт залился горячим румянцем и бросил свирепый взгляд на хозяина, которого он до сих пор считал отличным парнем. Но Серый Рыцарь лишь рассмеялся и отправился потчевать вином его преосвященство Матера, пастора бостонской Северной церкви. Хотя самого Джастина Гардинга куда больше занимали воспоминания об уютной спаленке с покрывалом в бело-голубую полоску, по которой сейчас наверняка металась Белинда Кэди, словно дикая кошка, угодившая в капкан. Вот и хорошо, мстительно подумал он. Ей это только на пользу. Пока его «невеста» как по нотам разыгрывала роль очаровательной хозяйки, милой, скромной и элегантной, он старался, хотя и без особого успеха, отвлечься от мыслей о томившейся наверху упрямой красавице.
Однако незадолго перед тем, как общество должно было перейти в столовую, нежданный гость безраздельно завладел его вниманием. Выглянув между делом в прихожую, Джастин отметил, что почти все приглашенные уже прибыли. И тут он вздрогнул от неожиданности, едва не выплеснув на себя бренди. Поставив рюмку на каминную полку, Джастин вполголоса выругался. Он почувствовал, что мышцы его напрягаются, а ладони сами собой сжимаются в кулаки. Прищурившись, он стремительно пошел вперед, с грозной решимостью надвигаясь на тощего, довольно нелепо одетого мирового судью Джонатана Кэди.
Взгляды их встретились, но прежде чем кто-то из них успел заговорить, к Джастину сердечно обратился молодой человек:
– Господин Гардинг? Как поживаете, сэр? Я преподобный Коттон Матер. Мой отец наверняка уже здесь. Я с нетерпением жду знакомства с вашей будущей супругой, достопочтенный сэр, но прежде позвольте попросить вас об одном одолжении. Мой друг, мировой судья Кэди из деревни Сейлем, неожиданно прибыл к нам сегодня утром по судебным делам. Он возвращается в Сейлем завтра, а пока я взял на себя смелость пригласить его к вам. Уверен – вы не станете возражать. Услышав, куда я направляюсь, господин Кэди сообщил мне, что вы уже знакомы. – Коттон Матер, мужчина лет тридцати, с большим носом-луковицей, глубоко посаженными темными глазами и кустистыми бровями, улыбнулся, глядя в посуровевшее, надменное лицо хозяина. – Он дал мне понять, что между вами произошла небольшая размолвка, которую, я уверен, можно запросто уладить к обоюдному удовольствию. – Он повернулся к Джонатану Кэди и положил руку в алой перчатке на узкие плечи мирового судьи. – В конце концов, у двух столь уважаемых людей, как добрый друг и союзник короля и мировой судья одной из лучших деревень этой колонии, не может быть причин для ссоры. Верно, уважаемый Джонатан?
Блеклые ледяные глаза Джонатана впились в Джастина с такой ненавистью, что более робкому человеку тут же стало бы не по себе. Но Серый Рыцарь выдержал его взгляд с холодной невозмутимостью. Наконец Кэди резко произнес:
– Господин Гардинг, я прошу уделить мне несколько минут для разговора с глазу на глаз. Нам необходимо обсудить кое-какие неотложные вопросы.
Джастин неспешно оглядел стоявшего перед ним человека. И отметил, что у Кэди, в отличие от остальных гостей, явившихся на прием, на боку висит шпага. Он был единственным вооруженным человеком в этом доме. Джастин скользнул взглядом по зеленому бархатному плащу с богатой золотой тесьмой, пышному кружевному воротнику, черным бархатным бриджам и тонким шелковым чулкам. При виде этого пугала, представляющего правосудие в Сейлеме, тлевший в нем гнев разгорелся с новой силой. Джонатан Кэди избивал Белинду, измывался над ней и даже обвинил ее в колдовстве. Джастину ужасно хотелось опустить кулак на его бледную физиономию. Но он обуздал себя, понимая: сейчас не время и не место для драки. Более того, он учтиво кивнул и указал в сторону небольшого, примыкавшего к гостиной кабинета.
– Я буду рад сделать для вас все, что в моих силах, – произнес Джастин, хотя холодное презрение в голосе придавало его словам совершенно иной смысл. Он отвесил легкий поклон преподобному Матеру. – А вы, сэр, располагайтесь поудобнее. Могу я предложить вам что-нибудь выпить, прежде чем мы с мировым судьей Кэди удалимся?
– Я с удовольствием бы выпил что-нибудь освежающее, – с готовностью откликнулся молодой священник. – Но не стану вас задерживать. Я сам о себе позабочусь. Однако, – добавил он, прикоснувшись к рукаву Джастина, – я настаиваю, чтобы вы, благополучно уладив ваши дела с мировым судьей Кэди, немедленно представили меня вашей невесте. Для меня будет великой честью познакомиться со столь достойной леди.
– Непременно это сделаю.
Джастин еще раз поклонился и направился в кабинет. За ним последовал долговязый неуклюжий Джонатан Кэди. Войдя в кабинет, Джастин зажег свечу, подошел к письменному столу, присел, на его край и скрестил руки на груди.
– Итак, судья? Чем могу быть полезен?
– Чем ты можешь мне быть полезен? Ах ты, бесстыжий негодяй! Просто не верится, что у тебя хватает наглости держаться со мной так развязно! – выпалил Джонатан. Он наставил костлявый палец на Джастина, который наблюдал за ним, приподняв брови. – Позор тебе, Джастин Гардинг! Ты избежал ареста в Сейлеме, учинив насилие надо мной, его преподобием и нашим констеблем! Достаточно мне сообщить об этом твоим гостям, и весь Бостон от тебя отвернется! Мало того, ты, без всякого сомнения, окажешься в колодках! Джастин язвительно ухмыльнулся.
– Давай, Кэди, расскажи им, – поддержал он, – а я поделюсь с ними некоторыми занятными эпизодами из твоей жизни. Например, тем фактом, что ты избивал свою кузину и домогался ее. Я уверен: добрый люд Бостона весьма заинтересуется такого рода поступками.
От этого заявления Джонатан покачнулся. Его лицо, и без того бледное, теперь стало белым как мел. Он схватился за живот, казалось, его сейчас стошнит.
– Ты… Ты… – произнес он охрипшим, скрипучим голосом, а мгновение спустя, резко подавшись вперед, выкрикнул: – Ты… Ты видел ее! Она тебе рассказала! Где она? Что ты с ней сделал?
– Вот видишь, ты и сам этого не отрицаешь, – молвил Джастин со своим обычным спокойствием, хотя из последних сил сдерживался, чтобы не свернуть Кэди его жилистую шею. Он сделал шаг вперед. – Надо бы мне прикончить тебя прямо здесь, сейчас. Но я пощажу тебя, Кэди. Пока пощажу. Конечно, если ты немедленно уберешься из моего дома – раз и навсегда. А если мне еще когда-нибудь попадется на глаза твоя постная рожа, я тебя так отделаю, что родная мать не узнает! Ясно?
Лицо Джонатана побагровело. Он затрясся от ярости.
– Ты… Да как ты смеешь!.. Никто не поверит… Да к тому же все это ложь! Ложь! Я не знаю, что наплела тебе эта ведьма, но наверняка она выдумала какую-то чертовщину! Никто не поверит…
Внезапно в дверь кабинета негромко постучали, и Кэди, обернувшись, прервал свою тираду. Джастин подошел к двери, открыл. На пороге стояла Гвендолин.
– Джастин, прости, если я вам помешала, но миссис Гэвин просила передать, что ужин готов. Нельзя больше заставлять гостей ждать. – Она вытянула шею, стараясь через его плечо заглянуть в кабинет. – Как ты думаешь – твои дела надолго тебя задержат?
– Нет. – Джастин сурово поджал губы. – В сущности, они уже закончены. Нам с мировым судьей Кэди больше нечего сказать друг другу. Он не сможет отужинать с нами сегодня, так как ему уже пора уходить. – Он распахнул дверь настежь и обернулся к Джонатану. – Спасибо, что пришли, сэр, – произнес он, растягивая слова. – Желаю вам приятного путешествия в Сейлем. Всего хорошего!
Джонатан, все еще трясущийся, выпрямился во весь рост. Он так и не смог вымолвить ни слова. Пройдя мимо Джастина и Гвендолин, он, как слепой, пробирался по залитой огнями, многолюдной гостиной, грубо отпихивая локтями тех, кто пытался с ним заговорить. Внезапно, когда он уже дошел до прихожей, что-то разорвало окутывавшую его паутину бессильной ярости. Он вдруг застыл на месте, уставившись выпученными глазами на возникшее перед ним видение. Челюсть его задрожала и отвисла.
– Ты! – произнес он голосом, напоминавшим шорох увядших листьев. – Это ты! – И тут он разразился победным криком.
С тяжело бьющимся сердцем Белинда выскользнула из спальни и спустилась по лестнице. Она заранее сочинила историю. Она назовется Анной Бекуит, подругой и компаньонкой Гвендолин Гардинг. Скажет, что сопровождала ее из Англии, движимая преданностью, а также желанием лицезреть брачную церемонию. И еще что она собирается навестить своих родственников в Виргинии. Замысел был весьма дерзкий, но Белинда не сомневалась, что сможет его осуществить. Тем более в этом густо напудренном парике, позаимствованном из комнаты Гвендолин, который полностью скрывал ее золотисто-рыжие локоны. Это был гениальный ход. Она знала: если Джастин, Гвендолин или тот молодой человек, с которым она столкнулась утром, не выдадут ее еще до того, как она во всеуслышание расскажет свою историю, то потом они будут вынуждены ей подыграть. Они просто побоятся скандала, который возникнет в случае ее разоблачения.
В тот момент, когда она почти уже спустилась, в коридоре показался светловолосый молодой человек. Заметив ее, он тут же устремился вперед. Белинда увидела его изумленное лицо, и глаза ее вызывающе засверкали. А его взгляд уже окинул ее гибкую, грациозную фигуру, отмечая изящную выпуклость груди под блестящим золотистым платьем, прелестный румянец нежных щек, лучистые глаза и горделивую улыбку. Наряду с изумлением Белинда прочла на его лице и нечто другое – благоговейный трепет. И ощутила всплеск нелепой радости, возникающей у любой женщины, которой восхищаются. Она сошла с последней ступеньки и протянула руку.
– Добрый вечер, – проворковала Белинда и тут же, понизив голос, добавила: – Скорее назовите мне ваше имя, сэр!
– Тимоти! – тут же ответил он, ошеломленный ее решительным поведением, равно как и самим ее присутствием. – Тимоти Уорт, брат Гвендолин. Но что вы здесь делаете, Белинда?
– Тс-с! Называйте меня Анной – Анной Бекуит! – лихорадочно зашептала она. – Я – подруга и компаньонка вашей сестры. Не забывайте об этом!
Тимоти вдруг запрокинул голову и расхохотался. Потом взял ее за руку, и она увидела, что в его голубых глазах заплясали озорные искорки.
– А вы, оказывается, маленькая шалунья? И к тому же красавица, да еще какая! Джастин просто лопнет от злости!
– Очень на это надеюсь, – мрачно ответила Белинда, вздернув маленький подбородок. – Иначе я буду сильно разочарована… – И тут она ахнула, умолкнув на полуслове.
Тимоти, взглянув на нее, увидел, что ее раскрасневшееся личико вдруг стало серым как пыль, а сама она застыла как вкопанная и глаза ее потемнели. Проследив за ее взглядом, он увидел длинного, тощего человека в зеленом бархатном плаще. Человек этот, только что спешивший к двери, замер на месте с разинутым ртом.
– Ты! Это ты! – забормотал он хриплым шепотом и вдруг выкрикнул: – Эта женщина – Белинда Кэди! Беглая ведьма из деревни Сейлем! – Голос Кэди прокатился по дому, словно пушечная канонада. Белинда отпрянула, кровь застучала у нее в висках.
– Арестуйте ее! Арестуйте! – надрывный крик Джонатана заставил умолкнуть шумное общество, привлекая взоры к прекрасному видению. Воцарилась такая тишина, что, казалось, было слышно, как колышется пламя свечей в канделябрах. Будто все разом затаили дыхание.
Джонатан выхватил шпагу из ножен и нацелился в грудь Белинде.
– Осторожнее – она опасна! Это колдунья, она умеет ускользать от праведников! Ее нужно связать, посадить под замок, обуздать дьявола, что поселился в ней! – Неожиданно замолчав, он медленно стал приближаться к девушке, застывшей возле лестницы, словно изваяние. – На этот раз тебе не уйти, ведьма! На этот раз ты умрешь!
Оглушенная его словами, Белинда ощутила, как страх пронизывает ее до самых костей. Кузен маячил перед ней, словно призрак самой смерти.
– Нет! – в ужасе закричала девушка.
Тимоти Уорт быстро встал впереди нее, словно хотел защитить, но мировой судья оттолкнул его в сторону, а гости, что-то изумленно бормоча, зловеще надвигались, обступая «ведьму» со всех сторон.
– Не вмешивайтесь, сэр! – гаркнул Джонатан. – Наверняка она уже околдовала вас своими чарами, но это чары зла. Остерегайтесь прелестей ведьмы! – Он вновь нацелил острие шпаги Белинде в грудь. Красноватый блеск в его глазах пугал ее еще больше, чем стальной клинок.
Смутно замечая теснившую ее толпу, слыша злобное бормотание, молитвы и проклятия, она краем глаза заметила Гвендолин Гардинг, которая стояла чуть поодаль с самодовольной, злорадной улыбкой на лице. Но Джастин? Где же Джастин?
Внезапно Джонатан Кэди захихикал. Это был отвратительный, торжествующий звук, так и резавший уши. Она не могла отвести глаз от его злобного, тощего лица.
– Ну, теперь-то ты попалась, ведьма! Теперь ты никуда не денешься! Ты встретишься со своей судьбой на Холме виселиц! И там ты умрешь, как и твоя сообщница по черным делам, Люси Бруер.
– Нет! – снова закричала Белинда.
У нее подкашивались ноги, и все-таки она устремилась вперед, пытаясь спастись бегством. С дюжину мужчин набросились на нее – она почувствовала, как ее грубо схватили. Окруженная со всех сторон, девушка отбивалась, пытаясь вырваться из цепких рук. Джонатан Кэди наблюдал за ее борьбой с почти благодушной улыбкой.
– Прошу вас! – надрывалась Белинда. Чужой парик сдвинулся, и ее собственные огненные локоны в беспорядке рассыпались по лицу и плечам. – Пустите меня! Я не сделала ничего плохого!
– Вранье тебе не поможет, ведьма! И мольбы тоже! – Он кивнул мужчинам, державшим ее: – Отведите ее в бостонскую тюрьму. Завтра я заберу ее с собой в Сейлем. – Он горящими глазами смотрел, как упиравшуюся девушку поволокли к двери. Потом взгляд его обратился на толпу потрясенных зевак и застыл, различив среди остальных Джастина Гардинга. Глаза его прищурились.
Белинда тоже обернулась к глазеющей толпе, отчаянно ища взглядом Джастина. А когда разглядела его, сердце в груди защемило от боли. Он стоял возле Гвендолин, с мрачным, непроницаемым лицом. Глаза их встретились. Взгляд Белинды был исполнен немой, душераздирающей мольбы. Джастин же не выказывал никаких чувств. В какой-то момент ей показалось, будто что-то промелькнуло в его холодных, серых глазах, но он не шелохнулся, не заговорил, и его черты нисколько не смягчились. Он продолжал холодно ее разглядывать. У Белинды перехватило дыхание, она отрывисто всхлипнула.
– Джастин! – надрывно выкрикнула она. – П-пожалуйста!
Он по-прежнему хранил молчание. Даже тени жалости не промелькнуло на его лице. Белинда в последний раз увидела его суровые черты, потом ее грубо выволокли из дома на Оливер-стрит. Слезы бежали по щекам девушки. Страх и отчаяние охватили ее.
У Белинды было такое чувство, что она барахтается в сетях ночного кошмара, не в силах проснуться. Тепло, безопасность, любовь – все это навеки осталось в безвозвратно ушедшем прошлом. Сердце ее было разбито. Брошенная на произвол судьбы, она брела в холодной, темной ночи, уже не пытаясь сопротивляться. У нее не осталось ни сил, ни воли. Из всех жестоких испытаний, обрушившихся на нее, одно окончательно сломило ее дух. Им стал прощальный взгляд Джастина Гардинга, надменного и безучастного к ее страданиям. Его суровые глаза и холодные, чеканные черты навсегда врезались в память Белинды, убив в ее сердце последнюю надежду и веру.
Джонатан Кэди дождался, пока захлопнется дверь за Белиндой и ее конвоирами. Потом расправил узкие плечи и, все еще сжимая в руке оружие, двинулся по озаренному свечами дому. Когда он обратился к хозяину, его тонкие губы подергивались в ехидной, торжествующей улыбке.
– Ну что же, господин Гардинг, – изрек Джонатан Кэди, в то время как все взоры в комнате были прикованы к Серому Рыцарю, – добрым людям Бостона не терпится узнать, как случилось, что ведьму, обвиненную в колдовстве, сегодня вечером обнаружили в вашем доме. Вероятно, – выпалил он, и его блеклые, ледяные глаза полыхнули ненавистью, – вы соблаговолите им объяснить!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Побещай мне рассвет - Грегори Джил



Не советую читать, нудно и не интересно...
Побещай мне рассвет - Грегори Джиллиля
12.03.2012, 14.24





А я не советую прислушиваться к коментариям другим .читайте интересный
Побещай мне рассвет - Грегори ДжилВика
14.07.2013, 11.58





мне тоже понравился роман,читайте.
Побещай мне рассвет - Грегори Джиланна
19.09.2014, 23.30





Ой,сочинение пятиклассницы...
Побещай мне рассвет - Грегори Джилмара
24.09.2014, 22.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100