Читать онлайн Побещай мне рассвет, автора - Грегори Джил, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Побещай мне рассвет - Грегори Джил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.51 (Голосов: 101)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Побещай мне рассвет - Грегори Джил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Побещай мне рассвет - Грегори Джил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегори Джил

Побещай мне рассвет

Читать онлайн

Аннотация

Они еще не знали, что предназначены друг другу самим небом… Белинда, красавица с локонами цвета пламени и столь же пламенной душой, страдала от одиночества в холодной и унылой Новой Англии. Джастин, лихой пиратский капитан, которого страшились и которым восхищались, бороздил моря и океаны… Однажды они встретились – встретились, чтобы познать в объятиях друг друга любовь, безграничную, как океан, и страсть, неукротимую, словно шторм…


Следующая страница

Глава 1

Густая темнота окутывала большое торговое судно «Эсмеральда», бороздившее ледяные воды мартовского моря. Белинда Кэди решительно взбиралась по трапу, холодный ветер, уныло завывая, приподнимал ее тяжелый плащ из синего бархата. В такую студеную, звездную ночь хорошо сидеть у ярко пылающего камина в объятиях толстого пухового пледа. Однако на «Эсмеральде» камина не было, а единственное изрядно протертое одеяло, которым укрывалась Белинда, было из серой свалявшейся шерсти. Но сейчас она радовалась тому, что вырвалась из зловонных и шумных корабельных недр. Наконец девушка добралась до конца трапа. Ее зеленовато-золотистые глаза сверкали решимостью. Не важно, что, поднимаясь наверх после наступления темноты, она нарушает приказ капитана; не важно, что Сара Куки ворчала и недовольно хмурилась, когда она выбиралась из тесного трюма, битком набитого эмигрантами – женщинами и детьми. Белинда решительно проследовала по скрипучей скользкой палубе и положила руки на мокрые деревянные поручни. Она подставила лицо ветру, полной грудью вдохнула его соленую свежесть и встряхнула головой. О, последняя ночь! Последние сутки этого отвратительного путешествия! С нетерпением ждала она момента, когда сможет покинуть грязный, кишащий крысами корабль. Что бы ни ждало ее в неведомой колонии, все равно это лучше ужасающих тоскливых дней на корабле.
Барашки молочно-белых облаков плыли непрерывной чередой по угольно-черному небу, застилая звезды. Издали доносились громовые раскаты. Значит, утром пойдет дождь. Белинда вгляделась в черное как смоль море. Ее прежняя жизнь в деревеньке графства Суссекс представлялась ей сейчас столь же далекой, как и сама добрая старая Англия. Впереди простирались колонии, и там – ее будущее. Что оно таит?
Сердце учащенно забилось, когда девушка попыталась представить, какой будет ее жизнь в доме кузена по отцовской линии, мирового судьи Джонатана Кэди из Сейлема. Настолько ли он сам чопорный и важный, как его титул? Глаза ее озорно заблестели. Коли так, придется быть примерной девочкой. Нельзя гневить своего благодетеля – ведь она сирота, да еще без гроша в кармане. Если кузен выставит ее вон, ей некуда будет податься. Об этом то и дело твердила ей Сара, служившая экономкой в семействе Кэди еще до того, как Белинда появилась на свет. Как будто она сама могла забыть о своем прискорбном положении!
Ее родители погибли в Лондоне при пожаре, когда ей было четырнадцать лет. Потом она три года прожила с бабушкой в уютном сельском особняке. А теперь и бабушки не стало – вот уже шесть месяцев, как ее похоронили. Обычно стойкая, Белинда тяжело перенесла эту потерю. А вскоре после похорон последовал новый удар. Брайен, управляющий, которому поручили присматривать за имением сквайра Кэди, вел дела из рук вон плохо, с величайшей небрежностью. По его нерадивости от состояния, которое сквайр оставил дочери, не осталось и следа. Осиротевшая Белинда обнаружила, что у нее нет за душой ни гроша. Затем наступили мрачные времена, о которых девушка предпочитала не вспоминать вовсе. Длинные, томительные дни, когда она лихорадочно размышляла, как жить дальше; одинокие ночи в гостиной, когда тоска по бабушке переполняла ее и причиняла такую боль, что чувство одиночества буквально разрывало ее сердце на части. Не предложи ей кузен Джонатан – единственный оставшийся в живых родственник – отправиться, под его опеку, в Новый Свет, она вообще не знала бы, что делать.
Она теперь в неоплатном долгу перед кузеном, напомнила себе Белинда. Нельзя отплатить ему неблагодарностью. Она станет тихой и послушной – о чем всегда молилась бабушка. Именно такой девушкой, каких она сама терпеть не может. Зная свой характер, Белинда предчувствовала, что примерное поведение дастся ей нелегко. Она всегда была задирой. По крайней мере ей всю жизнь об этом твердили, а старшим следовало верить.
Озорница, с которой нет никакого сладу, непоседа, сорвиголова – говорили о ней соседи. А винили во всем ее рыжие волосы – эту яркую огненную лаву, струившуюся по спине до самой талии. «С такими волосами немудрено иметь вздорный нрав, – бормотала Сара Куки. – Сатанинская грива – вот что это такое. Попомните мои слова». Но озорство и несдержанность всегда сходили Белинде с рук. «Ох, опять эта дочь сквайра взялась за свое – рвет розы в саду фермера Грира», «Совсем дочь сквайра от рук отбилась – сбежала с уроков и спряталась в лесу», «Мисс Белинда? Да, дочка сквайра – та еще штучка: закидала яблоками деревенских парней, а при этом еще и хохотала»…
Белинда заулыбалась было от этих воспоминаний, но тут же снова стала серьезной и вздохнула. Все шалости остались в прошлом, подумала она с сожалением. Ей почти восемнадцать, она теперь молодая дама, и нужно произвести хорошее впечатление на кузена Джонатана, чтобы не остаться в этом мире совсем одной. Такая мрачная перспектива страшила даже ее. Она понимала, что у девушки без родителей и средств практически нет будущего; бедность и рабская зависимость – вот все, на что она могла рассчитывать. Белинде же не хотелось ни того ни другого. Значит, она постарается обуздать себя и понравиться своему неведомому родственнику. Другого выхода у нее нет – как это ни печально.
Мысли девушки устремились к таинственному Новому Свету, и ее охватили любопытство и волнение. Зеленые глаза засветились еще ярче, когда она обвела взглядом темный горизонт, пытаясь разгадать его тайну. Завтра она увидит все собственными глазами. Увидит землю, которая станет ее домом.
Она настолько погрузилась в раздумья, что не заметила темную фигуру незнакомца, притаившегося у нее за спиной. Некто стоял в тени грот-мачты и не спускал с нее глаз. На человеке были залатанные бриджи, грязные черные башмаки и черная шерстяная накидка. Всклокоченная борода скрывала подбородок, здоровенная рука сжимала уже наполовину пустую фляжку. Он следил за ничего не подозревавшей девушкой, и его замутненные алкоголем глаза поблескивали в темноте. Хотя бархатный плащ почти скрывал ее фигуру, незнакомец сразу же узнал Белинду. Он следил за ней украдкой во время всего путешествия. И сейчас похотливая ухмылка медленно расползалась по его лицу. Он снова отхлебнул из фляжки и причмокнул. Наконец настал час, о котором он мечтал долгие месяцы, проведенные в море…
Белинда услышала рядом какой-то шорох и вздрогнула. Девушка задохнулась от отвращения и по ее спине побежали мурашки, когда она разглядела прошмыгнувших мимо крыс. Ужасные, омерзительные твари! Она отвернулась от поручней, смирившись с мыслью, что придется вернуться вниз, в переполненную каюту. Еще одна ночь, убеждала себя Белинда, идя по палубе, она снова ступит на твердую землю и никогда больше не увидит этих крыс и этого корабля…
Внезапно кто-то выступил из тени и преградил ей путь. Сердце девушки екнуло, глаза расширились от испуга.
– Вы напугали меня, сэр, – произнесла она еле слышно.
– Да неужели? Я, право, не хотел, мисс Кэди, – мягко проговорил незнакомец, но его ухмылка сказала Белинде обратное.
Теперь, приглядевшись, она его узнала. Молодой, грубый, словно срубленный топором детина, лет двадцати с чем-то, рыжеволосый, плечистый, вроде тех, в которых она когда-то швырялась яблоками. Он плыл на корабле с молодой беременной женой – невзрачным бледным созданием. Фелпс. Летти Фелпс. Так звали его жену. Белинда однажды перекинулась с ней парой слов. Странная пара, отметила она тогда. По виду парень был не из тех, кто женится на таких робких и вялых девицах. Он напоминал ей грубого деревенского мужлана, который днем работает в поле, а ночью пьет в кабаке и самым вульгарным способом удовлетворяет свои плотские желания.
Белинда подозревала, что ребенок, которого вынашивала Летти, был причиной, а не результатом брака. Белинда от всего сердца жалела молодую женщину и сомневалась, что та найдет счастье с таким грубияном. Оставалось лишь благодарить судьбу, что ей не выпал жребий связать свою жизнь с подобным чудовищем. И вот теперь она оказалась с Томом Фелпсом наедине на темной скрипучей палубе! Белинда с неприязнью поглядела на него и еще плотнее закуталась в синий плащ.
– Простите, сэр, но я хочу вернуться к себе в каюту, – сказала она холодно и попыталась его обойти, но ей это не удалось.
Ухмылка Фелпса стала шире, а в глазах появился странный блеск. Он прикончил содержимое фляги, швырнул ее в бурлящие черные волны и засмеялся. От его смеха у Белинды мороз пробежал по коже.
– Погодите, госпожа Кэди, – сказал он, придвигаясь еще на шаг. – Я хочу вам кое-что сказать.
– Меня это не интересует. Будьте так любезны – отойдите.
Фелпс словно не слышал.
– А знаете ли вы, мисс, что капитан приказал всем пассажирам сегодня вечером оставаться внизу? И сейчас, находясь на палубе, вы нарушаете его приказ.
– Так же как и вы, – парировала Белинда холодно, возмущенная его манерами и откровенной похотью, сквозившей во взгляде. Она повелительно подняла руку и повторила: – Я хочу вернуться к себе. Вы и так меня задержали. Отойдите.
– Ну, так просто вы от меня не отделаетесь, – предупредил Фелпс, медленно придвигаясь к ней и разводя в стороны свои здоровенные ручищи. – Як вам приглядывался все эти месяцы… Ждал случая. – Торжествующий смешок сорвался с его губ, а глаза вспыхнули. – В жизни не видал такой хорошенькой девушки! Вы просто очаровательны, госпожа Кэди, и я…
– Приберегите комплименты для своей жены, – гневно оборвала его Белинда. – А меня избавьте от этих трогательных излияний. Поверьте, мне они совершенно неинтересны.
Она снова попыталась проскочить мимо Фелпса, но длинной мускулистой рукой он поймал ее и грубо стиснул талию.
– Аристократишки! – прошипел он с нескрываемой злобой. – Все вы одинаковые. Думаешь, я тебе не пара, да? – Его пальцы безжалостно впились в ее нежное тело. – Отсылаешь меня к забитой, невзрачной женушке, да? А я не пойду, девочка, не пойду. Я уже все решил. Сегодня вечером я лягу с тобой, нравится тебе это или нет. – Он злорадно взглянул на перепуганную, пытающуюся вырваться Белинду и провел здоровенной мозолистой рукой по ее огненным волосам.
– Да, ты красавица, и огонь в тебе есть. – Фелпс облизал толстые губы, но, прежде чем успел произнести что-то еще, Белинда неожиданно рванулась – с такой яростью, что снова оказалась у мокрых поручней корабля. Сердце ее колотилось в груди как сумасшедшее.
– Не прикасайтесь ко мне, – проговорила она задыхаясь, и ее яркие золотисто-зеленые глаза засверкали. – Я требую: дайте мне пройти!
Фелпс запрокинул косматую голову и фыркнул. Он стоял широко расставив ноги и жадно тянул к ней руки, являя собой довольно устрашающее зрелище.
– Пока не доведу дело до конца, не надейся улизнуть, красотка.
Он шагнул вперед, рука Белинды проворно скользнула под плащ и тут же появилась вновь. Блеснуло лезвие. Белинда угрожающе взмахнула ножом, и глаза ее сверкнули столь же ярко, как металл.
– Еще один шаг, и я тебя убью, – предупредила она, держа оружие наготове.
К ее величайшей радости, Фелпс замер и изумленно уставился на хрупкое создание с огненными волосами, стоявшее перед ним в угрожающей позе.
– Где ты это взяла? – спросил он, тяжело дыша. Презрительная усмешка показалась на губах Белинды.
– Наверное, вы, мужчины, женщин совсем ни во что не ставите, да? – спросила она тихо. – Ты что же думал, я отправлюсь в такое опасное плавание без всякой защиты? Считал меня совсем глупой? Ты ошибся, Фелпс! А теперь отойди в сторону и пропусти меня. Только посмей приблизиться хоть на шаг – я воткну эту штуку тебе прямо в сердце.
Фелпс прищурился и покачал большой лохматой головой:
– Нет. У тебя не хватит духу. Девчонка вроде тебя… хорошо воспитанная… Ты просто блефуешь!
– Нет!
– Эх, была не была! – хмыкнул он и бросился на нее.
Вскрикнув, Белинда полоснула его ножом. Лезвие коснулось правого предплечья, Фелпс взвыл и отпрянул. Кровь закапала на палубу. Белинда старалась не смотреть на нее. Бледная, дрожащая, она не отводила взгляда от искаженного бешенством лица негодяя.
– Оставь меня, – прошипела она. – Я тебя предупредила.
– Ах ты, сучка проклятая! Дорого тебе это обойдется! – взревел Фелпс и ринулся вперед, как обезумевший бык.
Белинда снова размахнулась, но на этот раз он увернулся от ножа, схватил ее руку и стал безжалостно выворачивать, до тех пор пока ее пальцы не разжались и нож не стукнул о палубу. Белинда вскрикнула от боли, но поднявшийся ветер заглушил ее голос. Фелпс рывком засунул ее голову себе под мышку и так держал девушку, совершенно беспомощную, прижав лицом к грубой ткани плаща. От него несло потом, виски и свежей кровью. Белинда, едва сдерживая тошноту, отчаянно пыталась высвободиться. Она выгибалась, словно дикая кошка, кусалась, царапалась, но Фелпс был слишком силен.
– Огонь-девка, – хрипло пробормотал Фелпс. – Никуда ты от меня не денешься, дворянская сучка! Я хотел тебя взять, и возьму. Будешь знать, как кидаться на меня с ножом. Да, надолго вы запомните эту ночь, госпожа Кэди. Это уж как пить дать! – Фелпс усмехнулся и опрокинул ее на холодную мокрую палубу. Он мял руками ее грудь, прижимался бедрами к ее бедрам, и животного в нем было гораздо больше, чем человеческого.
– Нет, нет, грязная скотина! – закричала Белинда, захлебываясь от ярости. Она отчаянно изворачивалась, плевалась, пытаясь освободиться, но так и не смогла сдвинуть с места навалившегося на нее громилу. Фелпс прижал свой слюнявый рот к ее нежному рту, раздвинул ее губы своим языком, и девушку передернуло от отвращения.
Она скорее умрет, чем вынесет это, вихрем пронеслось у Белинды в голове. Ее хрупкое тело вздрагивало от ненависти и омерзения. Она все равно не сдастся – либо он ее убьет, либо она его.
Внезапно Белинде удалось высвободить ногу, и она яростно лягнула Фелпса в мошонку. Она узнала, насколько это болезненно, случайно, много лет назад, когда в шутку боролась с сыном старшего конюха. Фелпс скорчился и завыл от боли. В этот момент «Эсмеральду» качнуло, и Белинда и ее мучитель покатились по палубе. Их швырнуло на выставленные в ряд бочки, Белинда почувствовала, как хватка его ослабла, и вскочила на ноги. Нож! Где нож? Пока она лихорадочно осматривалась в поисках ножа, Фелпс тяжело завозился и, покряхтывая, сел. Руки его сжались в кулаки. Подбирать нож уже не оставалось времени, нужно было бежать. Девушка бросилась наутек с проворством лани. Сердце ее тяжело стучало. Воспоминания о его варварских ласках, о его гнусных поцелуях подстегивали ее. В какой-то момент Белинда обернулась.
– О нет! – прошептала она, охваченная новым приступом страха: Фелпс припустился за ней с неожиданной прытью. Он двигался грузно и неуклюже, словно огромный раненый медведь, оставляя за собой кровавый след.
Наконец она достигла трапа, торопливо, едва не кувырком, скатилась по ступенькам и, задыхаясь, побежала дальше. И вдруг с ужасом поняла, что совершила чудовищную ошибку: каким-то образом повернула не в ту сторону и, вместо того чтобы оказаться на пути к каюте, которую она делила с другими женщинами, попала в незнакомый пустынный проход, освещенный жалким огоньком одной-единственной маленькой свечки, зловеще подрагивающим на сквозняке. В полумраке она разглядела ряд дверей, а по коридору уже тем временем загрохотали ботинки Фелпса. Ее снова охватила паника. В тот момент, когда тяжелый топот раздался уже совсем рядом, она схватилась за ближайшую дверную ручку, и та неожиданно подалась под ее рукой. Белинда толкнула дверь и с неистово бьющимся сердцем проскользнула внутрь.
Она очутилась в тесном помещении, забитом парусиной и бочками с дегтем. Когда дверь закрылась, воцарилась полная темнота. Белинда попыталась нащупать замок и не нашла его. Кромешная тьма показалась ей такой же отвратительной, как тот мужчина, что рыскал снаружи. Она очень осторожно сделала несколько шагов, обогнув невидимый моток каната, добралась до стоявших в ряд бочек, зашла за них и присела на корточки за самой высокой. Крысы с омерзительным попискиванием так и сновали вокруг нее. Сцепив похолодевшие руки, Белинда призвала на помощь все свое мужество, чтобы не закричать в полный голос.
Она так и не уловила никакого шума в коридоре, хотя прошла, казалось, целая вечность. Удары ее сердца постепенно стали тише. Может быть, он ушел? Смирился с неудачей и вернулся в свою каюту? Белинда вдохнула полной грудью и уже собиралась встать, когда услышала щелчок дверного замка. Тяжелая дверь распахнулась, и луч бледного света проник в помещение. Затаив дыхание, она впилась ногтями в ладони. В дверном проеме вырос силуэт ее преследователя. Казалось, что его массивная фигура уже нависает над ней.
– Госпожа Кэди! Госпожа Кэди! – Хрипловатый и жуткий шепот, зловеще звучащий в полной темноте, походил на воплощение ночных кошмаров. От этого звука по спине у нее забегали мурашки. – Я найду вас, госпожа Кэди! Я расквитаюсь с вами! Да-да, обязательно! Вы еще пожалеете об этой ночи, госпожа Кэди. Госпожа Кэди!
Он дотошно оглядывал помещение, всматривался в самые темные углы. Белинда ощущала исходивший от него запах самца, запах мужской похоти и ярости и, съежившись в своем укрытии, молила Бога о том, чтобы он ее не заметил. Внезапно Фелпс сделал шаг вперед, и она застыла, готовая драться до последнего, но негодяй вдруг отступил, к ее величайшему облегчению, вышел в коридор и прикрыл за собой дверь. Белинда не шелохнулась. От неудобной позы затекли мышцы, но вставать было нельзя – пока еще нет. Наконец она медленно поднялась. Несмотря на ледяной холод, девушка взмокла от пота, и все-таки ликование охватило ее. Она спасена!
Белинда осторожно, бочком пробралась к выходу и приложила ухо к двери. Ни звука. Она чуть-чуть, всего на какой-нибудь дюйм приоткрыла дверь и выглянула. Никого! Бесшумно, словно призрак, Белинда выскользнула наружу и двинулась по коридору, то и дело оглядываясь по сторонам. Она знала, что в любой момент из темноты может появиться Фелпс, но его не было. Наконец она добралась до своей каюты и, пулей влетев внутрь, плотно прикрыла за собой дверь. Потом привалилась к косяку и перевела дух. Она в безопасности! Белинда повернулась. Все смотрели на нее. Женщины, уже облачившиеся в ночные рубашки и чепцы, неодобрительно глядели на Белинду со своих коек и с подозрением хмурились, подметив ее растерзанный вид, растрепанную прическу. Отбросив со лба густые локоны, Белинда направилась к койке Сары Куки с гордо поднятой головой. Никакие враждебные взгляды не смутят ее! И хотя в душе все еще содрогалась от ужаса, внешне она являла собой образец дерзости и решительности, когда шествовала мимо безмолвно взиравших на нее женщин. Сара сидела на своей койке прямая как палка, а ее круглое, пухлое лицо побагровело от возмущения.
– Где вас носит, мисс Белинда! – яростно зашептала она, сверкая голубыми глазами. – Ну что за несносное, избалованное дитя! Вы хоть понимаете… – Тут она осеклась и, испуганно вытаращив глаза, судорожно вцепилась в руку девушки. – Боже милостивый, да у вас кровь на плаще! Что с вами стряслось?
– Если я расскажу тебе правду, Сара, ты скажешь, что я это заслужила, – не надо было нарушать распоряжений капитана. Так что лучше уж я оставлю эту историю при себе, – мрачно произнесла Белинда и поджала губы. – У меня сейчас нет настроения выслушивать твои нравоучения!
– Мисс Белинда, я все равно добьюсь от вас ответа! Что за напасть с вами приключилась? – не унималась экономка, и в глазах ее сквозил неподдельный ужас.
Белинда дерзко посмотрела на старую служанку. Ох, до чего же Сара досаждала ей в детстве! Какие длинные нравоучения приходилось ей выслушивать после каждой шалости. Как эта женщина бранилась, когда Белинда таскала булочки с кухни или груши из оранжереи! Но с другой стороны, она же обнимала и как могла утешала ее в день бабушкиных похорон. Несмотря на ворчливость и вечное нытье, Сара была искренне предана Белинде. Она и в путешествие-то отправилась, чтобы присматривать за девушкой. Правда, брат Сары, кузнец из Бостона, не так давно овдовевший, вот уже который год зазывал ее к себе, но та приняла приглашение лишь после смерти бабушки Белинды – она хотела заботиться о своей непослушной девочке во время долгого плавания. Белинда знала: не отправься она в путь, Сара предпочла бы остаться в Англии, жить в тихом уютном домике и не стала бы срываться с насиженного места.
Глядя на бледное лицо Сары и размышляя обо всем этом, Белинда забыла о своих обидах. Ее раздражение улетучилось, сменившись порывом нежности. Бедная Сара, милая ворчунья! Такая суровая – и такая добросердечная! Она наклонилась и чмокнула экономку в морщинистую щеку.
– Ничего страшного, Сара, – сказала она ласково. – На мне нет ни царапинки.
– Ох, детка, я ведь тут с ума сходила! И о чем вы только думали, когда помчались на палубу одна! Я просто не знала, что делать! Вы бы сейчас на себя посмотрели! Бедняжка моя, что стряслось? Я же вижу – вас кто-то обидел!
– Нет-нет, не беспокойся. – Белинда устало опустилась на колени возле узкой койки и на несколько мгновений положила голову на плечо экономки. – Со мной все в порядке. Но это было так ужасно-Внезапно Белинда почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд и подняла глаза. Бледное, измученное лицо Летти Фелпс было обращено к ней, и на этом лице застыла тревога. Дрожащие руки Летти, словно защищая, прикрывали округлившийся живот. Белинда закусила губу и потупилась. Когда она заговорила снова, голос ее звучал совершенно спокойно:
– Ладно, Сара, не важно. Давай забудем об этом. Но экономка не успокаивалась:
– Мисс Белинда, вас правда никто не обидел? Господи, дитя мое, да поймите же вы…
– Тс-с… – Белинда быстро встала и покачала головой. – Уверяю тебя: со мной все в порядке. – Встретившись взглядом с Сарой, девушка поняла, что та собирается продолжать расспросы, и в глазах у Белинды появился стальной блеск. – Сара, тебе пора спать. До завтра.
Она похлопала экономку по трясущейся руке, отвернулась и решительно пошла прочь. Саре осталось только проводить свою подопечную беспомощным взглядом.
Белинда пробралась между рядами унылых скрипучих коек. Дойдя до своей койки, она сняла мокрый, запачканный кровью плащ и отшвырнула его в сторону. Как только она присела, усталость одолела ее. О, до чего ей хотелось в этот момент выложить Саре все, вывести мерзавца на чистую воду и увидеть, как его покарают! Но, заглянув в глаза его жены, Белинда не смогла произнести его имя. Она слишком хорошо представляла, каким горем, каким позором это обернется для бедняжки. В конце концов, что это изменит? Завтра она покинет корабль и никогда больше не увидит Тома Фелпса. Так стоит ли унижать его в глазах жены, женщины, вынашивающей его ребенка? Удовольствие, полученное от того, что его выпорют, не стоит боли, которую придется вынести Летти. А кроме того, рассудила Белинда, она сбежала от него, – ведь так? Несмотря на все старания, ему так и не удалось причинить ей вред.
Обессиленная, она облачилась в плотную ночную рубашку, натянула на себя шерстяное одеяло, но сон все не шел. Она вздрагивала всем телом, не только от холода, но и от кошмарных воспоминаний. В ушах до сих пор звучал жуткий, хриплый шепот, как эхо повторявший ее имя и клятвы о мести. Страх ледяной рукой сжимал сердце, и ее опять бросало в дрожь. Наконец Белинду сморил сон – тяжелое забытье, со смутными, тревожными видениями, которые мучили ее, заставляя переворачиваться с боку на бок.
Пробудившись утром, девушка смогла припомнить только одно из них, повергавшее ее ночью во мрак и ужас. Ей снилась веревочная петля на шее и слышался злорадный хриплый мужской смех. Скользнув взглядом вдоль веревки, она увидела ухмыляющуюся физиономию Фелпса: его глаза сверкали злобой, здоровенные ручищи цепко держали обвивавшую ее шею удавку. Вот пальцы его напряглись, веревка впилась ей в шею, и Белинда судорожно стала ловить ртом воздух, давясь и изнемогая от удушья.
Когда она проснулась, подушка была влажной от пота, а в ушах все еще звучали ужасный смех Фелпса и его слова: «Я предупреждал вас, госпожа Кэди! Я предупреждал!»




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Побещай мне рассвет - Грегори Джил



Не советую читать, нудно и не интересно...
Побещай мне рассвет - Грегори Джиллиля
12.03.2012, 14.24





А я не советую прислушиваться к коментариям другим .читайте интересный
Побещай мне рассвет - Грегори ДжилВика
14.07.2013, 11.58





мне тоже понравился роман,читайте.
Побещай мне рассвет - Грегори Джиланна
19.09.2014, 23.30





Ой,сочинение пятиклассницы...
Побещай мне рассвет - Грегори Джилмара
24.09.2014, 22.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100