Читать онлайн Моя долгожданная любовь, автора - Грегори Джил, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя долгожданная любовь - Грегори Джил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 113)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя долгожданная любовь - Грегори Джил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя долгожданная любовь - Грегори Джил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегори Джил

Моя долгожданная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9



Когда военный отряд индейцев из племени шайенов вернулся в свой лагерь, их встретили радостные соплеменники. Радость в связи с успешным возвращением храбрецов с кучей украденных коней сопровождалась облегчением, обусловленным тем, что воины выдержали бурю. Кроме того, когда группа шайенов, презрев ледяные порывы ветра и мокрую слякоть, вышла навстречу возвращающимся братьям, возникло любопытство и неприметная напряженность в отношении пленницы, привезенной отрядом. Индеец по прозвищу Быстрый олень стащил окоченевшую женщину с пони и подтолкнул ее к своему типи
type="note" l:href="#note_11">[11]
, гордый радостным улюлюканьем, которым встречавшие приветствовали его подвиг. Его не удивило, что по большей части их восторг относился к лошади, на которой ехала женщина, когда он пленил ее, ибо мало кто из шайенов, прекрасных наездников, когда-либо видел такого грациозного и великолепного жеребца, как этот. Вот это трофей! А женщина? Ну, это должен решить Быстрый олень. Поскольку он захватил ее и привез в лагерь на своем пони, то он мог по желанию либо сделать ее своей рабыней, либо убить. Как только у него появится возможность рассмотреть ее, судьба пленницы определится.
Из груди Брайони вырвался стон, когда индеец поднял полог типи и втолкнул ее внутрь. Она растянулась на голой земле, чуть не задев костер, разложенный по кругу в центре жилища. Ее щека была оцарапана камнем. Промокший плащ запутался у нее в ногах, когда она упала, что помогло ей не угодить в огонь. Со всем проворством, на которое она была способна, девушка перекатилась в сторону и подняла голову, чтобы разглядеть высокого храбреца с походной раскраской на лице, стоявшего над ней.
Шайен представлял собой устрашающее зрелище в одеянии из шкуры бизона и головном уборе с перьями; его медного цвета лицо было расчерчено полосами ярко-красного цвета. Темными, напряженными глазами он оглядывал белую женщину, лежавшую на полу его типи, и во взгляде его была суровость, которая никоим образом не могла унять явный страх на лице пленницы.
Брайони поднялась на колени, кутаясь в плащ в беспомощной попытке согреться. Она с опаской отодвинулась, когда воин внезапно бухнулся на землю рядом с ней; затем она увидела, что он раздувает огонь. Она всхлипнула, наблюдая, как он подбросил в костер заранее собранную кучку коры. Горячие языки пламени поднялись вверх, и она чуть придвинулась к огню, пытаясь согреть дрожащие от холода конечности. Девушка подозрительно озирала индейца, отчаянно стараясь совладать с паникой, охватившей ее с той самой минуты, когда она натолкнулась на отряд по дороге из города на ранчо.
Все случилось невообразимо быстро. Она изумленно обнаружила, что ее преследуют, затем что ее стащили с седла и что ее уволокла с собой в ночь банда, состоящая из почти дюжины дико голосивших, безумно раскрашенных индейцев.
И вот она здесь. Мокрая, промерзшая, изнуренная до предела, она оказалась в типи наедине с этим высоким молчаливым храбрецом, который следил за каждым ее движением, как если бы ждал предлога для того, чтобы убить ее. Брайони попыталась успокоиться и поразмыслить. Убьет ли он ее, изнасилует или предаст мучениям? Ужас охватил ее душу. Она смотрела на индейца, пытаясь найти хоть чуточку человеческой доброты в этом грубо выделанном, угловатом, так ужасно раскрашенном лице, но видела лишь неприязнь.
Внезапно индеец протянул руку и привлек ее к себе, чуть ли не на колени. Она попыталась выкрутиться, но он удержал ее, грубо вцепившись одной рукой в ее волосы.
— Нет! Пожалуйста! — задыхаясь, закричала она, но тут же перестала сопротивляться, инстинктивно чувствуя, что это только усилило бы опасность.
Она заметила, что индеец острым, суровым взглядом изучает ее лицо при свете костра. Она решила выждать; от страха сердце ее колотилось гулкими болезненными ударами, сотрясавшими каждый нерв. Золотистый свет коснулся ее кожи, высветил изящную линию ее профиля, поднятый вверх подбородок и широко поставленные блестящие глаза, со страхом глядевшие на захватчика.
Прошла томительная минута. Брайони ощущала запах кожи и табака, смешанный с запахом дыма горящих дров, затаенную злость и напряжение в глазах индейца, внимательно изучающих каждую черточку ее лица. В них мерцало что-то такое, чего Брайони не могла понять. Затем он вскочил на ноги, увлекая ее за собой, что-то пробормотал и снова оглядел ее, поворачивая подбородок девушки в разные стороны. Затем поднял прядь ее мокрых, струящихся волной волос и пропустил их между пальцами. Потом его губы сжались в тонкую линию.
Без дальнейших колебаний он вытолкнул ее из типи под шквал бешено дувшего ветра, который с такой силой ударил ее в грудь, что она попятилась. Он снова схватил ее, не давая ей упасть, и потащил к центру лагеря мимо целого ряда типи.
Они добрались до самого большого жилища, сложенного чуть ли не из двадцати шкур бизонов, сшитых вместе и натянутых на переплетенные прутья. Индеец заговорил, выкрикивая что-то, чего Брайони не могла понять, в ревущую ночь, а затем она услышала неясный ответ из гигантского типи. Полог был приподнят, и она снова оказалась под крышей, защищенная от ледяного, безжалостного ветра.
Здесь было значительно просторнее, а кроме того, это типи было убрано множеством перьев и украшений из бус. У одной стены аккуратно было сложено оружие, над ним висел круглый щит из сыромятной кожи, с перьями и геометрическими узорами, нанесенными краской. Кроме того, там висело несколько больших сумок из бизоньей кожи, прекрасные головные уборы из бус и перьев, одежды, украшенные иглами дикобраза, бусами и перьями.
Хотя Брайони лишь поверхностно удалось оглядеть типи, у нее сложилось мнение, что оно является жилищем вождя. Затем ее грубо подтолкнули к центру типи, где горел костер. У его дальнего края лицом на восток сидел индеец неопределенного возраста. Его обветренное лицо свидетельствовало о том, что ему немало лет, но проницательные черные глаза были острыми, как лезвие ножа.
Она вгляделась в его гордое, резко очерченное лицо, отметив глубоко посаженные глаза и выдающийся нос, тонкие, жесткие губы и как бы высеченный из гранита подбородок. Он сидел по-турецки на коврике из медвежьей шкуры, на его сутулых плечах была накидка из шкуры бизона, а две густых косички были обвязаны ремешками из сыромятной кожи. Храбрец, который привел ее, стоял в стороне со скрещенными руками и быстро говорил на родном языке.
Брайони ждала; ее волосы разметались по лицу, и она чувствовала себя промерзшей до костей.
Что происходит? Почему ее привели в это жилище? Собирались ли они убить ее сейчас или завтра на глазах у всего племени? Она была слишком изнурена, чтобы бороться или даже размышлять. Все ее тело застыло от мокрого снега и ветра, и она не имела никакого представления о том, как можно было бы спастись от казни, которую ей уготовили. На мгновение она закрыла глаза и представила лицо Джима. Как он ей сейчас был нужен! Только бы быть сейчас с ним в постели, в безопасности, в его объятиях! Как она дошла до этого? Как вышло, что они потеряли свое счастье и благополучие, которое у них было и которое, как им казалось, будет длиться вечно? Комок подступил к горлу. Затем воздух прорезал новый звук, помешавший ее мыслям.
— Белая женщина. Подойди ближе.
Индейский вождь заговорил и, к ее изумлению, на английском языке. Глаза девушки широко раскрылись. Она воззрилась на медное величественное лицо и медленно, настороженно подчинилась.
Вождь поднялся, когда она подошла, и протянул шероховатую руку. Он повернул ее голову влево и вправо, изучая ее так же досконально, как и первый индеец. Она услышала, как он что-то пробормотал на своем языке, но ей не удалось разобрать, было ли это произнесено мягким или жестким тоном. Но когда она встретилась с ним глазами, то заметила, что его потрясло какое-то глубокое чувство, и слеза заискрилась на изборожденной морщинами щеке.
— Кто… ты? — спросил он тоном человека, испытывающего чуть ли не благоговейный страх, и Брайони сглотнула слюну, прежде чем ответить.
— Я Брайони Логан. — Она изо всех сил старалась, чтобы ее голос звучал ровно и спокойно, помня, как Джим ей часто говорил, что индейцы уважают мужественное поведение человека во враждебном окружении и высоко ценят правдивость. Если она будет умолять и рыдать, они с презрением отнесутся к ней и, вероятно, не проявят никакого снисхождения, но если она поведет себя храбро и произведет на них впечатление своим достоинством, возможно, есть шанс, что они проявят по отношению к ней какую-то симпатию.
— Я… вижу, что вы великий вождь. Можно… мне узнать ваше имя, раз вы знаете мое?
— Мой народ цисцистас называет меня Два медведя. — Он смотрел прямо в глаза девушке. — Белые люди зовут нас шайенами.
Его испытующий взгляд не успокоил Брайони, так как у нее возникло ощущение, что он видит насквозь всю ее душу. И все же она заставила себя выдержать его взгляд. Она чувствовала, что ее судьба зависит от этого человека и его решения, поэтому, несмотря на усталость и дрожь, несмотря на учащенное от страха сердцебиение, она стояла перед ним прямо и не отводила глаз от его смуглого, непроницаемого лица.
— Скажи мне, Брай-о-ни Логан, как это получилось, что отряд воинов Быстрого оленя наткнулся на тебя этой ночью?
— Я возвращалась из Форт Уорта в дом мужа, когда отряд… ваших воинов наткнулся на меня и… привез в этот лагерь. — Брайони передернула плечами, чтобы сдержать дрожь от холода, пронизывавшего ее тело. — Я… я не сражалась против вашего народа, вождь Два медведя. Я не враг шайенов или кого-либо еще на этом свете.
Она не добавила, что, если бы даже у нее хватило времени на самооборону, она не была в состоянии что-либо сделать, ибо Джим отнял у нее оружие. Ей оставалось лишь надеяться, что этот величественный вождь шайенов поймет, что она ни в чем не провинилась перед его народом, и проявит к ней снисхождение. В противном случае… От ужаса она вздрогнула. Ей даже думать не хотелось об альтернативе этому.
Он круто повернулся и заговорил с первым индейцем на своем языке. Тот быстро ответил, и Два медведя кивнул. Тишина воцарилась в освещенном костром типи. Затем, шелестя своим тяжелым одеянием, вождь снова обратился к Брайони:
— Быстрый олень хорошо сделал, что привел тебя ко мне. А теперь возвращайся с ним в его типи. Я подумаю о том, как с тобой поступить.
Он поднял руку в знак окончания беседы и отвернулся, но Брайони под влиянием импульса протянула к нему руку, чтобы коснуться его.
Быстрый олень прыгнул к ней и грубо схватил ее, сжав в тиски и что-то пробормотав ей на ухо, а Два медведя скрестил руки на груди и нахмурился.
Когда индеец грубо прижал ее, Брайони не могла удержаться от стона, но не стала вырываться. Одной рукой Быстрый олень держал ее за шею, прижимая девушку к своей груди, другой поймал и до боли скрутил ей руку, сделав ее абсолютно беспомощной.
— Пр… простите меня вождь… Два медведя, если я совершила что-то недозволенное, — запинаясь, выговорила она, скрежеща зубами от боли и отчаянно пытаясь удержаться на ногах.
— Простите ме… ня за невежливость. Я… я не хотела оскорбить вас. Но… пожалуйста, я просто хотела спросить вас.
Последовала пауза, во время которой Два медведя молча рассматривал ее. Затем он подал знак Быстрому оленю, который освободил ее так же неожиданно, как и набросился на нее.
— Что ты хотела у меня спросить? — осведомился вождь, все еще рассматривая девушку и неодобрительно хмурясь.
— Я хотела узнать… как вы намерены поступить… что будет со мной… — Брайони потирала руку в том месте, где шайенский смельчак сделал ей больно. — Я…
— Ни слова больше! — жестким голосом рявкнул Два медведя, еще больше нахмурившись. — Если случиться так, что ты останешься с моими людьми, тебе придется научиться терпению и уважению, белая женщина! И больше не пытайся вести речи, когда тебе не велено. В противном случае судьба не будет благосклонной к тебе. А теперь ступай.
Быстрый олень рванул ее за руку и опять поволок за собой. К тому моменту, когда они добрались до типи индейца, Брайони бил озноб. Быстрый олень бросил ее на землю и связал веревкой из сыромятной кожи, извлеченной из кармашка на стенке-типи. Когда он связывал ей руки за спиной, Брайони в знак протеста издала восклицание и попыталась увернуться, но он безжалостно прижал ее.
— Нет! Пожалуйста, не надо… не…
— Молчи, белая женщина!
Ее настолько поразило, что он заговорил по-английски, что она перестала сопротивляться и изумленно воззрилась на него. Индеец испытующе окинул ее взглядом:
— Ты думала, что я не умею говорить на твоем языке? Ты считала, что я ничему не научился, живя в резервации у белых? Я научился многому — многому из того, что бесполезно, глупо и мерзко. Мне не нравится образ жизни белых людей и не нравится говорить на их языке.
Брайони с отчаянием ждала, что он еще добавит. Она пыталась пошевелить кистями рук, но веревка больно врезалась в мякоть. Быстрый олень приподнял ее так, чтобы она могла сидеть, затем отвернулся и начал снимать свой головной убор и одежду из шкуры бизона, обнажив гибкое, жилистое тело, облаченное в рубаху из оленьей кожи, гамаши и штаны. Наблюдая за ним, Брайони не могла не отметить, что в индейце была какая-то притягательная мужская сила. Он был физически крепким воином, немногословным, с молниеносной реакцией. Она вдруг особенно почувствовала свою женскую уязвимость, и в ее сердце опять закрался страх. Однако после неожиданной вспышки, казалось, он вообще забыл о ее существовании.
— Пожалуйста… Быстрый олень. — Хотя и побаиваясь привлечь к себе внимание, она не могла удержаться от того, чтобы не высказать протест против туго затянутой веревки, больно врезавшейся в ее тело. — Не оставляйте меня связанной! Я же не могу убежать. Во дворе такая страшная буря, а ночь так холодна. Отсюда просто некуда уйти.
Прищурив глаза, он посмотрел на нее:
— Я опасаюсь вовсе не того, что ты сбежишь. Просто я не хочу, чтобы, пока я буду спать, мне разбили голову моим же томагавком.
Брайони затрясла головой:
— Я не стану…
— Слово белого человека, даже если это женщина, стоит меньше, чем пыль в прерии, — оборвал он ее, и взгляд, брошенный им, пресек дальнейшие попытки убедить его.
Он занялся стаскиванием с ног мокасин с подметками из сыромятной кожи, и у Брайони упало сердце. Скрючившись и лязгая зубами от холода и страха, она наблюдала, как он поднял из кучи в задней части типи бизонью шкуру. К ее изумлению, он принес ее к ней и, расстегнув и сбросив насквозь промокший плащ девушки, накинул тяжелую шкуру на ее дрожащее тело. Она была благодарна за тепло, которое ощущала теперь и которое было несравнимо с тем, что исходило от костерка. Она глубоко зарылась подбородком в шерсть бизоньей шкуры и с облегчением прикрыла глаза.
— Спасибо, Быстрый олень.
Проворчав что-то, индеец, мягко ступая, направился к своему ложу. Распластавшись на одеяле, он натянул на себя еще одну шкуру и закрыл глаза.
До предела изнуренная, Брайони, скрючившись, сидела в тишине, и ее неустанно терзали вопросы и опасения. При мерцающих отблесках огня типи со всеми своими непонятными вещами, оружием и утварью наполняло ее. страхом, а присутствие индейца, спавшего рядом, отнюдь не способствовало комфорту. Она уронила голову на грудь и зашлась слезами. Должно быть, от ее плача Быстрый олень открыл глаза и приподнялся на локте, вглядываясь в нее.
— Спи, белая женщина. Завтра у тебя будет много времени для того, чтобы подумать о том, что тебя ждет.
Она похолодела от ужаса.
— А что… что произойдет завтра? — прошептала она, испуганно глядя на него.
Однако, не обратив никакого внимания на ее смятение, индеец лишь пожал плечами и снова улегся на своем ложе.
— Это решит Два медведя, — бросил он и опять закрыл глаза.
Брайони вглядывалась в его спящую фигуру. Ужас одолевал ее. Кошмарные видения заполонили ее мозг, и она прикусила губу, чтобы не застонать. Она вспомнила изборожденное морщинами, обветренное лицо и резко очерченную челюсть вождя, вновь увидела перед собой черные, глубоко посаженные глаза, выражения которых она никак не могла понять. Было ли то, что она читала в глубинах его глаз, ненавистью или сочувствием? И потом слезинка, скатившаяся по щеке, с чего бы это? Брайони могла лишь гадать. Вскоре, несмотря на озабоченность, усталость сморила ее, и она, склонившись набок и для тепла поджав колени, свернулась клубочком. Она была укрыта лишь наполовину, но со связанными руками не могла поправить шкуру. Девушка лежала в полусне, озабоченная страхами и вопросами. Но один образ, несмотря ни на что, никак не мог выветриться из ее головы. Джим.
Каждый раз, когда она закрывала глаза, ей мерещилось его грубоватое, смуглое, прекрасное лицо, она видела его кобальтово-синие глаза и даже ощущала, казалось, его чистый, мужской запах, напоминающий аромат кожи и сосновой смолы. Знает ли он, что она пропала? Возвратился ли он на ранчо или все еще сидит в «Тин Хэт» в обнимку с Руби Ли?
«Джим, отыщи меня! Спаси меня от этого кошмара и тех мучений, которые ждут меня завтра!» — взмолилась она, в безмолвной тоске задавая себе вопрос, встревожится ли он, узнав, что она исчезла, проявит ли хоть какой-то интерес… Тут она погрузилась в тревожную дремоту.
Быстрый олень выждал, когда ее дыхание станет ровным и спокойным. Затем он поднялся со своего ложа и ползком подобрался к ней — темная фигура в штормовой ночи. Он склонился над спящей женщиной, вглядываясь в ее лицо. Отблески огня мягко мерцали на ее тонких чертах. Быстрый олень отметил исключительную белизну ее кожи на фоне полуночно-черных волос и длинные темные ресницы. «Да она настоящая красавица!» — подумал он.
Ее фигура была гибкой и пластичной, под одеждой угадывались хорошо сформированные груди. Он сжал губы, подавив примитивный инстинкт, возникший вдруг в потайных недрах его души. Как он и сказал до этого пленнице, ее судьбу решит Два медведя. Он поправил бизонью шкуру так, чтобы полностью прикрыть спящую девушку, и заметил, что она приникла к теплому покрывалу, зарываясь в него, как пойманный в ловушку зверек. Быстрый олень понаблюдал за ней еще с минуту, а затем вернулся на свое ложе. С твердой решимостью он выбросил из головы всякие беспокойные мысли о прекрасной пленнице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя долгожданная любовь - Грегори Джил



читала роман с удовольствием до момента похищения индейцами вот пошла муть.а мог быть отличным романом.хотя кому как.
Моя долгожданная любовь - Грегори Джилинна
16.01.2013, 19.04





Это продолжение романа Непокорное сердце.
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилСвет лана
4.02.2013, 16.00





читала роман давно сначала дух захватывала до того сильные были ощущения до сих пор пока она не стала спать с другим и не потеряла память извините дальше муть 4 да роман
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилНастя
14.07.2013, 8.41





Роман динамичный, захватывающий. Да просто супер. Советую.
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилЕва
19.10.2014, 23.36





Мне понравились обе книги,а особенно вторая!
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилНаталья 66
19.04.2015, 1.30





ох и муть, никакого сравнения с Холодная ночь, пылкий любовник, даже на 3 не вытягивает, хотя я знала когда то женщину, очень похожую на Браиони, такую же бесбашенную. не тратьте время
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилTatiana
29.01.2016, 5.01





Обычный женский роман, нормальный, с разнообразным сюжетом. Героиня напоминала мне безголовую курицу, которая носилась на своём жеребце между городом и ранчо и находила на свою задницу приключений: то ребёнка потеряла, то к индейцам попала... Какая такая была срочная необходимость? То беременной, то в буран. Срочно посетить магазин, срочно проверить мужа в салуне... И это в местности, где и бандиты шныряют типа Честеров, и индейцы опять же. Разве нормальная женщина будет ездить там одна? К героине -крайний негатив. Из-за её поступков случился и выкидыш, и разлука, и индейцы погибли ни за что. Хорошо, что разлука была не слишком долгой, а если бы прошли годы? А если бы муж совершенно случайно не увидел её на берегу? Страшно сказать, так и жила бы с Честерами. Впрочем: дама искала приключений- дама их нашла.
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилМарина
9.09.2016, 19.57





Обычный женский роман, нормальный, с разнообразным сюжетом. Героиня напоминала мне безголовую курицу, которая носилась на своём жеребце между городом и ранчо и находила на свою задницу приключений: то ребёнка потеряла, то к индейцам попала... Какая такая была срочная необходимость? То беременной, то в буран. Срочно посетить магазин, срочно проверить мужа в салуне... И это в местности, где и бандиты шныряют типа Честеров, и индейцы опять же. Разве нормальная женщина будет ездить там одна? К героине -крайний негатив. Из-за её поступков случился и выкидыш, и разлука, и индейцы погибли ни за что. Хорошо, что разлука была не слишком долгой, а если бы прошли годы? А если бы муж совершенно случайно не увидел её на берегу? Страшно сказать, так и жила бы с Честерами. Впрочем: дама искала приключений- дама их нашла.
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилМарина
9.09.2016, 19.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100