Читать онлайн Моя долгожданная любовь, автора - Грегори Джил, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя долгожданная любовь - Грегори Джил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 113)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя долгожданная любовь - Грегори Джил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя долгожданная любовь - Грегори Джил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегори Джил

Моя долгожданная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8



В эту жуткую декабрьскую ночь таверна «Тин Хэт» не могла похвастаться изобилием посетителей. Большая часть завсегдатаев предпочли укрыться дома у камина, закутавшись в пледы, вместо того чтобы бороться с порывистым штормовым ветром и дикой стужей на улице.
Лишь небольшая кучка бездельников и железнодорожных рабочих рассеялась по оклеенной малиново-золотистыми обоями зале, где, облокотившись о стойку бара, они поглощали виски и наблюдали за скучающими танцовщицами. Девушки казались озябшими в своих чересчур узких платьях в обтяжку, украшенных блестками, перьями и блестящими стразами. Джейк, массивный рыжебородый бармен и хозяин заведения, внимательно поглядывал на кареглазого игрока в углу, который предлагал двум бродягам в лохмотьях сыграть в покер. Он очень надеялся, что бродяги найдут чем расплатиться, если окажутся в проигрыше, так как ему не хотелось, чтобы в этот вечер завязалась драка. Джейку опять не давала покоя боль в спине, и он был не в настроении разнимать дерущихся или потратить целый вечер на уборку помещения после стычки. Однако, когда дверь таверны с шумом распахнулась, он перевел глаза с игроков в покер на вновь вошедшего.
Это была девушка, по всей видимости, насквозь промерзшая и довольно крепко потрепанная набиравшим силу бураном. Она мигом обвела глазами залу и быстрым уверенным шагом прошла по малиновому ковру к стойке бара.
Большой Джейк с любопытством смотрел на нее. Она явно не принадлежала к типу девиц из таверны. Это была красотка, но из разряда леди. Под капюшоном он разглядел иссиня-черные волосы и зеленые глаза. В ней было что-то элегантное и в то же время диковатое, нечто такое, что привлекло его внимание и заставило обнадеживающе улыбнуться, когда она приблизилась к нему. Может, ему подфартит в эту ночь. Может, северный ветер занес эту хорошенькую шуструю девулю специально, чтобы согреть в эту ночь его постель.
— Я ищу Техаса Джима Логана. Где он? — без обиняков спросила она.
Большому Джейку, к вящему его сожалению, пришлось скрыть глубокое разочарование. Теперь он отдавал себе отчет в том, кто была эта краля. Все знали, что Техас привел в свой дом жену. Большой Джейк никогда не встречался с ней, но ведь ему нечасто доводилось знакомиться с женщинами за стенами таверны, а у симпатичной замужней леди с Востока вряд ли были серьезные основания бывать в «Тин Хэт». Но это, должно быть, все-таки она, несомненно. Ходили слухи, что она красавица, а эта девушка, конечно, была таковой. «Какая жалость», — думал он, одобрительно глядя на нее своими оливково-карими глазами. У него не было ни малейшего шанса позабавиться с женщиной Техаса Джима Логана. Даже если бы она проявила к нему интерес, о чем, судя по всему, не приходилось и мечтать. Кажется, единственное, что ее интересует, так это местонахождение стрелка, но как раз об этом Большой Джейк вовсе не собирался ей говорить.
— Кто? — резко переспросил он, занявшись протиркой блестящей черной поверхности стойки бара замшевой тряпкой. — Кажется, я не расслышал имени, мэм.
— Техас Джим Логан. — Брайони выговорила это со стиснутыми зубами, и ее искрящиеся глаза впились в округлое мясистое лицо толстопузого бармена. — Скажите, где его найти.
Большой Джейк отрицательно покачал головой:
— Здесь такого нет. Сами посмотрите, мэм.
Вроде бы ничего не произошло, но неожиданно Большой Джейк увидел прямо перед глазами дуло аккуратного короткоствольного пистолета с перламутровой рукояткой. Девушка твердо держала его в затянутой перчаткой руке.
— Больше никакой лапши на уши, — ровным голосом потребовала она. — Я видела его лошадь на привязи. А теперь или вы скажете мне, где он, или я просверлю дырку в вашем лбу. В Аризоне уже есть один такой, лежащий в могиле от моей пули, я не возражаю, если вас будет двое. Итак, считаю до трех!
Большой Джейк глядел на нее во все глаза. Он ослабил узел своего узкого черного галстука на вспотевшей шее, так как ему вдруг показалось, что он душит его.
— Проклятие! — пробормотал он и покачал головой.
Что-то неуловимо подсказало ему, что эта миниатюрная особа наверняка выполнит свою угрозу.
«Ну и взбалмошная бабенка! И такая вспыльчивая!» Когда Брайони взвела курок пистолета, он скороговоркой выпалил:
— Ол райт, леди, ол райт. Он там, наверху, в комнате Руби. Третья дверь налево.
Джейк облегченно вздохнул, когда Брайони поставила курок на предохранитель и попятилась к лестнице, ведущей наверх. Быстро поднимаясь по ней, она не выпускала его из виду, такая же настороженная и внимательная ко всему окружающему, как законник, выслеживающий бандита.
Большой Джейк многое дал бы за то, чтобы посмотреть, что произойдет, когда она найдет своего мужика. Нехотя он вновь обратил свой взгляд на игроков в покер, при этом брови его насупились. У него было подсознательное чувство, что этой ночью в его заведении будет стрельба.
Брайони пробиралась по коридору третьего этажа неслышно, как кролик. Она не задержалась у третьей двери налево и не постучалась в нее, а просто с оглушительным треском распахнула ее и заскочила в комнату. Подняв пистолет, девушка смерила взглядом двух захваченных врасплох людей.
Джим сидел на краю широкой, покрытой розовым покрывалом перины, в шляпе, сдвинутой на затылок. Его голубая рубаха была расстегнута до пояса, он обнимал сидевшую у него на коленях полуобнаженную девушку. «Руби Ли».
Брайони окинула ее с ног до головы полным гнева взглядом. У девицы из таверны были густые, светло-серебристые волосы, острый нос и полные алые губы, а щеки нарумянены, чтобы скрыть бледный цвет лица. У нее были огромные лилейно-белые груди, почти целиком выступавшие из узкого, в бедрах просвечивающего красного неглиже, облегавшего ее фигуру. Больше на ней ничего не было.
В комнате стоял тяжелый запах духов, которыми она, должно быть, поливала свое пышное тело. Глупая ухмылка растаяла на губах Руби, когда дверь с шумом распахнулась, и, уставившись на девушку в голубом плаще, стоявшую на пороге и бешено размахивавшую пистолетом, она испустила панический вопль.
— А-а-а-а, — истошно взвизгнула Руби и вцепилась в Джима, как обезумевший осьминог. — Радость моя, сделай же что-нибудь!
Он спустил ее с колен и медленно поднялся, вглядываясь в Брайони дымчато-голубыми глазами:
— Какого дьявола тебе здесь надо? Ты что, спятила?
— Да. — Брайони наставила пистолет на Руби Ли. — Вон! — бросила она. — Сейчас же!
— Заз-з-з-нобушка моя! — заскулила девица, цепляясь за Джима. — Неужели ты так это оставишь? Как она смеет наставлять на меня эту ужасную пушку? Почему ты…
Брайони со щелчком спустила предохранитель, и в тесной каморке этот звук отозвался эхом. У Руби Ли отвалилась нижняя челюсть, когда она в ужасе смотрела на девушку у двери.
— У тебя ровным счетом две секунды. Убирайся!
Руби Ли молнией бросилась в коридор, волоча по полу свое прозрачное неглиже. Брайони захлопнула за ней дверь, не сводя глаз с Джима.
Он беспечно стоял перед ней, и в выражении его лица не было страха. Глаза Джима потемнели от гнева.
«Ага, хорошо, — со злым удовлетворением подумала девушка. — Теперь мы на равных. Дуэль будет честной».
— Ну что, Брайони, вопрос исчерпан? — Голос Джима прозвучал, как кнут. — Ты достаточно подурачилась? Какого черта ты здесь?
— Ты как-то предупреждал, что в следующий раз, когда я подниму на тебя пистолет, застрелишь меня, — проговорила девушка, твердо держа на прицеле грудь Джима. — Ты готов?
— Мне бы именно это и следовало сделать! — прорычал он, сжимая кулаки. — Ты заслужила это, раз откалываешь такие номера.
— Ты спросил, что я делаю здесь. Теперь я задаю тебе тот же вопрос.
— А разве это не ясно? — процедил он, сунув руки в карманы брюк. Казалось, он чувствовал себя абсолютно спокойно. И даже едва ли не удовлетворенно. — Ты умная женщина, Брайони. Тебе бы следовало самой догадаться, чем мы с Руби занимаемся здесь.
До этого самого момента Брайони сохраняла полное самообладание, отвергая всякое ощущение боли, предательства или скорби. Только гнев мог помочь ей справиться с этими муками. Но сейчас ею снова завладела боль, потрясавшая ее до глубины души. Ее голос задрожал, когда она выкрикнула:
— Нет! Я не верю тебе!
Его губы насмешливо скривились:
— Тебе здесь нечего делать, Брайони. Езжай домой.
— Домой? — В ее голосе зазвучали опасные высокие нотки. — В какой дом? Ты имеешь в виду дом на ранчо, в который ты привез меня после свадьбы? Где ты обещал любить меня вечно, быть моим верным мужем до конца дней? Ты говоришь об этом доме?
Он отвернулся.
— Убирайся.
— Не раньше, чем мы завершим этот разговор. Мне надо узнать кое-что. — Она прикусила губу, чтобы та не дрожала, и покрепче сжала рукоятку пистолета. — Эта женщина твоя любовница? — Ее голос прозвучал тихо, и было понятно, что она пытается совладать со своими чувствами. — Скажи мне правду, черт тебя подери, если только в тебе осталась хоть капля порядочности. Ты… занимался с ней любовью?
Джим взглянул на нее. На лице его не было заметно ничего, но глаза походили на сосульки.
— Да.
Внезапно нахлынувшие слезы скрыли его от нее. Брайони постаралась поскорее сморгнуть их. Смертельный холод охватил ее члены, и тоска сжала сердце. В воздухе стоял смрад от дешевых духов Руби Ли.
— Ты негодяй, — выдохнула она.
На скулах Джима заходили желваки, и он двинулся на нее.
— С меня хватит, — сказал он, нависнув над ней всем своим мощным корпусом. — Отдай мне свой чертов пистолет и ради всех святых убирайся.
— Нет! Отойди или я стреляю! — резким голосом крикнула она, отступив и вновь поднимая пистолет. — Я буду стрелять, Джим, клянусь!
Он не остановился. Приблизившись, он схватил жену за кисть руки, державшей оружие, и вывернул ее, забирая пистолет. Брайони с рыданием бросилась на него, молотя руками его грудь и плечи. Он схватил ее, взял за талию и заглянул в блестящие от слез глаза.
— У тебя был шанс отомстить, — сильно тряхнув ее, пробурчал он. — Но ты им не воспользовалась.
В его тоне звучали жесткие нотки.
— Но не расстраивайся, Брайони. Ты уже ранила меня куда сильнее, чем это могли сделать простые пули. Ты уничтожила ребенка, которого я хотел больше, чем что-либо еще, и ты разрушила мою любовь к тебе из-за своей глупой, бессмысленной гордости. Большей раны ты уже не в состоянии мне нанести, да и я не смогу уязвить тебя больше, чем уже сделал. Поэтому давай на этом кон-мим. Я продолжу заниматься пьянкой, а ты езжай домой и укладывайся в свою славную, мягкую, уютную постель. Идет?
— Я могла бы простить тебя. — Голос жены превратился в болезненный шепот, и лицо ее было совсем рядом. — Я могла бы простить тебе все, даже это. Даже Руби Ли, даже ту дикость, которую ты позволил себе сегодня по отношению ко мне. Если бы ты просто попросил меня, я бы простила, потому что любила тебя. Но ты… — Она содрогнулась от бешенства и боли. — Ты не можешь простить меня за то, что я была сама собой. Я просила у тебя прощения, когда вела себя неподобающе под влиянием слепой, глупой ярости, когда сделала ту ужасную, трагическую ошибку! Я умоляла простить меня. Но нет! Мощный Техас Джим Логан не умеет открыть свою душу и простить кого-либо! Ты не смог простить своего отца за все те годы, и он умер до того, как ты обрел возможность сделать это. А теперь ты не можешь простить меня. Интересно, — продолжала она, при этом ее бледное лицо было мокрым от слез, а покрасневшие глаза устремлены на него, в то время как его руки сжимали ее талию. — Интересно, простишь ли ты меня через десять, двадцать или сорок лет, когда от нашей любви не останется и следа, а наши жизни будут исковерканы. Неужели только тогда ты наберешься наконец мужества для прощения, когда будет слишком поздно?
Она попыталась вырваться из его рук, и он отпустил ее. Он молча смотрел, как она рванулась к двери, шелестя тяжелым плащом.
— Да, еще одна вещь, Техас.
Услышав из ее уст свое прозвище, он с особенно напряженным вниманием вгляделся в нее. Никогда раньше Брайони не называла его так. Так звали его второе это, стрелка, и это имя приводило в ужас весь Запад. Шерифы и бандиты знали его по этой кличке, но Брайони называла его Джим с того самого дня, когда они впервые почувствовали влечение друг к другу. Для нее его настоящее имя всегда было желанным, означавшим ее доверие к нему, человеку, которым он был в действительности, а не к легендарно хладнокровному стрелку. И теперь, услышав из ее уст свое прозвище, он застыл и как-то одеревенел.
— Я всегда буду любить Джима Логана. Всегда. — Она встретилась с ним глазами, набухшими от слез. Несмотря на отчаяние, она была полна достоинства. — Но вопрос заключается в том, — тихо закончила она, — что я не знаю, куда он делся.
Одно последнее мгновение ее взгляд задержался на его лице, как будто ей хотелось навсегда запомнить каждую его черточку, затем она резко развернулась и распахнула дверь. Брайони выбежала из комнаты без оглядки, но Джим еще слышал ее шаги, эхом отзывавшиеся в холле. А затем наступила тишина, нарушаемая лишь гулом, доносившимся из залы внизу.
Он не двинулся с места; тысячи мыслей рождались в его голове. Слова жены все еще звучали в ушах. Прощение. Любовь. Мужество. Ее лицо стояло перед глазами. Мужество простить? Именно так она сказала?
«Нет!» Он мерил шагами комнату, топая сапогами по деревянным половицам; его переполняли разнородные чувства. Нет, он не мог простить, во всяком случае, не теперь. «А когда же?» В смятении он слышал внутренний голос, который задавал этот вопрос. «Когда?» Определенно не тогда, когда он конфликтовал с отцом и убежал, чтобы вступить в армию. Насчет этого Брайони права.
Тот конфликт не затихал много лет, слишком много. К тому моменту, когда у него достало мужества попытаться уладить отношения, отец уже был в могиле и мать тоже. Тогда он обратил весь гнев на себя. Он отказывался вернуться в Трайпл Стар, не в состоянии преодолеть упрямство и гордыню, не в состоянии простить самого себя.
Именно Брайони помогла ему пойти на мировую с самим собой и своим прошлым, Брайони, которая уговорила его начать новую жизнь. Она простила ему то, что он убил ее отца. Она любила его, утешала его, помогла ему понять, что, восстановив свои неотъемлемые имущественные права и вернувшись на ранчо Трайпл Стар, завещанное ему отцом, он устанавливает прерванную связь со своим прошлым, формирует узы взаимного прощения со своими родителями, несмотря на их кончину. Брайони умеет прощать/Эта ее способность родилась в ней естественно, вместе с любовью. А он? Он умеет прощать? Он простил?
Джим попытался снова разжечь ярость, горечь и ненависть. Только это он и испытывал в последнее время. Но у него ничего не получалось. «Я всегда буду любить Джима Логана. Но вопрос заключается в том, что я не знаю, куда он делся… куда делся… куда делся…»
Он застыл на месте и опять увидел перед собой ее тонкое лицо с блестящими от слез глазами, услышал ее голос, назвавший его Техасом. У него заныло сердце.
Откуда-то издалека донесся высокий голос с чуть протяжным южным акцентом:
— Я слышала все от начала до конца, Техас. Я подслушивала за дверью.
Он медленно перевел глаза на худое накрашенное лицо, с любопытством уставившееся на него.
— Я лишь не могу понять, милочек, — заметила Руби. — Зачем ты сказал этой маленькой сучке — своей жене, что мы с тобой занимались любовью? Ты отлично знаешь, что этого не было ни разу. И было бы неправдой сказать, — продолжала она, ухмыляясь и обвивая руками его шею, — что мне этого не хотелось. Но ты никогда не позволял мне доказать тебе, как славно я умею доставить удовольствие мужчине.
Она тряхнула густыми серебристо-светлыми локонами и искоса бросила на него соблазнительный взгляд:
— Я это здорово умею, Техас, очень здорово. Я заставлю тебя напрочь забыть ту зеленоглазую. Хочешь, я докажу тебе это прямо сейчас?
Джим отцепил ее руки от шеи и отошел от нее. Он раздвинул цветистые шторы на окне и вперил взгляд в темноту.
На улице не было видно ни зги. Все окутала плотная пелена ночи. Но зато было слышно множество звуков. Ветер завывал и стонал, сотрясая окна. Джим услышал треск, когда со входа одного из магазинов на Мейн-стрит ветер сорвал жалюзи и бросил их на тротуар. Он подумал о Брайони, которая, припав к спине жеребца в эту жуткую ночь, боролась с буранным ветром, ломавшим ее хрупкую фигуру, и внезапно его охватил страх за нее. Джим развернулся и снова начал мерить комнату шагами.
«Да какое мне дело? — со злостью спросил он сам себя. — Мне-то что до этого?» Ведь он из кожи лез вон, чтобы досадить ей эти последние недели, и в особенности сегодня. И прежде всего он старался доказать ей, что больше не любит ее, не хочет ее и пренебрегает ею. И наконец-то сегодня ему удалось добиться этой цели. Он убедил ее. Но только…
Он закрыл глаза, пытаясь изгладить из памяти ее страдальческое лицо, когда унизил ее в своей комнате на ранчо. Он попытался забыть выражение ее лица, когда здесь, в таверне, она назвала его Техасом и заявила, что Джим Логан исчез. Он попытался доказать себе, что уже не любит ее…
«Что я наделал? Да что же это я натворил?»
Его внутренний голос задавал болезненные вопросы, а мозг пытался ответить на них. Но настоящую правду ему подсказало сердце, разрушив глупые иллюзии, которые он так усердно пытался поддерживать в мозгу все эти последние недели после потери ребенка. «Я продолжаю любить ее. Проклятие, я все еще люблю ее!»
— Что я натворил?
Джим цеплялся за горечь и бешенство, одолевавшие его перед этим, но они ускользали от него. Любовь прорывалась в нем, подступала к нему со всех сторон, а в его мозгу роились сотни образов Брайони, и казалось, хрупкий образ ее красоты и светлой души заполнил его сердце до краев так, что он больше не мог этого вынести.
Джим глубоко надвинул на лоб шляпу и бросился к двери. Когда он накидывал на широкие плечи свою куртку из оленьей кожи, Руби Ли повисла на нем, умоляя:
— Милочек, не уходи! На улице творится что-то кошмарное! Останься со мной до утра. Ну, пожалуйста!
Но Джима уже и след простыл. Он пронесся по лестнице, через залу, и выбежал в ночь, где его тут же пронизал дикий, завывающий ветрило. Лишь когда Джим начал отвязывать Пекоса, он заметил, что все еще держит в руке пистолет жены с перламутровой рукоятью. Он бессмысленно смотрел на него, вновь почувствовав толчок страха за жену. А еще через минуту, убрав пистолет в карман, вскочил в седло и стрелой понесся домой.
К тому времени, как Джим добрался до Трайпл Стар, начался дождь, тут же превратившийся в ливень, ледяные струи которого стали смесью дождя и снега. Промокший насквозь и промерзший, он отвел Пекоса в стойло. И конь, и человек дрожали от холода и совершенно не чувствовали онемевших конечностей. Протерев глаза, Джим заглянул в стойло Шедоу, надеясь увидеть огромного вороного, но там его не было.
Он снова протер глаза и вгляделся, не веря самому себе. Жеребца не было. У него перехватило горло, он бегом проверил все стойла. Все было напрасно.
«Брайони!» Его охватила паника. В следующий миг под колючим ветром и снегом он несся к дому. Ворвавшись в парадную и перепрыгивая сразу через две ступеньки, он взбежал наверх.
— Брайони! — хрипло крикнул он.
Ее не оказалось ни в хозяйской спальне, ни в комнате, которой эти последние недели пользовался он. Услышав его крики, появился Дэнни, протиравший заспанные глаза. Когда он подошел к старшему брату в темной гостиной, на его лице было написано раздражение.
— Какого дьявола?..
— Ты не видел Брайони? — потряс его Джим, окатив голые руки и плечи брата холодной водой, стекавшей с куртки. — Отвечай же скорее!
— Брайони? Нет. Не видел с того момента, как она ушла к себе и сказала, что поужинает в своей комнате. Думаю, она уже заснула или, во всяком случае, спала, пока ты не поднял этот гвалт…
— Одевайся. Собирай работников. Нам нужно начать поиски.
Дэнни уставился на него:
— О чем ты толкуешь?
— Брайони исчезла! — Джим рубанул кулаком по каминной полке, отчего затряслась стеклянная статуэтка. — Мы с ней повздорили. Она поехала за мной в город, и я отослал ее домой. Теперь я возвращаюсь, а Шедоу нет в конюшне и ее нет в доме; это означает, что… — Он запнулся. Братья взирали друг на друга с нарастающей тревогой.
— Она вне дома… в эту кошмарную ночь? — выдохнул Дэнни.
— Она или ранена, или заблудилась, или… — Голос Джима сорвался. Его лицо посерело до неузнаваемости. — Собирайся побыстрее, — велел он, направившись к двери. — Я хочу, чтобы все работники ранчо начали поиски. Никто не должен спать, пока ее не найдут!
И Джим исчез в гудящей темноте, а Дэнни, охваченный страшной тревогой, кинулся наверх за одеждой.
После трехчасовых поисков не было найдено никаких следов Брайони. Забравшись на Пекосе на невысокую гряду холмов, Джим вглядывался в струи дождя, безумно пытаясь разглядеть что-нибудь в этой страшной вьюжной мгле. Северный ветер набрал полную силу и с воем рвал кактусы, ветви деревьев и молодую поросль и во все стороны швырял камни, превратив прерию в сущий ад. Ступни ног Джима онемели, руки в кожаных перчатках закоченели, лицо застыло. Он заметил, что к нему приближаются остальные всадники с поникшими головами, и пришпорил Пекоса, заставив изнуренное животное двигаться дальше.
— Есть хоть что-нибудь?! — крикнул он, но Дасти Слейд и Пайк Оуэне отрицательно покачали головами.
— Босс. — Дасти наклонился вперед, пряча лицо от резкого порыва ледяного ветра. — Это ничего не даст! Мы не видим ни зги!
— Слишком темно… и сыро! — вставил Пайк, кутаясь в клетчатое шерстяное пальто и шарф. — Думаю, надо подождать до завтрашнего утра, когда уляжется ветер, а этот проклятый дождь…
— Никто никуда не уйдет, пока моя жена не будет найдена! — Джим схватил Пайка за шею и чуть не стащил его с седла. — Ты, умник, ленивый трус и собачий сын! Продолжай поиски, а то я прикончу тебя! Всех вас! Двигайтесь да побыстрее!
Работники ускакали, одеревеневшие и промерзшие, а Джим со свирепым отчаянием повернул коня. Он оглядывал покрывшуюся ледяной коркой прерию, охваченный такой паникой, какой не знавал за всю свою жизнь.
Еще через четыре часа он едва держался в седле. Уже подходило время восхода солнца, а дождь и буран не ослабевали. Усталый и исстрадавшийся, Джим упрямо ехал дальше, мокрый и промерзший, и на его ресницах образовались маленькие сосульки. Чуть ли не десяток раз он проехал по дороге из Форт Уорта до Трайпл Стар, слезал с коня, чтобы продолжать поиски пешком, кричал и звал до хрипоты. Мысль о том, что Брайони может быть где-то совсем рядом, лежать где-то за ближайшей скалой или вон у того корявого дерева, заставляла его идти вперед, ибо в мозгу у него уже вырисовывалась картина: Брайони лежит, раненная и беспомощная где-нибудь невдалеке. Нет, он не может отказаться от поиска. Не может, пока не найдет ее. И он свирепо, отчаянно говорил себе, что непременно найдет ее.
На заре ливень перешел в моросящий дождь, и Джима вдруг осенило. Он направил Пекоса к полянке в долине, которую они с Брайони облюбовали как укромное местечко и где они провели так много тайных, счастливых часов в любовных утехах. Она называла эту полянку местом их рандеву, особым местечком, которое они оба так любили. В мглистом сером утреннем свете он обнаружил два оголенных ствола дубов, облепленных льдом, и его сердце забилось сильнее. Может… может, каким-то чудом, волей случая он найдет ее там. Может…
Он слез с коня и, спотыкаясь, прошел вперед, с трудом ворочая головой, чтобы не упустить ничего из виду. Все вокруг было мглистым, мокрым, промерзшим. Никого не было видно.
Джим в отчаянии застонал и уселся между двумя дубами. Он зарылся лицом в руки, укрываясь от ветра, который с воем и свистом бил в его усталую грудь.
Где она могла быть? Куда она девалась? Джим чувствовал себя так, словно ему разорвали все внутренности. Натруженные мышцы болели. Он едва мог передвигаться, но знал, что надо продолжать. Нельзя отказаться от поисков. Он обязан найти ее.
Пошатываясь и опираясь одной рукой о ствол дуба, Джим поднялся. Закрыв глаза, он представил залитое слезами лицо жены, каким оно выглядело в комнате Руби. «Я всегда буду любить Джима Логана, — шептала она, и эти слова ножом резали его сердце. — Но вопрос заключается в том, что я не знаю, куда он делся».
— Брайони! — взревел он, раскинув в стороны руки. — Куда ты сама девалась? Куда? Куда?
Но его слова подхватил ветер и унес куда-то в сторону. Ему никто не ответил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя долгожданная любовь - Грегори Джил



читала роман с удовольствием до момента похищения индейцами вот пошла муть.а мог быть отличным романом.хотя кому как.
Моя долгожданная любовь - Грегори Джилинна
16.01.2013, 19.04





Это продолжение романа Непокорное сердце.
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилСвет лана
4.02.2013, 16.00





читала роман давно сначала дух захватывала до того сильные были ощущения до сих пор пока она не стала спать с другим и не потеряла память извините дальше муть 4 да роман
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилНастя
14.07.2013, 8.41





Роман динамичный, захватывающий. Да просто супер. Советую.
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилЕва
19.10.2014, 23.36





Мне понравились обе книги,а особенно вторая!
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилНаталья 66
19.04.2015, 1.30





ох и муть, никакого сравнения с Холодная ночь, пылкий любовник, даже на 3 не вытягивает, хотя я знала когда то женщину, очень похожую на Браиони, такую же бесбашенную. не тратьте время
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилTatiana
29.01.2016, 5.01





Обычный женский роман, нормальный, с разнообразным сюжетом. Героиня напоминала мне безголовую курицу, которая носилась на своём жеребце между городом и ранчо и находила на свою задницу приключений: то ребёнка потеряла, то к индейцам попала... Какая такая была срочная необходимость? То беременной, то в буран. Срочно посетить магазин, срочно проверить мужа в салуне... И это в местности, где и бандиты шныряют типа Честеров, и индейцы опять же. Разве нормальная женщина будет ездить там одна? К героине -крайний негатив. Из-за её поступков случился и выкидыш, и разлука, и индейцы погибли ни за что. Хорошо, что разлука была не слишком долгой, а если бы прошли годы? А если бы муж совершенно случайно не увидел её на берегу? Страшно сказать, так и жила бы с Честерами. Впрочем: дама искала приключений- дама их нашла.
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилМарина
9.09.2016, 19.57





Обычный женский роман, нормальный, с разнообразным сюжетом. Героиня напоминала мне безголовую курицу, которая носилась на своём жеребце между городом и ранчо и находила на свою задницу приключений: то ребёнка потеряла, то к индейцам попала... Какая такая была срочная необходимость? То беременной, то в буран. Срочно посетить магазин, срочно проверить мужа в салуне... И это в местности, где и бандиты шныряют типа Честеров, и индейцы опять же. Разве нормальная женщина будет ездить там одна? К героине -крайний негатив. Из-за её поступков случился и выкидыш, и разлука, и индейцы погибли ни за что. Хорошо, что разлука была не слишком долгой, а если бы прошли годы? А если бы муж совершенно случайно не увидел её на берегу? Страшно сказать, так и жила бы с Честерами. Впрочем: дама искала приключений- дама их нашла.
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилМарина
9.09.2016, 19.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100