Читать онлайн Моя долгожданная любовь, автора - Грегори Джил, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя долгожданная любовь - Грегори Джил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 113)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя долгожданная любовь - Грегори Джил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя долгожданная любовь - Грегори Джил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегори Джил

Моя долгожданная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6



— Похоже, что начинается буран! — с ухмылкой объявил Дэнни, отходя от окна гостиной. — Подложу-ка я побольше дровишек в камин, а то ты отморозишь свои чудные ножки, радость моя.
Брайони улыбнулась ему в ответ и посмотрела в окно, за которым с неба сыпались кружевные снежные хлопья, постепенно одевавшие землю в сверкающий белый бархат.
— Да, пожалуйста, — отозвалась она, делая над собой усилие, чтобы ее голос прозвучал как можно бодрее, несмотря на тоску, теснившую грудь. — Я уже промерзла насквозь. Как хорошо, что на ужин будет жаркое. Оно поможет нам отогреться.
— А какой аромат идет от него из кухни! — подхватил Дэнни, с довольным видом втянув ноздрями воздух; затем он наклонился и подкинул еще дров в пламя каминного очага. — Я голоден, как волк.
Выпрямившись, он повернулся к девушке.
— Ты отлично выглядишь, — отметил он. — Я ужасно люблю, когда ты завязываешь волосы в такой пучок.
Брайони не могла удержаться от смеха, услышав такое о своей прическе. Она особенно старательно занималась туалетом в этот вечер, рассчитывая поднять себе настроение. В течение многих недель у нее не хватало энергии или желания заниматься своей внешностью. Она либо лежала в постели, либо, осунувшаяся и одинокая, бродила по огромному дому, слишком поглощенная своей болью, чувством вины и страшной потери, чтобы еще думать о том, что на ней надето или как она причесана. Однако в этот вечер она ощутила неожиданный прилив энергии.
Днем она впервые после несчастья прокатилась на Шедоу, и езда верхом приободрила ее. Что-то неуловимое в морозном декабрьском воздухе, покалывавшем ее разгоряченные щеки, и стремительном беге жеребца по затвердевшему грунту вновь вдохнуло в нее жизнь. Она вдруг поняла, что ей осточертело чувствовать себя слабой и несчастной. Ей захотелось вернуться к нормальной жизни. А это означало необходимость разговора с Джимом, новой попытки разрушить преграду, с такой решимостью возведенную мужем между ними.
С той самой кошмарной ночи, когда он гневно обрушился на нее, она страдала от горечи и тоски, но была слишком подавлена, чтобы сделать попытку преодолеть то холодное безразличие, с которым муж отныне относился к ней. Теперь же она почувствовала, что готова покончить со сложившейся ситуацией. Исходя из своего женского инстинкта, ей хотелось предстать перед ним во всей своей красе, быть настолько нежной и привлекательной, чтобы он не смог устоять. А потом, ослабив его оборонительные рубежи, она сумела бы спокойно поговорить с ним и с помощью здравого смысла и нежных уговоров убедить, что подошло время забыть и простить, время восстановить связь между двумя любящими сердцами и начать все сначала.
Она приняла ванну, добавив в воду розового масла, и промыла волосы ароматизированной мыльной пеной. Крепко растерев тело мохнатым полотенцем так, что кожа заблестела, как сияющий жемчуг, Брайони нарядилась в белую блузку с высоким воротником, отороченную кружевами на шее и рукавах, и мягкую серую шерстяную юбку. Затем она надела серые шелковые чулки, гладко обтянувшие ее стройные ножки, и элегантные черные туфли. На шею она надела золотой медальон, оставшийся ей от матери, и убрала свои густые, блестящие черные волосы во французский пучок, оставив несколько свободных прядей, обрамлявших лицо. Оставалось только слегка надушиться, что она и сделала. Довольная достигнутыми результатами, Брайони улыбнулась своему отражению в зеркале над туалетным столиком. Она, несомненно, выглядит нежной и желанной без налета нарочитого соблазна. Инстинктивно она понимала, что Джим отвергнет откровенную попытку соблазнить его, и лишь тонким подходом можно попытаться заглушить его горечь и злость.
И сейчас, устроившись на покрытой розово-белой парчой софе перед уютно пылающим жаром камином, она смеялась над замечанием Дэнни касательно ее пучка на голове.
— Дэнни, если тебе когда-нибудь наскучит скотоводческое хозяйство, подумай над тем, чтобы стать поэтом, — сияя зелеными глазами, предложила она. — У тебя потрясающие склонности к романтическому способу выражения мыслей.
Ее деверь осклабился и плюхнулся на софу рядом с ней.
— Ну, ну, Брайони, ты прекрасно знаешь, что я имел в виду, — возразил он. — Может, я не так выразился, но мне просто хотелось сказать, что ты изумительно хороша. И я буду не я, если эта баранья башка — мой брат не полюбуется на тебя и не станет на коленях умолять тебя простить его!
— Нет.
С посерьезневшим видом она взяла его руки в свои и заглянула в живые голубые глаза Дэнни, так напоминающие глаза брата и в то же время совсем не такие. В них никогда не было безжалостного или враждебного выражения, о ком бы ни шла речь. Дэнни был открытым и честным парнем с добродушно-веселым характером.
— Не думай, что Джим должен просить у меня извинения, — заявила Брайони. — Он был уязвлен, ранен до глубины души, и он страшно зол. И при этом ты прекрасно знаешь, что он прав. Вина за случившееся лежит полностью на мне. Это я несу ответственность за потерю ребенка.
Когда он попытался возразить, она покачала головой, и на ее ресницах сверкнули слезы.
— Нет, не спорь, Дэнни. Я прекрасно знаю, в чем была моя ошибка. Я вела себя глупо и безрассудно, как норовистая лошадь. Печать этого безрассудства будет лежать на мне всю оставшуюся жизнь.
Она опустила голову, чтобы скрыть слезы, которые не смогла сдержать, и они тонкими ручейками покатились по ее щекам. Она смахнула их, затем расправила плечи и с глубоким вздохом подняла голову:
— Я вовсе не рассчитываю на то, что Джим станет извиняться за то, что дал волю гневу. Я лишь хочу, чтобы он простил меня. Хочу, чтобы наша семейная жизнь опять вошла в нормальное русло, чтобы мы снова любили друг друга. Я собираюсь сделать попытку снова добиться его расположения.
— Будь уверена, я на твоей стороне, — пробормотал Дэнни, тронутый спокойной решимостью золовки. Он обнял ее и крепко прижал к груди. — Ты самое драгоценное, что есть у Джима, радость моя. Лишь бы только он очнулся и осознал это!
Как приятно было вновь ощутить, что тебя обнимают! Уже много недель муж не прикасался к ней. Брайони положила голову на плечо юноши и закрыла глаза, уютно чувствуя себя рядом с худощавым сильным парнем, проявляющим такую заботу о ней.
Холодный, с металлическим оттенком голос прервал минуту покоя и мира.
— Не нарушил ли я вашей идиллии? — протянул Джим, вошедший в залу.
И Брайони, и Дэнни в ту же секунду отшатнулись друг от друга и уставились на высокую, мускулистую фигуру в черном, в то время как Джим подчеркнуто спокойно смотрел на них.
В гостиной воцарилась тишина, нарушаемая лишь потрескиванием дров.
У Брайони от изумления приоткрылся рот. В своих черных рубахе и брюках, темном платке и сапогах Джим выглядел таким неумолимым и грозным, каким она ни разу его не видела. Глаза мужа казались ледяными; плотно сжатый рот вытянулся в тонкую линию. На черной рубахе выступали мощные мышцы его груди и рук, напоминая Брайони о колоссальной физической силе мужа. Широкие плечи конусом переходили в худой торс с плоским, твердым животом и узкими крепкими бедрами. На ремне с блестящей серебряной пряжкой, как всегда низко на бедре, висел его кольт 0, 45 Фронтиер.
— Надеюсь, не возражаете, если я присоединюсь к вам? — с ехидным намеком спросил он. — Или вам хотелось бы побыть наедине?
В его голубых глазах проглядывал угрожающий блеск, когда он сверлил ими сначала лицо брата, а затем лицо Брайони, испуганно стоявших перед ним.
У Брайони наконец прорезался голос.
— Нет, Джим, это просто глупо! — воскликнула она, срываясь на крик.
Всеми фибрами души она жаждала, чтобы к ней вернулось самообладание, и она быстро поднялась с софы и грациозной походкой направилась к нему:
— Будь любезен, заходи. Можно я… дам тебе чего-нибудь выпить?
Она остановилась перед ним, глядя ему прямо в лицо большими блестящими глазами. Ее руки протянулись навстречу ему.
Джим оглядел ее. Он отметил тонкую прелесть ее лица с высокими скулами, изумрудно-темные глаза, атласную фарфорово-белую кожу и такие мягкие соблазнительные губы, что он с трудом оторвал от них взгляд.
Ее цвета вороньего крыла волосы выглядели мягкими и блестящими, как бархат. Элегантная белая блузка с кружевами и юбка из серой шерсти подчеркивали тонкую, чувственно изогнутую фигурку.
Был миг, когда, охваченный пламенем страсти, он хотел схватить ее в объятия и расцеловать, ощутить ее мягкое податливое тело, уступающее приливу его желания. Но затем он с щемящей болью вспомнил о том, что она натворила и что он потерял. Холодная ярость сменила минутную страсть, когда он вспомнил, что с ее красотой сочетались самые отталкивающие черты характера. Вспомнил ее дикий, взбалмошный нрав, нанесший ему неизгладимую рану, из-за которой он просто не мог ни простить ее, ни забыть о случившемся. Когда она попыталась дотронуться до его руки, он пренебрежительно взглянул на нее и, обогнув печально поникшую жену, нарочито быстрыми большими шагами направился к дальней стене, где находился бар с напитками.
— Я сам возьму, — отозвался Джим наконец. Он достал наполненную до половины бутыль с виски и широкий стакан. — Выпьешь, Дэнни? — не оборачиваясь, проронил он.
— Нет.


— А ты? — На этот раз Джим обернулся и смерил жену тем жестким, безжалостным взглядом, от которого у нее стыла кровь. — Хочешь чего-нибудь?
— Нет.
Стоя у двери, она смотрела, как он наливает в стакан янтарную жидкость. Глубокая тоска охватила ее. Ей отчаянно хотелось быть любимой. Больше так продолжаться не могло. Тот факт, что он отверг ее вновь, угнетающе подействовал на нее, и все же она попыталась преодолеть отчаяние, сжигавшее душу, напомнив себе, что требуется терпение и еще раз терпение.
Враждебное отношение Джима нельзя преодолеть за минуту, за час или за день. Нельзя позволить себе утратить надежду или самообладание. Ставка была слишком высока. Брайони удалось сдержать подступившие слезы, и она вернулась к софе, в нерешительности остановившись подле нее. Джим, не обращая на жену никакого внимания, со стаканом виски в руке привалился к каминной полке.
Молчание в гостиной становилось гнетущим. Брайони сцепила пальцы рук, делая над собой усилие, чтобы заглушить боль, сосавшую ее под ложечкой.
— Сегодня я разыскал добрую дюжину отбившихся от стада коров, — начал Дэнни тоном, в котором звучала показная бодрость. — Отловил их и быстренько выжег клейма. На границе южного выгона я наткнулся на Дюка Креншо. Он заметил коров на своем участке и показал их мне. Сказал, что был уверен в том, что они чужие, так как его стадо пасется гораздо севернее. Молодец старина Дюк, поистине поступил по-добрососедски.
Джим опрокинул в горло остатки виски и коротко бросил:
— Он просто не хочет неприятностей, вот и все, братишка. Ему не хочется, чтобы мы обвинили его в том, что он ставит свое тавро на чужих неклейменых телятах.
— Ну, не знаю. Дюк всегда был честен. Помню, когда…
— Я не хочу вести дискуссию о Дюке Креншо.
Глаза Джима сузились. Он со звоном поставил пустой стакан на каминную полку.
— Как насчет ужина? — требовательным тоном осведомился он, оборачиваясь к Брайони.
В его манере обращения к ней не было ни грана тепла или расположения, одно холодное преднамеренное безразличие. Она почувствовала себя служанкой, к которой относятся с неприязнью, но терпят, пока ее некем заменить.
— Надеюсь, скоро будет готов. — Она с трудом заставила себя говорить спокойно. «Терпение, — вновь напомнила она себе. — Терпение». Но отчаяние и обида точили ее. — Пойду помогу Росите.
— Хорошая мысль.
Было очевидно, что даже ее присутствие ему неприятно. От металла в его тоне у нее заскребло на сердце. Она быстро пересекла залу, ощущая на себе взгляды обоих мужчин. Пока она не скрылась, никто не проронил ни звука.
Когда она вышла, Дэнни в ярости набросился на брата.
— Какого дьявола ты добиваешься, обращаясь с ней так? — рявкнул он, и лицо его покраснело от злости. — Вместо того чтобы сокрушаться о себе, тебе бы следовало подумать о том, что она пережила за эти недели! Черт подери, парень, если ты будешь третировать ее так и дальше, она совсем заледенеет! Брайони твоя жена! Или ты позабыл?
— Судя по всему, это ты позабыл, братишка! — мрачно ввернул Джим. — Вы двое очень славно обнимались, когда я вошел. Сдается мне, ты забыл, что леди замужняя женщина!
— Да брось ты! — сокрушенно покачал головой Дэнни. — Ничего подобного не было и в помине, и ты это прекрасно знаешь! Просто я пытался утешить ее. Из-за тебя она ведет себя теперь тише воды, ниже травы. Должен сказать, Джим, что, будь я женат на Брайони, я бы относился к ней совсем по-другому!
— Да, но она не твоя жена. — Глаза брата блестели, как лезвия клинков. Казалось, он был готов убить Дэнни. — И думаю, тебе лучше не забывать об этом, дорогой братец. До тебя дошло?
— Еще бы. Она не нужна тебе, но ты не хочешь, чтобы она оказалась нужна кому-либо другому. Ведь так? — поддел его Дэнни.
В следующую минуту Джим молнией бросился к брату. Он схватил его одной рукой за ворот, а второй заломил ему руку.
— Не суй свой нос в чужие дела, Дэнни! — предупредил он шипящим от ярости голосом. — Это касается только меня и моей жены. Не суйся и держись подальше от нее!
Дэнни, как ни старался, не мог вырваться. Когда Джим еще больше скрутил ему заломленную руку, он выругался.
— До чего же ты толстокожий, дьявол! — выдохнул он, и глаза братьев встретились, метая молнии друг в друга.
Затем так же неожиданно, как он налетел на брата, Джим ослабил свою хватку и отпустил руку Дэнни. Тяжело дыша и не говоря ни слова, он снова подошел к бару и налил себе еще стакан.
Потрясенному Дэнни ничего не оставалось, кроме как наблюдать за ним со своего места. Его одолевало бешенство. Никогда еще Джим не обращался с ним так. Даже в бытность детьми старший брат всегда заботился о нем, проявляя добрую и нежную сторону своей натуры, которую он скрывал от всех других. Джим страшно враждовал с их стариком, и в конце концов сбежал из дома и вступил в войска янки, когда между штатами разразилась война, но до самого побега он ни разу не сказал худого слова своему обожаемому младшему брату, не говоря уже о том, чтобы поднять на него руку.
Дэнни решил, что, должно быть, потеря ребенка потрясла Джима гораздо сильнее, чем можно было думать. Он стал совершенно другим человеком. Дэнни рассчитывал, что, если бы ему удалось облегчить брату его страдания, это как-то могло помочь сблизить отдалившихся друг от друга Джима и Брайони. Однако теперь он опасался, что, наоборот, способствовал их отдалению.
Лицо его было посеревшим и удрученным, когда он медленно шел мимо брата, направляясь в столовую. Тихий окрик Джима заставил его остановиться у двери:
— Дэнни. Прости меня.
Младший брат уставился на него, в растерянности не зная, что сказать. Наконец он покачал головой; плечи его понуро ссутулились.
— Угу, — тихо выговорил Дэнни, — этого следовало ожидать. — И он прошел в столовую и молча сел на свое место за длинным дубовым столом.
За обедом все чувствовали себя напряженно и почти не разговаривали. Потом Джим заперся у себя в кабинете. В последнее время он все чаще проводил вечера в таверне в Форт Уорте и возвращался на ранчо лишь рано утром. Когда же возвращался, то тут же уходил в маленькую спаленку для гостей в восточном крыле дома, наиболее удаленную от хозяйской спальни. Однако в этот вечер из-за снега он остался дома.
Его присутствие в запертом кабинете не давало Брайони повода для радости. И хотя Дэнни на некоторое время составил ей компанию в гостиной и пытался поддержать ее веселой беседой, отчаяние, охватившее девушку, ничто не могло заглушить. Извинившись, она рано ушла к себе в комнату и долго сидела у окна, наблюдая снегопад. Приглушенные рыдания сотрясали ее тело. Она подумала, не лучше ли будет уехать и забыть об этом ранчо, которое она успела полюбить, забыть этого мужчину, которого она больше не интересовала. Она боролась с импульсивным желанием снова попытаться выманить Джима из его убежища, ибо больше не в силах была чувствовать себя отвергнутой. На сердце была такая боль, что Брайони казалось, будто ее режут по живому.
Однако на следующее утро она решилась сделать последнюю попытку. На этот раз она не должна проиграть. Ее дух восставал против самой мысли о поражении. Не может быть, чтобы она не добилась успеха, если пустит в ход всю свою решимость. Она докажет ему, что любовь сильнее, глубже и прочнее, чем ненависть.
Хозяйственные дела заставили ее к концу дня оседлать Шедоу и поехать в город за покупками. Работники на ранчо предупреждали, что с нагорья начинает задувать северный ветер. По их предположениям, он должен набрать полную мощь предстоящей ночью. Брайони пока не доводилось попадать в жестокие техасские бури. Отъезжая в сторону Форт Уорта, она бросила испытующий взгляд на не предвещавшее ничего страшного серое небо и заметила, что в его северном углу собираются тучи. Сверкающий снег ковром устилал прерию и, мчась галопом по открытой всем ветрам местности, Брайони представляла, что она и ее огромный вороной жеребец остались единственными живыми существами на всей земле. Бледный солнечный шар становился все более тусклым, в то время как девушка постаралась забыть о своих невзгодах и стать неотъемлемой частью окружающего ее снежного мира.
Она довольно быстро справилась с делами и вскоре уже вышла из магазина, держа в руках покупки. Знакомый резкий голос окликнул ее. Брайони передернуло. Она обернулась и заставила себя вымученно улыбнуться Мэри Прескот, которая торопливо шла к ней с жеманной ухмылкой на румяном лице.
— Милочка, ради Бога, как ты себя чувствуешь?! — воскликнула мадам чересчур громко, и Брайони почувствовала себя неловко, так как сразу же несколько прохожих обернулись на них.
Брайони и Мэри представляли собой странную пару: изящная черноволосая красавица в голубом бархатном плаще и дородная громкоголосая матрона в шляпе с плюмажем, развевавшимся на ветру.
— До меня дошел слух о том ужасном несчастном случае, — промолвила миссис Прескот; слова слетали с ее губ с огромной скоростью, приобретенной на основании многолетнего опыта. — Мне так жаль, что вы потеряли ребенка и столько пережили в связи с этим, — скороговоркой выпалила она.
В ее глазах отразилось что-то такое, что подразумевало знание какой-то информации.
— О эти мужчины! Уж я-то знаю, какими они бывают!
Затем она бросила на девушку быстрый, оценивающий взгляд.
— Но, должна сказать, выглядите вы сногсшибательно. Конечно, малость похудели, но, дорогая моя, после всего того, что вы пережили, естественно выглядеть несколько изможденной. Я хочу сказать…
— Да, да, и спасибо вам, миссис Прескот за заботу, — прервала ее Брайони. — Скажите, мадам, — продолжала она, плавно переводя разговор на другую тему, — как продвигаются дела с вашим комитетом?
— Гранд-общество Форт Уорта проводит свое первое общее собрание первого января! — гордо объявила леди. — Мы ожидаем великолепных гостей! И надеюсь, что вы тоже придете!
— О, я постараюсь! — обещала Брайони. — А теперь, с вашего разрешения, мне нужно упаковать покупки и отправиться домой. Джим и Дэнни скоро прибудут домой и захотят поужинать.
— Да, конечно, — кивнула Мэри Прескот. Ее глаза сияли, как две сливы. Она положила руку на плечо девушки. — Но знайте, дитя мое, что всегда, когда вам понадобится здравый совет, если хотите, материнский совет, не колеблясь, приходите ко мне. Не вы первая, не вы последняя, у кого возникают проблемы с мужем. Мы все прошли через это так или иначе, и я уверена, что флирт вашего Техаса с этой певичкой из таверны не более серьезен, чем песенки, которые она распевает. И я на вашем месте…
— Что вы сказали? — недоверчиво и изумленно переспросила девушка. У нее похолодело внутри. — Что? О чем вы говорите, миссис Прескот?
Женщина растерянно заморгала:
— Ну, вы же, конечно, в курсе этих дел. Все говорят, что ваш муж в последнее время проводит много времени в таверне и…
— Какое отношение это имеет к певичке из таверны? — потребовала ответа Брайони.
Зеленые глаза так неистово глядели на матрону, что та невольно сделала шаг назад. Неожиданно оказалось, что Брайони Логан больше не производит впечатления пленительной, невинной молодой леди, которая с таким шармом и грацией устроила вечеринку в Трайпл Стар. Скорее она выглядит… опасной. Ее прекрасное лицо было напряженным, глаза метали молнии. Она переложила пакеты с продуктами в одну руку, а пальцами другой с поразительной силой сжала локоть Мэри Прескот.
— О чем это вы толкуете, мэм? — требовательным тоном поинтересовалась она.
Женщина нехотя повиновалась:
— Ну, понимаете, я думала вы знаете. В таверне «Тин Хэт» несколько недель назад начала работать новая девушка. Ее зовут Руби Ли. Она блондинка, довольно хорошенькая, но вульгарная. Я видела ее пару раз в магазине Уэйда Купера.
Матрона презрительно хмыкнула:
— Конечно, я не опускаюсь до сплетен, но Берта Креншо говорила мне, что все ее работники в Бар Уай влюблены в эту Руби. Говорят, она распевает непристойные песенки, танцует с мужчинами, и… — В этом месте от отвращения ее передернуло. — Один Господь знает, что еще!
— Какое отношение все это имеет к Джиму?
Все напряглось в душе девушки. Она почувствовала, что ее сердце стучит, как индейский барабан войны. Слова Мэри эхом отдавались в ее голове. «Мужчины! Я знаю, какие они бывают!» То, что под этим подразумевалось, ужаснуло ее, и она продолжала слушать собеседницу с нарастающим страхом.
— Ну так вот, дитя мое, все просто, как ясный день! И хотя, как я уже говорила, не обращаю внимания на сплетни, ходит слух, что ваш Техас проводит все больше вечеров, а подчас и дней в «Тин Хэт» с того самого дня, как она появилась в городе и, по всей видимости… ну, дорогая моя, они привязались друг к другу!
Брайони отпустила руку женщины так, будто оттолкнула ее. Она пыталась унять дрожь, охватившую ее, и выпрямилась, прямая и гордая.
— Я убеждена, что вас ввели в заблуждение, — отчеканила девушка тихо, но очень внятно.
У нее было неимоверное желание громко выругать эту мерзкую сплетницу, но она подавила его, заставив себя выглядеть спокойной и уравновешенной, даже веселой.
— Десятки мужчин проводят время в таверне, миссис Прескот. А Джим любит выпить и сыграть в карты, как и всякий ковбой! — Брайони даже удалось выдавить из себя смешок. — Судя по всему, у сплетников Форт Уорта языки, как швабры, а воображение не уступит любым фантастическим сказкам о Пекосе Билле. Это просто абсурд. У моего мужа нет никакого интереса к какой-то вульгарной девице из дансинга. Я прекрасно осведомлена о том, что он проводит время в таверне, отдыхая от забот, связанных с хозяйством на ранчо. И Руби Ли не имеет к этому абсолютно никакого отношения!
Она одарила Мэри прощальной натянутой улыбкой:
— Впредь, мадам, рекомендую вам не очень-то доверять сплетницам и глупцам, которые бегут к вам со своими баснями. Те люди, которые умеют лишь точить лясы о делах своих соседей, обычно безмозглы, и их болтовня не заслуживает доверия. А теперь прощайте.
Мэри Прескот залилась румянцем. Она выпятила свою неимоверных размеров грудь:
— Моя милая миссис Логан! Я лишь пытаюсь помочь вам. Мне казалось, что вы могли бы извлечь пользу из доброго совета.
— Вы чрезвычайно любезны. — Глаза девушки горели зеленым пламенем. — Надеюсь, мэм, что в один прекрасный день я смогу отплатить вам за вашу услугу.
С этими словами она резко повернулась и направилась к своему воронку. Она ощущала спиною проницательный взгляд миссис Прескот, но больше не оглянулась. Загрузив покупки в переметную суму, Брайони закрепила ее и одним махом вспрыгнула на жеребца. Затем быстрым галопом помчалась домой.
На этот раз она даже не обратила внимания на красоту продуваемого ветром белого пространства. Не заметила, что ветер набрал силу и грозно завывал меж кустов юкки и голых кактусов и буйно трепал ее развевающийся голубой плащ.
Казалось, что земля пробудилась от зимнего сна. Тонкий наст потрескивал под копытами Шедоу. Ветер поднимал снежную пыль, и она крутилась, танцевала, кружилась хороводом вокруг Брайони. Небо потемнело. По нему неслись угольно-черные тучи, которые, однако, не могли затмить бледный шар светила. Над усыпанной снегом прерией стояло мерцающее серебристое сияние. Это было невероятно прекрасно: холодный хрустальный мир, задрапированный снегом.
Но Брайони ничего этого не видела — ни потрясающего снежного покрова, до самого горизонта укутавшего прерию и холмистое нагорье, ни пары орлов в небе, стремительно пикировавших туда, где они могли найти убежище от бурана, ни таинственного белого мерцающего света. От мыслей, крутящихся в голове, у нее заломило в висках и звенело в ушах. Но к тому моменту, когда она достигла ранчо, решение было найдено. Она теперь ясно знала, что предпримет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя долгожданная любовь - Грегори Джил



читала роман с удовольствием до момента похищения индейцами вот пошла муть.а мог быть отличным романом.хотя кому как.
Моя долгожданная любовь - Грегори Джилинна
16.01.2013, 19.04





Это продолжение романа Непокорное сердце.
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилСвет лана
4.02.2013, 16.00





читала роман давно сначала дух захватывала до того сильные были ощущения до сих пор пока она не стала спать с другим и не потеряла память извините дальше муть 4 да роман
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилНастя
14.07.2013, 8.41





Роман динамичный, захватывающий. Да просто супер. Советую.
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилЕва
19.10.2014, 23.36





Мне понравились обе книги,а особенно вторая!
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилНаталья 66
19.04.2015, 1.30





ох и муть, никакого сравнения с Холодная ночь, пылкий любовник, даже на 3 не вытягивает, хотя я знала когда то женщину, очень похожую на Браиони, такую же бесбашенную. не тратьте время
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилTatiana
29.01.2016, 5.01





Обычный женский роман, нормальный, с разнообразным сюжетом. Героиня напоминала мне безголовую курицу, которая носилась на своём жеребце между городом и ранчо и находила на свою задницу приключений: то ребёнка потеряла, то к индейцам попала... Какая такая была срочная необходимость? То беременной, то в буран. Срочно посетить магазин, срочно проверить мужа в салуне... И это в местности, где и бандиты шныряют типа Честеров, и индейцы опять же. Разве нормальная женщина будет ездить там одна? К героине -крайний негатив. Из-за её поступков случился и выкидыш, и разлука, и индейцы погибли ни за что. Хорошо, что разлука была не слишком долгой, а если бы прошли годы? А если бы муж совершенно случайно не увидел её на берегу? Страшно сказать, так и жила бы с Честерами. Впрочем: дама искала приключений- дама их нашла.
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилМарина
9.09.2016, 19.57





Обычный женский роман, нормальный, с разнообразным сюжетом. Героиня напоминала мне безголовую курицу, которая носилась на своём жеребце между городом и ранчо и находила на свою задницу приключений: то ребёнка потеряла, то к индейцам попала... Какая такая была срочная необходимость? То беременной, то в буран. Срочно посетить магазин, срочно проверить мужа в салуне... И это в местности, где и бандиты шныряют типа Честеров, и индейцы опять же. Разве нормальная женщина будет ездить там одна? К героине -крайний негатив. Из-за её поступков случился и выкидыш, и разлука, и индейцы погибли ни за что. Хорошо, что разлука была не слишком долгой, а если бы прошли годы? А если бы муж совершенно случайно не увидел её на берегу? Страшно сказать, так и жила бы с Честерами. Впрочем: дама искала приключений- дама их нашла.
Моя долгожданная любовь - Грегори ДжилМарина
9.09.2016, 19.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100