Читать онлайн Маргаритки на ветру, автора - Грегори Джил, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маргаритки на ветру - Грегори Джил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.98 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маргаритки на ветру - Грегори Джил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маргаритки на ветру - Грегори Джил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегори Джил

Маргаритки на ветру

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Звезда шерифа у него на груди сверкала в лучах заходящего солнца. Зажав в кулаке ремешок ридикюля, Ребекка изо всех сил пыталась справиться с волнением. Бэр много раз говорил, что у нее дрожат ноги, когда она нервничает. А присутствие блюстителей порядка всегда заставляло ее нервничать.
Возможно, это привычка. Большую часть жизни Ребекке приходилось убегать от закона.
«Нет никаких причин, чтобы так распускаться из-за Вольфа Бодина, – урезонивала она себя. – Ты уже взрослая, самостоятельная, тебе двадцать один год. Незачем вести себя как глупенькая девочка».
Ведь ничего плохого она не сделала.
К тому же он ее не помнит, смотрит на нее с холодной отрешенностью, словно на абсолютно незнакомого человека.
Ну конечно. С чего бы ему помнить замухрышку, которая плевала в него и по вине которой он получил страшный удар по голове?
Ребекка поспешила заверить себя, что для ее же спокойствия лучше, если он ничего не помнит. Она глубоко вздохнула. Ей показалось, что она сейчас закричит, если молчание продлится еще хоть немного.
– Шериф, тот человек, мертвый, пытался нас ограбить, – выпалила она, комкая слова и задыхаясь. – Я застрелила его защищаясь. Кучер сказал, что этого человека разыскивают, он известен властям под именем Скупа Пармали… из банды Пармали. За его голову назначено вознаграждение, и я хочу получить причитающиеся мне деньги.
Бодин стоял, засунув большие пальцы за ремень, и пристально смотрел на нее.
– Мы с вами раньше не встречались?
– Нет… – Ребекка слегка покраснела. Ложь соскочила с языка раньше, чем она успела сообразить, что лжет, и теперь уже поздно что-то менять.
Спокойные серые глаза внимательно изучали ее.
– Говорят, у меня неплохая память на лица.
– О, это большой плюс для шерифа. – Пот стекал тоненькими струйками у нее под платьем.
– Вы бывали в Таксоне?
Какой он безжалостный! Типичный законник. Нервы Ребекки были натянуты до предела. «Думай!» – приказала она себе.
Но думать не получалось, и, чтобы выиграть время, она уронила на землю ридикюль. Ребекка презирала маленькие женские хитрости, но считала, что можно пренебречь своей неприязнью, если вынуждают обстоятельства. Ридикюль с глухим стуком упал на деревянную мостовую.
Вольф Бодин не шелохнулся.
– Ах Боже мой! – Она постаралась жалобно вскрикнуть, как будто действительно огорчилась.
Но он, видимо, не собирался подавать ей ридикюль. Вместо этого он шагнул к ней и встал совсем близко, так что Ребекка чувствовала рядом с собой его сильное тело, вдыхала его чистый мужской запах… а еще запах мыла, добротной кожи и хвои. Дурное предчувствие спутало ее мысли, когда она встретила его холодный жесткий взгляд.
Подозрительный взгляд.
– Вы не ответили на мой вопрос, мэм, – сказал он, нарочно растягивая слова. – Вы когда-нибудь бывали в Таксоне?
– Никогда.
Врать она умела превосходно, но сейчас лживые слова почему-то застревали в горле. Ей стоило огромных усилий выдерживать не мигая его взгляд. Кто-то позади нее кашлянул. Кучер сбросил с дилижанса очередной чемодан. Ноги у Ребекки подкашивались. Если этот поединок взглядов продлится еще чуть-чуть, она взорвется.
В отчаянии Ребекка нагнулась, чтобы поднять ридикюль, и в тот же самый миг на счастье или на беду к ридикюлю бросился Уэйлон Причард.
Они столкнулись лбами.
– Ох! – вскрикнула девушка, морщась от боли. Из глаз посыпались искры.
– О черт! – простонал Уэйлон, падая на тротуар.
Миртль Ли Андерсон загоготала, мэр Дюк сокрушенно поцокал языком, пассажиры дилижанса сочувственно запричитали, а Уэйлон изверг поток замысловатых ругательств. Случайные зеваки со смехом расходились по своим делам. У кого дома некормленые дети и муж, у кого – незаконченная работа, зато у всех потом найдется масса свободного времени, чтобы потрепать языком и послушать сплетни о молодой леди, которая пристрелила Скупа Пармали.
Как ни странно, но после встряски Ребекка стала лучше соображать. Она с трудом выпрямилась и, пошатываясь, сделала пару неловких шагов. Голова кружилась. Вольф Бодин моментально подхватил ее:
– Осторожнее, мэм. С вами все в порядке? Уэйлон, неуклюжий дурачок, ты хотел помочь даме или убить ее?
Молодой человек с аккуратной бородкой и мозгами истинного техасца сидел на корточках посреди мостовой, обхватив голову обеими руками.
– Ах, прекрати, Вольф. Я пытался быть джентльменом. У этой леди голова покрепче любой из тех, с которыми мне уже приходилось сталкиваться…
– Как вы смеете! – Забыв про боль и головокружение, Ребекка вырвалась из рук Бодина. Взрывной темперамент, унаследованный ею от Бэра, проснулся во всей его неистовости, подхлестнутый инстинктом самозащиты и привычкой в минуту опасности полагаться только на себя. – Вы, неловкий, тупой кретин! В жизни не встречала таких болванов! Вы… невезение в человеческом облике, отдадите мне наконец мой ридикюль?
Бодин смотрел, как девушка вырвала сумочку из рук Уэйлона и со всей силы ударила его по плечу.
– Шериф, где моя награда за голову убитого преступника?
Бодин залюбовался тем, как девушка разделалась с Уэйлоном. Кто бы мог подумать, что эта леди, пять минут назад сущий ангел, способна в мгновение ока превратиться в злющую кошку? К тому же Бодина не покидало странное ощущение, что этого «ангела» с фиалковыми глазами он когда-то встречал. Но его отчаянные усилия вспомнить обстоятельства их встречи ни к чему не приводили. Возможно, это было не в Таксоне. Может, они вообще никогда не встречались… Однако что-то его терзало.
И вовсе не то, что с ней будет много хлопот.
Он понял это сразу, едва взглянув на нее. Понял по облаку черных волос, обрамлявших ее утонченное лицо, по надменному блеску глаз с черными, как сажа, ресницами, по решительно вздернутому маленькому подбородку. Быть беде. Вольф чувствовал это так же ясно, как причудливый аромат французских духов, исходивший от нее.
Он только надеялся, что в Паудер-Крике девушка проездом и долго здесь не задержится.
С трудом оторвав от нее взгляд, Бодин обратился к Слиму и Рэйди, вооруженному всаднику, сопровождавшему дилижанс.
– Верно ли то, что рассказала эта леди? Слим отошел от лошадей, которые по привычке двинулись за ним. Макушка косматой головы кучера едва доставала Бодину до плеча.
– Так же верно, как то, что вы стоите здесь, шериф, – торжественно ответил Слим. – Их было четверо, эта юная леди подстрелила двоих. Раненый ушел, а Скуп тут же помер. Неплохо стреляет, правда? Может, возьмете ее себе в заместители?
Вокруг захохотали. Бодин улыбнулся, и его глаза неожиданно загорелись.
– Может, и возьму.
Ребекка скрипнула зубами от негодования. «Заместителем? Только после моей смерти».
Вольф опять принялся сверлить ее взглядом.
– Вам не хотелось бы повесить на грудь звезду шерифа, мэм? – Его рот медленно расплылся в широкой небрежной улыбке, от которой ее сердце наверняка бы растаяло, не будь она начеку. Но, собрав в кулак свою волю, Ребекка не дала сбить себя с толку.
– Я хочу получить деньги, шериф, – процедила она сквозь зубы.
Тот кинул быстрый взгляд на мертвое тело, все еще лежавшее на крыше дилижанса, подтянулся на руках, чтобы рассмотреть получше, затем хмуро кивнул Слиму и Рэйди. Покойник и впрямь был некогда Скупом Пармали.
Вольф соскочил на землю и оглядел остальных пассажиров, которые стояли, как бы ожидая позволения разойтись.
– Никто не пострадал? – поинтересовался он.
– Никто, кроме этого ужасного бандита, шериф, – пропищала женщина в бумазейном платье. – Эта юная леди спасла нам жизнь.
Вольф тронул край шляпы.
– Значит, она должна получить награду, так я рассуждаю, – сказал он, беря Ребекку за руку. – Моя контора находится на этой улице. Прошу вас пойти со мной, чтобы подписать кое-какие бумаги и ответить на несколько вопросов. После этого, считайте, дело в шляпе.
– Не беспокойтесь, мисс, ваши вещи будут ждать вас в гостинице, пока вы их не заберете! – крикнул Слим вслед Ребекке, которую Бодин вел под руку по улице. – А вы, ребята, все едете до Сильвер-Блаффа? Тогда поужинайте, через час отправляемся, – объявил кучер и пошел к салуну.
Горестный вопль Эрнеста Дюка остановил и Слима, и Вольфа Бодина:
– Сто-о-ой! Слим, ты не можешь пока уйти. Здесь у тебя не все пассажиры. Где она, черт побери?! – кричал Эрнест, и его черные глаза едва не выпрыгивали из орбит.
– Кто, мэр?
– Мисс Келлум, новая учительница, – вставила Миртль Ли.
Кучер фыркнул:
– Ах, учительница. Ну и натерпелся же я с ней! Она дала стрекача после того, как нас чуть не ограбили.
Перепугалась насмерть из-за пальбы и вообще… Столько пыли подняла, будто целый табун пробежал по дороге. Билась в истерике, пока я не пообещал сразу отвезти ее назад в Хелену. Держу пари, сейчас она без оглядки несется туда, откуда приехала.
– Но… – пролепетала Миртль, – это невозможно! У нас же контракт. Не так ли, Эрнест?
Мэр хмуро глядел перед собой и думал о робкой, похожей на маленькую испуганную птичку женщине, с которой имел обстоятельный разговор месяц назад в Филадельфии. У нее были такие блестящие рекомендации, лишь твердость характера не значилась среди ее достоинств ни в одной из них.
– На кой черт нам контракт, если нет учительницы? – проворчал он, а Уэйлон Причард в ярости бросил шляпу на пыльную дорогу и принялся топтать ее ногами.
– Проклятие! Вы хотите сказать, что я зря торчал здесь целый день, встречая учительницу, которая никогда не приедет? Вот досада!
– Что же нам теперь делать, шериф? – обратился Дюк к тому, на кого привык рассчитывать в трудные минуты.
Бодин вернулся к растерянной делегации и задумчиво посмотрел на Эрнеста, Миртль и Уэйлона. Темноволосая девушка, которая убила Скупа Пармали, не двинулась с места, хотя по ее виду было заметно, что разговор об учительнице вызвал у нее большой интерес.
– Думаю, раз уж у этой вашей мисс Келлум не хватило духу добраться до Паудер-Крика, она скорее всего не справилась бы с нашими сорванцами. Им нужен такой наставник, который смог бы приструнить их, как говорит Кетлин. – Вольф печально улыбнулся и покачал головой: – Видимо, придется снова начинать поиски. Можно, например, посмотреть объявления в газете.
– Это займет уйму времени, и наши балбесы останутся зимой без учебы, – пробурчала Миртль Ли.
Бодин взглянул на ее раскрасневшуюся недовольную физиономию.
– Вы сами могли бы взяться за их обучение, Миртль, – предложил он, и в его глазах мелькнула ирония.
– Я? – Она помахала коротким пальцем перед носом Вольфа. – Скорее наступит день Страшного суда, чем я пойду в школу. Я вырастила шестерых детей и с каждым, уверяю вас, хлебнула забот по самое горло. Нет уж, спасибо за доверие, сэр, и бросьте свои шутки. В этом деле нужен человек с соответствующим образованием, который пробудил бы в наших оболтусах тягу к совершенствованию их дрянных характеров. К тому же здесь необходима изрядная твердость духа, чтобы держать в узде этих шалопаев, которым, слава Богу, резвости не занимать. Да вы сами не меньше других заинтересованы в хорошем учителе для вашего мальчика.
«Для вашего мальчика?»
Ребекка открыла рот от изумления, но тут же взяла себя в руки и широко раскрытыми глазами уставились на спокойное лицо шерифа. «Значит, ты женат, Вольф Бодин. Муж и отец». Она почувствовала, как в ее душе что-то увядает, а воображение тут же нарисовало красочный портрет любящей жены с золотистыми волосами, румяными щеками и постоянной обожающей улыбкой на лице. И с ребенком на руках. Полный дом веселых карапузов. Счастливый дом, где потрескивает камин и пекут пироги.
Она чувствовала себя опустошенной. Густая краска залила ее лицо и шею. Ах, как глупо было мечтать об этом человеке много лет! Сколько волнующих, романтических, счастливых и трагичных сцен с его участием сочиняла она в своем воображении! Сколько раз она представляла, как он приезжает в школу мисс Райт… признается, что давно лишился из-за нее покоя и поклялся разыскать ее, чтобы увидеть женщину, в которую превратилась та маленькая бесстрашная девочка:
– Мисс Ролингс, я не могу и дня не думать о вас с тех пор, как мы встретились. Мечтаю только о вас. О да, я знаю, вы были тогда очень юны, но так прекрасны, так невероятно прекрасны. Мне кажется, вы околдовали меня, поэтому я не слышал, как подкрался Расс Гэглин. Нет, дорогая, я не сержусь на вас за это. Все в прошлом. Как я могу сердиться на вас? Вы лишь пытались защитить своего отца, а что может быть благороднее? Мисс Ролингс, позвольте вам сказать, что с первых мгновений нашей встречи я почувствовал, какая у вас тонкая, нежная и благородная душа. Я знаю, это прозвучит странно, но я сразу понял, что вы станете красивой женщиной. Я ждал вас. И рад, что дождался. Никакая другая женщина не вызывала во мне тех чувств, какие я испытываю в эту минуту, глядя на вас. Мисс Ролингс, могу ли я рассчитывать, что вы сделаете меня бесконечно счастливым, позволив вас поцеловать?
– Миртль, я тоже мечтаю о том, чтобы в Паудер-Крике появился наконец достойный учитель, – говорил тем временем Бодин раздраженной женщине в нелепой зеленой шляпке. – Но я не могу затащить кого-то сюда или удерживать здесь силой.
– Верно, Миртль. Нет смысла злиться на шерифа, – проворчал Эрнест.
Даже Уэйлон, не принимавший участия в разговоре, понял, что с этим нельзя не согласиться:
– Если бы не шериф Бодин, ни одна порядочная женщина даже и не подумала бы приехать в наш город, вы сами знаете, Миртль. Кто прогнал отсюда банду Сондерса и братьев Бентли? Вольф. Если бы у нас не было шерифа Бодина, сколько бы сюда понаехало всякого сброду! Так всегда говорит мой па, и ма с ним согласна.
– Прекратите, Уэйлон, болтать про своих родителей, – нетерпеливо вмешался Эрнест. – Или вы думаете, что мы весь день готовы вас слушать? Лично мне после всего случившегося необходимо подкрепиться и отдохнуть. Если кто-нибудь желает составить мне компанию в «Золотом слитке», милости прошу.
Встречающие разошлись кто куда, а Ребекка в сопровождении Бодина направилась в контору шерифа. Шагая рядом, она вдруг поймала себя на том, что старается идти с ним в ногу.
Она пыталась успокоиться и разобраться в куче новых сведений, полученных за прошедший час. «Значит, неприятная особа, которая всю дорогу жаловалась, мисс Келлум, так и не заняла место школьной учительницы в Паудер-Крике», – думала Ребекка. Нельзя сказать, что ее особенно тянуло вернуться в школу. Ей вполне хватило двух лет общения с распущенными и высокомерными девочками в школе мисс Райт. Но если вдруг понадобится найти какую-нибудь работу, прежде чем ранчо начнет приносить доход, то она по крайней мере знала, что для нее здесь найдется дело, которое ей хорошо знакомо.
Но Ребекка не собиралась спешить, пока не обдумает все тщательным образом и не увидит, в каком состоянии находится ранчо.
Контора шерифа размещалась в одноэтажном доме в самом конце улицы. Вольф Бодин открыл перед девушкой дверь, и Ребекка увидела небольшую чистую комнату с зелеными ставнями, всю обстановку которой составляли заваленный бумагами стол, несколько старых кожаных кресел да полки на стенах, набитые книгами.
Часть комнаты занимала камера площадью шесть квадратных футов, отделенная решеткой. В ней не было ничего, кроме койки, покрытой темно-коричневым одеялом, и ведра.
От вида камеры у Ребекки засосало под ложечкой.
– Что с вами?
– Ничего.
Бодин в упор смотрел на девушку, нерешительно застывшую на пороге.
– Почему же вы топчетесь на месте?
– Что?.. А-а. – Ребекка с ужасом поняла, что он прав. Она действительно переступала с ноги на ногу.
Стиснув зубы от досады, она вошла в комнату, и Вольф закрыл за ней дверь.
– Просто я устала, шериф, – объяснила Ребекка, стараясь не замечать камеру. – Надеюсь, мы быстро покончим с этим делом, и я смогу отправиться дальше.
– А куда вы направляетесь?
– В одно место недалеко отсюда.
– Нельзя ли поточнее?
– Зачем?
Он с безразличным видом опустился в кресло за столом, откинулся на спинку и посмотрел ей прямо в глаза. Молчание затягивалось, и Ребекка с трудом заставляла себя не двигаться.
– А затем, что вы производите впечатление человека, которому есть что скрывать, – наконец тихо произнес он.
И тут Ребекка вдруг осознала тщетность своей попытки утаить от него, как, впрочем, и от кого бы то ни было в Паудер-Крике, кто она такая. Раз она собирается жить на ранчо неподалеку от города, то скоро все узнают, что она дочь Бэра Ролингса. Она еще не была к этому готова. Но это все равно неизбежно.
– Я новая хозяйка владений Ролингса. – Она старалась говорить ровным голосом, хотя сердце так и прыгало у нее в груди. – Наверное, вы знаете, участок раньше принадлежал Пистоуну.
– Участок, который Бэр Ролингс выиграл в покер у Амоса Пистоуна? – В глазах Вольфа мелькнул огонек недоверия, который мог означать догадку, воспоминание или подозрительность, она не поняла, что именно. Он наклонился вперед: – А ваше имя…
– Ребекка Ролингс. Очень приятно снова встретиться с вами, мистер Бодин.
В тот же миг он вскочил, в два прыжка обогнул стол и оказался рядом, готовый броситься на нее в любую секунду.
– «Приятно» – не то слово.
Ребекка вздрогнула и инстинктивно попятилась при виде холодной ненависти, вспыхнувшей в его глазах. Должно быть, ему показалось, что она собирается убежать, поэтому он схватил ее за руки и рывком притянул обратно с той же непреодолимой силой, которую ей уже пришлось испытать на себе много лет назад.
– Вы никуда не уйдете. У меня к вам есть кое-какой счет, леди.
Она извивалась всем телом, отчаянно пытаясь вырваться.
– Я не виновата…
– Вы меня подставили, отвлекали мое внимание, пока один из подкравшихся бандитов не проломил мне голову.
– Нет! – Ребекка прекратила сопротивление и заставила себя твердо взглянуть ему в глаза, ставшие как раскаленное добела железо; ярость пылала в них неистовым пламенем. – Я не нарочно… я не знала, что Расс вернулся, заметила его, только когда он вошел в дверь и подал мне знак молчать. Я не хотела, чтобы вам причинили вред.
– Думаете, я поверю дочери Бэра Ролингса? – Он усмехнулся. – Вот была бы потеха.
Ребекка замерла, побелев от охватившего ее гнева. Вдруг она встрепенулась и попыталась его оттолкнуть, но Бодин только чуть крепче сжал пальцы, чтобы показать ей, насколько жалки ее потуги.
– Отпустите! Я не сделала ничего плохого, не совершила никакого преступления. Вы не имеете права обращаться со мной грубо.
– Грубо? – Он посмотрел на свои руки, глубоко вздохнул и ослабил хватку.
«Вольф Бодин, – сказал он себе, – где твоя известная всем железная выдержка? Почему ты позволил этой девчонке разозлить тебя?»
Может, потому, что не ошибся тогда, много лет назад, и она действительно превратилась в красавицу? Те же фиалковые, чуть раскосые глаза, уголки которых с очаровательным озорством поднимались кверху, но теперь это были глаза великолепной женщины. Те же острые ресницы, та же яростная непокорность, но лицо и тело принадлежат теперь прекрасному ангелу женственности, а не угловатому, ершистому ребенку.
Однако внутренний голос подсказывал, что есть другая причина, по которой Ребекка вызывала у него раздражение. Она чем-то напоминала ему Клариссу. Вероятно, все дело в черных волосах и светлой, кремового оттенка коже, поскольку глаза и рот совершенно не похожи. У Клариссы зеленые кошачьи глаза и маленький изящный рот, а у Ребекки откровенно чувственные губы.
«Нет, все не так, – поспешно решил Вольф, отведя взгляд от ее полураскрытого рта. – Я позволил себе разозлиться, потому что все эти годы таил обиду на ту якобы невинную девочку из бандитского логова за то, что она меня обманула. Я потерял бдительность, и она это видела… Нет, сама этого и добилась».
Но как бы там ни было, у него закипела кровь, и он должен сделать усилие, чтобы успокоиться.
Вольф отошел от девушки к книжной полке и молча смотрел на нее с расстояния семи футов. В комнате было жарко и душно, Вольфу страшно захотелось выпить. «Сначала, закончи с ней, – приказал он себе. – Спокойно, бесстрастно и решительно».
По ее виду можно заключить, что выпивка ей тоже не помешает.
«Она больше не тот грязный жалкий ребенок, это взрослая женщина. И не просто женщина, а необычайно красивая женщина».
Следовательно, теперь она еще более опасна, чем раньше.
Он двинулся к ней, уже полностью владея собой. Ребекка следила за каждым его движением. Ее прекрасное лицо пылало от гнева, а отблески заката усиливали яркий румянец. Она бессознательно терла запястья, но осанка была по-прежнему гордой, рот плотно сжат, ее трясло от гнева. «Она выглядит скорее разъяренной, чем напуганной, – подумал Бодин. – А это плохо».
Он хотел испугать ее, заставить уехать из Паудер-Крика. С ней будут одни неприятности.
– Почему вы думаете, что дочь Бэра Ролингса – желанный гость в моем городе? – мягко спросил Вольф, остановившись перед ней и засунув большие пальцы за ремень. – Может, вам, мисс Ролингс, лучше сесть в дилижанс, который вас сюда привез, и пуститься в обратный путь или выбрать себе другое место?
Ребекка проглотила комок, застрявший в горле. Она еще не успела забыть Энели Карутерс, которая разговаривала с ней тем же тоном и даже сказала почти те же слова.
В день ее приезда в школу мисс Райт к ней явилась Энели с четырьмя девушками. Войдя в комнату, она скрестила руки на груди и предложила Ребекке тем же поездом, который ее привез, вернуться туда, откуда она приехала. Карие глаза Энели злобно сверкнули. «Мы не хотим вас здесь видеть. Вы не нашего поля ягода. Почему бы вам не отправиться в другое место?»
– Вы не можете заставить меня покинуть город, – сухо ответила Ребекка. Почему она всегда была уверена, что люди примут ее такой, какая она есть, и позволят ей начать все сначала? Она повторила слова, которые услышали от нее Энели и другие: – Я остаюсь.
Солнечные лучи, проникавшие в комнату сквозь щели в зеленых ставнях, освещали волосы Бодина, но его покрытое бронзовым загаром лицо оставалось в тени. «Он никогда не будет мне доверять, как я смогла бы довериться ему, – с тоской подумала Ребекка, – и в этом городе не станет мне другом. Видимо, я должна уехать отсюда». Но куда?
Ей больше некуда ехать. У нее больше никого нет. И денег почти нет. Она отказалась от всего, что дал ей Бэр, кроме одежды, нескольких дорогих сердцу подарков и ранчо.
«Не смей плакать, – исступленно приказывала она себе, моргая от подступавших, но не прорывавшихся наружу слез. – Ни он, ни кто-то другой не должен видеть, как тебе больно». Нельзя показывать врагу свою слабость. «Если шакалы поймут, что им нечего бояться, они тебя сожрут, – учил ее Бэр. – Обглодают всю до костей».
Вольф Бодин в упор смотрел на нее.
– Я никуда отсюда не уеду, – решительно заявила Ребекка, впиваясь пальцами в мягкий ридикюль.
– Надо полагать, это ваш окончательный ответ. Только не ждите, что вас здесь примут с распростертыми объятиями. Несколько лет назад, когда меня еще не было в городе, ваш отец и его головорезы ограбили местный банк. – Вольф замолчал, видимо, не желая продолжать, но затем все-таки добавил: – Они украли деньги, которые принадлежали многим жителям Паудер-Крика. Возможно, сейчас на вас платье, купленное на эти деньги. – Он многозначительно взглянул на нитку жемчуга, украшавшую шею Ребекки.
– Что я ношу, не ваше дело, шериф Бодин. Я пришла сюда, чтобы получить награду за убитого мной преступника. Отдадите вы мне наконец деньги или нет?
«Хотел бы я отдать тебе все сполна», – подумал он, но вслух произнес:
– Не волнуйтесь, мисс Ролингс. Вы получите все, что заслужили.
Ребекку передернуло от его слов, но она сделала вид, будто пропустила последнюю фразу мимо ушей. Ей хотелось скорее покончить с этим делом и уйти отсюда. Если она никогда больше не увидит шерифа Бодина и его ненавистную контору, тем лучше.
Она молча подписала бумаги, которые Вольф подал ей, после чего он проделал то же самое, ни разу не взглянув на нее.
– Мне придется телеграфировать, чтобы прислали деньги. Я принесу их вам, когда получу.
– Тогда проследите, чтобы ничего не случилось. Ребекка уже направилась к двери, но его голос заставил ее остановиться:
– Путь вам предстоит неблизкий, мисс Ролингс, благоразумнее переночевать сегодня в гостинице, а утром выехать на ранчо.
– Нет, благодарю вас, шериф, – отрезала она. Только бы поскорее покинуть этот город. Бодин прав, ее присутствие не обрадует жителей, когда они узнают, кто она такая. «Бэр, ну почему тебя угораздило взять банк именно здесь?»
Ребекка не смогла бы вынести осуждающих взглядов, злобных насмешек, а тем более встреч с незнакомыми, враждебно настроенными людьми. Сейчас ей нужно, чтобы ее оставили в покое. «Я уже убила одного, хватит мне на сегодня борьбы за существование».
– Я тронута вашей заботой, но местная гостиница не для меня, – насмешливо произнесла она. – Если этот клоповник так же непривлекателен, убог и грязен, как сам город, я готова ехать хоть на край света, лишь бы не оставаться здесь.
– Как вам будет угодно. Всего хорошего, мисс Ролингс.
Последние слова, в которых ей почудилась издевка, она услышала, когда выходила на улицу.
Ребекка хлопнула дверью. От усталости и одиночества слезы душили ее, но она взяла себя в руки.
Слишком часто ей приходилось отстаивать собственное достоинство, чтобы лить слезы по столь ничтожному поводу, как желание Вольфа Бодина выгнать ее из города. «К тому же, – думала она, бредя по мостовой, – нет ничего отвратительнее, чем плаксивая женщина». Необходимо выбросить из головы все, что ее отвлекало, и сосредоточиться лишь на том, чтобы добраться до ранчо. Нужно не размышлять, а действовать, найти лошадь с двуколкой, потом заехать за вещами, узнать дорогу и отправляться в путь.
Вскоре она вышла из гостиницы, волоча за собой сундук и держа под мышкой шляпную коробку. Она старалась не обращать внимания на аппетитнейшие запахи, которые доносились из кухни, и настоятельные требования собственного желудка, но, осознав, насколько проголодалась, Ребекка кое-что вспомнила. Прежде чем ехать на ранчо, нужно остановиться у магазина, купить муки, яиц, бобов и другой провизии. Неизвестно, что ждет ее на новом месте, а Бэр учил дочь постоянно быть ко всему готовой.
Ребекка подумала о «дерринджере», короткоствольном крупнокалиберном пистолете, лежавшем в кармане ее дорожного платья. Он хоть и маленький, однако не бесполезный, как доказал ныне покойный Скуп Пармали. Эта маленькая штучка особенно пригодится, если…
Но думать об этом не хотелось. Сейчас ни к чему вспоминать о Ниле Стоунере и остальных, кто замешан в деле с серебряным рудником. В настоящий момент ее должно занимать лишь то, как дотащить сундук до повозки. В нем лежали все ее немногочисленные вещи.
Передохнув, Ребекка нагнулась за сундуком, однако не успела оторвать его от земли, как на ее руку легла чья-то широкая сильная ладонь.
– Позвольте мне.
Выпрямившись, она встретила твердый взгляд серых глаз Вольфа Бодина.
– Мне не хочется, чтобы вы надорвались, – пояснил он, когда Ребекка поспешно отдернула руку. Он легко поднял сундук и поставил в повозку.
– Вы очень добры, – пробормотала она, слишком удивленная, чтобы выдумать нечто более любезное. – А теперь, если позволите…
– Не спешите.
– Что?
– Я провожу вас до ранчо.
– Это совершенно ни к чему!
– Ненавижу спорить с женщинами, – сообщил Вольф, и она поняла, что отговорить его не удастся, – К тому же у вас нет выхода. Пока вы доедете, будет совсем темно, а дороги вы не знаете. Меньше всего мне хочется, чтобы вы заблудились.
– По-моему, вам хотелось поскорее от меня избавиться, – пробормотала Ребекка.
– Не таким образом.
Что-то в его тоне заставило девушку замереть. Она просто забыла, что имеет дело с шерифом, а не с преступником, не с бандитами, которые окружали ее отца. Вольф Бодин сделан из другого теста. Хотя он испытывал к ней лишь ненависть и презрение, тем не менее считал своим долгом защитить одинокую женщину, волею судеб оказавшуюся на его территории, даже если она дочь Бэра Ролингса.
Но Ребекка не желала быть ему ничем обязанной. Кроме того, она твердо решила, что не нуждается ни в его покровительстве, ни в его рыцарских подвигах.
– Не стоит меня провожать, – заявила она, кладя шляпную коробку в повозку. – Я прекрасно ориентируюсь в незнакомых местах, шериф Бодин, а мистер Уинстед в гостинице очень подробно объяснил мне, как…
– Вы намерены сесть в повозку или нет? – нетерпеливо прервал ее Вольф.
– Еще нет. Хочу сначала зайти в магазин и запастись провизией. Вам не обязательно дожидаться, пока я вернусь.
Ребекка уверенно перешла через улицу, словно молодая актриса после удачного дебюта, но про себя ругалась почище, чем Уэйлон сегодня днем. Она страшно устала, измучилась от зноя и духоты; к тому же была уверена, что выглядит ужасно: дорожное платье измялось, перья на шляпке поникли, как и ее плечи. Она мечтала лечь на чистую простыню, укрыться с головой одеялом и хорошенько выспаться.
Но она знала, что спать ей не придется еще много часов. Как знала почему-то и то, что, когда вернется, застанет Вольфа Бодина на том же самом месте.
Так и вышло. Он сидел на красивом гнедом мерине и терпеливо ждал рядом с низкорослой кобылой и старенькой повозкой, взятыми напрокат. «Упрямый, невозможный человек», – пробормотала Ребекка, хотя щеки у нее розовели от удовольствия, когда она смотрела на него из-под длинных ресниц.
В каждой руке девушка несла по большому пакету, однако на этот раз Вольф даже не пошевелился, чтобы помочь ей.
– Кажется, я просила вас оставить меня в покое. Я не нуждаюсь в вашей помощи.
– Ага.
Лаконичный и бессодержательный ответ взбесил Ребекку. Она нахмурилась, глядя на мощный торс Вольфа, поскольку его лицо скрывала тень, которую отбрасывали поля серой ковбойской шляпы.
– Ну и?
– Ну… поехали, – как ни в чем не бывало предложил он и многозначительно посмотрел на быстро темнеющее небо. – Солнце почти село, а путь неблизкий.
Значит, избавиться от него не удастся. Садясь в повозку и беря в руки вожжи, Ребекка почему-то чувствовала себя очень неуютно под его взглядом.
– Разве вас не ждут дома жена и дети? – ехидно поинтересовалась она, но, взглянув ему в лицо, вдруг заметила в нем новое выражение, в котором, кроме привычного невозмутимого спокойствия, было еще что-то.
В его взгляде промелькнула боль, тело напряглось, словно все мышцы разом внезапно свел короткий спазм, однако через долю секунды отголоски душевной муки исчезли без следа. Вернулась холодная отчужденность, губы превратились в жесткую прямую линию, даже не верилось, что Вольф может улыбаться, глаза снова ничего не выражали. Тряхнув поводьями, он молча поехал вперед.
Ребекка не знала, как расценить эту молниеносную перемену. То ли его покоробило, что дочь Бэра Ролингса интересуется драгоценными женой и сыном шерифа Вольфа Бодина, то ли, возможно, она недостойна даже упоминать о них.
Она сгорбилась на козлах, подгоняя кобылу легкими взмахами вожжей. Ну почему Вольф Бодин – шериф Паудер-Крика? Восемь несчастных, глупых, бесконечных лет она мечтала увидеть его снова, но не так и не здесь. В грезах Вольф Бодин являлся ей скромным тихим парнем, при их встрече на его лице появлялась восхищенная улыбка, он терял голову от счастья и тут же заключал ее в объятия, шептал ей на ухо восторженные слова о том, какой обольстительно красивой она стала, и долго, страстно целовал.
Тот Вольф Бодин не старался выгнать ее из своего города, не вел себя так надменно. Он не стал бы хранить ледяное молчание, провожая ее на ранчо, не стал бы ехать рядом как истукан, не обращая на нее внимания, словно она просто камень или дерево. Его поступки и слова были бы вызваны любовью, а не враждебностью.
Солнце покидало багровое небо, в котором медленно кружили два орла, прорезая вечернюю тишину пронзительными криками. Спутники не обмолвились ни единым словом.
Оставив за спиной Паудер-Крик, они затерялись в волнах золотистого моря бизоновой травы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Маргаритки на ветру - Грегори Джил



Роман хороший. Читайте, получите удовольствие. Хотя он абсолютно ничем от остальных романов Джил о Диком Западе не отличается - герой - крутой парень лет 28-29 (кавбой, стрелок, шериф - не важно). Героиня смелая девушка обязательно приезжает откуда-нибудь, чтобы поселиться в его городе. За ней ведут охоту некие бандиты. Он решает, что надо держаться от нее подальше, но тем не менее перед сексом герои изливают душу друг другу и выясняется, что раньше они никому это не говорили. Далее похищение героини, во время которого она решает, что не может умереть, ведь надо спасти любимого, бросившегося на ее поиски (того самого крутого парня). Перестрелк и и хэппи энд. Одно не могу понять - как автор, постоянно используя один и тот же сюжет, может так ловко его обыгрывать, что каждое произведение ее достойно отдельной похвалы и читается на одном дыхании. Она или ловкая мошенница или талант. Вот это мастерство.
Маргаритки на ветру - Грегори ДжилЮлия
12.09.2012, 23.54





согласно с коментарием Юли полностью .Джил талант
Маргаритки на ветру - Грегори Джилнастя
14.07.2013, 8.39





не очень понравилась история с изнасилованием а вообщем не плоха книга но за изнасилование как то -
Маргаритки на ветру - Грегори Джиллюба
17.07.2013, 20.50





Безумно красивый, лёгкий и нежный роман , до самого конца переживаешь за героев у которых свои душевные раны , жаль , конечно, что Гг-не пришлось пережить такое ....очень понравился . Спасибо автору . 10 баллов
Маргаритки на ветру - Грегори ДжилВикушка
23.09.2013, 0.00





Уж очень много бандитов.
Маргаритки на ветру - Грегори ДжилКэт
3.11.2013, 12.48





Хороший роман . Читается легко . И герои мне очень понравились .
Маргаритки на ветру - Грегори ДжилMarina
8.06.2014, 6.10





Очень понравился роман!
Маргаритки на ветру - Грегори ДжилНаталья 66
17.04.2015, 23.16





Хороший роман как и все романы автора!
Маргаритки на ветру - Грегори ДжилЛариса
24.04.2015, 22.05





Девчонки, помогите, если сможите.Информации очень мало.Исторический любовный роман.Героиню выгоняют из какого то городишки, швыряя в неё камни и т.д по моему это были разъяренные женщины.(её мать вроде была шлюхой) Вообщем она еле живая была когда её кто то спас.А дальше провал, ничего не помню... за ранее благодарю.
Маргаритки на ветру - Грегори Джилс
14.06.2015, 17.17





Произведение неплохое, особенно эпилог- теплый, очень домашний и искренний. Но в целом не могу сказать о романе, что супер. Все как-то ровно и предсказуемо, будто бы и любовь сильная, а описание ее слабое, нет той чувственности и эротичности, от которых, как в некоторых романах, мороз по коже и в теле дрожь. Да и с возрастом героев неразбериха. Когда Вольф и Ребекка встретились, ему было 22, а ей 12. Прошло 8 лет (с1866 по 1874гг), Ребекке почему - то стало 21, а Вольфу, со слов автора, лет 28 -29, хотя, если посчитать, не меньше 32- х, потому что у него 10-ний сын и женился он на Клариссе через несколько месяцев после той роковой встречи с Ребеккой. Нескладушка и с возрастом бандита Наварро, которому, по тексту, было лет 20. Но дальше оказалось, что он был любовником покойной жены Вольфа, Клариссы, погибшей... 10 лет тому назад. Наверное, все эти неточности обусловлены переводом, но на общем впечатлении от прочтения все же отражаются. Не знаю как кто, а я всегда интересуюсь точным возрастом героев - это дает возможность более объективно оценивать их поступки и характеры. Моя оценка 8 баллов.
Маргаритки на ветру - Грегори Джилольга
13.07.2015, 11.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100