Читать онлайн Любимая, автора - Грегори Джил, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимая - Грегори Джил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 198)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимая - Грегори Джил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимая - Грегори Джил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегори Джил

Любимая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Джулиана была полна решимости позволить себе только одну ночь переживаний. Она долго рыдала, а потом заснула, исполненная острой горькой печали, но утром, открыв глаза и осмотрев залитую солнечным светом комнатку в задней части хижины, она сделала вывод, что не позволит мистеру Коулу Роудону разрушить ее жизнь. Она села и с вызовом перебросила распущенные волосы через плечо. Он не нужен ей – ей не нужен никто, кроме семьи, и теперь, когда братья снова с ней, Коул Роудон может… может спрыгнуть с Жезловой горы, если ему так хочется. Она же и глазом не моргнет.
Забыть его – вот что она намерена сделать. Забыть его запах, терпкий, мужественный, забыть, как он ходит и улыбается, какова на вкус его кожа, когда прикасаешься к ней губами. Забыть, как его черные шелковистые волосы струятся между пальцами. Забыть тепло его мускулистого тела, забыть, как его руки ласкали ее тело и пробуждали в ней страсть. Забыть его голос, его глаза, загоравшиеся ярким огнем каждый раз, когда она говорила ему что-то обидное, его взгляд, проникавший до самых потаенных глубин ее души, когда он собирался поцеловать ее. Забыть его!
О да, она обязательно забудет его.
Сначала для нее это не составило особого труда. Близился завтрак, и Джулиана помогала Скунсу: жарила бекон, пекла бисквиты и варила кофе. Утренняя встреча с Уэйдом и Томми на время заполнила пустоту внутри ее. Обычно сдержанный Янси приветствовал ее теплыми словами, Серое Перо, в лосинах и тунике из оленьей кожи, – радушной улыбкой, которая так не сочеталась с его грозной внешностью.
Джил Киди был особенно внимателен. Джулиана чувствовала, что он следит за ней постоянно: и когда она участвовала в общей беседе, и когда помогала Скунсу мыть тарелки и чистить сковородки.
После завтрака Уэйд предложил познакомить ее с Джози и пообещал, что по дороге расскажет историю этой девушки и ее ребенка.
Джулиана с радостью согласилась. Ей хотелось получить как можно более полную картину того, чем занимается Маккрей. Он представляет большую опасность для Уэйда и Томми, и чем скорее они ликвидируют эту угрозу, тем скорее у Коула Роудона появится возможность отправиться в Денвер и разобраться с Джоном Брином. И после этого она на веки вечные распрощается и с Брином, и с Роудоном.
«Жду не дождусь», – сказала себе Джулиана, вытирая руки кухонным полотенцем, и последовала за братом из хижины. На ней были брюки и рубашка, которые подготовила вчера, предполагая, что утром ей предстоит поездка верхом. Волосы она собрала в хвост.
Когда Джулиана вышла на яркий солнечный свет, Уэйд обратил внимание на ее бледность и темные круги под глазами. Однако он промолчал, потому что сестра, как и вчера, продолжала лучезарно улыбаться и, очевидно, не желала обсуждать свои отношения с Роудоном. Уэйду захотелось поколотить охотника, когда тот выехал на тропу, холодный, как кувшин с ледяной водой, одетый в черное, с надвинутой на глаза шляпой, но он ограничился сдержанным кивком.
Джулиана уже успела известить его о том, что она наняла Роудона, дабы разобраться сначала с Маккреем и всей этой чертовщиной, а потом с Брином. Уэйда это вполне устраивало. При том, что нужно оберегать и Джулиану, и Джози с ребенком, лишние руки не помешают.
За один день ситуация слишком усложнилась, чтобы относиться к ней без должного внимания. Обычно они быстро устраивали свои дела, но это, касавшееся Маккрея, вышло из-под контроля.
– Поезжай рядом с нами, – обратился Уэйд к Роудону.
Он заметил, что с появлением охотника взгляд Джулианы стал настороженным. Натянутая как струна, она сидела в седле на мустанге Скунса. Роудону она только кивнула, величественно, как принцесса. У нее нежное сердце, с теплотой размышлял Уэйд, но и твердости характера ей не занимать. Он может только гордиться сестрой, хотя изредка его охватывает жалость. Проклятый охотник разбил Джулиане сердце. Когда работа закончится, он даст себе волю и как следует поколотит Роудона. А пока надо помнить, что они объединены борьбой с общим врагом. Если они хотят остаться в живых и защитить женщин, им придется держаться вместе.
Уэйд, возглавлявший отряд, поехал вниз по каменистой тропе. Роудон следовал за Джулианой. Когда они достигли поросшей травой котловины, где можно было ехать по трое в ряд, Уэйд воспользовался возможностью и спросил у охотника, насколько хорошо он знаком с «Огненной горой».
На губах Коула появилось бледное подобие улыбки.
– Довольно хорошо, – лаконично ответил он.
– Когда-то семья Коула владела «Огненной горой».
– О! Роудон! – Уэйд щелкнул пальцами, как будто что-то вспомнив. – Я уже слышал это имя. – Он искоса посмотрел на ехавшего рядом охотника. – Кажется, была какая-то история, связанная с этой семьей. Потеря поместья. Потом налет индейцев. Старый Джозеф Уэллс всегда чувствовал себя неуютно в «Огненной горе».
– Уэллс получил землю честно, выиграв у моего отца. У него нет причин уезжать отсюда.
– Он намерен продать землю. Тебе это известно?
– Известно.
Наступило молчание. Утренний бриз шелестел листьями осин, щебетали колибри, невидимые среди ветвей. Вдали возвышались пурпурные горы, залитые золотистым светом августовского солнца. Под кустом пробежала пара зайцев. Ничто не напоминало об опасности, которая постоянно подстерегала этих людей. Маккрей и его люди задались целью убить братьев Монтгомери. Коул так и не понял почему. Однако он знал, что наемники Маккрея рыщут по округе и, следовательно, им троим опасно появляться на открытой местности. Ну почему он не настоял на том, чтобы Джулиана ехала в арьергарде отряда?
Будет странно, если их земной путь закончится здесь, в «Огненной горе». У Коула холодок пробегал по спине, когда он думал о том, что убежище братьев Монтгомери все это время находилось на отцовской земле. Или, если быть точным, на земле Уэллса. Он не был здесь двадцать лет, и сразу все его дела сконцентрировались на территории ранчо. Почему? Возможно, ему судьбой предписано умереть в «Огненной горе». Возможно, все эти годы он, единственный оставшийся в живых после того страшного дня, обманывал судьбу. Видимо, ему тоже следовало бы погибнуть вместе с мамой и Кейтлин. И «Огненная гора» стала бы местом его упокоения. Возможно, она и станет его последним пристанищем.
Коул не был суеверен, однако он верил в некую высшую силу, которая создала прекрасную природу Запада, которая испытывала людей на храбрость, стойкость и честность, которая управляла жизнью и смертью, болью и радостью и действовала в соответствии с каким-то тайным планом. Коул не мог постичь этот план, но никогда не сомневался в том, что он существует. Возможно, сейчас все происходит именно по этому плану. Если ему суждено погибнуть на земле, которую так любил его дед, которая уже впитала в себя немало крови его близких, если такова его судьба, что ж, отлично. Но он обязательно захватит с собой Маккрея, Ножа и всю его компанию. И защитит Джулиану, чего бы это ему ни стоило.
Для него превратилось в тяжелейшую муку постоянно видеть ее. Все было бы по-другому, если бы он признался ей в своих чувствах и объяснил, почему не может быть хорошим мужем ни ей, ни кому-то другому. Однако он понимал, что любые объяснения только ухудшат дело. Она слишком упряма. Очевидно, она решила, будто любит его. Она будет спорить и возражать, воспользуется любыми ухищрениями, чтобы вернуть его себе. Тогда положение усложнится до крайности: либо ему придется уехать, либо, что еще хуже, она увидит, как его уложат в сосновый гроб и закопают.
Лучше порвать с ней сейчас – пусть она обратит свое внимание на Киди или кого-нибудь другого. Если она начнет ненавидеть его, тем лучше. Но, проклятие, он многое бы отдал за то, чтобы снова обнять ее, ощутить нежность ее кожи, вкус ее губ, увидеть ее розовые соски и почувствовать, как она прижимается к нему всем телом!
Джулиана.
Он никогда не представлял, что в звучании имени заключается столько музыки, что его просто приятно произносить. Он никогда не представлял, что вновь окажется способным на столь глубокое чувство. В приюте, страдая от ежедневных побоев, голода и ненависти начальника этого заведения, он думал, что навсегда убедился в подлости людей и обезопасил себя от душевной боли. И в самом деле, спустя какое-то время он перестал испытывать боль, голод и потребность в любви. Встреча с Джессом Берроузом только подтвердила его мнение о людях. Из всех чувств в нем остались лишь ярость и несокрушимая вера в себя. Именно эти качества и помогли ему пережить страшную резню в «Огненной горе», долгие годы в приюте и предательство, когда Джесс выстрелил ему в спину и оставил умирать. Именно тогда Солнечный Орел обучил его мудрости и хитрости шайенов, и он стал практически неуязвимым.
Но женщина, нежная и прекрасная, как цветок, пробила его броню. Женщина с изумрудными глазами, сверкавшими ярче всех драгоценных камней в мире, женщина, упрямая и жизнерадостная, с открытым и щедрым сердцем, женщина, чей смех пьянит так же, как хмельное вино.
Она доказала ему, что он способен на любовь. Она показала ему, что самонадеянность свойственна лишь глупцам. Она подарила ему мгновения истинного счастья. Но что он может дать ей взамен?
Голос Уэйда вернул Коула к действительности.
– Если ты знаком с этой местностью, тогда должен знать дом старого Симпсона внизу по реке. Он граничит с «Огненной горой» на юге. Туда мы и направляемся, нам нужно проведать поселившуюся там женщину.
Намеренно избегая смотреть на Джулиану, ехавшую по правую руку от брата, Коул повернулся к Уэйду:
– А кто она?
– Джози Ларсон. С ней ребенок. Они скрываются от Маккрея. Но, боюсь, не сегодня-завтра он отыщет ее. Джози ни за что не соглашается остаться с нами на Жезловой горе. Она упряма и настаивает на том, чтобы жить самостоятельно. Мы делали все возможное, чтобы защитить ее.
Узнав о судьбе Джози Ларсон, Джулиана увидела собственные проблемы совсем в ином свете. К тому моменту, когда они спустя час въехали на заросший сорняками двор и спешились перед полуразвалившимся домом из саманного кирпича, с заколоченными окнами, она так горела желанием познакомиться с бедняжкой, что почти забыла о присутствии Коула Роудона.
Почти.
Спрыгнув с лошади, она запуталась в высокой траве и едва не упала. Коул мгновенно оказался подле нее и, поддержав за локоть, помог ей обрести равновесие. Джулиана отдернула руку.
– Когда мне понадобится, я попрошу тебя о помощи, – услышала она свои резкие слова.
– Ты ни о чем не сможешь попросить меня, когда твой рот будет забит травой и землей.
– Я вполне способна позаботиться о себе.
Коул прикоснулся рукой к полям шляпы и последовал за Уэйдом к двери. Она права. Ему следовало держаться от нее подальше. Но проблема в том, что у него уже вошло в обыкновение заботиться о ней. Это стало привычкой, от которой придется избавиться.
Сломанные ступеньки, облупившаяся краска, проросшие через пол террасы сорняки придавали дому гнетущий вид. Как можно здесь жить, спрашивала себя Джулиана, идя за мужчинами. Джози Ларсон вызывала у нее жгучий интерес.
Внутри дома их ждала высокая, тоненькая как тростинка молодая женщина с малышом на руках.
– А я уж решила, что это Маккрей, – с облегчением вздохнув, сказала она и пошла им навстречу. Помещение освещала только керосиновая лампа на камине, поэтому Джулиана не сразу рассмотрела ее лицо. – Сейчас я сварю кофе. – Женщина внимательно оглядела Джулиану и Коула и неожиданно широко улыбнулась. – Вы, наверное, сестра Уэйда и Томми! – воскликнула она. – Я так рада, что вы наконец встретились. Они только и говорили о том, как хотят вас найти! Добро пожаловать, сударь, – радушно обратилась она к Коулу. – Вы для меня дорогой гость, поскольку приехали с Уэйдом. Проходите и располагайтесь.
Внутри дом выглядел гораздо привлекательнее, чем снаружи. Скудная обстановка сверкала чистотой, дощатый пол был тщательно вымыт. Но Джулиану мало интересовало внутреннее убранство, все ее внимание сосредоточилось на женщине. Ей понравилась ее дружеская и откровенная манера общения.
Джози Ларсон вела себя очень непринужденно. На вид ей было около двадцати. Янтарные кудри обрамляли очаровательное личико с широко посаженными карими глазами. Ее нельзя было назвать красавицей, но открытая манера общения и спокойный голос очень импонировали Джулиане. Однако она успела заметить, что в ясных карих глазах Джози затаилась печаль. Зная кое-что о жизни этой девушки, она прекрасно понимала, в чем причина ее грусти.
Малыш, семимесячный Кельвин, показался Джулиане самым настоящим сокровищем. Она не могла отвести от него глаз. Пока Джози в маленькой, уютной кухоньке готовила мужчинам кофе, Джулиана возилась с Кельвином, посадив его к себе на колени. Ее забавляли его упорные попытки дернуть ее за волосы, ткнуть своими крохотными пальчиками ей в глаза. Джулиана увертывалась, заливаясь радостным смехом, что приводило Кельвина в неописуемый восторг, и он с еще большим усердием продолжал свое дело.
Пока Уэйд и Джози разговаривали, а Коул то и дело перебивал их вопросами, Джулиана сидела, прижав к себе малыша, и внимательно слушала. Постепенно перед ней начала вырисовываться ужасающая картина.
Как и Хенни, Джози была жертвой алчного наступления Маккрея на Платтсвилл. Она была замужем за Клинтом Ларсоном, молодым владельцем платной конюшни, который открыто осуждал деятельность Маккрея, понимая, что она направлена только на его личную выгоду. Через два дня после собрания горожан, на котором и выступил Клинт, в его конюшне, расположенной на окраине города, начался пожар. Погибло несколько лошадей. Тело Клинта, изуродованное до неузнаваемости, было найдено на пепелище. Может, это несчастный случай, а может, и нет, – так прокомментировал случившееся шериф Риверс и обещал провести расследование.
Джози же сердцем почувствовала, что это убийство.
Дальше было хуже. Хитрый Маккрей появился на похоронах, дабы выразить вдове свои соболезнования. Стройная, молодая женщина с волосами янтарного цвета, прижимающая малыша к своей груди, привлекла его внимание. Он стал преследовать ее, посылал цветы, подарки, приезжал в гости, невзирая на то что она была в трауре. Естественно, она всякий раз давала ему отпор, да и шериф сделал ему предупреждение. Однажды ночью, когда Риверс уехал по делам из города, люди Маккрея ворвались к Джози и попытались увезти ее с собой, заявив, что их босс ждет ее в номере гостиницы.
К счастью, мимо проезжали Уэйд и Томми, возвращавшиеся после игры в салуне. Увидев, как здоровые мужики волокут Джози по улице, они вмешались, в перестрелке ранили одного и убили двоих. Так началась война между братьями Монтгомери и Лайном Маккреем.
Выслушав рассказ Джози, Уэйд и Томми помогли ей и малышу перебраться из города на заброшенное ранчо. Вскоре после этого они узнали, что шериф Риверс мертв и что их обвиняют в его убийстве.
В этом месте повествования Джулиана насторожилась. Кельвин сладко спал у нее на руках, прижавшись щечкой к ее плечу.
– Шериф Дейн сказал мне, что вы с Томми украли золото, которое перевозили с рудника Сандерса. Это правда? – спросила она Уэйда.
– Конечно, правда. Только это произошло задолго до нашего знакомства с Джози. К тому времени мы уже встретились с Джилом и направлялись за тобой в Денвер. В Римстоке мы узнали об объявленном за тебя вознаграждении и поняли, что ты пока еще на свободе. Юго-запад велик. Мы не представляли, где тебя искать, поэтому решили на некоторое время затаиться в Аризоне в надежде, что рано или поздно услышим о тебе. Когда назначено вознаграждение в две тысячи, слухи распространяются со скоростью ветра. У нас ушло немало сил, чтобы проверить их. Томми даже ездил на границу с Колорадо, чтобы найти твой след. Однако все, что ему удалось разузнать, оказалось вымыслом. А тем временем Янси, Скунс и я собирали сведения о Маккрее. Все на многие мили вокруг только и говорили о том, что он скупает земли и торговые компании, что Уэллс вынужден продать ему «Огненную гору», что он намеревается построить железную дорогу до Техаса. Еще Янси выяснил, что отныне рудником Сандерса владеет Маккрей. Он вынудил Джеда Сандерса заключить с ним тайную сделку. Два месяца назад, поджидая возвращения Томми, мы напали на конвой, сопровождавший груз до Тимбер-Джанкшен, и часть украденного передали Сандерсу. Томми вернулся с границы, но ничего нового о тебе, Джулиана, не узнал. Мы решили ждать, пока удача не улыбнется нам. Как-то ночью Джил Киди сообщил, что Риверс уехал. Мы отправили Янси, Скунса и Серое Перо в Нью-Мексико, чтобы разыскать твой след, однако от них долго не было никаких известий. Томми и я остались на Жезловой горе. От беспокойства мы едва не сошли с ума. Чтобы хоть чем-то занять себя, отправились в салун «Десять галлонов». Обычно во время налетов мы надевали маски, поэтому не боялись, что нас узнают. Именно в ту ночь, – продолжал Уэйд, – мы повстречались с Джози. Узнав о ее проблемах, мы решили остаться здесь до тех пор, пока с ними не разберемся. – Уэйд улыбнулся сестре, которая сидела с малышом на руках. – Нам повезло, что ты оказалась поблизости. Теперь, как сказал бы Томми, мы одним выстрелом убьем двух зайцев.
– И что же это за зайцы? – поинтересовался Коул, поставив пустую чашку на стол.
Он изо всех сил пытался не смотреть на Джулиану. Уснувший малыш выглядел удивительно естественно у нее на руках. А ведь у них могли родиться сынишка или дочка, если бы обстоятельства сложились иначе. Однако они сложились именно так, сердито сказал он себе. У Джулианы будет ребенок от другого мужчины…
Эта мысль заставила Коула нахмуриться еще сильнее.
– Один заяц – это защитить Джулиану от тебя и других жадных до вознаграждения охотников, – заявил Уэйд. – А другой – обеспечить безопасность Джози до тех пор, пока Маккрея не вышибут отсюда или не прикончат.
– Таких, как Маккрей, вышибить очень трудно. Придется сильно попотеть, прежде чем с ним будет покончено, – усмехнулся Коул.
– Тогда мы попотеем. – Уэйд твердо встретил скептический взгляд охотника. – Уж больно многим он причинил страдания. Другого выхода нет.
Джулиана вздохнула. Насилие. Она знала, что Маккрей олицетворяет зло, что он заслуживает смерти. Но все же решение убить его далось Уэйду и Коулу слишком легко. Это-то и мучило ее. А может, им было непросто принять это решение? Возможно, они достаточно повидали беззакония, алчности и жестокости, чтобы понимать: иногда это единственный способ покончить с этими проявлениями зла. Ее передернуло, по спине пробежал холодок. Возможно, этот способ действительно единственный, но ей трудно принять его.
– Позвольте мне кое-что прояснить, – сказал Коул, вставая. Он тщательно подбирал слова. – Риверса убили после того, как вы помогли Джози скрыться из Платтсвилла и напали на золото Сандерса? Мы слышали, что он во главе вооруженного отряда охотился за вами.
– Верно. Он вычислил нас сразу после ограбления, но так и не напал на след. Мы затаились в хижине на Жезловой горе, которую нашел для нас Серое Перо. Риверс даже не догадывался, где нас искать. А когда Маккрей узнал, что братья Монтгомери ответственны не только за ограбление, но и за исчезновение Джози, он решил отомстить нам. Полагаю, он подстроил так, чтобы Риверс пошел по ложному следу, а потом убил его. Это дало ему возможность поставить шерифом своего человека, придурка Дейна, и обвинить в убийстве нас. С тех пор мы вынуждены держаться подальше от городов. Все, кроме Киди. Его не связывают с нашей бандой – пока.
Джулиана заметила, что при упоминании имени Джила в глазах Джози вспыхнул огонек. Но и при упоминании имени Томми та не оставалась равнодушной. Очевидно, заключила Джулиана, Джози сейчас нелегко, ведь ей предстоит выбрать между двумя мужчинами, претендующими на ее внимание. Конечно, прошло мало времени с момента гибели ее мужа, но здесь, на Западе, люди не имеют возможности долго находиться в трауре, в отличие от жителей восточных штатов, где очень внимательно следят за соблюдением условностей. Здесь жизнь напоминает бурную реку со стремительным течением. Те, кто не удерживается на плаву, тонут.
У Джулианы возникло ощущение, что Джози нуждается в человеке, на которого можно было бы опереться, которому можно было бы отдать свою любовь. Кроме того, она несет ответственность за будущее ребенка. Конечно, ему нужен отец, тот, кто будет любить и защищать его. Вполне естественно, решила Джулиана, когда Кельвин заворочался у нее на руках, что Джози подойдет к выбору мужчины очень серьезно. Но вот кого из двух она предпочтет? Джулиана, несмотря на нежные чувства к Джилу, отдавала предпочтение Томми. Неужели Джози не видит, как он красив, жизнерадостен и умен? Нельзя исключать и того, что Джил, по мнению Джози, пусть и не такой привлекательный и обаятельный, как Томми, тоже обладает своими достоинствами. Вполне вероятно, что его забавная манера растягивать слова, хорошее чувство юмора, учтивость, столь свойственная техасцам, покладистость подействовали на Джози. И все же…
Ее размышления были прерваны воплем Кельвина. Вздрогнув, она поспешила к Джози, которая с усталой улыбкой взяла малыша на руки.
– Кажется, мой малыш захотел на ручки к мамочке. Не могу осуждать его. – Вздохнув, она погладила Кельвина по покрытой пушком головке. – Мне тоже иногда хочется на ручки к маме.
– Не только тебе, – тихо проговорила Джулиана, подумав о матери, которой лишилась в девять лет и которую едва помнила. Если бы мама была жива, она бы поделилась с ней своими печалями, рассказала бы о сомнениях и о сложных отношениях с Коулом. Неожиданно Джулиана поняла, что у нее много общего с молодой женщиной, ведь Джози тоже вынуждена в одиночку бороться за свое счастье в мире мужчин. – Не только тебе.
Женщины улыбнулись друг другу. Движимые взаимным интересом, они были полны желания подружиться.
– С тех пор как я познакомилась с Томми, он только и говорил о том, как найти тебя, – сказала Джози, когда они с Джулианой остались одни. – Пойдем, я покажу, где мы с Кельвином проводим большую часть времени. В глубине дома есть небольшая комнатка, которую я привела в порядок.
Комнатка, расположенная под мрачной деревянной лестницей, сверкала чистотой. Очевидно, прежде это помещение предназначалось для шитья. На обитом ситцем диване красовались аккуратно разложенные подушки с кружевной отделкой, пол из кедра был натерт до блеска, железная печка в углу сияла, как новая монета. Джози усадила Кельвина в кроватку, которую разыскала в бывшей детской наверху.
– Джил принес ее сюда. Вообще-то именно он помог мне обустроиться в этой комнате. Я не хотела, чтобы весь дом выглядел жилым, но хоть одно помещение решила сделать уютным.
– А почему ты отказалась жить в хижине на Жезловой горе? – полюбопытствовала Джулиана.
– Мне не по душе жить среди мужчин, если я не замужем за кем-то из них или не связана родственными отношениями. Я воспитывалась в строгих правилах. – Она пожала плечами. – Почти каждый день один из них навещает меня, чтобы узнать, хватает ли нам с Кельвином продуктов, не нуждаемся ли мы в чем-то. А в настоящее время мы просто ждем.
– Чего?
Джози, складывавшая в стопку выстиранную одежду Кельвина, подняла глаза.
– Известия о том, что Маккрея больше нет. Тогда мы с Кельвином сможем вернуться в Платтсвилл. Томми пообещал, что это произойдет очень скоро.
– Вот как?
Заметив, что Джулиана с огромным интересом ждет продолжения, Джози застенчиво засмеялась.
– Томми очень мил, он так заботится о нас. Он приезжает почти так же часто, как…
– Джил Киди, – с улыбкой закончила Джулиана. Покраснев, Джози кивнула. – Они очень разные, правда? – Джулиана надеялась, что вопрос побудит Джози высказать мнение о своих поклонниках.
– Томми, он… ну… – Джози замялась. – Иногда он действует не подумав, впутывается в какую-нибудь неприятность, забывая о последствиях. К счастью для него, он стреляет с быстротой молнии. В ту ночь, когда люди Маккрея ворвались в мой дом, – погрустнев, продолжила Джози, – Томми показал себя героем. Уэйда застрелили бы в спину, если бы Томми не опередил человека Маккрея. Он стрелок от Бога, я в жизни не видела людей, которые могли бы сравниться с ним.
Джулиана вспомнила, с каким мастерством Коул управлялся со своими «кольтами» 45-го калибра. Возможно ли, подумала она, чтобы ее брат действовал быстрее? Однако гораздо сильнее ее занимал тот факт, что лицо Джози светилось, когда она говорила о Томми.
– Он очень много о тебе думает, – как бы между прочим сказала она и внимательно посмотрела на Джози.
Та стала пунцовой и, покачав головой, проговорила:
– О, Томми просто любит пошутить.
– А Джил?
– Джил… – Джози еще сильнее смутилась. – Джил тоже замечательный. Все мальчики мне очень дороги, не знаю, что бы мы с Кельвином делали без них. – Неожиданно она повернулась к Джулиане и беспомощно всплеснула руками. – Честно говоря, Джулиана, оба, и Джил, и Томми, были более чем добры ко мне. И чрезвычайно внимательны… И хотя они уважительно относятся к памяти Клинта, я прекрасно понимаю, что им от меня нужно.
– А что чувствуешь ты?
Джози склонилась над кроваткой, устремив взгляд на спавшего сына.
– Слишком мало времени прошло с гибели Клинта. И хотя Клинт… ну, наш брак не был воскресным пикником… – Она замолчала, колеблясь. Но что-то в выражении лица Джулианы – сочувствие? неподдельный интерес? – побудило ее продолжить: – Он изредка выпивал, а когда был пьян, то иногда… поколачивал меня… но не часто и не сильно…
Ее голос стих. Она продолжала смотреть на Кельвина. Джулиана увидела слезы на ее щеках и, поддавшись порыву, подошла к ней и обняла.
– Это ужасно, Джози. Даже если это случалось редко. Почему ты не бросила его?
– Бросила? – Джози выглядела озадаченной. – Он же был моим мужем. Я же поклялась любить его и слушаться.
– Насколько мне известно, среди свадебных клятв нет той, в которой ты обещала сносить побои.
– Я боялась, – полным страдания шепотом произнесла Джози. – Иногда мне… хотелось сбежать… Я не знала, что мне делать… А когда появился Кельвин…
Джулиана пыталась понять. Сострадание к девушке, рыдавшей у нее на плече, смешивалось с негодованием: как мужчина мог поднять руку на женщину?! Как женщина могла допустить такое! Больше всего Джулиану испугало то, что Джози даже не задумывалась над тем, что у нее есть выбор. Ведь могла же она уйти! Конечно, это было бы нелегко. Но ведь ушла же она из Платтсвилла, когда Маккрей стал донимать ее своим вниманием!
– Я не хочу сказать, что меня обрадовала гибель Клинта, – поспешно добавила Джози. – Я бы никогда не пожелала ему смерти, да такой страшной, но если бы этого не случилось… – Она тяжело вздохнула и продолжила: – Я бы никогда не встретилась с Джилом или с Томми и не узнала, что мужчина… может быть добрым и заботливым. И поэтому, – подавшись вперед, решительно сказала она, – я не намерена снова выходить замуж. Боюсь опять совершить ошибку. Я собираюсь вернуться в Платтсвилл и начать все сначала… Когда мне не будет грозить опасность.
– Будем надеяться, что Маккрей получит по заслугам, – проговорила Джулиана.
И Джон Брин тоже, мысленно добавила она, взяв со стола фарфоровую вазу и разглядывая букет из полевых цветов. Ее поразило, сколь сходно ее положение с положением Джози. Обе вынуждены скрываться от мужчин, задавшихся целью завладеть ими любой ценой. И обе мечтают только о свободе, чтобы жить спокойно. Конечно, вздохнула Джулиана, она встретила человека, с которым действительно хотела бы соединить свою судьбу, но он оказался не способным на сильное чувство, в отличие от Томми или Джила. Он оказался непредсказуемым, заносчивым, грубым, безразличным и душераздирающе нежным, ласковым. К тому же показал себя слишком самодостаточным, чтобы нуждаться в ком-то еще…
Внезапно Джулиана впервые в жизни пожалела о том, что ее переносица испещрена веснушками. И что рот у нее чересчур широк. Он нарушает пропорции лица. Возможно, если бы она была красивее, если бы она обладала фарфоровым личиком с классическими чертами, как у ее знакомых девушек в Сент-Луисе…
Помогло бы это завоевать любовь Коула?
«Идиотка, – со злостью осадила она себя, – ты же должна забыть его!»
Голос Коула, прозвучавший у двери, вывел Джулиану из задумчивости, да так неожиданно, что она выронила вазу, которая разбилась на множество осколков. Маленький Кельвин тут же проснулся.
– Ох, – вырвалось у Джулианы. – Прости меня.
Встав на колени, она принялась поспешно собирать осколки и мысленно клясть себя за неуклюжесть. Такое можно было ожидать от кого угодно, но только не от нее, грациозно скользившей по бальным залам и ни разу не наступившей на ногу партнеру! Она всегда считала, что любовь делает женщину счастливой, а не превращает в неуклюжую дурочку!
– Все в порядке, – успокоила ее Джози и взяла Кельвина на руки. – Не утруждай себя. Я принесу метлу.
– Ой! Проклятие!
Коул в мгновение ока оказался рядом с Джулианой. Он нахмурился, когда она сунула в рот порезанный палец.
– Дай посмотрю.
– Ничего… – запротестовала Джулиана.
– Позволь мне посмотреть, Джулиана.
Коул крепко взял ее за запястье, осмотрел порез, из которого сочилась кровь, выхватил носовой платок и быстро обмотал им ранку.
– Надеюсь, ты не упадешь в обморок? – поинтересовался он.
– Не выдумывай.
Жизнь на Западе закалила Джулиану. У нее просто не было иного выбора. Однако она все же чувствовала слабое головокружение. Возможно, из-за того, что Коул был рядом, держал за руку, беспокоился о ней.
– Уж больно я неуклюжа сегодня, – обратилась она к Джози, наблюдавшей за происходящим.
Коул взял Джулиану за подбородок.
– Сегодня? – Выражение его лица смягчилось. Он насмешливо посмотрел на Джози и сообщил ей: – Всегда.
– Да так ли это?
– Извините, но… – взвилась Джулиана.
Не обратив внимания на ее возмущение и продолжая держать ее руку в своей, Коул сказал:
– Когда я впервые встретил тебя, ты упала в обморок мне на руки. В следующий раз в Сидер-Галче ты грохнулась в пыль прямо к моим ногам. Потом ты едва не свалилась в каньон, такой глубокий, что ты постарела бы на пять лет, прежде чем достигла бы его дна. А сегодня утром ты слезла со своей глупой лошади и почти упала…
– Хватит, – процедила Джулиана, оскорбленная до глубины души. Ее очень встревожило, что подумает обо всем Джози. – Ты не считаешь нужным поведать нам, почему я едва не свалилась в каньон? Кто испугал меня до смерти, а затем гнался за мной?
– Наверное, нужно рассказать всю историю, – с улыбкой предложил Коул. – Как насчет медведя – ты не продемонстрируешь нам свое умение лазать по деревьям?
– Я бы предпочла забыть каждую минуту, проведенную с тобой, – отрезала Джулиана.
– Ты уверена в этом, ангел мой? Тебе совсем ничего не понравилось?
– Нет!
Джулиана увидела, как блеснули глаза Коула. Однако появление Уэйда лишило его возможности смутить ее еще сильнее.
– Нам пора возвращаться.
– Отлично! – воскликнула Джулиана.
Вырвав у него руку, она бросила на него высокомерный взгляд, достойный самой принцессы, и, тихо попрощавшись с Джози, величественно выплыла за дверь.
Джулиана была до такой степени разъярена, что ей не хватало воздуха. Она не заметила, как Джози задумчиво посмотрела на Уэйда, когда Коул устремился вдогонку, и не услышала, как та прошептала:
– В чем дело?
Она не видела, как ее брат уныло покачал головой:
– Готов спорить, что это любовь или ненависть. А вот что именно, трудно сказать.
Всю обратную дорогу Джулиана смотрела только вперед и запрещала себе даже коситься на Уэйда или Коула. Она вызвала в памяти образ Джила Киди и приняла решение. Она заставит себя влюбиться в Джила – прямо сегодня. Джози Ларсон не уверена в своих чувствах, к тому же у нее есть Томми. Она ничего не потеряет, лишившись Джила. Он хороший человек, храбрый, проехал сотни миль, чтобы разыскать ее братьев и призвать их на помощь. Естественно, он заслуживает хоть какого-то вознаграждения. Она будет добиваться внимания Джила вовсе не для того, чтобы вызвать ревность Коула, сказала себе Джулиана. Она никогда не пойдет на это. Подобные уловки глупы и ниже ее достоинства, этим оружием пользуются только отчаявшиеся женщины.
А вот ее ни в коем случае не назовешь отчаявшейся. Ей вообще не нужен мужчина, тем более Коул Роудон. Фактически, мысленно добавила Джулиана, узнав перекресток, от которого шла тропа к хижине, и ускакав далеко вперед, он последний, с кем бы она согласилась иметь постоянную связь.
Скунс подогрел для Джулианы воду и выдал ей кусок мыла с запахом сирени. Она приняла ванну, досуха вытерла волосы, а потом расчесывала их, пока они не заблестели и золотистым облаком не рассыпались по плечам. Затем она надела платье с отделкой из органди, подаренное Уэйдом и Томми, вдела в уши серьги и долго прихорашивалась перед зеркалом, по-разному завязывая кушак и собирая волосы. У нее был немалый опыт в том, как выгоднее подчеркнуть свои достоинства, и она использовала его в полной мере.
Джулиана дала себе слово, что заставит Коула умолять ее обратить на него внимание. А когда это произойдет, она откажет ему. Что бы ни случилось.
Вздохнув, Джулиана величественно прошествовала в главную комнату хижины, преисполненная решимости поставить этого человека на колени.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любимая - Грегори Джил



хороший роман, мне понравился.
Любимая - Грегори Джилг.
24.03.2013, 9.06





Супер!!!10/10
Любимая - Грегори Джиллилия
7.07.2013, 18.10





непонятные ощущения от прочтения. как-то быстро она его полюбила, отдалась... и он всю книгуно то упрекает ее, то ненавидит, то хочет. все равно, хеппи энд
Любимая - Грегори Джилмаруся
8.07.2013, 19.47





Хороший роман , без напряга :) мне понравился . 10 балов
Любимая - Грегори ДжилВикушка
12.07.2013, 20.16





это самый мой любимый роман восхищаюсь творчеством этой писательнице
Любимая - Грегори Джилнастя
13.07.2013, 21.33





никогда не судите по коментариям на вкус и цвет товарищей нет .мне очень понравилось
Любимая - Грегори Джиллюба
13.07.2013, 21.52





Не понравилось. Слишком много жестокости, сплошные погони да убийства.
Любимая - Грегори ДжилКэт
6.11.2013, 13.05





Очень понравился, получила огромное удовольствие. Люблю романы про стрелков, Дикий Запад. Герои супер, 10/10.
Любимая - Грегори ДжилОлеся
10.12.2013, 19.31





Это самое лучшее у Джил, что я читала!! Какой накал страстей, какие приключения, страстное влечение охотника и его пленницы, такая трепетная любовь, интересно до самого конца, и все нити сюжета удачно и логично сводятся вместе в развязке. Уф, я буду это перечитывать однозначно.
Любимая - Грегори ДжилДина
24.02.2014, 20.57





Вот уж не думала,что этот роман мне совершенно....не понравится! Отношения Гг-в развивались как-то даже не логично... Бросила читать на 19 главе,но возможно все дело вкуса. 6/10.
Любимая - Грегори ДжилО.П
28.02.2014, 23.24





Насколько я поняла про Дикий Запад, все охотники за головами делились на две группы: кто сдавал правосудию схваченных преступников живыми, а кто - мертвыми. И последние описывались как законченные мерзавцы и отморозки. Наш главный герой как раз из последней группы. Он убивает направо и налево. А главная героиня из чувствительной особы, падающей в обморок от вида крови, к концу романа сама убивает. Видно имеет генетическую предрасположенность, недаром ее братцы стали отъявленными бандитами. Поэтому с главным героем все у нее будет О,Кей! А что касается главного злодея, то и на старуху бывает проруха: думал что встретил леди, а нарвался на бандитку. Так и голову сложил. И миллионы не помогли!
Любимая - Грегори ДжилВ.З.,66л.
14.04.2014, 9.44





Убийства - просто жесть. Чувства главных героев понравилось. Смерть, убийства и месть - ужас просто.
Любимая - Грегори ДжилДжули
16.03.2015, 16.00





В ОЖИДАНИИ СЧАСТЬЯ мне понравился больше,но этот тоже не плох!
Любимая - Грегори ДжилНаталья 66
17.04.2015, 12.11





Роман хорош.Захватывающий,читайте 10 балов
Любимая - Грегори ДжилНаталья
24.05.2015, 2.10





а мне не понравилось.(
Любимая - Грегори Джиллёлища
23.09.2015, 15.48





Сказка для подростков. Только с перестрелками да всякими негодяями) а в остальном просто сказка.
Любимая - Грегори ДжилАленка
21.07.2016, 11.54





отличный роман, советую почитать.
Любимая - Грегори ДжилТатьяна
15.10.2016, 7.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100