Читать онлайн Лунное наваждение, автора - Грегори Джил, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лунное наваждение - Грегори Джил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 98)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лунное наваждение - Грегори Джил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лунное наваждение - Грегори Джил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегори Джил

Лунное наваждение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Загородный дом Де Воба являл собой грандиозное зрелище. Лишь только Анемон со Стивеном вошли в многолюдный танцевальный зал, они тут же окунулись в атмосферу веселья и роскоши. Огромную комнату освещали две тысячи мерцающих свечей. В восточном конце зала на помосте музыканты играли веселую мелодию. Повсюду были цветы. Свежесрезанные голубые ирисы, камелии и желтый жасмин наполняли воздух головокружительными ароматами и радовали глаз экзотическими оттенками.
Дамы в светлых блестящих платьях сливались в группы и текли по залу бесконечным сверкающим потоком, а джентльмены в вечерних костюмах галантно склонялись к их ручкам, затянутым в перчатки, произносили тосты, поднимая бокалы с вином, и от души смеялись в своих мужских компаниях.
Сам дом был типичным жилищем креольского землевладельца – построен из кирпича, с деревянными резными колоннами и широкими изящными галереями. Обстановка дышала изысканной роскошью: восточные ковры, прекрасные картины, скульптуры и гобелены.
Анемон быстро осматривала обстановку, пока шла со Стивеном по парадному вестибюлю. У нее занялся дух от окружавшего ее великолепия. В танцевальном зале они стали ждать своей очереди подойти поздороваться с хозяином дома.
Де Воба стоял во главе людского потока, любезно встречая каждого. Рядом с ним тянулся длинный, покрытый скатертью стол, на котором высился огромный серебряный кубок с шампанским. Слуга наполнял хрустальные бокалы каждого подходившего к столу гостя. Здесь же стояли граненые графины с хересом, мадерой и ликерами и палисандровые ящички с дорогими сигарами.
Распахнутые настежь двери вели в обеденный зал. Анемон увидела длинные столы, покрытые тонкими скатертями и красиво сервированные посудой и столовыми приборами. Кружевные салфетки, серебряные вазы с пышными букетами цветов, изящные дрезденские канделябры с горящими в них свечами – все было великолепно.
Да, Жан-Пьер Де Воба умеет устраивать пышные приемы, подумала Анемон, продвигаясь вперед вместе с гостями. С ее лица не сходила любезная улыбка.
Интересно, он готовит злодейства с таким же размахом? Так же продумывает все до мелочей и умело организует? Должен же в его плане быть хоть какой-то изъян, как едва заметная дырочка в роскошном гобелене, – и этот изъян надо нащупать, найти ради лорда Бромфорда и ради всех них.
В этот момент взгляд Де Воба скользнул по веренице гостей, ожидавших приема, и остановился на ней. В ледяных зеленых глазах вспыхнул огонек. Он улыбнулся, и Анемон вновь ощутила исходящий от него магнетизм, который она уже испытала на себе в опере. Девушка соблазнительно улыбнулась в ответ полными нежными губами.
«Итак, началось», – подумала девушка. Стивен сжал ее руку, давая понять, что заметил и эту легкую перестрелку взглядами, и обмен улыбками.
Вслед за другими гостями они со Стивеном подошли к Де Воба, и сердце Анемон учащенно забилось. Она догадывалась, что он ждал ее и возлагал на этот вечер дерзкие надежды, рассчитывая соблазнить кокетливую молодую жену Стивена Берка.
Значит ли это, что больше на сегодня ничего не готовится и убийство лорда Бромфорда запланировано на другое время? Этого ей не дано знать.
Очевидно было одно: когда они со Стивеном подошли к устроителю бала и Анемон протянула ему руку в перчатке, глаза Де Воба неестественно заблестели. В нем чувствовалось еле сдерживаемое волнение, но что его возбуждало – предстоящая любовная интрижка или убийство почетного гостя?
– Ах, мадам и месье Берк! Я счастлив видеть вас у себя дома! Добро пожаловать, господа!
Француз прижался губами к ее руке. Его оливковое лицо озарилось сверкающей улыбкой.
– Вы сегодня необыкновенно красивы, мэм! – проговорил он тихим страстным голосом.
– Благодарю вас, месье, – отозвалась Анемон, добавив в голос хрипотцы, и игриво взглянула на Де Воба из-под пушистых ресниц. Губы ее дрогнули в дразнящей улыбке. – Я рада побывать у вас в гостях. Очень милый дом и такой восхитительный бал!
Стивен холодно поздоровался с Де Воба.
– Моя жена обожает все французское, – сказал он и, прищурившись, взглянул поверх головы Анемон. – Мне кажется, в новоорлеанском обществе она чувствует себя как дома.
– О да, она слишком утонченная, чтобы наслаждаться американским образом жизни! – Хозяин дома брезгливо сморщил нос. – Французскому бриллианту не место среди пьяниц, подонков и дебоширов, которые составляют добрую часть американского общества, – если можно назвать обществом этот сброд.
– Странно, что вы отделяете себя самого от американского общества, Де Воба. Новый Орлеан сейчас – часть территории Америки, и значит, вы такой же американец, как все эти лодочники, торговцы и колонисты, заселившие Канал-стрит.
– Стивен, – с укором сказала Анемон через плечо, – как ты можешь даже сравнивать месье Де Воба с этими жуткими людьми? Он и все здесь присутствующие – европейцы по происхождению и составляют совершенно другой класс, нежели варвары, наводнившие этот чудесный город!
– Спасибо, мэм, за вашу пылкую защиту, – засмеялся Де Воба.
Он с большим интересом наблюдал за супружеской парой. Как видно, не все между ними ладно. Похоже, Стивена Берка раздражает поведение его жены: он недоволен ее страстным желанием посетить этот бал. Вот и отлично – ему это только на руку.
«Интересно, не вызвала ли ссору моя маленькая приписка на пригласительной карточке?» – не без злорадства подумал француз. Да и в опере Берк не мог не заметить то внимание, которое он, Де Воба, уделял его жене. А она, как истинная француженка, явно не прочь пофлиртовать.
Хочет ли эта красотка выйти за рамки невинного флирта – уже не важно. Все равно она будет его, никуда не денется! Он абсолютно уверен в своей власти над женщинами – особенно над такими веселыми, капризными и впечатлительными молодыми особами, склонными к озорству.
Анемон Берк – идеальная добыча. Ее привлекают его богатство и благородное происхождение, при этом она наверняка возмущена властностью и холодностью мужа. Де Воба знал, как обратить это возмущение себе на пользу, как повести себя с девушкой, очаровать и незаметно увлечь ее в любовную связь, из которой нет обратного хода.
О да, он завладеет ею, и скоро! Какая достойная месть Стивену Берку, расстроившему его планы в отношении невинной Джули! При одной мысли об этом кровь его вскипала от волнения.
Хотя, надо признать, им двигало не только желание отомстить Стивену Берку, вбить клин в его отношения с женой и в конце концов принудить к дуэли – возможно, роковой. Не будь у него личных счетов с ее мужем, он все равно пожелал бы соблазнить эту молодую женщину – просто потому, что она прехорошенькая и ему доставит большое удовольствие с ней переспать. Тот факт, что она жена Стивена Берка, придавал интрижке еще большую прелесть.
Все эти мысли промелькнули в голове Де Воба за несколько секунд, пока он приветствовал стоявшую перед ним молодую пару. Теперь ему предстояло представить их лорду Бромфорду, и Де Воба с трудом подавил самодовольную улыбку.
В одну ночь провернуть сразу два опасных дела: убить лорда Бромфорда и увести жену у Берка, – это было рискованно даже для него. Но именно риск и притягивал Де Воба больше всего на свете. Даже Л’Ариньи не мог отрицать этого.
– Месье и мадам Берк, разрешите представить вам лорда Бромфорда. Лорд Бромфорд гостит в нашем городе и посещает разные развлекательные мероприятия. Вчера вечером он был моим гостем в опере и, надеюсь, остался доволен.
Анемон улыбнулась широкоплечему, крупному англичанину, склонившемуся к ее руке. Это был тот самый человек, которого она видела вчера в ложе Де Воба.
– Добрый вечер, милорд. Очень рада с вами познакомиться! Как вам понравилась вчерашняя постановка? Чудесно, не правда ли? «Сильвейн» – моя любимая опера.
– И моей жены тоже, – сказал лорд Бромфорд, весело сверкнув глазами. У него были тщательно причесанные редеющие седые волосы и полноватые щеки. Он производил впечатление мудрого, уравновешенного человека. Анемон представила, как он ораторствует в парламенте, отстаивая интересы своей партии. Сейчас он разговаривал с ней в той же спокойной, доброжелательной манере. – К сожалению, моя жена не смогла поехать со мной в Америку. Здоровье не позволяет ей много путешествовать, но я уверен, что она, как и я, была бы в восторге от оперы. – Он обернулся к Стивену, и они обменялись рукопожатием. – Добрый вечер, мистер Берк. Вы надолго приехали в Новый Орлеан?
Стивен вежливо отвечал, что намерен скоро вернуться в Филадельфию, но Анемон уже не слушала. «Так, значит, это и есть тот самый человек, которого хотят зверски убить? – стучало у нее в голове. – Убить, чтобы разжечь войну между Америкой и Англией и обеспечить победу Бонапарту? Ну нет! Этому не бывать!» – твердо решила она, когда Стивен взял ее под руку и повел к основной толпе гостей в танцевальном зале.
– Де Воба не преминул заметить разлад между нами, – бросил Стивен, подводя ее к занавешенному алькову у стены. – Думаю, скоро он будет искать встречи с тобой наедине.
– Да.
– Сейчас начнутся танцы. – Стивен взглянул на девушку, невольно обратив внимание на ее красивое, нежное лицо и изящную шею. Он не позволил себе опустить глаза ниже и полюбоваться белоснежными округлостями, вздымавшимися над низким вырезом платья, не забывая, что это очаровательное создание со светло-серебристыми волосами и огромными ясными глазами-бриллиантами – опытная соблазнительница, которая уже однажды его обманула. Хватит, больше он не поддастся ее чарам! – Мы станцуем кадриль, – продолжал он намеренно резким тоном, – а потом разойдемся. Я отправлюсь за напитками и задержусь, чтобы дать ему возможность к тебе подойти.
– Прекрасно! – Она подняла голову и встретилась с его взглядом. Ее терзало какое-то непонятное беспокойство.
– В чем дело? – отрывисто спросил Стивен.
Анемон слегка тряхнула головой.
– Я волнуюсь. Не знаю, как объяснить, но… сегодня вечером не отходи далеко от его светлости. Я чувствую: что-то случится.
Она боялась, что он посмеется над ее глупыми женскими страхами, но этого не произошло. Он мрачно кивнул, его блестящие глаза были очень серьезны.
– Я не сведу с него глаз, не переживай. И не забудь про Джонни и Уильяма: они дежурят во дворе и всегда могут прийти на помощь, а у Неда Будла наготове карета.
– Знаю.
Да, они приняли все меры предосторожности. Ее отец следит за Одноглазым, но держать в поле зрения всех подозреваемых в заговоре они не могли.
Девушка оглядывала лица людей, толпившихся в роскошном, украшенном цветами зале. Кто же из этих мужчин и женщин в сговоре с Де Воба и Пауком? Кто вынашивает в своем сердце гнусное злодейство?
Когда все гости вошли в зал, начались танцы. Стивен протянул ей руку:
– Потанцуем? Или тебе противно выносить мое общество на протяжении целой кадрили?
– Ничего, как-нибудь потерплю, – отозвалась Анемон.
С присущей ей легкой грацией она прошла в центр зала. Стивен оказался великолепным танцором. Девушка невольно испытывала трепет, когда в танце их тела соприкасались. Однако, выделывая сложные фигуры кадрили, она все время следила за лордом Бромфордом, стараясь не упустить его из виду.
Когда танец кончился, лорд Бромфорд присоединился к небольшой группе гостей возле накрытого скатертью стола с шампанским. Де Воба был с ним.
Стивен подвел Анемон к резным палисандровым стульям, стоявшим у стеклянных дверей. Эти двери выходили на широкую галерею, которая окружала дом.
– Я отойду за бокалом шампанского и увлеку Бромфорда разговором. Возможно, мы с ним выйдем на террасу. Дадим Де Воба время. Пусть найдет тебя и воспользуется случаем.
Она уселась на стул, вежливо улыбнувшись пухлой матроне слева, и посмотрела вслед Стивену. Его высокая стройная фигура привлекала взгляды присутствовавших на балу дам. Анемон это заметила. Несомненно, Стивен Берк производил на женщин сильное впечатление. Его рост, походка и опасная красота заставляли женские сердца трепетать. Джонни Такер был прав: Стивен мог выбрать себе любую женщину. Зачем ему она?
Тучный седой джентльмен в очках подошел к сидевшей рядом матроне и увел ее с собой. Анемон осталась сидеть одна возле стеклянных дверей. Краем глаза она заметила приближавшуюся к ней стройную темную фигуру. Сердце ее подпрыгнуло. Стивен не ошибся. Де Воба шел к цели, не теряя времени даром. С изящной небрежностью он пробирался сквозь шумную толпу, кивая и улыбаясь своим гостям направо и налево. Те живо приветствовали его, но он ни с кем не останавливался и вскоре стоял перед Анемон.
– Боюсь, я допустил оплошность, мадам Берк, не познакомив вас с остальными своими гостями. Вы совсем одна.
Анемон вскинула на него глаза, изобразив удивление, и ослепительно улыбнулась.
– Одна? Уже нет, месье, – проворковала она.
– Да, cherie, вы уже не одна.
Он взял ее за руку, заставив встать со стула, и окинул долгим оценивающим взглядом. Анемон мысленно передернулась: этот наглец буквально раздевал ее глазами!
Но девушка не показала своего возмущения. Улыбаясь, она ждала, когда он налюбуется ее пышной грудью над золотым лифом платья и обведет откровенным взором каждый изгиб ее женственного тела. Наконец его глаза вернулись к ее лицу.
– Я восхищен вашей красотой, мадам Берк! – Он театрально вздохнул и шагнул ближе, все так же крепко держа ее за руку. – Вы затмили всех дам в этом зале. Им пришлось приложить немало усилий, чтобы хорошо выглядеть, а вы превзошли их без всякого труда.
– Месье Де Воба! – Анемон укоризненно покачала головой, но в ее глазах зажглись веселые искорки. – Я уверена, что вы говорите те же самые вещи всем дамам в этом зале. – Она посмотрела на него с кокетливым вызовом. – Сознайтесь! Вы льстец! Очаровательный, галантный льстец!
Глаза француза потеплели. Ему явно доставляли удовольствие ее шутки. «Для него все это – часть опасной игры, – подумала Анемон. – Ну ничего, мы еще посмотрим, кто кого!»
– Нет, cherie, я не льщу вам, я вами искренне восхищаюсь, – возразил Де Воба с подкупающей искренностью. Должно быть, эти милые уловки не раз помогали ему цеплять на крючок светских дам.
– Только смотрите, чтобы мой муж не узнал о вашем восхищении! – засмеялась она. – Он и так уже сердится на меня.
– Сердится на вас, cherie?
Она пожала плечами, простодушно глядя в его блестящие глаза:
– Мне кажется, это из-за вашей записки на пригласительной карточке и из-за вашей вчерашней доброты ко мне. Стивен очень ревнив. Порой он кажется мне глупым тираном.
– Где он сейчас, cherie? – Де Воба удивленно огляделся по сторонам. – Как он мог даже на мгновение оставить такой драгоценный цветок в одиночестве?
– О! – Она слабо отмахнулась. – Он пошел за шампанским для меня, но, наверное, с кем-нибудь заболтался. Знаете, он бывает таким невнимательным, а мне не разрешает даже поговорить с другим мужчиной в его отсутствие…
– Вот как? – В голосе Де Воба прозвучало горячее сочувствие. – Боюсь, он с вами плохо обращается, cherie.
– Месье, вы полагаете, это прилично с вашей стороны – называть меня «cherie»? – задумчиво проговорила девушка и посмотрела на него с медленной улыбкой. – Вряд ли Стивену это понравится.
– А мы ему не скажем! – Де Воба шагнул ближе. – Пойдемте, cherie, прогуляемся по галерее, подышим свежим воздухом и поговорим в спокойной обстановке.
Вот оно! Сейчас они останутся наедине. Но Анемон не успела принять его приглашение. К ним торопливо подошел худой мужчина с желтым лицом. Он тяжело дышал, как будто только что пробежал весь танцзал. Быстро извинившись перед Анемон, он обратился к Де Воба:
– Жан-Пьер, прости, что помешал, но мне нужно срочно обсудить с тобой один вопрос.
Де Воба приподнял брови в легком удивлении:
– Да? Хорошо. Но сначала позвольте вам представить мадам Берк. Мадам, это мой хороший друг – Поль Бержерон.
Девушка приветливо поздоровалась с владельцем гостиницы «Бержерон», но заметила, как он побледнел, узнав ее имя. Или ей показалось? В самом ли деле в глазах его сверкнули ледяные искорки, когда он нагнулся к ее руке, или у нее просто разыгралось воображение?
– Это большая честь для меня, мадам! – В его голосе она услышала насмешливые нотки. – Ну так что, Жан-Пьер? Нам действительно нужно поговорить наедине, приятель.
– Тогда пройдем в мою библиотеку, чтобы не мешать гостям. – Де Воба обернулся к Анемон, сверкнув белозубой улыбкой: – Ну что я могу сказать, cherie? Приношу тысячу извинений. Скоро будет ужин, и я вас непременно разыщу. Adieu.
– Adieu… Жан-Пьер!
Анемон видела, как его губы расползлись в довольной улыбке: она назвала его по имени! Но тут Поль Бержерон схватил его за руку и буквально оттащил в сторону. Он так торопился, что налетел на официантку, которая несла поднос с бокалами из-под шампанского. Поднос перевернулся, и бокалы посыпались на Де Воба, забрызгав его белую плиссированную рубашку остатками вина. Послышался звон разбитого стекла. Де Воба резко крикнул, чтобы принесли полотенце. Стоявшие поблизости гости оборачивались и отпускали сочувственные реплики.
Вот это удача! Анемон, не теряя времени, бросилась к выходу из танцзала, ловко лавируя в толпе, точно речной камешек, скачущий по волнам. Она прошмыгнула в огромные двери, ведущие к другим комнатам дома. Ей надо было попасть в библиотеку раньше, чем туда придут Де Воба и Бержерон, и подслушать их срочный разговор.
Она мельком заметила, как Стивен вышел на галерею с лордом Бромфордом и небольшой компанией из двух дам и одного джентльмена. У нее не было никакой возможности предупредить его о случившемся. Они слишком далеко, а у нее мало времени.
Оглянувшись через плечо, девушка увидела, как Де Воба и Бержерон возвращают полотенце официантке, а слуги заметают с пола осколки. Пулей она понеслась по коридору, лихорадочно просматривая бесконечные дверные проемы по обеим сторонам в поисках библиотеки.
Во всех комнатах ярко горели свечи, чтобы гости могли при желании побродить по дому и отдохнуть в многочисленных гостиных, которые так роскошно обставили родители Де Воба и в которые он, став хозяином плантации, добавил штрихи собственного стиля, не лишенного изящества.
Анемон прошла маленький салон, музыкальную комнату, огромную гостиную и наконец увидела комнату, обшитую темными панелями и уставленную книжными шкафами. Две стены от пола до потолка занимали полки с томами в кожаных переплетах. Окна, выходившие в галерею, были задернуты камчатными шторами бело-голубой расцветки, украшенными синими шелковыми кистями.
С потолка свисала бронзовая люстра. Все свечи в ней были зажжены и освещали комнату дымным светом. Девушка юркнула в библиотеку и быстро огляделась: коллекция охотничьих трофеев, стеклянный шкаф с выставленными в нем богато украшенными и необычными ружьями, несколько кресел, окружавшие пару столиков в разных частях комнаты. Где же спрятаться?
В коридоре послышался голос Де Воба, и сердце Анемон сжалось от страха. Шаги приближались. Она с ужасом поняла, что не успеет добежать до занавесок, и в панике замерла на месте. В пяти шагах от нее стоял шкаф. Девушка подлетела к дверце. Только бы он был не заперт!
Слава Богу, шкаф оказался открыт. Она в две секунды забралась в него и закрыла за собой дверцу. Лишь только раздался легкий щелчок щеколды, как по паркетному полу застучали сапоги. Де Воба и Бержерон вошли в библиотеку.
Анемон крепко зажмурилась и глотнула воздуха. Стенки шкафа словно сплющили ее со всех сторон, удушливая темнота давила. У девушки появилось жуткое чувство, что она погребена заживо в свежевырытой могиле. Она не смела пошевелиться, боясь задеть что-нибудь из вещей, хранившихся в шкафу, и это усиливало ощущение зажатости.
Липкий страх сковал девушку. Вдруг ей станет плохо и она выдаст себя? «И тогда Де Воба навеки запрет меня в этом ужасном шкафу!» На лбу Анемон проступили капельки пота. Она стояла неподвижно, с запрокинутой головой, пытаясь захватить побольше воздуха и справиться с приступом тошноты. «Держись!» – твердил решительный голос внутри ее, но телом уже правил демон страха. Колени мелко дрожали, и она с трудом держалась на ногах.
Мужчины заговорили. Первым подал реплику Де Воба. Анемон, судорожно глотая спертый воздух, пыталась прислушаться.
– В чем дело, Бержерон? – спросил креол резким тоном, совсем не похожим на ласковый, обходительный голос, которым он разговаривал с ней. – Мои гости скоро пойдут на ужин. Мне надо быть там, чтобы сопровождать Бромфорда. Если я не появлюсь, это покажется весьма странным. А сегодня вечером, как никогда, все должно выглядеть совершенно естественно.
– Возникли проблемы, Жан-Пьер. Здесь Одноглазый. Мы вместе приехали с улицы Жирод. Он вошел в дом через черный ход, чтобы его никто не видел. Сейчас он придет.
– Он не должен был появляться здесь до рассвета! – сердито рявкнул Де Воба. – Что происходит? И что вы делали на улице Жирод?
– За мной послал Л’Ариньи. Он… А, это Одноглазый! Впусти его, быстро!
Это было сказано после тихого стука в дверь. Затем Анемон услышала легкую возню, и дверь снова закрылась.
– Ну, и что все это значит? – раздраженно спросил Де Воба.
Чувствовалось, что его бесят эти мелкие людишки, не искушенные в делах подобного рода. В его тоне звучало откровенное презрение.
– Провал! – рявкнул грубый гортанный голос, и Анемон содрогнулась в душном шкафу, живо представив себе контрабандиста по прозвищу Одноглазый. Это единственное слово прозвучало резко и жестоко, как удар хлыста, но Де Воба остался невозмутим.
– Хватит юлить, идиот безмозглый! Говори, с какой стати ты ворвался на мой бал? Ты должен был приехать не раньше четырех утра, чтобы тайно вывести Бромфорда и убить его.
– Помолчи, и я расскажу тебе, почему я здесь, напыщенный болван! – прохрипел Одноглазый и вдруг замолчал. – Что это было? Вы слышали – какой-то щелчок?
Анемон замерла в шкафу. Она не двигалась и не издавала ни звука.
– Я ничего не слышу! – сказал Де Воба.
Мгновение все трое молчали, прислушиваясь. Она затаила дыхание и считала секунды. Сердце ее отчаянно колотилось.
– Бояться нечего. Мы здесь одни. Наверное, у тебя разыгралось воображение, Одноглазый. А теперь, черт возьми, говори, зачем ты сюда заявился?
– Меня прислал Л’Ариньи, чтобы предупредить тебя. Весь наш план под угрозой срыва!
– Этого не может быть! – надменно отрезал Де Воба. – Все продумано до мелочей и хорошо организовано. Я уже подсыпал снадобье в шампанское Бромфорда. Сейчас он должен почувствовать первые признаки недомогания.
– Жан-Пьер, среди нас есть вражеские шпионы! – в панике вскричал Бержерон. – И ты… ты, возможно, уже позволил им испортить всю нашу тщательную работу!
При этих словах Анемон похолодела. Наступило напряженное молчание, потом вновь послышался голос Де Воба:
– Вражеские шпионы? О чем ты говоришь, Поль?
Ему ответил Одноглазый:
– Одного сегодня поймал Л’Ариньи. Его зовут Томас Карстейз. Тебе знакомо это имя, приятель? Ты знаешь, что это значит?
– Томас Карстейз? Но он же мертв! Л’Ариньи убил его в Испании, когда он пронюхал про наш план.
– Он жив. Последние несколько часов мы допрашивали его в пивной Хромого Матти на Болоте.
Анемон почувствовала, как ее обволакивает тьма, и уперлась дрожащей рукой в стенку шкафа, чтобы не упасть. «Папа! Как же тебя поймали? Что они с тобой сделали?»
– Томас Карстейз!.. – ошеломленно проговорил Де Воба. – И что он вам сказал?
– Ничего! – в гневе воскликнул Одноглазый.
Тут вмешался Поль Бержерон:
– Л’Ариньи увидел его сегодня утром в моей гостинице. Клянусь тебе, Жан-Пьер, я не знал, кто он такой! Его взял на работу мой консьерж, он с ним и имел дело изо дня в день. Этот тип несколько месяцев работал у меня под носом, скрываясь под именем Дюбуа!
– Он работал в твоей гостинице, Бержерон? – Судя по громкому стуку, Де Воба ударил кулаком по столу. Что-то раскололось. – И в каком же качестве он у тебя работал?
– Он заведовал бухгалтерией. Жан-Пьер, да не смотри ты на меня так, черт возьми! Я не имел понятия, что он шпион! Он казался совершенно безобидным! Откуда мне было знать…
– Идиот! Уволь меня от своих жалких оправданий!
Анемон затаилась в своем укрытии. Нервы ее были на взводе. Ее так и подмывало броситься на поиски отца, вырвать его из лап злодеев, но она понимала, что надо ждать. Боже, поскорее бы они прекратили спорить и сказали еще что-нибудь важное!
В голове девушки крутились слова Де Воба о лорде Бромфорде. Его светлость уже выпил какое-то снадобье. Может быть, его отравили? Есть ли надежда его спасти? Как только эти люди выйдут из комнаты, она вылезет из шкафа и побежит искать Стивена. Вместе они сумеют тайком увезти его светлость, а потом найдут ее отца в пивной Хромого Матти. Улица Жирод, Болото. Она содрогалась при одной мысли о том, что ее отец находится в этом притоне воров и контрабандистов.
«Черт возьми! – думала Анемон, и к горлу ее подкатывал комок гнева. – Кто же этот Паук – человек, который узнал и выдал папу? Кто бы он ни был, я с ним расправлюсь! Он получит по заслугам!»
– Слава Богу, что на той неделе Л’Ариньи приехал в Новый Орлеан. Он успел опознать шпиона, – продолжал Де Воба после минутного хождения по комнате. Остальные молча ждали. – То, что Карстейз здесь, очень плохо, но это еще не провал, как ты сказал. Наш план уже запущен в действие. Этот шпион у нас в руках. Даже если у него есть сообщники, они не успеют нам помешать. Сейчас они наверняка где-то в другом месте – гадают, куда подевался их начальник.
– Они здесь, Жан-Пьер! Под этой самой крышей! – Голос Поля Бержерона дрожал от волнения. – Та женщина, с которой ты меня познакомил в танцзале, – мадам Берк! Она и ее мнимый муж только вчера поселились в моем отеле, представившись родственниками Дюбуа-Карстейза! Я уже расспросил о них моего консьержа. Нет никаких сомнений. Л’Ариньи узнал женщину по описанию. Он говорит, что это дочь Карстейза. Ее зовут Анемон, и она работает агентом британской разведки – шпионка!
У Анемон перехватило дыхание, а сердце на мгновение замерло. Паук был близко знаком и с ней, и с ее отцом. Он узнал их обоих – узнал и предал!
– Так что не надо винить в этом провале кого-то другого, Де Воба! – прорычал Одноглазый. – Ты пригласил эту пару в свой дом, и они нарушили все наши планы. Ты обвиняешь всех подряд в отсутствии мозгов, а сам и есть главный дурак!
– Молчать! – рявкнул Де Воба с такой яростью, что по спине девушки побежали мурашки. – Мне нужна минута полной тишины. Я должен подумать – вы двое, конечно, не знаете, что это такое!
Его голос рассек воздух, и она съежилась в темном шкафу, неожиданно радуясь этим четырем стенкам, которые укрывали ее от его гнева.
Она представляла себе гладкое аристократическое лицо красавца француза, перекошенное злобой. Под угрозой были не только его планы, но и его авторитет. Он понял, что его просто-напросто надули, провели как мальчишку. Это делало его вдвойне опасным. Такой тщеславный и гордый человек, как Де Воба, мог стать крайне жестоким, если его унизить на людях.
Когда она будет искать Стивена, главное – не попасться ему на глаза. Кто знает, что он с ней сделает теперь, когда ему известна вся правда?
– Так, значит, Стивен Берк и его мнимая жена в союзе с Карстейзом? – Каждое слово было подобно выпаду шпаги. Он расхаживал по паркетному полу библиотеки в пугающей близости от шкафа. Анемон подобралась и втянула в легкие очередную порцию воздуха. – Эту парочку я беру на себя. Не волнуйтесь, они заплатят за все! Сегодня вечером мы должны покончить с Бромфордом, пока не возникли еще какие-нибудь осложнения.
– Да-да, – подхватил Бержерон, – ты прав, Жан-Пьер. Надо с ним покончить. Ты говоришь, он уже выпил снадобье?
– Я собственноручно подсыпал его в бокал Бромфорда и видел, как он выпил свое шампанское. Снадобье должно вот-вот подействовать. Он почувствует головную боль и, может быть, легкую тошноту. Думаю, он заставит себя высидеть до конца ужина, а потом ему придется прилечь. Разумеется, я предложу ему спальню для гостей и договорюсь с Клейбурном, что его светлость переночует у меня. Когда все разъедутся и слуги заснут, мы вынесем его спящего из дома и отвезем к Хромому Матти. Там, в подвале, ты, Одноглазый, сможешь вдоволь потешиться, кромсая его тело! – В голосе креола послышалась довольная усмешка. – Мы все будем при этом присутствовать: Л’Ариньи, Бержерон, Одноглазый, я и братья Дюфур, которые отвезут на своем корабле бочку с его расчлененным трупом обратно в Англию – королю! – Из горла Де Воба вырвался тихий смешок. – А этот Томас Карстейз может полюбоваться на казнь. Да, пожалуй, так оно будет лучше. Если, конечно, он еще жив. А, Одноглазый?
– Он без сознания, но жив. Наверное, он ослабел от потери крови. Л’Ариньи приказал мне порезать его немного ножичком, надеясь вырвать из него признания.
– И что?
Анемон замерла в ужасе, слушая его ответ.
– Этот англичанин упрям – он не сказал ни слова ни о своей дочери, ни о Стивене Берке. Мы не добились от него, кто еще на него работает и что известно про нас остальным.
– Это не важно. – Теперь Де Воба говорил отрывисто. – Нужно действовать, и как можно скорее! Мы должны вернуться к гостям и найти эту девчонку и Берка. Нет, Одноглазый, ты жди здесь. Я не хочу, чтобы мои гости тебя видели– ты едва ли подходишь для светской компании. К тому же, когда мы с Полем приведем сюда эту парочку, нам может понадобиться твоя помощь, чтобы их расколоть.
– Мы приведем их в твою библиотеку, Жан-Пьер? – встревожился Бержерон. – А если кто-то случайно зайдет сюда и увидит их связанными и с кляпами во рту?
Де Воба усмехнулся:
– Позволь продемонстрировать тебе нечто интересное, Поль. – Анемон застыла при звуке его приближающихся шагов. К своему ужасу, она услышала, как он взялся за дверную ручку шкафа. – Видишь ли, это не простой шкаф. В нем…
Дверца распахнулась. Поток света ослепил девушку, изо всех сил вжавшуюся в заднюю стенку шкафа. Она не мигая смотрела в потрясенное лицо Де Воба.
На мгновение в комнате воцарилась жуткая тишина. Сердце Анемон бешено колотилось, руки похолодели, она не могла и шевельнуться. Де Воба заговорил первым:
– Так-так, ma cherie. Очень удачно! – раздался его смех. Поль Бержерон и Одноглазый стояли рядом с ним и, открыв рот, смотрели на Анемон. – Теперь нам осталось только поймать Стивена Берка. – Де Воба довольно оглянулся на них через плечо. – А это не составит труда, поскольку он не знает, что разоблачен. – Де Воба широко улыбнулся и посмотрел на Анемон: – Cherie, тебе, наверное, неудобно там? У меня просто сердце кровью обливается, когда я на тебя смотрю!
– Вот как, Жан-Пьер?
Анемон оторвалась от стены, к которой прижималась в безрассудной надежде, что ее все-таки не заметят, и выпрямилась в полный рост. Щурясь от яркого света, хлынувшего в маленький шкаф, она смотрела на заговорщиков, переводя взгляд с одного лица на другое.
– Я рада, что вы мне сочувствуете, – продолжала девушка, стараясь успокоиться и держаться с достоинством. Она уже оставила свой французский акцент. – Если вы выпустите меня отсюда, я, пожалуй, выпью рюмку хереса.
Она попыталась выйти из шкафа. Ей нужно было вдохнуть свежего воздуха, вырваться из заточения и подумать. Но Де Воба схватил Анемон за руку:
– О нет, cherie, никуда ты не пойдешь!
– Я и не собираюсь никуда идти. Все, о чем я прошу, это рюмочка хереса. Неужели вы откажете мне в этом, Жан-Пьер?
К горлу подкатила новая волна страха. Теперь стенки шкафа давили еще сильнее. Девушка в панике смотрела на своих врагов, загородивших ей выход, и с трудом сдерживала дрожь в голосе. Она снова попыталась протиснуться мимо Де Воба, и он снова ее одернул.
– Разреши, я кое-что тебе покажу, cherie, – сказал он почти ласково. – Я как раз собирался продемонстрировать моим помощникам одну любопытную вещь.
С этими словами Де Воба протянул руку за плечо девушки и схватил декоративный медный крючок, висевший на боковой стенке шкафа. Когда он его повернул, Анемон ахнула. Стенка подалась назад, открыв маленькую потайную лестницу, которая вела вниз, в темноту. Проход был так узок, что идти по нему мог только один человек.
– Одноглазый, принеси-ка огня. Там на стене вдоль лестницы висят свечи. Надо их зажечь, а то как бы наша прекрасная дама не подвернула себе ножку, когда будет спускаться.
– Я… я не пойду туда! – пролепетала Анемон, облизнув пересохшие губы. Тело ее сковал ужас. Она уже натерпелась страху, сидя в шкафу, но эта лестница, ведущая Бог знает куда – в какой-нибудь тайный подвал или подземную темницу, – напоминала путь в могилу. – Жан-Пьер, – быстро заговорила девушка, – вы совершаете ошибку. Ваш план в отношении лорда Бромфорда обречен на провал…
– Ты так думаешь, cherie? Скоро ты увидишь, что не права. Так, спасибо, Одноглазый. Теперь можно идти.
Де Воба быстро зажег свечи, и мерцающий свет выхватил из мрака оштукатуренные стены и узкие кирпичные ступеньки, крытые гипсом. Они вели в кромешную тьму. В лицо девушки пахнуло сыростью.
– Иди же, cherie, – Де Воба отступил назад, показав жестом, чтобы она шла первой, – а мы за тобой. Нам надо позаботиться, чтобы тебе было удобно в твоих новых апартаментах. К сожалению, я не смогу остаться с тобой надолго. Я должен найти твоего мнимого мужа и привести его к тебе, ну и, разумеется, проведать своих гостей. Я заказал замечательный ужин. Как жаль, что ты его пропустишь! Будут каплуны, устрицы, крабы с мягкими панцирями, красная рыба и индейка – сочная, жирная. А на десерт – разные фрукты из моего собственного сада, мороженое, пирожные, желе и сладкий крем. Словом, все какие только есть деликатесы. Но ты не сможешь их отведать. – Он опять гадко засмеялся. – Одноглазый будет ждать в библиотеке. Мы приведем месье Берка и спустим его к тебе. А потом, petite,
type="note" l:href="#n_7">[7]
вы расскажете все, что нам нужно знать. – Он нагнулся и обхватил ее подбородок своей мягкой, но на удивление сильной ладонью. – Когда лорд Бромфорд заснет наверху перед отправкой на улицу Жирод, я спущусь к тебе. Возможно, у меня будет время лично поблагодарить тебя за твое нежелательное вмешательство в это дело. Как мило, не правда ли? Думаю, нам с тобой есть о чем побеседовать.
От его прикосновения кожа девушки покрылась мурашками. Она отпрянула, оттолкнув его руку:
– Не трогай меня, Де Воба! Делай что хочешь, только не заставляй меня терпеть твое присутствие дольше, чем нужно, иначе я умру от омерзения.
Де Воба застыл на месте как вкопанный. Его ледяные зеленые глаза зажглись неистовой яростью.
– Итак, у нашей кошечки, оказывается, есть коготки? – процедил он сквозь стиснутые зубы и вдруг наотмашь хлестнул ее по лицу.
За его спиной плотоядно ухмылялся Одноглазый и кусал губы Поль Бержерон. Анемон отлетела к стене, прижав руку к пылающей щеке.
Оглушенная ударом, она молча оглядела окруживших ее мучителей. Одноглазый с черной повязкой на изуродованном шрамами лице злобно ухмылялся. Поль Бержерон казался мрачным и встревоженным. Ледяные глаза Де Воба зловеще блестели. В голосе и манерах креола чувствовалась скрытая жестокость, которая наполнила душу девушки ужасом.
Она в отчаянии подумала о Стивене, лорде Бромфорде и своем отце. Если бы только вырваться отсюда, можно было бы спасти их всех! Но она теперь безнадежно отрезана от мира.
– Я желаю тебе тараканьей смерти, Де Воба! Чтобы тебя раздавили и уничтожили, чтобы от твоей поганой душонки не осталось и следа, лишь кровавое пятно на земле! – Анемон говорила шепотом, глядя на него в упор. Лицо ее пылало ненавистью.
Де Воба схватил ее за руку и толкнул к лестнице:
– Иди, сучка! У меня нет времени с тобой возиться.
Ее нога в атласной туфле коснулась холодной ступеньки. Она помедлила.
– Быстрее, или я столкну тебя, и ты сломаешь свою прелестную шейку!
Выбора не было. Анемон двинулась вниз по лестнице – навстречу пугающей неизвестности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лунное наваждение - Грегори Джил



Замечательный любовный роман,мне очень понравился!Держит в напряжении ...и любовь есть , шпионы, секс, сильные и красивые главные герои....
Лунное наваждение - Грегори Джилвиктория
13.01.2013, 19.52





Замечательный роман,мне оч понравился,хотя малость растянут
Лунное наваждение - Грегори ДжилМарина
21.01.2013, 20.38





Роман понравился . Очень хороши главные герои .
Лунное наваждение - Грегори ДжилMarina
3.06.2014, 7.40





Роман неплохой, но на мой взгляд много противоречий. Гл. героиня не дилетантка вроде бы в шпионаже, но когда убили ее работодателя, она хватает орудие убийства и склоняется над убитым. Ее отец, не успел поприветствовать дочь, тут же дает ей опасное задание. Отец, легенда разведки, запросто дает схватить себя на улице. Сцена в подвале, Паук-опытный агент, сплел такую паутину, его все боятся, остолбенел перед какой-то девчонкой. Это мое мнение. А любовь, конечно замечательная.
Лунное наваждение - Грегори ДжилТаня Д
31.08.2014, 14.25





Отличный роман! Читать нравятся сильные личности.а не сопли-вопли.
Лунное наваждение - Грегори Джилнастя
19.01.2016, 20.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100