Читать онлайн Лунное наваждение, автора - Грегори Джил, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лунное наваждение - Грегори Джил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 98)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лунное наваждение - Грегори Джил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лунное наваждение - Грегори Джил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегори Джил

Лунное наваждение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Шторм бушевал два дня и три ночи. В первый день перед самым рассветом Анемон проснулась от сильного толчка. Ее сбросило с койки на пол. К счастью, девушка отделалась лишь синяком на локте, но это было только начало. Стихия подвергла жестокому испытанию всех, кто был на борту «Морского льва». Ветер и волны с силой обрушивались на судно, и экипаж мужественно вступил в неравную схватку с силами природы.
В то первое утро шторма Анемон кое-как поднялась на верхнюю палубу. Небо было сумеречным, хотя уже давно должно было взойти солнце. То, что она увидела, заставило ее содрогнуться. Ледяные волны стремительно налетали на нос корабля, потоками заливая палубу. Высоко над головой ветер с жутким ревом рвал паруса в клочья, и все судно раскачивалось и тряслось, оказавшись во власти вздыбившихся волн.
Раздался удар грома – так близко, что Анемон вздрогнула. Ослепительно яркая стрела молнии вспорола свинцовое небо, и судно резко накренилось. Девушка упала на колени. Повсюду сновали матросы в мокрых дождевиках. Они расчищали палубу от обломков, чинили снасти, паруса и шпангоуты на осажденном стихией судне. Крепко цепляясь за поручни, Анемон с трудом добралась до шканцев. В лицо ей хлестали потоки ледяной воды, а корабль глухо стонал и раскачивался под ногами.
Капитан Берк был там. Рядом с ним стоял Уильям Таттл. Как она и предполагала, Стивен раздавал команды и смотрел за ходом работ, трудясь бок о бок с остальными. Моряки то и дело подбегали к нему и докладывали о повреждениях на судне. Лица капитана и его первого помощника были мрачно-серьезны, а сами они вымокли до нитки. Увидев девушку на палубе, оба изумленно вытаращили глаза.
– Вот уж не думал, что ты так глупа! – сердито крикнул Стивен и, схватив девушку за руку, без лишних слов поволок вниз по трапу. – Сиди в своей каюте и не высовывайся на палубу, пока не кончится шторм! Тебя в любую минуту может смыть за борт. У меня и без тебя хватает волнений!
В этот момент корабль дал такой сильный крен, что все моряки распластались по палубе. Если бы не поддержка Стивена, девушка кубарем слетела бы по ступенькам.
– Вот видишь?! – воскликнул Стивен.
– Я думала, что смогу быть полезной. – Зубы Анемон выбивали мелкую дробь, а мокрое платье облепило тело. – Я часто плавала на морских судах и не раз попадала в шторм. Мне хотелось бы чем-то помочь…
– Ты поможешь тем, что будешь сидеть в своей каюте. По крайней мере я буду хоть немного спокоен. – Он наконец улыбнулся, и, несмотря на хлещущий ливень, резкие порывы ветра и жуткую качку, Анемон вдруг почувствовала тепло, уверенность и силу. В душе девушки всколыхнулись воспоминания о ночном поцелуе. Нет, это был не сон! Доказательством служило лицо Стивена Берка. Когда он взглянул на нее, его суровые черты смягчились, и посреди всеобщей сумятицы между ними вдруг протянулись невидимые нити нежности и доверия. – Ступай, Анемон, – сказал он, передавая ее руку Уильяму Таттлу. – Уильям, проводи ее вниз и проследи, чтобы она благополучно добралась до каюты.
Он повернулся и зашагал прочь – туда, где Том Раггинс и еще трое матросов торопливо чинили порванные снасти. Анемон пошла вниз с Уильямом, понимая, что в данной ситуации вряд ли сможет оказать существенную помощь.
Следующие дни были сплошным кошмаром. Моряки работали без отдыха и почти без еды. Анемон пыталась внести свой посильный вклад в дружную борьбу за выживание. Она настояла на том, чтобы ей разрешили разносить измученным людям паек: сухофрукты, солонину и хлеб, которые готовил Ансон Миллер, корабельный кок.
Однако каждый раз, когда Стивен замечал девушку на палубе, он приказывал ей уйти в каюту. Видя его измученное лицо, Анемон испытывала сильное желание обнять Стивена, снять его усталость ласками и поцелуями. Но она сдерживала свои порывы, догадываясь, что он никогда не признается в том, что устал, и ему будет неприятно ее сочувствие. Поэтому Анемон незаметно сновала по палубе – раздавала еду, ухаживала за больными и ранеными, стараясь сохранить собственные силы и выдержку перед лицом жестокого шторма, который, казалось, никогда не кончится.
На третью ночь ее разбудил стук в дверь. Было около двенадцати. Анемон дремала в своей постели в одном нижнем белье, закутавшись в шерстяное одеяло. Ее платье промокло насквозь, когда она раздавала скудный сухой паек, заменявший морякам обед. Девушка встала с койки и, как была, в одеяле, поспешила к двери.
– Что случилось, Уильям? – в тревоге спросила она, увидев осунувшееся лицо рыжего моряка.
– Капитан ранен, мисс. Его задело оторвавшимся куском мачты.
– Где он?
– В своей каюте. Нам надо возвращаться наверх, мисс. Похоже, самое страшное уже позади, но на судне еще полно работы, и…
– Я присмотрю за ним. Идите!
Страх острыми когтями впился в сердце девушки. Не тратя времени на переодевание, она плотнее завернулась в одеяло и бросилась по коридору к каюте Стивена. Он лежал на своей кровати – без плаща, в разорванной окровавленной рубашке, обнажавшей рваную рану. Его глаза были открыты, но взгляд мутен. Анемон подбежала и склонилась над ним. Одеяло соскользнуло с ее плеч, но она даже не заметила этого.
– Стивен? Боже мой, Стивен!
Она дотронулась кончиками пальцев до его влажного лба, осторожно убрала мокрые черные пряди, затем осмотрела рану. К счастью, она оказалась неопасной. Анемон облегченно вздохнула. Эту отвратительную зияющую рану можно залечить, и она ее залечит!
– Медикаменты, Стивен, – настойчиво сказала девушка, опустившись на колени и взяв его за руку. – Мне нужны медикаменты. Где они?
Стивен с трудом сосредоточил взгляд на ее лице.
– В столе, – выдавил он слабеющим голосом и закрыл глаза. Гримаса боли исказила его черты.
Анемон коснулась губами его щеки.
– Потерпи, Стивен, я знаю, как тебе плохо, и помогу тебе. Где ключ от ящика стола?
– В кармане моего плаща, – со стоном проговорил он.
Анемон быстро оглядела каюту и увидела валявшийся на стуле плащ. Девушка сунула руку в карман, нашарила там маленький ключ и несколько секунд спустя вставила его в замок выдвижного ящика.
Она лихорадочно перебирала содержимое письменного стола – не раздумывая, отбросила в сторону письмо Генри Марсье – и радостно вскрикнула, увидев на дне ящика большую шкатулку из тикового дерева. Вынув ее из стола, Анемон открыла крышку и увидела рулоны бинтов, лечебные мази и пузырьки с наклеенными на них этикетками. Здесь же был и изящный стеклянный флакончик с лауданумом, который Стивен забрал у нее в первую ночь на корабле.
Подхватив шкатулку, девушка отнесла ее к кровати и принялась поспешно раздевать раненого. Стивена бил озноб. Анемон натянула на него одеяло и сосредоточилась на ране. К счастью, больной то ли заснул, то ли впал в забытье. В любом случае это было ей на руку: она успеет обработать рану до его пробуждения, и он не почувствует никаких неудобств. На всякий случай девушка приготовила лауданум, чтобы облегчить его страдания, если он очнется от боли.
Она работала быстро и уверенно, хотя при такой качке это было не просто. Промыв рану и наложив на нее заживляющую мазь и повязку, Анемон в изнеможении села на пол перед кроватью и только тогда обнаружила, что качка заметно утихла. Похоже, шторм наконец-то кончился. Они выстояли!
Теперь она могла спокойно смотреть на Стивена, ласково поглаживая его лоб пальцами. Девушка накрыла капитана своим одеялом поверх его собственного, успев заметить впечатляющие контуры сильного тела. Анемон живо представила себе нагую бронзовую фигуру Стивена и заботливо расправила на нем одеяло. Ее охватила гордость. Подумать только: этот великолепный мужчина держал ее в своих объятиях и целовал так, будто она была для него самой желанной женщиной на свете! А во время яростного шторма он тревожился за нее, пытался уберечь от опасности. Теперь, когда Стивен лежал перед ней больной и усталый, Анемон чувствовала себя его защитницей. Ей хотелось лечить этого удивительного человека, выхаживать, заботиться о нем. Она обхватила ладонями его руку и приложила к своей щеке.
– Стивен, Стивен!.. – прошептала девушка.
Анемон сидела у его постели и смотрела на него спящего, любуясь тем, как подымается и опускается его грудь. На протяжении всей ночи дыхание Стивена оставалось спокойным и ровным.
Должно быть, в какой-то момент она заснула, а проснувшись, обнаружила, что корабль больше не раскачивается и не погружается в воду, а с верхней палубы не доносится ни звука. Карманные часы Стивена показывали половину восьмого утра. Слава Богу, подумала Анемон, утро, и шторм утих! Девушка встала и склонилась над спящим. Цвет его лица улучшился, а дыхание было все таким же ровным. Она осторожно откинула одеяло и проверила повязку. По счастью, на бинтах не проступила кровь – значит, кровотечение прекратилось.
Анемон потянулась и с трудом подавила болезненный стон: все ее тело ныло после ночи, проведенной на холодном полу. Она посмотрела на свое кружевное белье и только сейчас поняла, что не одета. Что же делать? – подумала девушка. Бежать к себе в каюту за платьем? Но ей не хотелось оставлять Стивена ни на минуту.
Тут в голову ей пришла другая идея. Она открыла платяной шкаф и, быстро просмотрев его содержимое, выбрала одну из белых шелковых рубашек Стивена и чистые черные брюки. В считанные секунды Анемон облачилась в непомерно большие вещи, подкатала брючины и подпоясалась куском веревки, найденной в матросском сундучке, а длинные полы шелковой рубашки подняла и завязала узлом на талии. На ноги она торопливо натянула черные шерстяные носки. Взгляд ее упал на гигантские сапоги Стивена, но она не стала их даже мерить. Напоследок девушка провела расческой по спутанным волосам и посмотрела в зеркало. «Ну, и кто теперь похож на пирата?» – мысленно спросила она, весело усмехнувшись своему отражению.
Анемон опять подошла к кровати и склонилась над своим пациентом. Стивен слегка пошевелился, но не проснулся. Бедный, как же он, должно быть, устал! Собрав все медикаменты, которыми пользовалась ночью, девушка аккуратно уложила их обратно в тиковую шкатулку, потом отнесла ее к письменному столу и осторожно поставила в выдвижной ящик.
Тут на глаза ей снова попалось письмо Генри Марсье. На этот раз она взяла его в руки с живым интересом. Бросив взгляд на кровать и убедившись, что Стивен спит, девушка задумчиво закусила губу. Решение было принято быстро. Конечно, нехорошо пользоваться беспомощностью больного, но она имела гораздо больше прав на это письмо, чем он: она ведь первая добралась до него в доме Пелхама и давно бы уже прочла, не помешай ей внезапно вошедший Стивен.
Более того, если бы она выиграла в пикет, Стивену все равно пришлось бы отдать ей это письмо – он поставил его на кон. Стивен не стал бы так рисковать, если бы действительно не хотел его показывать.
Анемон уселась за письменный стол и в нетерпении развернула лист бумаги.
Как она и предполагала, письмо было зашифровано. Несколько мгновений Анемон молча разглядывала его, потом взяла лист чистой бумаги, перо Стивена и принялась экспериментировать с различными символами. Вскоре начала проглядывать некая система. Девушку охватило знакомое волнение. Она кропотливо переносила послание на чистый лист, заменяя кодированные знаки буквами. В удивительно короткий срок все письмо было расшифровано. Перед ней лежал безупречный французский текст секретного сообщения. Анемон с растущей тревогой пробежала его глазами – раз, потом другой, – легко переводя с французского на английский.
«Мой дорогой лорд Пелхам! – приветствовал Марсье графа. – Этим письмом хочу предостеречь вас, чтобы вы никому ни единым словом не обмолвились о том плане, который я так глупо выболтал вам в минуту легкомыслия. Забудьте о том, что вы от меня слышали! Я получил ваше письмо с просьбой подробнее изложить ситуацию в Новом Орлеане и хочу дать вам совет: выбросьте из головы всякие мысли об этом заговоре! Сам Л’Ариньи по кличке Паук принимает в нем участие, а вы понимаете, что это значит. Будет лучше для нас обоих, милорд, если мы забудем об этом, ибо последствия для наших стран и для Америки могут быть самыми плачевными. Я содрогаюсь при мысли о том, что мы можем – словом или делом – ускорить те события, которые замышляют Де Воба и Л’Ариньи. Будем надеяться, что их план потерпит крах, но умоляю вас не вмешиваться. Во всяком случае, я не желаю быть втянутым в подобное злодейство. Если вы уже рассказали об этом хоть одной живой душе, – милорд, сделайте все возможное, чтобы исправить свою ошибку! Отрицайте все! Если вы не хотите, чтобы Паук обратил на вас свой черный глаз и сплел вокруг вас и ваших близких смертельную паутину. Забудьте мои глупые слова, выбросьте их из головы, и пусть с ваших уст не сорвется даже намек о замысле Де Воба! И молите Бога, милорд, чтобы у него ничего не вышло, потому что в противном случае наши государства – нет, весь мир! – будут ввергнуты в пучину многолетних войн и разрушений.
М.».


Несколько мгновений Анемон сидела, размышляя над предостережениями Марсье. В письме звучали почти истерические нотки, и если бы она не знала этого человека, то могла подумать, что он паникует понапрасну. Но Генри Марсье был хитрым, опытным агентом, а таких людей не просто напугать. К тому же и Марсье, и Снид, и сам граф Пелхам – все они были убиты вслед за тем, как письмо доставили по назначению, и это обстоятельство делало страхи Марсье более чем реальными. Из-за этого письма, которое весьма смутно описывало готовящийся заговор, убили троих человек. Кому-то очень хотелось уничтожить даже малейшее упоминание о предполагавшихся событиях в Новом Орлеане.
Анемон сложила листок с расшифрованным посланием в маленький квадратик и сунула его в карман брюк. «Ох, папа! – подумала она с тревогой. – В какую же историю ты попал?»
Но ее размышления прервал низкий голос Стивена:
– Ну и кто же этот Паук? Есть какие-то соображения?
Быстро взглянув на кровать, девушка со смешанным чувством облегчения и страха увидела, что ее пациент сидит в постели, прислонившись к медной спинке, и внимательно смотрит на нее. Анемон оставила оригинал письма на столе и подошла к нему. Щеки ее пылали.
– Доброе утро. Я так рада, что ты проснулся! Как себя чувствуешь? Рана не беспокоит?
Когда Стивен поднимался в постели, одеяла сползли с его плеч, и теперь он сидел перед ней обнаженный до пояса, с аккуратной белой повязкой, которую Анемон с таким старанием наложила на его рану. Сегодня она не заметила у него следов лихорадки, усталости или боли. Он выглядел на удивление бодрым и здоровым. Его ярко-синие глаза в упор смотрели на девушку, а белизна бинтов резко оттеняла бронзовый загар кожи. Стивен небрежно положил руку на колено, и от этого легкого движения заиграли мускулы на его груди.
– Я почти не чувствую раны, – медленно проговорил он, не спуская глаз с лица Анемон. – Это ты ее забинтовала?
– Да. Слава Богу, все это время ты спал. Ох, Стивен! – Она присела на край кровати и внезапно взяла его за руку. – Я так рада, что все обошлось! Это было так ужасно! Конечно, я знала, что рана не смертельна, но всегда следует опасаться осложнений. А ты был так измучен – я уже боялась, что…
– Анемон! – перебил он и схватил обе ее руки. – Хватит стрекотать, как сорока! – Она удивленно посмотрела на него. – Расслабься, моя крошка. Я не сержусь на тебя из-за этого письма.
– В самом деле? – спросила Анемон, склонив голову набок, и посмотрела на него с радостным восторгом.
Стивен усмехнулся и привлек девушку к своей груди. Она была так прелестна!
– Нет, не сержусь. На твоем месте я сделал бы то же самое. Это часть нашей работы, не так ли? Однако, – он оглядел ее женственную фигурку, облаченную в шелковую рубашку и брюки, – сейчас меня не волнуют литературные упражнения Марсье. Что за костюм на тебе? – Он покрутил в пальцах мелкие пуговицы рубашки, застегнутые у нее на груди. – Ты не только воруешь у меня секретные письма, но еще и берешь без спросу мои вещи. Я вижу, ты очень опасный человек. С тобой надо держать ухо востро, дорогая!
– Совершенно верно, – согласилась она, со смехом поймав его проворные пальцы, – это будет тебе наукой. Впредь не теряй дееспособности! Пока ты лежишь беспомощный, я способна на любые коварные действия.
Стивен внимательно посмотрел на нее:
– Кстати, о коварных действиях. Я заметил, что кто-то раздел меня, пока я был, как ты выразилась, недееспособным. Не ты ли это сделала, моя благонравная малышка?
Щеки девушки залились пунцовым румянцем. Стивен запрокинул голову и громко расхохотался.
– Я не смотрела на тебя! – возмущенно вскричала Анемон и покраснела еще больше. – Ну смотрела, но не разглядывала! Кто-то же должен был тебя раздеть, чтобы промыть и забинтовать рану! Уильям Таттл был занят… Стивен!
Стивен приник губами к губам девушки, прервав дальнейшие объяснения, и поцеловал ее так глубоко и пылко, что Анемон почувствовала, как в ней вспыхнула ответная страсть. Его дразнящие губы дарили сладкое, головокружительное наслаждение. Отдавшись во власть этого упоительного поцелуя, она обвила шею Стивена нежными руками и закрыла глаза. Спустя довольно много времени они оторвались друг от друга, но она так и осталась в его объятиях и открыла глаза лишь тогда, когда он начал расстегивать пуговицы на ее груди.
Стивен спустил шелковую рубашку с плеча девушки, но она схватила его за руку и удержала.
– Я вижу, тебе и дела нет до твоей раны, – ласково сказала она. – Нет, Стивен, ты должен отдыхать.
Он вновь попытался ее обнять, но она вывернулась из его рук и спустила ноги на пол.
Стивен многозначительно посмотрел на нее.
– Я не хочу отдыхать, – медленно произнес он, и Анемон ощутила внезапный жар в крови. – Иди сюда, Анемон.
Девушка покачала головой. Будучи осторожной по натуре, она считала, что их отношения развиваются слишком стремительно. Ей требовалось время, чтобы разобраться в тех мимолетных эмоциях, которые он в ней воспламенял. В долгие часы шторма, сидя одна у себя в каюте, Анемон много размышляла и пришла к выводу, что надо действовать неторопливо и осмотрительно, стараясь обуздать порывы сердца. Но сейчас, в присутствии Стивена Берка – снова здорового, энергичного и властного, – ее решимость стала таять на глазах.
Стивен откинулся назад и скрестил на груди руки. Случайно коснувшись забинтованного места, он поморщился от боли.
– К черту Уильяма! Ты сама можешь мне помочь. Мне нужно принять ванну, но я не уверен, что справлюсь один. Останься.
– Ты хочешь, чтобы я помогла тебе мыться? – Она потрясенно уставилась на Стивена, но тут же поджала губы, заметив в его глазах веселые искорки. Да он просто смеется над ней! – Я пришлю тебе кого-нибудь из матросов! – резко заявила она, застегивая рубашку на груди и остро ощущая на себе его внимательный взгляд. – Том Раггинс или Патрик Симпсон намного сильнее меня. От них наверняка будет больше толку.
– Я сомневаюсь в этом, – сухо ответил Стивен.
Она решительно направилась к двери, и он залюбовался плавным покачиванием ее бедер, обтянутых брюками. Не по размеру огромная мужская одежда почему-то делала хрупкую девушку еще более соблазнительной. Стивену хотелось встать и удержать ее, но он понимал, что слишком торопит события. Анемон при всей своей искушенности в мире интриг и опасностей была до смешного простодушна и невинна в любовных вопросах. Ее стыдливость забавляла, но вместе с тем казалась странно приятной и даже трогательной. Он не хотел ее пугать.
– Так как насчет письма? – окликнул он, когда она уже стояла в дверях.
– Насчет письма? – переспросила она самым наивным тоном, оглянувшись через плечо.
– Нам нужно его обсудить. Я полагаю, ты справилась с шифром?
Анемон кивнула.
– Тогда приходи ко мне ужинать сегодня вечером, и мы все обговорим. Жду тебя в семь часов. К этому времени я осмотрю повреждения на судне и проверю, как идут ремонтные работы.
– Глупости! – Анемон встревоженно нахмурилась. – Сегодня ты должен лежать. Стивен, тебе нужно подождать, когда заживет рана, и восстановить силы. Оставайся в каюте. Я пришлю сюда Уильяма, он тебе обо всем доложит.
Стивен пригласительным жестом похлопал по своей кровати.
– Я совершенно здоров, дорогая. Иди сюда, и я докажу тебе это.
– Не надо мне ничего доказывать! – отрезала девушка, распахивая дверь. – Но если ты подорвешь свое здоровье, работая целый день, то мы вряд ли сможем чего-то достичь вечером за ужином.
– А чего именно ты хочешь достичь, Анемон?
– Я имею в виду письмо. Ты сам сказал: нам нужно его обсудить.
– Ах да, письмо! – Стивен увидел ее озадаченное лицо и лениво улыбнулся. – Ну да, разумеется, мы будем обсуждать письмо.
Анемон встретилась с его холодным, непроницаемым взглядом, и сердце отчаянно запрыгало у нее в груди. Она знала, что сегодняшний вечер не ограничится обсуждением письма Марсье, и трепетала от одной мысли о предстоящем свидании. На этот раз ей уже не избежать его! Девушка изобразила на лице спокойную улыбку, которая должна была скрыть ее внутреннее смятение, и уже переступила через порог двери, но потом вдруг оглянулась.
– Я приду, – заявила Анемон, – но при условии, что не будет ни карт, ни коньяка!
С этими словами она закрыла дверь и зашагала по коридору, сопровождаемая раскатистым хохотом Стивена.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лунное наваждение - Грегори Джил



Замечательный любовный роман,мне очень понравился!Держит в напряжении ...и любовь есть , шпионы, секс, сильные и красивые главные герои....
Лунное наваждение - Грегори Джилвиктория
13.01.2013, 19.52





Замечательный роман,мне оч понравился,хотя малость растянут
Лунное наваждение - Грегори ДжилМарина
21.01.2013, 20.38





Роман понравился . Очень хороши главные герои .
Лунное наваждение - Грегори ДжилMarina
3.06.2014, 7.40





Роман неплохой, но на мой взгляд много противоречий. Гл. героиня не дилетантка вроде бы в шпионаже, но когда убили ее работодателя, она хватает орудие убийства и склоняется над убитым. Ее отец, не успел поприветствовать дочь, тут же дает ей опасное задание. Отец, легенда разведки, запросто дает схватить себя на улице. Сцена в подвале, Паук-опытный агент, сплел такую паутину, его все боятся, остолбенел перед какой-то девчонкой. Это мое мнение. А любовь, конечно замечательная.
Лунное наваждение - Грегори ДжилТаня Д
31.08.2014, 14.25





Отличный роман! Читать нравятся сильные личности.а не сопли-вопли.
Лунное наваждение - Грегори Джилнастя
19.01.2016, 20.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100