Читать онлайн Лунные грезы, автора - Грегг Элизабет, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лунные грезы - Грегг Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лунные грезы - Грегг Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лунные грезы - Грегг Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегг Элизабет

Лунные грезы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

– Ты ведь не прикоснулся к ней, верно? – строго спросила Бена Роуз.
Ему предстояла двухдневная отлучка по делам компании Бэннона, и она пригласила его на завтрак.
– К кому именно, Рози? – самым невинным тоном поинтересовался Бен, но внутренне насторожился.
– Ты и сам прекрасно знаешь. Хватит хитрить, негодник, ты все равно не умеешь врать.
Бен отправил в рот новую порцию печенья и жевал его куда дольше, чем того требовалось. Ему надо было подумать. Он знал, что Роуз и Десса в приятельских отношениях. Интересно, что рассказала ей Десса об их прогулке? Стала ли утруждать себя упоминанием его имени? И не наболтала ли со зла Бог знает что?
– Бен, я не люблю, когда мои вопросы игнорируют, – настаивала Роуз.
– Ну хорошо, Рози, я пару раз поцеловал ей руку. И что из этого? Она красивая девочка.
– Вот именно, Бен, девочка.
– Если ты полагаешь, что она не может за себя постоять, то ты сильно заблуждаешься на ее счет.
Роуз выразительно смерила взглядом его массивную фигуру и криво улыбнулась.
– Не смеши меня, Бен Пул, и не старайся казаться глупее, чем ты есть на самом деле. Ни одна женщина ее роста и комплекции не в состоянии справиться с мужчиной, будь он даже вдвое ниже и слабее тебя.
Глаза Бена вспыхнули недобрым огнем.
– Черт возьми, Роуз, я не собираюсь брать ее силой. Мне казалось, что тебе этого можно и не говорить.
– Кто тебя знает, Бен. Последнее время ты вел себя чересчур напористо, а она, поверь мне, не слишком искушена в мужской тактике ведения осады. Если я вдруг узнаю, что ты хоть как-то воспользовался ее наивностью, я тебя поколочу, так и знай.
Закипающий гнев Бена испарился сам собой, и он от души расхохотался.
– Хотел бы посмотреть, как это у тебя получится. Можешь начать прямо сейчас.
– Я не шучу, Бен Пул. – Она поставила чашку на стол и строго посмотрела ему прямо в глаза.
Бен встал.
– Знаю, Рози, знаю. Я тоже говорю серьезно. Просто я позволил себе небольшую игру… в воспитательных целях. Ей понравилось, но я ни на чем не настаивал. Она начала заводиться, а я сбавил обороты. Полагаю, ее немного разочаровало, что я не пошел до конца, но я понимаю, что еще не время… Кстати, не вижу в этом ничего страшного. Мы оба развлеклись немного, а заодно и чуть лучше узнали друг друга.
Конечно же, он прав, оставалось только объяснить это Дессе. Девочка принимает все слишком близко к сердцу… Роуз с облегчением улыбнулась и сменила тему:
– Кстати, когда у тебя выберется свободная минута, не мог бы ты снова заняться моими бухгалтерскими книгами? В них опять страшная неразбериха, а ты просто волшебник.
– Это не волшебство, а элементарный здравый смысл. Если бы ты тратила всего пару минут в день на счета, то избежала бы многих проблем.
– Вряд ли. Когда я смотрю на цифры, то сразу начинаю сбиваться: они у меня так и пляшут перед глазами. Понятия не имею, откуда в тебе взялась способность наводить порядок в расчетах, но ужасно ей рада.
– Должно быть, это что-то врожденное. Цифры всегда имеют смысл, даже если все вокруг идет кувырком. Арифметические действия описываются правилами, которые можно объяснить… – Он хотел было добавить «в отличие от чувств», но передумал. – Мы с Вили вернемся завтра ближе к вечеру, и я загляну к тебе, чтобы помочь с бумагами.
– Спасибо, Бен, и помни, что я сказала тебе в отношении Дессы.
Бен невесело усмехнулся и направился к двери.
– Рози, не пора ли перестать беспокоиться о других и немного подумать о себе? В городе не стихают разговоры о возмущении благородных и благочестивых дам и о том, что они собираются сделать с тобой и твоими девочками. Советую поговорить с шерифом Муном. Судя по всему, эти дамы не шутят и могут доставить тебе массу неприятностей. Если не веришь мне, спроси Рэми из «Хромого Мула». Он тоже получил предупреждение, воспринял его всерьез и уже подсчитывает возможные убытки.
– Хорош пример! Реми всегда был трусоват, особенно с женщинами. На него достаточно косо посмотреть, и он будет всю ночь трястись от страха.
– Все равно, Рози, на твоем месте я бы принял меры предосторожности.


Сразу после ленча Роуз и Десса осмотрели небольшой пустующий дом на Мэйн-стрит, главной улице Виргиния-Сити, и нашли его вполне приемлемым для временного пристанища молодой незамужней женщины. В нем были две достаточно просторных комнаты без какой-либо обстановки.
– Надо будет заказать диван и несколько столов для гостиной, – озабоченно сказала Десса, – а также кровать, ванну и платяной шкаф для спальни.
Сухие деловитые нотки ее тона удивили и обрадовали Роуз: идея с домом оказалась весьма неплоха, поскольку теперь Дессе долго еще будет чем заняться.
– Насчет кровати не беспокойся, Эрлисс тебе ее в два счета смастерит. Он у нас плотник от Бога. Тогда ты сможешь перебраться практически сразу и дожидаться остальной мебели уже на новом месте… Если захочешь, конечно. Я с радостью одолжу тебе пуховую перину. – Роуз испытующе взглянула на Дессу и продолжила: – Знаешь, если у женщины в этом городе есть две кастрюли, корсет с железными пластинами и кофейник, то она считает себя состоятельной.
Полагая, что Роуз шутит, Десса весело рассмеялась и порывисто обняла свою новую подругу.
– О, пуховая перина – это просто чудесно! У меня опять будет свой дом. Не обижайтесь, Роуз, я очень ценю ваше гостеприимство, но меня не оставляет чувство неловкости: ведь я же занимаю чью-то комнату. И не говорите, что это не так.
Роуз с сомнением покачала головой.
– Мне не дает покоя другое. Красивой девушке опасно жить одной. Неужели тебе не страшно? В городе хватает всякого сброда.
Она поджала свои ярко накрашенные губы, вспомнив, что этот же аргумент приводила в отношении ее салуна и его обитательниц Молли Блейр. Воистину, все зависит от взгляда на вещи. Роуз по-прежнему искренне не понимала, какой вред может причинить жителям Виргинии она сама или ее девочки. В конце концов, они же не шатаются по улицам и не затаскивают к себе насильно чужих мужчин!
– Глупости, Роуз. Что мне может грозить здесь, на людной улице? Кроме того, в городе есть шериф и его помощники… Ну хорошо, если тебе так будет спокойнее, я обещаю запирать на ночь дверь, – сказала Десса и показала на внушительный железный засов.
– Пожалуйста, не забывай этого делать. Надо будет попросить Эрлиса поставить еще один… Что ж, если дом тебе понравился, пошли в банк и выясним, на каких условиях мы можем его снять, – сказала Роуз, беря ее под руку.


Когда вечером следующего дня Бен и Вили Мосс, насквозь пропитанные пылью и измотанные жарой, въезжали в Виргиния-Сити, в окнах давно пустовавшего домика старого Крафта полоскались на ветру белые занавески. Крафт был одним из первых, кто приехал сюда когда-то искать золото на ручье Элдер-Галч. Для себя и своего компаньона он построил на краю города двухкомнатное бревенчатое пристанище, вне всякого сомнения надеясь в дальнейшем превратить его в настоящиий дом. Золота тогда было много, и каждый надеялся, что скоро ему улыбнется удача. Вслед за ним последовали и другие, и их дома, домики, домишки и хибары появились в городе подобно груде кубиков, высыпанной на землю рукой беззаботного ребенка.
Когда крытая повозка поравнялась с домом, дверь распахнулась и на пороге появилась Десса Фоллон. В простом светло-голубом платье и скромной белой шляпке она выглядела как благовоспитанная юная леди из хорошей семьи. Девушка увидела Бена и помахала ему рукой. В ответ он в молчаливом приветствии поднял над головой винчестер.
– Хочешь остановиться? – искоса взглянув на него, спросил Вили.
– Нет, – ответил Бен и опустил ружье.
– А мне, старому дураку, почему-то показалось, что ты не прочь немного с ней поболтать… Ну нет так нет, дело твое.
Бен оставил слова приятеля без внимания: его глаза продолжали следить за Дессой, которая вышла из дома и направилась в сторону единственного в городе приличного, а потому и самого дорогого ресторана с громким названием «Континенталь». Что ж, теперь она могла позволить себе ужинать там. Не в пример ему, довольствующемуся бобами и кукурузным хлебом в салуне Дулана или жареным цыпленком в дешевом, но чистеньком «Монтана-Хаузе». Последнее, впрочем, случалось лишь по большим праздникам.
Что, интересно, она делала в домике Крафта? Уж не поселилась же там, в самом деле! Хотя от нее всего можно ожидать… У него мелькнула шальная мысль быстренько привести себя в порядок и как бы невзначай заглянуть в «Континенталь», пока она еще там. Можно заказать себе стакан холодного чая со льдом или даже чашку кофе. Правда, тогда не останется денег на выпивку. Ну и черт с ней! Роуз потом наверняка угостит его пивом. Да, так он и сделает. Быть может, на этот раз ему удастся выдавить из себя что-нибудь вразумительное, завязать нормальный разговор, заставить ее улыбнуться…
Сколько бы Бен ни обманывал себя, называя свое желание постоянно попадаться ей на глаза «хитрой тактикой», он все отчетливее понимал, что его просто-напросто тянет к этой вздорной избалованной девчонке, причем с такой необоримой силой, что ни воля, ни разум не в состоянии с этим ничего поделать.
Двадцать минут спустя, перешагнув порог «Континенталя», Бен подумал, что опоздал: она наверняка уже поужинала и ушла. И тут же увидел ее за дальним столиком в углу. Неяркий свет вычурной настенной лампы скрывал ее черты, но ему вовсе незачем было вглядываться в них, чтобы узнать Дессу Фоллон.
Теперь оставалось сделать вид, будто они встретились случайно. Бен приложил все свои способности, чтобы все получилось как можно естественней. Чтобы дать ей возможность заметить его, он потоптался немного на месте, обводя зал взглядом и делая вид, что не замечает девушку, а затем, все с тем же скучающим выражением на лице, как бы невзначай посмотрел в ее сторону. Сработало!! Она помахала ему рукой. Он кивнул, улыбнулся и направился прямо к ней.
Десса с замиранием сердца следила за его приближением. В слабом свете ламп белокурая грива Бена, насильственно приведенная в божеский вид мокрым гребнем, отливала темным золотом; над ушами и на высоком воротнике ковбойки поблескивали влажные завитки волос. Пальцы девушки непроизвольно задвигались, словно она ласково перебирала их… Ну вот, опять! Но на этот раз она, к собственному удивлению, не испугалась. Наоборот, ее вдруг охватила какая-то странная легкость, как будто она наконец переступила некую черту, оставив позади все свои детские страхи и грызущие душу сомнения.
Кокетливо взглянув на Бена из-под длинных ресниц, Десса невольно улыбнулась своим новым ощущениям и весело сказала:
– Не желаете ли составить мне компанию, мистер Пул?
– Почту за честь, мисс Фоллон, – в тон ей ответил Бен и опустился в кресло напротив.
– Поверьте, я надеялась, что вы придете.
– Поверьте, я тоже.
Оба от души рассмеялись.
Десса вздохнула, развернула салфетку, чуть коснулась ею губ и снова сложила.
– Итак… – протянула она.
– Да. Э-э… М-м-м… Недавно я видел вас у дома Крафта. Мне казалось, что там давно никто не живет, но, похоже, я ошибся. Вы заходили кого-нибудь навестить?
– Нет, я никого не навещала. Я там теперь живу. Дом мне понравился, и я его сняла. Правда, здорово?
– Простите, я что-то не понял… Вы хотите сказать, что живете там одна? – изумился Бен. Да, Роуз определенно права: она – сущий ребенок. Поселиться в одиночку на самом краю города, да еще и радоваться этому мог только неразумный младенец.
– Ну вот, и вы туда же! Роуз тоже пыталась меня запугать, но у нее ничего не вышло.
– А жаль.
Их разговор прервало появление Лори Сью, подошедшей узнать, что хочет на десерт мисс Фоллон и не желает ли чего-нибудь Бен.
Оба заказали сладкий пирог с черникой, и Бен, быстро прикинув размеры своих капиталов, добавил еще стакан молока.
Видя, как Бен набросился на пирог, Десса отломила несколько кусочков и пододвинула к нему свою тарелку:
– Хотите еще? Я больше просто не могу.
Он охотно согласился.
Лишь отправив в рот очередную порцию восхитительной начинки, Бен вдруг понял, что пользуется ее ложкой, доставшейся ему вместе с тарелкой. Он держал во рту кусочек серебра, к которому прикасались ее губы, ее розовый язычок… Его рука замерла, в глазах появилось выражение немого восторга.
Десса с удивлением взглянула на него, увидела свою ложку, по-прежнему находящуюся в крепком плену его губ, и все поняла. Со стороны все это выглядело довольно нелепо – можно было подумать, что Бен сломал зуб и застыл от приступа дикой боли, но ей почему-то было не до смеха. Она снова взялась за салфетку, медленно вытерла рот и стала рассеянно комкать ее в руках. Его взгляд… Он определенно содержал послание, откровенный призыв ответить на него. Но если она ответит, все будет так же, как тогда во время их прогулки. Стоит ей ответить, и он тут же метнется в сторону, словно насмерть перепуганный кролик. Десса никак не могла взять в толк, игра это или нормальная для него манера вести себя с женщинами. Но что бы это ни было, ей все это совершенно не нравилось, и она решила выяснить, в чем тут дело, причем еще сегодня.
Чем скорее, тем лучше.
Когда с пирогом было покончено, Десса ожидала, что Бен проявит хоть какую-то галантность и поможет ей встать из-за стола. Не дождавшись любезности от своего кавалера, она подняла наконец глаза и увидела перед собой лишь пустой стакан, по стенке которого неторопливо скатывалась последняя капля молока.
Бен исчез. Сбежал, как дикарь, как глупый, невоспитанный мальчишка! Но, как ни странно, Десса не почувствовала былой злости. Легкость, пришедшая так внезапно, не покидала ее. «А чему тут удивляться? – почти весело спросил ее новый внутренний голос. – Разве ты не была к этому готова? Разве не это так тебя в нем привлекает?»
Она не стала спорить, а просто поднялась из-за стола и окинула взглядом зал.
Бен стоял у конторки метрдотеля, держа в руках счет за ужин. Вернее, два счета. Здесь, как ему вежливо сообщили, принято, что за все рассчитывается мужчина. Его надежды заплатить лишь за свой кусок пирога и стакан молока обратились в дым. Цифры плясали у него перед глазами: Десса – три доллара сорок девять центов. Он – два доллара. Итого: пять сорок девять!!! Да за такие деньги он получил бы у Дулана роскошный ужин с хорошим куском мяса, зеленью и картошкой, да еще бы и залил его парой пинт отличного пива!
Бен не был жмотом. Ему просто нечем было заплатить.
Десса бесшумно подошла к нему сзади, посмотрела из-под его руки на счета и решительно отобрала свой.
– Вы не приглашали меня на ужин, мистер Пул, – громко и внятно сказала она – так, чтобы ее услышал метрдотель, – и совершенно не обязаны за меня платить.
Бен покраснел до корней волос, но промолчал. А что ему оставалось делать? Два доллара за молоко и кусочек пирога! Были бы у него деньги, разве бы он позволил ей вмешиваться?!
– Более того, это я пригласила вас за свой столик, а значит – вы были мои гостем, – так же громко продолжила она и еле слышным шепотом добавила: – Дайте мне ваш счет.
Бен вздрогнул, словно его ударили, и отвел в сторону руку, сжимавшую листок желтоватой бумаги.
– Нет, спасибо, я заплачу за себя сам.
– Бросьте, Бен, это такая ерунда! Ну же, давайте! – В ее голосе послышались металлические нотки.
– Нет! – рявкнул он и стукнул кулаком по конторке.
В зале внезапно стало подозрительно тихо: головы всех посетителей повернулись в их сторону. Метрдотель набычился и смерил Бена ледяным взглядом.
– Не будьте дураком, – устало вздохнула Десса. – Давайте ваш счет, пока еще не поздно.
– В том-то и дело, что я не дурак, – уже тише буркнул Бен и решительно полез в карман.
На свет появились две монеты, тут же перекочевавшие на серебряный поднос конторки.
Метрдотель не шелохнулся.
«А, черт, – в отчаянии подумал Бен, – этот сукин сын ждет чаевые». Его рука вновь скользнула в карман и после долгих поисков извлекла оттуда еще две монетки поменьше. Два цента.
Опустив глаза, чтобы не видеть презрительной ухмылки метрдотеля, Бен быстро покинул ресторан. Каблуки его сапог отбивали четкий ритм, разносившийся в вечерней тишине по всему городу. Бен был зол. Зол по-настощему. Так зол, что его пальцы то импульсивно сжимались в кулаки, то вновь распрямлялись, словно собираясь схватить за горло какого-то невидимого врага.
– Дурак! – бормотал он себе под нос. – Я покажу ей дурака! Маленькая, избалованная, заносчивая дрянь! Всыпать бы ей хорошенько! Таких, как она, надо воспитывать розгами. И о чем только думал ее отец? Выпорол бы пару раз, сразу бы ума прибавилось!
Проходя мимо «Золотого Солнца», Бен вспомнил, что обещал Роуз привести в порядок ее бухгалтерию. «О черт, опять эти счета!» – с отвращением подумал он. Сейчас у него было совсем не то настроение, чтобы общаться еще с одной женщиной. Даже с Роуз.
Ему хотелось лишь одного – выбраться из этого чертова города, найти какую-нибудь чертову скалу, забраться как можно выше и провести там эту чертову ночь, созерцая луну и звезды.
Именно это он и собирался сделать.
Взошел месяц; туманное марево на западе было прорезано прощальными лучами заходящего солнца. От домов затихшего города протянулись длинные тени; они ложились на землю ровными параллельными полосами, напоминая ряды братских могил с одинаковыми надгробными камнями, под которыми покоились безвинные и безымянные жертвы войны. Бен вспомнил, что однажды уже видел это, и тут же память услужливо донесла до его слуха отдаленный барабанный бой, рев пушек и перекрывающий все это крик… детский крик – его собственный, ведь он же был тогда совсем еще мальчишкой…
Где-то вдали раздался протяжный вой койота. Бен мрачно усмехнулся: душераздирающие вопли дикого зверя как нельзя лучше гармонировали с его собственным состоянием души. Если бы мог, он и сам бы завыл от отчаяния и презрения к себе. По собственному опыту он знал, что лучшим способом расстаться с хандрой было провести какое-то время с детьми: их доверчивость и наивность не оставляли места места ни злобе, ни раздражению, и после каждой такой встречи он чувствовал себя обновленным. Оставалось одно – навестить Сэру и ее ребятишек, а бухгалтерские книги Роуз подождут до завтра. Уж большей неразберихи, чем сейчас, там все равно не будет.
Он зашел в конюшню и попросил грума вывести Красотку. Тот молча повиновался: Роуз распорядилась, чтобы Бену выдавали лошадей по первому его требованию.
Бен нетерпеливо наблюдал, как грум возится с седлом и подпругой: в его ушах уже звучал тихий, неторопливый голос Сэры, в который раз уже повторявший, что она прощает невольного убийцу своего мужа.


Рассчитавшись с до отвращения вальяжным и медлительным метрдотелем, Десса поспешила вслед за Беном, но его и след простыл. Она остановилась посреди улицы, охваченная нехорошим предчувствием. Кто знает, что может придумать этот дикарь? Его выходка со счетом и злила ее, и вызывала сочувствие. Он был смущен, обескуражен, поставлен в глупое положение и реагировал единственным знакомым ему образом. Но все равно, эта история лишний раз доказывала, что у них нет ничего общего. Дессе даже хотелось бы забыть прикосновение его губ к своей руке, блеск желания в его бездонных синих глазах, стук его сердца, но она не могла… пока.
Она вернулась домой затемно, и ей пришлось повозиться с непослушным новым замком. После того как банк выдал ей ключ, Эрлисс поменял ей замок, а с внутренней стороны двери поставил еще один железный засов, чтобы надежнее запираться на ночь.
– Было время, когда здесь и в помине не было замков, – сказал он, – но теперь в городе творится черт знает что, и молодой девушке вроде вас надо быть очень осторожной. Все эти бродяги, знаете ли… Не забывайте про засовы и не вздумайте выходить из дома или открывать кому-либо дверь после наступления темноты.
Эрлисс Лонг почему-то сразу понравился Дессе. Этот не очень еще старый человек с открытым обветренным лицом и добрыми глазами был когда-то старателем и, как все вокруг, охотился за золотом, а затем повесил свое промывочное сито на гвоздь и занялся простым житейским ремеслом, быть может, не столь оригинальным, зато безусловно полезным.
Десса как раз закрывала второй засов, когда в дверь постучали. Она подумала было, что это Бен, но тут же отмела эту мысль как совершенно невозможную. Бен слишком разозлился, чтобы появиться у нее так быстро.
– Кто там? – Ее рука, держащая ушко засова, замерла в ожидании ответа.
– Это шериф Мун, мисс Фоллон. У меня для вас кое-что есть.
Десса снова отперла и гостеприимно распахнула дверь.
– Одну минутку, шериф, я зажгу лампу. Вечерами здесь ужасно темно.
– В домишках вроде вашего всегда темно, – добродушно буркнул Мун, переступая порог. – Все дело в этих крошечных окнах, они нечто среднее между дыркой мышиного лаза и крепостными бойницами. Думаю, тот, кто их прорубал, экономил на стеклах или просто не хотел, чтобы его беспокоили по пустякам после целого дня, а иногда и большей части ночи каторжного труда на ручье.
– На ручье? – переспросила Десса, беря с полки керосиновую лампу и спички. Она сняла стекло, зажгла фитиль, поправила его так, чтобы желтоватое пламя давало достаточно света, и поставила лампу на перевернутый ящик, временно служивший ей столом.
– Да, мэм, на ручье. Почти все золото находили именно там. Золотой песок, реже – самородки… Да, суматошное было время. Народу понаехало – тьма! Здесь все гудело как растревоженный улей. Золота было много, но по-настоящему повезло лишь единицам. И знаете, что самое интересное? Конец всех ждал один: те, кому удавалось разбогатеть, довольно быстро уезжали отсюда, оставляя вместо себя управляющих; остальные долго еще копались в ручье, а когда в карманах начинали появляться дыры, распродавали то, что имели, и тоже уезжали. Вот так все и разбежались. Почти все…
Десса и не предполагала, что обычно столь немногословный шериф может оказаться неплохим рассказчиком. Она улыбнулась ему и только теперь заметила, что Мун держит в руке какой-то сверток.
Девушка выразительным жестом обвела свою прихожую и виновато сказала:
– К сожалению, я даже не могу предложить вам сесть. Я заказала мебель, но она еще не готова, так что…
– Глупости, мэм, – мотнул головой Мун, – это мне надо извиняться, а не вам. Не знаю, как и получилось… понимаете, вся эта неразбериха с пожаром, ограблением дилижанса, поисками мерзавцев… Не судите строго, мисс Фоллон, совсем вылетело из головы. – Он протянул ей пакет. – Здесь кое-что из того, что принадлежало когда-то вашим родителям. Мне, право, неловко перед вами, но я наткнулся на это только час назад, когда случайно залез в свой сейф. И сразу вспомнил.
Десса почти не слышала его, не в силах отвести глаз от пакета. Она сразу узнала упаковку и могла с полной уверенностью сказать, что это кусок той самой плотной оберточной коричневой бумаги, что использовалась в магазинах ее отца. Пакет был перетянут грубой белой веревкой.
– Что там?
– Не знаю, мэм, я не вскрывал. Его нашли на втором этаже, когда пытались потушить пожар. Он лежал на подоконнике разбитого окна, похоже, ваши родители пытались выбросить его на улицу, чтобы спасти от огня, но… но не успели. – Он отвел глаза.
Теперь Десса жадно ловила каждое его слово. Пакет. Все, что осталось от ее родителей. Они, рискуя собой, пытались спасти его. Ее взгляд метнулся к лампе, и воображение дорисовало все остальное: мирный огонек фитиля стал разрастаться на глазах и превратился в жаркое ревущее пламя. Второй этаж. Путь вниз отрезан бушующим пожаром. Спасения нет. Ее родители у окна. Мать затягивает последний узел грубой белой веревки, обхватившей их прощальное послание дочери. Отец выбивает локтем стекло, протягивает руку за пакетом… Дым, дым, едкий дым… Отец заходится в кашле, его рука взлетает к горлу, он задыхается, падает… и тут их настигает огонь. Дым, страшный жар, боль… Бедная мама. Бедный отец…
Дессе хотелось схватить пакет, прижать его к груди, но голова кружилась, а руки не повиновались. Она прислонилась к стене.
– Я… я не могу, – всхлипнула она. – То есть, спасибо вам, шериф, за рассказ. Теперь я знаю, как они погибли. Вы не могли бы… нет, просто положите его рядом с лампой. Мне надо… Я бы хотела… – Ее голос прервался, из глаз горьким потоком хлынули слезы; ноги вдруг ослабели, и девушка стала сползать на пол.
Мун отреагировал мгновенно: его крепкая рука подхватила ее под локоть.
– Ну, ну, не надо так убиваться. Простите, я и не думал, что это так вас расстроит. Может, я могу чем-нибудь помочь? Хотите, я позову Роуз?
Десса молча покачала головой. Сейчас ей действительно не хотелось никого видеть. Ей надо было полностью отдаться горю, чтобы пережить его. Одной. Наедине со своими воспоминаниями. Непрошеные слезы продолжали катиться по ее щекам, но она и не пыталась их остановить.
– Нет-нет, спасибо, вы очень добры, – вымолвила она наконец. – Время позднее, мне хочется спать. Пожалуйста, уходите.
– Вы уверены, мисс Фоллон? Я хочу сказать, вы уверены, что справитесь сами? Все-таки лучше позвать Роуз…
– Нет! – крикнула Десса, но тут же взяла себя в руки и добавила: – Не надо. Простите, шериф, но я правда хочу остаться одна. И не волнуйтесь за меня, со мной все в порядке.
– Ну хорошо, хорошо, раз вы так хотите… Я, пожалуй, пойду. Если вам что-нибудь понадобится, просто откройте дверь и крикните. Один из моих помощников всю ночь будет неподалеку, я так распорядился… Господи, мэм, да вы хоть слышите меня?
Не в силах вымолвить ни слова, Десса только кивнула. Господи, ну когда же он уйдет? Когда, наконец, все оставят ее в покое и дадут спокойно поплакать?
Но вот дверь за шерифом закрылась. Даже не вспомнив, что ее следовало запереть, девушка почти выбежала в соседнюю комнату и упала лицом вниз на пуховую перину, которую дала ей Роуз.


Бен вернулся в Виргиния-Сити, когда месяц уже касался вершин гор на западном горизонте. Город спал, лишь огни в окнах «Хромого Мула» свидетельствовали о том, что еще не все разошлись по домам.
Большая ночная птица бесшумно скользнула над самой головой всадника, едва не задев его шляпу крылом, и растворилась в темноте ночного неба.
Бен держал путь к домику Крафта. Зачем? Он уже почти перестал задавать себе такие вопросы. Просто чтобы увидеть ее еще раз. Он не собирался даже ничего ей говорить. Посмотрит и уедет к себе. Если, конечно, она откроет ему дверь…
Вскоре впереди замаячило одноэтажное бревенчатое строение, где и жила теперь Десса. Бен спешился, привязал Красотку к коновязи соседнего салуна и, стараясь не шуметь, подошел к дому. Там было тихо и темно. Десса наверняка уже спит. Стоит ли будить ее?
Он в нерешительности прислонился плечом к косяку двери… и едва не упал. Она оказалась незаперта и, заговорщически скрипнув, приоткрылась перед ним.
– Да она совсем с ума сошла, – покачал он головой. – Спать с открытой дверью! Что творится в голове у этой девчонки?
Бен прислушался. Ни звука. Тогда он осторожно протиснулся в образовавшуюся щель, и, неслышно ступая, пересек прихожую.
В залитой лунным светом комнате стояла грубо сколоченная кровать, на которой лицом вниз лежала Десса. Она спала. Ее волосы разметались по подушке, алые губы чуть приоткрылись. Судя по покрасневшим векам, она опять плакала перед сном. Почему? Неужели из-за него? Нет, не может быть. Предположить такое означало допустить, что он ей небезразличен. Но на это Бен не смел надеяться…
Движимый внезапным порывом, Бен подошел к кровати и ласково погладил девушку по голове. Она пошевелилась, еле слышно всхлипнула, но не проснулась.
– Спи спокойно, Десса Фоллон, – негромко сказал Бен, – спи спокойно. Я не стану усложнять тебе жизнь. Вот если бы я мог… – Он тяжело вздохнул и обреченно покачал головой. – Господи, если бы я только мог!..
Уже на улице Бен вдруг вспомнил о двери. Оставлять ее так было нельзя. Он быстро вернулся в дом, закрыл ее, задвинул оба засова и… чуть не расхохотался. Как же ему теперь выйти? Разве что через окно… Бен осторожно поднял шпингалет, открыл створку и с огромным трудом протиснулся в узкий проем. Потом, придерживая конец шпингалета пальцем, снова подвел створку к подоконнику и с силой надавил. Глухой щелчок подтвердил, что запор, скользнув по дереву, встал на место.
– Спи спокойно, Десса Фоллон, – повторил он. – Теперь тебя никто не потревожит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Лунные грезы - Грегг Элизабет

Разделы:
12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Лунные грезы - Грегг Элизабет



"Скука смертная."
Лунные грезы - Грегг ЭлизабетНИКА
4.02.2012, 0.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100