Читать онлайн Ангел мести, автора - Грегг Элизабет, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ангел мести - Грегг Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ангел мести - Грегг Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ангел мести - Грегг Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грегг Элизабет

Ангел мести

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

Путь их лежал на запад от Вирджинии, вдоль берега реки Руби. Совсем неподалеку находились знаменитые россыпи ущелья Альдер, и повсюду, насколько хватало глаз, трудились золотоискатели. Отощавшие, в ветхих фланелевых рубашках и заплатанных брюках, с распухшими от возни в ледяной воде руками, эти доходяги мало были похожи на людей, которые могут прятать в укромном местечке золота на пару тысяч долларов. Грязные шляпы с обвисшими полями кое-как защищали их от палящего солнца, но где найти защиту от цинги, дизентерии или лютой тоски по дому? И отыщут ли когда-нибудь эти люди то, что возместит сторицей все их мучения?
Вскоре Тресси и Рид добрались до городка Невада, который почти ничем не отличался от Вирджинии. Оба этих поселения выросли как на дрожжах благодаря золотым россыпям ущелья Альдер. Путники с трудом прокладывали себе дорогу в толпе грязных, немытых, оборванных людей, которые все казались на одно лицо. Неужели и отец Тресси стал таким же? Может быть, она при встрече даже не узнает его?
Расспросами в основном занимался Рид. В конторах, лавках и убогих питейных заведениях Тресси покорно торчала за дверью, дожидаясь, пока ее спутник переговорит с хозяевами и клиентами. Не встречал ли кто человека по имени Ивэн Мэджорс? Может быть, он жил здесь или просто проходил через город? В ответ неизменно пожимали плечами или равнодушно качали головой – не встречали, не жил, не проходил.
На тракте поисками занималась сама Тресси – то есть попросту заглядывала в лицо каждому встречному, разыскивая знакомые черты. Так они и ехали все дальше и дальше. Нигде не видать им пристанища, пока не разыщут Ивэна Мэджорса, пока Тресси не утолит свою ненависть.
Первый привал устроили неподалеку от Адоуба. Когда Рид осадил коня, Тресси, не сдержав стона, почти что вывалилась из седла. Земля все норовила уйти у нее из-под ног, стертые до крови места горели от боли. Добродушная чалая кобылка лишь мотала головой, словно хотела сказать: «Тружусь-то я, а на усталость почему-то сетуешь ты».
Тресси похлопала ее по крупу.
– Что, несладко? – с ехидной усмешкой спросил Рид. Сам-то он после целого дня в седле оставался бодрым и свежим. – Что ж, по крайней мере, в этом есть и светлая сторона – болят-то все же не ноги.
– Смейся, смейся, – проворчала Тресси, потирая многострадальное седалище. – Сам ты, я вижу, в отменном настроении!
Рид легко перекинул ногу через луку седла и спешился.
– Надобно вам знать, мэм, что я родился в седле, а оттого чертовски рад снова в нем оказаться.
– Трепач, – буркнула девушка и подняла стремя, чтобы расстегнуть подпругу.
– Это сделаю я, – сказал Рид, – но только сегодня и только из жалости к тебе, несчастной.
С уверенностью опытного наездника он расстегнул подпругу и снял седло. Тресси легонько ткнула его в бок кулачком.
– Я тебе еще покажу, как надо мной смеяться!
– Да неужто? И когда же собираетесь начать, мэм?
Тресси прыснула, но смех замер у нее на губах. На миг ей почудилось, что на опушке, среди деревьев мелькнула неясная тень. Девушка всмотрелась пристальнее, но никого не увидела. Холодок прополз по спине. Она застыла, со страхом вглядываясь в угрюмые лесные сумерки. Рид шагнул к ней:
– Что такое, родная? Что случилось?
– Не знаю. Просто мне показалось что-то. Да нет, почудилось. Глупости. Поручи мне какое-нибудь дело, и я живо приду в себя. Может быть, расседлать Милли?
Эту кличку Тресси дала серому ослику, хотя Рид и возражал, утверждая, что это самец, а не самочка. На это Тресси, нимало не смущаясь, отвечала, что ни за что на свете не станет звать мужским именем такую прелестную кроху.
Разгружая припасы, Тресси никак не могла отделаться от неприятного чувства, что за ними следят. Уже совсем стемнело, а поблизости так и не вспыхнул ни один костер. Тогда она сказала себе, что всему виной нервы: просто она боится, как бы кто не разоблачил ее маскарад.
Подошел Рид – по обыкновению, совсем бесшумно, – и Тресси взвизгнула от неожиданности.
– Не смей больше ко мне подкрадываться! – закричала она. – Ты бы хоть свистел, что ли!
– Вот так? – уточнил он и свистнул так оглушительно, что лошади заржали. Прежде чем Тресси успела возмутиться, Рид протянул руки и сгреб ее в объятия.
– Бог ты мой, – сказал он, – как же здорово, когда ты рядом, рукой подать. Ведь правда здорово?
Сердиться на него было невозможно, и Тресси вскоре заразилась его легкомыслием. Рид остриг ее волосы, и результат вышел не так уж плох. В конце концов, все это только ради ее же безопасности. Они даже нашли в себе силы посмеяться над ее стрижкой.
Потом Тресси взялась за сковородку, но Рид остановил ее:
– Сегодня вечером отдыхай. Стряпать буду я. Что ни говори, а старатель из тебя покуда аховый. Тебе нужно привыкнуть к трудностям кочевой жизни. – Он весело хмыкнул, но тут же посерьезнел. – А на будущее учти, детка… то есть парень, – поправился Рид, взъерошив ее остриженные волосы, – с завтрашнего дня всю работу делим пополам. Я не потерплю в отряде неженок и лодырей. Не пристало настоящему мужчине отлынивать от дела, словно какой-нибудь юбке.
Тресси прыгнула на него, выбив из рук сковородку. С криками и хохотом они покатились по земле, но в конце концов затихли, крепко обняв друг друга.
– А что скажут люди? – поддразнила Тресси, легонько чмокнув его.
– Им-то какое дело? – отозвался Рид, наградив ее в ответ звучным поцелуем.
Переведя дыхание, Тресси продолжала:
– А скажут они, что либо я не мальчик, либо ты не совсем мужчина. Так-то! А теперь отпусти меня, и давай будем вести себя прилично – по крайней мере, покуда костер не потухнет.
Посреди ночи, когда они прижались друг другу, тесно закутавшись в одеяла, Тресси вдруг заплакала. Это произошло совершенно неожиданно для нее, просто из глаз потекли слезы, обильные и беззвучные. Хуже того, она даже не могла объяснить Риду, почему плачет. Просто все так тесно сплелось: бегство отца и смерть мамы и малышей, нестерпимое одиночество и радость воссоединения с Ридом. Он привлек девушку к себе и утешал, покуда она не уснула. Сумеет ли он сделать Тресси счастливой? В свои восемнадцать она уже испытала и пережила так много. Рид не знал, сумеют ли они и впрямь начать новую жизнь, и что она им еще принесет, эта новая жизнь.
Тресси проснулась еще до восхода солнца и хотела было придвинуться к Риду, но рядом с ней было пусто – лишь груда одеял да седло, которое он на ночь подсунул под голову. Девушка села и кулачками протерла заспанные глаза. Ветер принес запах дыма и жареной солонины. По всей округе были стоянки старателей – толпы людей бродили от поселка к поселку в лихорадочных поисках драгоценного металла. Как же отыскать среди них отца? Куда проще было бы найти его в большом городе, таком, как, например, Сент-Луис. Там люди по большей части живут на одном месте, а в этой бескрайней глуши полным-полно охотников за золотом, которые срываются с места при одном неясном намеке на новые россыпи.
Тресси натянула сапоги и, покуда не рассвело, отправилась поискать укромное местечко в лесу. Изображать мужчину оказалось куда труднее, чем она думала вначале. От нескромных глаз нигде не укроешься, а мальчики все же обделывают свои интимные делишки совсем не так, как девочки.
Она вернулась в лагерь одновременно с Ридом. Вдвоем они развели костер и состряпали завтрак.
Подбирая галетой остатки каши со дна миски, Тресси сказала:
– Здесь куда больше старателей, чем я ожидала. Как думаешь, сумеем мы отыскать отца?
Рид пожал плечами:
– Что ж, во всяком случае, попытаемся. Если только он жив, мы его найдем. Если нет… что ж, тогда решим, как быть дальше.
– Ты о чем? – спросила Тресси, в упор глядя на него.
– О том, как мы будем жить вместе. – Рид перестал жевать и не сводил с нее испытующего взгляда. Господи, неужто она передумала?
– Да я не это имела в виду. Чем мы сможем заработать, Рид? Возделывать землю или мыть золото? Ни у меня, ни у тебя и в помине нет того, что образованные люди называют профессией.
Услышав это, Рид позволил себе вздохнуть с облегчением.
– Что ж, – сказал он, – я неплохой наездник и служил охранником в транспортной компании. Поселения в здешних краях растут как грибы, а значит, с каждым годом нужно будет возить все больше товаров. Вот фермер из меня никудышный, что правда, то правда.
Тресси отставила миску и потянулась за кружкой с дымящимся, черным, как деготь, кофе.
– Значит, ты хотел бы остаться здесь, в горах?
– Ну да, – сказал Рид, – если ты, конечно, не будешь против. С окончанием войны все эти старательские поселки скоро превратятся в самые настоящие города. Построят церкви, школы, будут торговать всякой всячиной. Да ты вспомни только Вирджинию! Мир движется на запад, Тресси, а мы с тобой уже здесь.
Она молча кивнула – воодушевление Рида передалось и ей. Хорошо бы, конечно, вернуться в Миссури, на плато Озарк. Но родни у нее совсем не осталось, не к кому возвращаться. Так что действительно можно поселиться и здесь, в горах.
– Может, мы и вправду займемся старательством, – с лукавой улыбкой сказала она. – Намоем кучу золота, разбогатеем и тогда уж сможем жить где душа пожелает.
– Пустые мечты, – сказал Рид и поднялся. – Ну, пора сворачивать лагерь. Кстати, я тут с утра пораньше кой-кого порасспросил. Один парень – он стоит лагерем вон там, в подлеске, – сказал, что пару месяцев назад встречал человека по фамилии Мэджорс. Тот мыл золото в окрестностях Биттерудж. Думаю, мы могли бы отправиться туда.
– Ох, Рид, что ж ты раньше молчал-то? Это был мой отец, да?
Рид замер, на миг опустив голову, но не обернулся – ему не хотелось видеть сейчас лицо Тресси. Он и так слишком хорошо знал, что творит с человеком дьявольская смесь любви, ненависти и жажды мести. Неприглядные поступки отца едва не разрушили жизнь самого Рида. Они преследовали его повсюду, точно злобные демоны.
Он глубоко вздохнул и негромко, мягко сказал:
– Ради бога, Тресси, не торопись радоваться. Этот парень даже имени его не помнит, сказал только, что вроде бы этот Мэджорс раньше жил на каком-то плато. Кроме имени, это единственная зацепка, так что вполне возможно, что мы наткнулись на ложный след. Конечно, мы отправимся в Биттерудж, но покуда не стоит возлагать большие надежды на один непроверенный слух.
Тресси понимала, что он прав, но все же ей не терпелось разузнать побольше.
– Что такое Биттерудж? Далеко это? И как мы узнаем, где искать участок отца?
– Биттерудж – название горного хребта, а насчет участка можно разузнать в любом ближайшем городе, стоит только обратиться в заявочную контору, – нехотя пояснил Рид. Нетерпение Тресси беспокоило его не на шутку. В один миг его милая, нежная девочка превратилась в пугающе целеустремленное существо, у которого на уме лишь одно – месть. И поделать с этим он ничего не мог. Уж коли дал слово – исполняй обещанное.
– Что ж, тогда – в путь, – сказала Тресси и взялась вымыть посуду. Рид укладывал вещи и седлал коней.
В поселке Твин-Бриджесс Тресси написала письмо Розе Ланг, сообщив, что именно они уже разузнали и куда теперь направляются. Письмо она оставила на почтовой станции – его отправят с первым же идущим на восток дилижансом.
На ночь они стали лагерем за пределами поселка и наутро двинулись на юг, к Диллону – ближайшему населенному пункту. Шли дни. Рид становился все ворчливей и раздражительней. Он даже спать укладывался отдельно от Тресси, по другую сторону от костра. Когда она, жалуясь на холод, придвигалась ближе, Рид весьма нелюбезно поворачивался к ней спиной. Не в силах помочь Тресси, он терзался собственной беспомощностью и оттого лишь больше злился. Черт подери, почему он не способен взять себя в руки и действовать, как надлежит настоящему мужчине? К сожалению, Рид слишком хорошо знал ответ на этот вопрос.
Тресси его выходки надоели до чертиков. Она решила, что скорее сгорит в аду, чем станет умолять Рида обнять ее или сказать хоть словечко. Если ему хочется побеситься – пускай себе. Кроме того, они наконец-то напали на след отца, и мысли девушки заняты были сейчас только этим.
Что скажет она Ивэну Мэджорсу, когда встретится с ним лицом к лицу? Раньше Тресси думала, что этот разговор утолит ее ненасытную ненависть. О, она отомстит отцу полной мерой, увидев, как он ужаснется, когда узнает, что натворил! Но то было раньше, а теперь Тресси уже ни в чем не была уверена.
Чем дальше они углублялись в горы, тем круче и опасней становилась тропа. На третий день после того, как стало известно, что отец Тресси, возможно, пребывает в горах Биттерудж, Рид уже был сыт по горло рассуждениями спутницы о том, что она сделает при встрече с беглым папочкой. Он решил прямо сказать об этом Тресси – а там будь что будет.
В тот вечер Рид с нетерпением дожидался окончания ужина, чтобы высказать накипевшее. А когда дошло до дела, язык у него точно прилип к гортани. Не решаясь заговорить, он поковырял щепочкой в зубах, улегся, подсунув под голову седло, но тут же снова сел, скрестив ноги.
– Что это ты весь извертелся? – осведомилась Тресси. – На муравейнике сидишь, что ли?
– Да так, задумался кое о чем.
– Ты в последнее время только тем и занят, что думаешь, – съязвила она.
– Да, наверное. Скажи-ка, детка, ты не изменила своего решения?
– Какого еще решения? – отозвалась Тресси, бездумно чертя прутиком на земле какие-то узоры. Потом уставилась на огонь. Спиной она ощущала пристальный взгляд Рида. Того и гляди, просверлит в ней дыру.
– Насчет нас с тобой, – отрывисто бросил он. Этот тон Рид Бэннон обычно использовал вместо вопля безудержной ярости, пока мог, разумеется.
– Что ж, – сказала Тресси, – должна признаться, меня не слишком-то радует путешествие с человеком, который за всю неделю мне и доброго утра не захотел пожелать.
Рид раздраженно хмыкнул:
– Ты отлично знаешь, что я не об этом! Скажи, ты еще не жалеешь о том, что слишком много мне наобещала? Что твои обещания помешают тебе сполна расплатиться с беглым папашей, если мы его, конечно, когда-нибудь найдем?
Прутик в руках Тресси дернулся, зарываясь в рыхлую золу. Сердце ее изнывало, раздираемое между любовью и ненавистью. Больше всего на свете ей хотелось поверить Риду Бэннону, но при каждом взгляде на него Тресси неизменно вспоминала о предательстве отца. В ее мыслях неотвязно звучал один и тот же вопрос: неужели и Рид когда-нибудь предаст и покинет ее? Если она, Тресси, доверится всецело этому человеку, добровольно окажется в его власти – не случится ли так, что однажды она проснется и обнаружит, что опять осталась одна? Подобные мысли, словно щелочь, разъедали любовь Тресси. Они не давали ей покоя.
– Это же нечестно! – вспыхнула она наконец. – Я люблю тебя, Рид, люблю всем сердцем… но когда я… когда ты сказал, что… черт, да помоги же мне!
Рид упорно смотрел на огонь, и глаза его, непрогляднее самой черной ночи, влажно блестели.
– В этом деле я тебе не помощник, Тресси. Именно потому я никогда не сгребу тебя в охапку и не унесу куда глаза глядят. Бог свидетель, сколько раз мне хотелось так поступить! Но потом я вспоминаю, как всегда спасался бегством от трудностей и опасностей, и о том, какой нездешний, отсутствующий блеск загорается в твоих глазах, едва ты вспоминаешь об отце. Тогда мне становится страшно.
Тресси уже беззвучно всхлипывала, глотая слезы.
– Но ведь ты же не бросишь меня одну, правда? Не бросишь?
У Рида запершило в горле. Бедная девочка! До чего же хочется крепко обнять ее, утешить, убедить любыми словами, что их любовь сильнее, чем его трусость или ее бессмысленная жажда мести. Но вслух он сумел лишь с запинкой проговорить:
– Тресси, девочка моя, клянусь душой – я тебя не оставлю. Больше я не хочу никуда бежать. Поверь, я понимаю, каково тебе, честное слово, понимаю. Мне просто хочется, черт возьми, чтобы у нас все с тобой было хорошо!
– Тогда перестань на меня злиться. Очень уж тоскливо ехать рядом целый день и так и не услышать от тебя ни словечка.
– Да ведь я вовсе и не злюсь. Просто невыносимо быть все время рядом с тобой и не сметь даже руку протянуть! Я поклялся, что помогу тебе найти отца, – и сдержу эту клятву. Но, черт побери, детка, лучше уж ты ко мне близко не подходи! Когда все будет кончено, мы поженимся, но до тех пор отношения между нами должны быть чисто деловыми. А лучше всего, давай прямо сейчас пошлем к чертям твои поиски и займемся друг другом, заживем по-настоящему!
Тресси зачарованно глядела в его черные, влажно блещущие глаза. В них сияли любовь и нежность, такая нежность, что она едва не поддалась сладкому соблазну. Но удержалась. Слишком хорошо Тресси помнила, как рыдала ночами ее мама, как сама она тосковала, брошенная родным отцом; слишком ярко отпечаталось в памяти самое страшное: как мама корчилась в родовых схватках, беспрерывно выкрикивая имя отца – а он был неведомо где. Нет, сказала себе Тресси, я не сдамся, не отступлю.
– Пойми, Рид, – сказала она вслух, – не смогу я жить по-настоящему, покуда не отыщу отца. Пока не расскажу ему, что по его милости произошло, и не увижу его лицо. Пока он не узнает о том, как страдала и умерла мама. Куда бы мы ни отправились, чем бы ни занялись – я всегда буду думать об этом. Ты был прав, Рид, ненависть съедает меня живьем, потому-то я и должна разыскать отца. Иначе мне вовек не избавиться от ненависти и боли. Рид, я так любила его… я так люблю тебя. Неужели ты ничего не понимаешь? Наберись терпения, Рид. Потерпи. Пожалуйста!
Рид обреченно кивнул. Как ни странно, отчасти он понимал решимость Тресси – но лишь отчасти.
Ее исступленная ненависть к отцу так больно ранила его сердце, что хотелось закричать во все горло, грозя кулаками бездушным небесам. Вместо этого он ровным, безжизненным тоном сказал:
– Что же, если ты никак не можешь отказаться от этой дурацкой затеи, значит, так тому и быть. Дело твое. Одно я знаю точно – пока все не кончилось, придется нам с тобой попоститься. Ты ведь выдаешь себя за мальчишку, и, если кто застигнет нас в самый неподходящий момент, тебя тут же разоблачат. Притом ты ведь можешь забеременеть – и что тогда?
Тресси опустила глаза, понимая, что Рид убийственно прав. У нее перехватило дыхание. Боже милостивый, если б только она могла отступиться от мести и стать женой Рида. Они поселились бы здесь, в горах, или отправились бы дальше, на запад. Какая чудесная, упоительная мечта!
Подняв голову, Тресси улыбнулась Риду – жалобно, почти по-детски.
– Ладно, пусть так, но, если похолодает, можно мне будет спать с тобой?
– Черт возьми, детка, это уже чересчур! Замерзнешь – ляжешь поближе к огню, ясно?
Никогда прежде Рид не говорил с Тресси так резко и грубо, и от этого он чувствовал себя препаршиво. Но ведь есть же предел и терпению мужчины!
* * *
Лето шло своим чередом, а Рид и Тресси все перебирались от одной старательской стоянки к другой, повсюду расспрашивая об Ивэне Мэджорсе и неизменно получая одни и те же ответы. Постепенно между ними сложились приятельские отношения, которые не бередили их чувственных желаний и сердечных мук. Рид сдержал свое обещание и больше не отмалчивался, а Тресси держалась, словно ребенок, который с вечера поссорился с другом, а наутро, проснувшись, забыл о ссоре. Они были просто близкие друзья, и это устраивало обоих. Время от времени Тресси спрашивала:
– Далеко еще до Диллона?
И Рид с неизменным терпением отвечал всегда одно и то же:
– Мы будем просто ехать и ехать, пока не доедем туда. Я ведь много лет не бывал в этих местах. К тому же за эти годы здесь появилось слишком много новых поселений.
Как-то Тресси спросила:
– Где ты жил, когда был еще ребенком?
– О, мы были равнинным племенем, – беспечно ответил Рид. – Зимой в этих краях человеку прожить нелегко. Здесь обитают боги.
Тресси огляделась. Их окружали незабываемой красоты места – оскаленные пики гор, глубокие расселины и гигантские сосны, тянущиеся к самому небу.
– Я их вполне понимаю, – отозвалась она. – Боги знали, что делают, когда приберегли это местечко исключительно для себя.
Весь день напролет они ехали под уклон, и Тресси, не слишком опытная всадница, вскоре совсем обессилела. Ее так и тянуло привалиться к луке седла, хотя Рид не единожды запрещал ей так поступать.
– Эдак ты сотрешь лошади спину, – терпеливо пояснял он всякий раз, когда замечал, что Тресси при очередном трудном спуске вцеплялась в луку седла. – Опирайся на стремена, понимаешь? Сиди в седле прямо и не напрягайся без нужды. Твоя кобылка сама знает, что делает.
– Кабы я еще не видела, куда мы с ней свалимся, если она оступится, – проворчала Тресси. Дорога в гору казалась ей куда проще.
Рид, не выдержав, рассмеялся:
– Хочешь, завяжу тебе платком глаза? Подумав немного, она ответила:
– Нет, так будет еще хуже.
Как-то днем, на недолгом привале, они на скорую руку обедали, сидя на огромном валуне. С края уступа открывался вид на лежавшую далеко внизу речную долину. Горные сосны с длинными сизыми иглами росли прямо под обрывом, цепляясь за отвесный склон, и почти у самых ног Тресси покачивались их колючие кроны с гроздьями бурых шишек.
– Теперь я понимаю, как чувствует себя птица, – заметила Тресси. – Наверное, я могла бы дотянуться вон до той шишки.
– Лучше не стоит, – предостерег Рид. – Если потеряешь равновесие, падать будешь ой как далеко – с сотню миль.
Девушка глубоко вдохнула чистый и сладкий горный воздух.
– Какая красота! – пробормотала она.
В расселинах горной стены росли всевозможные цветы, и яркие их головки колыхались на ветру, свешиваясь в пропасть – словно так и заведено природой. Алые и лиловые, золотые и белоснежные заросли цветов источали нежный аромат.
Вдруг Тресси замерла, насторожилась – неподалеку отчетливо хрустнула ветка, с шуршанием осыпались камни.
– Рид!
– Слышу. – Он предостерегающе вскинул руку. – Тихо!
Чалая кобылка заплясала на осыпи, и из-под ее копыт брызнули, шурша, мелкие камешки; Милли обнажила длинные желтые зубы, издав странный звук, похожий на смешок. Крупный жеребец Рида пронзительно заржал – и издалека донеслось ответное ржание.
– Кто-то едет по тропе, – сказал Рид.
– Что будем делать?
Он искоса глянул на девушку и увидел, что она испугана не на шутку.
– Да ничего, – пожал он плечами. – Если мы оказались здесь, почему бы кому-то еще не последовать нашему примеру? С чего ты взяла, что он задумал недоброе? Подождем, пока он не проедет, – тропа здесь слишком узкая, чтобы разминуться.
– Он едет навстречу или нагоняет нас? Рид склонил голову набок, прислушиваясь.
– Трудно разобрать, но похоже на то, что нагоняет.
Тресси зябко поежилась – ей стало не по себе при мысли, что неведомый всадник едет за ними следом. Глупо, конечно, но она так и не смогла избавиться от ощущения, что за ними следят. Это чувство постоянно было с нею, хотя она так ни разу никого и не увидела.
Рид напряженно вслушивался, но больше не уловил ни звука. Невидимый всадник словно растворился бесследно в горном воздухе. Наконец Рид пожал плечами и встал.
– Занятно. Я не заметил, чтобы эта тропа разветвлялась. А, ладно! Здесь, на высоте, звуки порой разносятся странно. Должно быть, всадник ехал ниже, по другой тропе.
Он был явно озадачен, и Тресси это обеспокоило. До сих пор Рид почти не допускал промахов. Если он сказал, что кто-то их нагоняет, значит, так оно и было. Куда же подевался этот человек? Тут имелось только одно объяснение: всадник нарочно задержался, чтобы не нагнать их, а стало быть, за ними все-таки следят.
Уже темнело, когда они наконец отыскали место для лагеря, и до самого ужина трудились не покладая рук. Рид выбрал для стоянки сосновую рощицу, которая прикорнула к крутому скальному уступу. Земля здесь была густо выстлана мягкой опавшей хвоей. Воды у них было в достатке, да к тому же рядом с лагерем был небольшой ручей. Вода била из расселины в скале, весело журча по каменистому, поросшему мхом ложу, и шумно низвергалась вниз по склону.
Они молча и жадно утолили голод, а затем Рид открыл ножом жестянку с консервированными персиками. Выудив ложкой крупный золотистый плод, он с удовольствием хлебнул густого приторного сока.
– Не смог устоять перед искушением. Вкуснейшая штука эти персики, жалко, что не смогли купить побольше.
Тресси лукаво улыбнулась ему.
– Что ж, мы заслужили право полакомиться. У нас в Миссури персики растут прямо на деревьях. – Она впилась белыми зубами в сочный сладкий плод и с наслаждением облизнулась. – И вправду вкусно, но попробовал бы ты наши, миссурийские персики! Как же я соскучилась по родным местам… – Она осеклась, решив, что говорить об этом не следовало, и сменила тему: – Если мы подольше задержимся в одном месте, я состряпаю что-нибудь съедобное из сушеных бобов.
– Это еще успеется, – сказал Рид. – Потом.
– Когда мы доберемся до цели, – подхватила Тресси. – Знаешь, Рид, мне так хочется…
– И мне тоже, Тресси. Мне тоже.
– Ладно, если ты не против, я искупаюсь. Очень уж заманчиво выглядит этот ручей.
Рид допил остатки густого сока и отставил миску.
– А я, пожалуй, пойду прогуляюсь. Осмотрюсь, что и как. Если понадоблюсь – крикни.
Риду совершенно не хотелось торчать поблизости, пока Тресси будет купаться. Кроме того, он хотел вернуться немного назад по их следу. С тех пор как днем он услышал отдаленное конское ржание, Рид все ожидал увидеть загадочного всадника или, по крайней мере, заметить его следы. Ничего подобного не случилось, и это было в высшей степени странно.
Впервые с тех пор, как они покинули Вирджинию, Рид вынул из чехла ружье. Тресси заметила, что он отправился на разведку при оружии – стало быть, все же придает значение недавнему происшествию.
Темнело. Она порылась в вещах, отыскивая мыло, и пошла к ручью. Там, усевшись на берег, девушка стянула сапоги, сняла мужские брюки и фланелевую рубашку. Одежда пропахла потом и дорожной грязью. «Постираю, когда вымоюсь», – решила Тресси и, встав, размотала длинный лоскут ткани, туго стягивавший ее грудь. Она потянулась всем телом, смутно белеющим в лунном свете, провела ладонями по груди и вздрогнула от прихлынувшего желания. Тело ее изнывало по ласкам Рида. Отвлекшись от соблазнительных мыслей, Тресси окунула в воду кусок мыла и принялась намыливаться.
В полной тишине кто-то отчетливо хихикнул. Услышав этот звук, Тресси стремительно обернулась, обеими руками прижав к груди скользкое мыло. Даже если Рид тайком подсматривает за ней – он не станет хихикать. Значит, кто-то чужой.
– Рид! – что есть силы крикнула Тресси, опрометью бросившись к лагерю, чтобы хоть чем-то прикрыться. Она почти добежала до груды одеял, когда из-за деревьев бесшумно, точно призраки, выступили неясные фигуры людей. Их было семеро. Мальчики-индейцы, почти голые, всем на вид не больше пятнадцати лет. В пламени костра их тела блестели, словно смазанные жиром. Возможно, так оно и было на самом деле.
Тресси замерла как вкопанная. Добраться до одеял она не успела, значит, надо искать другое укрытие. Но едва она двинулась с места, как один из мальчиков пронзительно свистнул и метнулся ей наперерез. Тресси закричала и выронила скользкое от воды мыло. Видя ее испуг, мальчики развеселились не на шутку. Они что-то кричали друг другу, кивая и хохоча во все горло, один приставил ладони к паху – в недвусмысленно грубом жесте. Это еще больше развеселило остальных.
Один из мальчиков схватил Тресси за руку.
– Нет! – крикнула она, рванувшись прочь. Тогда юный индеец плашмя ударил ее ладонью между грудей. Удар был так силен, что Тресси пошатнулась.
– Рид! – опять позвала она, затравленно глянув на своих мучителей. Господи, да куда же он делся? Неужели он позволит краснокожим безнаказанно издеваться над нею? Они совсем еще мальчишки, но намерения их ясны как божий день.
Индеец, ударивший Тресси, потянулся к ее волосам. Она отпрянула, и он снова угрожающе занес руку. Тресси послушно замерла. Мальчик сгреб в кулак ее остриженные локоны и тряхнул так, что у нее застучали зубы, потом ткнул пальцем в обнаженную грудь. Вопрос был понятен и без слов.
– Я их остригла, – всхлипнула Тресси и двумя пальцами изобразила движения ножниц. – А теперь отпусти меня, маленький дикарь, не то я живо научу тебя хорошим манерам!
– Предоставь это мне, – прозвучал из темноты жесткий голос Рида, и вслед за этим грянул выстрел. Пуля впилась в ствол дерева – в дюйме над головой ее мучителя.
Рид заговорил на языке сиу, приказывая мальчишкам немедленно отпустить его женщину и красочно объясняя, что в противном случае он сделает с их мужскими достоинствами. Позднее он так и не смог понять, что больше напугало юных воинов – выстрел или его угрозы. Видимо, они оставили коней поблизости, потому что, едва их тени растворились в лесу, из темноты донесся удаляющийся перестук копыт.
Тресси обхватила голову руками, с трудом переводя дыхание. Немного придя в себя, она круто обернулась к Риду:
– Где ты был? Почему сразу не появился? Эти дикари могли прикончить меня!
В роще было темно, и лишь пламя костра освещало ее нагое тело.
– По крайней мере, теперь мы знаем, кто… – начал Рид, повернувшись к ней, – и осекся.
Одним гигантским прыжком он оказался около Тресси, сгреб ее в объятия, крепко, почти грубо поцеловал и оттолкнул прочь.
Тресси даже не успела ответить на поцелуй. В зеленых ее глазах блестели слезы. Прижав ладонь к губам, она безуспешно пыталась справиться с охватившим ее желанием.
– Рид, я…
– Оденься, пока никто больше тебя не увидел, – отрывисто бросил он.
Ему пришлось сделать над собой немыслимое усилие, чтобы отвернуться от нагой фигурки, так ярко и соблазнительно освещенной пламенем костра. Никогда в жизни Рид не испытывал такой всепоглощающей страсти. Он смутно надеялся, что сумеет заставить Тресси сделать выбор между ним и бессмысленной жаждой мести, но решиться на это у него не хватало духу. А потому Рид Бэннон просто повернулся и ушел прочь. Как всегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ангел мести - Грегг Элизабет

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Ангел мести - Грегг Элизабет



Отличный роман
Ангел мести - Грегг ЭлизабетАльбина
24.11.2012, 4.50





Отличный роман
Ангел мести - Грегг ЭлизабетАльбина
24.11.2012, 4.50





прекрасный роман
Ангел мести - Грегг Элизабетliza
11.01.2015, 18.32





Роман хороший, но слегка затянутый.
Ангел мести - Грегг ЭлизабетМария Юрьевна
14.01.2015, 14.51





Читать можно.
Ангел мести - Грегг ЭлизабетВикушка
24.06.2015, 22.38





Если Вы хотите отдохнуть от великосветской жизни и богатого общества - читайте этот роман! Главные герои абсолютно нищие, что даже продвигаются пешком. Нет ни крыши...ни денег. Но есть молодость и любовь.Гл. героиня очень добра, так привязалась к брошенному младенцу. Когда он умер, я даже заплакала. Но жизнестойкость у нее необыкновенная, даже выше, чем у гл. героя. Настоящая перво проходица! Роман сочла весьма интересным.
Ангел мести - Грегг ЭлизабетВ.З.,68 л.
6.11.2016, 19.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100