Читать онлайн Свет твоих глаз, автора - Грайс Джулия, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свет твоих глаз - Грайс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.15 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свет твоих глаз - Грайс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свет твоих глаз - Грайс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грайс Джулия

Свет твоих глаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 34

Чуть позже Эмеральда пошла к повозке Уайлсов, чтобы отобрать те вещи, без которых не обойтись, и те, от которых придется избавиться.
– Мы не можем позволить себе две повозки, – объяснил ей Бен. – Во-первых, у нас нет такого количества волов. Не забывай, впереди сорокамильная пустыня, нашим волам придется тяжко и с одной-то повозкой. Кроме того, нам не нужно два комплекта хозяйственной утвари. Это лишний вес.
Бен надел чистую рубашку, под которой бинты были почти незаметны. Эмеральда смотрела на этого аккуратного, сухого мужчину и не могла поверить, что ее изнасиловал он. Может, все произошедшее было лишь ночным кошмаром?
– Но вещи Маргарет: ее лоскутное одеяло, книги, – возразила она.
– У меня достаточно одеял. А что касается книг, в наших условиях это непозволительная роскошь.
– Едва ли ты будешь считать чтение непозволительной роскошью, когда мы наконец приедем в Калифорнию! У тебя ведь тоже есть книги, и я видела, как ты читал. Почему же я не могу их иметь! Не оставлять же их на дороге. Книги понадобятся Тимми и Сюзанне.
– Хорошо, Эмеральда. Но ты должна понять, что от них мы избавимся в первую очередь, когда волы ослабнут.
Эмери поджала губы:
– Я понимаю.
Эмеральда занялась разборкой повозки. Она отбирала еду, оружие, кухонную утварь, одежду, одеяла, палатки. Она тщательно упаковала свой альбом и карандаши. На душе у нее было тяжело. Все здесь напоминало Маргарет и Оррина. Ей захотелось взять на память что-нибудь из личных вещей. Она отложила маленькое зеркало, несколько писем и Библию.
Повозка Уайлсов опустела. Вещи были сложены на траве.
Эмеральда вспомнила, как Тимми лежал в этой повозке больной, а у входа сидела Маргарет и вязала свитер. Он так и останется недовязанным. Слезы навернулись на глаза.
Наконец все было готово. Сегодня они с Беном должны были идти третьими в ряду, караван стал короче на одну повозку. Он и раньше-то казался совсем крохотным посреди огромной дикой земли.
– Эмеральда, – раздался позади Нее голос Бена, уже одетого для путешествия в зеленых защитных очках и шляпе, с плетью в руке. – Почему ты все еще здесь? Зови детей. У нас впереди долгий путь.
Бен сказал это так, будто они были женаты уже много лет. Эмери взглянула ему в глаза, стараясь проникнуть сквозь зеленые стекла. «Если он и испытывает боль после того, как его отхлестали, то хорошо скрывает это», – подумала она.
– Сейчас позову, – ответила она.
Сюзанна играла в пыли с Эдгаром, Тимми оживленно разговаривал с Бобом Ригни.
– Тимми, пора идти, – сказала она мальчику. – Мы и так сегодня задержались. Боюсь, нам придется прошагать много миль.
– Эмери, – мальчик замялся, – мне, честно говоря, не очень нравится Бен Колт. Нам теперь придется все время жить с вами?
– Я… Я не знаю. Твой отец говорил, что у вас в Калифорнии живет дядя, где-то недалеко от Сан-Франциско. Когда доберемся, мы попробуем его разыскать.
– Но, – у Тимми увлажнились глаза, – Сьюзи, и Кальф, и я – мы не хотим…
– Тимми, – нежно сказала она. – Я никогда не оставлю вас с тем, кто не будет к вам добр. Но, может быть, ваш дядя, брат вашей мамы, окажется таким же хорошим и добрым, как и она. И вы его полюбите?
– Я… да, может быть. – В голосе мальчика не было уверенности.
– Не печалься, – сказала Эмеральда, потрепав его по плечу, – до этого еще столько воды утечет. Рано об этом думать.


От форта Хол их путь лежал к западу вдоль южного берега Змеиной реки. Река извивалась между скал. Местами берега были совершенно отвесными. Вновь потребовалась помощь Мэйса для поисков мест для стоянок. Вода была близко, но из-за отвесного берега недосягаема.
– Люди должны знать, что им придется вставать лагерем на ночь, не имея возможности утолить жажду, – говорил Мэйс, сидя вечером у их с Беном костра.
Сегодня была их очередь кормить проводника, но трапезу никак нельзя было назвать непринужденной. С Мэйсом разговаривали Эмери и дети, Бен же хранил гробовое молчание.
Ее вторая ночь в палатке Бена обернулась очередным кошмаром.
Эмеральда медлила у костра, не торопясь укладываться на ночь. Бен сидел напротив и листал медицинскую книгу при свете костра.
– Ну, – сказал он наконец, – тебе пора ложиться спать, не так ли?
– Я…
– Не беспокойся. Я не стану тебя насиловать. Эмери забралась в палатку, не зная, что сказать.
Каким пугающе резким был ее муж! Она не стала снимать нижнюю юбку, укладываясь на жесткое верблюжье одеяло.
Он появился спустя полчаса. Эмери слышала, как он приоткрыл полог и забрался внутрь. Судя по шороху, он раздевался. Запахло мылом и лекарствами.
По крайней мере хоть чистый, со злостью подумала Эмери.
– Завтра ты должна снова промыть мне раны и намазать их лекарством, – сказал Бен.
– Да.
– И, поскольку мы женаты, я хочу получить то, что принадлежит мне по праву, – продолжал он тем же холодным, спокойным голосом. – Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю?
– Да, – прошептала она.
– Понимаешь? Тебе не стоит волноваться, я обещал твоему другу Бриджмену, что не стану третировать тебя впредь, так что можешь не переживать на этот счет. Или, может, правильнее назвать его твоим любовником?
– Это не твое дело!
– Неужели? Ты моя жена, или ты об этом забыла невзначай?
– Нет, я не забыла.
– Тогда раздевайся, девочка. Я хочу вновь попробовать тебя, на этот раз без сопротивления с твоей стороны.
Он ждал. Она лежала, словно окаменев. Бен дотронулся до нее легко, едва касаясь.
– Отчего ты дрожишь, Эмеральда? Ты ведь меня не боишься? Зачем мне причинять боль своей жене?
Моей сладкой маленькой женушке, виновнице этих кровавых меток на моей спине? Эй? Эмери не могла говорить.
– Ну что ты на это скажешь, Эмеральда? Наверное, размышляешь над моими словами? – продолжал он.
– Да.
– Тогда раздевайся. Я хочу наслаждаться твоим спелым телом. Ты ведь не станешь отрицать, что это законное право мужа?
– Разве? – Собрав все свое мужество, она нашла силы для последней отповеди. – А как насчет любви? Взаимности? Ты знаешь, что в нашем браке не нашлось места этому чувству! Это фарс, издевательство.
– Множество браков совершается без любви. Раздевайся, Эмеральда, или я вынужден буду сделать это сам.
Такое презрение звучало в его голосе, что это стегнуло ее словно плеть. Итак, Бен начал ей мстить и будет мстить долгие годы.
Она легла, неподвижная и негнущаяся, как палка. Вскоре она почувствовала его руки на своей груди. Он тискал ее и похотливо шарил по ее телу.
Эмеральда лежала все так же, и единственным чувством, владевшим ею, был стыд. Она старалась представить рядом с собой другого – Мэйса, какое у него гибкое, красивое тело, как сладко и нежно может он целовать, как страстно звучит его голос…
Наконец он насытился. Эмери с отвращением откатилась от него и, несмотря на жару, закуталась в одеяло.
Бен мгновенно уснул, а она еще долго лежала без сна, обливаясь слезами.


Позади оставались все новые мили пути. Долгими днями Бен шел впереди повозки, так что Эмеральде не приходилось разговаривать с ним, она старалась не загромождать мозг бесполезными мыслями. Все и так ясно. Вся ее жизнь будет теперь такой безрадостной.
Они пересекли небольшую речку, называющуюся, как сказал Мэйс, Сплавной Рекой. Здесь маршрут раздваивался: одни повозки следовали в Калифорнию, другие поворачивали на Орегон.
Около скалы они нашли тряпичную куклу, очевидно, оброненную кем-то из предыдущей партии. Кукла выцвела от солнца, такого яркого здесь, на Западе.
– Она… она словно мертвая, – прошептала Сюзанна. Девочка боялась даже приблизиться к кукле.
– Сьюзи, что за чепуха! Я уверена, что куклу обронила какая-нибудь девочка, наверное, такая как ты.
– Нет, неправда, – упорствовала Сюзанна. – Кукла умерла. Я не хочу смотреть на нее.
Они продолжали путь, но в сердце Эмери закралась тревога. Как ни уверяла себя Эмери в обратном, кукла воспринималась как зловещее предзнаменование.
Каждую ночь, проведенную под одной крышей с Беном Колтом, Эмери видела тяжелые, гнетущие сны. По утрам она просыпалась в холодном поту. Иногда во сне она переживала события ее свадебной ночи: перед ней мелькали страшные, причудливо освещенные лица и карты, карты… Несколько раз она видела во сне серого волка. Дважды повторялся сон, когда ему простреливают грудь, и он падает, окровавленный. Ярко-алая кровь стекает в траву…
Однажды утром Бен спросил ее, что с ней.
– Ничего, – ответила она, – просто плохой сон.
– Тебе слишком часто снятся сны в последнее время. Ты даже кричишь во сне. Может, дать тебе успокоительное?
– Нет. Я ничего не хочу. Я в порядке.
– Ты уверена?
– Да, – ответила она уныло, – абсолютно уверена.
Теперь, когда он почувствовал себя ее господином, Бен обходился с ней со своего рода добротой, так фермер относится к собственности, приносящей немалый доход. Он следил за тем, чтобы она хорошо себя чувствовала, и брал на себя всю тяжелую работу. Он неусыпно следил за ней, даже тогда, когда она шла за водой или собирать хворост, а по ночам наслаждался ее телом, пока она лежала, сгорая от отвращения и стыда, стараясь думать о чем-то постороннем.
Дни проходили за днями, Эмеральда таяла на глазах. С каждым днем она выглядела все более осунувшейся и уставшей. Они достигли пустынной области, заселенной индейцами, которых Рэд Арбутнот окрестил «копателями». Это были грязные, полудикие люди, которые ели все, что можно было достать руками, включая саранчу и крыс. Рэд посоветовал присматривать за добром, чтобы они ничего не стянули.
Увидев их, Эмери вспомнила Одинокого Волка, его-то уж никак нельзя было назвать полудиким. На какое-то время она смогла стереть его образ из памяти. Но сейчас он вернулся. Почти каждую ночь ей снился серый волк, который в ее сознании ассоциировался с ним. Иногда она даже украдкой смотрела через плечо, будто он мог идти следом.
Сейчас их путь лежал вдоль Мэри-ривер, или, как недавно назвали ее, реки Хамболт.
Дорога была однообразной, монотонной и изнурительной. Нервы у всех были на пределе. Отношения между эмигрантами обострились. Ссорились компаньоны, разлад был и в семьях. Но Эмеральда не склонна была никого винить. Высокие горы то и дело вставали у них на пути, то и дело приходилось переправляться с одного берега на другой. Этот изматывающий маршрут кого угодно мог вывести из равновесия.
И еще с каждой милей пути вода становилась все хуже и хуже. В источниках она имела солоноватый вкус, была мутной, то беловатой, словно раствор извести, то желто-зеленой, то коричневой. Собака Зика по кличке Блэкки, напившись этой воды, погибла.
Их преследовали пыльные бури: ветер поднимал в воздух пыль и скручивал ее винтом. Пыльные воронки походили на дьявольских призраков. Трудно было найти траву для животных, она росла только в глубоких ложбинах, где не могло пастись стадо, и мужчинам приходилось спускаться и рвать ее руками.
Никогда до этого Эмери не задумывалась, какую ценность может представлять вода, с каким вожделением будет искать она глазами следы серо-зеленой клочковатой растительности и как будет радоваться, когда найдет. Временами открывались роскошные виды: причудливой формы скалы и холмы, но Эмери уже видела подобные красоты раньше, и если у их подножия не текли ручейки, они теряли для нее всякую притягательность…
Достигнув устья Хамболт, они остановились на отдых. Здесь река разделялась на множество ручейков, маленьких соленых озер и заболоченных лужаек. Воды было вдоволь и травы тоже, и они могли отдохнуть перед тяжелым переходом, ждавшим их впереди.
Однажды вечером, выйдя набрать немного противной на вкус воды, Эмери встретила Мэйса Бриджмена. Она была без провожатого: Бена вызвали посмотреть на загноившуюся рану на ноге одного из волов.
– Привет, Эмеральда.
Мэйс шел пешком. Очевидно, он только что вымыл голову, так как волосы его были влажными. Он выглядел уставшим, ослабевшим, таким, каким Эмери его никогда не видела, и казался старше своих лет. Морщинки у глаз углубились, лицо потеряло прежнюю насмешливость и самоуверенность.
– Привет, – ответила Эмери.
Как часто в пути она молила Бога о том, чтобы он остановился возле нее и поговорил с ней, но нет, она могла встречаться с Мэйсом только во время еды, когда наступала очередь Бена кормить его.
– У тебя все в порядке? – спросил он, помолчав.
– Что ты имеешь в виду? Я вымотана, все мои платья, которых у меня немного, превратились в лохмотья, я уже не мечтаю больше ни о чем, кроме как о глотке свежего лимонада и салата из овощей, плохо сплю, замужем за человеком, которого ненавижу. И ты еще спрашиваешь, в порядке ли я! Разве это не кощунство с твоей стороны?!
Извини, я не хотел обидеть тебя. Просто хочу знать, он… Бен не обижает тебя? Хорошо к тебе относится?
– Полагаю, что да. На свой манер.
– В последнее время ты неважно выглядишь. Я хотел бы, чтобы ты была счастлива.
– Но я несчастлива. Неужели ты ждал другого ответа? Я… – Она хотела сказать ему, что любит его, а не Бена и может быть счастлива только с ним, но гордость не позволила ей сделать этого.
Раздражение, копившееся в ней, требовало выхода:
– А ты, я думаю, вполне счастлив.
– Что? – Мэйс застыл, словно не понимая вопроса. Эмеральда продолжала резким, сварливым тоном:
– Теперь тебе уже никто не может помешать позвать Труди для ублажения души и тела, не так ли?
– Я не разговаривал с Труди после твоего замужества, – холодно ответил Мэйс.
– Я не верю тебе.
Он сердито повел плечами:
– Ты можешь не верить мне, Эмеральда. Это твое дело. Но это правда. Мы были с Труди друзьями, всего лишь друзьями. Ты не хотела с этим мириться или не могла. Но так было. А теперь между нами все кончено. Я не могу точно сказать, почему, но это так.
Эмеральда подняла ведро со зловонной водой и пошла в лагерь, оставив его стоять, где стоял. «Он лжет, – говорила она себе. – Такой мужчина, как он, не может обходиться без женщины, тем более что Труди всегда под рукой».
В тот же вечер, чуть позже, когда Эмери зашла к Гертруде взять у нее несколько бисквитов, она поразилась произошедшей с Труди переменой. Вид у нее был усталый, она похудела, глаза покраснели. Неужели Труди плакала?
Ну и что, думала Эмери, возвращаясь к себе. Ей нет дела до того, что у них происходит с Мэйсом. Ее это больше не должно интересовать, у нее есть муж.


Зик Йорк потянулся. Открыв глаза, он застонал. Медленно, покачиваясь, он сел. Голова гудела, как пчелиный улей.
Все дело в патентованном лекарстве Уайта Тетчера. Конечно, он совершил глупость. Но жажда так мучила его, что он решился выпить то единственное, что оказалось под рукой: эту целебную воду. Кроме того, Уайт, подмигнув, заверил его в том, что он заодно излечится от катара.
Солнце давно встало, а он все лежал в повозке на грязном одеяле среди съестных припасов и оборудования для устройства доков. Шум снаружи свидетельствовал, что Билл уже на ногах и разводит костер.
– О черт…
Зик тряхнул головой, словно стараясь прояснить мозги. Он ненавидел эту сухую, безводную землю, эту Сорокамильную Пустыню впереди, проклятого Билла, который вечно ругает его за любой промах, называет тупицей и высмеивает при каждом удобном случае.
Он лежал, прислушиваясь к обычному лагерному шуму, пытаясь заставить себя подняться. Неподалеку раздавались пронзительный детский крик, скрежет железа, женский голос.
«Это Эмеральда. Должно быть, готовит завтрак своему мужу, Бену Колту», – подумал Зик.
Зик представил ее такой, какой она была в ту ночь игры в фараона, освещенная лампой, в разорванном платье. Он без конца укорял себя за то, что не сумел тогда выиграть. А ведь победа была близка. Он мог бы иметь ее постоянно, когда только пожелает и как пожелает.
Проклятие!
Однако то, что девчонка замужем, еще ничего не меняет. Замужняя молодка ничуть не хуже той, что еще в девках, а может, и лучше. Она уже понимает, что к чему, и сможет по достоинству оценить то, что он ей предложит. А если и не оценит, тоже не велика беда.
Зик не раз вспоминал ту сцену, когда упала палатка, облепив тела, которые двигались в совершенно очевидном акте. Он облизал губы, наслаждаясь сладострастной фантазией. Как бы ему хотелось приподнять палатку, стащить с девчонки Бена Колта и занять его место…
Он уже был готов сделать это, когда почувствовал на плече руку Мэтта Арбутнота. А с другой стороны на него смотрел Саул Ригни.
Он тогда был слишком пьян, чтобы драться. Но в другое время он бы не стал медлить. И если бы не этот ее проклятый муженек, ползущий повсюду за ней следом, словно ящерица…
Во рту у него было мерзко. Он перевернулся и сплюнул на одеяло. Затем, повинуясь внезапному импульсу, он встал на четвереньки и пополз к задней части повозки. Отодвинув доску, он запустил руку в открывшееся пространство. Там, под фальшивым дном повозки, хранилось то приятное, тяжелое, завернутое в ткань, ощупывать которое было почти так же приятно, как и женские прелести.
Золото! Девять чудесных маленьких бочонков.
Никогда в жизни Зик не мог и мечтать, что улыбнется такая удача. Мальчиком он был для всех тупицей-Зиком, не способным выучить буквы, постоянно битым отцом, пока в возрасте тринадцати лет он не решился убежать из дома. Потом его опять бил и издевался над ним, как мог, бродяга, подобравший его на дороге. Но он рос и крепчал с годами, пока его не перестали бить окружающие. Настала его очередь. Да, он уже не был таким тупым, как раньше. Его подцепил Билл. Он решил, что они станут калифорнийскими королями. У них будут собственные порты и доки, свои корабли. На этом можно сделать сумасшедшие деньги!
Но это были планы Билла. Зик же хотел одного: от души нажраться виски и говядины. Затем он поставит на карту все – и выиграет. Тогда он купит роскошный дом, заведет красивую лошадь с отделанным серебром мексиканским седлом и пышнозадую сексуальную мексиканочку…
Рука его ощупала один бочонок и потянулась к следующему, такому же тяжелому.
Интересно, что сказал бы Билл, если бы узнал, что ему доставляет удовольствие ощупывать золото. Для его напарника золото было всего лишь средством для достижения определенных целей. Он никогда не стал бы трогать его вот так, только для удовольствия. Зик был в этом уверен. Билл не умел мечтать. Он все планировал.
Зик потянулся за третьим. Они будут богаты, думал он. Богаче, чем он мог себе представить. И никто из лагеря даже не подозревает, что с ними едут двое мужчин, ограбивших чикагский банк. Обстоятельства того дня в сознании Зика уже подернулись дымкой. Он забыл, как выглядела кровь, хлеставшая из огнестрельной раны, и помнил лишь, как Билл пододвигал к нему брикеты.
Зик вытащил бочонок из-под фальшивого дна. Ему страстно захотелось посмотреть на монеты, потрогать их пальцами, полюбоваться их благородным, чуть тусклым блеском, потереть монетку, пока она не засверкает. Он развернул сверток. Но вместо золота обнаружил кусок деревяшки. Зик тупо уставился на нее. Сердце его бешено колотилось. Рот открылся.
Кто-то украл золото и подменил этой деревяшкой!
Вялость сразу испарилась. Зик поспешно стал доставать свертки один за другим и быстро разворачивать промасленные тряпки. В остальных было золото, только золото.
Зик метался по повозке. Кто мог это сделать? Ведь всегда кто-то из них – Билл или он – находился рядом с повозкой. И пока не умер пес, а это случилось незадолго до той памятной вечеринки, к повозке никто не осмеливался подойти, не рискуя быть укушенным псом. А той ночью… Той ночью они оба играли в фараона. И тогда любой мог подойти к повозке. Любой, не исключая и самого Билла.
Зик зарычал и кинулся искать Билла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свет твоих глаз - Грайс Джулия



Аннотация совершенно не раскрывает сюжет романа.Книга супер.Советую.
Свет твоих глаз - Грайс ДжулияНатали
5.12.2012, 18.13





давно не читала такого романа,,,все 10 баллов,,,
Свет твоих глаз - Грайс ДжулияВэл
9.02.2016, 14.40





Очень, очень ужасный главный герой... С ролью героя не справился вообще, зачем спас девочку от индейцев, спрашивается? Чтобы потом над ней все в лагере издевались, при том, что он в стороне, белый и пушистый. Девчонка молодец, сильная, здравая личность, столько перенесла в жизни, и ещё идиота полюбила... Будет всю жизнь её мучить, такие безответственные мужчины не исправляются, я б на её месте лучше с индейцем бы осталась
Свет твоих глаз - Грайс ДжулияВиктория
11.02.2016, 10.54





Какой же отвратительный ГГерой в этом романе! И совсем он не герой этот Мэйс, а так, какой-то приспособленец, все время был в стороне, даже когда героиню терзали у него на глазах. Фу, мерзость! Я все , надеялась, что героиня охладеет к нему и бросит его в конце, а она все "люблю да люблю", вот досада! Индейца жалко, вот он действительно герой.
Свет твоих глаз - Грайс ДжулияIRina
13.02.2016, 17.04





Что за г..о я сейчас прочитала,жалею,сто сначала не прочитала комменты ,гг просто говнюк,ее поимели все кому не лень,пока он видите ли боролся со своими чувствами,просто кошмар не тратьте свое время на эту книжку!
Свет твоих глаз - Грайс ДжулияАмина
12.03.2016, 13.11





Моя хата з краю, нічого не знаю - кредо головного хероя.
Свет твоих глаз - Грайс Джулиямасик
18.03.2016, 23.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100