Читать онлайн Свет твоих глаз, автора - Грайс Джулия, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свет твоих глаз - Грайс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.15 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свет твоих глаз - Грайс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свет твоих глаз - Грайс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грайс Джулия

Свет твоих глаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Путь их лежал, как сказал Мэйс, к форту Хол, маленькому пункту меховой торговли охотничьей компании Хадсона.
За последние дни многое изменилось. Временами Эмеральда оборачивалась, ожидая увидеть в повозке Маргарет, с добрыми глазами и огромным животом, или Оррина, покрикивающего на волов и щелкающего плеткой. Но их не было. Смерть их была не сном, а реальностью. Такой же реальностью, как и палящее солнце над головой.
Эмеральда настояла на том, чтобы детей не разбирали по одному в чужие семьи. Она будет заботиться о них сама, в конце концов именно для этого ее нанимала семья Уайлсов. За небольшую плату из той маленькой суммы, что не заметили индейцы в потайном карманчике повозки, она уговорила Пьера Вандербуша управлять волами. Юноша почти не смотрел на волов, только изредка щелкал плетью да смахивал со лба прямые белые волосы, такие же, как у Труди.
День за днем Эмери шагала за молчаливым Пьером. Ребенка она приспособила носить в колыбельке, которую по совету Гертруды они смастерили из ткани. Малышу, похоже, понравился такой способ передвижения. Он или спал, пригревшись возле ее груди, или вертел головкой, удивленно глядя на мир тревожными голубыми глазами. Мальчик почти не плакал, напоминая Эмери индейских младенцев, тихо качавшихся в колыбельках. Она старалась не думать об индейцах и даже почти уговорила себя, что и пленение, и ночь с Одиноким Волком были всего лишь кошмарным сном.
Казалось, жизнь Тимми и Сьюзи вошла в обычную колею. Днем Тимми, как обычно, ехал на Ветерке, а Сьюзи шла рядом с Эмери, держась за ее юбку. Иногда Тимми сажал ее рядом с собой на лошадку, и девочка заливалась счастливым смехом, проезжая мимо на гнедом Ветерке, крепко ухватившись за его гриву.
Однако ночью память о страшной беде возвращалась к ним. Сюзанна металась и кричала во сне, иногда Эмери просыпалась оттого, что оба, дрожа, прижимаются к ней: с одного бока – Сьюзи, с другого – Тимми.
Как не хватало ей Маргарет! Как тяжело ей было опекать одной троих детей, младшему из которых не было и месяца, как страшны были груз ответственности, неопределенное будущее… С Эмери стали происходить странные вещи: она грезила наяву. В этих грезах она была вместе с Мэйсом в благословенной Калифорнии, в красивом, уютном доме. И дети тоже каким-то образом были здесь. Все трое.
Гибель Оррина пагубно сказалась на обстановке в партии. Споры почти не прекращались, требовался капитан. Общее мнение склонялось в пользу Мэйса. Но Мэйс категорически отказался, мотивируя тем, что его наняли как проводника, а не как командира.
Упоминался и Бен Колт, но он тоже наотрез отказался. Оставались две кандидатуры: Билла Колфакса и Рэда Арбутнота. Билл, как ни странно, сам предложил себя на этот пост и выдвинул свои аргументы.
Эмеральда, сотни раз наблюдавшая Билла в разных ситуациях, не могла избавиться от жуткого холодка, пробегавшего по спине всякий раз, как они встречались глазами. Почему этот мужчина казался ей таким отталкивающим, если он служитель Бога?
Выбор пал на Рэда Арбутнота. Пусть он стар, не слишком силен, зато в нем есть мудрость много пожившего человека. И он оправдал доверие выбравших его. Грубоватыми солеными шутками он умел разрядить обстановку и аргументировать решение, никого не обидев, а только заставив посмеяться. И все это пришлось как нельзя кстати: за месяцы пути все устали и накопили раздражение, которое не находило иного выхода, как в спорах и перебранках.


Проходили дни. У Медвежьей Реки караван свернул к северу. Переходы были легкими, за исключением тех мест, где каньоны отсекали переселенцев от источников воды, заставляя их углубляться в горы.
Места были красивыми. Густая высокая трава, чистая вода, тополя на склонах холмов. Здесь можно было отдохнуть и подкормить волов, чтобы они подкопили жирку. И дети с удовольствием играли возле пузырящихся содой источников. Один из них назывался, как сказал Мэйс, Ручьем Парохода из-за глухого бульканья, который издавала вода.
Эмеральда снова достала свой альбом. К счастью, индейцы его не тронули. Она нарисовала Тимми верхом на громадном камне, испещренном индейскими письменами, насчитывающими не одну сотню лет, Сюзанну, помогающую разводить обеденный костер, и Кальфа, сучащего ножками на одеяле.
Листая страницы альбома, она нашла зарисовки Оррина и Маргарет и решила подарить альбом Тимми и Сюзанне в конце путешествия, пусть у них останется память о родителях.
На подступах к форту земля становилась все более каменистой с редкими серо-зелеными зарослями шалфея. То и дело попадались куски окаменевшей лавы. Острые осколки ранили ноги животных и превращали переходы в пытку. И вот во время одного из таких тягостных переходов между Мэйсом и Эмери произошла ссора.
Она началась довольно обычно, после долгого мучительного дня пути. Они остановились, чтобы разбить лагерь, и Эмери принялась варить похлебку из мяса антилопы.
Наблюдая за котелком, в котором булькала похлебка, Эмери растирала виски. У нее болела голова. Она уже давно не высыпалась как следует. Странные, будоражащие видения заставляли ее вспоминать Одинокого Волка. Что с ним? Жив ли он, или погиб? Вернется ли он за ней?
И вот в тот самый момент, когда кушанье требовало ее внимания, Сюзанна, дергая ее за юбку, оступилась и поранила острым камнем колено. До этого момента девочка держалась стойко, не вспоминая о родителях. Но сейчас, глядя на кровоточащую ногу, она начала ныть:
– Мама, мама…
– Сьюзи, я здесь, с тобой, – утешала ее Эмеральда.
– Я хочу к маме, а не к тебе, Эм! Я хочу, чтобы моя мама вернулась!
– Но, Сьюзи! Она не может вернуться. Ты же знаешь, что она умерла.
– Я хочу, чтобы она вернулась! Я хочу, хочу! Наконец с помощью Гертруды Эмеральде удалось перевязать ей ногу и унести в повозку.
– Я посижу немного с детьми, – предложила Гертруда, – и присмотрю за котелком. Может, ты хочешь пройтись немного? Побыть одна? Я знаю, как тебе тяжело.
Эмеральда благодарно кивнула, взяла альбом и ушла из лагеря. Она шла к унылым клочковатым зарослям шалфея. Возможно, ей удастся встретить там какого-нибудь маленького зверька и нарисовать его, может, ящерицу или кролика. А может, она просто посидит в тишине. У нее в запасе минут двадцать, не больше, скоро поспеет похлебка, и Кальфа пора кормить. Но несколько свободных минут она заслужила.
Эмери шла быстро. Солнце громадным красным шаром уже приближалось к кромке горизонта.
И вдруг она увидела их, Мэйса и Труди. Они шли, прижавшись друг к другу. На Мэйсе был его обычный наряд, на Труди – голубое платье с глубоким вырезом впереди. Волосы девушки были забраны в узел, и несколько выбившихся прядей сверкали на солнце, словно золотой нимб.
Эмери резко остановилась. Они не успели заметить ее. Труди смотрела на Мэйса с дразнящей улыбкой, Мэйс тоже отвечал ей до боли знакомой Эмери улыбкой.
Внезапно она поняла, что больше не вынесет этого. Подобрав юбку, она направилась к парочке.
– Смотрите-ка, кого я вижу! – услышала она свой вызывающий голос. – Может, вы уже договорились о помолвке?
Это было грубо и бестактно, и Эмеральда прекрасно отдавала себе отчет в этом. Но если ей и было стыдно за свое поведение, то остановиться она все равно не могла. Она чувствовала себя такой несчастной, такой измотанной и одинокой…
Оба уставились на нее.
Щеки Эмеральды горели.
– Я спросила, – повторила она, – не намерены ли вы пожениться? Или ты на ней не женишься, Мэйс? Наверное, собираешься обзавестись в Калифорнии куда большим количеством девок, которые будут счастливы залезть к тебе в постель!
Труди открыла рот и попыталась что-то сказать, но Мэйс положил ей руку на плечо.
– Возвращайся в лагерь, Труди! – попросил он ее.
– Но я хочу остаться. Она и меня оскорбляет…
– Я очень прошу тебя вернуться в лагерь. Я сам разберусь.
Труди сердито посмотрела на Эмеральду и, повернувшись, направилась к лагерю. Сначала медленно, потом быстрее, а потом, подхватив юбки, побежала к повозкам. Волосы, рассыпавшись льняной копной, упали ей на плечи.
– Так о чем ты? Что за дурацкая выходка с помолвкой? – Мэйс больно сжал руку Эмери повыше локтя, но она и не думала вырываться.
– Наверное, мне не следовало этого говорить… Ей стало стыдно сейчас, когда она увидела холодную ярость в глазах Мэйса.
– Да уж, конечно. Мы просто разговаривали. Ты можешь понять, что мы с Труди просто друзья? И не важно, что мне нравится в ее обществе.
– Я… – Эмеральда почувствовала и стыд, и унижение. – Это нечестно, – прошептала она.
– Что нечестно?
– Нечестно играть моими чувствами. Ты… Вначале ты был со мной, а потом с Труди…
– Играть чувствами! – Глаза Мэйса стали жесткими. – Где ты научилась этим словам? У милых, благородных дам Батон-Ружа? С чего, скажи на милость, ты взяла, что имеешь право привязывать к своей юбке мужчину и таскать его за собой, словно клубок пушистых ниток? У меня есть моя работа, Эмеральда. Мои рисунки, мои звери, в моей жизни нет места постоянной женщине. Когда ты это усвоишь наконец? Ведь я тебе не раз говорил об этом.
– Я… – Голос ее дрожал. Она до боли прикусила губу, с трудом сдерживая рыдания.
– Эмеральда, ты можешь не любить Труди, тебе может не нравиться то, что ты видишь нас вместе, но ты не имеешь права говорить ей в лицо подобные вещи. Что за дьявол в тебя вселился? Разве я когда-нибудь говорил тебе, что собираюсь на ком-то жениться?
– Но я думала… – прошептала Эмеральда.
«Я думала, что ты любишь меня, – хотела она сказать. – Я была в этом уверена».
– Эмери, Эмери, – хрипло проговорил Мэйс, – ну как ты не поймешь? Брак не может войти в мою жизнь. Что я буду делать с женой? Заведу ранчо и оставлю ее одну, пока буду бороздить дикие прерии? У меня такая работа. И она для меня важнее всего.
– А для меня важен брак! – выкрикнула Эмери. – Может быть, я заблуждаюсь. Может быть. Но я… Я буду тебе хорошей женой, Мэйс, если только ты позволишь мне стать ею! Ты знаешь, что нам хорошо будет вместе! Ты сам говорил, что я значу для тебя больше, чем Труди. Я… Я тоже могла бы стать тебе другом…
Губы его скривились в горькую усмешку.
– Знаешь, когда ты злишься, глаза у тебя становятся, как у кошки? Даже искры из них летят. – Он шагнул к ней. – Эмери, милая…
Он притянул ее к себе. Она почувствовала прикосновение его губ и ту волшебную, магическую силу, с которой их тянуло друг к другу.
– Нет, Мэйс! Не прикасайся ко мне, я не такая, как Труди. – Она с такой силой оттолкнула его, что едва не упала. – Я способна управлять своими… сексуальными инстинктами. Мне нужна любовь. Настоящая любовь, любовь, которая ведет к браку, Мэйс. Я не хочу входить в соитие с мужчиной в прерии, вдали от чужих глаз, как… как дикое животное. Я… я люблю тебя, – она всхлипывала, – я всегда буду любить тебя. Но так жить я не могу, Мэйс. Я не могу быть твоей любовницей, я хочу стать твоей женой. И если это не для тебя, тогда между нами все кончено. Слышишь? Все кончено, Мэйс!
– Эмеральда…
– Я сказала все, что думаю. – Эмери никогда бы не поверила себе, что голос ее может звучать так холодно и так решительно. – Да, Мэйс с этой минуты между нами ничего не может быть.
Непонятное выражение появилось на его лице.
– Очень хорошо. Ты все для себя решила, Эмеральда. И я принимаю твое решение. – Он повернулся и пошел к лагерю.
Эмеральда смотрела ему вслед. На ее глаза навернулись слезы.
Ей хотелось побежать за ним, упасть в его объятия, но она помедлила, и момент был упущен. Он ушел.


Прошел еще один день. День, похожий на все другие. Солнце палило нещадно. Эмери шла рядом с повозкой, рядом с ней шла Сюзанна, развлекая ее детской болтовней.
Мэйс ехал впереди, высматривая подходящее место для стоянки: чтобы была вода и было удобно расположиться лагерем.
Эмери никак не удавалось выбросить его из головы. Он все время стоял перед ее мысленным взором: его светлые волосы, его глаза, прищуренные от солнца, то серьезные, то загорающиеся в улыбке. Вопреки Труди, вопреки здравому смыслу, вопреки всему она продолжала любить его. И, как ни прискорбно, она вынуждена была признать, что будет любить его всю жизнь.
К несчастью, она относилась к той категории женщин, которые всю жизнь любят одного мужчину. Только один мужчина может полностью владеть их душой и телом. Для нее существовал один-единственный мужчина, и им был Мэйс Бриджмен.
«Я не хочу быть, как Труди, рабой своего тела, – уже в который раз повторяла она. – Я не хочу быть шлюхой, любовницей. Мне нужно большее».
* * *
Однажды вечером после ужина Тимми позвал ее, оторвав от мытья посуды. Эдгар, их пес, с шерстью, свалявшейся за долгие дни бега по зарослям шалфея, счастливо махал хвостом. Эдгар тоже умудрился сбежать от индейцев, которые, как сказал Мэйс, могли бы его съесть. Два дня назад он вернулся в лагерь, исхудавший и обессиленный. Тимми страшно обрадовался.
– Эмери, последнее время ты совсем не рисуешь, – сказал он.
– Разве? – Эмеральда улыбнулась. – Наверное, это от усталости. Сегодня был долгий переход. А мне приходится теперь заменять ваших папу и маму.
– Я знаю.
– Ты хочешь, чтобы я что-нибудь тебе нарисовала?
– Нет… – Тимми вздохнул. – Можно мне посмотреть твой альбом? Я хочу посмотреть рисунок, где изображен Перо.
Эмеральда достала альбом, и Тимми перелистал страницы, пока не нашел набросок Пера. Маленький индеец получился гордым и злым.
– Мне кажется, Перу хотелось домой так же, как и мне, – сказал Тимми.
– Это естественно, Тимми.
– Наверное, поэтому он разрешил мне взять Ветерка. Потому что он помнил…
– Что? Что ты сказал? – Эмеральда уставилась на мальчика. – Так, значит, Перо помог нам бежать?
– Конечно. Индейцы увели Ветерка, а Перо отвязал его и отпустил. И еще он показал мне, как прятаться под брюхом лошади. Он знал, что я мечтаю о бегстве, и ты тоже.
Эмеральда отправилась спать в глубокой депрессии. Мэйс вернулся в лагерь и этим вечером ужинал с Вандербушами. Лежа в палатке, она слышала взрывы смеха, раздающиеся со стороны их повозки.


На следующую ночевку они остановились у маленького ручейка, пробившего себе дорогу в скальной породе.
Эмеральда развела костер, взяла с собой Кальфа и пошла к ручейку за водой. Переход выдался трудным, она устала, была вся в пыли и мечтала только о том, чтобы отыскать местечко поглубже, где можно было бы искупаться или хотя бы ополоснуться.
Она пошла против течения, осторожно ступая среди острых камней.
Кальф закапризничал, напомнив о своем присутствии. Она наклонилась и поцеловала теплую головку.
– Не волнуйся, малыш, мы скоро вернемся, – сказала она. – Вот только наберу воды.
Наконец она отыскала подходящее место и опустила в воду ведро. И тут она заметила Зика Йорка. Он тоже шел с ведром.
– Привет, Зик. – До сих пор ей удавалось избегать встреч с ним.
– Наполняем ведро? – Маленькие глазки буравили Эмеральду.
– Да. Мне пора в лагерь. Тимми ждет и… и Гертруда.
– Неужели?
– Да. – Она попятилась назад, едва не споткнувшись о камень. – Прошу вас, – взмолилась она, – пожалуйста, оставьте меня в покое. Мне действительно пора в лагерь. Ребенок голоден.
– Ну, наверное, еще не очень, раз не вопит. Что, если положить ребенка на травку? А мы тут посидим вместе и присмотрим за ним. Так что же все-таки с тобой делали эти индейцы? Они лучше белых мужчин?
– О чем вы говорите? Как вы смеете?
Но Эмеральда прекрасно понимала, о чем он говорит.
– Нет! Пожалуйста!
Она выронила ведро и бросилась наутек по каменистой тропинке. Туфли скользили, она боялась упасть и уронить ребенка. Кальф раскачивался в своей самодельной люльке у нее на шее, и ей приходилось поддерживать его головку. Нельзя, чтобы он упал…
Зик преследовал ее. Она слышала хруст гальки под его сапогами.
– Прошу вас, оставьте меня!
Он схватил ее за руку. Она закричала, стараясь высвободиться.
И тут, откуда ни возьмись, появилась Марта Ригни. Эмеральда, которой мешал ребенок, старалась вырваться из горячих липких рук Зика. Пуговицы на платье расстегнулись, обнажив правую грудь.
– Что здесь происходит? – уперев руки в бока, спросила Марта.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свет твоих глаз - Грайс Джулия



Аннотация совершенно не раскрывает сюжет романа.Книга супер.Советую.
Свет твоих глаз - Грайс ДжулияНатали
5.12.2012, 18.13





давно не читала такого романа,,,все 10 баллов,,,
Свет твоих глаз - Грайс ДжулияВэл
9.02.2016, 14.40





Очень, очень ужасный главный герой... С ролью героя не справился вообще, зачем спас девочку от индейцев, спрашивается? Чтобы потом над ней все в лагере издевались, при том, что он в стороне, белый и пушистый. Девчонка молодец, сильная, здравая личность, столько перенесла в жизни, и ещё идиота полюбила... Будет всю жизнь её мучить, такие безответственные мужчины не исправляются, я б на её месте лучше с индейцем бы осталась
Свет твоих глаз - Грайс ДжулияВиктория
11.02.2016, 10.54





Какой же отвратительный ГГерой в этом романе! И совсем он не герой этот Мэйс, а так, какой-то приспособленец, все время был в стороне, даже когда героиню терзали у него на глазах. Фу, мерзость! Я все , надеялась, что героиня охладеет к нему и бросит его в конце, а она все "люблю да люблю", вот досада! Индейца жалко, вот он действительно герой.
Свет твоих глаз - Грайс ДжулияIRina
13.02.2016, 17.04





Что за г..о я сейчас прочитала,жалею,сто сначала не прочитала комменты ,гг просто говнюк,ее поимели все кому не лень,пока он видите ли боролся со своими чувствами,просто кошмар не тратьте свое время на эту книжку!
Свет твоих глаз - Грайс ДжулияАмина
12.03.2016, 13.11





Моя хата з краю, нічого не знаю - кредо головного хероя.
Свет твоих глаз - Грайс Джулиямасик
18.03.2016, 23.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100