Читать онлайн Нежные объятия, автора - Грайс Джулия, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежные объятия - Грайс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежные объятия - Грайс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежные объятия - Грайс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грайс Джулия

Нежные объятия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Спустя час Элиза стояла перед зеркалом в бледно-желтом, цвета нарцисса, шелковом платье. Переливчатая ткань, сочная, как свежий весенний луг, притягивала к себе солнечные лучи и отбрасывала нежные блики, когда Элиза разглаживала и оправляла тройной ряд кремовых лент на свободных, разлетающихся рукавах.
Девушка оглядела себя с ног до головы и вызывающе прищурилась. Нет, она не наденет траур! Не наденет, и все тут! Папа терпеть не мог темные платья. Он говорил, что они скрадывают красоту женских форм и придают лицу болезненную бледность. А однажды даже сказал в шутку, что если Элизе когда-нибудь придется оплакивать его, то пусть она наденет черное только на похороны, а в остальное время носит платья светлых, радостных тонов.
Глаза Элизы снова наполнились слезами, но она быстро смахнула их и наклонилась поближе к зеркалу, чтобы убедиться в том, что веки не покраснели и не распухли. Слава Богу, этого не произошло. Наоборот, от долгих рыданий глаза казались еще больше, ярче, их глубокая синева подчеркивала изысканную бледность лица. Элиза осталась довольна своей внешностью, ведь для выполнения ее замысла необходимо было выглядеть как можно лучше.
Собственное отражение в зеркале добавило Элизе уверенности. Она решительным, твердым шагом прошла по комнате, взяла с туалетного столика перчатки и маленький зонтик от солнца, прекрасно гармонирующий с нежной желтизной платья. Затем увенчала высоко подобранные локоны светло-зеленой бархатной шляпкой с атласными лентами.
Прихватив из гардероба кашемировый жакет, Элиза вышла из комнаты и стала спускаться вниз. Мэт и кузина Мальва уже уехали, поэтому проскользнуть незамеченной через заднее крыльцо не составит большого труда.
Элиза нетерпеливо прохаживалась по конюшне, пока Билли запрягал Дэнси в коляску. Наулице стал накрапывать дождь, невесомая водяная пыль ложилась на листву деревьев и блестела алмазной россыпью. Но сейчас Элиза, глядя на всю эту красоту, думала только о том, что дождь в сочетании с обычной городской слякотью – размытым конским навозом и потеками колесной смазки – сделает мостовую особенно скользкой и опасной.
Билли собрался уже было натянуть на сиденье двуколки резиновый предохранительный кожух, но Элиза воспротивилась:
– Там нет никакого дождя, только чуть-чуть накрапывает. Билли, мне нужно ехать! Пожалуйста, не тяни время!
Ее охватило невероятное нетерпение, и она успокоилась, только когда уже сидела в коляске, крепко сжимая в руках вожжи. Через двадцать минут она остановила двуколку перед громадным, роскошным особняком Элингтона в северной части города и принялась внимательно рассматривать дом человека, разорившего ее отца.
Это было прекрасное трехэтажное здание, единственное на целый квартал. Сводчатая колоннада поддерживала массивный портик, протянувшийся вдоль всего фасада. К парадному подъезду вела широкая мраморная лестница. Наружное декоративное убранство особняка составляли многочисленные арки, балконы и огромных размеров купол с множеством стрельчатых окошек.
Один только вид этого дома заставил Элизу вспыхнуть от гнева и негодования. Еще стоя перед зеркалом у себя в комнате, она постаралась припомнить все когда-либо слышанное о Риордане Дэниелсе. Перво-наперво, конечно, это дуэль, в которой чуть не погиб его противник. Потом связи с актрисами и продавщицами, собственное игорное заведение, подкуп судей. Ходили слухи, что он увел жену у известного железнодорожного магната, а когда столкнулся лоб в лоб с разъяренным супругом, то смеясь предложил не ссориться двум столь достойным людям из-за одной сварливой женщины. Нетрудно вообразить, каким образом высоконравственное чикагское общество реагировало на появление такого человека, как Дэниелс, в своей среде.
Вид особняка Дэниелса лишь подлил масла в огонь. Этот негодяй купил его за бесценок у некоей вдовы, ведущей затворнический образ жизни. Меньше чем за месяц он потратил около пятисот тысяч долларов – сумму, превосходящую все мыслимые и немыслимые пределы, – на меблировку и отделку дома.
Ходили слухи, что в особняке не один, а целых два бальных зала, бильярдная и кегельбан, а в сверкающей, невероятных размеров кухне есть три водопроводных крана: из одного течет холодная вода, из другого – кипяток, а из третьего бьет струя ледяного шампанского.
Представив себе, как, узнав о самоубийстве ее отца, Риордан Дэниелс и глазом не моргнув продолжает преспокойно потягивать шампанское, Элиза рассвирепела.
Она вышла из коляски, шелестя шелковыми юбками, привязала Дэнси к столбу и в ярости направилась к парадному крыльцу. Над тяжелой дубовой дверью полукругом располагались маленькие оконца со стеклами, напоминающими разноцветные слезинки. Дверной молоток был отлит из цельного куска серебра и имел форму льва, стоящего на задних лапах. «Какая безвкусица», – подумала Элиза, принимаясь стучать в дверь с излишней силой и нетерпением.
– Что вам угодно, мисс?
Надменный дворецкий с высоты своего огромного роста внимательно осмотрел Элизу. Это был крупный мужчина средних лет; его массивные плечи плотно обтягивала ливрея с двумя рядами серебряных пуговиц.
– Меня зовут Элиза Эмсел. Я хотела бы видеть мистера Дэниелса.
– Вас ожидают? – без полагающейся в таких случаях любезности поинтересовался лакей.
Его начищенная до блеска туша выглядела нарочито недоброжелательно. Всем своим видом он, казалось, пытался дать понять, что снизошел до разговора с Элизой, лишь прикинув примерно стоимость ее платья; если бы цена Элизиного одеяния была несколько ниже, то ей непременно предложили бы зайти в дом с черного хода. В те времена для женщины, тем более для леди, считалось недопустимым являться с визитом к незнакомому мужчине без предварительной договоренности. Элиза и не думала считаться со всеми этими условностями и тем более пускаться в долгие разговоры с лакеями.
– Да, меня ожидают, – ответила она не допускающим возражений голосом.
Лакей поклонился и ввел девушку в роскошный холл в стиле рококо.
На мгновение, пораженная окружающим великолепием, Элиза забыла о цели своего визита. Высокий потолок с лепниной в форме правильных восьмиугольников поддерживали тонкие колонны, украшенные позолоченными завитками. Балюстрада роскошной, впечатляющих размеров лестницы, ведущей на второй этаж, была отделана изящными гипсовыми цветами и листьями, также покрытыми тонкой позолотой.
Повсюду стояла изысканная, темного дерева мебель. Пол был устлан персидскими коврами вишнево-коричневых оттенков с изображенными на них мифическими чудовищами. Холл соединялся с несколькими комнатами, не уступающими ему в богатстве отделки и меблировки.
И зачем только человеку, живущему в полном одиночестве, нужна такая роскошь? Рассматривая интерьер дома Дэниелса, Элиза раздражалась и злилась все сильнее, хотя прекрасно понимала, что в свете принято выставлять свое богатство напоказ. Но Риордан Дэниелс заведомо вызывал у Элизы неприязнь, более того, ненависть, поэтому его особняк казался ей вычурным и аляповатым. Она воспринимала его как глумление над памятью об отце.
– Прошу вас сюда, мисс. Соблаговолите подождать в библиотеке.
– Очень хорошо.
Элиза постаралась не выдать того изумления, которое охватило ее при виде сказочно роскошной обстановки: библиотека оказалась еще изысканнее холла. Похоже, всяк сюда входящий терял дар речи от восторга. Лакей холодно откланялся и вышел. Оставшись одна, Элиза принялась расхаживать по комнате, буквально утопая в ее великолепии, противостоять которому недоставало сил. Стены библиотеки были обиты сафьяном, под ногами лежали турецкие, персидские ковры, каждый из которых являлся настоящим произведением искусства и не мог оставить равнодушным никого, кто обладал хоть малейшим эстетическим вкусом. Кушетка же черного ореха с невероятно красивым расшитым балдахином и множеством маленьких подушек, обтянутых красным бархатом, вообще казалась музейным экспонатом.
А книги! Застекленные полки, упирающиеся в потолок, были сплошь заставлены кожаными корешками фолиантов. На столе лежал един из них. Элиза подошла ближе и прочла название: «Цивилизация» Ральфа У. Эмерсона. Ее ярость сменилась удивлением. Вор… мошенник… хищник… и вдруг читает такие книги?! Нет, это невероятно!
Но время шло, а Риордан Дэниелс все не появлялся. Однако он слишком долго заставляет себя ждать!
– Ну-с, чем обязан такому неожиданному удовольствию? Мне кажется, мы не были представлены?
Элиза услышала за спиной низкий, густой голос. Риордан вошел в библиотеку абсолютно бесшумно, Элиза обернулась в полном смятении, тем более что этот голос казался ей знакомым.
– Вы?!
– А, это вы.
Элиза несколько секунд, показавшихся ей часами, не могла оправиться от потрясения, а Риордан Дэниелс криво улыбнулся, отвесил насмешливый поклон и, бросив на нее лукавый взгляд, сказал:
– Могу я узнать, как вам удалось разыскать меня? Только не уверяйте, что вы пришли сюда бросить мне вызов на очередное состязание, ибо подобный азарт может толкнуть вас и на более безрассудные поступки.
И потом, я ведь, кажется, уже говорил, что в следующих скачках победа, вне всякого сомнения, за мной.
Элиза не могла оторвать глаз от человека, прикосновение руки которого до сих пор помнили ее пальцы. Но это не помешало ей ответить ему как можно сдержаннее.
– Увы, но вы заблуждаетесь относительно цели моего визита, – холодно отчеканила она.
– Тогда что же привело вас в мой дом? – Риордан Дэниелс был всерьез удивлен и заинтригован ее появлением.
– Вероятно, лакей невнятно назвал мое имя. Меня зовут Элиза Эмсел. Эмсел.
– Да, я знаю.
Улыбаясь, Дэниелс подошел к ней ближе. Он оказался еще выше, чем предполагала Элиза; рядом с ним она выглядела совсем маленькой. Горделивой осанкой и ростом молодой человек напоминал древнесаксонских королей со средневековых полотен. Это сходство подчеркивали крупные черты лица, массивный нос с горбинкой, и суровый, властный взгляд карих глаз. Но улыбка Дэниелса была на удивление мягкой и доброй, что никак не вязалось со всем его обликом и безмерно раздражало Элизу.
– Что значит «да, я знаю»? Можно подумать, вы ожидали найти здесь именно меня? И потом, я прождала вас целых полчаса, как какая-нибудь горничная, пришедшая наниматься к вам на службу!
– Я разбирал дела со своим адвокатом. Пожалуйста, успокойтесь. – В голосе Риордана Дэниелса до сих пор звучало крайнее недоумение.
– Нет, я не успокоюсь! Не надейтесь! Я – дочь Авена Эмсела. Я пришла сюда, чтобы сообщить вам о своем намерении вернуть принадлежащее мне по праву – все до последнего цента. И я заставлю вас ответить за преступление, которое вы совершили! Чего бы мне это ни стоило!
Глубокие черные глаза внимательно разглядывали Элизу; последние искры улыбки исчезли с лица Дэниелса.
– Это очень серьезное обвинение, мисс Эмсел. Я действительно имел деловые отношения с вашим отцом, но они были абсолютно законны. Просто так легли карты. В данном случае удача оказалась на моей стороне.
– Удача! Карты!
– Вне всякого сомнения, вы как и подобает благовоспитанной девушке из хорошей семьи, плохо разбираетесь в деловых отношениях между мужчинами… Но я уверяю вас, мисс Эмсел, произошедшее между вашим отцом и мной не выходит за рамки закона. Мистер Эмсел поставил не на ту карту… и проиграл. – Риордан Дэниелс пожал плечами. – В этом нет ничего из ряда вон выходящего, обычный риск при игре на деньги. Ежедневно на бирже такое случается с десятками, сотнями людей. Уверяю вас, здесь нет никакой трагедии. Вне всякого сомнения, ваш отец в скором времени отыграется и с лихвой вернет потерянное.
Элиза оцепенело смотрела на него, чувствуя, как к сердцу и к голове снова приливает горячая волна горя и отчаяния.
– Вы что же, хотите сказать… что ничего не знаете?
– Чего не знаю?
– Того, что мой отец умер.
– Что?!
– Он застрелился два дня назад.
Лицо Риордана Дэниелса покрылось мертвенной бледностью; невольно отступив на шаг от Элизы, он не сразу совладал с собой.
– Прошу меня простить, мисс Эмсел. Я большую часть времени провожу в конторе и не всегда бываю в курсе последних событий. Я ничего не знал об этом, даю вам слово…
Но Элиза, словно не слыша его, вдруг помимо своей воли разразилась громким плачем.
– Как… как вы могли ничего не знать? Об этом писали во всех газетах! Я не стану вас обвинять в глумлении над его кончиной – даже вы не в состоянии опуститься до такой низости. Но ведь вас не волнует его смерть, не так ли? Для вас отец – всего лишь очередная жертва!
– Какая жертва? Послушайте, мисс Эмсел, вы не в себе, вам надо успокоиться. Право слово, то, что вы говорите, несправедливо!
Риордан Дэниелс взял девушку за руку, и она неожиданно для себя почувствовала силу и доброту, исходящие от этого человека.
– Мне ужасно жаль, что произошло такое несчастье. Я и не подозревал, что ваш отец способен на такое. Он производил впечатление обычного биржевого игрока, и я подумал…
– Что вы думали? Разве вы вообще умеете думать? – Элиза отскочила от него, как от какого-нибудь карманника или головореза.
– Не смейте прикасаться ко мне! Мой отец никогда не был… биржевым игроком, как вы только что изволили выразиться! И избавьте меня от ваших сожалений и извинений! Мне нет в них нужды! Я намерена отобрать у вас завод Эмсела! Это мое наследство, и вы его не получите!
Элиза задыхалась, ее голос срывался на хрип. Она потеряла контроль над собой и вдруг почувствовала себя такой обессилевшей, что готова была припасть к груди убийцы своего отца и обрушить на него поток беспомощных, горьких слез. Поймав себя на этой мысли, Элиза подобрала юбку и опрометью бросилась вон из библиотеки.


Для ошеломленной горем дочери день похорон отца принял смутные, расплывчатые очертания. Мальва взяла на себя все заботы по организации церемонии. В какой-то момент к Элизе вернулась способность чувствовать и реагировать на происходящее. Тогда она с удивлением обнаружила, что на ней черное креповое платье и густая темная вуаль, что она машинально, бездумно отвечает кивком головы на слова сочувствия, которые произносит какой-то давний папин знакомый. А за ним выстроилась целая вереница людей, которые тоже хотят сказать ей эти слова и получить в ответ такой же кивок. Слухи о причине самоубийства Авена Эмсела в мгновение ока облетели весь город, чему Элиза в глубине души радовалась, ведь теперь преступное деяние Риордана Дэниелса стало известно всем и каждому.
Элиза краем уха услышала, как две дальние родственницы отца шепчутся за ее спиной:
– Что же теперь будет с бедной Элизой?
– Ей придется жить вместе с Мальвой. По крайней мере пока не выйдет замуж. А я думаю, это случится очень скоро. Слава Богу, она очень хорошенькая. А в ее положении, когда нет ни гроша, внешность – это единственное, на что приходится рассчитывать. Ну и, конечно же, не стоит забывать о происхождении. Фамилия Эмселов сама по себе уже капитал. Тем более что ее мать была из рода Бидлей.
На похоронах присутствовал весь цвет чикагского высшего общества: Маршалл Филд, Поттер Палмер, Филип Армуар, Сайрес Маккормик. Подруги Элизы нежно обнимали ее и прижимали к покрасневшим глазам кружевные платочки. Молодые люди, танцевавшие с ней на балах и званых вечерах, смущенно бормотали соболезнования. Феликс Морган, управляющий заводом Эмсела, открыто плакал. Домашняя прислуга Эмселов хоть и занимала последние ряды в церкви, но оплакивала своего бывшего хозяина ничуть не меньше его именитых друзей, сидящих у самого алтаря.
Вчерашняя весенняя гроза превратилась за ночь в нудный моросящий дождь, и Элиза стояла у могилы под зонтом, который держал над ней Мэт, прислушиваясь к монотонному стуку капель о натянутый черный шелк. Она заметила, как все присутствующие зябко поеживаются от сырости и втайне мечтают поскорее вернуться в сухие, теплые гостиные, где можно погреться у ярко пылающего камина.
Когда священник произнес заключительные слова заупокойной молитвы, Мэт, продолжая держать зонт над головой Элизы, повел ее под руку к экипажу. Он чуть сильнее обычного прижал Элизин локоть к своей груди, как будто давая понять, что ничего не имеет против, если она прильнет к нему всем телом и, как подобает в таких случаях, даст волю слезам. Элиза же вопреки ожиданиям Мэта гордо выпрямилась, отняла свою руку и с независимым видом направилась к экипажу.
У экипажа, к немалому удивлению Элизы, их ждал Риордан Дэниелс. Он стоял поодаль, около своей щегольской коляски, с его зонта стеной стекала вода. Ошеломленная этой встречей, Элиза замерла на месте. Его не было ни в церкви, ни около могилы. Он, что же, только что приехал? И вообще как он осмелился показаться здесь?!
– Элиза, что случилось? – Мэт недоуменно смотрел на свою спутницу, не замечая непрошеного визитера.
– Он… он приехал.
– Он?
Риордан уже направлялся к ним своей решительной, даже чуточку агрессивной походкой. Его сверкающие глаза были прикованы к лицу Элизы. У нее перехватило дыхание и закружилась голова от испепеляющего сердце желания уничтожить этого человека. Уничтожить человека, чья «удача» привела к гибели ее отца, чьи «карты» легли таким образом, что она лишилась всего на свете.
– Мисс Эмсел, – начал Риордан Дэниелс. – Если вам понадобится какая бы то ни было помощь, я с радостью готов сделать все от меня зависящее. Что же касается вашего дома… Я дал распоряжение своему адвокату предоставить вам пожизненную аренду…
– Нет! – выкрикнула Элиза. – Мне не нужна ваша благотворительность! Я ни от кого не приму милостыни! Слышите? Я хочу владеть только принадлежащим мне по праву.
Лицо Риордана мгновенно потемнело.
– «По праву», мисс Эмсел, вам не принадлежит ничего.
Они смотрели друг на друга, и на пересечении их взглядов, как злой джинн из бутылки, возник дух противостояния, тот самый дух, который захватил их обоих с момента бешеной скачки по чикагским улицам. Сейчас Элиза окончательно убедилась в том, что ее соперник – игрок по натуре; он любит открытую борьбу и умеет выигрывать, от него нельзя ожидать пощады, но и сам он ее никогда не попросит. Правда, Риордан Дэниелс привык бороться с равными ему по силе мужчинами, йо не с женщинами. А это огромная разница!
– О! Можете не сомневаться, я буду владеть беззаконно отнятым у меня по праву, – спокойно, в тон Риордану ответила Элиза. – Повторяю, я намерена вернуть все до последнего цента.
Элиза зло улыбнулась, с удовольствием заметив, как перекосилось лицо Риордана, и, опираясь на руку Мэта, села в экипаж. Ее и без того горделивая осанка приобрела легкий оттенок надменности. Она милостиво позволила своему спутнику занять место в экипаже рядом с ней и царственным жестом велела вознице трогаться в путь. Но мысли ее невольно вновь и вновь обращались к высокому темноглазому мужчине, оставшемуся стоять под проливным дождем.


На следующий день рано утром Элиза отправилась на Лэйк-стрит в контору Мэта Эберли. Верная своему решению придерживаться давнего пожелания отца, Элиза, отказавшись от внешних проявлений траура, надела кремовое платье. Изящная соломенная шляпка придавала ее облику нарочитую жизнерадостность. Мэт был потрясен, увидев ее на пороге конторы в таком виде.
– Элиза, почему вы не в трауре? – недоуменно спросил он.
– Папа терпеть не мог черное, и я тоже. Довольно того, что скорбит мое сердце; то, как это выглядит со стороны, не имеет значения. Впрочем, я пришла сюда не для того, чтобы обсуждать мои туалеты. Мне надо знать, есть ли шансы вернуть завод отца.
Мэт провел ее из приемной в свой кабинет – маленькую неопрятную комнатку, до отказа забитую толстыми томами по юриспруденции. Посреди кабинета стоял длинный стол, заваленный скоросшивателями и уставленный картотечными ящичками. На стене висела фотография Стефана Дугласа в момент его знаменитой речи на процессе против Авраама Линкольна.
Мэт предложил Элизе присесть на диван, а сам тяжело опустился в кожаное кресло. Он внимательно посмотрел на свою юную посетительницу взглядом умудренного жизненным опытом, предусмотрительного и здравомыслящего человека.
– Я ведь уже говорил вам, Элиза, с этим ничего нельзя поделать.
– Не верю. – Девушка нахмурилась.
– Напрасно. – Мэт поднялся и подошел к окну, за которым шумела наводненная людьми и экипажами улица. – Ведь здесь дело не только в деньгах… Элиза, вы юное, невинное создание и не понимаете, что хотите вторгнуться в жестокий мир деловой конкуренции, где таких людей, как Риордан Дэниелс, привлекают вовсе не деньги. Для них это азартная, захватывающая, составляющая смысл их жизни игра, и те деньги, которые она приносит, не самоцель, а вознаграждение за победу.
Элиза упрямо поджала губы и, глядя в пол, сказала:
– Для моего отца это не было игрой.
– Вы ошибаетесь. Ваш отец тоже был игроком, только не такого крупного масштаба, как Риордан Дэниелс, для которого ваш завод важен лишь потому, что он выигран в честной борьбе.
Повисла мучительная, долгая пауза… Но Мэт Эберли все-таки продолжил:
– Увы, Элиза, но завод Эмсела вам больше не принадлежит. Риордан Дэниелс получил его в качестве уплаты долга. Кстати говоря, долг вашего отца настолько велик, что нужно по крайней мере три таких завода. Дэниелс все равно несет тысячи долларов убытка и вынужден просто списать невостребованные с мистера Эмсела деньги.
– Вы хотите сказать, что он все-таки подает мне милостыню? – Девушка удивленно вскинула голову.
– В каком-то смысле… – Не в силах продолжать, Мэт с опаской покосился на свою визитершу.
– Я должна что-нибудь предпринять, – поражаясь собственной настойчивости, выдавила из себя Элиза.
– Что предпринять? Кажется, я все уже вам объяснил. Вы ведь ничего не смыслите в бизнесе, не знаете самых элементарных вещей. Послушайте, вы красивая молодая женщина. Не создавайте себе ненужных проблем.
– Не смейте относиться ко мне снисходительно!
– Ну что ж, как вам угодно. Но учтите, Риордан Дэниелс – богатый и могущественный человек, а вы – всего лишь беззащитная девушка без гроша за душой. Даже если бы у вас и были какие-нибудь средства, их все равно недостаточно. Поймите, ведь он один из богатейших людей Америки! У него хватит денег, чтобы купить любого из тузов, присутствовавших на похоронах вашего отца. Любого, Элиза! В том числе и меня.
Голос Мэта смягчился, он взял Элизу за руку.
– Дорогая, будет лучше, если вы выкинете все это из головы. У вас нет денег, ваш дом скоро пойдет с молотка. Вам необходимо найти тихое, надежное пристанище. В вашем положении самое разумное – выйти замуж за любящего вас человека и довериться ему.
По тому, как нежно Мэт держал ее руку, и по тому, каким туманным сделался его взгляд, Элиза поняла: он имеет в виду себя.
– Мэт, вы же знаете, я не хочу выходить замуж.
– Будьте моей женой, Элиза. Давайте сыграем свадьбу как можно скорее. Я буду заботиться о вас. Уверен, вы и мои дети сумеете найти общий язык и полюбите друг друга.
Хотя Джулия и Генри – восьмилетние близнецы Мэта – были очаровательными, милыми детьми, Элиза ужаснулась, представив себе, как входит в чужую, не ею созданную семью, как, еще толком и не повзрослев, становится матерью двух ребятишек. Но не это больше всего пугало ее; жить под одной крышей с человеком, которого ни капельки не любишь, спать с ним в одной постели, рожать ему детей… Нет, никогда! Она мягко, но твердо отодвинулась от него.
– Мэт, я не хочу выходить замуж. По крайней мере сейчас. Прекрасно понимая, насколько тяжело мое положение, я все-таки отказываюсь принимать милостыню от своей кузины Мальвы или зависеть от вас. Я много думала об этом и вот как считаю нужным поступить…
Пытаясь скрыть свою досаду, Мэт смущенно улыбнулся:
– Элиза, я восхищен вашей решительностью и целеустремленностью. Такие девушки, как вы, – редкость, если не сказать больше. Но в данном случае…
– У меня есть кое-какие драгоценности, полученные в наследство от матери. Они в секретном сейфе в библиотеке. Эти драгоценности мои, а не папины, поэтому я могу распоряжаться ими, как мне заблагорассудится. Так вот, сегодня же я продам их, а на вырученные деньги открою свое небольшое дело. И со временем смогу выкупить завод отца, уплатив все его долги.
«И смогу не только тягаться с Риорданом Дэниелсом, но и разбить его наголову», – мысленно добавила Элиза.
Мэт всплеснул руками:
– Но это смешно! Какое дело вы сможете открыть?
– Пока не знаю.
– Девушка из хорошей семьи не может иметь собственного дела. Вы выросли в тепличных условиях. Вас всю жизнь лелеяли и баловали как единственного любимого ребенка. Ваш отец не мог на вас надышаться, выполнял все ваши капризы, принимал за вас решения… Вы не приспособлены к самостоятельной жизни. И потом… – Мэт резко изменил тактику. – Или, быть может, в пансионе миссис Соме вас обучали бухгалтерии и основам предпринимательства?
– Разумеется, нет.
– Но вы хоть знаете, что такое кредитный лимит, оборотный капитал, мелкая кража, аренда и контракт?
– Нет, не знаю. Опять-таки пока.
– А в состоянии ли вы работать по двенадцать часов в день, подавая пример клеркам и прочим служащим? Хватит ли у вас терпения улаживать бесконечные споры и разногласия между ними? Сможете ли вы при первой же необходимости без малейших колебаний уволить одного и нанять другого человека?
– Да. Я думаю, да.
Элиза гордо выпрямилась во весь рост, так что ее глаза оказались на одном уровне с глазами Мэта. Она вспомнила дерзкий, вызывающий взгляд Риордана Дэниелса и ощутила прилив энергии и решимости. Это было прекрасное, ни с чем не сравнимое чувство.
– Уверена, Мэт, во мне есть определенные деловые качества. Но у меня нет знаний. Вы правы, говоря о моей беспомощности. Но теперь пришло время изменить себя. Меня не пугает богатство и могущество Риордана Дэниелса. Как бы то ни было, я бросаю ему вызов. Я сыграю с ним в его игру, и посмотрим, кто одержит верх.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежные объятия - Грайс Джулия



ну, на 7-если в двух словах то книга про войну --любовницы и невесты богатого,красивого и т.д -мужчины
Нежные объятия - Грайс Джулияастра
3.04.2012, 11.26





Мне роман очень нравиться, перечитывала пару раз. Мне нравится то, что героиня самостоятельная и решает свои проблемы сама...
Нежные объятия - Грайс ДжулияАнна
4.04.2012, 12.44





Никакой войны нет в этом романе.Видимо, некоторые читают по диагонали.Книга интересная.
Нежные объятия - Грайс ДжулияНатали
5.12.2012, 18.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100