Читать онлайн Нежные объятия, автора - Грайс Джулия, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежные объятия - Грайс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежные объятия - Грайс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежные объятия - Грайс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грайс Джулия

Нежные объятия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Элиза бродила по дому, прислушиваясь к гулкому эху шагов, раздававшемуся по деревянным перекрытиям. Ей почудилось, что дом населен призраками минувших лет, которые, таясь по углам, иногда являются человеку, сюда забредшему. Вот отец – смеется, закинув голову, и несет ее, маленькую, на плечах вверх по лестнице. Вот она – пятнадцатилетняя девочка, кричит ему что-то вслед. Фифина бормочет себе что-то под нос по-французски и злобно шелестит накрахмаленными юбками. Сердце Элизы сдавила болезненная тяжесть. Папа!
Большую часть прежней мебели продали, остались лишь немногие крупные вещи, аккуратно закрытые чехлами, вероятно, сторожем. Элиза пробралась в отцовскую библиотеку, и ей померещился сладкий аромат сигарного дыма.
Элизе стало не по себе, и она поспешила выйти в коридор. Затем она заглянула в оранжерею, где среди роскошных цветов по-прежнему стоял мраморный мальчик с неизменной улыбкой на лице. Мальчик с тех пор совсем не изменился, а вот она… Стало вдруг очень грустно. Элиза развернулась и вышла из оранжереи, жалея, что вообще заглянула сюда. Она не зашла в папину спальню, боясь увидеть что-нибудь страшное. А вдруг там притаился дух отца? Но, устыдясь собственной трусости, Элиза приободрилась. Какие глупости! Папа так любил ее, хотел, чтобы она стала его полноправной наследницей. Так зачем же она подозревает его мятущийся дух в вероломстве?
– Ну вот, папа. Я сделала так, как ты хотел. Я владею этим домом и твоим заводом, – раздались слова Элизы в пустой комнате.
Элиза торопливо прошла мимо закрытой двери в папину спальню, мысленным взором возвращаясь к картине той ночи – дрожащая Фифина, пытающаяся не пустить ее в комнату. Значит, Фифина была любовницей отца. Именно поэтому она всю жизнь относилась к Элизе с неприязнью и вечно брюзжала по любому поводу! Чем не мачеха? Именно поэтому она до сих пор пребывает в уверенности, что Элиза обязана ей за то, что она каждую ночь проводила в постели ее отца!
А с другой стороны, может, Фифина не напрасно считает себя вправе ожидать какой-то компенсации?
Мысли Элизы неожиданно для нее самой приняли другой оборот. Ведь отец точно так же использовал Фифину, как сейчас Риордан использует ее саму. Наверное, все дело в том, что папа недостаточно много платил Фифине, поэтому она чувствует себя обиженной.
Элиза прошла по коридору до конца к маленькой лестнице, ведущей на третий этаж, где располагались комнаты прислуги и небольшой чердак. Спальня Фифины находилась там же, рядом со спальнями других слуг. Движимая безотчетным порывом, Элиза поднялась по лестнице. Сюда сторож, похоже, почти не заходил: на ступенях и перилах лежал толстый слой пыли. Комнаты слуг были как две капли воды похожи одна на другую – узкие железные кровати, шкафы, деревянные стулья, китайские фарфоровые кувшины для умывания. Элиза бродила по комнатам, не понимая, что именно подвигло ее взбираться на такую верхотуру.
Элиза прошлась по бывшей комнате Фифины и не нашла ни единого следа некогда жившей здесь француженки, кроме одиноко висевшей на спинке стула, всеми забытой сетки для волос. Ее кровать была чуть шире, чем у других, и мягче, у окна стоял мраморный умывальник – жалкие привилегии, приобретенные Фифиной за свою связь с Авеном Эмселом.
Почувствовав неловкость, Элиза захлопнула дверь и направилась к чердаку. Давным-давно, будучи ребенком, она любила залезать сюда тайком в дождливые июльские дни и играть среди старых сундуков, коробок и поломанной мебели. Отсюда можно было попасть еще и в маленькую каморку, находящуюся в самом кипрпичном куполе.
Элиза задыхалась от пыли и паутины, чувствуя, что вступила в свое собственное детство. Все осталось здесь без изменений. Те же самые коробки, разве что со временем Их стало больше. Наверное, прежние хозяева снесли сюда все личные вещи Эмселов, которые посчитали ненужным хламом.
Элиза удивилась, найдя на чердаке шкатулку, всегда стоявшую в отцовской библиотеке. Здесь хранились старые письма от кредиторов, многие из которых – со стыдом отметила Элиза – содержали одни и те же требования: выплатить хотя бы проценты. Элиза собиралась уже закрыть шкатулку, как вдруг заметила на самом дне коробку от сигар. Она открыла крышку и обнаружила там целую пачку записок. Первая же из них была такого содержания: «Фараон. Должен Клиффорду Джонстоуну 500 долларов. И Филипу Армуару 1000 долларов. Не забыть!» И подобных записок оказалось десятки. На некоторых из них стояли отметки об уплате долга, но на большинстве таких отметок не было. Эти долги списала отцовская смерть, и им не суждено быть выплаченными. Закрыв шкатулку, Элиза спустилась вниз и разыскала сторожа, чтобы отдать ключи.
– Вы намерены продать дом, миссис Дэниелс? – спросил сторож, пряча ключи в карман. – По-моему, он как раз подойдет человеку, способному жить на широкую ногу, а?
– Я… – Элиза растерянно покачала головой. – Я не знаю, еще не думала, что делать с домом.
Она подобрала юбки и заспешила к коляске, опасаясь, как бы не опоздать ко времени приема гостей.


Девушка-продавщица настойчиво уговаривала Элизу купить роскошную шаль самой модной расцветки. С любопытством разглядывая индийские товары, Элиза почувствовала на себе чей-то тяжелый взгляд.
– А! Миссис Дэниелс! – В поставленном грудном голосе Линетт Маркис слышалась откровенная издевка. – Какой сюрприз встретить вас, бродя по магазинам! Разве вы теперь имеете недостаточно нарядов в вашем гардеробе?
Элиза свирепо прищурилась, глядя на мать Тессы, прикидывая в уме, что лучше: поставить на место нахалку или просто проигнорировать ее.
– Как поживает ваша малышка? – не унималась актриса.
– Спасибо. Тесса чувствует себя хорошо, – спокойно ответила Элиза, хотя сердце ее сжималось от страха. С тех пор как Риордан выслал Линетт чек, они не имели никаких известий о ней. Элиза даже немного успокоилась. Да и Риордан тоже. Хотя документы на Тессу все еще оставались неоформленными.
– Вот как?
– Да, она очень подвижный и живой ребенок. – Продавщица с интересом наблюдала за беседой двух дам, поэтому Элиза не раздумывая достала из кошелька деньги и велела завернуть предлагаемую шаль.
Элиза торопливо вышла из магазина. Линетт неотступно следовала за ней.
– Я хочу поговорить с вами, миссис Дэниелс.
– Я вас слушаю. – Элиза покраснела, моля Бога лишь об одном – чтобы никто не увидел ее разговаривающей с актрисой. Больше всего ей хотелось просто развернуться и уйти, но не стоило злить и без того разъяренную Линетт.
– Я слышала, будто на днях вы устраиваете целую вереницу роскошных приемов в доме Риордана.
– Да, это так.
– На следующей неделе будет еще один, не правда ли? Ожидается около двухсот гостей. Я читала в «Трибюн».
– И это правда.
– О! Я бы многое отдала, чтобы увидеть его своими глазами! Простите, а у вас будут подавать трюфеля? Омары? Французское шампанское?
– Меню еще окончательно не утверждено. – Элиза нервничала, не понимая, куда клонит Линетт. Не хочет же она… не хочет же она напроситься на приглашение? Визит Линетт будет означать полный провал всех их замыслов.
– А моя маленькая дочурка тоже там будет? – Тон Линетт стал подозрительно мягок и вкрадчив. – Наверное, ведь да? Коль скоро она живет у вас в доме?
– Тесса тоже будет на приеме.
– Тогда поцелуйте ее от меня. Иногда я очень скучаю без нее. Вы не представляете себе, как тяжело жить вдали от собственного ребенка. Вам неведомы страдания матери, у которой из рук вырывают дочь. – На лице Линетт мгновенно появилось выражение жесточайшего страдания. Элиза почувствовала, как к ее горлу подкатил огромный комок.
– Мне очень жаль, – выдавила она из себя.
– Еще бы вам не было жаль. – Усмешка смела с лица Линетт скорбную маску. – Размер чека, присланного мне Риорданом, как раз подтверждает ваши сожаления.
– Но ведь сумма, выданная вам, огромна!
– Я уже однажды объяснила вам, что мне нужно от него. И я все еще намерена добиться своего. – Линетт нагло улыбнулась. – Так что как-нибудь я зайду к вам посмотреть, в каких условиях живет моя малышка, хорошо ли о ней заботятся.
– Девочка ни в чем не испытывает нужды, – ответила Элиза.
– Об этом судить мне, а не вам. Я хочу, чтобы мой ребенок был в полном порядке, равно как и мой мужчина.
– Ваш мужчина?
– Если вы помните, Риордан был моим задолго до того, как стал вашим, и, кто знает, может быть, он снова вернется ко мне. – Линетт недобро усмехнулась и направилась к экипажу, ожидавшему ее на углу.
Кучер подсадил Линетт, и коляска в мгновение ока умчалась.
Элиза, оцепенев, стояла посреди улицы, оглушенная неслыханной дерзостью актрисы. Значит, она была права. Линетт не остановят деньги! Она специально напомнила о себе, чтобы ни Элиза, ни Риордан не забывали, в чьих руках находится их судьба.
* * *
«Я уже однажды говорила вам, что мне от него нужно. И я намерена получить это». Угроза Линетт потрясла Элизу, поскольку она вспомнила их разговор, в котором мисс Маркис сказала, что ей нужен сам Риордан, безраздельно и полностью.
Элиза возвращалась домой совершенно подавленная. Рассказать Риордану о сегодняшней встрече, безусловно, придется. Но чем ближе Элиза подъезжала к дому, тем меньше ей хотелось затевать этот разговор. В первую секунду Риордан обязательно взорвется бессильной яростью. А потом пошлет Линетт еще денег, которые, очевидно, уже ничего не изменят.
Линетт прозрачно намекнула ей о своем желании быть принятой в доме Дэниелсов наравне со всеми остальными. Неужели она действительно намерена вернуть Риордана себе? Элизе вдруг стало жутко: если Риордан узнает всю правду, то сгоряча наворотит таких дел, что только ухудшит и без того шаткое положение.
В конце концов Элиза решила промолчать и полностью сосредоточилась на подготовке приема. Миссис Риверс, как и обещала Мальва, оказалась человеком незаменимым: она трудилась с утра до ночи, помнила каждую деталь, весь список гостей наизусть. Довольная ею, Элиза позволила Делии присутствовать на приеме. Она готова была пойти на многое, только бы вечер прошел хорошо и понравился Риордану.
Этот торжественный день начался с короткой, но бурной грозы, вмиг вымывшей городские мостовые и освежившей листву деревьев, так что к шести часам вечера Чикаго приобрел соответствующий празднику вид.
Тесса бродила среди гостей в нарядном платьице цвета гиацинта и весело, заразительно хохотала. В тот вечер она была на удивление хороша. Элиза с каждым днем любила Тессу все сильнее, прекрасно понимая, что если с девочкой что-нибудь случится, ее горю не будет предела.
Присутствующие дамы наперебой восхищались красотой малышки и боролись за право подержать девочку на руках. Десятки гостей изъявили желание посетить детскую, где Риордан соорудил «детский домик» – в комнатах игрушечного «особняка» мог играть только ребенок, а взрослый человек не поместился бы даже в самом большом его зале.
Дамы вскрикивали от восторга и умоляли Риордана дать им чертежи, чтобы построить такое же чудо для своих детей и внуков.
Элиза постоянно находилась в страшном напряжении, но старалась изо всех сил не показывать вида. Здесь присутствовали люди, от которых зависело будущее Тессы, – мамы и бабушки таких же маленьких девочек, вместе с которыми Тесса однажды должна будет пойти в школу, потом войти в свет, танцевать на балах.
Пока они с Риорданом пользуются величайшим их благорасположением. Но что будет, если Линетт Mapкис как-нибудь просочится через дверь с толпой гостей и появится среди великосветского собрания в одном из своих аляповатых, кричащих платьев и в безвкусной шляпке, украшенной чучелом птицы? Что, если она расскажет всем о краже Риорданом ребенка, причем преподнесет всю историю со слезами и жалобными стонами, на каковые она большая мастерица? От таких мыслей Элизу бросало в дрожь.
– Элиза, дорогая, я наблюдаю за тобой весь вечер. Ты совсем ничего не ела, – перехватил ее Риордан в тот редкий момент, когда Элиза не беседовала с гостями.
– Я… я просто очень волнуюсь.
– Но ты и за завтраком практически ничего не съела. Вот. Я принес это специально для тебя, и ты обязана попробовать каждый кусочек. Я не могу позволить своей жене похудеть до неузнаваемости.
Элиза послушно принялась за еду, совершенно не чувствуя вкуса морских деликатесов.
Казалось, прием тянется нестерпимо долго. С помощью Мальвы и своего секретаря, помнивших гостей поименно, у Элизы нашлось время подойти абсолютно к каждому приглашенному и уделить ему внимание.
В самом разгаре вечера Элиза украдкой посмотрела на Мальву и, поймав ее одобрительный взгляд, сразу же ощутила облегчение и даже некоторую гордость. Риордан останется доволен. Он хотел, чтобы Тессу приняли в свете, Элиза успешно добивается этого. Вот только мысль о Линетт висела черной тучей на безмятежном небосклоне успехов…
Наконец гости начали разъезжаться, и, когда последняя пара простилась с хозяевами, Элиза вздохнула с облегчением.
– Ну вот, все и закончилось. По-моему, прием удался.
– Превосходно! – воскликнул Риордан. – Я и не предполагал в тебе таких грандиозных способностей.
– Да… – задумчиво ответила Элиза, благодаря Бога, что Линетт не появилась на вечере.
Супруги поднимались наверх уставшие, но довольные.
– Элиза, что-нибудь случилось? – заподозрив что-то неладное, вдруг забеспокоился Риордан.
– Нет… Я просто очень устала… Честно говоря, до сих пор не могу понять, как мне удалось, ни разу не ошибившись, обратиться к каждому по имени. Подумать только, двести человек!
– Ты молодчина! – Они вошли в спальню, Риордан снял шелковый галстук и бросил его на кресло. – Ну а теперь рассказывай. Выкладывай все.
– Что выкладывать? – постаралась сбить его с толку Элиза.
– Элиза, я очень хорошо тебя знаю. Ты редко отказываешься от еды, а раз уж тебе кусок в горло не лезет, значит, что-то случилось.
Элиза с досадой поморщилась: Риордан оказался проницательнее, чем она предполагала. Судя по всему, он не отступится, пока не узнает, в чем дело. «Ну что ж, может быть, это и к лучшему, – обреченно подумала Элиза. – В конце концов шила в мешке не утаишь…»
– Да, ты прав. Я не хотела тревожить тебя, но… – Она опустила глаза. – Я думаю, Линетт хотела напроситься на сегодняшний прием. И кроме того, она ясно дала понять, что тех денег, которые ты выслал ей, недостаточно…
Начав говорить, Элиза уже не могла остановиться и незаметно для себя самой рассказала Риордану о своей последней встрече с Линетт все до мельчайших подробностей.
– Когда это случилось? – бледнея на глазах, с дрожью в голосе спросил Риордан.
– Около недели назад. Я…
– Почему ты до сих пор ничего не рассказала мне? – воскликнул он.
– А что бы ты сделал? – рассердилась Элиза. – Накричал бы на меня, как кричишь сейчас? Мы в руках Линетт – ей, сколько ни плати, всегда будет мало!
– Черт побери, Элиза! Ты не имела права скрывать от меня этого! Может, я смог бы что-нибудь сделать!
– Что, например? Пригласив ее на прием, позволить болтаться по нашему дому среди гостей? Разрешить ей раскрыть нашу тайну? Или ты думаешь снова затащить ее в постель и таким образом заткнуть рот? – Элиза с вызовом вскинула голову.
– Я не хочу быть любовником Линетт, – сквозь зубы процедил Риордан.
– Правда? Но ведь когда-то тебе было с ней очень хорошо. Помнишь, в твоем кабинете, на гостевой кушетке?
– Хватит! – взревел Риордан. – Давай оставим этот разговор. С Линетт я разберусь сам.
– Интересно, как?
– Тебе незачем об этом знать.
– Но ты не можешь ничего предпринять, не поставив меня в известность!
Риордан подошел вплотную к Элизе и, глядя в глаза, тихо сказал:
– Я женился на тебе ради будущего Тессы. До нынешнего дня ты прекрасно выполняла условия нашего соглашения. Теперь моя очередь. Все, что касается Линетт, я беру на себя. Если она откажется от денег, я решу проблему другим способом, но раз и навсегда.
С этими словами он развернулся и пошел к двери.
– Риордан! – Элиза кинулась за ним. – Что ты собираешься делать?
– Оставь меня в покое! – Риордан круто развернулся к ней. – И запомни раз и навсегда: я не хочу, чтобы ты вмешивалась в это дело!


Май промчался в бешеном круговороте ветра, солнца и цветущих деревьев, за ним пришел жаркий июнь, потом июль. Праздник Четвертого июля был отмечен в Чикаго парадами и фейерверками. Горожане высыпали на улицу и радовались, как дети, летнему теплу.
Тесса в этот день капризничала: ей не нравились пальба и крики за окнами, суета в доме – она плакала и наотрез отказывалась засыпать днем в таких условиях. Так что Элизе пришлось самой укачивать девочку до тех пор, пока она все же сладко не засопела, уткнувшись ей в грудь.
В сентябре малышке должно было исполниться два года, и Элиза уже начала планировать грандиозный детский праздник. Список гостей составлялся самым тщательным образом. Мальва настойчиво твердила, что завязывать отношения необходимо с самого раннего возраста.
Но радость приготовлений к празднику омрачилась поселившейся в их доме постоянной тревогой. С той ночи, когда Элиза рассказала Риордану про Линетт, все переменилось: теперь он был неразговорчив и замкнут, часто и надолго уходил из дома. Его странные отлучки приносили Элизе много беспокойства. Она места себе не находила, гадая, где он и чем занят.
Быть может, она уже наскучила Риордану? Или того хуже – вдруг он днями напролет вынужден ублажать похотливое тело Линетт, заставляя ее молчать ценой своих ласк? Риордан, который в ответ на вероломство актрисы сам прибегает к шантажу… Боже! Как узнать истинную причину его отлучек?
Он велел ей ни о чем его не спрашивать, не вмешиваться в их отношения с Линетт, предоставив свободу только в одном: терзать себя вопросами, на которые не было ответа.


Как-то вечером, спускаясь вниз на кухню отдать повару распоряжения по поводу ужина, Элиза случайно заметила, как Риордан выходит из дома через заднее крыльцо и направляется к сараю с экипажами. Всего час назад он уверял ее, что хочет остаться у себя в кабинете еще немного поработать. И вот теперь тайно уезжает из дома. Как только послышался стук колес отъезжающего экипажа, Элиза помчалась на конюшню и велела немедленно закладывать другую коляску. Но, как ни торопила она конюха, впрягавшего в двуколку гнедую кобылу, прошло уже слишком много времени, чтобы пытаться угадать, по какой именно улице поехал Риордан. Однако Элиза почти не сомневалась в том, куда он поехал, и, не колеблясь ни минуты, направилась к зданию старой оперы.
Высоко в небе уже висел серебряный диск луны, заливающий магическим светом силуэты домов и деревьев. Было облачно и ветрено, поэтому звезды то появлялись, холодно блистая, то исчезали, закутавшись в плотную ткань облаков. В свете газовых фонарей мелькали пролетки и экипажи, из которых доносились громкий, разудалый смех и женский визг.
Внезапно сердце Элизы пронзила острая боль. Эта ночь была создана для влюбленных, для поцелуев и объятий, для наслаждения. А она вынуждена проводить ее, выслеживая собственного мужа, отправившегося к любовнице. Элиза подъехала к театру, где, как обычно, вереницей стояли экипажи. Кучера, сгрудившись у входа, курили, балагурили, играли в карты, поджидая своих седоков. А значит, раз публика еще не разъехалась, спектакль не закончился.
Подъехав ближе, Элиза тут же увидела коляску Риордана. Наверное, он вошел в театр всего за несколько минут до ее приезда. Хотел ли он поспеть к третьему акту? Или специально приехал попозже, дождаться Линетт в гримерной? А впрочем, какое это имеет значение? Сейчас Риордан был с Линетт! Теперь это более чем очевидно. Наверняка он еще задержится после спектакля и пригласит ее на ужин. Элиза выпрямилась и глубоко вздохнула, чтобы как-то успокоить сердце, готовое вот-вот выпрыгнуть из истерзанной груди. Риордан! Неужели она потеряет его навсегда только потому, что Тесса должна обрести свое место в свете?!
Вскоре спектакль закончился, и все разъехались по домам. Осталась лишь коляска Риордана. От боли, обиды и злости Элиза сидела и тихо плакала, неюбращая внимания на порывы ледяного ветрами ночную сырость.
Прошло немало времени, прежде чем к одиноко стоящей у театра коляске подошел Риордан. Элиза, спохватившись, тронула лошадь, надеясь скрыться за углом, прежде чем он заметит ее. Но было уже поздно.
– Элиза! – Риордан остановился как вкопанный. – Нет, этого не может быть!
Элизу охватил панический страх. Она взмахнула кнутом над головой лошади и умчалась с невероятной скоростью.
– Элиза! – неслось ей вслед. – Элиза!..
Элизе удалось приехать домой раньше Риордана. Она завела лошадь в конюшню, бросилась в дом, взлетела по лестнице, едва касаясь ногами ступеней, и, оказавшись в спальне, мгновенно разделась и залезла в постель. Она лежала, затаив дыхание и прислушиваясь к тишине, в которой оглушительно раздавалось биение ее собственного сердца. Интересно, поднимется ли Риордан наверх требовать объяснений?
Его не было очень долго. Наконец он пришел, потихоньку разделся и лег рядом с ней.
По звуку его дыхания и скованности движений Элиза поняла, что он тоже не спит, а глядит в черный потолок, как и она сама. В какой-то миг ей показалось, что его дыхание стало резким и сдавленным, как у плачущего чловека. Неужели он способен плакать?
Элиза страстно желала дотянуться до него, обнять, прижаться к любимому телу. Но это было выше ее сил: никогда прежде она не чувствовала себя такой далекой от него, такой чужой…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежные объятия - Грайс Джулия



ну, на 7-если в двух словах то книга про войну --любовницы и невесты богатого,красивого и т.д -мужчины
Нежные объятия - Грайс Джулияастра
3.04.2012, 11.26





Мне роман очень нравиться, перечитывала пару раз. Мне нравится то, что героиня самостоятельная и решает свои проблемы сама...
Нежные объятия - Грайс ДжулияАнна
4.04.2012, 12.44





Никакой войны нет в этом романе.Видимо, некоторые читают по диагонали.Книга интересная.
Нежные объятия - Грайс ДжулияНатали
5.12.2012, 18.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100