Читать онлайн Любовный огонь, автора - Грайс Джулия, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовный огонь - Грайс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовный огонь - Грайс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовный огонь - Грайс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грайс Джулия

Любовный огонь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Бренна стояла по колено в тумане на вершине холма, поднимавшейся над дымчатыми клочьями, словно маленький остров. Небо было свинцовым, и холодный ветер трепал юбку. Бренну окутала гробовая тишина.
Неожиданно казавшееся плотным покрывало растаяло, и Бренна увидела верхушки других холмов, множество зеленых островков среди безбрежного серого моря. Послышался хриплый крик. Бренна вздрогнула и повернулась влево, где в смертельной схватке сплелись две фигуры.
Бренна! Помоги мне! Помоги! Неужели этот отчаянный вопль – ее отца!
Бренна, на помощь! Почему ты меня здесь оставила?
Вокруг снова зазмеились зловещие туманные тени. Один из соперников поднял голову, и Бренна, к своему ужасу, увидела Нейла Эрхарта. Рот его кривился в злобной гримасе; череп обтянула желтая кожа. Он убьет отца! Бренна, почему ты медлишь?! Почему бросила меня? Почему?
Девушка пробудилась, дрожа в ознобе. Лунный свет струился в комнату, проникал сквозь полог, золотистой лужицей собирался на полу. Бренна откинула простыню и села, прислушиваясь к надсадному зудению москитов.
Кошмар настолько четко запечатлелся в памяти, что руки Бренны были ледяными от страха. Она сунула их под мышки и попыталась немного успокоиться.
«Это всего лишь сон», – твердила девушка себе, однако угрызения совести не давали ей покоя. Если бы она не сбежала из Ирландии, возможно, этого никогда бы не случилось! Отец отошел бы с миром, зная, что дети рядом. Возможно…
Бренна легла, потирая костяшками пальцев горящие глаза, и снова заплакала, колотя кулаками мягкую подушку. Но ничто, ничто не могло утешить ее скорбь. Постепенно сломленная усталостью девушка вновь провалилась в забытье.
Утром тетя Ровена разрешила ей взять экипаж для поездки к Квентину.
– Я с радостью провожу тебя, – предложила тетя обычным деловитым тоном.
– Я… я предпочла бы поехать одна.
– Но в Новом Орлеане это не принято. Разве ты не знаешь, какие негодяи слоняются по улицам? Грязные матросы с речных судов, которые все свободное время проводят в пьяных драках и карточных играх, если не хуже! Даже полиция не может справиться с ними и предпочитает не появляться в тех кварталах!
– Мне все равно! Я…
– Нравится это вам или нет, юная леди, но мы с Эймосом несем за вас ответственность, – язвительно заметила Ровена. – Значит, тебе придется взять с тобой Тайни. Он такой гигант, что любой бандит дважды подумает, прежде чем напасть на вас, и, кроме того, хороший кучер. Пусть и Мэри едет. Я на этом настаиваю!
Сразу же после завтрака Бренна надела соломенную шляпку и накинула кружевную шаль поверх темно-зеленого шелкового платья.
– Хорошо еще, что нам не придется пробираться по улицам по колено в грязи, – мрачно заметила Мэри, как только карета выехала со двора. Горничная уже знала о смерти Брендана и успела вволю наплакаться. – Слава милосердному Господу, на прошлой неделе не упало ни капли дождя. Порой, мисс Бренна, я просто отчаиваюсь вывести эти ужасные пятна с подолов ваших нарядов. Как я мечтаю снова очутиться среди зеленых лугов Ирландии!
Бренна кивнула. По грязным немощеным улицам, залитым к тому же водой, не имевшей стока, частенько было невозможно пройти. Тем, кто отваживался посетить вечеринку или оперу, приходилось осторожно пробираться по скользким мостовым с туфлями в руках. На пороге их встречали слуги, мыли ноги и помогали надеть обувь.
Мэри и Бренна молча сидели в экипаже, с грохотом катившемся по улицам. Во влажном воздухе стояло душное марево. Тяжелые ароматы магнолии и жасмина смешивались с запахами птичьего рынка, парфюмерной фабрики и вонью открытых канав. В креольском квартале дома с остроконечными крышами были выстроены из кирпича и оштукатурены. Проезжая мимо, Бренна рассматривала внутренние дворики, утопавшие в банановых и гранатовых деревьях, пальмах, ивах и глициниях. Эти дворики, такие прохладные и уютные, резко контрастировали с кучами смердящих отбросов и омерзительно вонючими сточными канавами.
– Фу! – воскликнула Мэри, сморщив нос. – Подумать только, неужели никто не боится подцепить какую-нибудь хворь! Я слышала, что каждое лето люди мрут как мухи от тифа и желтой лихорадки!
– Воде здесь некуда стекать, – заметила Бренна, – поэтому земля такая влажная и болотистая! Даже могилу нельзя вырыть – сразу наполняется водой!
– Господи, неужели мы так и не увидим Ирландии?! – вздохнула Мэри.
На сердце Бренны лежала такая тяжесть, что она лишь молча покачала головой. Через несколько минут они оказались у дома Квентина, небольшого, чистенького, с железной оградой с узором в виде виноградных гроздьев. Тайни натянул поводья, но в эту минуту Бренна заметила девушку, пересекавшую двор. Она шагала уверенно, словно часто бывала здесь. Молодая, с пышной грудью и бледной, почти белой кожей, в темно-желтом платье с оборками. На голове у нее был белый тюрбан, который полагалось носить всем цветным женщинам. Она зазывно покачивала бедрами но, услышав стук колес, обернулась и в испуге прикрыла рот ладонью. Несколько мгновений они с Бренной не сводили друг с друга глаз. Потом незнакомка пробежала мимо, ухитрившись ни разу не споткнуться на неровных кирпичах.
Бренна долго смотрела ей вслед.
– Если перечислять всех мужчин, кто обзавелся цветными любовницами…
Абьютес не находит в этом ничего особенного. Неужели цветная девушка – содержанка Квентина? Впрочем, какое это имеет значение? Окторонка могла приходить к Этьену или просто работать в доме.
Однако Бренна почему-то не спешила выходить из экипажа. Квентин так изменился за последнее время, стал угрюмым и беспокойным, совсем чужим.
– Подожди здесь, – велела Бренна Мэри, – я пойду одна.
Квентин, облаченный в серую утреннюю куртку, пил густой кофе с цикорием. На тарелке лежала недоеденная булочка. Глаза брата были налиты кровью, лицо отекло.
– Сестричка, что ты здесь делаешь? – удивился он. – Я бы велел Этьену принести тебе круассанов, но он, кажется, отправился за покупками. Говоря по правде, голова так сильно трещит, что я даже не услышал, как он ушел.
Квентин поставил чашку на шкафчик рядом с другой, тоже полупустой.
– Ну не стой же, сестричка! Садись!
Столовая находилась на верхнем этаже, балкон выходил во внутренний дворик. Стены были выкрашены желтой краской, а стулья обиты золотистым бархатом. На маленьком письменном столе лежали книги Квентина и несколько листков бумаги, покрытых каракулями и кляксами.
– Мне… мне нужно поговорить с тобой, – начала Бренна.
– Правда? О, сестра, неужели ты станешь ругать меня за вчерашнее? – Квентин улыбнулся и умоляюще взглянул на Бренну. – Не так уж плохо я себя вел! По крайней мере там было много таких, кто выпил куда больше! И не говори, что тетя Ровена рассердилась на меня!
– Нет, дело не в этом.
– Что же случилось?
Квентин открыл широкие стеклянные двери и вышел на балкон, жадно вдыхая сырой утренний воздух.
– Ах, Бренна! Я бы все отдал, лишь бы вдохнуть свежий ветерок ирландских холмов! Очутиться там после дождя, когда солнечные лучи прорезают черные тучи…
– Квентин… – Бренна сцепила руки под складками кружевной шали. – Квентин, я должна тебе что-то сказать.
– Да говори же, сестра!
Бренна не знала, как сообщить ужасную новость, но слова сами собой сорвались с губ.
– Отец… папа умер.
– Что?! – Квентин съежился и словно стал меньше ростом. – Что ты сказала, Бренна?
– Папа скончался. Опухоль его убила. Прошлой ночью дядя Эймос получил письмо. О, Квентин, наверное, отец уже умирал, когда мы покидали Дублин!
Последовало долгое молчание, прерываемое только щебетом птиц и криками уличных торговцев. Квентин тяжело оперся о перила. Губы мгновенно побелели, от лица отхлынула кровь.
– Я… не знаю, что сказать, сестра.
– Боюсь, здесь нечего сказать. Папа умер, и мы остались одни на свете. Но, Квентин, наши беды на этом не кончились. Эрхарты… словом, они разорили отца и отобрали Лохлан и все паше состояние.
– Значит… Лохлана больше нет?
– Да. Поместье в руках Нейла Эрхарта.
– Эрхарт, – медленно повторил Квентин. – Мне следовало пристрелить этого негодяя, Бренна. Прикончить за все, что он с тобой сделал. Но я струсил. Позволил отправить себя в Америку, послушался уговоров.
– Отец просил нас уехать. Мы… ты не мог знать…
– Это ничего не меняет! Не вернет ни отца, ни Лохлан!
Квентин шагнул к маленькому шкафчику вишневого дерева и вынул бутылку виски и бокал. Налив почти до краев янтарной жидкости, он залпом осушил бокал и вытер заслезившиеся глаза.
– Иисусе, стыдно признаться, но мне стало легче. Прости, сестра, что пью у тебя на глазах, но без этого мне не справиться с собой.
Бренна почти рухнула в кресло.
– Но ты понимаешь, что все это означает? Мы нищие, нищие и бездомные! Дядя Эймос утверждает, что мы не получим ни пенни отцовского состояния. Этот дом… мои туалеты… Мы не можем больше ничего себе позволить.
– Нищие? Разорены?
Квентин уставился в пустой бокал и, медленно потянувшись за бутылкой, снова налил себе виски.
– Но этого просто не может быть! Что-то, наверное, должно остаться. Наши фонды…
– Нет. Все пропало. Все. Мы бедны, Квентин, и целиком зависим от милосердия тети Ровены и дяди Эймоса.
– Но срок уплаты за мою квартиру истек еще две недели назад! Я ничего не отдал хозяину, и Бог знает, почему Этьен до сих пор со мной – я не платил ему целый месяц! А счета от портного астрономические! И… куча других… Дядя Эймос ошибся! Невозможно, чтобы все пошло прахом!
– Увы, Квентин. По крайней мере, сэр Уитком Шонесси утверждает это. Он один из ближайших друзей отца и не стал бы лгать. Придется смириться с тем, что денег больше нет.
– Смириться, – тупо повторил Квентин. – Знаешь, сколько я должен, Бренна? Имеешь хоть малейшее представление, сколько векселей я надавал?
Бренна ошеломленно увидела, как Квентин снова наполнил бокал и шумно отпил.
– У тебя много долгов, Квентин?
– Боюсь, что так, сестра, боюсь, что так. Деньги! – Он вызывающе взмахнул рукой. – Почему мы так зависим от них, становимся настоящими рабами золота, считаем, что важнее в жизни ничего нет?
– Квентин, тебе лучше честно признаться, сколько и кому ты задолжал.
– Вряд ли тебе это понравится, дорогая Бренна, но и проиграл десять тысяч долларов самому Билли Лаву, владельцу «Сада любви». Я надеялся отыграться. Удача изменила мне, но на прошлой неделе я рассчитывал все вернуть. Был уверен, что наконец-то дело пойдет на лад. Чувствовал это…
– Квентин! – потрясенно прошептала Бренна. – Опомнись, что ты несешь?! Какой Билли Лав?
Квентин поставил бокал на заваленный бумагами стол. Губы его кривились в горькой усмешке.
– Фаро, дорогая сестричка, что же еще. На речных судах такую игру называют «тигр», но в отличие от этих омерзительных притонов Билли Лав содержит приличное заведение. Многие уважаемые граждане Нового Орлеана посещают его, и не один ставил на карту свои земли и даже рабов, пытаясь завоевать изменчивое сердце госпожи Фортуны. Я видел там даже твоего прекрасного Тоби Ринна, поставившего всю партию товара па один бросок костей!
– Ты хочешь сказать, Квентин, что проиграл в карты десять тысяч долларов?!
Брат понуро уставился на золотое кольцо-печатку.
– Говорят, что те, кто не платит Билли, плохо кончают, – пробормотал он. – Этот Лав – огромный рыжий гигант и никогда не повышает голоса, но ходят слухи, что он отправил на тот свет не одного человека и не прощает должников.
Бренна с каждой минутой все больше цепенела от ужаса. Жители Нового Орлеана прекрасно знали о карточной мании, охватившей город. В самых беднейших кварталах было немало притонов, где без зазрения совести обманывали, грабили и убивали посетителей, чаще всего матросов с речных судов. Но и в других, более пристойных заведениях или кофейнях, джентльмены побогаче могли сыграть в фаро, рулетку, очко или экарте. И почти каждый день в канале или сточных канавах находили трупы людей с пулевыми и ножевыми ранениями или просто избитых до смерти. Никто не знал, да и не допытывался, стали ли эти люди жертвами мести или преступников. Ни один убийца до сих пор не был найден.
– Квентин! – выдохнула Бренна. – По-твоему, этот человек… мистер Лав… способен…
– Не могу сказать. Он лишь спокойно и вежливо просил меня заплатить. И не раз, Бренна, не раз! Я объяснил ему, что через пять месяцев мне исполнится двадцать один год… Рассказал о доверительном фонде… думая, что отец пришлет денег и я сумею выкрутиться…
– Но у нас ничего нет!
– Даже не представляю, как и сказать об этом Билли. Я… я боюсь, сестра.
– Но, Квентин, рано или поздно он все узнает! И как поступит тогда?
– Не знаю, сестра. Не знаю.
Квентин все еще продолжал сидеть за столом, закрыв лицо руками, но Бренна попрощалась и поспешно направилась к карете, пытаясь скрыть тоску и отчаяние. Ей, конечно, было известно, что Квентин иногда играет – такое времяпрепровождение было вполне обычным для молодых людей. Но он никогда не делал столь высоких ставок даже в игорном доме, принадлежащем явному преступнику вроде Билли Лава.
По пути Бренна молчала, не желая обременять Мэри известиями о новом несчастье. Мэри никогда не любила Новый Орлеан, не доверяла темнокожим и ненавидела назойливых насекомых. Правда, она стоически переносила жару и бесконечные претензии тети Ровены, но Бренна понимала, что горничная предпочла бы остаться в Дублине. Кроме того, Мэри была потрясена смертью Брендана Лохлана. Теперь, когда поместье продано, у нее даже не осталось места, куда можно было вернуться.
Дома царили тишина и покой. Только Хетти лениво бродила по гостиной, вытирая тряпкой пыль. Она сказала Бренне, что дядя Эймос в суде, Абьютес и Джессика уехали с визитами, а тетя Ровена заперлась в своей комнате, жалуясь на очередное несварение желудка.
Не зная, чем заняться, Бренна поднялась к себе, решив переодеться и погулять во дворе, хотя полуденное солнце немилосердно палило.
Она как раз успела натянуть старое красно-коричневое ситцевое платье, слишком тесное в груди, когда в дверь постучали. На пороге появилась задыхавшаяся от бега Хетти.
– Мисс Бренна, к вам приехали. По-моему, мистер Тоби Ринн. Домо хлопочет на кухне, поэтому я сама отворила ему.
Бренна раздраженно поморщилась и передернула плечами, но, не желая показывать рабыне, как расстроена, спокойно ответила:
– Очень хорошо. Спасибо, Хетти. Я сейчас спущусь. Она постояла у зеркала, пока девушка не вышла.
Переодеться или не стоит? Хотя платье поношенно, все же красиво облегает фигуру, а его цвет подчеркивает золотистые блики в волосах. Кроме того, почему это она должна надевать новое платье ради Тоби Ринна? Ей все равно, нравится она ему или нет.
Тоби стоял в передней, заложив руки за спину. Потное лицо неприятно раскраснелось.
– Вот и вы, мисс Бренна! – воскликнул он, преувеличенно низко кланяясь. – Чудесно выглядите!
Действительно ли во вкрадчивом голосе проскальзывают злобные нотки, или это ей почудилось? Она решила не церемониться с ним.
–. Вздор! Только не в этом старом платье! Я хотела погулять в саду и оделась попроще.
– Погулять?
Она снова ощутила этот необъяснимый гнев.
– Но я не хотел бы нарушать ваши планы. Надеюсь, вы разрешите составить вам компанию?
– В этом нет нужды. Мы можем поговорить здесь.
– Но я люблю бродить по саду, дорогая Бренна. Хотя бы это нас роднит, не так ли?
Тоби взял ее за руку, и Бренна почувствовала исходившее от него животное тепло, бычью силу мышц, распиравших рукава темно-зеленого фрака.
Вымощенный камнями двор был на задах дома. Посреди возвышался фонтан, вокруг которого росла жимолость. Повсюду вились лозы дикого винограда. В дальнем конце раскинулась огромная плакучая ива с опущенными до земли зелеными косами.
С каждой минутой Бренне становилось все больше не по себе. Неужели Мелисса выполнила угрозу и рассказала о том, как Бренна назвала Тоби жабой? Наверное, этим и объясняется его едва сдерживаемая ярость.
– Здесь чудесно, не так ли? – заметила она, пытаясь разрядить тягостную атмосферу.
– Прекрасное обрамление для вашей красоты, дорогая!
– Очень трудно привыкать к жаре после прохладного воздуха Ирландии, – продолжала Бренна, ненавидя себя за пустую болтовню. Тоби ничего не ответил. Несколько минут они провели в молчании, но наконец Тоби сжал ее пальцы и принудил остановиться.
– К черту дурацкие разговоры о погоде! Нам нужно потолковать о вещах поважнее!
Бренна отпрянула.
– Не будете ли вы так добры отпустить мою руку, Тоби? Мне больно.
– Неужели? Прошу простить, дорогая Бренна, я немедленно освобожу вас. – Он отнял руку. Во взгляде сверкнула ненависть.
– Тоби, в чем дело? Прошлой ночью я достаточно ясно дала понять, что не питаю к вам никаких чувств, и, надеюсь, имею право высказывать свое мнение!
– Право? – хрипло рассмеялся Тоби. – Какое право имеешь ты отвергать меня, девчонка с лицом и телом, созданными лишь для одного – постели мужчины! Так ты отвергаешь меня, Бренна! Смеялась надо мной вместе с моей сестрицей! Издевалась над моей любовью!
Бренна не могла заставить себя взглянуть в его маленькие разъяренные глазки.
– Признаю, – пробормотала она, – что несколько необдуманно говорила с Мелиссой. Она и я… словом, мы не поладили. Я вспылила и не сдержалась. Я не хотела… не хотела оскорбить ваши чувства.
– Меня не так-то легко ранить.
– Но…
– Я покажу, Бренна, что такое настоящий мужчина. Я уже говорил, по-моему, что способен добиться всего! Хочешь знать кое-что? Я никому не рассказывал об этом. Ты будешь первой. Мой отец приехал в Нью-Йорк из Германии. Он был портным и не знал английского, а времена настали плохие. Мы едва не умерли с голоду. Потом мать отдала Богу душу. Воспаление легких – есть было почти нечего, и мы жили в нетопленой комнате. Отец снова женился, на женщине, которой были в тягость двое подростков. Она не желала, чтобы мы пачкали своими лохмотьями ее прелестную маленькую дочку! Поэтому мы оказались на улице, но все же сумели выжить! Отец умер, а его вдова не захотела иметь с нами ничего общего. Знаешь, что я одно время даже был старьевщиком? И как-то надо мной посмеялась девушка. Девушка, похожая на тебя, с кожей как персик со сливками, девушка из богатого дома. Вряд ли ты поймешь, о чем я говорю сейчас. Выбраться из грязных трущоб, воняющих псиной и нищетой… Но я поклялся, что придет время и я стану хозяином большого особняка с люстрами и коврами. И больше никому не позволю насмехаться над собой.
Тоби говорил тихо, монотонно, не сводя глаз с Бренны.
– Мужчина должен завоевывать все своими руками! На мою долю не выпало улыбок и радостных взглядов. Никто и не подумал хоть чем-то помочь!
В эту минуту Тоби был почти красив, и Бренна почувствовала жалость к юноше, толкавшему по каменным мостовым тележку старьевщика.
– Я не согласна с вами, – покачала она головой. – Отец говорил, что власть нужно заслужить, а не захватывать.
– Твой отец ничего не смыслил. Такие люди, как я, не станут дожидаться и все возьмут сами! Нет, Бренна, достаточно протянуть руку, чтобы получить некоторые вещи. Тебя, например.
– Меня?
– Ты горда и красива, но не выстоишь против воли сильного человека, который знает, что ему нужно. Как я уже сказал, в некоторых случаях лучше сначала брать, а потом уж объясняться.
– Но, Тоби, вчера я ничуть не кокетничала. У меня нет желания выходить замуж ни за вас и ни за кого другого.
– Ты еще совсем ребенок, – улыбнулся Тоби. – Сама не знаешь, чего хочешь.
– Чепуха! Я всегда знала, чего хочу…
– Чего же именно? – издевательски ухмыльнулся мужчина и потянулся к ветке жимолости, сдирая листья и цветы.
– Я… хочу… – Почему она вдруг стала заикаться? – Приключений… повидать новые страны, города… побывать всюду… и прочее…
Тоби расхохотался, запрокидывая голову.
– Глупые детские мечты! У тебя нет ни малейшего представления, что это такое – иметь цель и идти вперед, не останавливаясь, пока не добьешься своего. Любым путем.
– Мои мечты совсем не глупые!
– Ошибаешься! И если ты хочешь приключений, то я дам их тебе! Мы вместе отправимся в путешествие. – Он потянул ее к тяжелым косам плакучей ивы. – Взгляни, Бренна, какое великолепное дерево! Знаешь, что там, внутри, потайная комната?
И прежде чем девушка успела запротестовать, затащил ее в душное желто-зеленое пространство. Солнечные лучи пробивались сквозь густую листву, пятная землю причудливыми тенями. Бренна словно попала в другой мир. Дом с его белыми колоннами и широкими окнами отсюда был почти не виден. В спертом воздухе тяжело дышалось.
Тоби толкнул Бренну на ствол с грубой корой и впился поцелуем в ее рот. Девушка почувствовала, что задыхается. Губы Тоби оказались не мягкими, как она воображала, а жесткими и требовательными. Бренне показалось, что ее сейчас вырвет.
– Нет! – охнула она, уворачиваясь. – Нет, Тоби, пожалуйста…
Но он лишь крепче сжал руки.
– Бренна, почему ты сопротивляешься? Ведь в глубине души ты понимаешь, что этому суждено случиться.
– Нет! – вскрикнула она. – Оставьте меня в покое!
– Ни за что! – И тотчас подхватил ошеломленную Бренну на руки.
– Что… что вы делаете? Немедленно отпустите меня!
«Дом, – быстро пронеслось в голове у девушки. – Кухня совсем близко! Если позвать на помощь, то кто-нибудь из слуг непременно услышит».
Она глубоко вдохнула, чтобы закричать. Но Тоби мгновенно закрыл ей рот огромной мясистой ладонью. Она ощутила соленый вкус его пота.
– И не вздумай, – велел он. – Кричи не кричи, никто не обратит внимания! А потом уже будет поздно, и когда я возьму тебя, станешь молить меня о новых ласках!
Бренна, собравшись с силами, оторвала его руку от губ.
– Я никогда ни о чем не буду вас молить!
– Будешь!
Одним рывком Тоби разодрал лиф ее платья от шеи до талии. Тонкая от многочисленных стирок ткань не выдержала. Оторопевшая Бренна попыталась прикрыть грудь, но Тоби с силой развел ее руки и швырнул девушку на землю.
– Нет, не смей. Ты моя, Бренна, моя!
После ей так и не удалось вспомнить, что произошло. Все слилось перед глазами, словно в вертящемся калейдоскопе. Тоби навалился на нее всем телом. Он яростно дергал Бренну за юбки, придавливая бедрами ее ноги, и оказался таким тяжелым, что она не могла его столкнуть. Девушке становилось все труднее сохранять сознание, голова отчаянно кружилась.
Все повторяется, как в ту ночь с Нейлом. То же самое, то же самое… Нет! Она не позволит, чтобы это случилось еще раз!
Неудержимая и неистовая ярость пришла ей на помощь, придав сил. Она слегка изогнулась, повернула голову, чтобы избежать поцелуев Тоби, и, раскрыв пошире рот, вонзила зубы в его нижнюю губу. Тоби на мгновение застыл, но тут же, дернувшись, откатился. По подбородку у него стекала кровь, горьковато-соленый вкус которой остался у нее во рту.
– Ах ты маленькая… – яростно взвыл Тоби и, встав на колено, снова потянулся к девушке. Но она толкнула его в грудь, опрокинув навзничь, а сама вскочила и бросилась бежать, не обращая внимания на цепляющиеся за волосы ветви. Бренна промчалась через двор, спотыкаясь на неровно уложенных кирпичах, и остановилась, когда увидела Мэри, стоявшую возле каменного купидона. Горничная в ужасе уставилась на девушку.
– Святая матерь Божья, что с вами, дитя? – охнула она. – Я услышала шум во дворе и… Как, да у вас кровь на губах и платье. И оно порвано! – И, неожиданно понизив голос, прошептала: – Что случилось?
– Тоби. Это… его рук дело. Сказал, некоторые вещи нужно брать сразу и силой…
Бренна пошатнулась и глубоко вздохнула, чтобы удержаться на ногах. Глаза Мэри потрясенно раскрылись. Но ирландка быстро овладела собой и сжала ладонь Бренны.
– Быстрее, детка! Нельзя, чтобы вас заметили в таком виде! Накиньте мою шаль и вытрите губы. И поскорее в дом. Мы войдем через библиотеку. Ваш дядя все еще в городе, и мы никого не встретим. Поспешите!
– Да, – пробормотала еще не опомнившаяся Бренна.
– Быстрее, детка, быстрее.
– Я… иду…
И Бренна, схватив Мэри за руку, последовала за ней послушно, как ребенок.
– Он все еще там? – прошептала Мэри, оглядываясь. – О, Иисусе и Мария, о чем он думал! Обесчестил вас! Наверное, уйдет отсюда через задний двор! А мы сейчас переоденем вас, и никто ничего не узнает. О, поторапливайтесь, мисс Бренна.
Они почти поравнялись с боковым входом, когда дверь внезапно распахнулась и в проеме возникла маленькая, изящная фигурка в безупречно накрахмаленных переднике и чепце.
– Тетя Ровена! – ахнула Бренна. – Что… что вы здесь делаете?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовный огонь - Грайс Джулия



Я читала все романы Джулии Грайс.Все романы замечательные с интересным сюжетом.
Любовный огонь - Грайс ДжулияНатали
5.12.2012, 18.05





Ггероиня-просто б... еле дочитала. Пошло и грязно
Любовный огонь - Грайс Джулиялена
18.05.2013, 15.15





Ну зачем же так о женщине? В чем ее вина, чтобы называть шлюхой? Муж- садист, другие мужчины которые пытаются и иногда добиваются силой любви, жизненные ситуации, когда просто надо выжить- за это нельзя винить женщину. Заметьте, настоящих шлюх не оскорбляют, им платят, их лелеют. А женщину в трудной ситуации всегда готовы унизить и обидеть
Любовный огонь - Грайс ДжулияЛора
18.05.2013, 18.34





Изображать героиню, которую всегда успевают спасти, ГГ мечтает на ней жениться и только коварство других мешает- просто. А здесь героиня учится выживать, постепенно становится сильной, защищает близких ей людей- это дорогого стоит
Любовный огонь - Грайс ДжулияАлина
19.05.2013, 4.39





Мне не нравятся романы , в которых гл.героиню насилуют все кому не лень. Слишком тяжело для такого жанра как любовный роман
Любовный огонь - Грайс ДжулияНаталья
19.05.2013, 15.14





Дійсно неприємний роман, дочитала до 13 розділу, більше не можу. Героїня дурепа, вірить у всякі дурниці, абсолютно несамостійна, тільки й думає хто б оплачував її потреби і при тому ще корчить із себе невинність. А чоловіки всі тут падлюки або слабаки. Жодного задоволення від прочитання. Враження таке, що колупаєшся в гівні.
Любовный огонь - Грайс ДжулияЮлія
19.05.2013, 16.43





Если не можете избежать насилия- расслабтесь и получайте удовольствие. Да жизнь и девочки была тяжелая...
Любовный огонь - Грайс ДжулияАлена геолог
23.05.2013, 19.14





Ну и роман. Увидела отзыв, открыла просто посмотреть, что за книга, и незаметно для себя прочитала :) Что тут можно сказать, жизнь девчонку, конечно, не баловала... Я даже как-то не ожидала, что за одну книгу у главной героини будет столько партнеров. Блин, и с одним, помимо главного героя, ей было даже классно... По сравнению со сладко-розовыми романами, к которым мы здесь привыкли, эта книга выглядит действительно несколько пошловатой. Но интересной. Хотя с другой стороны, некоторых особо жестоких сцен с убийствами и насилием, мне кажется, можно было бы избежать, ведь в жизни и так много негатива и переживаний, а тут еще и в романах такое происходит. И опять-таки, этим-то роман и отличается от других, а значит, останется в памяти. Я, честно признаться, даже думала, что ГГерой на самом деле погиб, и судьба девушки жить с отрицательным героем, настолько автор умело держал сюжет в напряжении до последнего момента. Нет, однозначно неплохой роман! Насыщенный событиями и яркими эмоциями, пусть и не всегда положительными. И герои с очень сильными характерами. Не жаль потраченного времени.
Любовный огонь - Грайс ДжулияМупсик
23.05.2013, 22.52





Мне роман , что удивило меня саму, понравился. А почему, собственно, мужчина может испытывать радости секса с любой, а женщина- только с любимым? С опытным мужчиной удовольствие гарантированно. Этакое разрушение мифов. Миф второй. Героиня выживает и остается нетронутой. ГГ говорит героини: Любой ценой останься живой Жизнь превыше всего. Девочка оказалась сильной, боролась за себя и за других
Любовный огонь - Грайс ДжулияНики
24.05.2013, 3.08





Прочла пока только три романа этого автора.Сюжеты все разные,но вот что интересно,в каждом романе Главный герой только тогда женится на Главной героине,когда её поимеет несколько других мужчин.Даааа....если другие тебя хотят,значит я тоже?!
Любовный огонь - Грайс Джулияс
11.02.2014, 13.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100