Читать онлайн Любовный огонь, автора - Грайс Джулия, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовный огонь - Грайс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовный огонь - Грайс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовный огонь - Грайс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грайс Джулия

Любовный огонь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Бренна почувствовала, как от лица отхлынула кровь.
– Я помню, что говорила о лихорадке тетя Ровена, – медленно ответила она. – Большинство жителей покидают город в середине лета и отправляются на озеро Поншартре, чтобы не заболеть. Но я… я почти не придала значения ее словам, поскольку приехала осенью и… – Она осеклась и покачала головой. – Это что-то вроде чумы, верно?
Как-то отец поведал о лондонской чуме – горах трупов, оставленных в зачумленных домах или прямо на улицах. И когда Дублин поразила эпидемия оспы, все тряслись от страха.
– Весьма похоже, – согласился Кейн. – Стран-? но, однако, что далеко не все от нее умирают, а те, кто выжил, никогда больше не заражаются. В прошлом году у меня тоже была лихорадка, и я достаточно быстро поправился.
Дыхание со свистом вырывалось из груди Джемми. Кейн подошел к окошку и угрюмо уставился в ясное голубое небо.
– Но, Кейн, мы должны сделать что-то, нельзя же стоять и смотреть, как он…
У нее недостало мужества произнести слово «умирает».
– Можно лишь молиться. Давать ему воду. Связать, чтобы он не повредил себе.
Пот выступил на лбу и верхней губе Кейна. Он беспомощно развел руками.
– Никто не знает ни причин, ни лечения этой чертовой хвори. Люди перепробовали кучу лекарств – от луковиц, которые кладут в туфли, до хинина. Жаль, что нет опиума, это облегчило бы его страдания. И пустить кровь нечем. Дьявол, Бренна, что я могу сказать? Капитан корабля обязан лечить команду: вправлять вывихи, сращивать переломы, бинтовать проломленные головы. Я так и делал. Но это…
Плечи Кейна устало опустились. Бренна знала, как он любит Джемми: обращается с мальчиком, как с сыном, гордится им. Мужчина способен сражаться с осязаемым противником. Но болезнь – это нечто совсем другое.
– Что-то еще, кроме Джемми, тревожит тебя, – неожиданно поняла она.
– Да. Команда. Они обязательно узнают. Даже если Фелан будет держать язык за зубами, все и без того догадаются по виду больного матроса. – Кейн встряхнулся, словно пробуждаясь ото сна. – Я хочу, чтобы ты постоянно носила пистолет. Сейчас принесу тебе. И не выходи из каюты, пока Джемми…
Он, не договорив, стал рыться в сундучке, откуда извлек простыню из грубого полотна и разорвал ее на полосы.
– Сейчас мы привяжем его этими лентами. Больше мы ничего не в силах сделать.
Джемми снова бился в конвульсиях, выгибаясь так, что едва не свалился с койки. Бренна на миг ощутила непреодолимое отвращение, но ей тут же стало стыдно. «Бронзовый Джон». Что, если она заразилась от Джемми? Что, если тоже умрет?
– На твоем месте я не стал бы волноваться, – сказал Кейн, словно прочитав ее мысли. – Ты довольно долго пробыла подле него. Чему суждено быть, того не миновать. Поэтому не думай ни о чем и помоги мне. Бедняга! Каково ему умирать без единой родной души рядом!
С большим трудом им удалось благополучно прикрутить Джемми к койке. Он отбивался руками и ногами, что-то хрипло выкрикивая.
– О Кейн! Как ужасно! Несчастный мальчик… Не может даже двигаться…
– Лоскуты весьма широкие, и ему не больно. Кроме того, это все равно необходимо было сделать, так что не мучайся понапрасну.
Но она не могла с собой справиться. Когда Кейн ушел, Бренна снова села около Джемми, прислушиваясь к ставшим уже знакомыми звукам и молясь о выздоровлении мальчика. Но ее молитвы были тщетны. Незадолго до рассвета Джемми умер. Бренна, не выдержав напряжения, задремала и, проснувшись, сразу же поняла: что-то неладно. Вскочив с кресла, она метнулась к койке, где нашла уже остывающий труп. Тело, казалось, еще больше усохло и съежилось.
– Джемми! – вскрикнула она, глотая слезы. – Джемми!
Но мальчик не шевелился. Девушка медленно негнущимися пальцами развязала путы. Кейн говорил, что Джемми способный ученик и когда-нибудь станет прекрасным капитаном…
Бренна закрыла лицо руками и долго плакала. Прошло немало времени, прежде чем она разыскала Кейна и сообщила печальную весть. Тот молча выслушал, глядя куда-то вдаль суженными глазами.
– Ну? – взорвалась Бренна. – Так и собираешься молчать? Джемми мертв! Ему было всего четырнадцать лет!
Почему она злится? Ведь Кейн ни в чем не виноват!
– Ветер поднялся. Мы приближаемся к западному побережью Флориды.
– Это все, что ты можешь сказать? – дрожащим от усталости голосом пробормотала Бренна. – Неужели тебе все равно?
– Конечно, нет. Поверь, я тоже страдаю. Больше, чем ты думаешь. Но жизнь продолжается. Нужно подумать и о других вещах. Например, о похоронах Джемми. В обычных обстоятельствах мы раздали бы его вещи, но теперь придется бросить их за борт вместе с телом. Через четверть часа Джемми опустят в море.
– Четверть часа?
– Да. Чем скорее, тем безопаснее для остальных.
– Но он еще не остыл!
– Пойми, Джемми мертв. И его ничем не воскресить, Бренна. Я сказал – пятнадцать минут. Мы с помощниками позаботимся о нем. Тебе необязательно присутствовать, если не хочешь.
– Ошибаешься! Я непременно приду!
Похоронный обряд был простой и короткий. Бренна заметила, что оба помощника вооружены. Она впервые увидела у них пистолеты. Матросы тревожно перешептывались между собой, пока Джемми поспешно заворачивали в промасленную парусину. Фелан что-то втолковывал каждому, возбужденно размахивая руками. Что он им внушал? Возможно, выдал причину смерти юнги. Но никто ничего уже не мог поделать.
Кейн прочел несколько строк из маленькой черной Библии. Бренна повторяла про себя скорбные фразы.
…Господи, упокой душу усопшего раба твоего… там… где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания… Яко Ты еси воскресение и живот, и покой усопшего раба твоего, Христе, Боже наш…
Матросы кашляли, переминались с ноги на ногу, упорно уставясь в палубу. И прежде чем Бренна успела сообразить, что происходит, Бейтс и Скроггинс подняли мертвеца и перевалили через борт, а за ним, последовал маленький мешок с вещами Джемми. Только белые хлопья пены отметили места их падения. Бренна тряслась так, что Кейну пришлось обнять ее за талию и проводить в каюту.
– Отдохни. Ты всю ночь не спала.
– Да…
Бренна не могла ни о чем думать. Усталость парализовала тело. Она так измучена… Все кажется нереальным. Может, она просто видела дурной сон, и Джемми вот-вот появится с завтраком?
– Всего два всплеска, – пробормотала девушка, – и он исчез… словно никогда не жил.
– Такое иногда бывает, – вздохнул Кейн. – Моряки знают, чем приходится рисковать.
– Неужели? И Джемми тоже знал? Неужели у четырнадцатилетнего мальчика было время подумать о смерти?
– Было. Он потерял отца, не помнишь?
Кейн принялся ловко раздевать Бренну, а потом накинул ей на плечи ситцевый халатик.
– Приляг, поспи. Я пойду в салон и напишу матери Джемми.
– Хорошо.
Бренна без сил свалилась на койку. Откуда-то сверху доносились резкие выкрики Скроггинса. Она заснула почти мгновенно. В измученном мозгу повторялись одни и те же картины: Джемми протягивает к ней руки и умоляет помочь, Кейн борется с Джемми на мачте среди путаницы снастей.
Внезапно все исчезло, и она уже стоит у штурвала. Палуба «Морского льва» выкрашена в ослепительно белый цвет. Солнце висит над головой раскаленным железным шаром, немилосердно сжигая спину и плечи.
– И что? Думаешь, заполучила его, и теперь он принадлежит тебе? Мечтаешь о любви…
За спиной раздается издевательский голос Мелиссы Ринн. Бренна оборачивается и видит девушку в белом смело декольтированном платье, отделанном дорогими французскими кружевами и оборками. Она кажется белым экзотическим цветком. Даже лицо совершенно – маленькое, овальное, с точеными чертами.
– Я… я… – пробормотала Бренна.
Но Мелисса снисходительно улыбается.
– Ну так ты ошибаешься, Бренна. Он никогда не будет твоим. Кейн принадлежит мне. Мне и всем остальным женщинам, которых он знал! Он скоро бросит тебя…
Мелисса растаяла, и теперь Бренна оказалась среди безвкусной роскоши дома Мод Суит, около смотрового окошечка, рядом с Аркадией.
– Смотри же, – настаивала Аркадия. – Ты ведь хочешь этого!
– Нет! Ни за что! – в панике крикнула Бренна. – Не буду!
– Будешь.
Пальцы Аркадии вцепились ей в руку, неумолимые, как кандалы, вынуждая ее взглянуть в маленькое квадратное стеклышко.
– Нет! Не стану смотреть! Не могу!
Аркадия рывком притянула ее ближе и ткнула лицом в окно. Бренна попыталась зажмуриться, но Аркадия насильно раскрывала ей веки холодной рукой…
Там, в соседней комнате, были Кейн и Мелисса. Лежали обнаженные на розовых атласных простынях. Кейн ласкал мягкое белое тело Мелиссы. Та, выгнув спину, тихо стонала. Ее лицо на глазах превращалось в лицо незнакомки, прекрасной рыжеволосой женщины, которую Бренна никогда не видела раньше. Тело Мелиссы тоже стало другим – вытянутым, более худым, с выступающими ребрами. Кейн подмял ее под себя…
– Нет… О Господи, нет… нет…
Она очнулась оттого, что Кейн закрывал ей рот ладонью, чуть соленой от пота.
– Какого черта ты так вопишь? – рассерженно пробурчал он. – Поднимешь на ноги весь корабль! После того, что им пришлось пережить сегодня, не хватало еще, чтобы ты разбудила их посреди ночи.
– Я кричала? – Бренна с трудом села, приложив руку ко лбу. – О, моя голова… В ней стучат барабаны… прямо в мозгу…
– О чем ты толкуешь? Какие барабаны? Бог мой, Бренна, да ты вся горишь!
– Жарко… жарко… солнце…
Комната бешено завертелась. Бренна рухнула на койку и увидела, как потолок падает сначала на нее, а потом уносится вверх. Это повторялось снова и снова, и Бренна бессильно наблюдала, борясь с головокружением. Тошнота подкатывала к горлу. Сейчас ей станет плохо…
– У тебя лихорадка. Только бы не…
Он осекся, словно боясь продолжать. Но это уже не имело значения. Голос отдалился, стал невнятным жужжанием сотен назойливых пчел. Тошнота все росла, не давая дышать. И неудивительно, ведь Тоби Ринн пытается поцеловать ее, толстые красные мокрые губы прижимаются к ее рту. Зачем он рвет на ней платье, ласкает жадными пальцами, обдавая зловонным дыханием? Свадьба! Сегодня они обвенчались! Он хочет взять ее…
Бренна отбивалась что было сил, умоляя Тоби уйти, оставить ее в покое. О, она не вынесет этого, его руки ползают по ней, как мерзкие насекомые…
– Бренна, Бренна, успокойся. Я помогу тебе снять халат… Нужно обтереть тебя холодной водой, может, жар уменьшится…
Кто это говорит? Она не понимает ни единого слова. Опять этот гул в голове…
– Нет, Тоби, – простонала девушка. – Я не хочу тебя… не хочу, чтобы ты прикасался… ненавижу.
Солнце палит, сжигая ее плоть, но у Бренны хватило сил ударить Тоби ногой.
– Бренна, если ты будешь так метаться, мне придется связать тебя. О, дорогая, мне страшно подумать, что ты, как Джемми… тоже умрешь… Нет, Бог этого не допустит… Я все сделаю!
Снова этот странный призрачный голос. Связать ее… это она уже слышала. Что с ней происходит?
Сквозь стиснутые зубы в горло полилась прохладная жидкость, кислая, едкая, щиплющая язык… Сейчас она все выплюнет…
Бренна так и сделала. Почему Тоби издевается над ней? Почему мучает? Заставляет ее покориться? Никогда! Пока она жива, он не сломит ее! Она не принадлежит Тоби. Бренна принадлежит…
Кому? Этому человеку с едва слышным голосом, который кричал, умолял и просил? Повторял непонятные вещи, которых она никогда не слышала наяву.
– Живи, Бренна, пожалуйста, живи. Борись! Не сдавайся! Не позволяй «Бронзовому Джону» добраться до тебя!
– Бронзовый Джон? – пробормотала девушка, отталкивая чьи-то руки, которые пытались положить на лицо что-то влажное. – Кто он? Я, встречала его у тети Ровены? На балу? Противные балы! В жизни больше не пойду ни на один! Особенно с тобой, Тоби, особенно с тобой!
– Я не Тоби! Взгляни, это Кейн. Кейн. Неужели не понимаешь?
– Нет…
– Я никогда не обижу тебя. Только хочу помочь. Позаботиться, чтобы ты не сгорела от лихорадки. Пожалуйста, Бренна, не умирай, только не умирай… как Джемми.
Джемми? Кто это? Бренна взбиралась на мачту, цепляясь за ванты. Солнце лизало ее огненным языком. Она поглядела на свои ладони и увидела, что солнце выжгло их до костей. Боже, она превратилась в скелет в коричневом платье и аляповатой шляпке.
– Нет! – крикнула она огромному бронзовому огненному мячу. – Отдай мою кожу! Отдай тело! Я не позволю украсть их, не позволю!
Снасти били ее по лицу, и каждый удар рождал новую волну боли. Бренна бессильно повисла, изнемогая от муки. Если она отпустит тросы, обязательно упадет. Но далеко внизу море, манящее и зеленое…
– Воды, – прохрипела она. – Воды.
– Сейчас, сейчас.
К губам прижалось что-то прохладное. Бренна жадно пила. Кто дал ей воду? Она не знала и не видела. Глаза слепил противный желтый туман.
– Обтирание не помогает, – сокрушался знакомый голос, – ты вся горишь. Господи, неужели нет никаких средств? Вода! Если потребуется, я посажу тебя в воду. Буду лить ее на тебя ведрами. Почему нет? Хуже не будет.
Она совсем голая. Ее бросили в море, прямо в жадно разинутые пасти акул, поджидающих внизу. Лед… кругом лед… Она превратится в сосульку!
– Нет! Нет, прошу, не надо!
– Ничего не поделаешь, придется. Останешься в этой лохани, пока температура не спадет, даже если придется тебя скрутить. Черт возьми, Бренна, ори сколько влезет, только не умирай! Я не позволю тебе уйти за Джемми, не позволю!
– Но почему? – всхлипнула она. – Почему ты так жесток? Мне больно!
Но ответа она не расслышала: он затерялся в ослепительно белом блеске, бившем в глаза.
Никогда еще ей не было так холодно. Казалось, даже кости превратились в осколки льда. Бренна тряслась в ознобе, тело конвульсивно дергалось, зубы стучали. Она сама не знала, как ей удалось поднять налитые тяжестью руки и натянуть одеяло до подбородка.
Девушка смутно осознала, что мигающий огонек лампы отбрасывает длинные тени на переборки. Рядом с койкой стояла оловянная лохань, до половины наполненная водой; на ковре темнели пятна.
– Лихорадка улеглась, – тихо сказал Кейн. – Я едва не уморил тебя, пытаясь сбить жар, но, кажется, все обошлось.
– Жар спал, – повторила Бренна. – Мне холодно. Ужасно холодно.
– Холодно? – Кейн вытер пот со лба. – Не может быть! Здесь жарче, чем в аду.
– Но мне холодно, – заплакала Бренна. – Я з-замерзаю.
– Хорошо, дорогая, твое желание для меня закон. Кейн укутал ее в одеяло и бросил поверх еще одно.
Бренна съежилась, забираясь поглубже в мягкий кокон.
– Хочешь воды?
– Да… да.
Кейн приподнял ее голову и поднес к губам оловянную чашку. Вода оказалась затхлой, с металлическим привкусом, но девушка в жизни не пила ничего вкуснее.
– Никогда не думала, что вода может быть такой восхитительной. Нельзя ли немного еще? – пробормотала Бренна.
Осушив две чашки подряд, она устало откинулась на подушку. Перед глазами снова поплыли тревожащие душу картины ночных снов: Мелисса Ринн, Тоби с его красными мокрыми губами…
Бренна с трудом покачала головой. Было нечто такое в словах Мелиссы… Но сейчас думать об этом не хотелось – слишком она слаба.
– Конечно, еще рано утверждать, но, похоже, тебе стало лучше, – заметил Кейн, отставляя чашку. Он тоже выглядел измученным: под глазами залегли черные тени. Панталоны и тонкая безрукавка были запачканными и мятыми, словно он спал, не раздеваясь.
– Благодарение Богу, температуры больше нет, и ты меня узнала.
– Что со мной было? Помню какие-то безумные сны. И ты кричал на меня. А дальше все расплывается.
– Ты заболела.
– Желтая лихорадка, верно?
– Да, – неохотно выдавил Кейн. – Но болезнь отступает. Я уже говорил, не все умирают. Думаю, ты одна из тех, кому повезло.
– Но ты ухаживал за мной и можешь заразиться! – испуганно прошептала она.
– Я уже переболел лихорадкой, не припоминаешь? – улыбнулся Кейн. – Так что не беспокойся.
Последующие два дня она провела в постели и почти все время спала. Изредка просыпаясь, Бренна всегда видела Кейна рядом. Он приносил еду, поил водой или обжигающе-горячим черным чаем, который кок заваривал для нее в огромных количествах. Кейн в выцветших панталонах и фуфайке разительно отличался от модно одетого капитана, поднявшегося на борт в начале путешествия. Он давно не брился; лицо заросло темной щетиной, что придавало ему вид человека сомнительной репутации.
К вечеру второго дня Бренна пришла в себя настолько, что нашла силы поинтересоваться, как идут дела на корабле.
– Бейтс и Картл слегли, но, кажется, больше никто не заболел. Я велел обливать обоих морской водой. Бейтсу легче, но Картл тает на глазах. Он очень худой, ни унции жира на костях. У него просто не хватит сил бороться с болезнью.
– Но разве члены команды не напуганы?
– Конечно. Видишь, я по-прежнему никуда не выхожу без пистолетов. Но поскольку тебе гораздо легче, они воспримут это как добрый знак. Знак, что все беды нас миновали. К счастью, Куба совсем близко. Скоро они окажутся на суше и в полной безопасности. Кроме того, я избавился от Фелана, подстрекавшего людей к мятежу. Посадил его в корабельную шлюпку с запасом пищи и воды. Он, вероятно, сумеет доплыть до берега.
– Кейн, но что, если он погибнет? Даже если и выживет, ему грозит встреча с индейцами, пиратами… Да бедняга попросту умрет от голода в болотах.
– Я имел полное право наказать его. Мятежник на корабле хуже хищного зверя. Фелан мог заразить паникой остальных. Но я ненавижу пороть матросов плетью, поэтому просто избавился от него. К тому же именно этого он и добивался.
– А вдруг… – Бренна, обессилев, заснула на полуслове.
Именно в эти дни, когда Бренна медленно поправлялась, Кейн заговорил об Эдит, своей жене. Он как раз расчесывал волосы Бренны, медленно проводя щеткой по длинным прядям, пока они не стали потрескивать.
– Твои волосы, – тихо произнес он. – Когда они распущены по плечам, я вспоминаю о… – Кейн замялся.
– Надеюсь, не о другой женщине? – пробормотала она, пытаясь свести все к шутке.
– Говоря по правде, да.
– Твоей жене?
Сердце Бренны, казалось, вот-вот остановится. Затаив дыхание, она слушала рассказ Кейна. В то время он, молодой человек двадцати двух лет от роду, только что вернулся из Китая, самонадеянный, восторженный, переполненный блестящими идеями и планами. Он вырос вместе с Эдит Эмори. Ее семья была одной из самых старинных в Бостоне, отец – богатый банкир, благосклонно встретил сына владельца огромной компании. В детстве Эдит была тихим застенчивым созданием с золотисто-рыжими волосами и огромными карими глазами, и озорник и сорванец Кейн ее почти не замечал.
Но теперь ей исполнилось восемнадцать. Высокая, с роскошной фигурой и громадными глазами, обрамленными пушистыми ресницами, Эдит показалась ему прелестной и, кроме того, с раскрытым ртом слушала истории о чудесах неведомой страны.
Вскоре они поженились, и еще до окончания медового месяца начались ссоры. Почему бы теперь Кейну не сидеть дома, как всем порядочным людям, вместо того чтобы кочевать по свету? Он богат, зарабатывать на кусок хлеба ни к чему, и, как все женатые люди, должен каждое утро отправляться в контору, а вечером возвращаться в уютное гнездышко. Тогда они смогут купить дорогой особняк, нанять слуг и зажить как светские люди.
Кроме того, супружеские обязанности вызывали у жены отвращение – в постели она была холодна как лед.
Неприлично показываться обнаженной, пусть даже перед собственным мужем. И лишь распутницы наслаждаются омерзительными вещами, которые он пытался с ней проделывать!
Эдит во всем поддерживала ее мамаша, немолодая озлобленная женщина, родившая девятерых детей, из которых выжили только двое. С каждым днем Эдит все больше превращалась в подобие миссис Эмори.
– Поэтому однажды я просто ушел в море, – докончил Кейн. – Мне нужно было время подумать. Наверное, я надеялся, что она соскучится по мне и забудет о своих претензиях, не знаю. – Он судорожно сжал кулаки. – Восемь месяцев спустя, вернувшись в Бостон, я узнал, что оставил ее беременной, и Эдит умерла от кровотечения, случившегося после выкидыша. И ее мать винила во всем меня.
– Но при чем здесь ты?
– Может быть, и ни при чем. Но я до сих пор вижу перед собой лицо этой ведьмы – ноздри раздуваются, глаза горят, губы искривлены. И, Боже, помоги мне, когда я смотрел на нее, мне виделась Эдит, какой она стала бы, проживи еще лет двадцать. Злобная фурия, терзающая мужа, пока у него не останется ни собственного мнения, ни мыслей. Чудо еще, если она вообще позволяла ему дышать! Потому я и оставил Бостон. Понял, что погибну, если не уберусь подальше. Выкупил часть предприятий отца и отправился в Новый Орлеан.
– Мне очень жаль, – пробормотала наконец Бренна.
– Жаль? О чем тут сожалеть? Конечно, ужасно, что Эдит умерла – я ни в коем случае не желал этого.
Но во что бы превратилась моя жизнь, Бренна? Она убила бы во мне какую-то часть души. Я влачил бы безрадостное существование, прикованный к ее юбке, задыхаясь от бесконечных светских обязанностей, условностей, поучений и узколобых идей относительно того, как полагается себя вести. Похоже, мне просто не везет с женщинами, и мать Эдит права, считая, что я погубил ее дочь. Не знаю. Просто больше никогда не допущу ничего подобного. Я не создан для супружеских уз и прекрасно это понимаю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовный огонь - Грайс Джулия



Я читала все романы Джулии Грайс.Все романы замечательные с интересным сюжетом.
Любовный огонь - Грайс ДжулияНатали
5.12.2012, 18.05





Ггероиня-просто б... еле дочитала. Пошло и грязно
Любовный огонь - Грайс Джулиялена
18.05.2013, 15.15





Ну зачем же так о женщине? В чем ее вина, чтобы называть шлюхой? Муж- садист, другие мужчины которые пытаются и иногда добиваются силой любви, жизненные ситуации, когда просто надо выжить- за это нельзя винить женщину. Заметьте, настоящих шлюх не оскорбляют, им платят, их лелеют. А женщину в трудной ситуации всегда готовы унизить и обидеть
Любовный огонь - Грайс ДжулияЛора
18.05.2013, 18.34





Изображать героиню, которую всегда успевают спасти, ГГ мечтает на ней жениться и только коварство других мешает- просто. А здесь героиня учится выживать, постепенно становится сильной, защищает близких ей людей- это дорогого стоит
Любовный огонь - Грайс ДжулияАлина
19.05.2013, 4.39





Мне не нравятся романы , в которых гл.героиню насилуют все кому не лень. Слишком тяжело для такого жанра как любовный роман
Любовный огонь - Грайс ДжулияНаталья
19.05.2013, 15.14





Дійсно неприємний роман, дочитала до 13 розділу, більше не можу. Героїня дурепа, вірить у всякі дурниці, абсолютно несамостійна, тільки й думає хто б оплачував її потреби і при тому ще корчить із себе невинність. А чоловіки всі тут падлюки або слабаки. Жодного задоволення від прочитання. Враження таке, що колупаєшся в гівні.
Любовный огонь - Грайс ДжулияЮлія
19.05.2013, 16.43





Если не можете избежать насилия- расслабтесь и получайте удовольствие. Да жизнь и девочки была тяжелая...
Любовный огонь - Грайс ДжулияАлена геолог
23.05.2013, 19.14





Ну и роман. Увидела отзыв, открыла просто посмотреть, что за книга, и незаметно для себя прочитала :) Что тут можно сказать, жизнь девчонку, конечно, не баловала... Я даже как-то не ожидала, что за одну книгу у главной героини будет столько партнеров. Блин, и с одним, помимо главного героя, ей было даже классно... По сравнению со сладко-розовыми романами, к которым мы здесь привыкли, эта книга выглядит действительно несколько пошловатой. Но интересной. Хотя с другой стороны, некоторых особо жестоких сцен с убийствами и насилием, мне кажется, можно было бы избежать, ведь в жизни и так много негатива и переживаний, а тут еще и в романах такое происходит. И опять-таки, этим-то роман и отличается от других, а значит, останется в памяти. Я, честно признаться, даже думала, что ГГерой на самом деле погиб, и судьба девушки жить с отрицательным героем, настолько автор умело держал сюжет в напряжении до последнего момента. Нет, однозначно неплохой роман! Насыщенный событиями и яркими эмоциями, пусть и не всегда положительными. И герои с очень сильными характерами. Не жаль потраченного времени.
Любовный огонь - Грайс ДжулияМупсик
23.05.2013, 22.52





Мне роман , что удивило меня саму, понравился. А почему, собственно, мужчина может испытывать радости секса с любой, а женщина- только с любимым? С опытным мужчиной удовольствие гарантированно. Этакое разрушение мифов. Миф второй. Героиня выживает и остается нетронутой. ГГ говорит героини: Любой ценой останься живой Жизнь превыше всего. Девочка оказалась сильной, боролась за себя и за других
Любовный огонь - Грайс ДжулияНики
24.05.2013, 3.08





Прочла пока только три романа этого автора.Сюжеты все разные,но вот что интересно,в каждом романе Главный герой только тогда женится на Главной героине,когда её поимеет несколько других мужчин.Даааа....если другие тебя хотят,значит я тоже?!
Любовный огонь - Грайс Джулияс
11.02.2014, 13.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100