Читать онлайн Изумрудное пламя, автора - Грайс Джулия, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Изумрудное пламя - Грайс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.3 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Изумрудное пламя - Грайс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Изумрудное пламя - Грайс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грайс Джулия

Изумрудное пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

По расчетам Мэйса, они прошли около трех сотен миль. Успешно переправились через реку Канзас, демаркационную линию между владениями индейцев шауни и делаваров.
Эмеральда почувствовала недомогание, связанное с обычным женским циклом. Раньше, когда тетя Анна советовала ей полежать в такие дни, она не придавала ее словам значения. Теперь же тяжелая работа и не слишком здоровая пища подорвали ее силы, и ей действительно было плохо.
Накануне переправы они встали лагерем у берега. Повозки вытянулись в линию. Кругом ходили люди, разминая затекшие ноги, собирали хворост для костра. Марта Ригни за что-то бранила Боба, и голос ее, резкий и сварливый, раздавался далеко окрест.
Эмеральда без сил опустилась на траву под большим зеленым кустом. Сегодня солнце палило немилосердно, огромный желтый шар над головой слепил глаза, вызывал головную боль. В другое время она бы радовалась солнцу после стольких дней дождя, но сейчас она не замечала ничего, кроме острой боли внизу живота и толчков крови в висках.
– Эмеральда! – позвала из повозки Маргарет.
– Я здесь, – отозвалась Эмери.
Маргарет вылезла из повозки. Ее коричневое платье смялось от долгого сидения. В руках у нее бьщ рукав свитера, который она вязала для Оррина.
– Эмери, ты не могла бы помочь перемотать еще немного пряжи, – проговорила она, не глядя на Эмери, но когда подняла глаза на девушку, сразу замолчала. – Что с тобой? Ты белая как полотно!
– Я в порядке.
– Уверена, что это не так. Ты вся в испарине. – Маргарет подошла поближе и пристальнее взглянула на девушку. – Пойдем, ты должна прилечь.
Эмеральда была настолько слаба, что безропотно позволила увести себя. Ноги у нее подкашивались, голова клонилась книзу. Она безвольно опустилась на стопку одеял на полу повозки.
– Господи, Эмеральда, у тебя, наверное, месячные? Я не думала, что ты так тяжело их переносишь.
– Такого раньше не было, – прошептала Эмери.
Маргарет молчала. Эмери слышала, как тяжело она дышит.
– Прости меня, милая, – заговорила Маргарет наконец. – Я думала… – Маргарет дотронулась до руки девушки своими огрубевшими пальцами. – Прости меня, Эмери. Я думала, что ты едешь с нами потому, что беременна и хочешь скрыть это от родных. Я не поверила тебе.
– Это могло бы случиться, – неожиданно для себя сказала Эмери. Ровным бесцветным голосом она рассказала об Антоне Делани, всю эту постыдную историю с дочерью рабыни и то, как он проник в ее комнату и обещал добраться до нее, про все то, что заставило ее бежать из дома.
– Бедная моя девочка, – сочувственно проговорила Маргарет, поглаживая Эмери по голове. – Должно быть, сам Господь помог тебе скрыться от этого негодяя. Только послушай моего совета: никому не рассказывай свою историю, особенно женщинам. Не нравится мне эта Марта Ригни, по-моему, она очень жестокая и недоброжелательная. – Маргарет заботливо подоткнула одеяло. – Ты должна отдохнуть, – сказала она. – Немного потерпи, тебе станет легче.
Весь этот день и следующий Эмери ехала в повозке. Видимо, Маргарет дала Оррину соответствующее объяснение, потому что он ни о чем не спрашивал.
Вечером к повозке Уайлсов подошли Гертруда Вандербуш и Марта Ригни потолковать с Маргарет. Гертруда, худая, бледная женщина, принесла корзинку печенья с изюмом.
– Это для твоей молодой подруги, – сказала она, – пусть поправляется. Не беспокойся, мои едоки не остались голодными, я испекла двойную порцию.
Маргарет сердечно поблагодарила добрую женщину. Марта молча наблюдала за этой сценой. Когда слова благодарности были произнесены, она, сложив свои большие красные руки на животе, пристально взглянула на Эмеральду, сидящую у костра.
– Если бы ты меня спросила, что я думаю по поводу девчонки, то я бы сказала, что она вовсе не сильная. Вид у нее не очень, я бы сказала.
– Да нет, ты напрасно так говоришь. У нее просто месячные. Скоро все пройдет.
– Женщина, которая болеет каждый месяц, не может считаться сильной, – категорично заявила Марта.
Три собеседницы отошли от костра, но Эмери все же могла их слышать.
– Ты ведь о ней ничего не знаешь, не так ли? – продолжала Марта. – Кроме того, что она сирота и жила на плантации в Батон-Руже?
– Я знаю достаточно, чтобы считать ее хорошей работницей. Она здорово мне помогает.
– Она не будет тебе помогать, когда сама забеременеет, – сказала Марта. – А это может произойти в любую минуту. При том количестве мужчин, которые восхищенно смотрят ей в спину…
– Я не заметила ни одного, кто бы засматривался на нее.
– Тогда ты, голубушка, не отличаешься наблюдательностью. Я-то их прекрасно вижу. Один из них – Чарлз Моррис, он просто глаз с нее не сводит; другой – Зик Йорк, он едет с пастором, но, похоже, он такой же пастор, как я. Попомни мои слова, присматривай за девчонкой, а то беды не оберешься. Обязательно наблудит.
Эмери гневно вспыхнула, услышав последнее слово.
Но тут, к ее удивлению, на защиту выступила Гертруда.
– Я бы на твоем месте попридержала язык за зубами. Если девушка красивая, это не значит, что она гулящая. – Гертруда усталым жестом поправила прядь седых волос, выбившихся из-под чепца.
– У тебя самой две дочери, Гертруда. И ты хочешь сказать, что готова отпустить их от себя?! – Широкое лицо Марты выражало триумф. – Впрочем, пока я с вами, не допущу никаких шашней. За это я отвечаю. И Бог следит за нами.
– В этом я не сомневаюсь, – сухо заметила Маргарет.
– Не обращай внимания на эту склочную Марту Ригни, – неприязненно пожав плечами, сказала Маргарет, когда Эмери помогала ей мыть посуду. – У нее была нелегкая жизнь. Она ничего не видела, кроме тяжелой работы, и слишком буквально понимает заповеди Господа.
Эмери улыбнулась. Как бы ей хотелось отблагодарить Маргарет за ее доброту: взяла ее с собой в это путешествие, оберегает от злых языков, заботится о ней и с таким участием отнеслась к ней, услышав историю ее вынужденного бегства из дома.
Этой ночью Эмери видела странный, тревожный сон. Ей снилось, что она карабкается по крутому каменистому склону. Что-то очень жизненно важное зовет ее на вершину. Скалистый откос не имеет ни трещины, ни выступа. Ей надо, очень надо отыскать ступеньку… Но самым загадочным в ее сне было то, что на вершине холма ее ждали трое мужчин. Одним из них был Мэйс Бриджмен. Ветер трепал его пшеничные волосы, на губах играла самодовольная усмешка. Второй был доктор Бен Колт с горько поджатыми губами, а третьего она никогда раньше не видела. Лицо его было смуглым, выражение – диким и варварским. Его янтарно-желтые глаза напоминали глаза лесного хищника. Казалось, они пронзают ее насквозь, уводят за собой куда-то. Во всем его облике было что-то волчье…
Эмери проснулась в испарине. В палатку проникал свет, вот-вот рассветет. «Какой странный сон, – подумала она. – Что все это может означать?»
Сейчас их путь пролегал по настоящим прериям. Утром они пересекли ручей – исток какой-то речки. Вода в ней была прозрачной и вкусной, но и правый, и левый берег покрывал зыбучий песок. Саул Ригни сломал ось, и им пришлось ждать несколько часов, пока он отремонтирует ее.
Каждый старался полнее использовать передышку. После обеда в тени тополей, росших у берега речушки, Эмери взялась заниматься с Тимми письмом. Пока мальчик трудился, девушка решила немного порисовать.
Справа от нее паслись волы и лошади. Труди собирала цветы. Она была без головного убора, и ее золотистые волосы сверкали на солнце. Слева старый Рэд с сыновьями разделывал только что подстреленную антилопу. Но Эмери решила не рисовать эту сцену. Старый Рэд обещал всех угостить свежим мясом, однако, глядя на окровавленную тушу животного, облепленную черными мухами, Эмери сомневалась, что трапеза доставит ей удовольствие.
«Как красива эта земля, – думала Эмери, устремляя взгляд на цветущие поляны. – Как жаль, что я не могу передать всего разнообразия красок этого мира». Трава напоминала зеленоватое море перед штормом, сходство усиливал ветерок, вызывавший волнообразное движение трав. Местами они достигали человеческого роста, повсюду были разбросаны яркие пятна цветов: от золотистого до индиго, всех оттенков не перечесть. Кое-где виднелась земля, окруженная островками травы, текли ручейки, образовывая болотца. На пути им попадались черепа оленей и волов, иногда они слышали зловещий волчий вой или скулящий лай койотов. Несколько раз им встречались стада антилоп, таких грациозных и изящных, что казалось кощунством подстрелить их и съесть.
Здесь в отличие от района Канзас-ривер они не встретили ни одного индейца, хотя Мэйс не исключал возможности такой встречи, так как знал, что с Севера двигаются поннесы.
– Правда, я не думаю, что они сейчас представляют опасность, – добавил он. – Десять лет назад их здорово потрепало одно немногочисленное племя, и они не хотят себе неприятностей.
«Индейцы!» Эмери вздрогнула. Вечерами у костра индейцы были излюбленной темой разговоров. Уайт Тетчер рассказал об одной семье, в которой индейцы перерезали всех взрослых, сняв с них скальпы, а восьмилетнего мальчика увели с собой, и о нем до сих пор ничего не известно.
– Чего они хотят, эти индейцы, так это белых женщин, – доверительным шепотом сообщила Марта Ригни. – Они охотятся только за ними.
Мэйс, услышав это, расхохотался.
– Я думаю, им вполне хватает забот со своими. Во всяком случае, известно, что женщины у индейцев превосходят числом мужчин.
Марта явно была раздосадована и продолжала настаивать На своей версии.
Часам к трем пополудни повозка была починена, и караван двинулся дальше. И как только начали вращаться колеса, на пути Эмеральды возник Зик Йорк.
Зик был угрюмым узкогрудым мужчиной лет около сорока, неряшливо и безвкусно одетый. Руки у него были длиннее, чем у нормальных людей, а плечи вечно ссутулены. Челюсть выдавалась вперед, рот с крупными желтыми зубами был всегда приоткрыт, будто он забывал его вовремя закрывать.
Йорк был искусным свистуном. Своим свистом он подманивал животных и птиц, которых мгновенно хватал и утаскивал к себе в повозку.
Эмеральде он не нравился, хотя она не могла бы назвать причину. Он всегда обходился с ней вежливо, правда, шарил глазами по телу. Но в конце концов большинство мужчин смотрели на нее похотливо. К мужским взглядам она привыкла. И еще, Зик ведь путешествовал с пастором, человеком набожным, который наверняка наставлял его на путь истинный.
Правда, и сам пресвятой отец Билл Колфакс вызывал у нее двойственное чувство. Он почти ни с кем не разговаривал и вообще избегал общения, что само по себе было странным для пастыря. Билл сказал, что они везут оборудование для лесопильного завода.
Эмеральда не совсем понимала, зачем пастору лесопильный завод, не говоря уже о том, что все необходимое для этого гораздо проще и дешевле было бы купить в Калифорнии.
Однако сейчас не время рассуждать об этом. Возникла более насущная проблема: куда-то пропала собака Тимми.
– Эмери, прошу тебя, помоги мне найти собаку, – попросил мальчик. – Эд – всего лишь щенок, боюсь, он может потеряться и не найти нас. Трава здесь такая высокая, что он ничего не увидит за стеблями.
Эмери рассмеялась:
– У него для этого есть собачий нюх, малыш. Он найдет нас по запаху, я уверена в этом.
– Но, может, он недостаточно подрос, чтобы уметь ориентироваться по запаху, – продолжал канючить Тимми. – Он еще совсем малыш, помоги мне найти его, Эмери! Сьюзи слишком мала, мама занята, а Жан и Боб помогают управиться со стадом.
– Ладно, давай поищем.
Эмеральда принялась за поиски пса. Тщательно исследовав поросшую травой поляну, она вдруг вспомнила про пса Билла Колфакса. Частенько из-под повозки раздавались лай и скулеж. Блэк имел нрав не из лучших, не мог ли он…
Оставив Тимми одного, она подошла к повозке Билла и Зика, которая на этот раз оказалась в ряду последней. Билл хлестал своих волов по спинам, оставляя на животных кровавые метки. Чувствовалось, что беднягам часто достается от хозяина.
– Неужели так необходимо все время стегать животных? – спросила Эмери с неприязнью.
Билл смерил ее холодным взглядом.
– У меня слишком много ценного оборудования, чтобы я мог запросто оставить его в прериях только из-за того, чтобы этим лентяям сделать приятное.
– Но…
– Осторожнее, мисс, здесь собака. Вы же не хотите, чтобы она вас покусала.
Пес бесшумно подкрался к ней. Шерсть на загривке у него встала дыбом, клыки обнажились и уши угрожающе торчали. Эмеральда отпрянула назад.
– Не волнуйтесь, – раздался голос у нее за спиной, – он вас не укусит. Пес так выдрессирован, чтобы недоверчиво относиться к посторонним, но без команды бросаться не станет.
Эмери обернулась и увидела Зика. «Странно, он подошел совсем неслышно, подкрался, словно зверь или индеец», – подумала она. На нем, были темные парусиновые штаны, рубаха из грубой полушерстяной ткани и широкая белая шляпа. Щеки его покрывала щетина.
– Я ищу Тимминого пса, – объяснила она свое появление у их повозки, – и мне показалось, что здесь кто-то лает. Вы не видели Эдгара?
Зик взял ее под руку и повел в сторону от повозки. От него исходил запах немытого тела, одежда была вея в пятнах. «Боже, он хоть когда-нибудь моется?» – с неприязнью подумала Эмери.
– Вы решили, что Блэк его съел? – Зик усмехнулся, обнаружив отсутствие переднего зуба. – Блэк не ест маленьких собак, – сообщил он, еще раз ухмыльнувшись. – Но может быть, он и пробегал мимо час или два назад. Он мог попасть в яму. Тут полно таких ям. Туда и лошадь может угодить, не говоря о собаке.
– Вы так думаете? Тимми будет очень расстроен!
Они шли, удаляясь от вереницы повозок, медленно ползущих на запад.
– Зачем вы держите такую странную собаку? – спросила она.
– Блэк не странный. У него просто такой вспыльчивый характер. Билл специально обучал его сторожевой службе. У нас много ценного оборудования, которое надо защищать от воров.
– Но кто станет красть оборудование? Что с ним делать здесь, в прериях?
– Осторожность не повредит. Если ты не осторожный человек, то никогда не станешь пастором, – засмеялся Зик.
– Возможно, вы правы.
Разговаривая, они дошли до поляны, изрытой норами грызунов. Трава здесь была не такой густой и высокой, как везде. Возле каждой норки виднелся небольшой холмик земли. На одной из «насыпей» они увидели зверька, похожего на белку, с любопытством взирающего на неведомых гостей.
Они осмотрели несколько норок, но Эдгара нигде не было.
– Не исключено, что он угодил в одну из них и не может выбраться, – предположил Зик.
– Эдгар не так глуп. Он всегда вел себя вполне разумно.
– Собака есть собака. Надо посмотреть, нет ли в норках следов того, что кто-то старался вобраться оттуда, следов земли или чего-то в этом роде. Так мы скорее сможем найти его и откопать.
Эмери в тревоге склонилась над одной из ямок и вдруг почувствовала руку Зика на правой груди. Она попробовала оттолкнуть его, но он накинулся на нее сзади, крепко сжимая ее груди обеими руками. Она закричала, и он заткнул ей рот рукой.
– Ну, ну, мисс Эмеральда. Вы же не хотите, чтобы нас кто-нибудь услышал. Хотя, сколько ни кричите, толку не будет. Караван находится не меньше чем в полумили от нас, да и волы так шумят, что и в десяти футах ничего не услышишь!
Вне себя от ярости она рванулась, чтобы убрать его потную ладонь со своего лица.
– Эй, полегче, тебе понравится!
Свободной рукой он шарил по ее телу, ощупывая живот, и, задрав платье, полез к заветной выемке между ног.
– Это совсем не страшно, маленькая книжная девочка, всего пять минут, и ты узнаешь, что такое настоящий мужчина.
* * *
Труди Вандербуш скакала на своей златогривой лошадке перед караваном, отдавшись во власть радостному, пьянящему чувству единения с сильным животным, легко, словно играя, уносившего наездницу вдаль.
Она держалась в седле по-мужски, подоткнув мешающую ей длинную юбку, шляпка висела за спиной на тесьме, золотистые волосы развевались на ветру, грудь вздрагивала. Труди предусмотрительно надела под платье брюки своего брата Пьера для верховой езды, за что Марта Ригни обозвала ее бесстыдницей. Но Труди это не волновало. Кто ее видит? Да и что в этом такого? В конце концов даже папа согласился с ее нарядом, а что думают о ней другие, ей плевать.
Непонятно, что в этом стыдного, спрашивала она себя. Почему парням можно скакать в свое удовольствие и в чем угодно, и никто их за это не осудит. Им купаться можно в чем мать родила и не бояться, что дома их встретят розгами. Девочки же со всех сторон окружены самым пристальным вниманием семьи, соседей и целым частоколом запретов. Особенно бедняжкам достается от ханжей, таких как эта ведьма Ригни. Наверное, она просто завидует ее молодости.
Труди твердо решила, что не даст запереть себя в четырех стенах, когда молодость играет в ней. И не важно, что думает на этот счет папа. Словно стремясь придать уверенности себе, она пришпорила лошадь и понеслась галопом. Однако, заметив ямки, приостановила свою Гольден, чтобы, не дай Бог, не повредить ей ногу. Но предосторожность была излишней: Гольден никогда не попадет в подобную западню, в этом было ее сходство с хозяйкой. Труди тоже не даст поймать себя в ловушку замужества. Она-то знает, как держаться с мужчинами…
Именно из-за нее семья покинула Мичиган. Из-за нее и близнецов Клаусов, живущих по соседству. Часами они могли лежать в амбаре у Клаусов, все трое, сплетаясь телами.
Проживи она еще хоть сотню лет, ей все равно не удалось бы забыть этот опыт. Она могла бы всю оставшуюся жизнь провести в этом амбаре, предаваясь незабываемым плотским наслаждениям.
И вот однажды в дверях амбара, словно призрак мщения, показался сам Герман Вандербуш. Он неожиданно рано вернулся из церкви. Схватив вилы, он двинулся на них всей своей массой, и Труди показалось, что всем им пришел конец.
Герман был довольно добродушным малым. Любил выпить и поесть, отчего мать постоянно была занята на кухне. Но сейчас от добродушия не осталось и следа, была одна лишь ярость.
– Чем вы там занимаетесь? Плодите мне ублюдков для помощи по хозяйству?! – завопил Герман.
– Нет, папа, нет…
Труди была уверена, что ублюдков она отцу не принесет, так как наверняка была бесплодна. Она сгребла в кучу одежду. Все поспешно стали одеваться. Веселого было мало: у вил были острые и длинные зубья. Однажды Труди видела, как отец проткнул ими крысу.
– Живо одевайся и иди в дом. Там с тобой разберусь. А вы, молодые люди, решайте между собой, кто из вас станет мужем моей дочери. Жду ответа через полчаса. – И тихо, как бы про себя, добавил: – Боже мой, сразу двое…
Через полчаса к ним в дом, сконфуженно улыбаясь, вошел Рольф Клаус, чтобы сообщить Герману Вандербушу, что ни он, ни его брат Жан не обязаны жениться на Труди, так как никто из них не был у девушки первым. Похоже, что тем же самым с ней еще до них занимались многие.
Рольф также сказал, что они занимаются этим давно, с тех пор как Труди исполнилось двенадцать. И ее хорошо знают в округе. Кто смеется над ней, а кто жалеет.
Отец запер Труди на два дня под замок, разрешив входить к ней только матери, чтобы та приносила ей еду. Каким бы разозленным ни был Вандербуш, он не мог отказать кому-либо в пище.
– Он думает, – только и могла сообщить ей мать, глядя на дочь со смешанным чувством удивления, отвращения и жалости. – Он все еще думает.
Родители ничего не знали и могли бы так и не узнать. Мужчины обещали Труди хранить все в тайне, но они предали ее… Они, конечно, пользовались ее услугами, но она прекрасно понимала, что нуждается в них больше, чем они в ней. Желание накатывало на нее так же неотвратимо, как голод или жажда. Мужчины, насколько ей было известно, могли удовлетворять свой голод когда угодно и с кем угодно, и им это не возбранялось, тогда как женщины должны были оставаться чистыми, и не важно, какие у них сексуальные потребности. Это никого не заботит…
Когда истек второй день заточения, отец объявил ей, что семья уезжает в Калифорнию. Там их никто не знает и никто не будет над ними смеяться. Труди сможет найти мужчину, который женится на ней. И Кэтти тоже выйдет замуж или во время поездки, или сразу по приезде. Мальчики смогут завести свои фермы. Почвы там богатые, а климат благоприятный. Можно выращивать винный виноград, прекрасно растут все овощи, абрикосы и апельсины. В реках полно рыбы, можно прожить и охотой.
Труди пристально посмотрела на отца. Она решила, что он давно хотел туда перебраться, и случай с ней послужил всего лишь толчком. Надо сказать, что при сложившихся обстоятельствах ее мать, Гертруда, не сможет возражать против переезда.
Труди едва не расхохоталась: удовлетворяя собственные потребности, она тем самым помогла отцу осуществить его заветную мечту.
Он принялся читать ей строгую мораль относительно ее поведения:
– Сейчас, когда все выяснилось, я хочу сказать тебе, что больше не потерплю твоих глупостей. Если ты будешь вести себя как шлюха, ты и кончишь, как кончают шлюхи. Надеюсь, ты поняла, о чем я говорю? Лучшее, что ты можешь сделать, это выйти замуж за сильного, хорошего мужчину, который тебя не знает. В Калифорнии таких много. Но пока мы туда доберемся, не делай глупостей и не рассказывай никому, что ты натворила. Я тоже буду молчать, может, никто и не узнает. Дай себе хоть полшанса остаться порядочной женщиной. А не то, поверь мне, люди тебя заклюют.
Труди слушала отца, но его слова не слишком ее впечатляли. Ей уже было восемнадцать. Она была взрослой женщиной и имела право жить так, как сочтет нужным. Но пока она была привязана к семье, ее любили. Поэтому она поехала с ними. Кто знает, как повернется жизнь там, в Калифорнии?
Проскакав с полмили, она решила повернуть назад, к каравану. Сейчас она подумала об Эмеральде Реган. Хорошо, если бы у Эмеральды тоже была лошадь, уж ей-то езда доставит больше радости, чем Кэтти, которая только и умеет что жаловаться то на жару, то на холод.
Не прошло и пяти минут, как Труди услышала испуганный женский крик.
Она пришпорила Гольден и увидела катающихся по траве Эмеральду и Зика Йорка. Эмеральда вцепилась ему в лицо, и Труди поразилась храбрости девушки.
Неужели она не понимает, что намного уступает ему в силе? Он всего лишь забавляется, глядя на ее тщетные попытки высвободиться, играет с ней как кошка с мышью. Но скоро эта забава ему надоест, и он займется делом. И никто из каравана за скрипом колес, лаем собак и окриками, погоняющих волов мужчин не услышит криков девушки.
Она остановила лошадь и спрыгнула с седла. Зик замер и уставился на нее.
– Привет, Зик, – сказала Труди.
Тот открыл рот, и Эмеральда отскочила.
– Эмеральда, бери мою лошадь и скачи к повозкам, – быстро приказала Труди. – Зик и я разрешим эту маленькую проблему. Только пообещай Зику, что ты никому ничего не расскажешь, правда? Я не думаю, что он собирался зайти так далеко. Он просто потерял самообладание, и все. Я правильно говорю, Зик?
Эмери вскинула голову. Щеки ее покрылись красными пятнами от гнева:
– Но, Труди, разве ты не хочешь уехать со мной? Мы же можем сесть на лошадь вдвоем. Я не хочу оставлять тебя с ним одну.
– Нет.
– Но…
– Я сказала «нет», Эмеральда. Уезжай. Мгновение девушки молча смотрели друг другу в глаза. Затем Эмеральда вскочила на Гольден и поскакала к каравану.
Труди взглянула на Зика. Губы его скривились в усмешке.
– Я видел тебя в реке, – сказал он хрипло.
– Да? Ну и что?
Он бросился на нее, стаскивая с нее одежду. Она упала в траву и посмотрела через его плечо на синий купол неба, предоставив ему действовать по собственному усмотрению…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Изумрудное пламя - Грайс Джулия



Роман - супер! Перечитывала раз 5, каждый раз заново переживала все события. Очень нравится.
Изумрудное пламя - Грайс ДжулияНаталья
14.12.2012, 9.52





Ни о чем. Не тратьте время
Изумрудное пламя - Грайс ДжулияОльга
15.12.2012, 1.16





Роман классный
Изумрудное пламя - Грайс ДжулияЛена
19.09.2013, 18.05





Хреновый роман: 3/10.
Изумрудное пламя - Грайс Джулияязвочка
19.09.2013, 20.27





Не понравился 3 из 10. Лучше прочитать НЕЖНЫЕ ОБЬЯТИЯ
Изумрудное пламя - Грайс ДжулияАННА
19.08.2015, 1.02





Начало хорошее. Думала, что будет приоткрыта тайна ее рождения или что-то в этом духе. Но дальше какая-то грязь пошла. До места не дошли и книга закончилась
Изумрудное пламя - Грайс ДжулияСветлана
15.02.2016, 13.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100