Читать онлайн Дикие розы, автора - Грайс Джулия, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикие розы - Грайс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикие розы - Грайс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикие розы - Грайс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грайс Джулия

Дикие розы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Эвери проснулся, сел на кровати и жалобно посмотрел на Корри.
– Послушай, почему мы должны уезжать отсюда? Я хочу, чтобы мы остались. Твой Куайд оставил достаточно денег, чтобы купить провизию и нанять кого-нибудь, кто был бы моими руками и ногами. Да хоть бы этого эскимоса, Аликаммика. Я уверен, что, если ему хорошо заплатить, он не откажется помогать мне. Пойми, я не могу уехать отсюда, не найдя своей золотой жилы. И не уеду.
Прошло четыре дня. Эвери перевезли в гостиницу, в комнату Корри. Теперь он лежал, завернутый в одеяло, на той самой постели, где в последний раз с такой жгучей, горькой страстью Куайд любил ее. На ногах, голове и правой руке Эвери белели повязки. Аликаммик приходил каждый день, чтобы помыть его и переодеть. Доктор Кунинг дал Корри пузырек с настойкой опия и объяснил, когда и как давать ее больному, добавив, что у ее супруга «организм молодого буйвола». Корри не почувствовала особенного воодушевления, когда узнала об этом.
Она стояла у окна, в сотый раз за день разглядывая прохожих и унылые бревенчатые постройки, выходящие на главную улицу Секл Сити.
– Корри, ты что, не слушаешь меня? Я говорю, что хочу остаться здесь и еще раз попытать счастья. Доктор Кунинг говорит, что если повезет, то можно застолбить участок…
Корри резко обернулась.
– Меня не интересует, что говорит доктор Кунинг! – Она почувствовала себя виноватой. – Прости, Эвери. Мне не следовало так говорить. Но как же ты не можешь понять? Нам необходимо как можно скорее оказаться дома, в Сан-Франциско. Доктор Кунинг считает, что тебе обязательно нужно показаться специалисту. Надо сделать протезы…
Эвери мечтательно смотрел в потолок и как будто не слышал ее.
– Я читал в газете, что здесь поблизости простирается настоящий золотой пласт. Вот было бы здорово напасть на него! Я назову новый участок в твою честь. Хочешь? Шахта Корделия! По-моему, неплохо, как ты считаешь?
Корри спокойно и терпеливо повторила:
– Эвери, мы должны ехать домой. Доктор Кунинг сказал, что ты не можешь больше искать золото.
– Но, Корри, ведь здесь…
– Я не хочу больше слышать про золото! Ни единого слова о нем! Как я ненавижу его! Если бы не это проклятое золото…
Корри замолчала и снова стала смотреть в окно. Она должна была держать себя в руках и не говорить так с Эвери. Вот уже четыре дня, как она только и слышит от него о грандиозных планах и надеждах разбогатеть. Как же он не понимает, что для него в этом смысле все кончено? Искать золото очень тяжело и опасно, это под силу только здоровым и выносливым мужчинам. А не такому калеке, каким он стал. Нет, это абсолютно невозможно!
Ее мысли обратились к Куайду. Когда он уходил, его глаза, бездонные, как голубое арктическое небо, были холодны и наполнены болью.
– Ты сделала свой выбор, Делия.
– Нет, Куайд, ты не понимаешь…
– Я понимаю больше, чем ты думаешь. Ну что ж, счастья тебе, Делия. Или, может, называть тебя Корри? Твоим прежним детским именем? Надеюсь, что самопожертвование пойдет тебе на пользу.
– Куайд!
Он развернулся и ушел, а Корри смотрела ему вслед, еле сдерживаясь, чтобы не закричать, не догнать, не броситься в объятия и умолять, чтобы он никогда не оставлял ее.
Но она позволила ему уйти. В этом диком краю, в безграничной снежной пустыне ветер странствий переносит людей с места на место, как семена чертополоха. Расставание здесь подобно смерти, прощаясь с человеком, никогда не знаешь наверняка, увидишь ли его вновь.
А она отказалась от любви во имя долга!
Откуда-то издалека до нее доносилось бормотание Эвери. Что-то о самородках, породе, слухах – она не вникала в смысл его слов. Казалось, он так ничего и не понял. Она знала, что скоро Эвери возненавидит ее. Он уже сейчас близок к этому. Когда однажды она попыталась помочь ему и покормить с ложки, он швырнул тарелку прямо ей в лицо. Он раздраженно говорил о костылях, которые Корри купила у доктора Кунинга, как будто это она была виновата в том, что он не может ходить без их помощи. Но самое главное – Корри удерживает его вдали от золота, мешает исполнению его заветной мечты. Именно за это Эвери отплатит ей ненавистью!
А любила ли она его когда-нибудь? Корри вспомнила тот день, когда они вместе с Эвери были в порту и смотрели, как отчаливают пароходы на Аляску. Тогда он приподнял ее лицо за подбородок, и на какой-то миг ей показалось, что сейчас он ее поцелует. С тех пор прошла целая вечность! Девочка, которую приводило в трепет его прикосновение, не имеет ничего общего с нынешней Корри!
Чтобы как-то отвлечься от этих грустных мыслей, Корри рассеянно взглянула на улицу. День близился к концу. От неказистых домиков протянулись черные длинные тени, сочетание которых со снежной белизной было даже по-своему красиво. Мимо окна прошли четверо старателей, неся на спинах тяжелые тюки с провиантом. Вероятно, они направлялись к одному из замерзших речных протоков, лелея надежду, что, может быть, на этот раз на дне корзины с гравием и глиной блеснет долгожданное золотое сияние. Доведется ли им когда-нибудь его увидеть?
Следом за ними шел еще один человек, при виде которого Корри почувствовала, как сильно забилось ее сердце. Она узнала знакомое дубленое пальто. Это был Дональд. Он шагал быстро и размашисто. Его щеки раскраснелись на морозном ветру.
Дональд. Вот уже несколько дней он в Секл Сити и до сих пор не предпринял попытки встретиться с ней. Это было очень странно и совсем на него не похоже, поэтому вместо того, чтобы успокоиться, Корри волновалась с каждым днем все сильнее. Не в духе Дональда было проявлять такое смирение. Тем более что, когда они столкнулись в трактире, Корри успела понять, что он по-прежнему любит ее, если, конечно, то животное чувство, которое отразилось в его безумном взгляде, можно назвать любовью.
Корри продолжала смотреть в окно. Вдруг Дональд остановился, чтобы достать из кармана сигару и зажечь ее. Он несколько секунд держал в руке зажженную спичку, чтобы она получше разгорелась, потом поднес ее к концу сигары и, выпустив облачко дыма, бросил, все еще горящую, в снег. Потом он мельком взглянул на фасад гостиницы, перешел на другую сторону улицы и скрылся в дверях магазинчика.
Корри отошла от окна, обошла вокруг кровати, взяла с полки книгу, открыла, сама не зная зачем, прочла несколько абзацев и тут же захлопнула.
Эвери заметил ее состояние.
– Ради Бога, Корри, что ты так нервничаешь? Ходишь взад-вперед, как зверь в клетке, читаешь стоя. Займись чем-нибудь. Например, почему бы тебе не сходить и не купить провиант? Этот эскимос, которого оставил твой Куайд, мог бы помочь тебе принести…
– Эвери! – Ее терпение истощилось, но она старалась говорить спокойно. – Эвери, я уже сказала тебе, что Аликаммик может нам помочь только в одном: отвезти нас в Доусон Сити, чтобы мы могли там сесть на пароход, как только река вскроется.
Лицо Эвери побагровело.
– Теперь я понял, что с тобой происходит. Шлюха! Страдаешь без своего любовника, этого ублюдка, Куайда Хилла? Да?
Корри опустила глаза. Это невыносимо! Они терзают друг дуга, осыпают безжалостными упреками и оскорблениями. В конце концов они перегрызутся, как две крысы в одной крысоловке. Разве таким она представляла себе их будущее? Разве могла она подумать, что их жизнь будет проходить в атмосфере взаимной ненависти?
Она холодно ответила:
– Какое это имеет значение? Похоже, ты достаточно поправился, чтобы переехать в Доусон. Мы отправимся, как только я все приготовлю. Может быть, даже завтра.
Эвери насупился и поджал губы. Его лицо, обескровленное и изможденное страданиями, утратило свою былую привлекательность.
– Почему мы не можем остаться здесь хотя бы до весны?
– Не можем, и все.
Корри думала о Дональде. Она не могла чувствовать себя в безопасности, пока он так близко.
– У меня есть на это причины. Кроме того, я ненавижу этот город. Я хочу как можно скорее вернуться в Доусон. Тебе там тоже будет лучше.
– Теперь мне нигде не будет лучше. Я так понимаю, что мне остается только подчиниться? Ведь у тебя теперь все деньги. И здоровые ноги к тому же.
Вот еще один повод для ненависти! Корри молча смотрела на него. Как же странно обернулась жизнь! Она оказалась запертой в четырех стенах с человеком, который ненавидит ее и к которому она не испытывает ничего, кроме жалости и презрения. И вряд ли ситуация изменится, когда они вернутся в Сан-Франциско. О Господи, Куайд! Мысль о нем черным солнцем взошла на и без того пасмурном небосклоне ее души.
– Мы отправляемся в путь завтра же, – сказала она твердо.
Скоро стемнело, Корри зажгла свечи, и они принялись укладываться спать. Эвери не разговаривал с ней и даже не смотрел в ее сторону. Он проглотил ложку горькой настойки и поморщился, а когда Корри попыталась помочь ему раздеться, грубо оттолкнул ее. Он был похож на злобного хорька, загнанного в угол и от страха готового броситься на преследователя.
– Эвери, я ведь только хотела помочь тебе.
– Не нужна мне твоя помощь! Оставь меня, Корри. Я ведь согласился ехать с тобой в Доусон. Чего тебе еще надо? Я не хочу, чтобы ты вмешивалась в мою жизнь. И когда мы приедем в Доусон…
Корри тяжело вздохнула. Он не оставляет надежды переубедить ее, когда они доберутся до Доусона. Он не откажется от своей мечты никогда, будет стремиться к ней до последнего вздоха! Он будет ненавидеть Корри, поносить ее, издеваться над ней и в то же время – строить эфемерные, несбыточные планы…
Эвери вышел из гостиницы на костылях, с которыми кое-как все же научился обращаться. Корри хотела поддержать его, но не тут-то было. На улице их ждал Аликаммик с собачьей упряжкой. При их появлении он добродушно ра-зулыбался.
Было не больше пятнадцати градусов мороза, что после лютой стужи, к которой они привыкли за долгую-долгую зиму, казалось райским блаженством.
– Мужчина ехать. Ты идти пешком, – сказал Аликаммик, выплюнув на снег коричневую табачную жвачку. В огромной медвежьей шубе он казался совсем маленьким и кругленьким. Корри подумала, что без этого жизнерадостного и надежного человечка им пришлось бы совсем туго.
– Хорошо.
Она обернулась к Эвери, который стоял, тяжело опираясь на костыли. На лбу у него выступила испарина.
– Хочешь, я помогу тебе лечь на салазки?
– Нет! – Он закричал так громко, что человек, проходящий мимо, остановился и с интересом посмотрел на них. – Черт побери, Корри, нечего со мной нянчиться, как с грудным младенцем. Сам справлюсь.
– Ну как хочешь.
Собаки, сытые и отдохнувшие, рвались вперед с неудержимой силой, полозья скрипели на снегу, Корри вдруг поняла, что она очень устала сидеть взаперти в гостиничном номере, и теперь с радостью шагала рядом с упряжкой. Кстати, физическая нагрузка отвлекает от тягостных раздумий.
Корри с облегчением вздохнула, когда окраины Секл Сити скрылись из виду. Может, они и могли остаться здесь до весны, как хотел Эвери, но тревожное ощущение близкого присутствия Дональда мешало Корри жить, лишало ее свободы передвижения и спокойного сна по ночам. И кроме того, она вдруг поняла, что соскучилась по Доусону. По многолюдному, грязному, корыстолюбивому городу романтиков и авантюристов.
Они шли уже почти час, и Корри начала понемногу отставать, не выдерживая того быстрого темпа, который взял Аликаммик. Вдруг впереди показались два человека, которые незаметно отделились от штабеля бревен, сложенного справа от дороги, там, где берег круто спускался к реке. Эвери, завернутый в шубу и принявший перед выездом опий, пребывал в полудреме и едва взглянул на них. Корри, повинуясь какому-то странному, неприятному чувству, внимательно следила за их приближением.
Они были одеты в тяжелые меховые куртки. Шерстяные шарфы – один черный, другой горчичный – до половины скрывали их лица. Корри показалось, что откуда-то сзади них раздается собачий лай.
– Эй!
Один из них, который был повыше и в горчичном шарфе, помахал им рукой.
– Послушайте, наш приятель там в лесу сломал себе ногу. Не могли бы вы отвезти его в город?
Он говорил вежливо и учтиво. Аликаммик задумался на секунду, потом медленно тронул упряжку дальше по дороге. Корри забеспокоилась.
– Аликаммик, ты уверен, что поступаешь правильно?
В это время один из незнакомцев забежал вперед упряжки и остановил собак.
– Я повторяю, не могли бы вы помочь нам? Наш друг очень страдает от боли, и я прошу вас отвезти его в город. Я знаю, что это доставит вам определенное беспокойство и несколько нарушит ваши планы. Прошу заранее принять мои извинения.
Все произошло мгновенно. Один из них остался рядом с Корри, другой – коренастый, в черном шарфе – что-то вынул из кармана, подошел к Аликаммику и быстро ткнул в бок.
Вдруг колени эскимоса подогнулись, и он упал. Корри в ужасе смотрела, как из горла Аликаммика фонтаном хлещет кровь, а снег под ним превращается из белого в алый. Собака, которая была в упряжке ближе всех, заскулила и бросилась к своему хозяину.
Корри оцепенела от страха и была не в силах отвести взгляд от дымящейся на морозе красной лужи. Прежде чем она успела закричать, тот человек, который стоял к ней ближе, заломил ее руки за спину.
– Ну вот, детка, лучше не рыпайся, а то у меня тут поблизости припрятано ружье, а у моего дружка, как видишь, есть нож. Не бойся, я тебя не обижу. Все, что мне от тебя надо, это деньги. Ты ведь будешь умницей и отдашь их, не так ли?
– Что? Деньги? Но…
Корри не могла постичь случившегося. Как же так? Минуту назад они спокойно, мирно шли по заснеженной дороге, и вот теперь – такое!
– Заткнись! Где у тебя деньги?
– Они… в кожаном мешочке.
Корри чувствовала, что ее ноги стали ватными, к горлу подкатила тошнота. Аликаммик лежал на снегу в луже крови, его лицо было белее рисовой бумаги, – казалось, что вся кровь из его тела вытекла до последней капли, – глаза широко раскрыты.
– Корри!
Она услышала высокий, испуганный голос Эвери и увидела, что один из грабителей, тот, который убил Аликаммика, склонился над ее мужем, загородив его от Корри своим массивным корпусом. Ужас охватил ее. Она рванулась вперед и закричала:
– Пожалуйста, не трогайте его! Это мой муж, он ранен, он калека. Он не может причинить вам вреда. Пожалуйста, возьмите все деньги, только не трогайте Эвери!
Корри чувствовала, что человек под шарфом улыбается.
– Не волнуйся. Никто его не тронет. Нам нужны деньги, больше ничего. Так где ты их прячешь, красотка? Мне что, самому их искать, что ли?
– Нет. Они в кожаном мешочке, у меня на поясе…
– Ну-ка, ну-ка, посмотрим.
Его руки проникли ей под шубу и ощупывали пояс мужских ватных брюк, которые она надела в дорогу. Корри от отвращения дернулась.
– Стой спокойно, детка. А не то пристрелю. Тебе ведь этого не хочется, правда?
– Отпустите меня, я отдам вам деньги.
– Может, отдашь. А может, и нет. Я уж лучше сам.
Он снял свои грубые рукавицы и, задрав свитер, схватил ее за грудь.
– Деньги на поясе, – сквозь зубы процедила Корри.
– Вот как?
Его пальцы скользнули к талии. Корри, не шевелясь, терпела его мерзкие прикосновения.
– Да, а ты действительно хорошенькая. Это точно. Жаль, что я должен взять только деньги и убраться отсюда. Черт побери, очень жаль.
Наконец он нащупал мешочек с деньгами и сорвал его с пояса Корри. Собаки оглушительно лаяли. Корри дрожала от страха и перенесенного унижения. Неужели они убьют ее, как Аликаммика, и оставят умирать на снегу в луже собственной крови?
Корри вдруг почувствовала сильный толчок в спину и отлетела к упряжке. Она не удержалась на ногах и упала на Эвери, неподвижно лежащего под шубой. Ей показалось, что правая рука его как-то неестественно вывернута, а пушистый мех шубы перепачкан в крови. О Господи!
– Лежи, как лежишь. Не двигайся и не кричи. У нас тут есть еще одно дело, – прозвучал за спиной грубый голос.
Корри постаралась встать на ноги, но поскользнулась и упала на снег.
– Я сказал, не дергайся. Оставайся на месте, не то будет хуже.
– Хорошо, хорошо.
Корри обращалась к тому, который показался ей сначала более вежливым.
– Пожалуйста, сэр. Мы… мы не причиним вам вреда. Вы же взяли наши деньги. Отпустите нас, пожалуйста.
Мужчина нетерпеливо отмахнулся от нее.
– Вы что же, думаете, мы вас обидим? Женщину? У нас есть другое дело. Поважнее. Имейте терпение, это не займет много времени.
Его напарник поднял невесть откуда взявшееся ружье, в чистом морозном воздухе раздался выстрел и запахло порохом. За ним последовал другой. Корри зажмурилась и, дотянувшись до ледяной руки Эвери, сильно сжала ее, так, что хрустнули кости, и прижалась к ней щекой. Выстрелы гремели один за другим. Корри ждала смерти… Наконец наступила тишина.
Она была жива. Но ездовые собаки погибли все до одной. Корри зажала рот рукой, чтобы не закричать, и в ужасе смотрела на бандитов, ни секунды не сомневаясь, что ее сейчас постигнет та же участь, что и несчастных животных.
– Ну вот, теперь все в порядке. Все, что вы должны сделать теперь, юная леди, это, не вставая с земли, сосчитать до тысячи. Если ослушаетесь, с вами будет то же, что с собаками. Жаль, что пропадает столько отличной собачатины. И не забудьте, Секл в той стороне. – Он показал ей направление. – Главное, держитесь своих следов, тогда не собьетесь с дороги. Тут недалеко, так что доберетесь.
Они пошли прочь. Корри принялась считать, прислушиваясь к затихающему скрипу их шагов. Вдалеке лаяли собаки, – видимо, собственная упряжка бандитов была спрятана за штабелем бревен…
Яркое солнце заливало ослепительным светом снежную долину. Корри поднялась и, шатаясь, подошла к Эвери. Он каким-то чудом остался жив, хотя, похоже, рана была серьезной. Корри перевязала его, сняла с себя толстый свитер и натянула на Эвери, потом как следует закутала его, подоткнув шубу со всех сторон. Ему придется долго ждать здесь. Салазки слишком тяжелы, она едва ли сумеет сдвинуть их с места. Поэтому придется одной возвращаться в Секл Сити, чтобы привести подмогу. Даже если она будет очень спешить, то доберется до доктора Кунинга не раньше чем через час.
Корри бросилась бежать по свежим следам полозьев. Каждый вздох давался ей с трудом, легкие покалывало от морозного воздуха. В голове мелькали сотни мучительных вопросов. Почему они убили ездовых собак? Почему они убили Аликаммика и ранили Эвери, а ее не тронули? И почему – что самое невероятное и потому страшное – они так заботились о том, чтобы Корри не сбилась с дороги и благополучно добралась до Секла? Почему они оставили ее в живых? Почему?
От быстрого бега у нее кололо в боку, кружилась голова. Она с трудом взобралась на пригорок и увидела… его. Он медленно шел ей навстречу, строго придерживаясь следов полозьев, как будто знал, где искать ее.
Солнце светило Дональду в спину, так, что перед ним на снегу лежала черная зловещая тень.
– Корри, что-нибудь случилось? Тебе нужна помощь?
– Дональд!
Корри с ненавистью смотрела на его раскрасневшееся лицо и черные спутанные волосы. Она чувствовала, что каждая клетка ее тела противится восприятию этого человека. Дональд, как ни в чем не бывало, улыбался и, казалось, искренне радовался неожиданной встрече.
– Значит, это ты все подстроил? Ты убил Аликаммика? Ты нанял этих подонков?
– Каких подонков? Кого убил?
Дональд удивленно приподнял брови, его полные красные губы недоуменно поджались. Корри чувствовала, что ее колотит дрожь, руки и ноги стали влажными и холодными.
– Ты убил Аликаммика. Но Эвери убить не удалось. Он жив. Я перевязала его, и надеюсь, он выживет.
– Что?
– Говорю тебе, он не умер! Он жив! Твоя очередная попытка погубить его не удалась! Какой она была по счету – второй, третьей?
Дональд спокойно смотрел на нее. Корри бесил вид его розовощекого, пышущего здоровьем лица.
– Ты говоришь ерунду, Корри. Я слышал о том, что случилось с твоим мужем, – весь город говорил об этом. Но я здесь ни при чем. Я всю ночь провел в кабаке.
– Да?
– Корри, ты же говоришь, что твой муж ранен. Надо помочь ему. Пойдем ко мне – это всего в миле отсюда, – и я сразу же пошлю кого-нибудь в город.
– Нет! Я не пойду с тобой! Ты же все продумал заранее, не так ли? Ты хотел, чтобы Эвери умер, поэтому подослал убийц. Но объясни, зачем тебе понадобилась смерть безобидного Аликаммика? Он ведь ничего тебе не сделал. Зачем ты убил собак? Твои люди расстреляли их в упор…
Дональд видел, что Корри начинает впадать в истерику.
– Корри…
– Оставь меня! Я иду в Секл за помощью для своего мужа. Отойди в сторону и дай пройти!
Дональд подошел к ней вплотную, его пальцы впились в ее плечи с такой силой, что стало больно даже через шубу.
– Никогда не говори со мной таким тоном, Корри.
– Я буду говорить с тобой так, как сочту нужным. Ты убийца! Отвратительный, хладнокровный убийца!
– Это не так. Ты клевещешь на меня, Корри. У тебя истерика. Произошла какая-то жуткая история, ты в шоке, и единственное, что тебе сейчас необходимо, это отдых. Отдых и глоток хорошего виски, чтобы согреться изнутри. Пойдем со мной, даю тебе честное слово, что сразу же пошлю кого-нибудь за подмогой. Я позабочусь об этом вместо тебя, Корри. Тебе незачем беспокоиться.
– Мне не нужны ни отдых, ни виски! И истерика здесь ни при чем!
Корри била Дональда в грудь кулаками, стараясь вырваться из его крепких рук, которые заключили ее в плотное кольцо.
– Корри, тебе надо успокоиться. Я не могу тебя отпустить, пока ты в таком состоянии. И потом, кто дал тебе право ни с того, ни с сего оскорблять меня? Я хочу, чтобы ты объяснила, с какой стати тебе пришло в голову обвинять меня в таких страшных грехах.
– Но мне нужно привезти доктора к Эвери…
– Я сам привезу к нему доктора. Говорю же, я обо всем позабочусь. Тебе не о чем беспокоиться.
– Ты и пальцем не пошевельнешь, чтобы спасти его. Тебе надо, чтобы он умер. А он там лежит один…
Дональд развернул ее и заставил идти в другом направлении, в сторону от Секл Сити, – цепкие руки держали ее плечи, как в тисках. Корри разрыдалась от отчаяния. Да, это была истерика. Дональд прав. Но она пережила такой кошмар! А Эвери ждет ее, надеется.
– Дональд, пожалуйста, отпусти. Мне нужно добраться до Секла, там доктор Кунинг. Я должна привезти его к Эвери.
– Корри, успокойся. Среди моих людей есть очень хороший врач. Хирург. Доктор Санти при необходимости может сделать даже операцию. Я сразу же отправлю его к Эвери, он сделает все, что нужно. И потом, это будет быстрее, чем идти в город. Тут ведь совсем близко.
Они вошли в перелесок и пошли по тропе, разъезженной санными полозьями.
– Неужели ты действительно можешь думать, что я не окажу тебе помощи, Корделия Стюарт?
Его голос был мягок, ласков, спокоен. При этом Дональд достаточно крепко держал ее за талию и под локоть. Корри тихо плакала и покорно шла туда, куда он вел.
– Я не хочу идти с тобой. Я уже давно не Корделия Стюарт, а Корделия Курран. Эвери – мой муж.
– Да, конечно.
– Я не хочу, чтобы твой доктор лечил Эвери. Я хочу, чтобы это был доктор Кунинг из Секла.
– Тебе надо как следует отдохнуть, и я об этом позабочусь. Тебе необходимы тишина и покой. А то нервы у тебя совсем развинтились.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикие розы - Грайс Джулия



Удивляюсь, почему отсутствуют комментарии к таким замечательным книгам Джулии Грайс. Дикие розы -прекрасная книга о суровой жизни в суровом климате Аляски в 19 веке.
Дикие розы - Грайс ДжулияНатали
5.12.2012, 18.16





Какой-то бред...
Дикие розы - Грайс ДжулияЭва
5.12.2012, 18.30





книга жестокая история о людях, которые жили на аляске и любили, строили, искали золото, наверное это их судьба, у нас многие её прочли в бумажном варианте и поверте она зачитана до дыр вся переклеена, а бред так не читают.
Дикие розы - Грайс ДжулияЛакрмса
14.01.2014, 15.39





Глупый, бестолковый роман, а сюжет его высосан из пятки.
Дикие розы - Грайс ДжулияСтепанидка.
28.03.2016, 16.35





Беременная главн.героиня (на шестом месяце) вдрызг напилась вместе с подругой-прачкой, обе они выпили 2 бутылки шампанского. Так они решили отпраздновать то, что у годовалой дочери подруги-прачки пропал жар. И из таких нелепостей состоит весь роман.
Дикие розы - Грайс ДжулияСтепанидка.
28.03.2016, 20.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100