Читать онлайн Во власти соблазна, автора - Грассо Патриция, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти соблазна - Грассо Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти соблазна - Грассо Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти соблазна - Грассо Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грассо Патриция

Во власти соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 19

В это воскресенье Рейвен проснулась рано. Ей опять приснился сон, и она знала, что констебль вот-вот пошлет за ней.
Взяв шаль, Рейвен выглянула в окно. Над землей нависали серые тучи. Резкий ветер хлестал деревья в саду, с них летели зеленые листья, но было сухо.
Рейвен спустилась в холл, села на нижнюю ступеньку лестницы и стала ждать. Появился дворецкий.
– Доброе утро, мисс Рейвен.
– Доброе утро, Тинкер.
– Принести вам кофе?
Она покачала головой:
– Нет времени.
Застучал дверной молоток, удивив дворецкого.
– Это за мной. – Рейвен подошла к двери и открыла ее. Вместо Александра на пороге стоял Барни. – Еще одна жертва?
Невысокий Барни от изумления открыл рот.
– Так вы знали?
Выйдя на улицу, Рейвен спустилась вниз, недоумевая, почему не приехал Александр. Наверное, подумала она, прошлую ночь он провел с Женевьевой.
– Где Алекс? – спросила девушка, садясь в экипаж. Барни сел рядом.
– Алекс поехал из дома прямо на место преступления.
В его голосе Рейвен уловила колебание. Она внимательно посмотрела на Барни, тот заерзал, но больше ничего не сказал.
Экипаж остановился у садов Риверсайд, расположенных вдоль Милл-Бэнк у моста Воксхолл-Бридж. Рейвен вышла, поплотнее закуталась в шаль и посмотрела на стоявших неподалеку мужчин.
Констебль Блэк в одиночестве ждал у накрытого одеялом трупа. Как ни странно, Александр отошел в сторону и смотрел на Темзу.
– Спасибо за то, что приехали так рано, – поздоровался с ней Амадеус. – Готовьтесь.
Рейвен в тревоге взглянула на него. Странное предупреждение испугало ее. Чем эта жертва отличается от других? Амадеус Блэк подвел ее к трупу, наклонился и снял одеяло.
– О Боже! – ахнула Рейвен.
У ее ног лежала Женевьева Стовер с лицом спокойным, словно она спала. Лепестки роз покрывали блондинку с ног до головы.
Констебль Блэк кинул взгляд на Алекса.
– Она носила его ребенка.
Рейвен в ужасе закрыла глаза. Бедный Алекс потерял сразу и любимую женщину, и ребенка. Какое, должно быть, потрясение – приехать на место преступления и увидеть вот это!
Расстелив на мокрой от росы траве свою шаль, Рейвен опустилась на колени рядом с трупом. Женевьева выглядела точно так же, как и остальные. Зашитые веки и рот. Бескровная рана на щеке. Лепестки роз покрывают тело.
И тут Рейвен заметила одно отличие. К платью была пришпилена записка. Она наклонилась и прочитала:
Пренебрег своей драгоценной собственностью, мистер констебль, и потерял ее.
И тогда Рейвен сделала то, чего никогда не делала раньше. Она прикоснулась к руке мертвой девушки. Закрыв глаза, она рассказывала констеблю то, что чувствует:
– Два неотчетливых лица сливаются в одно. Боли нет. Тяжелые веки закрываются, наступает мирный сон. Она так и не догадалась, что происходит, пока душа не покинула тело. Женевьева знала, кто ее убил. – Рейвен открыла глаза. – Это все.
– Спасибо. – Амадеус Блэк помог ей подняться на ноги. – Мы начнем опрашивать семью, друзей, сослуживцев.
Рейвен нерешительно посмотрела на Александра, почувствовала, что Блэк тронул ее за плечо, глянула на него и увидела, что он кивает.
Девушка подошла к Александру. Ей так хотелось прикоснуться к нему, утешить его…
– Алекс?
Он словно одеревенел.
– Я очень сочувствую твоей утрате.
Александр не смотрел в ее сторону.
– Если бы я не опоздал в оперу, Женевьева осталась бы жить. Она была… – Он замолчал, не в силах продолжать.
Рейвен почувствовала его боль.
– Если я могу что-нибудь…
Александр резко повернулся. Лицо его было мрачным.
– Можешь сказать мне, кто это сделал?
Рейвен медленно покачала головой.
– Но она знала своего убийцу.
Это его удивило.
– А остальные знали?
– Я говорю только о Женевьеве.


Все кончено.
Степан сидел в своем кабинете на Гросвенор-сквер, в который крайне редко заглядывал, положив ноги на стол и разглядывая обручальное кольцо, найденное им на подушке.
Вероятно, его брак оказался самым коротким в истории. Интересно, изменилось бы что-нибудь, если бы они поговорили о карьере в опере до свадьбы?
В дверь постучали. Боунс вошел раньше, чем князь успел его прогнать.
– Это принес курьер, ваша светлость.
– Спасибо. – Степан открыл записку и прочитал:
Мы должны поговорить о нашем браке на нейтральной территории. Встретимся в доме Пэтрис Таннер на Портман-сквер в два часа дня.
Его жена хочет урегулировать их проблемы. Хорошо это или плохо? И с чего вдруг Фэнси решила, что дом Пэтрис Таннер – самая подходящая нейтральная территория? Разве только они с примадонной помирились… а это значит, что его жена ушла из театра.
Степан посмотрел на карманные часы, встал с довольной улыбкой на устах и вышел из кабинета, чтобы привезти жену домой.


– Так, значит, Степан не вернулся ночью домой? – В этот субботний день Фэнси с двумя своими сестрами сидела в столовой.
– То, что его не было дома, не значит, что он спал с другой женщиной, – заметила Рейвен.
– Согласна, – поддакнула Блейз. – Князь прошел через многое, чтобы жениться на тебе. Сомневаюсь, что сейчас он начнет делать глупости.
– Я собираюсь вернуться на Гросвенор-сквер, но позже. – Фэнси лукаво улыбнулась сестрам. – Пусть поволнуется, моему мужу это только на пользу пойдет.
Паддлз поставил огромную лапу на колени Фэнси. Она почесала мастифа за ушами и угостила кусочком ветчины со своей тарелки.
– Этот пес путешествует по коленям, чтобы урвать хоть крошечку, – фыркнула Рейвен.
– Зато Паддлз понимает, что лучше ничего не выпрашивать, когда обедают Милый Друг и Милочка, – добавила Блейз. – Фэнси, мы рассказывали тебе, что Паддлз натворил, когда приходила с визитом леди Олтроп?
Фэнси покачала головой. Веселая история поможет ей приободриться.
– Леди Олтроп с герцогиней пили в гостиной чай и сплетничали. – Губы у Рейвен задергались, она с трудом сдерживала смех. – Но они не знали, что Паддлз спит за диваном. – Рейвен не выдержала, захихикала и махнула сестре, чтобы та продолжала.
– Паддлз бесшумно испустил не очень приятные газы, – подхватила Блейз, и Фэнси тоже начала хихикать. – Леди Олтроп с подозрением посмотрела на герцогиню.
Фэнси уже не хихикала, а хохотала.
– А герцогиня точно так же посмотрела на леди Олтроп, – сказала Рейвен.
Фэнси хохотала так, что по щекам ее потекли слезы. Сестры тоже громко смеялись. В столовую вошел дворецкий.
– О, какие веселые леди!
– Тинкер, вы помните тот день, когда Паддлз безобразно повел себя во время визита леди Олтроп? – спросила Блейз.
Дворецкий невольно фыркнул.
– Конечно, помню, – произнес он. – Прислуга в восторге от этой истории. – Тинкер протянул Фэнси коробку. – Это вам принес курьер.
С озадаченной улыбкой Фэнси открыла коробку. В ней лежали лиловые цветы.
– Здесь нет карточки.
Рейвен заглянула в коробку и помрачнела.
– Это мелколепестник. На языке цветов мелколепестник означает вдовство.
Фэнси пораженно уставилась на сестру. Кто мог послать ей такое?..
– У тебя есть что-нибудь, принадлежащее Степану? – спросила Рейвен.
– Наверху, в саквояже.
– Я принесу! – Блейз выскочила за дверь и через несколько минут вернулась.
Фэнси открыла саквояж, порылась в нем и вытащила ярко-синие шелковые подштанники мужа. Рейвен вытаращила глаза.
– Это что такое?
– Нижнее белье моего мужа. Не волнуйся, они чистые.
Рейвен взяла в руки подштанники и закрыла глаза.
– Степан в опасности.
– Где он? – вскочила с кресла Фэнси. – Нужно его предупредить!
– Сядь! – приказала Рейвен.
Фэнси села, удивив обеих сестер тем, что впервые в жизни послушалась кого-то.
– Напомни-ка мне, что сделала Женевьева Стовер, появившись в твоем доме?
– Ты думаешь, убийца «с лепестками роз» угрожает теперь Степану? – спросила Блейз.
– Да. – Рейвен посмотрела на Фэнси: – Рассказывай.
– Женевьева закрыла уши, глаза и рот, – ответила Фэнси. – Потом надела на голову невидимый венец, прикоснулась к сердцу и показала на дверь.
– Венец, сердце и дверь относятся к Степану, – произнесла Рейвен. – Она советовала тебе вернуться к мужу. – И покачала головой. – Но я не понимаю, что означает все остальное.
– О Боже! – вскричала вдруг Блейз. – Я знаю, кто убийца! Мисс Гигглз закрывает уши, глаза и рот!
Фэнси возвела глаза к потолку глаза.
– Мисс Гигглз никого не могла отравить.
– Зато Пэтрис и Себастьян Таннер могли отравить этих несчастных женщин, – отрезала Блейз. – Мисс Гигглз раскрывала нам их тайну!
– Не сходится, – не согласилась Рейвен. – Мужчина высокий, а женщина низкого роста.
– Да ты подумай, сестра! – сказала Блейз. – Таннеры могли просто переодеться, замаскировавшись под другой пол.
Фэнси и Рейвен вскочили на ноги. Гордая своими дедуктивными способностями, Блейз поднялась медленнее, удовлетворенно улыбаясь.
– Ты упражнялась в стрельбе из рогатки? – спросила Рейвен.
Фэнси кивнула. Дрожащими руками она рылась в саквояже в поисках рогатки и шариков, отыскала их и сунула в карман.
Сестры торопливо шли по коридору в холл. Там стоял дворецкий, готовый принимать визитные карточки у посетителей.
– Где герцог и герцогиня? – спросила Рейвен.
– Их светлости на весь день ушли.
– Пошлите лакеев к Александру Боулду, констеблю Блэку и князьям Казановым, – велела Фэнси, взявшая на себя руководство спасением мужа. – Скажите им, чтобы поспешили в дом Пэтрис Таннер на Портман-сквер, если они хотят поймать убийцу «с лепестками роз».
– И скажите, чтобы не забыли оружие! – добавила на всякий случай Блейз.
Тинкер встревожился:
– Может быть, вам следует подождать…
Сестры уже выскочили за дверь. Они почти бежали по Парк-лейн к Оксфорд-стрит. Портман-сквер находилась всего в квартале отсюда.
Фэнси остановилась на углу Бейкер-стрит и Сеймур-стрит.
– Ее дом – последний справа.
– Мы же не можем позвонить в звонок! – заметила Рейвен.
– Мы пройдем по переулку, – решила Фэнси, – и проникнем в дом через черный ход.
– А если он заперт? – спросила Блейз.
– Решим, что делать, когда до этого дойдет, – отрезала Фэнси. – Кроме того, уж кто-кто, а Пэтрис не боится убийцу «с лепестками роз».
Завернув за угол, сестры прошли по переулку позади домов и остановились у последнего.
– Только очень тихо, – напомнила Фэнси.
– А если прислуга Таннеров в доме? – спросила Блейз. Рейвен покачала головой:
– Они бы не могли никого убить, зная, что слуги в доме.
– А вдруг они убивают своих жертв где-нибудь в другом месте? – настаивала Блейз.
– Ты что, и вправду думаешь, что Таннеры могли бы переодеваться, не отослав прислугу? – удивилась Рейвен.
Блейз пожала плечами:
– Думаю, нет.
Фэнси завела сестер в садик. Они обогнули его по периметру и подошли к черному ходу.
Фэнси взялась за ручку, медленно ее повернула, слегка потянула дверь и, поняв, что она не заперта, стала открывать ее дюйм за дюймом.
Потом сняла туфли и жестом велела сестрам сделать то же самое. Блейз и Рейвен разулись.
Все трое проскользнули в дом и на цыпочках бесшумно поднялись по лестнице на второй этаж. Держась за стенку, они пошли по коридору.
Фэнси глянула вниз и замерла на месте. Весь пол был усыпан лепестками роз.
Из столовой в коридор доносились голоса.
Узнав голос мужа, Фэнси заглянула в столовую и тут же отпрянула.
Пэтрис Таннер, одетая в строгий вечерний костюм джентльмена, сидела во главе стола, направив на Степана пистолет. Он со связанными сзади руками сидел справа от примадонны. Себастьян Таннер в женском платье расположился слева от жены, нарезая кусочками яблоко. Мисс Гигглз устроилась на стуле рядом со Степаном и смотрела на него во все глаза.
– Я предпочитаю яду пистолет, – говорил Степан.
– Почему? – спросил Себастьян.
– Яд – это женская смерть, – лениво протянул Степан. – Хотя я понимаю, почему ты предпочел бы яд.
– Смерть и есть смерть, ваша светлость, – заявила Пэтрис.
Не обращая на нее внимания, Степан сказал ее мужу:
– Разумеется, уж лучше яд, чем женское платье.
– А ну-ка, ты… – начал было Себастьян.
– Заткнись, Стибби.
Тишина.
Фэнси вытащила из кармана рогатку и шарик. Она не надеялась выбить пистолет из рук примадонны, но если попасть ей в глаз, Пэтрис уронит оружие.
Фэнси положила шарик на резинку и стала поджидать подходящего момента. Руки ее тряслись, но она усилием воли остановила эту дрожь. Муж нуждается в ней, и если она промахнется, он умрет.
– Я приберегу яд для твоей хорошенькой жены, – сказала Пэтрис. – Если она не совсем тупая и поймет мое послание, то будет здесь с минуты на минуту.
Фэнси шагнула на порог.
– Я здесь!
Примадонна глянула на нее, и Фэнси выстрелила. Вжжжжж! Шарик попал Пэтрис в правый глаз. Пистолет упал на пол.
– Хватай пистолет! – приказала Пэтрис мужу.
Но мисс Гигглз его опередила. Обезьянка соскочила со стула и схватила оружие.
– Сюда, Гигглз! – Блейз опустилась на колени и распахнула объятия. – Давай его мне!
Мисс Гигглз промчалась через всю комнату, Блейз передала пистолет Фэнси и взяла обезьянку на руки.
– Хорошая девочка, Гигглз, – ворковала Блейз. – Я заберу тебя к себе домой и познакомлю с Паддлзом. Он тебе понравится.
Фэнси прицелилась в Себастьяна:
– Медленно и осторожно положи нож на стол и толкни его в нашу сторону.
– Ты, маленькая сучка! – завизжала Пэтрис, держась рукой за глаз. – Я так и знала, что от тебя будут одни неприятности!
Фэнси не обращала на нее внимания.
– Рейвен, развяжи моего мужа.
Степан улыбался. Он встал, растирая запястья, и двинулся к жене.
– Стой где стоишь! – Фэнси направила пистолет на него. Сестры ахнули. – И подними руки вверх!
Перестав улыбаться, Степан поднял руки вверх.
– Солнышко, целиться в людей из пистолета очень опасно.
– Милый… – Фэнси очень ласково улыбнулась, не снимая палец с курка. – Где ты ночевал позавчера ночью?
– Он был со мной.
Александр Боулд вошел в комнату вместе с констеблем Блэком. Следом за ними шли трое князей Казановых.
– Ты спал с Алексом?!
Все мужчины захохотали.
Степан вынул пистолет из руки жены.
– Мы с Боулдом напились до бесчувствия в твоем доме на Сохо-сквер. – Он отдал пистолет констеблю и предупредил: – Осторожнее с вином, оно отравлено.
Рейвен стояла у стола.
– Пэтрис и Себастьян и есть убийца «с лепестками роз».
– Лучше бы вы не подвергали себя опасности и не мчались сюда на помощь, – произнес констебль Блэк, глядя на сестер. – Ваше безрассудство могло стоить вам жизни.
– Не стоит волноваться за сестер Фламбо. – Степан крепко обнял Фэнси. – Моя жена со своей рогаткой – это неодолимая сила.
Александр Боулд повернулся к примадонне с каменным лицом:
– Больше всего я сожалею, что мы можем повесить вас только один раз.
– Меня не повесят! – завизжала Пэтрис и истерически захохотала. – Я сумасшедшая! Сумасшедших не вешают!
Себастьян Таннер закивал:
– Она сумасшедшая, да.
– Сумасшедших отправляют в Бедлам, а не на виселицу! – издевалась Пэтрис.
Фэнси услышала, как ахнула Рейвен, и обернулась к младшей сестре. Рейвен пристально смотрела на всеми забытый нож, лежавший перед ней на столе.
Нож задрожал и медленно пополз вперед. Набирая скорость, он взлетел в воздух, понесся прямо к горлу примадонны и воткнулся в самый центр. Пэтрис захрипела, схватилась за нож и упала лицом вниз на стол.
– Ух ты! – прошептала Рейвен.
Все взгляды обратились к ней. Никто не произнес ни слова, все просто стояли и смотрели на самую младшую из сестер Фламбо.
– Пойдем, мисс Гигглз. – Ничуть не впечатлившись казнью, Блейз повернулась к выходу, держа на руках обезьянку. – Мама Блейз отнесет тебя домой, и ты будешь играть с герцогиней. Правда, здорово? – Она исчезла за дверью.
– Я пойду с ней, – сказала Рейвен.
– Не двигайся! – приказал Александр. – Я хочу с тобой поговорить.
Рейвен побледнела.
– Я что, арестована?
– Если ты уйдешь, я тебя точно арестую.
Фэнси прижалась к мужу:
– А зачем ты сюда пришел?
Степан вытащил из кармана записку, показал ее жене и отдал констеблю.
– Я думал, ты хочешь со мной поговорить.
– Но это не мой почерк!
Степан повел ее к двери.
– Я никогда не видел твоего почерка.
– Если б видел, уже не забыл бы.
– Пишешь, как курица лапой?
– Хуже.
Степан и Фэнси вышли из дома через парадную дверь.
– А где твои туфли? – спросил он.
– Я сняла их, когда пробиралась в дом.
Степан подхватил ее на руки и отнес в карету брата. Усадив жену, он сел сам и крикнул кучеру:
– Гросвенор-сквер.
– А как доберутся домой твои братья?
– Прогуляются пешком. – Степан притянул ее к себе. – Я люблю тебя, принцесса.
Фэнси обвила руками его шею.
– Я люблю тебя сильнее.
– Я хочу целовать тебя бесчисленное число раз, – сказал Степан.
Фэнси поцеловала его в шею и прошептала:
– Я тоже… Плюс один поцелуй.
– Плюс два…


Восемь месяцев спустя
«Дебют» девочек пришелся на первый день весны, на тот же вечер, когда у их тети Серены состоялся дебют в «Девушке из Милана». Княжны Габриэль и Женевьева пленили родителей с момента своего появления на свет.
На второй день весны Фэнси и Степан уединились с девочками в своей спальне. Фэнси сидела в постели, опираясь на подушки, и держала на руках Габриэль. Степан сидел рядом с ней, покачивая Женевьеву.
– Дождь идет, – сказала Фэнси. Степан не мог отвести взгляда от дочери.
– Все-таки в дождь случаются хорошие вещи.
– Дай, я подержу Женевьеву, – сказала Фэнси, отдала мужу Габриэль и взяла на руки Женевьеву. – А что случилось с твоим лицом?
– Ты ударила меня вчера вечером.
– Не припомню.
– Я предложил взять твою боль на себя, и ты нечаянно ударила меня кулаком.
– Какая прелесть… – Фэнси улыбалась дочери. – Женевьева зевает.
– А Габриэль морщит свой милый маленький носик.
– Дай, посмотрю. – Фэнси улыбнулась и спросила: – Как прошел дебют Серены?
– Не знаю.
– Разве сегодня не принесли «Таймс»?
– Для меня куда важнее укачивать дочерей, а не читать рецензию на спектакль. – Услышав стук в дверь, Степан подошел к двери и открыл ее.
Там стоял Боунс. Он доложил о визитерах. Степан оглянулся.
– Пришли гостьи познакомиться со своими кузинами.
Фэнси улыбнулась. Племянницы мужа последние несколько месяцев с ума сходили от волнения. Она не могла заставлять их ждать дольше.
– Пусть поднимутся. – Степан оставил дверь приоткрытой и вернулся на свое место. Через несколько секунд в дверь снова постучали. – Войдите!
Сияя от возбуждения, племянницы вошли в спальню и выстроились в ряд. Вслед за малышками в комнату вошли Рейвен и Блейз.
– О, дядя и тетя, какие они очаровательные! – воскликнула Роксанна.
– Просто поверить не могу, что у нас целых две кузины! – сказала Наташа.
– Мне тоже трудно в это поверить, – согласилась Фэнси. Ее сестры заулыбались, а муж фыркнул.
Салли и Элизабет, дочери Виктора и Михаила, взялись за руки и шагнули вперед.
– Я люблю Габриэль и Женевьеву, – произнесла Салли.
– Я их тоже люблю, – едва слышно сказала Элизабет. Фэнси посмотрела на Элизабет:
– У тебя скоро будет братик или сестричка.
Элизабет кивнула.
– Папочка говорит, что ребенок родится завтра, потому что у мамы Белл болит живот.
Лили смотрела на Женевьеву.
– Я люблю ее.
– И Габриэль, и Женевьева тоже полюбят тебя, – пообещал Степан.
– А меня? – тут же воскликнула Роксанна.
– И тебя, – сказал Степан, – и тебя, и тебя, и тебя, и тебя, – перечислял он племянниц.
Лили посмотрела в темные глаза любимого дядюшки.
– Дядя, а как малыш выходит из живота мамочки?
– Я точно не знаю. – Степан кашлянул. – Твой папа говорит, что знает все на свете. Спроси его.
– Рудольф не будет в восторге от такой любознательности, – фыркнула Фэнси.
– Ну, если мой брат смог сказать ей, что граф Роттен купил билет в Тайберн, он сможет и объяснить, как ребенок выходит из маминого живота.
– Тетя, – обратилась Лили к Фэнси, – а почему Габриэль и Женевьева такие сморщенные?
– Все маленькие детки сморщенные, – ответила Фэнси, – но когда они подрастают, их кожа разглаживается.
– У принцессы Солнечной тоже есть ребенок! – объявила Лили.
Копируя интонации герцогини, Роксанна протянула:
– Милая, это такой год, когда много деток.
– На следующей неделе вы обязательно должны прийти на чаепитие к Габриэль и Женевьеве, – сказал Степан.
– А мы приглашены на чаепитие? – поинтересовалась Рейвен.
– Чаепитиями занимается мой муж, – отозвалась Фэнси, – но я не сомневаюсь, что тебя он тоже пригласит.
– А меня? – спросила Блейз.
– Вы можете прийти к нам на чаепитие завтра, – пригласила ее Лили.
– А мисс Гигглз приглашена? – спросила Блейз.
– Кто это?
– Мисс Гигглз – моя обезьянка.
– Какая прелесть! – захлопала в ладоши Лили. – А можно пойти к вам домой прямо сейчас и посмотреть на нее?
– Разумеется.
Пять маленьких девочек завизжали от восторга. Женевьеве шум не понравился, она заплакала, и сестричка к ней тотчас присоединилась.
– Маленьким нужно поспать, – сказала Рейвен, выводя девочек за дверь. – Пора уходить.
Прежде чем последовать за ними, Блейз положила на кровать газету.
– Я принесла вам рецензию на дебют Серены.
Степан сел рядом с женой и облокотился на подушки.
– Нам потребуется еще одна няня, а то и целых две или три.
– Прочти рецензию.
Степан открыл «Таймс» на третьей странице и прочитал:
В вечер открытия сезона Серена Фламбо привела в восторг публику в Королевском оперном театре. Юная Серена дебютировала в главной роли в опере «Девушка из Милана» и оказалась такой же талантливой, как и ее старшая сестра, оставившая сцену после замужества.
Эта Фламбо не только поет, но и играет на флейте. По распоряжению ее высокопоставленного отца певицу охраняют несколько телохранителей, не подпуская к ней нетерпеливых поклонников из высшего общества.
– Ее старшая сестра? Этот бессовестный репортер даже не назвал мое имя!
Степан обнял ее за плечи свободной рукой.
– Тебя так тревожит успех Серены? Бишоп с радостью возьмет тебя обратно.
Фэнси посмотрела на него.
– И ты не станешь возражать?
– Если опера – это то, чего тебе недостает в жизни, – ответил Степан, – я соглашусь. Хотя и не одобрю…
Фэнси поцеловала его в щеку.
– Спасибо, любовь моя.
– Это сделает тебя счастливой?
– Невозможно быть счастливее, чем я сейчас, – ответила Фэнси, и ее глаза светились любовью. – То, что мы держим на руках, гораздо лучше любой рецензии!
В его взгляде тоже светилась любовь.
– Хорошая рецензия не может обнять тебя, или скучать по тебе, или…
– …или криками не давать тебе спать по ночам, – закончила Фэнси.
Степан чмокнул ее в висок.
– Поверь, любимая. Ты поешь как ангел, намного лучше своей сестры.
Фэнси искоса глянула на него.
– Ты так и не нашел работу?
– Мое призвание – любить тебя.
– Достойная профессия. – Фэнси кокетливо улыбнулась и потянулась к его губам.
– Что ты хочешь, принцесса?
– Ласкать моего князя.

загрузка...

Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Во власти соблазна - Грассо Патриция



Казанов (Kazanov // Russian Royalty)rnrn 1. To Charm a Prince (2003)rn 2. To Love a Princess (2004)rn 3. Seducing the Prince (2005)rn 4. Pleasuring the Prince (2006) - Во власти соблазнаrn 5. Tempting the Prince (2007) - Выгодный женихrn 6. Enticing The Prince (2008)rn 7. Marrying The Marquis (2009)rnrnrnСестры Фламбо (Flambeau Sisters)rnrn 1. Pleasuring the Prince (2006) - Во власти соблазнаrn 2. Tempting the Prince (2007) - Выгодный женихrn 3. Marrying The Marquis (2009) - Выйти замуж за маркизаrnвот сколько книг этой серии даже не перевели... Сколько мы потеряли...
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияТатьяна
8.05.2012, 10.25





Хороший приемлемый романчик. Все герои адеквате. Конечно, есть исторические и прочие несоответствия, но читать приятно. И мысли не было не дочитать и оставить на потом. Читать!!!
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияВеруся
15.06.2013, 19.19





Мне понравилось, читайте.
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияКэт
26.10.2013, 16.56





Немного смешная, ничем не подкреплённая детективная линия, к тому же автор занялася русской темой, даже не попробовав вникнуть в то, какие имена бывают в русских (а то Рудольф, Саманта и т.п.). Ну, а в общем вполне приемлемо
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияItis
27.10.2013, 16.30





А будут ли переведены книги из серии "Казановы" ? :)
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияТатьяна
9.02.2014, 13.07





Рудольф- имя вполне себе...Рудольф Нуриев хоть и был татарином, но, считался за границей русским танцовщиком балета. Саманта, конечно, странно...но, по роману, она была вроде как женой Рудольфа? Не факт, что русская...
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияМарина
26.09.2014, 23.41





Нормальный роман.Читать!
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияНаталья 66
17.02.2015, 21.28





Главные героини романа: мать и ее 7 дочерей-голубок отличаются крайней плодовитостью - беременеют с 1-го раза и только девочками, да еще частенько двойняшками. Настоящие крольчихи. Когда иностранка пишет о русских - животики можно надорвать от смеха.
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияВ.З.,67л.
6.07.2015, 11.22





"...Yadrona vosh, svinya!rn– Что вы сказали?rn– Я выругался."rnБред бредовый. Согласна с В.З.,67л.:"Когда иностранка пишет о русских - животики можно надорвать от смеха."
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияСвета
6.07.2015, 19.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100