Читать онлайн Во власти соблазна, автора - Грассо Патриция, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти соблазна - Грассо Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти соблазна - Грассо Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти соблазна - Грассо Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грассо Патриция

Во власти соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Фэнси сидела в гримерке в приподнятом настроении, но совершенно измученная. Пока не вышла на сцену, она и не предполагала, сколько сил отнимает у нее ребенок.
Больше всего ей хотелось прилечь. Хотелось оказаться дома, в постели. Как она жалела, что не послушалась мужа!
Дверь резко распахнулась, испугав ее. Фэнси повернулась и увидела надвигающегося на нее супруга.
– И кто из нас проныра? – спросил Степан.
Фэнси моментально ощетинилась. Не желая признавать его правоту, она тут же приняла вызов.
– Ты беременная женщина, княгиня, и не твое дело скакать по сцене, тебя осудит свет, – едко произнес Степан. Он низко наклонился над ней и, расставив руки, буквально пригвоздил к туалетному столику. Почти прикасаясь носом к носу жены, он спросил: – А если бы эта сука опять опрокинула тебя в оркестровую яму? Ты готова рисковать ребенком?
В висках у Фэнси резко запульсировало, боль тут же охватила голову. Она и так достаточно несчастна, без его вмешательства.
– Уходи.
Степан выпрямился и посмотрел на нее сверху вниз:
– Ты пойдешь со мной?
Больше всего на свете Фэнси хотела уйти вместе с ним. К сожалению, сделать это в середине представления невозможно.
– Я не могу.
– Ну что же. – Степан немного помедлил и, повернувшись к двери, добавил: – Возможно, я никогда тебе этого не прощу.
Фэнси уставилась в пустой дверной проем, потом положила голову на руки и заплакала.
Кто-то тронул ее за плечо. Фэнси оглянулась и увидела Женевьеву Стовер.
– Я слышала князя, – сказала она. – Как ты?
– Выживу. – Фэнси взяла салфетку и промокнула залитое слезами лицо. – Вы с Алексом отвезете меня домой?
– Разумеется…
Фэнси допела оперу, но теперь аплодисменты зрителей казались ей неискренними. Муж был прав. Публика непостоянна. Разве не обожали они когда-то Пэтрис Таннер? Аплодисменты могут на какое-то время согреть сердце, но не согреют ее навсегда, особенно по ночам.
«Слушайся разума, дитя, но следуй за своим сердцем».
Разум утверждал, что уверенность и стабильность заключены в независимости и оперной карьере. Сердце настаивало, что только любовь мужа может дать ей счастье.
Устало передвигая ноги, Фэнси вышла из гримерки. Она смыла грим с лица и переоделась в свое платье, но задержалась на пороге, чтобы в последний раз посмотреть на гримерку.
В дверях стояла Пэтрис Таннер. За спиной примадонны маячил Себастьян Таннер с мисс Гигглз на руках.
– Я все слышала… – Как ни странно, из голоса примадонны исчезла ненависть. – Поверьте, я вам искренне сочувствую.
– Сочувствуете или беспокоитесь, что меня назначат «девушкой из Милана»?
– О чем вы? – Пэтрис собралась уходить.
– Прошу прощения. – Фэнси прикоснулась к руке примадонны. – Я неважно себя чувствую из-за ребенка.
– Ты беременна? – Похоже, примадонну это ошеломило. – Ничего удивительного, что князь рассвирепел. – Она покачала головой и повела вокруг рукой. – Театр – это иллюзия. Иди домой, помирись с мужем и будь счастлива.
– Спасибо за совет.
– Пойдем, Себастьян. – Поколебавшись, Пэтрис спросила: – Тебя подвезти?
– Я уже договорилась.
Фэнси смотрела вслед чете Таннер. Может, Пэтрис не такая уж плохая, как ей думалось. У примадонны нет детей, она похоронила трех мужей. Только опера в ее жизни неизменна.
А что неизменно в ее жизни? Душевная боль? Она на миг остановилась, посмотрела на сцену. Потом прошла по опустевшему проходу зрительного зала и больше ни разу не оглянулась.
Час спустя Фэнси поднималась по ступеням особняка на Гросвенор-сквер. И тут сообразила, что у нее нет ключа.
Как это унизительно – стоять, как гостья, под дверью собственного дома. Да ее ли это дом? Возможно, князь уже вышвырнул ее из своей жизни. Возможно, стоит вернуться на Сохо-сквер, там ее место.
Пока Фэнси стояла и размышляла, куда идти, дверь открылась. Боунс шагнул в сторону, пропуская ее в дом.
– Добро пожаловать, ваша светлость, – поздоровался дворецкий. – Его светлость искал вас.
– Он меня нашел.
– Ваша светлость! – Боунс шел вслед за ней к лестнице.
Фэнси обернулась.
– Да?
– Его светлость оставил для вас сообщение.
– И что за сообщение?
– Не ждать его возвращения.


«Пусть-ка она поволнуется, где я».
Степан выбрался из кареты перед домом Фламбо на Сохо-сквер. В одной руке он держал бутылку виски, в другой – бутылку водки.
– Гарри, вернешься за мной завтра в полдень, – приказал Степан кучеру. – И не смей никому говорить, где я.
– Да, ваша светлость.
Степан поставил бутылки на землю и начал шарить по карманам в поисках ключа. Отперев дверь, он вошел внутрь и захлопнул дверь ногой. В доме было темно, но он сумел добраться до гостиной. Поставив бутылки на стол, князь зажег две свечи и плюхнулся на диван. Без сестер Фламбо дом казался печальным, но при этом оставался на удивление радушным. Он положил голову на спинку дивана и на минутку закрыл глаза.
Хороший дом. В нем никогда не будешь чувствовать себя одиноким.
Степан встал, взял свечу и пошел в кухню. Там он нашел два небольших стакана и вернулся в гостиную.
Открыв обе бутылки, Степан налил в один стакан водки, а в другой – виски. Выпив водку, запил ее виски.
И передернулся от такого коктейля. И снова повторил. И так несколько раз.
Да пошла она к черту! Как можно было предпочесть оперу ему и ребенку? Может, он слишком властно говорил? Привыкнув командовать сестрами, его молодая жена не терпела приказов ни от кого, кроме самой себя. Может, стоило попробовать мягкое убеждение?
Вдруг волосы у него на затылке встали дыбом. Здесь есть кто-то еще. Князь посмотрел на дверь, почти уверенный, что увидит привидение, но там стоял Александр Боулд.
– Как вы сюда попали?
– Могу спросить у вас то же самое. – Александр глянул на бутылки. – Сестры Фламбо на всякий случай оставили мне ключ. Я увидел свет в окне и пришел проверить.
– Я наказываю жену, – буркнул Степан. – Берите пару стаканов и присоединяйтесь.
Александр взял свечу и вышел из гостиной. Через несколько минут он вернулся с двумя стаканами и сел в кресло напротив дивана.
Степан налил во все стаканы водку и виски.
– Выпейте одним глотком водку и запейте виски.
– Шутите?
– Нисколько.
Александр выпил водку, а следом – виски, и передернулся, как промокший пес.
– Ну?
Александр кивнул:
– А ничего…
Степан снова наполнил стаканы и поднял тот, что с водкой.
– За нашу мужскую дружбу!
Александр поднял свой стакан с водкой.
– За счастье!
Оба выпили водку и тотчас же запили виски. И улыбнулись друг другу.
И снова Степан разлил водку и виски.
– За женщин! Как же без них?
Александр добавил:
– И за наше здоровье! Оно нам еще пригодится, наверное.
Оба опять залпом выпили водку и запили виски. Уже чувствуя головокружение от выпитого, Степан взглянул на Александра. Тот жестом предложил наполнить стаканы.
Степан так и сделал и поднял свой:
– За все хорошее!
Александр громко захохотал:
– За все хорошее! Все-таки хорошего больше на этом свете.
– Когда мы познакомились, ты мне не понравился, – сказал Степан, снова наполняя стаканы.
– Ты мне тоже.
– Все меня любят, – жалобно произнес Степан, – кроме моей жены.
– Я боялся, что ты ее обидишь.
– Лучше бы ты боялся, что она обидит меня. – Степан вдруг разразился песней: – «В Лондоне девчонка жила. Аристократов терпеть не могла. Замуж за меня Фэнси пошла. А потом отставку дала».
Он замолчал и некоторое время смотрел в пространство. Алкоголь затруднял речь. И после паузы князь произнес уже нечто невнятное:
– У мммня блшая прблема.
– Штз… прблема, ккнясс? – спросил Александр, в свою очередь еле ворочая языком.
– Ннету р…фмы н… слово «дала».
Александр захохотал и жестом велел наполнить стаканы. Степан ухмыльнулся и повиновался… и снова, и снова, и снова.
– Поддался… ярости и врезл брату, – сообщил Алексу Степан. – Никгда не ддралс… раньш…
Александр пожал плечами:
– Ткое… слчается.
– У Рудольфа… синяк под глазм.
– Он п… пра… попра… пройдет.
Степан сжал кулак и потряс им в воздухе.
– Как дал ему!
Александр понимающе кивнул:
– Обозлился.
– Они не забудут… Рудольф… на полу… в гостиной клуба «Уа…», «Ува…», «Уайтс»!
Александр запрокинул голову и захохотал.


Фэнси проснулась поздно утром. Она перекатилась на бок и увидела, что постель рядом с ней не смята. И нет кусочка хлеба, дожидающегося ее пробуждения.
Степан решил наказать ее, переночевав в другой комнате. Если бы муж потрудился вчера вечером с ней поговорить, они бы уже все решили.
Поднявшись с постели, Фэнси умылась и надела белое утреннее платье. Прежде чем спуститься к завтраку, она открыла дверь в соседнюю спальню. Мужа не было и там.
Старательно пряча боль, Фэнси впорхнула в столовую.
– Доброе утро, Боунс.
– Доброе утро, ваша светлость.
Фэнси подошла к буфету и положила себе омлет, кусочек ветчины и гренок без масла.
– Принесите мне чаю.
Она села за стол и посмотрела на дворецкого, наливавшего ей чай.
– Мой муж уже позавтракал?
– Нет, ваша светлость.
Фэнси изогнула черную бровь.
– Он уже ушел или еще не пришел?
Боунс поколебался.
– Еще не пришел.
– Так что, он вообще не возвращался домой с прошлого вечера?
– Да, ваша светлость.
Фэнси захотелось уткнуться головой в стол и заплакать. Вместо этого она кивнула дворецкому, отпуская его.
Фэнси долго сидела, пытаясь взять себя в руки. С того самого дня в Гайд-парке, когда отец от нее отвернулся, она не позволяла себе показывать свою боль другим, и муж не станет исключением.
Что он сказал вчера вечером? Никогда не простит? Что ж, наверное, так тому и быть. Очень похоже на девиз к новой жизни.
Интересно, подумала Фэнси, может, в «Таймс», в колонке светских сплетен, написано, куда пошел ее муж из оперного театра? К несчастью, ей не хватало душевных сил, чтобы прочесть худший из возможных сценариев.
Фэнси встала.
– Ваша светлость, вы не поели! – всполошился Боунс. – Вы здоровы?
– Я не так голодна, как мне казалось. – Фэнси заставила себя улыбнуться. – Спасибо за заботу.
Поднявшись наверх, Фэнси сразу прошла в соседнюю спальню, вытащила свой саквояж и уложила в него несколько простых платьев, шаль и кое-какие нужные мелочи.
Вернувшись в комнату мужа, она была на удивление спокойной. Фэнси точно знала, что ей нужно и где это лежит.
Ярко-синие шелковые подштанники Степана. Сувенир от ее единственного, уже скончавшегося брака.
Фэнси сняла с пальца обручальное кольцо и положила его на подушку мужа.
Спустившись вниз, она подошла к дворецкому, который не отрывал глаз от ее саквояжа.
– Благодарю вас за сочувствие и помощь. Пожалуйста, скажите его светлости, что я оставила ему кое-что на его подушке.
– И все? – встревоженно спросил Боунс. – А что сообщить его светлости – куда вы ушли?
– Обо мне не беспокойтесь. – Фэнси открыла дверь и вышла из дома. За ее спиной дворецкий кричал:
– Борис! Феликс!
На Сохо-сквер или в Королевский оперный театр?
Фэнси решила сначала пойти в театр. Если она удобно расположится дома, ребенок вынудит ее поспать, а ей необходимо поговорить с директором.
Путь, конечно, далек, но и день прекрасный. Сначала по Брук-стрит, эта улица приведет Фэнси на Риджент-стрит, потом Пиккадилли-Серкус и площадь Ковент-Гарден.
Через час Фэнси вошла в Королевский оперный театр и направилась прямо в кабинет директора. Бишоп, озадаченно улыбаясь, вышел из-за стола и посмотрел на карманные часы.
– Прослушивание для новой оперы начнется часа через два.
– Я ухожу из театра, – сообщила ему Фэнси. – Больше петь не буду.
– Мне очень жаль это слышать, – ответил Бишоп. – Но, думаю, вы сделали правильный выбор.
– В первую очередь я должна заботиться о своем ребенке. – Фэнси немного поколебалась, но все же решилась. – Если вы ищете самую лучшую «девушку из Милана», обратите внимание на мою сестру Серену.
– Серена поет так же хорошо, как и вы?
– Гораздо лучше меня. – Фэнси казалось, что сердце ее сейчас разорвется, но расставание со сценой – ничто по сравнению с потерей мужа. – Серена еще и на флейте играет.
Директор Бишоп не мог скрыть волнения.
– Серена живет в доме герцога Инверари?
– Вам придется обратиться к нашему отцу, чтобы получить разрешение. – Фэнси приподнялась на цыпочки и поцеловала директора в щеку. – Спасибо за то, что вы доставили мне такое наслаждение – петь на сцене.
– Наилучшие пожелания вам и его светлости.
– Я ухожу и от его светлости тоже.
Фэнси повернулась спиной к потрясенному директору и, не сказав больше ни слова, покинула оперный театр и побрела в сторону Сохо-сквер. Они с ребенком будут жить в доме Фламбо. Компания «Семь голубок» зарабатывает достаточно денег, чтобы существовать вполне достойно.
Она больше никогда не будет петь. И не отдаст своего сердца другому мужчине. Да, она и в самом деле стала такой же, как мать, но в отличие от матери не позволит уничтожить себя.
«Так тому и быть, – думала Фэнси, отпирая входную дверь. – Так тому и быть».
Фэнси бросила саквояж в холле и пошла по коридору в кухню. Распакует вещи потом, а сейчас ей необходимо выпить чаю и поспать.
Чем она будет заполнять время, пока не родится ребенок? Может быть, отец даст ей карету, чтобы ездить и покупать все для малыша?
А что потом? Может быть, она научится готовить и шить, как Рейвен. Плохо, что она терпеть не может и шить, и готовить. Можно заняться садом и посоперничать с Белл, но так не хочется пачкать руки. Рисовать, как София, она никогда не сможет. Впрочем, чем бы она ни занималась в дальнейшем, петь ей уже не придется.
Она так многообещающе начала этот оперный сезон – и только для того, чтобы сбиться с пути еще быстрее, чем это случилось с мамой. Чем она может похвастаться? Ни оперы, ни мужа, ни любви.
Фэнси не превратилась в свою мать. Габриэль Фламбо была счастливее, чем она.
Вернувшись в гостиную, Фэнси поставила поднос на стол, налила горячего чая в чашку и поднесла ее к губам, слегка подув на дымящуюся жидкость.
Напившись чаю, Фэнси легла на диван, закрыла глаза и усилием воли заставила себя глубоко дышать, чтобы расслабиться.
Впервые за двадцать лет жизни Фэнси осталась совершенно одна, и чувство это оказалось очень приятным и мирным.
Она задремала и во сне почувствовала запах корицы, становившийся все сильнее и сильнее. Открыв глаза, Фэнси осмотрела гостиную. Никого, но запах корицы все усиливался.
– Я знаю, что ты здесь, – сказала Фэнси в пустую комнату, сев на диване. – Я следовала за сердцем, няня Смадж, и вот что из этого вышло. Уходи.
Запах корицы медленно, неохотно растаял. И тут в дверь кто-то заколотил.
Фэнси зевнула, встала с дивана, вышла в холл и открыла дверь. На пороге стоял Рудольф Казанов.
– Вы пригласите меня в дом? – спросил он.
Фэнси отметила поцарапанную щеку и синяк на скуле.
– Это Степан вас прислал, чтобы поговорить со мной?
– Я пришел поговорить о моем брате, а не за него.
Фэнси отошла в сторону, впустила его и показала в сторону гостиной.
Рудольф глянул на ее саквояж.
– Только после тебя, дорогая сестра.
Фэнси прошла в гостиную и села на диван. Рудольф устроился в кресле напротив.
– Чему обязана?
– Хочу кое-что выяснить.
Фэнси взглянула неприветливо.
– Мои отношения со Степаном тебя не касаются.
– Когда мой брат меня избил, – подался вперед Рудольф, – его брак стал моим делом. Будь добра, объясни мне, почему Степан сидит на Гросвенор-сквер, а ты здесь, на Сохо-сквер.
– Степан меня обманул, – ответила Фэнси. – Он похитил меня, увез из Лондона, соблазнил и нарочно сделал так, чтобы я забеременела. К сожалению, он забыл упомянуть, что наш брак означает конец моей карьеры в опере. Он лишил меня выбора.
Рудольф кивнул, словно понимал и сочувствовал ее обиде.
– А что бы ты предпочла, если бы он не лишил тебя выбора?
– Что? – Фэнси не поняла, что он имеет в виду.
– Ты бы выбрала другую жизнь? – Рудольф впился в нее взглядом своих темных глаз. – Какую именно? Без Степана?
Фэнси сощурила фиалковые глаза. Звучит разумно! О, этот пронырливый князь еще хитрее, чем его братец.
– Не знаю, – уклонилась она от ответа и с удовлетворением увидела, каким недовольным сделалось его лицо.
– Так ты что, будешь и петь в опере, и растить ребенка моего брата?
– Сегодня утром я ушла из оперы.
Князь заметно успокоился.
– Степан об этом не знает.
– Я и от него ушла.
– Если вы станете жить раздельно, – сообщил ей Рудольф, – по английским законам ребенок будет принадлежать отцу.
Фэнси почувствовала укол тревоги. Она не знала, что говорят английские законы об опекунстве. Да и откуда? Никто из ее знакомых никогда не разводился.
– Мой влиятельный отец такого не допустит.
– Он герцог, а не волшебник, – парировал Рудольф. – Его светлость хочет, чтобы твой брак сложился удачно, и ни за что не будет использовать свое влияние, чтобы его разрушить.
– Мой отец передо мной в долгу.
Рудольф покачал головой.
– В этой жизни никто никому ничего не должен, малышка. Запомни эту истину, чтобы не страдать от пустых надежд.
– Мой муж вчера ночью не пришел домой! – вспылила Фэнси. – Я не собираюсь поощрять супружескую измену!
Это Рудольфа удивило.
– Я, конечно, выясню, где мой братец провел ночь, но очень сомневаюсь, что он тебе изменил.
Фэнси промолчала. Муж оставил ее одну в опере и ночевал неизвестно где. Она его любит, но если она ему нужна, Степану придется приползти к ней на коленях и умолять о прощении. А представить себе своего мужа в таком унизительном положении она не могла.
– Я хочу кое-что рассказать тебе о моем брате, – произнес вдруг Рудольф, – а потом уйду. Можешь и дальше наслаждаться одиночеством.
Фэнси вздохнула:
– Рассказывай, раз уж пришел.
– Мама очень любила Виктора, Михаила и меня, пока ее не упрятали в сумасшедший дом, – начал Рудольф. – Владимир, наследник отца, купался в отцовской любви. Степан был самым маленьким и нуждался хотя бы в одном любящем родителе. Мама его обожала, но ему было всего четыре года, когда отец ее увез. Он цеплялся за ее юбки, а Федор оттаскивал его, по одному отрывал его пальцы от маминого платья…
При мысли о маленьком мальчике, вот так оторванном от мамы, сердце Фэнси сжалось. Стало еще ужаснее, когда она представила себе своего мужа тем маленьким мальчиком.
– Степан рыдал сутками напролет, – говорил между тем Рудольф. – В конце концов отцу надоело, и он стал бить его всякий раз, как тот начинал плакать.
Фэнси ахнула. Федор Казанов походил на самого сатану. О, если бы она могла вцепиться негодяю в глотку!..
– И тогда Степан объявил отцу войну. – Рудольф усмехнулся, вспоминая. – В комоде у отца то и дело появлялись змеи, а в постели – муравьи.
Фэнси тоже улыбнулась.
– Поскольку отец все равно меня ненавидел, – сухо продолжал Рудольф, – всю вину я брал на себя.
– Спасибо тебе за это, – хрипло произнесла Фэнси. Перед ее глазами все расплывалось от слез. Пренебрежение ее собственного отца бледнело перед жестокостью Федора Казанова.
– Степан рос, и вместо родителей у него были братья, – рассказывал Рудольф. – Конечно, он не ангел, но у него никогда раньше не было серьезных отношений с женщиной. – Он встал. – Ты подумаешь о том, что я тебе рассказал?
– Да.
Фэнси вышла вместе с ним в холл и притронулась к его руке, не давая выйти за дверь.
– А какой была погода в тот день, когда увезли вашу маму?
Вопрос озадачил Рудольфа.
– Кажется, шел дождь.
«В дождь никогда ничего хорошего не случается». Слова мужа обрушились на нее с силой горной лавины.
Фэнси вернулась в гостиную и легла на диван. Она плакала о своем муже, о том маленьком мальчике, которым он когда-то был, и о себе самой. Она плакала, пока не уснула.
Когда она проснулась, в доме было темно. Встав, она зажгла свечу и пошла на кухню, но не нашла никакой еды, а ее ребенку нужно есть.
Услышав шаги в коридоре, Фэнси резко обернулась, в панике схватила кухонный нож и замерла.
В двери показался Александр Боулд. Увидев ее, он удивился.
– Я пришел проверить, кто зажег свет. Что ты здесь делаешь?
– Это мой дом, – напомнила ему Фэнси. – Скажи, у тебя есть какая-нибудь еда? Я голодна, а здесь нет ни крошки.
Александр повернулся и пошел обратно, громко стуча башмаками по деревянным половицам. Через десять минут он вернулся с горшочком супа, хлебом и сыром.
– Сядь, – велел Александр, нарезал хлеб и сыр и поставил перед ней тарелку. – Ешь, пока я подогрею суп.
Фэнси послушно придвинула к себе тарелку. Кажется, она никогда не ела ничего вкуснее простого хлеба и сыра! Она весь день провела голодной, и теперь в животе у нее бурчало. Интересно, думала она, а ребенку нравится эта еда?
Александр поставил перед ней тарелку с супом и горячий чайник. Фэнси схватилась за ложку.
– Вкусный суп, Алекс.
Он сел.
– Надо поговорить.
– О супе?
Александр улыбнулся:
– О том, что тебя беспокоит.
Фэнси съела еще ложку супа и искоса посмотрела на Алекса.
– Сегодня я ушла из оперы.
– Твой муж будет счастлив.
– От него я тоже ушла.
Александр взял ее за руку.
– Слушай, Фэнси…
– Я не хочу об этом говорить! – воскликнула она. – Сегодня приходил Рудольф, и эта тема исчерпана!
– Если тебе потребуется друг, ты знаешь, где меня найти. – Александр посмотрел на свои карманные часы. – Черт, я не успеваю забрать Женевьеву! Пойдем, запри за мной дверь.
Фэнси вышла вместе с ним в холл и заперла дверь. Помыв тарелки, она села на диван и закрыла глаза.
Минуты шли неторопливо, спокойно. И вдруг все в доме изменилось. Фэнси задрожала, хотя ночь была теплой. Кто-то находился в доме вместе с ней.
Она открыла глаза. В дверях стояла Женевьева.
– Где Алекс? – с тревогой спросила Фэнси.
Женевьева печально улыбнулась, подняла руки и закрыла уши, глаза и рот. Потом надела на голову невидимый венец, прикоснулась к сердцу и показала на дверь. Фэнси растерялась.
– Что с тобой?
Женевьева растворилась в воздухе.
– Господи, Женевьева!
Фэнси вскочила на ноги. Надо срочно обратиться к отцу. Он пошлет людей на поиски Алекса!
Погасив свечу, Фэнси, спотыкаясь в темноте, вышла в холл и схватила свой так и не распакованный саквояж. Выйдя из дома, она заперла дверь и поспешила вдоль по улице, не думая ни о расстоянии до Парк-лейн, ни об опасностях, которые таила ночь.
Сильная рука схватила ее за плечо. Фэнси круто повернулась и открыла рот, собираясь закричать.
– Борис? Что ты здесь делаешь?
Верзила ухмыльнулся:
– Князь сказать, Борис охранять маленькая птичка.
– Мне нужен отец, – произнесла Фэнси. – Мне нужно на Парк-лейн.
Борис показал на карету, стоявшую чуть поодаль.
– Пойдем, птичка. Я тебя отвезу.
Они добрались до Парк-лейн, и Фэнси выскочила из кареты.
– Поезжай домой, скажи князю, что я у отца.
Фэнси заколотила в дверь и ворвалась внутрь, едва ее приоткрыли.
– Где мой отец?
– Добрый вечер, ваша светлость, – поздоровался Тинкер. – Их светлости в гостиной.
Швырнув на пол саквояж, Фэнси, подхватив юбки, помчалась через холл и взлетела вверх по лестнице. Ее мутило, желудок словно переворачивался – ребенок, ужас и эмоциональная встряска сделали свое дело.
– Фэнси? – Герцог Инверари удивленно встал, когда она ворвалась в гостиную.
Фэнси разрыдалась.
– Папа, пошли лакеев, пусть они найдут Александра Боулда. Случилось что-то плохое. И пошли людей к Амадеусу Блэку.
Герцог кинул на жену озадаченный взгляд и сказал дочери:
– Я обязательно пошлю людей, но объясни мне зачем.
Фэнси подняла на него свои фиалковые глаза. Лицо ее исказилось от горя.
– Алекс из-за меня опоздал, и теперь она мертва.
Герцогиня Инверари ахнула:
– Кто мертв?
– Женевьева Стовер… ее убили.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во власти соблазна - Грассо Патриция



Казанов (Kazanov // Russian Royalty)rnrn 1. To Charm a Prince (2003)rn 2. To Love a Princess (2004)rn 3. Seducing the Prince (2005)rn 4. Pleasuring the Prince (2006) - Во власти соблазнаrn 5. Tempting the Prince (2007) - Выгодный женихrn 6. Enticing The Prince (2008)rn 7. Marrying The Marquis (2009)rnrnrnСестры Фламбо (Flambeau Sisters)rnrn 1. Pleasuring the Prince (2006) - Во власти соблазнаrn 2. Tempting the Prince (2007) - Выгодный женихrn 3. Marrying The Marquis (2009) - Выйти замуж за маркизаrnвот сколько книг этой серии даже не перевели... Сколько мы потеряли...
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияТатьяна
8.05.2012, 10.25





Хороший приемлемый романчик. Все герои адеквате. Конечно, есть исторические и прочие несоответствия, но читать приятно. И мысли не было не дочитать и оставить на потом. Читать!!!
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияВеруся
15.06.2013, 19.19





Мне понравилось, читайте.
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияКэт
26.10.2013, 16.56





Немного смешная, ничем не подкреплённая детективная линия, к тому же автор занялася русской темой, даже не попробовав вникнуть в то, какие имена бывают в русских (а то Рудольф, Саманта и т.п.). Ну, а в общем вполне приемлемо
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияItis
27.10.2013, 16.30





А будут ли переведены книги из серии "Казановы" ? :)
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияТатьяна
9.02.2014, 13.07





Рудольф- имя вполне себе...Рудольф Нуриев хоть и был татарином, но, считался за границей русским танцовщиком балета. Саманта, конечно, странно...но, по роману, она была вроде как женой Рудольфа? Не факт, что русская...
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияМарина
26.09.2014, 23.41





Нормальный роман.Читать!
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияНаталья 66
17.02.2015, 21.28





Главные героини романа: мать и ее 7 дочерей-голубок отличаются крайней плодовитостью - беременеют с 1-го раза и только девочками, да еще частенько двойняшками. Настоящие крольчихи. Когда иностранка пишет о русских - животики можно надорвать от смеха.
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияВ.З.,67л.
6.07.2015, 11.22





"...Yadrona vosh, svinya!rn– Что вы сказали?rn– Я выругался."rnБред бредовый. Согласна с В.З.,67л.:"Когда иностранка пишет о русских - животики можно надорвать от смеха."
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияСвета
6.07.2015, 19.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100