Читать онлайн Во власти соблазна, автора - Грассо Патриция, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти соблазна - Грассо Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти соблазна - Грассо Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти соблазна - Грассо Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грассо Патриция

Во власти соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Как оказалось, захотеть уйти и добраться до двери – две совершенно разные вещи.
Обычай требовал, чтобы жених с невестой оставались на свадьбе и после того, как закончится трапеза. Обычай требовал, чтобы счастливая пара станцевала. Обычай требовал, чтобы они обошли всех и поблагодарили гостей.
Во всяком случае, на этом настаивала герцогиня Инверари.
Фэнси не понимала, с какой стати нужно благодарить гостей за то, что они пришли. Они бесплатно и вкусно поели!
В конце концов Степан придумал повод для ухода. Он шепнул герцогине на ушко, что ребенок утомил невесту и ей необходимо отдохнуть.
– Если бы я раньше додумалась до этой магической отговорки, – Фэнси вышла из кареты, остановившейся перед особняком ее мужа, – то лишилась бы чувств прямо над тушеным лососем.
Степан расхохотался и без предупреждения подхватил ее на руки, опустив на пол только в холле, где выстроилась вся его прислуга, чтобы поздравить новобрачных.
– От имени всех слуг поздравляю вас с бракосочетанием, – произнес дворецкий.
– Спасибо, Боунс.
Дворецкий жестом велел лакеям и горничным вернуться к своим обязанностям. Степан обнял Фэнси.
– Боунс будет разговаривать с претендентками на должность горничной леди, а ты выберешь уже среди лучших.
– Мне не нужна горничная.
– Княгине не подобает обходиться без горничной, – сказал Степан. – Ты привыкнешь к такой жизни за считанные дни. – Он повел жену к лестнице, но оглянулся и сказал дворецкому: – Когда наймешь горничную для леди, дай объявление, что требуется няня.
– Да, ваша светлость. – Боунс немного помолчал и добавил: – Но у нас еще полно времени, чтобы подобрать няню.
– Предусмотрительность не помешает.
Кровь бросилась в лицо Фэнси. Она украдкой глянула на дворецкого, лицо которого сохраняло невозмутимость.
– Попозже накроешь нам легкий ужин в соседней спальне. – Степан плотоядно улыбнулся, глядя на жену. – Завтра я покажу тебе весь дом, любовь моя, а пока у нас есть более важное занятие.
– Что-нибудь еще, ваша светлость?
– Не мешать нам.
Боунс покраснел.
– Разумеется, ваша светлость.
Супружеская спальня была такой же элегантной, как и ее владелец. Прежде всего в глаза бросалась огромная кровать под балдахином, достаточно просторная даже для такого высокого мужчины, как князь. Синие парчовые занавеси в тон покрывалу, в ногах кровати – кушетка из резного дуба. Перед камином, облицованным черным мрамором, диван и два кресла в тон. Окна-эркеры выходят на запад, в сад.
– Сегодня я сам буду горничной для леди.
Степан расстегнул пуговицы на платье и провел пальцем по изящной линии позвоночника. От его прикосновения Фэнси сразу задрожала. Три дня вынужденного расставания подействовали на нее так же, как и на него.
Князь подумал, что теперь у него есть кое-какие доводы в пользу соблазнения невесты до свадьбы. Никаких слез, никаких страхов – счастливый жених.
Наклонившись, Степан прижался лицом к тяжелой копне волос Фэнси. Он так любит ее запах! Приподняв волосы, пощекотал ее шейку языком.
Фэнси вздохнула и прислонилась к нему. Он обнял жену и обхватил ее груди ладонями.
– Помнишь то старое суеверие?
Фэнси повернулась в его объятиях, поцеловала мужа и подтолкнула к кушетке. Князь сел. Она поставила правую ногу на кушетку рядом с ним.
Степан одобрительно улыбнулся – сейчас она начнет его дразнить. Невеста медленно задрала подол платья и вытащила из-под голубой подвязки кружевной платочек. Помахав им прямо перед лицом Степана, она сказала:
– Что-то старое. – И бросила платочек на кушетку.
– Хочу прижаться губами туда, где только что был этот платок, – хрипло произнес Степан.
– Подожди, муж мой.
– Скажи, принцесса, – Степан удобно откинулся на кушетке и приготовился наслаждаться представлением, – а как ты вытираешь нос этими французскими кружевами?
– Французский кружевной платочек существует для украшения женщины, им никто не вытирает нос.
Степан засмеялся:
– Пожалуйста, продолжай…
– Что-то новое. – Свадебное платье упало к ногам, Фэнси перешагнула через него, бросила его на кушетку и покрутилась перед князем в одной сорочке, шелковых чулках и голубых подвязках.
Соблазнительная улыбка не сходила с ее лица.
Степан был весь во власти этого волнующего спектакля, составляющего столь сладострастную часть брачной церемонии.
– Что-то заимствованное… – Фэнси снова поставила правую ногу на кушетку и скатала вниз подвязку и шелковый чулок. Потом поставила на кушетку левую ногу и точно так же скатала с нее подвязку и чулок. – Что-то голубое.
Степан встал и заключил это облаченное в одну сорочку тело в свои объятия. Он целовал жену неспешно, наслаждаясь ее запахом и вкусом, ощущением ее нежного тела в своих объятиях, ее мурлыканьем. Когда поцелуй кончился, сорочка упала на пол.
– Твои груди так потяжелели. – Он взял их в ладони и нежно погладил соски. – Смотри, какие они большие и темные. Наше дитя уже по-своему формирует твое тело.
Фэнси обвила его шею руками.
– Я хочу, чтобы ты оказался во мне, муж мой.
Степан поцеловал ее. Эта чувственная просьба сильно возбудила его.
– Солнышко, я все еще одет. Сядь на кровать, и я разденусь.
Фэнси ничуть не смущало, что она сидит перед ним голая. Она любила своего мужа и была готова обнажить для него сердце, разум и душу.
Ее князь – это ходячее искушение. Она знала это с того момента, как он появился у нее в гримерке в день открытия сезона.
Степан скинул с себя сюртук и жилет.
– Что-то старое, – сказал он, заставив Фэнси улыбнуться. Развязав галстук, князь швырнул его через плечо и подмигнул:
– Что-то новое.
Теперь он сбросил башмаки и снял чулки. Расстегивая рубашку и отбрасывая ее в сторону, он не отводил глаз от жены.
Фэнси впилась взглядом в его грудь – великолепную грудь, поросшую черными волосами.
– Что-то заимствованное. – Степан сунул руку в карман и вытащил оттуда золотые часы. – Привет от Рудольфа. – Он положил часы на прикроватный столик.
– И что-то голубое. – Степан с преувеличенным старанием подмигнул Фэнси и снял панталоны. Перед ней стоял ее муж в ярко-синих шелковых подштанниках.
Завизжав от восторга, Фэнси расхохоталась и упала на кровать. Через мгновение, сняв и подштанники, Степан уже лежал на ней.
– Судьба всегда будет благоволить к нам…
Фэнси сжала в ладонях его лицо.
– Судьба улыбнулась мне в тот день, когда ты вошел в мою жизнь.
– Я люблю тебя, жена.
– Я люблю тебя, муж.
Он перекатился на спину, и она вместе с ним.
Фэнси лежала на его мускулистой груди и покрывала дюжинами поцелуев его лицо, его губы, его подбородок. Спускаясь все ниже и ниже, она соскользнула совсем вниз и прижалась лицом к его естеству.
Ее муж застонал, и это показалось Фэнси настоящей музыкой.
Фэнси взяла все увеличивающееся естество в руку, а потом и в ротик. Она посасывала его, облизывала язычком, а когда оно сделалось таким большим, что уже не умещалось во рту, высунула язычок и стала водить им вверх-вниз, вверх-вниз.
Степан схватил ее за плечи, подтянул вверх и провел пальцем у нее между ягодицами.
– Ты такая сладкая. – Степан мягко перекатил ее на спину. Он целовал ее лицо, ее шею, ее груди и, скользнув губами по трепещущему животу, прижался лицом к самому сокровенному местечку.
– Я люблю твой аромат. – Он лизнул языком, раздвинул нежные складки и в сладкой пытке начал лизать все настойчивее и настойчивее.
– Я хочу тебя, – простонала Фэнси. – Пожалуйста.
Степан встал, осторожно подвинул ее на край кровати, поднял ноги жены, положил их себе на плечи и начал медленно входить в нее, пока их тела не соприкоснулись.
– Я не хочу повредить ребенку или тебе. – Он говорил хриплым от желания голосом, пытаясь держать себя в руках.
– Ты нам не повредишь.
И тогда он начал медленно двигаться. Он ласкал ее влажное тепло долгими, неторопливыми движениями, а потом вонзился в нее.
Фэнси отвечала толчком на толчок, движением на движение, наслаждаясь острым ощущением обладания.
– Я люблю тебя… – Фэнси притянула мужа к себе и поцеловала. Она словно парила над пропастью наслаждения; ее влажное, нежное тепло смыкалось вокруг его естества.
Степан застонал и содрогнулся, изливая в нее свою любовь. Он упал на бок и обнял жену.
И они уснули.
Фэнси разбудил стук в дверь. Она открыла глаза. Судя по темноте в комнате, сумерки перешли в ночь.
Бормоча что-то неразборчивое, Степан поднялся с постели, накинул халат, задернул занавеси полога.
Фэнси услышала негромкие голоса, но не могла разобрать слов. Дверь, закрываясь, щелкнула.
– Ужин ждет нас в соседней комнате. – Степан сел на кровать и провел пальцем по ее щеке. – Ты хочешь есть?
– Умираю от голода. – Фэнси сонно улыбнулась и села. – Мне нужно что-нибудь надеть.
Степан надел на нее сорочку и водрузил на голову венец из оранжевых цветов. Взяв жену за руку, он повел ее в соседнюю комнату.
Боунс поставил небольшой столик у открытого окна. Легкий ветерок играл с занавесками, наполняя комнату ароматами лета.
Под крышками прятался омар, запеченный в сливочном соусе, и фаршированные артишоки. На плоском блюде лежали сыры, орехи и нарезанные кубиками фрукты.
– Что хочет съесть наша дочь? – спросил Степан.
Фэнси сделала вид, что внимательно изучает каждое блюдо.
– Наша дочь хочет попробовать всего понемногу.
Степан наполнил сначала ее тарелку, а потом свою.
– Тебе вина или воды с лимоном?
– Воды с лимоном, – ответила Фэнси. – Не хочу рисковать, вдруг родится пьянчужка?
– Я рад, что ты любишь нашу дочь так же сильно, как я.
– Из этой комнаты получится замечательная детская для новорожденной, – сказала Фэнси, – а когда дочь перестанет сосать грудь, мы переведем ее в детскую для больших девочек вместе с будущей няней.
– Это твоя спальня.
– Вот моя спальня. – Фэнси ткнула пальцем в сторону его комнаты. – Я хочу сама заботиться о своем ребенке.
Муж удивленно взглянул на нее.
– Целый день?
– Большинство матерей так и делают.
– Это матери, у которых нет средств. Я думаю о твоем удобстве.
– Мне удобнее самой заботиться о своем ребенке.
– Как пожелаешь, принцесса. – Степан подумал, что жена все же решила уйти из оперы. В конце концов, она не может день и ночь заботиться о ребенке и одновременно петь в опере. Он вытащил из кармана бархатный футляр. – Поздравляю тебя с днем твоей свадьбы, любовь моя.
Фэнси открыла футляр и изумленно уставилась на подарок. Ожерелье, браслет и серьги в одинаковом стиле – овальной формы сапфиры и бриллианты в платиновой оправе.
– Какая красота! – прошептала она.
– Красота этих камней не может сравниться с твоей, – ласково произнес Степан. Комплимент в его устах звучал очень искренне. – Наденешь их, когда мы с тобой пойдем в оперу.
Фэнси перевела взгляд с сапфиров на мужа. Это предупреждение? Но она не хотела ссориться с ним в первую брачную ночь и решила отложить свой ответ до конца недели.
– У меня в саквояже тоже есть подарок для тебя, – сказала она. – Куда Боунс его спрятал?
– Посмотри в гардеробной. – Степан смотрел, как Фэнси идет через комнату, и восхищался тем, как естественно она покачивает бедрами. Он просто дождаться не мог, когда она располнеет и будет вперевалочку ходить по дому.
Фэнси снова появилась, держа в руках сверток размером с небольшую картину.
– Открой!
Степан оторвал взгляд от ее возбужденного лица и посмотрел на сверток. Он и вспомнить не мог, когда женщина в последний раз делала ему подарок. Пожалуй, ни разу с тех пор, как его мать… Нет, это не лучшее воспоминание для дня свадьбы.
Сорвав бумагу, Степан поставил документ в рамочке на стол, некоторое время вглядывался в него, а потом разразился хохотом. Перед ним стояло оправленное в золотую рамку рекомендательное письмо от его жены, написанное каллиграфическим почерком.
– Я подумала, что оно тебе пригодится.
– Иди сюда. – Степан посадил Фэнси к себе на колени, крепко обнял ее и прочитал вслух отрывок из рекомендации: – «Нехватку опыта и мастерства его светлость с успехом заменяет энтузиазмом…» Это самый чудесный подарок, какой я когда-либо получал! Я люблю тебя.
Фэнси положила голову ему на плечо.
– И я тебя люблю.
– Я люблю тебя сильнее.
Она притронулась к его щеке, уже поросшей темной щетиной.
– Я люблю тебя… И готова целовать бесчисленное количество раз.
– И я тебя столько же. – Его губы изогнулись в улыбке. – Плюс один.
Сильный дождь словно окутал их коконом, укрыв от окружающего мира. Спальня князя превратилась в их вселенную, огромная кровать – в королевство.
Во вторник утром Фэнси проснулась от того, что рука мужа ласкала ее ягодицы. Она открыла глаза и увидела, что он сидит на краю кровати.
– Доброе утро, принцесса.
Фэнси сонно улыбнулась. Его рука погладила ее бедро.
– Я принес тебе хлеб.
– Откуда это?
– Герцогиня велела, – ответил Степан. – А также Рудольф, Саманта, Виктор, Регина и Михаил.
Фэнси отщипнула хлеба.
– Какая у тебя внимательная и заботливая семья.
Степан показал на окно.
– Дождь идет.
Съев последний кусочек хлеба, Фэнси потянула пояс его халата и положила ладонь на грудь Степана.
– Мне не нужно солнце, муж мой.
Они упали на кровать, Степан сверху…
В среду Степан проснулся от того, что дождь ритмично стучал в окно. Шелковистые пальцы жены ласкали его грудь. Он открыл глаза и увидел, что она сидит на краю кровати в ночной рубашке и халате.
– Я съела хлеб и рискнула заглянуть во владения Феликса. – Фэнси показала на накрытые крышками тарелки, стоявшие на прикроватном столике.
– Ты приготовила завтрак?
– Как и положено любящей жене.
Степан потянул за кончик пояса.
– На тебе слишком много одежды.
Фэнси встала и сбросила халат. Поймав его взгляд, она стянула с плеч бретельки ночной рубашки и дала ей сползти на пол.
– Так гораздо лучше. – Степан протянул руку и погладил жаркое местечко у нее между ног.
Фэнси забралась на кровать и прижалась к нему обнаженным телом. На этот раз сверху была она.
В четверг утром Фэнси разбудил проливной дождь. Она открыла глаза и увидела, что муж на нее смотрит.
– Доброе утро, принцесса.
– Доброе утро, мой князь.
– Дождь начинает мне нравиться. – Степан улыбался ей совсем по-мальчишески. – Но надеюсь, что завтра все-таки будет светить солнце – у мужчин гольф, у герцогини ленч.
– Я бы не отказалась от еще парочки дождливых дней.
– Ну, принцесса, чем бы ты хотела заняться в это третье утро твоей семейной жизни?
Фэнси призывно улыбнулась.
– Нехорошая, нехорошая девочка! – Степан наклонился над ней, уткнувшись лицом в ее груди. Его язык ласкал чувствительный сосок.
Фэнси гортанно замурлыкала:
– Обожаю всякие домашние занятия…
В пятницу одетая в халат Фэнси сидела на кровати и ела хлеб, щурясь на проглянувшее солнце. А ей так хотелось дождя!
В другом конце комнаты Степан стоял над фарфоровым тазом для умывания и брился, глядя в зеркало. Даже в таком ракурсе ее муж, одетый только в черные бриджи, выглядел очень притягательно. Ей не хватало вида его груди, но спина у него была мускулистая, а ягодицы округлые.
– Мне жаль, что светит солнце, – сказал Степан, не оборачиваясь.
– Мне тоже. Но для меня солнце – это твоя любовь.
– После гольфа мы с братьями зайдем в клуб «Уайтс», – сказал Степан. – Подожди меня у отца, и я заберу тебя по дороге домой.
Они женаты четыре дня, думала Фэнси. Четыре дня, а так и не пришли к важному решению насчет ее карьеры.
– Не волнуйся обо мне, – произнесла она наигранно легким тоном, не отрывая взгляда от пола. – Я возьму до оперы экипаж.
Бритва, звякнув, упала в таз.
– Ты теперь княгиня и мать моего ребенка и не будешь петь в опере! – услышала Фэнси голос мужа.
Ну вот, теперь она знает, что он по этому поводу думает. Если бы он не командовал, она бы вступила с ним в переговоры и, возможно, позволила бы уговорить себя.
Она любит своего мужа и своего будущего ребенка, но не желает, чтобы ее загоняли в угол и заставляли сделаться зависимой, как ее мать. В конце этого пути ждет только несчастье.
Да, Степан ее любит. Но отец тоже любил маму.
Фэнси вскочила, готовая принять вызов.
– Почему ты не сказал мне об этом до того, как мы поженились? Мы бы все обсудили.
– Приказы не обсуждаются, – ответил Степан. – А если бы я об этом заговорил, ты отказалась бы выйти за меня замуж!
– Чертовски точно!
– Следи за речью! – Степан провел рукой по волосам. – Я никогда не позволил бы, чтобы моего ребенка запятнали позорным словом «ублюдок». Ты лучше других понимаешь, как это больно – быть незаконнорожденным!
Фэнси показалось, что Степан ее ударил. Он впервые употребил слово «ублюдок» по отношению к ней.
– Ты обманом заставил меня забеременеть! – выкрикнула она.
– Я тебя обманул? – Степан невесело рассмеялся. – Тебе изменяет память, если ты не помнишь, что это ты пришла вслед за мной в домик на дереве!
– Я не шла туда вслед за тобой! – солгала Фэнси, гневно повышая голос. Ей было необходимо свалить вину на кого-нибудь другого. – Я обнаружила тебя там!
– Ты предложила мне себя, – напомнил ей Степан. – И в ту ночь совершенно не думала об опере. Или ты считаешь крики наслаждения репетицией партии сопрано?
Фэнси предательски покраснела, ее бросило в жар от смущения. Он говорил чистую правду, но она никогда в этом не признается!
Фэнси повернулась к нему спиной, губы ее дрожали, она изо всех сил пыталась взять себя в руки. Ей не победить Степана. Так зачем портить нервы, пытаясь это сделать?
– Фэнси, пожалуйста…
– Не утруждай себя и не забирай меня, – отрезала она, не желая его слушать. – Даже собака может сама найти дорогу домой.
– Тогда я весь вечер проведу с братьями.
– А мне наплевать.
Наступила полная тишина. Интересно, что он делает? Дверь хлопнула даже громче, чем выстрелила бы пушка.
Больше всего Фэнси хотелось упасть на кровать и рыдать до тех пор, пока не уснет, но она подавила это желание – вдруг муж вернется и увидит ее в момент слабости?
Сделав несколько глубоких вдохов и успокоившись, Фэнси решила, что будет делать то, что хочет. И к черту этого самовлюбленного индюка с его коварством!


«Уайтс», клуб для джентльменов на Сент-Джеймс-стрит, был бастионом лондонской элиты. Огромные диваны и кресла подсовывали свои подушки под состоятельные зады, даруя покой и предлагая убежище от общества взбалмошных дам.
Степан, ссутулившись в кожаном кресле, пил виски и краем уха прислушивался к разговору братьев. Мысли его весь день были о жене и мешали играть в гольф. Как это унизительно – выиграть чемпионат в один год и оказаться на самом последнем месте на следующий.
– Предлагаю чаще тренироваться, – уколол его Михаил.
– Не всем же побеждать. Кто-то же должен быть и последним, – пожал плечами Виктор.
– А ты знаешь, что лорд-мэр требует расследования, чтобы понять, как тебе удалось победить в прошлом году? – спросил Михаил.
Виктор глянул на Михаила, и оба расхохотались.
– Не расстраивайся, – «утешил» его Рудольф. – Я объяснил лорд-мэру, что твои мускулы ослабли, потому что ты всю прошлую неделю обхаживал свою ненаглядную.
Теперь хохотали уже трое братьев Казановых.
– У меня уже мозги кипят от вашей бестолковой болтовни, – проворчал Степан, вызвав очередной взрыв смеха.
– А почему ты сидишь здесь, если твоя супруга… – Тут Рудольф так захохотал, что на него обернулись все, кто был в комнате. – Ты что, уже успел поссориться с женой?
Виктор обернулся к Михаилу:
– Ну-ка проверь книгу пари.
Михаил встал, подошел к книге, нашел запись и добавил туда что-то такое, что теперь смеялись все вокруг.
Хотя Степан и казался спокойным, каждый его нерв и каждый мускул были готовы дать бой. Утреннее раздражение переросло в полуденное негодование, а затем и в дневной гнев. Насмешки братьев довели этот гнев до точки кипения.
– Ты выиграл, – сказал Михаил Рудольфу. – Заплачу завтра.
Виктор кинул на Степана в высшей степени разочарованный взгляд и тоже повернулся к Рудольфу:
– Я тоже.
Степан вскочил с кресла.
– Вы держали пари на то, когда мы с женой поссоримся? – Он по очереди посмотрел на братьев. – Меня от вас тошнит.
Не сказав больше ни слова, Степан направился к выходу и уже почти дошел до двери, когда брат его догнал.
– Да ладно, братишка. – Рудольф схватил его за правую руку. – Мы не собирались тебя обижать.
Степан резко повернулся, сжав левую руку в кулак, и ударил брата в лицо. Рудольф полетел на пол.
Все разговоры прекратились, все головы повернулись к этой необычной, интригующей сцене.
– Держу пари на сто фунтов, что у Казанова будет подбит глаз, – в мрачной тишине произнес чей-то голос.
– Готов поспорить, что младший – уже труп, – сказал еще кто-то.
– Казанов не убьет своего брата, – отозвался третий.
– Бьемся об заклад на пятьдесят фунтов? – уточнил второй.
Степан посмотрел на лежавшего на полу брата:
– Держись от меня подальше.
Потирая пострадавшую челюсть, Рудольф растерянно посмотрел на него:
– Разве ты левша?
– У меня обе руки рабочие.
Степан отослал карету и пошел на Гросвенор-сквер пешком. Ему нужно было остыть, прежде чем он увидит жену. Невозможно мириться, если ты пылаешь гневом.
Боунс открыл дверь.
– Добро пожаловать, ваша светлость.
Степан что-то буркнул и направился к лестнице.
– Ее светлость еще не вернулась, – сказал Боунс. Степан замер и обернулся.
– Гарри отвез ее к Инверари?
– Думаю, да, ваша светлость.
Степан пошел назад.
– Вели Гарри подать карету.
– Да, ваша светлость.
Через несколько минут Степан сел в карету. Конечно, глупо ехать два квартала до Парк-лейн, но он не хотел, чтобы Фэнси шла домой пешком после дня, проведенного на ногах. Беременность изматывала ее, и он не желал рисковать ее здоровьем и здоровьем будущего ребенка. Надо надеяться, что герцогиня уговорила ее подремать.
Тинкер открыл дверь.
– Добрый вечер, ваша светлость.
Степан кивнул дворецкому.
– Позови мою жену.
– Не думаю, что ее светлость здесь.
Перескакивая через две ступеньки, Степан ворвался в гостиную.
– Где моя жена?
Герцогиня Инверари встревоженно встала.
– Фэнси не пришла к ленчу. Я думала, что ее опять тошнит.
Герцог Инверари подошел к своей супруге.
– Ты предполагаешь нечестную игру?
– Я предполагаю Королевский оперный театр!
Войдя в фойе театра, Степан увидел директора Бишопа. Тот беспомощно пожал плечами. Из зрительного зала послышались аплодисменты и возгласы восторга.
– Она только что вышла на сцену, – сказал Бишоп. Степан поднялся в ложу Казановых и сея в задний ряд, подальше от глаз, наблюдая за каждым движением жены, слушая ее голос.
Фэнси пела как ангел. Мир должен слышать этот голос. Однако она не только обладательница дивного голоса, она еще и женщина, его жена, будущая мать.
Степан понимал, что Фэнси нуждалась в своем театре так же сильно, как он нуждался в ее любви. Но суровая реальность заключалась в том, что она не может быть всем для всех.
Фэнси выбрала судьбу жены и матери, когда в ту ночь пришла к нему в домик на дереве, и она это знает. Как бы она ни пыталась идти наперекор судьбе, это ничего не изменит.
А он не позволит ей забыть свой долг перед ребенком.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во власти соблазна - Грассо Патриция



Казанов (Kazanov // Russian Royalty)rnrn 1. To Charm a Prince (2003)rn 2. To Love a Princess (2004)rn 3. Seducing the Prince (2005)rn 4. Pleasuring the Prince (2006) - Во власти соблазнаrn 5. Tempting the Prince (2007) - Выгодный женихrn 6. Enticing The Prince (2008)rn 7. Marrying The Marquis (2009)rnrnrnСестры Фламбо (Flambeau Sisters)rnrn 1. Pleasuring the Prince (2006) - Во власти соблазнаrn 2. Tempting the Prince (2007) - Выгодный женихrn 3. Marrying The Marquis (2009) - Выйти замуж за маркизаrnвот сколько книг этой серии даже не перевели... Сколько мы потеряли...
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияТатьяна
8.05.2012, 10.25





Хороший приемлемый романчик. Все герои адеквате. Конечно, есть исторические и прочие несоответствия, но читать приятно. И мысли не было не дочитать и оставить на потом. Читать!!!
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияВеруся
15.06.2013, 19.19





Мне понравилось, читайте.
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияКэт
26.10.2013, 16.56





Немного смешная, ничем не подкреплённая детективная линия, к тому же автор занялася русской темой, даже не попробовав вникнуть в то, какие имена бывают в русских (а то Рудольф, Саманта и т.п.). Ну, а в общем вполне приемлемо
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияItis
27.10.2013, 16.30





А будут ли переведены книги из серии "Казановы" ? :)
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияТатьяна
9.02.2014, 13.07





Рудольф- имя вполне себе...Рудольф Нуриев хоть и был татарином, но, считался за границей русским танцовщиком балета. Саманта, конечно, странно...но, по роману, она была вроде как женой Рудольфа? Не факт, что русская...
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияМарина
26.09.2014, 23.41





Нормальный роман.Читать!
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияНаталья 66
17.02.2015, 21.28





Главные героини романа: мать и ее 7 дочерей-голубок отличаются крайней плодовитостью - беременеют с 1-го раза и только девочками, да еще частенько двойняшками. Настоящие крольчихи. Когда иностранка пишет о русских - животики можно надорвать от смеха.
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияВ.З.,67л.
6.07.2015, 11.22





"...Yadrona vosh, svinya!rn– Что вы сказали?rn– Я выругался."rnБред бредовый. Согласна с В.З.,67л.:"Когда иностранка пишет о русских - животики можно надорвать от смеха."
Во власти соблазна - Грассо ПатрицияСвета
6.07.2015, 19.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100