Читать онлайн Обольщение ангела, автора - Грассо Патриция, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение ангела - Грассо Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.96 (Голосов: 14200)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение ангела - Грассо Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение ангела - Грассо Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грассо Патриция

Обольщение ангела

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Проклятье, с такой женушкой не оберешься хлопот, подумал Гордон, пришпоривая коня. Неизвестно, что будет с ними в течение следующих двух недель, во время долгого путешествия через всю Англию в Шотландию, и уж тем более неизвестно, как сложится их жизнь дальше.
Доехав до конца набережной, они свернули налево у Чэринг-Кросс и поехали по Оксфорд-стрит. Чем большее расстояние будет отделять их от особняка Деверо, тем больше капризничать будет его жена. Ей будет холодно. Она устанет. Она проголодается, несмотря на тошноту, которую вызывал у нее конский навоз. Как будто ему этот запах нравится, как будто он наслаждается ароматом конского дерьма!
Гордон искоса взглянул на жену, и нечто вроде улыбки тронуло уголки его губ. Разрумянившаяся, с решимостью во взоре, она пока что ни на что не жаловалась и не капризничала — ожидание опасности преобразило ее. Едва ли Лавиния Керр вынесла бы то, что терпела Роберта. Возможно, это объяснялось тем, что Роберта родилась в суровой северной части Шотландии, а Лавиния — в южной, низинной. Как бы то ни было, но его жена может оказаться достаточно стойкой для маркизы, а впоследствии и герцогини Арджил.
— Нам со Смучесом нужно остановиться, — вдруг заявила Роберта, и голос ее громко прозвучал в ночи.
— Нет, — одновременно сказали Гордон и Даб.
— Но это срочно.
— Нет.
Так и скакали все четверо без устали, стараясь оставить к рассвету как можно большее расстояние между собой и усадьбой Деверо. Не останавливаясь, они миновали деревни Хэрроу, Кукхэм, Марлоу и Хенли.
— Послушай, Роб, — сказал Гордон, пытаясь завязать с ней разговор и отвлечь ее мысли от тягот пути. — Как графу удалось удержать Уолсингема и Берли от того, чтобы они сразу не арестовали тебя?
— Дядя Ричард настоял, чтобы Уолсингем получил сначала ордер на арест. А лорд Берли, хоть и неохотно, согласился с этим, — ответила Роберта. — Кроме того, я… — Она осеклась, смутившись и не желая рассказывать о своем собственном-поведении, не свойственном леди.
— Кроме того, что?
Роберта почувствовала, что краснеет.
— Я напугала Уолсингема своим кинжалом «последнее средство» и заставила отступить.
Гордон и Даб разразились смехом.
— Ты подняла кинжал на государственного секретаря! — воскликнул Мунго в изумлении.
— Ну вот, я же говорил, — продолжая смеяться, напомнил Гордон. — Ты разговариваешь и держишься, как английская леди, но твои замашки выдают в тебе уроженку шотландского высокогорья.
— Но почему ты кинулась на него с кинжалом? — спросил Мунго.
Роберта наклонилась к шее коня и попыталась придумать какую-нибудь правдоподобную причину, чтобы не говорить правды. Она же обещала дяде хранить в тайне известие о казни Марии Стюарт и не собиралась нарушать свое слово.
— Мне не понравилось, как этот тип смотрел на меня, — не слишком убедительно солгала она. — Очень оскорбительно и противно.
Сказав это, она бросила на него быстрый взгляд. Усмешка, появившаяся на его губах, лишь подтвердила, что он не поверил ни единому ее слову. Видимо, он подозревал, что здесь скрывается какая-то тайна, и бесился от того, что с ним не поделились тем, о чем трое явно знали.
— Как только доберемся до Оксфорда, остановимся на пару часов для отдыха, — предложил Гордон, чтобы сменить тему разговора. — Что скажешь, Даб?
— Да, пора накормить лошадей, — ответил брат. — В тридцати милях от усадьбы Деверо уже достаточно безопасно, чтобы нам немного поспать.
Розовый свет занимавшейся зари осветил горизонт на востоке, когда они, проехав Чилтерн-Хиллз, добрались до заросшего густыми лесами графства Оксфордшир. Настроение у Роберты заметно поднялось, когда она увидела сам Оксфорд, богатый торговый город, который мог предложить достаточно удобств уставшим путникам. На окраине поднимались грозные стены и башни замка Оксфорд, но сам город, застроенный каменными и деревянными домами, выглядел пышным и живописным.
— Давайте остановимся вот в этой гостинице, — предложила Роберта.
— Нет, дорогая. У нас слишком мало времени, — возразил Гордон, направляясь во главе четверки через каменный мост.
Роберта поморщилась, но ничего не сказала. Она уже понимала, что никакие ее просьбы не будут удовлетворены.
На противоположном берегу Темзы расстилался густой лес. Здесь путники нашли убежище от любопытных глаз и остановились на небольшой поляне рядом с тихим ручейком.
— Я накормлю лошадей, — сказал Даб, когда они спешились.
— Я тебе помогу, — предложил Мунго.
Гордон подошел к Роберте и, сняв с седла, поставил на ноги. Ноги ее затекли от многочасовой скачки.
— Вот теперь вы со Смучесом можете заняться вашими личными делами, — сказал он, вынимая у нее из карманов куски навоза и выбрасывая их.
— О Смучесе можешь не беспокоиться, — сообщила Роберта, хмуро усмехнувшись. — Он удовлетворил свою нужду еще за десять миль отсюда.
— Щенок испачкал сумку?
— Нет.
Роберта достала Смучеса из его гнездышка и развернула шерстяной плед Кэмпбелов. Под ним шенок был одет в попонку, которую она связала ему, и обернут в подгузник. Освобожденный от всего этого, Смучес принялся бешено носиться по поляне, словно выпущенный из мрачной темницы.
Улыбка Гордона показала Роберте, что он оценил ее изобретательность.
— Я надену ему другой подгузник, прежде чем мы отправимся дальше, — сказала она, когда муж, взяв ее за руку, повел с поляны. — Тебе нет необходимости сопровождать меня.
— Женщина одна всегда в опасности, — возразил он.
— Ну тогда обещай не смотреть.
Гордон по-мальчишески озорно улыбнулся и спросил:
— Что за церемонии между мужем и женой?
Роберта постаралась скрыть смущение от вульгарной шутки, ведь это бы только подзадорило его. Пожав плечами, она заметила:
— Я тебе не говорила, что ты невоспитан?
— Нет, ангел, но спасибо, что замечаешь такие тонкости, — сухо сказал Гордон. Потом добавил: — А ты не знала, что у мужчин тоже есть «нужды»?
Тут уж Роберта покраснела.
Об этом она не подумала.
— Ступай вон к тому дубу, — приказал Гордон. — А я буду за этим. Если понадоблюсь тебе — крикни.
Через несколько минут Роберта показалась из-за дуба. И покраснела, когда увидела, что Гордон ждет ее.
— Лучше себя чувствуешь? — спросил он;
— Гораздо.
Когда они вернулись на поляну, Роберта, встав на колени возле ручья, вымыла лицо и руки холодной водой.
— Как я хочу принять горячую ванну, — тоскливо прошептала она.
— Обещаю, что сегодня ночью ты будешь спать в нормальной постели, — успокоил ее Гордон. — А теперь давай поедим и немного вздремнем.
Роберта уселась на землю между мужем и братом, напротив Мунго Маккинона. Все четверо поделили между собой сыр, хлеб и ветчину, которыми снабдила их леди Келли. Единственную флягу с вином они по очереди передавали друг другу.
— Расскажи нам о том, что случилось в королевском зверинце, — сказал ей Даб.
— Кто-то нарочно толкнул меня к львиной яме, — сказала Роберта. — Я знаю, что Гордон не верит, но мне ведь не показалось, я чувствовала чьи-то руки на своей спине. Я крепко стояла на ногах и вовсе не поскользнулась.
— Удивительно, что с нами обоими случились происшествия, едва не ставшие роковыми, в течение всего лишь нескольких часов, — заметил брат. — Как раз вчера в Ричмонде в меня едва не вонзилась какая-то стрела. Хотя мы с Мунго перерыли там все сверху донизу, но так и не смогли найти злоумышленника.
— А мне эти два случая вовсе не кажутся случайным совпадением, — заметил Мунго. — Возможно, кто-то затаил ненависть к вашей семье. А поскольку этот негодяй не смог убить тебя, то он нацелился на твою сестру.
— Вы в самом деле так думаете? — спросила Роберта, придвигаясь поближе к мужу.
— Я не думаю, что эти два события как-то связаны, — не согласился с другом Гордон. — А ты как считаешь, Даб?
— Я согласен с тобой, — ответил брат. — Кому могло понадобиться причинять зло Роберте? Она ведь совершенно безобидное создание.
Роберта улыбнулась любимому брату, который всегда вставал на ее сторону. Она наклонилась к Смучесу, чтобы угостить его ветчиной; плащ ее от этого движения распахнулся, и вдруг она увидела, что ее звездный рубин стал темнее, чем голубиная кровь.
Она с тревогой подняла взгляд на мужа.
— Мне кажется, что мы в опасности.
Гордон удивленно нахмурился:
— Почему ты так думаешь?
— Но мой рубин…
— Да это же просто камень, — прервал он. — Кроме того, с нами тебе нечего бояться.
— Передайте мне, пожалуйста, вино, — попросил ее Мунго.
Рядом с мужем и братом Роберта чувствовала себя так уверенно и надежно, что совершенно забыла о своем «дьявольском цветке» и о том, какое впечатление он производит на незнакомых людей. Она протянула Мунго фляжку с вином и тут же похолодела, увидев его взгляд, устремленный на ее родинку.
Боже, ей следовало бы перехватить Смучеса в левую руку, а флягу передать правой. Обычно она так и поступала. Но на этот раз усталость, а может, и пережитые волнения притупили ее бдительность.
Мунго Маккинон хорошо владел собой. Он удержался от того, чтобы отпрянуть или отдернуть руку. Нет, он взял у нее фляжку, стараясь, правда, не касаться ее руки, а потом незаметно перекрестился.
Ну вот, начинается, с тоскливым чувством подумала Роберта.
Они проехали всего тридцать миль, а один человек уже перекрестился. И чем ближе они будут к Шотландии, тем больше людей будут креститься при виде ее уродливого пятна.
Роберте страстно хотелось спрятать левую руку в складках плаща, но этому мешал Смучес. Поэтому она опустила глаза и хотела только одного: чтобы выражение суеверного ужаса и удивления поскорее исчезло с лица этого блондина.
— Почему ты это сделал? — спросил Гордон друга.
— Что именно?
— Перекрестился.
Роберта украдкой посмотрела на брата и увидела, что Даб уже готов наброситься на Мунго. Брат всегда чувствовал обиду за нее и злился, сталкиваясь с невежеством других. Правда, сейчас не стоило поднимать по этому поводу шума — ведь королевские стражники, наверное, уже гонятся за ними.
— Я перекрестился… просто на счастье, — как ни в чем не бывало ответил Мунго. — Мы ведь всего в тридцати милях от Лондона, а у английской королевы много быстрых коней. Мне бы не хотелось, чтобы меня тут схватили.
— Нам бы перехватить пару часиков сна, — сказал Даб, заворачиваясь в свой плед. — А там мы пришпорим своих коней и скроемся.
Успокоенная, что беда миновала, Роберта укутала своим плащом Смучеса и легла вместе с ним, прижавшись к теплому боку мужа. Слишком усталая, чтобы беспокоиться о приличиях, она закрыла глаза и погрузилась в глубокий сон без сновидений…


— Просыпайся, ангел.
Почувствовав, как чья-то рука трясет ее за плечо, Роберта открыла глаза и увидела лицо мужа. Совсем не выспавшаяся, она застонала, словно от боли. Два часа пролетели незаметно, как две минуты.
— Давай, давай, поднимайся, — торопил ее Гордон. — Этой ночью ты будешь спать уже в настоящей постели, — пообещал он.
Роберта зевнула и сладко потянулась.
— А где мой песик? — спросила она.
— Смучес уже готов, и ему не терпится пуститься в путь.
Заметив щенка, она сонно улыбнулась. Ее муж уже позаботился о том, чтобы подложить ему чистый подгузник и надеть на него попонку. Повесив на грудь кожаную сумку, Роберта завернула щенка в плед и сунула его внутрь.
Поскакав на северо-запад, они миновали Костволд-Хиллз с его лесистыми долинами и спокойными потоками и с наступлением темноты въехали в Стратфорд-на-Эйвоне. Переезжая по Клоптонскому мосту, Роберта загляделась на кружащиеся воды реки. Под мостом грациозно плыли два лебедя — белый и черный.
Они остановили лошадей перед первой попавшейся гостиницей, как нарочно называющейся «Черный лебедь». Сидя в заполненной народом обшей комнате, Роберта спрятала свою обезображенную руку на коленях, пока ела, а Смучес уютно устроился на руках ее мужа.
Покончив с ужином и предвкушая горячую ванну, которая ждала их в каждой из двух комнат, которые они сняли на ночь, все четверо шотландцев поднялись по лестнице наверх. Даб и Мунго разместились в одной комнате, а они с Гордоном — в другой. Роберта предпочла бы разделить свою комнату с братом, но не сомневалась, что муж не согласится.
— Я думаю, стоит оставить Смучеса в подгузнике, — сказал Гордон, садясь на край постели — единственное место в комнате, где можно было сесть. — А вот и твоя ванна, ангел.
Занятая доставанием из сумки своей ночной сорочки, Роберта резко вскинула голову в удивлении.
— Милорд, я не могу принимать ванну в одной комнате с вами.
Гордон улыбнулся ей озорной обезоруживающей улыбкой:
— Я не буду подглядывать.
Проведя в седле почти сутки, Роберта была слишком измучена, чтобы спорить. Девушка взглянула на ванну, из которой поднимался пар: все манило свежестью и теплом. Она сгорала от желания погрузить усталое тело в горячую воду.
Гордон положил на край постели полотенце и демонстративно повернулся спиной, всем своим видом показывая, что не обращает на нее внимания.
— Я что-то не слышу плеска воды, — сказал он после долгой тишины. — Если ты не полезешь в ванну прямо сейчас, я сделаю это первым.
Роберта торопливо разделась, потом залезла в деревянную лохань и быстро села в воду. Мысль о том, что Гордону придется втиснуть сюда свое мощное тело, заставила ее улыбнуться.
Слишком нервничая из-за его присутствия в комнате, чтобы тщательно, не торопясь, вымыться, Роберта быстро намылилась и ополоснулась. И снова почувствовала себя уверенно.
Она встала и повернулась, чтобы взять полотенце, лежащее на краю кровати, но застыла в удивлении и замешательстве от того, что увидела. Скрестив на груди руки, ее муж развалился на постели и в упор ее разглядывал.
Глаза их встретились. Откровенное желание в его напряженном взгляде заставило ее почувствовать себя уязвимой.
Роберта быстро набросила на себя полотенце, чтобы прикрыть наготу, и укоризненно сказала:
— Ты же обещал, что не будешь подглядывать.
— Я солгал, — признался Гордон с улыбкой, в которой не было и тени раскаяния. — Я скрестил пальцы, когда говорил, и это обещание было не настоящим. А ты и не заметила, — засмеялся он.
Роберта хотела сказать что-нибудь обидное, чтобы побольней задеть его, но так ничего и не придумала. Она вышла из ванны, осторожно придерживая полотенце, и попыталась натянуть через голову ночную сорочку.
— Тебе помочь? — спросил Гордон.
Роберта лишь бросила на него испепеляющий взгляд. С трудом натянув девственно-белую сорочку с оборочками и глухим воротом, она швырнула ему полотенце.
— Теперь ваша очередь, милорд.
Повернувшись к нему спиной, она села на край постели и взяла на колени Смучеса. Послышался шорох снимаемой одежды, а потом плеск воды, когда Гордон ступил в лохань.
— Черт возьми, да она годится только для, карликов, — раздалось его ворчанье.
Роберта с трудом подавила в себе желание рассмеяться. Она украдкой взглянула через плечо на своего мужа: он сидел в неудобной позе, подтянув ноги и высоко подняв колени.
Однако это его, казалось, не беспокоило. Он сидел в этой крошечной лохани, намыливался и ополаскивался, и мурлыкал что-то себе под нос.
Роберта позволила своему взгляду скользнуть по его крутым широким плечам и мускулистой спине. Господи боже, ведь ее муж воплощал в себе мечту каждой девушки!
И он принадлежал ей. Эти мысли заставили ее улыбнуться. Интересно, его ягодицы и бедра такие же красивые, как и все остальное? А что, если он встанет и повернется? Что ей делать, если она увидит у него «то самое»?
— Не подглядывай, — бросил ей Гордон через плечо.
Роберта в смущении быстро отвернулась: он заметил, что и она наблюдает за ним. Она услышала, как он встал под плеск стекающейся с его тела воды, и шорох полотенца, когда он начал вытираться.
— Ты что, собираешься сидеть так всю ночь или, может, немного вздремнем? — услышала она за спиной.
Роберта сердито повернулась, намереваясь высказать все, что она о нем думает, но онемела от того, что увидела. С полотенцем, обернутым вокруг бедер, ее муж стоял и улыбался ей. Грудь его была так же великолепно вылеплена, как и спина.
— Что ты делаешь! — вскричала она, когда Гордон откинул с кровати одеяло.
— Собираюсь лечь спать.
— Прямо так?
— А что? Я забыл взять свою ночную рубашку. Может, одолжишь мне запасную? — насмешливо сказал он.
Роберта с вызовом взглянула на него:
— Я не нахожу в этом ничего смешного, милорд. И если вы думаете, что я буду спать с вами в одной постели, то вы ошибаетесь.
— Послушай, ангел, я слишком устал, чтобы преодолевать препятствия, — довольно холодно заявил он.
— Какие препятствия?
— Те, которые охраняют твою девственность. Так ты будешь спать или нет?
Помедлив, Роберта едва заметно кивнула: ее изнеможение победило скромность. Она крепко прижала к себе щенка и легла на спину в постель.
— А собака что, будет спать с нами?
— Между нами, — поправила она.
По недовольному выражению на лице Гордона Роберта поняла, что он намерен положить всему этому конец, как только они доберутся до замка Инверэри. Она крепко зажмурила глаза, когда он задвигался, чтобы снять полотенце и поудобнее устроиться рядом с ней. Смучес высвободился из ее объятий и свернулся калачиком у него на груди.
— Предатель ты, дворняжка, — проворчала Роберта и повернулась спиной к ним обоим. Последовало долгое молчание.
— Ангел, я уже говорил тебе, что ты становишься очень соблазнительной, когда сердишься? — спросил Гордон, и в его голосе сквозило веселье.
Ответа не последовало.
Подождав еще немного, Гордон взял шенка на руки и придвинулся ближе к ней. Но усталость уже сморила Роберту. Она ровно дышала, она спала.
— Доброй ночи, ангел. Сладких тебе снов, — прошептал он, киснувшись легким поцелуем ее щеки.


На рассвете следующего дня для Роберты началась самая изнурительная и беспокойная неделя за всю ее восемнадцатилетнюю жизнь. Они повернули лошадей на северо-восток и, проехав через Ковентри, вступили в графство Лестершир с его плавными ландшафтами, столетними коренастыми раскидистыми дубами и деревенскими каменными домами. Усталость мешала Роберте замечать эту своеобразную красоту Лестершира. Дорога все больше выматывала ее.
После скачки с рассвета до заката четверо шотландцев устраивались на ночь обычно где-нибудь в глухом лесу прямо под звездами. Роберта засыпала, уютно прижавшись к мужу, чувствуя себя рядом с ним в безопасности. Несмотря на то что его улыбчивая самонадеянность раздражала ее, она нисколько не сомневалась, что, даже рискуя своей жизнью, Гордон в случае опасности обязательно защитит ее.
Они проехали Дерби, а затем пересекли болотистые торфяные низины и вересковые равнины Йоркшира, минуя города Лидс, Шеффилд и Уэйкфилд. Вконец измученная всем этим, Роберта механически делала, что скажут, не споря и даже не думая ни о чем. Однако она глаз не спускала со своего звездного рубина. Этот магический камень оставался темнее, чем голубиная кровь, несмотря на все возраставшее расстояние между нею и Лондоном.
Разглядывая звездный рубин на восьмое утро их путешествия, Роберта поняла, что попала в совершенно безвыходную ситуацию. Опасность следовала за ней из Англии по пятам, но опасность ожидала ее и в Шотландии. Как сможет она уцелеть, как ей жить между двумя злыми силами?
— Смотрите! — воскликнул вдруг Даб, указывая вперед.
Роберта резко вскинула голову и посмотрела в том направлении.
Далеко впереди поднимались холмы Чевиот Хиллз. Из-за густого тумана у подножия гор они казались очень высокими.
При виде родных гор Гордон и Даб остановили коней, вынудив Роберту и Мунго сделать то же самое. Даб глубоко вдохнул и задержал в груди воздух, словно здесь он был слаще, чем в Англии.
— Какая красота! — восхитился он.
— Шотландия, — равнодушно сказал Мунго, явно равнодушный к виду родной земли.
— Ты видишь Шотландию, а я вижу рай, — заметил Гордон.
Глядя прямо вперед на эти встающие из тумана горы, Роберта почувствовала, как в груди ее поднимается паника. Она не знала, что больше страшит ее: встреча с королевской стражей или со множеством горцев, осеняющих себя крестом при виде ее.
— Для одних это рай, — звенящим от горечи голосом сказала Роберта, — а для других — ад. — И, почувствовав на себе удивленный взгляд мужа, спросила: — Ну что, мы собираемся торчать тут целый день, любуясь пейзажем, или поедем вперед?
Вечно оспариваемый Англией и Шотландией кусок земли, главная Чевиотская дорога, по которой они скакали, связывала Ридсдейл в английском графстве Нортумберленд и шотландскую деревню Джед. То округлые, то пересеченные глубокими лощинами, горы были пустынны, если не считать редкие пастушеские хижины, изредка попадавшиеся им на пути.
Внезапно в отдалении показались два человека верхом на лошадях. Они резко остановили коней, словно удивленные, что видят путников на дороге, а потом поскакали навстречу.


— Вид у них явно недружелюбный, так что будьте готовы к неприятностям, — предупредил Гордон, жестом приказывая всем остановиться.
Всадники уже, поскакав во весь опор, приближались. Наконец стал различим и цвет их пледов. Два здоровых молодца принадлежали к клану графа Босуэла. Они резко натянули поводья, остановив лошадей в нескольких футах от четырех путников, и воззрились на них в долгом напряженном молчании.
— И кто они такие, как ты думаешь? — с дерзкой улыбкой спросил у своего приятеля один из них.
— Паломники, наверное, — предположил второй.
— На том человеке плед Кэмпбела, — возразил первый. — А всем в Шотландии известно, что среди Кэмпбелов святош нет.
— Что верно, то верно, — с улыбкой сказал Гордон. — А вы, я вижу, из клана Босуэла?
— А ты кто такой? — требовательно спросил первый.
— Гордон Кэмпбел, маркиз Инверэри, наследник герцога Арджила.
— А я Даб Макартур, сын графа Данриджа.
— И Мунго Маккинон, наследник графа Ская.
— А кто этот юноша? — спросил второй всадник. — Английский заложник?
Гордон протянул руку и снял с головы Роберты шляпу — ее черные волосы каскадом упали на спину.
— Моя жена, маркиза Инверэри.
— И к тому же моя сестра, — ради убедительности добавил Даб. Кем бы эти люди ни были, а связываться сразу с кланами и Макартуров, и Кэмпбелов вряд ли они захотят.
— Понятно. И что мы можем сделать для вас? — спросил первый.
— Если Босуэл в своем замке в Хермитедже, мы бы хотели воспользоваться его гостеприимством на эту ночь, — ответил Гордон. — Моей жене не повредит выспаться, имея крышу над головой.
— Да, мы уже больше недели не слезали с коней, — добавил Мунго.
— За вами кто-то гонится? — спросил второй всадник.
— Английские свиньи, — выпалил Мунго, несмотря на предупреждающий жест Гордона. Потом показал на Роберту и добавил: — Эта глупышка имела неосторожность поднять кинжал на приближенного королевы.
Оба всадника разразились смехом и склонили головы перед ней. В их глазах она прочла восхищение.
— Хермитедж в десяти милях отсюда, — сказал один.
— Следуйте за нами, — добавил другой, поворачивая своего коня. — Мы вас проводим туда.
Самая большая и мощная пограничная крепость, этот замок стоял на реке Хермитедж между двумя ее рукавами. Выстроенный в тринадцатом веке, он переходил из рук в руки много раз, пока наконец не достался Фрэнсису Хепберну-Стюарту, побочному внуку Якова Пятого и кузену Якова Шестого.
Когда отряд из шести человек добрался до замка Хермитедж, были уже сумерки и начинал моросить мелкий дождь. Проехав сквозь крепостные ворота с подъемным мостом и железной решеткой, они попали в безлюдный внутренний двор.
Едва они спешились, как несколько мальчиков-конюхов, взявшихся неведомо откуда, увели, подхватив под уздцы, их коней. Вместе с дюжими провожатыми четверо путников вошли в замок и по лестнице поднялись на второй этаж.
В противоположность пустому двору, зал, куда они вошли, гудел, как растревоженный улей. Вооруженные люди Босуэла и замковые слуги заполнили его до отказа.
Соблазнительный запах тушеного мяса витал в воздухе, и Роберта сразу ощутила, как ее желудок ответил на него недостойным леди голодным ворчанием. Тщетно она надеялась, что этого никто не услышит.
— Скоро мы поедим, — шепнул Гордон, наклонившись поближе.
Роберта вспыхнула и стала упорно смотреть только вперед, отказываясь встретиться с ним взглядом. Почему ей не удавалось что-либо утаить от своего мужа? Ничего более унизительного, чем это бегство на север, она не испытывала за всю жизнь. Слишком тяжелое наказание за то, что она потеряла выдержку и так несвоевременно обнаружила свое присутствие в кабинете дяди.
Навстречу им через зал шел высокий, крепко сложенный человек; на губах его играла приветливая, хоть и несколько недоуменная улыбка. Как только Фрэнсис Хепберн-Стюарт, граф Босуэл, красивый мужчина с каштановыми волосами, коротко подстриженной бородой и проницательными голубыми глазами приблизился к гостям, двое сопровождающих исчезли в толпе.
— Добро пожаловать в мой дом, — приветствовал их граф Босуэл.
— Я Гордон Кэмпбел, — представился Гордон, — а это моя жена Роберта Макартур-Кэмпбел. Мой родственник Даб Макартур и мой друг Мунго Маккинон.
Граф пожал руки мужчинам и приветливо обратился к Роберте:
— Насколько я могу судить по вашему виду, путешествие было долгим и трудным, — произнес он, склонившись над ее рукой в перчатке. — Желает ли миледи перекусить, а потом принять ванну?
— Да, милорд, — с благодарной улыбкой ответила Роберта. — Буду очень признательна вам.
— А что это за создание вы держите? — поинтересовался Босуэл.
— Это Смучес, мой щенок.
Граф протянул руку, чтобы погладить щенка. В ответ Смучес лизнул его руку.
Босуэл улыбнулся и проводил их через зал к главному столу. По знаку хозяина две прислуживающие женщины тут же подали виски для мужчин и подогретое вино с пряностями для Роберты.
— Вы довольно далеко от Арджила, — заметил Босуэл.
— Да, мы были в Англии, — ответил Гордон. — Роберта и Даб — племянники графа Басилдона.
— Английского Мидаса? — кивнул Босуэл. — Его называют еще денежным мешком английской королевы.
— Да, — вставил Мунго, — но за этой девушкой гонятся ее слуги.
— Что вы хотите этим сказать?
— Он хочет сказать, что моя сестра имела дерзость поднять кинжал на Уолсингема, — объяснил ему Даб. — По этой причине мы и ударились в бега.
Граф Босуэл разразился громким смехом и одобрительно кивнул ей.
— Ага, вот и ужин, — перестав смеяться, сказал он.
Несколько слуг поставили на стол перед ним хлеб, закуски и блюда с дымящейся тушеной бараниной. Потом принесли кубки с элем для мужчин и снова налили вина с пряностями Роберте.
Подумав, она сняла свои перчатки для верховой езды. Сидеть в них за столом было невежливо, хотя именно это ей и хотелось сделать.
Скормив несколько кусочков щенку, который сидел у нее на коленях, она принялась за еду.
— У вас прекрасный повар, — сказала она хозяину. — Все изумительно вкусно.
Гордон наклонился к ней и шепнул на ухо:
— У Кэмпбелов и простая похлебка вкуснее, ангел.
Роберта воздела глаза к небесам:
— Послушать вас, милорд, так у Кэмпбелов все просто божественно.
— Это истинная правда.
— Это истина герцога Арджила?
— А разве есть какая-то другая?
Роберта перехватила Смучеса правой рукой, а левой потянулась за хлебом. Одна из девушек, прислуживающих за столом, наполнив кубки мужчинам, отвернулась, и Роберта заметила вдруг, что та крестится.
От неожиданности она на миг оцепенела, но тут же спрятала левую руку на коленях. Боже правый, как могла она забыть о том, что надо скрывать свое безобразное родимое пятно? Неужели так успокоилась рядом со своим мужем, что забыла о реакции, которую ее дьявольская родинка вызывает у людей?
Украдкой взглянув на мужа, Роберта почувствовала облегчение. Гордон не заметил, кажется, реакции девушки. Она перевела взгляд на графа Босуэла: тот пристально наблюдал за ней. Ей показалось, что она видит жалость в его глазах.
— Не хотите ли принять ванну, миледи? — ласково обратился к ней граф. — В вашей комнате все приготовлено.
— Благодарю вас, милорд. С удовольствием, — ответила Роберта, избегая смотреть на него. — Это было бы сейчас очень кстати.
Граф сделал знак двум женщинам, и Роберта заметила в их глазах страх, когда они приблизились к ее столу. Тысячи раз она видела это в Хайленде.
— Я позабочусь о Смучесе, — сказал Гордон, беря у нее щенка.
Роберта, благодарно улыбнувшись ему, встала из-за стола и молча последовала за женщинами.
— Славная девушка, — сказал граф Босуэл, когда она исчезла за дверью. — Жаль только, это пятно…
Удивленный его словами, Гордон обратил к нему негодующий взгляд. Что касается его самого, он считал жену воплощенным совершеством. Может, немного строптивой временами, но эту проблему он мог легко разрешить.
— Не поймите меня неправильно, — добавил граф. — Я не суеверен. Как вы знаете, меня за спиной называют Граф-Колдун, и даже мой царственный кузен боится меня. Но жизнь может оказаться суровой к вашей жене.
— В моей сестре нет никакого изъяна, — вскинулся Даб. — Изъян в душах тех, кто боится этого пятна, а не в том, кто носит эту отметину.
— О чем ты говоришь? — требовательно спросил Гордон, повернувшись к своему шурину.
— Это пятно в форме цветка на ее левой руке пугает суеверных людей, — объяснил ему Босуэл.
— Наверняка ее коснулся сатана, — вставил Мунго. — Она прислужница дьявола.
И Гордон, и Даб почти одновременно бросились на Маккинона. Но Гордон был проворней и схватил его за горло первым.
— Я убью тебя, если ты не возьмешь свои слова обратно.
— Он же не может отречься от своих слов, пока вы душите его, — сказал граф Босуэл и, положив руку Гордону на плечо, добавил: — Успокойся, Кэмпбел. Он не виноват в своем невежестве.
Побледневший от ярости Гордон отпустил горло Маккинона.
— Я… я вовсе не невежественен, — выдохнул тот.
— Суеверие — это невежество, — бросил граф Босуэл и, повернувшись к Гордону, посоветовал: — Не представляйте свою жену ко двору, милорд. Король Яков верит в демонов и ведьм. Ей могут там причинить зло.
— Да это же просто родимое пятно, — сказал Гордон, качая головой от такой нелепицы. — И к тому же в форме красивого цветка.
Враги его жены были и его врагами. Он бы убил человека, пытающегося причинить ей зло.


— Просыпайся, ангел…
При звуке знакомого хрипловатого шепота Роберта медленно выплыла из объятий глубокого сна. Приснилось ей это? Или в самом деле муж прошептал ей эти два слова, которые она начинала ненавидеть? Зачем он ее будит — ведь она только-только легла.
— Я сказал, просыпайся.
Его голос не был сном. Роберта открыла глаза и увидела, что Гордон, одетый, стоит рядом.
— Ты хочешь лечь? — спросила она.
— Уже утро, — ответил он.
— А где ты спал?
— Рядом с тобой.
— Я не выспалась. Почему бы нам не остаться тут еще на денек? — умоляющим голосом предложила она.
— Нельзя, — покачал головой Гордон, беря Смучеса на руки. — Вот тут на подносе еда. Встретимся во дворе, и не заставляй нас ждать.
Заря уже окрасила горизонт на востоке, когда Роберта вышла во двор замка. Ее брат и муж разговаривали о чем-то приглушенными голосами. Поодаль ждали три оседланные лошади.
— А Маккинон что, остается в Хермитедже? — спросила Роберта.
— Нет, это я остаюсь, — ответил Даб.
— Но почему?
— Теперь тебе не грозит опасность со стороны приближенных королевы, а я собираюсь пограбить ее подданных на границе вместе с Босуэлом, — сказал он. — Это будет моя личная месть за убийство Марии Стюарт.
— Смотри, береги себя, — сказала Роберта, и в глазах ее отразилось беспокойство. — Будь осторожен.
— Ну конечно. — Даб схватил ее в объятия и нежно сжал. — Я буду осторожен. Хотя бы для того, чтобы Росс и Джеми не унаследовали Данридж. Наши легкомысленные братцы пустят семью по миру за один год.
Роберта попыталась улыбнуться. Ей было грустно расставаться с любимым братом, но как она могла его удержать? Хотя она знала, что муж будет защищать ее, не щадя своей жизни, брат защищал бы ее от самого Гордона. Теперь же от границы до самого Хайленда она останется с ним один на один. Ужасно, что один лишь миг ее глупости, когда она объявилась перед советниками Елизаветы, мог иметь столь далеко идущие последствия.
В этот момент ее внимание привлек Мунго Маккинон, торопливо шедший по двору. Он отнюдь не выглядел отдохнувшим: у него были воспаленные глаза и зеленовато-серый цвет лица.
— Ты не заболел, Мунго? — спросил Гордон намеренно громким голосом. Блондин поморщился.
— Никогда в жизни больше не буду пить и играть в кости с этими разбойниками, которые живут здесь, на границе, — пробормотал он.
Гордон усмехнулся и так сильно хлопнул друга по спине, что тот едва удержался на ногах. Потом повернулся к Роберте и спросил:
— Ну, ты готова, ангел?
В последний раз обняв брата, Роберта поцеловала его в щеку. Потом отступила на шаг и кивнула мужу. Гордон посадил Смучеса в сумку и помог ей усесться в седло.
— За сестру не бойся, — сказал он Дабу, пожимая ему руку. — Я буду беречь и охранять ее.


Покинув замок Хермитедж, Гордон, Роберта и Мунго повернули на северо-запад. Но в Селкирке Мунго простился с ними и отправился на северо-восток, в Эдинбург.
Чувствуя странное облегчение с его отъездом, Роберта наблюдала, как удаляется этот друг ее мужа. Повернувшись снова к Гордону, она бросила случайный взгляд на свой звездный рубин. Камень посветлел и стал ярко-красным, как обычно. Озадаченная, она снова посмотрела вслед Маккинону, а потом на камень. Какая связь может быть между отъездом друга ее мужа и цветом камня? Неужели камень отражал какие-то враждебные чувства, которые Мунго испытывал к ней?
— У тебя что-то не так? — спросил Гордон. — Или ты снова проверяешь, на месте ли твои грудки?
— Я хочу удостовериться, что во время сна ты не украл их, — с лукавой улыбкой ответила она.
— Ах, дорогая, я уже говорил тебе и скажу опять…
— Что тебе не нужно красть то, что и так тебе принадлежит, — закончила за него Роберта.
Гордон усмехнулся:
— Ты способная ученица, ангел. Я думаю, что мне стоит заняться тобой.
— Если прежде я не обведу тебя вокруг пальца.
— Обведешь меня? — отозвался он. — Уж этого со мной никогда не случится, милая.
— Только не спорьте на фамильное состояние, милорд. — Она насмешливо улыбнулась ему и поддразнила: — Всем известно, что Макартуры хитрее, чем Кэмпбелы.
Гордон разразился смехом:
— Ты неисправима. Ну что ж, посмотрим. Я думаю, что следующие сорок лет мы проведем, проверяя эту теорию.
Продолжая двигаться на северо-запад, они проехали графства Ланарк и Стерлинг, которые соединяли Хайленд с остальным миром, и наконец вступили в его пределы.
Словно давняя надоевшая гостья, зима задержалась в этой гористой местности — толстый снежный покров приглушал все звуки вокруг. Февральские ветры завывали в пустынных горах, передвигая снег по ледяной поверхности озер. Зимой, в самое тоскливое время года, люди здесь искали убежища от стихии в своих бедных жилищах и проводили дни, сочиняя фантастические истории и небылицы о давно прошедших временах.
Но этот день выдался в Хайленде на редкость солнечным, с голубым небом и блестящими, точно усыпанными алмазами, снегами. Почувствовав в прозрачном воздухе запах дыма от горящих каминов — он становился все гуще, — путники решили двигаться к своей конечной цели без остановки.
Забравшись на гребень невысокого холма, Гордон остановил лошадь и указал на долину внизу. — Инверэри, — выдохнул он. Роберта натянула поводья и остановилась рядом, вглядываясь туда, куда он указывал. В бледно-желтом вечернем свете внизу четко вырисовывался высокий замок. Он стоял на мысу над озером Лох-Файн. Окружающие его горы и озеро делали его неприступным. С восточной и западной сторон у стен замка сходились две реки, сейчас покрытые льдом.
— Добро пожаловать в замок Инверэри, — сказал Гордон, улыбнувшись ей. — Добро пожаловать домой, жена.
Роберта взглянула на него и снова уставилась на замок внизу.
— Не скажу, что я в восторге от него, — помолчав, ответила она. — На вид Инверэри больше похож на замок привидений, чем на самую большую в Хайленде цитадель.
Гордон хмыкнул:
— Внешне он действительно не очень приветлив. Но так и было задумано. Мы иногда сами называем его Мрачным замком. Его строили как самую грозную крепость в Шотландии, способную остановить непрошеных гостей.
— Милорд, Кэмпбелам это удалось, — весело сказала Роберта. — Инверэри выглядит так, словно сам дьявол набросил на него свой плащ.
— Благодарю за высокую оценку, — ответил Гордон.
— А Данридж далеко отсюда? — спросила она.
— Нужно подняться в горы, позади замка Инверэри. Потом спуститься в долину, проехать через лес и торфяные болота. Там, за озером Лох-Эйв, ты его и увидишь.
Он пришпорил лошадь и, обернувшись через плечо, позвал:
— Так ты едешь, ангел?
— Да, — откликнулась Роберта, неохотно трогая коня и спускаясь вниз по склону вслед за ним. — Как, по-твоему, там удивятся, увидев нас?
— Сомневаюсь, — бросил Гордон, не оборачиваясь. — Моему отцу всегда известно заранее, что кто-то приближается к замку. Никто не сможет застать Кэмпбелов врасплох.
Возможно, подумала Роберта, но Кэмпбелы ведь не могут увидеть мой «дьявольский цветок» издалека. Когда же разглядят, то это только застанет их врасплох.
Ну что ж, чему быть, того не миновать. Она вызывающе вздернула подбородок и гордо расправила плечи, взглянув на свой новый дом. «Мрачный замок». Сегодня день первый из череды мрачных дней ее новой жизни, и она постарается продержаться. Возможно, если она будет носить перчатки без пальцев и таким образом ей удастся спрятать свой позор…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обольщение ангела - Грассо Патриция

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Обольщение ангела - Грассо Патриция



Очень красивый роман, советую всем кто не читал. ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияИрина
27.06.2011, 0.33





Все бы хорошо, но нестыковочки: в те времена даже подозрение на колдовство могло стать причиной смерти, а тут довольно многие весьма беспечно к этому относятся. Прямо, вставка из нашего современного менталитета. Не по времени как-то. Подозрения в убийстве тоже как то бездоказательно, да и при чем здесь претензии сына якобы потерпевшего, который на самом деле повинен в похищении ни много ни мало - герцогини!!! к дочери украденной его отцом дамы?! Его просто могли поднять на смех.... Подгузники для собаки... Вы с кокер-спаниелями знакомы? Это такой РЫЖИЙ жизнерадостный кусок лохматого счастья ростом примерно по колено и принципиально не умеющий ни стоять, ни сидеть спокойно. Больше движения - больше счастья. На кошку НИКАК не похож. А еще он лает, если не лижется. Оч-ччень звонко и часто. Тоже от счастья... И мистика на мой взгляд, тоже лишнее... Короче, пританутые уши и рояль в кустах, ЗАТО КАК НАПИСАНО!!!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияТатьяна
13.02.2012, 16.21





Мерзость ,мерзость, мерзость!!!!!Девочка в 18 лет приезжает к мужу, за которым замужем 10 лет а там полный комплект: ДВОЕ детей, их мать, три любовницы, все ее грызут- у меня давление рвануло- всех бы к черту убила!!!!!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЖанна
6.12.2012, 0.48





Начало было интересное, а потом мне показалось нудно.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияКэт
10.01.2013, 17.45





Ну и гадость этот роман, сплошные любовницы и внебрачные дети главного героя. Даже обидно за его жену, что досталась ему девственницей и так любила его. Этот роман только испортил настроение и вызвал негативные эмоции
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияНатали
11.01.2013, 7.45





На мой взгляд, очень даже милая история. Развлекательного характера.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияВалерия
10.02.2013, 18.42





А мне понравилось.Уж такие времена были,ничего не поделаешь.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияMarina
26.02.2013, 17.59





Роман отличный !!!!
Обольщение ангела - Грассо Патрицияксюня
14.06.2013, 17.12





Это второй роман из саги. Есть роман "горец и леди" про родителей девочки гг-ни и отца гг-я. Очень интересные книги обе.
Обольщение ангела - Грассо Патрициянека я
1.07.2013, 21.02





Первая половина романа интересная и увлекательная,а дальше немного нудновато стало. Да и любовниц многовато.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияИра
3.07.2013, 11.00





Не понимаю, почему у мужа не хватает ума держать любовниц подальше от Жены, особенно после попытки ее убить
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЛюбава
3.07.2013, 20.25





В ответ на отрицательные отзывы могу сказать что иметь внебрачных детей в те времена было нормальным повсеместным явлением, да и любовницы грехом не считались... Заметьте ведь героиня разозлилась на мужа лишь за то что он не предупредил ее об их существовании... Роман по моему прекрасный, а уж читать или нет решайте сами!(10/10)
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияВероника
3.07.2013, 23.39





Прекрасный роман.Читается легко.Красивая история любви.А романов больше,чем два: 1.Горец и леди.2.Серия СЕМЬЯ ДЕВЕРО - 4 романа.3.Серия СЕСТРЫ ФЛАМБО - 3 романа.4.Вне серий - 4 романа. ВСЕ В КОШКАХ.Читайте - не пожалеете.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияНаталья 66
17.09.2013, 22.27





Согласна с вышенаписанным... Любовниц многовато...и всего остального. Вот подумалось: Начитаются таких романов ( а их тут в списке полно) молоденькие девушки и будут думать, что мужика, который гуляет направо и налево можно будет изменить и замуж выскочат и давай его переделывать, мол, я необыкновенная такая, со мной он будет другим! Да не изменится он, как говорится: Чёрного кобеля не отмоешь добела. Не верю я в исправление повесы.Так и в Главного героя не верю! Что касается того, что щенка приняли за кошку- охотно верю! У меня тоже пёсик (шпиц) Он и шустрый, лает звонко, но, когда гуляю с ним, то его называют прохожие и кошкой, и белкой, и лисичкой, как угодно, только не собакой. rnНемножко в романе поднадоело, что в каждом абзаце про это родимое пятно написано...
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияМарина.
24.09.2014, 12.48





Фу, как не стыдно! Один в один слизанная сцена встречи Ромео и Джульетты. Даже текст! Дальше совесть не позволяет читать. Чувствую себя обманутой.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияИмя
18.10.2014, 13.14





Леди и горец понравился значительно больше.и офигеть сколько денег все должны были выложить за Гг.её ж дешевле было сжечь... А ещё сверху зачем дали столько? Просто не понимаю мотивации Ричарда.у самого 6 дочек.Яков вообще вызывает только рвотные позывы.больше 5 не поставлю.не впечатлил вообще
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЛилия
25.01.2015, 17.00





Леди и горец понравился значительно больше.и офигеть сколько денег все должны были выложить за Гг.её ж дешевле было сжечь... А ещё сверху зачем дали столько? Просто не понимаю мотивации Ричарда.у самого 6 дочек.Яков вообще вызывает только рвотные позывы.больше 5 не поставлю.не впечатлил вообще
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЛилия
25.01.2015, 17.00





Нормальный роман.В духе того времени.Тем,кто любит исторические романы и тем,кто не обращает внимания на отрицательные комменты,а хочет лишь спокойно отдохнуть,- ВСЕМ ЧИТАТЬ!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияНаталья 66
16.02.2015, 18.18





В те времена идиоты-родители выдавали дочерей замуж в дошкольном возрасте, главную героиню аж в 8 лет. ДЛЯ ЧЕГО - НЕПОНЯТНО. За это время так называемый муж истаскался по бабам, наплодил внебрачных детей, а ты, жена, люби их всех. И что это будет за семья!!!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияВ.З.,67л.
6.07.2015, 11.15





Не пойму почему такой рейтинг? Впустую потраченое время.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЯна
13.09.2015, 22.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100