Читать онлайн Обольщение ангела, автора - Грассо Патриция, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение ангела - Грассо Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.96 (Голосов: 14200)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение ангела - Грассо Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение ангела - Грассо Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грассо Патриция

Обольщение ангела

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

«Скучает по молоку старой Мойры… Скачет на лошади по-мужски… носит под юбкой кинжал, привязанный к ноге…»
Его жена несомненно рождена в Хайленде, настоящая Макартур. Гордон знал это так же верно, как то, что он стоит сейчас у окна в кабинете графа Басилдона и смотрит на Темзу.
Он перевел взгляд с окутанной туманом реки на заходящее вдали солнце и задумался: а чего же она хочет? В самом ли деле эта отнюдь не застенчивая особа, на которой он формально женат, хочет быть английской леди потому, что любит этого английского маркиза? Или есть что-то еще, что побуждает ее так пренебрежительно говорить о своей родной земле? Рано или поздно он узнает ответ на этот вопрос. Время работает на него. Его невесте некуда бежать. Кроме как в его объятия.
Гордон отвернулся от окна. От резкого движения нижний край его пледа слегка завернулся. Он сел в кресло перед камином и вытянул ноги.
Что скажет его строптивая жена, когда увидит, что он в шотландском костюме? При этой мысли маркиз невольно улыбнулся. Едва ли придется долго ждать, чтобы узнать это, ведь он велел Дженингсу направить Роберту сюда, в кабинет. Но почему же ее еще нет? Наверное, прихорашивается без конца перед зеркалом, чтобы убедиться, что выглядит достаточно привлекательной для него.
Совершенно расслабившись от тепла камина. Гордон зевнул и сладко потянулся. Можно и подремать несколько минут. Он закрыл глаза и уже было задремал, но тут услышал какие-то приглушенные детские голоса.
— Вот он, — сказал один голос.
— Смотри, он носит юбку, — добавил другой.
— Он же шотландец. Это его национальный костюм, — последовало объяснение.
Гордон проснулся, но не открывал глаз, притворясь будто спит. Голоса принадлежали юным девочкам, и он подумал, что неплохо бы выведать у них кое-какие сведения, касающиеся Роберты. В конце концов, дети известны своей искренностью и прямотой, да и знают зачастую больше, чем кажется взрослым.
— У него коленки голые.
— Да, я вижу.
Не в силах сдержаться, Гордон осторожно приоткрыл глаза, и из-под опущенных ресниц стал рассматривать двух девочек, стоящих перед ним.
— У него ямочки на них, — заметила младшая, подойдя поближе. — Как ты думаешь, дядя Йен тоже носит юбку?
— Наверное, да, — ответила старшая девочка. — Они все так одеваются в Шотландии.
— А у нашего папы тоже такие коленки? — спросила третья девочка, стоявшая позади его кресла.
Словно звон множества серебряных колокольчиков, нежный смех девочек разнесся по кабинету. Не пытаясь больше притворяться спящим, Гордон открыл глаза и выпрямился. Он оглянулся вокруг и увидел пять черноволосых и синеглазых ангелочков, окруживших его кресло.
— Меня зовут Блайт, — сказала старшая, которой на вид было лет десять.
— А я Блис, — добавила восьмилетняя.
— Самма и Отма стоят справа, — сказала Блайт. — А слева Аврора.
— Самма и Отма — близнецы, — пояснила Блис.
— Он и сам видит, что они близнецы, — одернула Блайт сестру.
Шестилетняя Аврора подошла поближе и с лукавой детской улыбкой спросила:
— А как зовут шотландца, который любит муравьев?
— Дядя! — закричали Самма и Огма.
Гордон разразился смехом:
— Я полагаю, вы дочери графа?
Пять черноволосых головок кивнули согласно.
— Вы любите нашу кузину Роберту? — напрямик спросила Блайт.
Прежде чем он успел ответить, Блис сказала:
— Дядя Генри тоже любит ее.
— Дядя Генри пытался поцеловать Роберту, — заявила Аврора. — Но она ему не позволила.
— Тш-ш, сестра, — шикнула на нее Блайт.
— Если Генри женится на Роберте, она будет нашей тетей, — выпалила Блис.
Аврора захихикала.
— Как же может кузина быть тетей?
Совершенно очарованный этими девчушками, Гордон переводил взгляд с одной на другую. Огорошенный лавиной их вопросов и комментариев, он не мог вставить ни единого слова в их разговор. Как удается графу разобраться в этом щебечущем хоре?
— Если Роберта выйдет замуж за Генри, я выйду замуж за вас, — пообещала Аврора, рассмешив этим двух старших сестер.
— Спасибо тебе, крошка, — с улыбкой ответил Гордон. — А скажи-ка мне, почему ты хочешь выйти замуж за человека, которого совсем не знаешь?
— Потому что у тебя дымчато-серые глаза. Как туман, — добавила шестилетняя кроха.
— Как туман? — озадаченно переспросил он.
— А мы любим туман, — хором сказали три старших девочки.
Гордон ухмыльнулся:
— Мне всегда казалось, что маленьким девочкам больше нравятся синее небо, ласковый ветерок, теплое солнце и нежные цветы.
— Низкий туман позволяет видеть за горизонтом, — объяснила Блайт.
— Это шутка? — спросил Гордон.
Десятилетняя девочка бросила на него двусмысленную улыбку и ответила:
— А что, мы любим шутить.
— Скажите-ка мне, крошки, — склонился к ним Гордон, — если я буду ухаживать за вашей кузиной, вы дадите мне возможность побыть с ней наедине?
— А сколько вы заплатите за это? — спросила Блис.
— Что-что? — переспросил он удивленно. — Так вы хотите за это получить плату?
— Ну да, — ничуть не смутившись, прощебетала Блис. — Итак, милорд, сколько вы можете заплатить за то, что мы не станем вам мешать и будем помогать?
Гордон еще более удивленно поднял брови:
— Назови свою цену, малютка.
— Две золотые монеты в день на каждую из нас.
— По одной монете, — сбил цену он.
— Хорошо, милорд, сделка заключена, — сказала Блис с самой приятной улыбкой. — Платить будете в конце каждого дня. Мы ничего не делаем в кредит, так что даже и не просите.
Гордон долгим взглядом уставился на восьмилетнюю девочку, а потом согласно кивнул. Слава богу, что не Блис была его нареченной, и он заранее пожалел того, кому она достанется в жены.
— А куда вы денете монеты, которые получите от меня? — спросил он, оглядев всех пятерых.
— Отдадим их папе, — хором ответили девочки.
Гордон откинул назад голову и громко расхохотался. Дети, у которых заводятся деньги, обычно тратят их на всякие безделушки, а этот английский царь Мидас, и без того несметно богатый, умудрился еще и дочек таких себе произвести, которые мал мала меньше, а уже добывают для него деньги. Просто восхитительно!
— В котором часу у вас подают ужин? — спросил он.


— В шесть, — ответила Блайт.
— Я дам каждой из вас по шиллингу, если вы скажете Роберте, что я жду ее в кабинете.
— Это очень странно, — заметила Блис. — Ведь Роберта сама послала нас сюда, чтобы сказать вам, что она не спустится к ужину. Она увидится с вами утром.
— Черт бы ее побрал. — Гордон вскочил с кресла и пошел к двери. Но, переступив порог и словно припомнив что-то, повернулся к ним и спросил:
— Где комната Роберты?
Блис улыбнулась так нежно, как только могла.
— Эти сведения тоже стоят денег, милорд.
— Сколько?
— Еще один золотой. — А когда он согласно кивнул, добавила: — На каждую из нас.
— Одно удовольствие вести с вами дело, миледи, — проворчал Гордон, принимая и это условие.
— Как и с вами, милорд, — отпарировала Блис. — Комната Роберты наверху, налево по коридору вторая дверь.
Подойдя налево по коридору ко второй двери, Гордон на мгновение замешкался. Плутовская мальчишеская ухмылка скользнула по его губам, и, не постучав, он открыл дверь, шагнув в спальню своей жены. Несмотря на полумрак комнаты, он тут же увидел ее, и его ухмылка превратилась в восторженную улыбку.
Роберта сидела на подоконнике прямо напротив двери и смотрела на ранние зимние сумерки. Ее легкий шелковый халат подчеркивал все соблазнительные изгибы фигуры, особенно мягкую округлость бедер.
Черт побери, а у моей жены хорошенькая попка, подумал Гордон, стоя посреди комнаты. Он окинул оценивающим взглядом ее обтянутые шелком бедра.
— Ну как, Блайт? — не оборачиваясь, спросила она. — Что сказал маркиз, когда ты передала ему, что я увижусь с ним только утром?
— Он сказал: «Черт бы ее побрал!»
Роберта резко обернулась, возмущенная тем, что Гордон осмелился войти в ее спальню без разрешения. Она стянула покрепче шелковый халат на груди, и это сделало приятные округлости еще соблазнительней.
— Что ты тут делаешь? — сердитым шепотом спросила она.
— От меня отделаться не так-то легко, ангел, — ответил Гордон. — Я пришел проводить тебя на ужин.
— Уходи отсюда, пока никто тебя не видел.
— А почему я должен об этом беспокоиться?
— Я об этом беспокоюсь, — сказала Роберта. — Неприлично джентльмену являться в спальню к леди.
Гордон лишь криво усмехнулся на это и скрестил руки на груди.
— А мужу тоже неприлично зайти в комнату к своей жене?
— Ты же поклялся дяде Ричарду…
— Но ты мне тоже кое-что обещала, — напомнил он ей. — Нельзя сказать, что ты ведешь себя доброжелательно.
— Я обещала лишь не проявлять враждебность, — огрызнулась Роберта. Она опустила взгляд вниз и вдруг удивленно вскинула брови, разглядев в полумраке, во что он одет.
На нем был традиционный шотландский наряд в черную и зеленую клетку — цвета клана Кэмпбелов. Юбка в крупную складку была стянута на талии черным кожаным ремнем, а длинный плед, перекинутый через плечо, закреплен на плече литой золотой пряжкой с изумрудами. Кроме юбки, на нем была белая шелковая рубашка.
— Ты надел…
— Юбку? — подсказал Гордон, шагнув к ней с гордым видом. — То же самое сказали и твои юные кузины.
Инстинктивно Роберта поплотнее запахнула халат и пожалела, что она в неглиже. Этот наряд из тонкого полупрозрачного шелка совершенно не защищал ее от нескромных мужских взглядов, делая очень уязвимой.
— Ты нарочно напялил это, чтобы досадить мне, — раздраженным тоном сказала она. — Или с другой целью? Чтобы напомнить, что у нас с тобой одно происхождение?
— Перестань, киска. Ты вышла замуж за меня, а не за мою одежду.
— Не разговаривай со мной таким снисходительным тоном, — предупредила его Роберта, слезая с подоконника на пол. — Или эта киска задаст тебе жару.
— Я все пытаюсь угодить, быть тебе приятным, дорогая, — сказал Гордон, поднимая руки, словно сдаваясь. — Я мечтаю провести с тобой этот вечер. Я пришел проводить тебя на ужин и не уйду отсюда без тебя.
— Ну ладно, — неохотно согласилась она. — Только выйди за дверь и подожди, пока я оденусь.
— Я не желаю больше видеть тебя неизвестно в чем, — сказал Гордон, уже шагая через комнату по направлению к ее гардеробной. — Я сам выберу для тебя платье.
Хотя его оскорбительная заносчивость разозлила ее, Роберта промолчала и воспользовалась этой возможностью, чтобы посмотреть на свой рубин. Камень сиял таким же ровным и безмятежным цветом, как всегда. Неужели маркиз не представлял никакой опасности для нее? Этот проклятый рубин не менял цвет! А может, тетя Келли ошиблась, и он не волшебный?
— Ты снова проверяешь свои прелести?
Роберта резко вскинула голову. Щеки ее вспыхнули от замешательства, а изумрудные глаза сверкнули гневом.
— Надень вот это, — сказал маркиз, протягивая ей зеленое шелковое платье.
— Чтобы мое платье подходило по цвету к твоей зеленой юбке?
— Нет, ангел. Зеленое оттеняет твои прекрасные глаза.
Она почувствовала смятение и трепет при этих словах, а гнев ее куда-то испарился.
— Я спущусь через несколько минут, — сказала Роберта, опуская взгляд.
— Я подожду.
— Тогда жди внизу, пока я переодеваюсь.
Гордон поднял брови и насмешливо сказал:
— Что за церемонии между мужем и женой? Кроме того, если я выйду в коридор, ты запрешься от меня и просидишь тут весь вечер.
— Ты мне не доверяешь? — спросила Роберта.
— Твое поведение не располагает к доверию, — ответил Гордон. — Но я обещаю, что не буду подглядывать.
— Ну, ты-то тоже не слишком внушаешь доверие, — парировала она.
— Тише, ангел. — Но он не сделал никакого движения, чтобы уйти.
Роберта отвернулась и, проклиная про себя это хайлендское упрямство, прошествовала через комнату к ширме. Роберта сказала маркизу правду: она действительно не верила, что он не будет подглядывать. Скинув халат и бросив его рядом на пол, она шагнула в свое изумрудное платье и быстро натянула его на себя. Сначала она застегнула две верхние пуговицы, а потом две нижние — прямо на талии. А дальше дело приняло серьезный оборот. Верхние и нижние пуговицы застегнуть было сравнительно легко, но до остальных она дотянуться не могла.
Роберта изворачивалась и так и эдак, но лишь вспотела и раскраснелась от этих усилий. О господи, почему взрослые женщины не способны сами одеться?
— Черт побери! Ну сколько же это будет продолжаться, — ворчала она, борясь со своим неподатливым платьем.
— Ты что-то сказала? — отозвался маркиз.
С ярко пламенеющими щеками Роберта высунулась из-за ширмы.
— Я говорю, ты не мог бы…
Жадный блеск сверкнул в его понимающих глазах. Он быстро подошел к ней и сказал:
— Тогда повернись.
Роберта испытывала самое сильное смущение за все время их знакомства. Просить его помощи в таком интимном деле было унизительно для нее, и девушка молча повернулась к нему спиной.
Выказав немалую ловкость и умение как мужчина, которому не раз приходилось застегивать женские платья, Гордон за несколько секунд справился с делом. Он приблизился вплотную к ней и, приложив губы к ее уху, прошептал:
— Готово, ангел.
Волна утонченного наслаждения пробежала у нее по спине. Стремясь избавиться от его опасной близости, Роберта повернулась, едва не уткнувшись ему в грудь, и сказала:
— Благодарю вас за помощь, милорд.
— Мне самому это доставило удовольствие, поверьте.
С этими словами он галантным жестом предложил ей руку, и Роберта осмелилась наконец поднять на него глаза. Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Гордон вопросительно поднял брови, и она неохотно взяла его под руку. Вместе они вышли из спальни и зашагали по коридору к лестнице.
Роберта вздохнула с облегчением, когда ей удалось сесть за большим столом слева от Гордона, что позволяло легко прятать проклятое пятно от его испытующего взгляда. За столом уже сидели дядя Ричард, тетя Келли, Самма, Отма и Блайт. Аврора и Блис сели слева от Роберты.
За ужином граф Ричард и Гордон почти беспрерывно говорили о делах, политике, шотландском и английском троне. Такое пренебрежение к ней нисколько не беспокоило Роберту. Невнимание маркиза давало ей возможность незаметно рассматривать его.
Когда он потянулся за бокалом вина, Роберта обратила внимание на его руки. С длинными и сильными пальцами, они, казалось, играючи могли справиться с тяжелым шотландским палашом. Его пальцы коснулись ножки бокала так же мягко, как только что пуговиц ее платья.
Роберта медленно подняла взгляд. Он держался высокомерно, хотя и чуть расслабленно. Профиль словно высечен из камня. Каштановые волосы слегка ниспадали на шею.
Боже правый! У этого человека даже уши были красивой формы. Она быстро отвела глаза, заметив, что Гордон поворачивается к ней. Неужели он почувствовал на себе ее взгляд? Он потянулся рукой к ее рукам, лежащим на коленях, наклонившись ближе, прошептал ей на ухо:
— Может, погуляем по саду, прежде чем идти спать?
— Хорошо, — неуверенно ответила она.
Она любила бархатную темноту ночи, потому что та скрывала все изъяны. К тому же девушка чувствовала себя в достаточной степени защищенной — ведь пятеро ее юных кузин, разумеется, будут сопровождать их.
Роберта посмотрела вдоль длинного стола в сторону Блайт и спросила:
— А вы пойдете с нами?
Блайт, Самма и Отма улыбнулись ей, но отрицательно покачали головами. Это удивило Роберту. Обычно ей с трудом удавалось отделаться от них, когда хотелось побыть одной. Она мысленно чертыхнулась в их адрес и повернулась, чтобы пригласить с собой Блис. Но тут заметила, что восьмилетняя Блис усиленно подмигивает маркизу. Недоумевая, Роберта посмотрела на маркиза, но тот, казалось, ничего не замечал.
Снова повернувшись к кузине, Роберта начала:
— А ты не могла бы…
Но Блис только зевнула и деланно потянулась.
— Я та-ак устала, — сказала она.
Роберта посмотрела на Аврору, но, словно предупреждая ее вопрос, Блис озабоченно пробормотала:
— Бедняжка Аврора очень утомилась, и нам придется на руках нести ее в постель.
Гордон хрипло рассмеялся и сказал:
— Раньше я не понимал, до чего же забавными могут быть маленькие девочки. Надеюсь, у нас их будет достаточно, чтобы наполнить ими замок Инверэри. — Тут он поднялся и, коснувшись плеча Роберты, добавил: — Ну что, пойдем прогуляемся по саду?
Обеспокоенная, Роберта кивнула и со вздохом поднялась из-за стола. Теперь, когда она уже согласилась на прогулку, отказаться, не оскорбив его, было невозможно. Пока они шли с маркизом через большой зал, Роберта украдкой оглянулась через плечо. Ее кузины сидели за столом и улыбались так, словно были посвящены в какую-то тайну. Когда же она задержалась в дверях и бросила на них особенно долгий и многозначительный взгляд, все пятеро тут же принялись громко потягиваться и зевать, изображая усталость.
Но им ни на миг не удалось ввести ее в заблуждение. Ну как же, так она и поверила им! Она еще наведается в их спальню, как только вернется с этой прогулки. Чтобы держать маркиза от себя подальше, ей нужна была их помощь. И если понадобится, она готова даже заплатить своим кузинам, лишь бы они не оставляли их наедине и следовали за ней и маркизом по пятам.
Выйдя в сад, Роберта глубоко вздохнула, любуясь красотой ночи. Молодой месяц в окружении сотен сверкающих звезд висел прямо над головой на черном бархатном небе. Вечерний туман, словно льнущий к ней любовник, покрывал Темзу и, свиваясь, наползал на ближайший берег. Ароматный дымок из прибрежных домов смешивался с морозным воздухом.
Гордон и Роберта двинулись через лужайку к реке.
Под покровом темноты Роберта не прятала свою левую руку в карман.
— Чему ты улыбаешься? — спросил Гордон, заметив усмешку, скользнувшую по ее губам. Роберта искоса взглянула на него.
— Англичане называют такую погоду зимой, — ответила она.
— По сравнению с нашей хайлендской стужей это почти что лето, — отозвался Гордон. — Посмотри-ка, дорогая, какой восхитительный месяц и звезды на небе? Но они не так красивы, как ты.
— Странно, что такой завзятый волокита сравнивает меня со столь недосягаемым предметом, как месяц, — сказала она.
— Это удивительное время года, — заметил Гордон, проигнорировав колкость. — Оно символизирует юность в лоне старости и старость в юности.
— Жизнь в смерти и смерть в жизни, — тихим голосом добавила Роберта.
— Да, дорогая, это и конец и начало годового круга, — сказал Гордон. — В древнем календаре есть так называемый Пустой день. Это двадцать третий день декабря, самый короткий день в году, когда могут произойти и происходят чудеса.
— Да ты еще и язычник! — удивилась она.
— Я люблю читать книги. А что означает твое «еще»?
— Вдобавок к тому, что ты хайлендский дикарь, — схитрила Роберта. Она знала, что ее тетка верит в старые поверья, но оказывается, что и он… А вдруг этот маркиз знаком с какой-то языческой магией?
Со своей неотразимой мальчишеской ухмылкой Гордон повернулся к ней:
— А ты очень сообразительна, дорогая.
— Тебе это нравится в женщинах?
— Нет, не очень, — поддразнил он. — Но каждый из нас должен нести свой крест в этой жизни. Так и я постепенно привыкну к твоему острому язычку.
— Очень забавно, милорд, — сказала Роберта, вздернув свой носик. Ей очень хотелось придумать какой-нибудь повод, чтобы наброситься с колкостями на него, но ее обычная сообразительность на сей раз не помогла, и в голову ничего не приходило.
Когда они подошли ближе к Темзе, нежные хлопья тумана превратились в густые стелющиеся слои. Туман обволакивал их ноги и поднимался выше к плечам.
— Я не вижу своих ног, — сказала Роберта. — Если мы пойдем дальше, то совсем исчезнем в нем.
Без всякого предупреждения Гордон обнял ее правой рукой и притянул ближе к себе.
— Я не знаю никого, с кем бы я охотнее исчез, — сказал он хриплым голосом.
— Благодарю, милорд, — иронически ответила она, — но бьюсь об заклад, что те же самые слова вы говорите всем женщинам.
Гордон просто проигнорировал ее колкий комментарий. Вместо этого он спросил:
— Итак, чем ты занималась все это время?
— Все десять лет? — переспросила она. — Ну, я росла и много путешествовала по Англии.
— Так-так, — кивнул он. — А кстати, расскажи мне о той кукле, ангел.
— Зачем тебе это нужно?
— Хотелось бы знать, в каком преступлении ты обвиняешь меня.
— Ты не понял. Ты уже признан виновным, — с дразнящей игривостью в голосе засмеялась Роберта. — В тот день, когда ты приехал в замок Данридж…
— Ты имеешь в виду тот день, когда мы поженились? — прервал Гордон.
Роберте не понравилось это уточнение, но она не стала возражать ему.
— …Ты обещал прислать мне новую куклу, как только вернешься домой. Пообещал, но так и не прислал.
— Мне было в то время пятнадцать лет, и я был порядочный шалопай. — Гордон замолчал и мягко повернул ее лицом к себе. — Ты простишь меня, дорогая?
— Я давно простила тебя. — Роберта высвободилась из его рук и снова уставилась на реку.
— Тогда почему же ты сердишься на меня? — спросил Гордон, становясь перед ней.
— Я ни разу не сказала, что сержусь, — ответила она, упрямо глядя вперед. — Дело в другом: я люблю Генри Талбота и хочу остаться в Англии.
Это признание в любви к другому мужчине рассердило Гордона.
— Давай не будем говорить о других, — суровым голосом сказал он.
— Ты можешь говорить о других женщинах, если хочешь, — возразила Роберта, искоса бросив взгляд на него. — Меня это совершенно не волнует.
— Ты пытаешься меня разозлить? — спросил Гордон, в его голосе слышалось недоверие.
Роберта мило улыбнулась ему и с невинным видом сказала:
— Меня вовсе не заботит, что ты… Не подходи слишком близко к воде.
Гордон продолжал идти и остановился только возле низенькой бровки, отделяющей набережную от воды.
— Ты слышишь меня? — в панике закричала Роберта. — Отойди подальше от воды!
Гордон повернулся и сделал несколько шагов в ее сторону. Даже в темноте видно было, какая тревога исказила ее черты.
— В чем дело, ангел?
— Я… я не люблю воду.
— Ее просто не надо бояться. Разве ты не умеешь плавать? — спросил Гордон. — Трудно в это поверить, ведь озеро Лох-Эйв омывает стены замка Данридж.
Роберта опустила голову, стараясь не встречаться с ним взглядом. При одном только упоминании этого озера волна непрошеных воспоминаний нахлынула на нее. Мысленным взором она увидела снова мертвенно-белое лицо дочери фермера. Увидела своего отца, неистово пытающегося привести в чувство девочку. И уже знакомые шепотки: «Проклятая ведьма… Чудовище озера Лох-Эйв…»
— Что-то не так? — спросил Гордон, взяв своей сильной рукой ее за локоть и повернув к себе.
— Я… я вспомнила об одной подружке, которая едва не утонула однажды, — ответила Роберта. — С того дня мне делается страшно, как только я приближаюсь к воде. А этот туман, скрывающий берег реки, действует мне на нервы.
— Тогда давай сядем на скамью под теми деревьями, и пусть туман лишь окутывает наши ноги, — предложил Гордон.
Роберта заставила себя улыбнуться и согласно кивнула.
— Ну, а теперь, милорд, расскажите мне о себе, — потребовала она, когда они шли по лужайке к каменной скамье. — Чем вы занимались все эти десять лет?
— По совету отца я, ради блага всего нашего клана, отправился ко двору, — ответил Гордон, небрежно положив руку ей на плечо, когда они сели.
Нервничая от такой непривычной мужской близости, Роберта сидела точно каменная. Она посмотрела на его руку, лежавшую словно бы случайно на ее плече, потом искоса заглянула в лицо. Маркиз казался совершенно расслабленным, словно и не замечал, что его рука обнимает ее. Кажущаяся невинность этого жеста заставила ее тоже расслабиться, и она глубоко вздохнула.
— Мы стали с королем друзьями. Ему особенно нравится охотиться и играть со мной в гольф, — сказал Гордон. — Есть при дворе и другие развлечения, вроде танцев и карточных игр. А ты играешь в гольф?
— Никогда не пробовала, — ответила Роберта, повернув голову, чтобы посмотреть на него.
— В таком случае я тебя научу, — сказал Гордон, и его рука, покоившаяся у нее на плече, начала медленно поглаживать его.
— Не беспокойся ради меня, — возразила Роберта, настолько завороженная выразительностью взгляда его серых глаз, что даже не замечала руки, гладящей ее плечо.
— Ну что ты, ангел, тут нет никакого беспокойства, — хрипловатым шепотом заверил он, медленно приближая свои губы к ее губам.
Загипнотизированная пугающе-чувственным выражением его лица, Роберта была не в силах сопротивляться, когда его рот вплотную приблизился к ней. Она никогда еще не целовалась с мужчиной и даже не знала толком, как это делается. Конечно, такой светский человек, как маркиз, посмеется, обнаружив ее неопытность.
От этой унизительной мысли она встрепенулась, и в самый последний момент, когда их губы почти соприкоснулись, вдруг отвернула голову.
— Напрасно, ангел, — мягко укорил Гордон. Лицо его было так близко, что дыхание обжигало ее горящие щеки.
— Да ведь я только вчера впервые по-настоящему разглядела тебя, — сказала Роберта с умоляющим выражением лица. — Пожалуйста, дай мне время.
— Я не стану принуждать тебя, дорогая. — Гордон взял ее за подбородок и заглянул в глаза. — Я подожду, пока ты будешь к этому готова.
— Спасибо, — с невольным облегчением сказала Роберта. — А ты не такой уж дикарь, как я вижу.
— Ну вот, мы уже лучше узнали друг друга. — С этими словами он поднялся и предложил ей руку. — Может, вернемся домой? Тебе нужно хорошенько выспаться, а у меня есть еще дело, которое надо обсудить с твоим дядей.
— Какое дело? — с любопытством спросила Роберта.
— Тебе не понять, — ответил он, когда они уже входили в вестибюль.
Улыбка Роберты растаяла.
— А может, сумею, — посмотрев ему в глаза, усмехнулась она.
— Как-нибудь в другой раз, — сказал Гордон, дразня ее, и шутливо коснулся пальцем кончика ее вздернутого носика. Потом повернулся на каблуках и направился к дядиному кабинету.
Недовольная тем, что с ней так небрежно попрощались, Роберта долгим взглядом проводила его и резко отвернулась. Ну ничего, она поставит на место этого заносчивого маркиза, и прямо завтра же утром. А сейчас она намеревалась заручиться помощью своих кузин, чтобы держать его подальше.
Едва она подошла к комнате, где жили Блайт и Блис, как дверь неожиданно распахнулась и мимо нее пронеслась миссис Эшмол. Явно рассерженная, нянька ворчала себе под нос что-то об ужасных манерах этих детей и разбросанных ночных чепцах.
Роберта удивленно посмотрела ей вслед и вошла в спальню. Закрывая за собой дверь, она услышала, как Блис сказала:
— Эшмол зануда.
— Перестань. Что это за выражения из уст дочери графа? — выбранила ее Роберта. Сев на край кровати, она заметила два белых ночных чепца, валяющихся на полу, — явную причину няниной вспышки.
— Мне нужна ваша помощь, — объявила она кузинам. — Я хочу, чтобы вы приставали к маркизу и ко мне при каждой возможности, надоедали, ходили по пятам.
— Нет, — сказала Блайт, бросив взгляд на младшую сестру, — этого мы сделать не можем.
— Я вам заплачу.
— А сколько? — спросила Блис.
— Шиллинг на двоих каждый день.
Блайт и Блис переглянулись и разразились громким смехом. Потом Блис выпалила неожиданную для нее новость:
— Маркиз платит нам гораздо больше, чтобы мы держались от вас подальше.
— Вот негодяй! — выругалась Роберта.
— Перестань! Что за выражения из уст дочери графа? — с самой сладкой улыбкой сказала Блис.
— Да, сестра, — согласилась Блайт. — Стыдно так разговаривать в присутствии невинных детей.
Роберта, прищурившись, посмотрела на них.
— А сколько он вам платит? — спросила она.
— По золотому на каждую, — ответила Блайт.
Вот это да, подумала Роберта. Она себе такую щедрость не может позволить, а уж тем более превзойти. Ее кошелек не выдержит таких расходов.
— Но есть у вас чувство семейной солидарности? — спросила она, стараясь усовестить их.
— Есть, — сказала ей Блис. — Но только мы все равно не передумаем. Деньги есть деньги, сама понимаешь.
— Нам очень жаль, кузина Роберта, — попыталась Блайт смягчить их отказ. — Ты не сердишься на нас?
Роберта посмотрела на выжидающие лица той и другой и, вздохнув, покачала головой.
— Я не могу рассердиться на своих любимых кузин. Ладно, увидимся утром. А сейчас спите.
Уйдя от девочек, она вернулась в свою комнату, обдумывая по дороге важный вопрос. Ей не хотелось слишком уж винить своих кузин за то, что те использовали создавшуюся ситуацию на пользу себе. В конце концов, они дочери своего отца. Нет, весь свой гнев она копила для этого разбойника из Арджила, на Гордона Кэмпбела. Как мог, казалось бы, воспитанный светский человек использовать невинных детей для достижения своих собственнических интересов? Такой достойной сожаления, весьма прискорбной аморальности она не ожидала даже от него. Первое, чем она займется утром, это выскажет ему все, что думает по этому поводу. Если только хватит духу, конечно.


Духу у нее не хватило. Избегая встречаться с маркизом, все долгое утро Роберта безо всякого дела провела в своей спальне. А к полудню солнце ярко засияло на чистом синем небе. Похожий скорее на ранний весенний, чем на зимний, этот день звал на улицу.
Не позволю ему превращать меня в пленницу в доме моего собственного дяди, решила Роберта, глядя, как все пять кузин играют в саду прямо под окнами ее спальни.
Схватив накидку, она уже двинулась было к двери, но тут же снова заколебалась. Маркиз наверняка притаился где-то там и ждет, когда она появится в коридоре. Пожалуй, надо сначала посмотреть.
Что делать, если он снова попытается поцеловать ее?
Она ведь никогда не целовала мужчину, кроме разве что отца и братьев, но они, разумеется, не в счет. Ох, зачем только Даб бросил ее и уехал ко двору? Хоть бы Генри побыстрей возвратился.
Осторожно открыв дверь, Роберта выглянула в коридор. Никого. Она вышла из спальни и медленно, будто крадучись, направилась к лестнице. А спустившись в пустой вестибюль, на цыпочках прошла к двери в зал и заглянула туда.
— Он уехал, — услышала она вдруг за своей спиной.
— О господи! — от неожиданности вскричала Роберта, быстро оборачиваясь.
Тетка улыбнулась:
— Лорд Кэмпбел уехал сегодня утром…
— Он возвратился в Шотландию? — прервала Роберта. Как ни странно, новость не принесла ей желаемого облегчения. Наоборот, она почувствовала разочарование.
— Нет, дорогая. Лорд Кэмпбел отправился в Лондон с какими-то поручениями.
— Какими поручениями?
— Не знаю, — пожала плечами леди Келли. — Но он сказал, что вернется после обеда.
— Почему же вы мне не сказали? — упрекнула ее Роберта. — А я все утро просидела, скрываясь от него в своей спальне.
— Я понятия не имела, что ты избегаешь маркиза, — ответила тетка. — Я подумала, что ты спишь допоздна.
Роберта протянула руку и коснулась ее руки.
— Что я должна сделать, если он попытается поцеловать меня? — спросила она, смущаясь, но полная решимости подготовиться.
Уголки губ графини дрогнули, словно она сдерживала смех.
— Скажи ему «нет, нет и нет», как учил дядя Ричард.
— Я серьезно, тетя Келли.
— А сама ты хочешь, чтобы лорд Кэмпбел тебя поцеловал? — спросила графиня.
— Конечно, нет, — ответила Роберта. — Но если бы и хотела, я не знаю, как это делается.
— Прижми свои губы к его губам, — сказала леди Келли. — А остальное произойдет естественно.
— А что делать руками?
— Для поцелуя люди используют губы, моя дорогая, а не руки.
— Это я прекрасно знаю, — раздосадованно ответила Роберта. — Я имею в виду, куда мне их деть?
Леди Келли с двусмысленной улыбкой посмотрела на нее:
— Можешь мне поверить, дорогая, когда маркиз будет тебя целовать, все части твоего тела сами будут знать, что делать.
Но Роберта все же не была убеждена.
— Еще одно, тетя Келли, — сказала она, показывая на свое заветное ожерелье. — Вы уверены, что этот рубин и в самом деле предупредит меня о приближающейся опасности? Он ни разу не потемнел.
— Значит, и опасности никакой не было, — ответила графиня.
— Но я постоянно проверяла его, всякий раз как маркиз появлялся поблизости, — сказала Роберта. — А камень оставался таким же.
— С чего ты решила, что маркиз опасен для тебя? — спросила леди Келли.
— Он хочет загубить всю мою жизнь.
— Нет, дорогая. Он хочет изменить ее.
— Жить с ним в Хайленде — значит погубить мою жизнь, — настаивала Роберта.
— Мы можем жить счастливо везде, если нам хорошо друг с другом, — сказала леди Келли. — А теперь беги. Девчонки уже заждались тебя.
— Спасибо вам, тетя Келли. — Решив поразмыслить над советом тетки, Роберта избрала долгий путь и, выйдя во двор, сначала обогнула особняк, а потом зашагала к саду, где играли ее кузины. Она глубоко вдыхала свежий чистый воздух. В этот теплый и солнечный не по сезону день о грядущей зиме напоминали только черные, голые ветви деревьев.
Как отличается этот день от тех, что стоят сейчас в горах Шотландии, подумала Роберта. Даже в самом начале зимы снег плотным ковром покрывает землю; декабрьские дни хмурые и холодные. Словно незваный гость, зима в северных краях всегда наступает рано, а кончается поздно.
Обогнув угол дома и выйдя в сад, Роберта услышала голоса спорящих кузин. Скорее всего
раздор среди этих ангелочков вызвала Блис — самое многообещающее дитя.
— Ты жульничаешь, — обвиняла сестру Блайт.
— Ничего подобного, — защищалась Блис.
— Ты выбрала Аврору, — говорила Блайт, — а мне достались Самма и Отма.
— Им обеим по три года, а вместе будет шесть — ровно столько, сколько и Авроре, — спорила Блис. — И у тебя все равно есть преимущество, ведь ты старше меня на два года.
— Во что вы играете? — крикнула Роберта, направляясь к ним.
— Блис жульничает и неправильно считает, — сказала Блайт.
— Ничего я не жульничаю, — настаивала Блис.
— Две трехлетние малышки едва ли равны одной шестилетней, — сказала Роберта, удивленно глядя на свою кузину. — Наверное, я должна присоединиться к команде Блайт.
— Но это будет несправедливо, — вскинулась Блис.
— Вот в этом все и дело, моя рассудительная кузина, — с улыбкой сказала Роберта. — Теперь ты знаешь, как…
— Ну и ладно, — прервала ее Блис, заметив что-то за спиной Роберты. — Пожалуйста, присоединяйся к Блайт. А я позову маркиза.
Роберта быстро обернулась и увидела его, шагающего к ним через лужайку. Она поспешно спрятала левую руку в складках плаща и теперь наблюдала за его приближением.
Гордон Кэмпбел выглядел очень эффектно. В то время как англичане кутались в свои шерстяные плащи, маркиз Инверэри, не боясь холода, надел только черную кожаную куртку, рубашку и брюки. В этом костюме Гордон Кэмпбел был так же мрачно красив, как сам сатана, и привлекателен, как первородный грех.
С самоуверенной грацией он неторопливо направлялся к ним. На правом плече у него висела длинная сумка с клюшками для гольфа.
Услышав за собой шум, Роберта оглянулась через плечо. Все пятеро девиц Деверо принялись дружно зевать и потягиваться, словно уже приближалась полночь.
— Не уходите, — приказала им Роберта, пряча улыбку при виде такого притворства. — Милорд, нам с вами нужно обсудить кое-что.
— Что такое? — спросил Гордон, прислонив к толстому дубу свою сумку.
— Недостаток у вас честности.
Гордон с явным замешательством уставился на нее.
— Что ты имеешь в виду? — спросил он.
— Подкуп, милорд. — Роберта указала на своих кузин. — Вы использовали невинных девочек в собственных целях, а это не делает вам чести.
Нахмурившись, Гордон вперился взглядом в восьмилетнюю Блис.
— Кузина Роберта сделала нам предложение, но мы отказались, — выпалила Блис. — Она тоже пыталась подкупить нас, но цена была слишком низкая.
Роберта почувствовала, что щеки у нее начинают пылать жарким румянцем, когда Гордон, удивленно подняв брови, сказал:
— Вот видишь, я был прав вчера — твои замашки сразу выдают уроженку Хайленда.
Потом снова посмотрел на девочек.
— Я привез из города подарки, — сказал он, — и оставил их для вас в большом зале.
С радостным визгом все пятеро тут же бросились через лужайку к дому. Как только они исчезли из виду, Гордон повернулся к Роберте со своей неотразимой веселой улыбкой.
— Вы это здорово проделали, милорд, — заметила она, игнорируя тающее чувство в груди. — А что будет во втором акте?
Гордон сделал шаг к ней.
— Я не держалась холодно с вами и, значит, не нарушила свое обещание, — торопливо сказала она, делая шаг назад.
— Да, но сарказм все же не убавился, — сказал он, наклоняясь за своей сумкой.
Он достал оттуда черную кожаную перчатку без пальцев и надел ее на левую руку. Потом извлек несколько обтянутых кожей мячей и пару клюшек для гольфа.
Повернувшись к Роберте спиной, он отошел на несколько шагов, воткнул подставку в газон и положил мяч на ее верхушку. Потом подмигнул ей через плечо и показал на мяч.
Невольно Роберта загляделась на прекрасную фигуру Гордона, на широкие плечи, тонкую талию и стройные мускулистые ноги. Да, маркиз Кэмпбел был совершенным образцом мужской красоты.
Как плохо, что он родился в Хайленде, подумала Роберта. Зачем судьба не сделала его англичанином?
Гордон ударил по мячу с такой силой, что тот высоко подскочил и полетел в сторону имения герцога Ладлоу. Потом он исчез. Оглянувшись на нее через плечо, Гордон спросил:
— А ты хочешь попробовать?
— Я не умею, — отказалась Роберта.
— Я тебя научу, — возразил он, протягивая ей черную кожаную перчатку.
Нетерпеливо Роберта сбросила плащ и шагнула к нему. Она натянула перчатку и посмотрела на свою левую руку. Перчатка скрыла дьявольскую метку. Жаль, что ее нельзя постоянно носить на людях.
— А что теперь делать? — спросила она.
Гордон положил другой мяч на подставку и, протягивая ей клюшку, сказал:
— Бей по мячу, ангел.
Роберта повернулась к нему спиной. Но он стоял так близко, что она не могла чувствовать себя свободно. Неожиданно его руки обхватили ее с двух сторон.
— Что ты делаешь? — При мысли о том, что он вот-вот заключит ее в объятия, Роберту охватила легкая паника.
— Не волнуйся, дорогая. Я просто поддерживаю тебя, пока ты прицеливаешься клюшкой.
Его слова отнюдь не успокоили ее. Тела их соприкасались, Роберта даже сквозь платье чувствовала его сильное горячее тело. Его дыхание овевало ей шею, напоминая о горном вереске на склонах родного Хайленда.
— Расставь-ка ноги, — прошептал он ей на ухо.
В блаженном неведении Роберта сделала то, что он сказал, и спросила:
— Как? Вот так достаточно?
— Просто идеально, ангел. Ты способная ученица, — сказал он, и в голосе его прозвучало веселье. — Теперь мягко, но крепко возьми клюшку за рукоятку и, не сводя глаз с мяча, размахнись по дуге и ударь.
Когда девушка начала замах, она сразу почувствовала, как тесно он прижался к ее спине; его руки, тоже обхватившие рукоятку клюшки, двигались вместе с ее руками.
Но что это? От ее удара мяч полетел куда-то в сторону и с плеском упал прямо в Темзу.
— Ты должна мне пять шиллингов за потерю мяча, ангел.
Роберта обернулась и, упершись взглядом ему в грудь, сказала:
— Если ты в состоянии платить по пять золотых за подкупы моих кузин, то наверняка переживешь потерю мяча для гольфа за пять шиллингов.
— Подними глаза, ангел, — хриплым шепотом пробормотал он.
Роберта облизнула губы и очень медленно подняла взгляд к его лицу. Его пронзительные серые глаза смотрели на нее с каким-то волнением, природу которого она никак не могла объяснить.
— Я и тебе привез подарок из города. — Гордон полез в карман и достал массивное золотое кольцо с изумрудом. Взяв ее левую руку, он надел кольцо на безымянный палец со словами:
— Этот камень напомнил мне твои прекрасные глаза. Я велел выгравировать на нем наши слова: «Ты, и никто другой».
Удивленная этим жестом, Роберта молча смотрела на кольцо. Ни один мужчина, за исключением братьев и отца, никогда не дарил ей подарков. Когда же она снова подняла на него глаза, то увидела его красивое лицо совсем близко, и тут же его губы прильнули к ее губам.
«Нет, нет и нет», — обреченно подумала Роберта. Но она даже не пошевелилась, чтобы отстраниться от него. Единственное, что она сделала, это закрыла глаза.
— Какая ты сладкая, — проговорил он, прижимаясь к ее губам.
Опьяняющее чувство от прикосновения губ и хриплый звук его голоса лишили ее всякой способности к сопротивлению. Уступая этому поцелую, она выгнулась, прижимаясь к его груди, в то время как его крепкие руки обхватили ее и держали пленницей в своих объятиях.
Все чувства пришли в необычайное смятение, когда Роберта отдалась этому новому возбуждающему ощущению. Но все кончилось так же неожиданно, как и началось.
— Благодарю за поцелуй, ангел.
Услышав эти слова, Роберта открыла глаза и затуманенным взглядом уставилась на него. И тут же почувствовала облегчение от того, что испытала наконец первый настоящий поцелуй.
— Тетя Келли была права, — выпалила она. — Все происходит совершенно естественно.
Гордон улыбнулся. Обняв одной рукой за плечи, он притянул ее ближе к себе, и так, обнявшись, они направились к дому.
— Что ты купил девочкам? — спросила Роберта, пытаясь заглушить биение сердца звуком своего голоса.
— Марципаны и кукол, — ответил Гордон, искоса взглянув на нее. — А ты опять проверяешь, на месте ли твои грудки?
— Если хочешь знать, я проверяю свой рубин, — ответила Роберта. — Тетя Келли говорит, что он станет темным, как голубиная кровь, если мне будет угрожать опасность. — Невольно, сама того не желая, она игриво улыбнулась ему. — А я уверена, что ты представляешь опасность для моего душевного спокойствия.
— Благодарю за столь лестное мнение, — ответил Гордон, когда они входили в вестибюль.
Перед дверью в большой зал Роберта помедлила и, взглянув на него, спросила:
— А когда мы целовались, ты помнишь, где были мои руки?
— Нет, а почему ты спрашиваешь?
— Неважно, — залившись румянцем, сказала она. — В другой раз я сама за этим послежу.
Гордон улыбнулся, явно довольный.
— Если только он будет, этот другой раз, — поправилась она, стерев улыбку с его лица.
Когда она повернулась, чтобы уйти, Гордон мягко удержал ее за руку:
— Я и тебе привез куклу из Лондона.
— Я же сказала тебе вчера… — начала она.
Гордон приложил палец к ее губам и приказал:
— Скажи «спасибо», ангел, и закрой свой соблазнительный ротик.
Роберта не могла сдержать улыбку:
— Благодарю вас, милорд. — И сделала губами так, словно плотно смыкает их вместе.
— Какая ты сладкая, — сказал Гордон, наклоняясь, чтобы запечатлеть на ее губах невинный нежный поцелуй. — Я верю, что мы будем вместе всегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обольщение ангела - Грассо Патриция

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Обольщение ангела - Грассо Патриция



Очень красивый роман, советую всем кто не читал. ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияИрина
27.06.2011, 0.33





Все бы хорошо, но нестыковочки: в те времена даже подозрение на колдовство могло стать причиной смерти, а тут довольно многие весьма беспечно к этому относятся. Прямо, вставка из нашего современного менталитета. Не по времени как-то. Подозрения в убийстве тоже как то бездоказательно, да и при чем здесь претензии сына якобы потерпевшего, который на самом деле повинен в похищении ни много ни мало - герцогини!!! к дочери украденной его отцом дамы?! Его просто могли поднять на смех.... Подгузники для собаки... Вы с кокер-спаниелями знакомы? Это такой РЫЖИЙ жизнерадостный кусок лохматого счастья ростом примерно по колено и принципиально не умеющий ни стоять, ни сидеть спокойно. Больше движения - больше счастья. На кошку НИКАК не похож. А еще он лает, если не лижется. Оч-ччень звонко и часто. Тоже от счастья... И мистика на мой взгляд, тоже лишнее... Короче, пританутые уши и рояль в кустах, ЗАТО КАК НАПИСАНО!!!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияТатьяна
13.02.2012, 16.21





Мерзость ,мерзость, мерзость!!!!!Девочка в 18 лет приезжает к мужу, за которым замужем 10 лет а там полный комплект: ДВОЕ детей, их мать, три любовницы, все ее грызут- у меня давление рвануло- всех бы к черту убила!!!!!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЖанна
6.12.2012, 0.48





Начало было интересное, а потом мне показалось нудно.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияКэт
10.01.2013, 17.45





Ну и гадость этот роман, сплошные любовницы и внебрачные дети главного героя. Даже обидно за его жену, что досталась ему девственницей и так любила его. Этот роман только испортил настроение и вызвал негативные эмоции
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияНатали
11.01.2013, 7.45





На мой взгляд, очень даже милая история. Развлекательного характера.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияВалерия
10.02.2013, 18.42





А мне понравилось.Уж такие времена были,ничего не поделаешь.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияMarina
26.02.2013, 17.59





Роман отличный !!!!
Обольщение ангела - Грассо Патрицияксюня
14.06.2013, 17.12





Это второй роман из саги. Есть роман "горец и леди" про родителей девочки гг-ни и отца гг-я. Очень интересные книги обе.
Обольщение ангела - Грассо Патрициянека я
1.07.2013, 21.02





Первая половина романа интересная и увлекательная,а дальше немного нудновато стало. Да и любовниц многовато.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияИра
3.07.2013, 11.00





Не понимаю, почему у мужа не хватает ума держать любовниц подальше от Жены, особенно после попытки ее убить
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЛюбава
3.07.2013, 20.25





В ответ на отрицательные отзывы могу сказать что иметь внебрачных детей в те времена было нормальным повсеместным явлением, да и любовницы грехом не считались... Заметьте ведь героиня разозлилась на мужа лишь за то что он не предупредил ее об их существовании... Роман по моему прекрасный, а уж читать или нет решайте сами!(10/10)
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияВероника
3.07.2013, 23.39





Прекрасный роман.Читается легко.Красивая история любви.А романов больше,чем два: 1.Горец и леди.2.Серия СЕМЬЯ ДЕВЕРО - 4 романа.3.Серия СЕСТРЫ ФЛАМБО - 3 романа.4.Вне серий - 4 романа. ВСЕ В КОШКАХ.Читайте - не пожалеете.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияНаталья 66
17.09.2013, 22.27





Согласна с вышенаписанным... Любовниц многовато...и всего остального. Вот подумалось: Начитаются таких романов ( а их тут в списке полно) молоденькие девушки и будут думать, что мужика, который гуляет направо и налево можно будет изменить и замуж выскочат и давай его переделывать, мол, я необыкновенная такая, со мной он будет другим! Да не изменится он, как говорится: Чёрного кобеля не отмоешь добела. Не верю я в исправление повесы.Так и в Главного героя не верю! Что касается того, что щенка приняли за кошку- охотно верю! У меня тоже пёсик (шпиц) Он и шустрый, лает звонко, но, когда гуляю с ним, то его называют прохожие и кошкой, и белкой, и лисичкой, как угодно, только не собакой. rnНемножко в романе поднадоело, что в каждом абзаце про это родимое пятно написано...
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияМарина.
24.09.2014, 12.48





Фу, как не стыдно! Один в один слизанная сцена встречи Ромео и Джульетты. Даже текст! Дальше совесть не позволяет читать. Чувствую себя обманутой.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияИмя
18.10.2014, 13.14





Леди и горец понравился значительно больше.и офигеть сколько денег все должны были выложить за Гг.её ж дешевле было сжечь... А ещё сверху зачем дали столько? Просто не понимаю мотивации Ричарда.у самого 6 дочек.Яков вообще вызывает только рвотные позывы.больше 5 не поставлю.не впечатлил вообще
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЛилия
25.01.2015, 17.00





Леди и горец понравился значительно больше.и офигеть сколько денег все должны были выложить за Гг.её ж дешевле было сжечь... А ещё сверху зачем дали столько? Просто не понимаю мотивации Ричарда.у самого 6 дочек.Яков вообще вызывает только рвотные позывы.больше 5 не поставлю.не впечатлил вообще
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЛилия
25.01.2015, 17.00





Нормальный роман.В духе того времени.Тем,кто любит исторические романы и тем,кто не обращает внимания на отрицательные комменты,а хочет лишь спокойно отдохнуть,- ВСЕМ ЧИТАТЬ!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияНаталья 66
16.02.2015, 18.18





В те времена идиоты-родители выдавали дочерей замуж в дошкольном возрасте, главную героиню аж в 8 лет. ДЛЯ ЧЕГО - НЕПОНЯТНО. За это время так называемый муж истаскался по бабам, наплодил внебрачных детей, а ты, жена, люби их всех. И что это будет за семья!!!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияВ.З.,67л.
6.07.2015, 11.15





Не пойму почему такой рейтинг? Впустую потраченое время.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЯна
13.09.2015, 22.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100