Читать онлайн Обольщение ангела, автора - Грассо Патриция, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение ангела - Грассо Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.96 (Голосов: 14200)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение ангела - Грассо Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение ангела - Грассо Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грассо Патриция

Обольщение ангела

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Черт побери, отец разговаривал с ним, как инквизитор. Вопросы посыпались, как только Гордон вошел в его кабинет, и тон у отца был сердитый.
— Ну, ты сказал ей?
— Нет.
— Как, она не знает, что ты собираешься везти ее в горы? — спросил герцог Магнус, передавая ему стакан с виски. — А куда, она думает, ты ее повезешь?
Гордон сделал большой глоток вина, подкрепляя себя для неизбежного спора с отцом, и посмотрел в окно на удивительно теплый и ясный день конца апреля.
— Роберта думает, что я повезу ее в замок Данридж повидаться с матерью, — ответил он.
— Эх, парень, так ты ничему и не научился! — покачал головой герцог Магнус, и в голосе его прозвучала явная насмешка. — Умный человек никогда не лжет своей жене. Это неизбежно обернется против него самого.
— А если я скажу ей правду, она откажется, — возразил Гордон, не глядя на отца. — Не могу понять, что заставляет ее замыкаться в себе, но мы не можем так жить дальше. Знаешь, она избегает даже Дункана и Гэвина.
— А ты уже спал с ней?
Гордон в упор уставился на отца. Их взгляды встретились в молчаливой борьбе.
— Извини, но это не твое дело, — сказал наконец Гордон отцу.
Герцог Магнус лишь ухмыльнулся такому ответу сына и повел разговор начистоту:
— Поскольку вы фактически еще не вступили в брачные отношения, брак все еще может быть расторгнут. Почему же ты не отвез ее в замок Данридж, а оставил здесь?
— Но я же не сказал, что не спал с ней, — попытался увильнуть Гордон, растерявшийся оттого, что его загнали в угол. Отца невозможно обмануть — он всегда знал, когда его сын лжет или увиливает. — Но если бы и так, то расторжение брака стало бы причиной разногласий между нашими семьями.
— Обо мне не беспокойся, — досадливо отмахнулся герцог. — Да и кузен Йен тоже не будет считать себя оскорбленным. В конце концов, если девочка несчастлива с тобой, и ты к тому же даже не…
— Я не сказал «нет», — с раздражением прервал сын.
Черт побери, иметь дело со строптивой женой было достаточно сложно, а тут еще и отец.
— Ты любишь ее? — настаивал герцог Магнус.
— Ну, хватит, — поморщился Гордон, терпение которого истощилось.
— Похоже, ты стал очень заботливым. По крайней мере, по отношению к своей жене, — продолжал герцог как ни в чем не бывало. — До меня дошло, что ты приказал нашему Дьюи доставить в этот охотничий домик в горах какое-то королевское ложе. Пуховая перина, подушки, простыни и что там еще… Ах да, ширма, мраморный умывальник, полдюжины кусков ароматного мыла и бог знает что еще.
— Я не хочу, чтобы она жаловалась на неудобства, — пустился в объяснения Гордон. — Роберта — женщина утонченная, ей и так будет трудно в горах.
— Ты недооцениваешь ее, — сказал ему Магнус. — Женщины и дети намного крепче, чем нам, мужчинам, кажется.
Дверь открылась, и в кабинет торопливо вошла Роберта со Смучесом, выглядывающим из сумки на груди. Ее изумрудные глаза блестели от возбуждения, а радость от предстоящей поездки домой окрасила ее щеки ярким румянцем. Тревожно-мрачное выражение исчезло с ее лица, она выглядела более жизнерадостной, чем когда бы то ни было за весь этот месяц. С черными как смоль волосами, заплетенными в две косы, она скорее была похожа на девочку, чем на маркизу Инверэри, будущую герцогиню Арджил.
Любуясь ее юной красотой и чарующей улыбкой, Гордон почувствовал угрызения совести. Но как же еще мог он поступить? Ведь, только убедив ее, что она поедет домой, он добился от нее согласия выйти из комнаты. Ведь она даже не спускалась больше в сад, особенно в те часы, когда там играли его сыновья.
— Ты готова, ангел? — спросил Гордон, борясь с мальчишеским желанием дернуть ее за косу.
Роберта засмеялась и кивнула.
— Значит, берешь с собой и своего любимца? — спроил герцог Магнус.
— Я ни за что не оставлю Смучеса, — ответила Роберта. — Моя мать придет от него в восторг, как только увидит его ласковую мордочку.
Герцог бросил на сына многозначительный взгляд и добавил, когда они с Робертой уже направлялись к двери:
— Не забудь передать от меня привет родителям.
Во дворе уже стояли две оседланные лошади, ожидавшие их. А третья была навьючена сумками и корзинами, свисавшими с обоих боков.
— А это что? — спросила Роберта.
— Припасы, — ответил Гордон, помогая ей сесть в седло.
— Зачем так много?
Гордон привязал повод навьюченной лошади к своему седлу и долгим взглядом посмотрел на жену:
— Я всегда готов к неожиданностям, когда путешествую в горах.
Оставив замок Инверэри позади, они с Робертой пустили лошадей ленивым шагом и начали неторопливо взбираться вверх по горной дороге. Чем большее расстояние пролегало между ними и Инверэри, тем беззаботнее становилась Роберта.
Утренний туман рассеялся, обещая ясный день. Редкий день для Хайленда — с синим небом и сияющим солнцем.
Проезжая через долину Глен-Эрей, Роберта почувствовала, как в душе ее просыпается радость жизни. Сочная трава, пестревшая цветами, покрывала склоны гор, недавно народившиеся ягнята резвились на лугах, высоко в небе звенел жаворонок.
Весь Арджил казался диким цветущим садом. Куда ни глянь — везде виднелись нежно-белые соцветия диких яблонь и малиновые головки водосбора. Желтые цветочки первоцвета кивали ей, когда она проезжала мимо.
Вдыхая живительный аромат вереска, смешанный со смолистым запахом сосны, Роберта невольно улыбалась. Ей казалось, что она видит и слышит, как феи смеются вокруг, как они поют и танцуют среди скал на цветущих лужайках.
— Чему ты улыбаешься? — спросил Гордон.
— Разве не слышишь, как поют лесные феи? — весело ответила Роберта.
Гордон остановил лошадь и слегка наклонился вбок, словно прислушиваясь.
— Ах да, теперь я тоже слышу, — сказал он, заставив ее рассмеяться. — Но, кажется, они пока еще не спелись и не совсем попадают в тон.
К полудню они въехали в полную молчаливого величия долину Глен-Эрей, окруженную вздымающимися ввысь горными вершинами. Полуденное солнце ярко отражалось в поверхности заводи, образованной двумя слившимися речками. И вся долина вокруг них пестрела весенними цветами.
— А что это такое? — спросила Роберта, указав на желтый цветок с красными усиками.
— Это горная росянка, — ответил Гордон. — Ее так приятно пахнущие усики привлекают насекомых, а потом ловят их. Так это растение добывает себе пищу.
— Ужасно, — сказала Роберта, удивленная такой жестокостью невинного на вид цветка. — Разве может красота быть губительной?
— У нее нет другого выхода. Росянка умерла бы голодной смертью, если бы пахла, как навоз, — шутливо сказал Гордон.
— Посмотри, как красиво сливаются те две речки, образуя тихую заводь, — показала Роберта на водоем.
— Да. Сорроу и Кэа. Печаль и Забота — так у нас называют эти речки — сливаются здесь вместе, как происходит и в жизни, — кивнул Гордон. — Потом они снова разделяются и продолжают свой путь вниз, к озеру Лох-Файн и Инверэри.
Роберта оглядела этот идиллический пейзаж. Какие-то крошечные лачужки, сложенные из камня и дерна, словно ульи, усеивали склоны близлежащих гор.
— А это что такое? — спросила она.
— А это, ангел, хижины, где живут летом женщины и дети, пасущие скот, — объяснил Гордон. — Мужчины же спят снаружи, завернувшись в пледы. Все соберутся здесь завтра на праздник костров . А разве у Макартуров нет летних пастбищ?
— Есть, конечно, — сказала Роберта, хотя сама на них не бывала — никто не хотел видеть ее там. Люди боялись, что она сглазит им скот.
Доскакав до конца долины Глен-Эрей, Гордон и Роберта въехали в чудесный девственный лес, состоящий из сосен, высоких елей, белоствольных берез и лиственниц. Земля вокруг вся заросла папоротником.
Доехав до поляны среди леса, Гордон остановил лошадь. Искоса он взглянул на Роберту, которая удивленно смотрела на маленький охотничий домик, расположенный рядом с конюшней.
— Здесь живет кто-то из Кэмпбелов? — спросила она.
— Здесь будем жить мы, — пробормотал Гордон, не глядя на нее.
Роберта резко вскинула голову:
— Я не понимаю, о чем ты говоришь.
Гордон спешился и помог сойти с лошади ей.
— Это наше место назначения, ангел, — мягким тоном сказал он. — В Данридж мы не поедем.
— Ты мне лгал? — Голос Роберты зазвенел от гнева и обиды.
Гордон взял ее за руку, подвел к ближайшему поваленному дереву и мягко, но настойчиво усадил на него. Потом встал перед ней на одно колено.
— Ты была несчастлива в Инверэри, хоть я и не мог понять почему, — убежденно заговорил он. — У нас с тобой не совсем обычный брак. С прошлого декабря, как только мы познакомились, мы почти не были наедине. А я очень хочу этого, хочу провести с тобой лучшую часть лета здесь. Разумеется, если ты согласна. Прости мне мою ложь, дорогая, но я не мог придумать иного способа, чтобы заманить тебя сюда. Если ты не захочешь остаться, я отвезу тебя дальше, в замок Данридж, к твоей матери. Но я бы хотел, чтобы ты осталась здесь со мной.
Ничего не ответив, Роберта опустила глаза и уставилась на свои руки, сложенные на коленях. Муж был прав: их брак действительно был какой-то странный, и совместная жизнь совсем не сблизила их. Она вовсе не собиралась рассказывать ему, отчего почувствовала себя несчастной в Инверэри, ведь эта боль была ее личным делом, а ему был неведом страх отчуждения. Она была одинока там. Только Гэбби и Бидди относились к ней по-дружески. И все же она понимала теперь, что любит этого красивого мужчину, который стоит сейчас на коленях перед ней, и, возможно, если бы она провела с ним часть лета в этом домике среди леса, то познала бы настоящее, полное счастье.
— Ну, что ты скажешь, ангел? — спросил Гордон голосом, дрогнувшим от затаенной надежды. — Ведь ты дашь нам этот шанс?
Роберта подняла на него глаза и улыбнулась. Пусть будет так. Пусть несколько недель полного счастья принесут ей удовлетворение на всю жизнь.
— Я останусь, — сказала она. — Но мне придется наложить на тебя епитимью за твою ложь. Ты должен обеспечить мне сияние солнца, свежие цветы и приветливую улыбку каждый день без исключения.
— И на сколько лет?
— Это ты узнаешь потом, когда я решу.
Лицо Гордона озарилось его неотразимой улыбкой. Он бережно поцеловал ее правую руку, а потом приник губами к родинке на левой. Этот жест напомнил ей то время, когда она была его восьмилетней невестой. Галантный, нежный и добрый, Гордон Кэмпбел был прекрасным принцем Арджила. Жаль только, что ему выпала доля жениться на принцессе с изъяном.
Сделав по направлению к стоявшему на поляне охотничьему домику широкий приглашающий жест, Гордон объявил:
— Прекрасная дама, ваш замок ждет вас.
Роберта приняла протянутую руку, и церемонно, словно придворные на королевском приеме, они прошествовали к своему новому жилищу. Гордон открыл дверь, но прежде чем она успела войти, он подхватил
ее на руки и перенес через порог. Потом поцеловал в щеку и мягко поставил на ноги.
Роберта с любопытством огляделась. Весь охотничий домик состоял из одной-единственной, но очень просторной комнаты. Справа у стены стояла большая незаправленная кровать. Она казалась чем-то чуждым здесь, словно поставили ее лишь недавно. Поверх матраса на ней в беспорядке были свалены простыни, а сбоку от кровати, возле изголовья, стояла небольшая ширма. На стенке возле очага висели кастрюли и сковородки. Слева между окон стояли крепкий дубовый стол, два стула и две табуретки. На полках рядом со столом громоздилась разнообразная посуда.
— Тут лучше, чем в охотничьем домике моего отца, — заметила Роберта, вынимая Смучеса из сумки и опуская его на пол. Взгляд ее задержался на кровати.
— Я не хотел, чтобы ты испытывала неудобства в лесу, — ответил Гордон.
Роберта улыбнулась:
— Очень заботливо с твоей стороны, Горди.
— Подожди, я только внесу в дом припасы, — сказал он, поворачиваясь. — А потом помогу тебе здесь привести все в порядок.
Когда он вышел, Роберта принялась стелить постель. Неужели ее муж думает, что она сама не способна ничего сделать? Да, она была дочерью главы клана Макартуров, но не настолько избалована, чтобы не уметь таких простых вещей.
Когда дверь открылась, и нагруженный, словно вьючная лошадь, Гордон свалил сумки и корзины посреди комнаты, она уже взбила перину и принялась за подушки. Он тут же подошел, чтобы помочь ей.
Роберта принялась взбивать вторую подушку, а Гордон начал расстилать меховое покрывало поверх одеяла. Стоя по обе стороны кровати, они то ласкали друг друга взглядами, то, смущаясь, отводили их.
— Я разожгу огонь, — хриплым голосом сказал Гордон, прерывая это безмолвное очарование, когда взгляд его серых глаз словно обволакивал ее. — Бидди положила нам горшок с тушеным мясом. Ты сможешь разогреть его, пока я накормлю лошадей и устрою их на ночь?
— Принеси пару ведер воды, — вместо ответа приказала она.
Гордон шутливо поклонился:
— Миледи, ваше желание для меня закон.
Прежде чем уйти, он разжег огонь в очаге, а потом вернулся к груде припасов на полу. Вытащив из корзины закрытый горшок с мясом, он снова направился к очагу, но Роберта остановила его.
— Горди?
— Что? — обернулся он.
Она подошла и взяла горшок у него из рук.
— Я сама это сделаю. А ты позаботься о лошадях.
На лице у него появилось легкое сомнение.
— А ты справишься?
— Я же не калека, — сказала она.
Гордон улыбнулся:
— В таком случае, кухня в твоем распоряжении, ангел.
Роберта повесила горшок над огнем и принялась помешивать мясо, чтобы оно получше прогрелось. Потом подошла к полкам с посудой и, взяв оттуда две миски, хорошенько протерла их, прежде чем поставить на стол. В корзине с продуктами она нашла каравай ржаного хлеба, который Бидди всегда подавала к тушеному мясу. Порезала и положила его на стол между двумя мисками.
Вспомнив о мясе, она бегом вернулась к очагу и снова помешала его. Ей не хотелось, чтобы первая еда, которую она готовила для своего мужа, подгорела и пристала к днищу горшка. Когда Гордон вернулся, она уже развешивала их одежду на деревянные вешалки по обеим сторонам двери.
— Как вкусно пахнет! — сказал Гордон, входя с двумя большими ведрами воды в руках. Он поставил их рядом с очагом и помог ей распаковать остальные вещи.
Решив, что кушанье достаточно разогрелось, Роберта наполнила их миски и объявила:
— Милорд, ваша любимая кэмпбеловская похлебка.
К ее удивлению. Гордон потянулся через стол и накрыл ее руку своей.
— Я еще не говорил тебе сегодня, как ты замечательно выглядишь? — спросил он.
Роберта улыбнулась и покраснела, услышав этот комплимент, но тут под столом раздалось жалобное поскуливание, разрушившее очарование момента. Они посмотрели вниз и увидели Смучеса, сидящего рядом с ними и нетерпеливо ожидавшего своей доли.
— Сиди, — сказал Гордон, когда Роберта сделала движение, чтобы подняться. Он наполнил мясом еще одну миску и поставил ее рядом с ножкой стола для Смучеса.
— Поскольку мы здесь для того, чтобы познакомиться поближе, без посторонних глаз, — сказал Гордон, — то давай поговорим о нас. Скажи мне, например, что ты подумала обо мне в тот первый день, когда увидела меня в замке своего отца?
— Зачем тебе это знать?
Гордон пожал плечами.
— Так, из любопытства.
— Насколько я помню, я подумала, что ты красивый, любезный и смелый, — призналась Роберта. — И еще слишком взрослый. Почти что пожилой.
Гордон разразился неудержимым смехом.
— А я подумал, что ты самый милый ангелочек, которого я когда-либо видел.
Роберта покраснела и опустила глаза в тарелку.
— Все остальные прибудут в долину завтра, — меняя тему разговора, сказал Гордон. — Мальчишкой я очень любил присутствовать на празднике костров. Подожди-ка минутку, я сейчас вернусь.
Гордон вышел из домика, а Роберта осталась, недоумевая, куда он мог пойти. Минут через десять она услышала, как он снаружи зовет ее. В сопровождении Смучеса она вышла за порог.
Улыбаясь, Гордон протягивал ей небольшой букет. Он состоял из бледно-розового лугового сердечника, пурпурного венерина башмачка и бледных анемонов — все, что можно было найти в горах весной.
— Ты согласна на звездную ночь вместо солнечного дня, о котором просила?
Роберта взглянула на небо. На черном бархатном пологе его прямо над головой висел молодой месяц в окружении сверкающих звезд.
— Да, милорд, — ответила она, принимая букет диких полевых цветов.
Подойдя ближе, Гордон прижал ее к себе. Они молча стояли, глядя, как Смучес носится вокруг, возбужденно обнюхивая все подряд.
— Я постою здесь со щенком, пока ты будешь готовиться ко сну, — сказал Гордон, целуя ее в макушку.
Вернувшись в дом, Роберта умылась и прополоскала зубы, а потом надела ночную рубашку. Придвинув стул к очагу, она расплела косы и расчесала волосы.
Вскоре вошел Гордон. Подойдя, он поцеловал ее в щеку и сказал:
— Пора спать, ангел.
Пока он тушил огонь в очаге, Роберта забралась в постель и ждала, затаенно дыша в темноте. Неужели пришел момент, когда он сделает ее своей? И как ей поступить, если Гордон… Она слышала, как он ходит по комнате, как, позвякивая пряжкой, раздевается. Кровать тяжело заскрипела под ним, когда он лег рядом.
— Спокойной ночи, ангел, — прошептал он и тут же крепко уснул.
Роберта лежала рядом с ним в удивлении. Зачем он затеял всю эту канитель с поездкой в горы, если не для того, чтобы заняться с ней любовью? Очень странно и непонятно он себя вел. Но долгое путешествие и все события этого дня так утомили ее, что глаза неудержимо начали слипаться, и скоро она так же крепко спала, как и ее муж.


— Уже утро. Просыпайся, ангел.
Услышав эти слова, Роберта еще продолжала некоторое время лежать с закрытыми глазами в надежде, что если она притворится спящей, то Гордон даст ей еще подремать. Однако ласковый хрипловатый голос мужа разбудил ее, и поневоле она слегка улыбнулась.
— Посмотри, что я тебе принес, — уговаривал Гордон, усевшись на край постели.
Роберта открыла глаза и заморгала от слепящего солнечного света, вливавшегося в окна и в открытую дверь домика. Она прикрыла глаза рукой и посмотрела на мужа.
Улыбаясь, Гордон протягивал ей свежий букет цветов.
В другой руке он держал миску с чем-то горячим и восхитительно пахнущим.
— Прими от меня солнечный свет, цветы и улыбку, — сказал он. — А на завтрак ты получишь еще и овсяную кашу с корицей.
Роберта приподнялась и села, прислонившись к спинке кровати. Зевнув, она отбросила с лица несколько непокорных прядей черных как смоль волос, не сознавая, как восхитительно выглядит с этой небрежной, слегка взлохмаченной прической — словно только что встала с ложа любви.
Взяв из рук Гордона миску и ложку, она попробовала сваренную им кашу.
— Слушай, с корицей она изумительна! А ты сам почему не ешь?
— Когда мужчина встает на рассвете, — сказал Гордон, — ему не стоит ждать, пока солнце поднимется высоко, чтобы позавтракать.
— Чем ты занимался?
— Накормил лошадей и наловил рыбы в нашей речке, — ответил он. — Принес целое ведро. Парочку почищу нам на обед, а остальное отошлю вниз, в долину, когда наши днем прибудут туда.
Роберта кивнула.
— А где Смучес?
— Дрыхнет в углу. Наверное, рыбалка его утомила. А ты не хочешь искупаться?
— Да, но… — Роберта оглядела комнату, не видя здесь ванны.
— Ангел, летом в ванне какое купанье? — сказал Гордон, заметив ее взгляд. Он взял у нее из рук пустую миску и поставил на стол. Потом снял с вешалки два полотенца и, выходя из комнаты, бросил: — Я подожду тебя снаружи.
Роберта быстро оделась и вышла из домика. Смучеса она не взяла с собой.
— Он все еще дрыхнет, — сказала она. — Я не могла его добудиться.
День был просто великолепный, точное повторение предыдущего. Высокие небеса без единого облачка голубели над вершинами деревьев, а на востоке сияло теплое утреннее солнце.
Ощущение радости и какой-то сладкой надежды охватило Роберту. А что, если эта редкая в Хайленде погода была для нее добрым предзнаменованием? Может, в конце концов для них с Гордоном есть надежда на счастье? Она украдкой смотрела на его красивый мужественный профиль и не верила, что этот мужчина принадлежит ей.
«А как же другие женщины, с которыми он…» — вплелся вдруг какой-то ехидный голосок, словно стремясь испортить ей это жизнерадостное чувство. Роберта лишь досадливо дернула плечом.
— А где мы будем купаться? — спросила она, пытаясь отогнать неприятные мысли.
— Тут есть заводь в долине, всего в десяти минутах ходьбы, — ответил Гордон. — Там очень красиво в утренние часы.
Роберта резко остановилась и отрицательно покачала головой.
— Я не могу этого делать, — сказала она.
— Чего не можешь?
— Купаться в заводи.
Гордон нахмурился.
— Но почему?
— Я не люблю воду, — ответила она. — Лучше останусь грязной.
— Но от тебя будет пахнуть, — поддразнил он.
Роберта даже не улыбнулась на эту шутку. Сердце ее учащенно билось, а руки задрожали от страха. Он ведь не будет принуждать ее к этому, если она наотрез откажется?
— Тебе нечего бояться, — попытался успокоить ее Гордон. — Я научу тебя плавать.
— Да не в этом дело! — закричала она. — Просто я боюсь глубины.
Гордон молча ждал, пока она объяснит.
— У нас однажды был страшный случай, — сказала Роберта, моля, чтобы он понял ее. — Дочь одного крестьянина едва не утонула в пруду. — Она приложила руку ко лбу и взмолилась: — Пожалуйста, Горди, не заставляй меня делать это.
Гордон обвил ее руками и привлек к себе.
— Ангел, а разве я когда-нибудь принуждал тебя делать то, чего ты не хочешь?
— Конечно, — ответила Роберта, по-детски кивая головой. — Ты заставил меня покинуть Англию, ты заставлял меня спать под открытым небом, пока мы ехали в Инверэри, ты…
— Достаточно, — с улыбкой сказал Гордон. — Уж к этому я не буду тебя принуждать. — Он задумался на мгновение и предложил: — Мы можем найти в речке место помельче. Там вода едва дойдет тебе до талии, но если мы сядем, то сможем искупаться.
— Хорошо, — не очень охотно согласилась она.
Рука об руку они вернулись назад и пошли по другой тропинке, ведшей из долины Глен-Эрей. Все вокруг было в росе, нежный запах вереска витал в воздухе, а на поверхности воды плясали солнечные зайчики.
На берегу речки они сели на камни и разулись. Затем Гордон встал и стащил через голову рубашку, злотом, расстегнув, сбросил и штаны.
Боже правый, что же мне делать? — испуганно подумала Роберта, широко раскрытыми глазами глядя на его спину. И против воли залюбовалась его широкими плечами, тонкой талией, ладными крепкими ягодицами. Что бы она испытала, ощутив давление этого сильного тела в постели на себе?
Когда он собрался повернуться, Роберта быстро зажмурила глаза.
— Ну что, так и будешь сидеть и краснеть тут? — спросил Гордон. — Или пойдем купаться?
Он явно посмеивался над ней, но все равно она не могла набраться храбрости, чтобы взглянуть на него.
— Горди, ты же голый, — прошептала она прерывающимся голосом.
— Но я всегда так купаюсь, — ответил он. — А ты сама что, купаешься в одежде?
Роберта покачала головой, но продолжала сидеть зажмурившись.
— Ты ведь обещал, что не будешь принуждать меня, — напомнила она.
— Ангел, я и не принуждаю тебя ни к чему, — возразил он, стараясь говорить мягким тоном. — А если ты так уж стесняешься, я первым войду в воду и сяду, чтобы не смущать тебя.
— Это другое дело.
Услышав плеск воды, когда Гордон садился в нее, Роберта открыла глаза. Гордон выглядел так глупо, сидя в мелкой речке и улыбаясь ей, что она едва могла удержаться от смеха. Картина, которую он представлял, напомнила ей ту ночь в таверне, когда он мылся там в ванне, рассчитанной разве что на карлика.
— Теперь твоя очередь, любовь моя.
«Любовь моя». Это просто расхожее обращение или он действительно имел в виду то, что сказал?
— Я жду.
Роберта медленно встала. Она сняла юбку, потом стащила через голову блузку. И почувствовала себя ужасно неудобно, одетая только в сорочку, в то время как он сидел и глазел на нее.
— Ты не мог бы зажмуриться, пока я вхожу в воду? — попросила она. — Мне будет легче, если ты не станешь смотреть, как я снимаю рубашку.
Гордон улыбнулся и закрыл глаза. Он готов был уже сказать, чтобы она не снимала рубашку, но раз уж ей хочется раздеться совсем, он не станет ее останавливать. Через несколько долгих секунд он услышал, как она вошла в речку и почувствовал ее рядом с собой.
— Боже правый, да тут вода не доходит даже до…
Гордон открыл глаза и взглянул на нее. Ее прелестные округлые груди с розовыми сосками возвышались над водой.
Когда она подняла руки, чтобы прикрыть обнаженную грудь, он мягко остановил ее.
— Ангел, не прячь от меня свою красоту, — сказал он голосом, хриплым от долго сдерживаемого желания.
Роберта опустила руки и беспомощно уставилась на него изумрудными, наивными девичьими глазами.
— О, дорогая, как ты прекрасна. — Он опустил голову и приник к ее губам в нежном, пробном поцелуе. — Я не обманывал тебя на этот раз, — прошептал он возле ее губ. — Я просто неправильно оценил уровень воды.
Это заставило Роберту расслабиться — она улыбнулась ему.
А Гордон обнял ее рукой за плечи и снова поцеловал. Потом раздвинул языком ее губы и скользнул внутрь. Нежно и замедленно он целовал ее, лаская языком рот. Потом начал гладить ее груди, и, потрогав большим пальцем чувствительные соски, подразнил их, заставив отвердеть.
Роберта прерывисто задышала от незнакомого, но невероятно сладостного ощущения. Ее кожа покрылась пупырышками.
— Нет, ангел, это произойдет не здесь, — медленно проговорил Гордон, почувствовав, что она испытывает сейчас. — У тебя должны быть лучшие воспоминания об этом. Здесь не очень подходящая обстановка. — Он снова поцеловал ее и прошептал: — Сегодня ночью, ангел. Я буду любить тебя сегодня ночью.
И заметив густой румянец, окрасивший ее щеки, добавил:
— Господи боже, ты краснеешь чаще, чем любая женщина из всех, которых я знал. А сейчас я собираюсь встать и помочь подняться тебе. Так что закрой глаза, если не хочешь покраснеть еще больше.
Она послушно закрыла глаза, и Гордон улыбнулся. Он помог ей подняться, а потом взял на руки и вынес на берег. Стоя на берегу, он очень медленно, заставив соскользнуть вдоль своего тела, поставил ее на ноги.
— Это греховно, наверное, то, что мы делаем, — сказала Роберта, смущенно взглянув на него.
— Какой же тут грех для давно женатой пары, такой, как мы с тобой, — ответил он. — А теперь отвернись и одевайся, а я повернусь в другую сторону.
Роберта повернулась к нему спиной и быстро вытерлась полотенцем. Потянувшись за рубашкой, она почувствовала какое-то движение позади себя.
— Не подглядывай, — сказала она.
— А мне нравится подглядывать, — возразил Гордон, восхищаясь совершенными формами ее тела.
— Ты сказал, что мы… — начала Роберта и, повернувшись, увидела, что он в упор смотрит на нее. Инстинктивно она опустила взгляд вниз. — Боже мой! — вскричала она и тут же отвернулась.
Гордон рассмеялся и взялся за штаны. Его жена была одновременно и невинным ангелочком, и невероятно соблазнительной для него. Трудновато ему будет дожидаться, пока она вполне созреет для плотской любви. Но зато уж потом…
— Это была Печаль или Забота, та речка, в которой мы купались? — спросила Роберта, чтобы скрыть свое замешательство.
— Знаешь, дорогая, я готов переименовать ее, — сказал он. — Отныне она будет называться Радость.
Когда они вернулись в охотничий домик, их там уже ждали: держа на коленях крохотного Смучеса, огромный Дьюи сидел перед очагом. Едва они вошли в комнату, он тут же поднялся, почти упершись головой в потолок.
— Все уже собрались в долине? — вместо приветствия спросил его Гордон.
— Да, — ответил тот.
— Добрый день, Дьюи, — поздоровалась Роберта. — Как поживает Гэбби?
— Она тоже в долине. Она нужна вам зачем-нибудь?
Роберта отрицательно покачала головой. Дьюи поцеловал Смучеса в нос и позволил щенку лизнуть себя в щеку.
— Он ведет себя очень дружелюбно, хоть и англичанин, — подмигнул им парень и тут же добавил: — А вы, я вижу, играли в Адама и Еву.
Гордон бросил взгляд на жену. Она сделалась пунцовой до корней волос, словно ребенок, застигнутый за чем-то недозволенным. Что за недотрога.
— Тебе нужно что-нибудь? — спросил он у Дьюи.
— Ничего, я пришел, чтобы тебе помочь.
Гордон удивленно поднял брови.
— Ты забыл прихватить с собой виски и сумку для гольфа, — сказал великан. — Виски на столе, а сумка в углу.
— Вот спасибо, — улыбнулся Гордон. — Хочешь посидеть и выпить со мной?
— Гэбби убьет меня за это, — отказался Дьюи, покачав головой. — Я должен еще устроить скот на новом месте и подготовиться к ночному празднику. А вы придете?
Гордон повернулся к Роберте и пояснил:
— Сегодня ведь праздник костров. Все соберутся у огня и будут там до самого рассвета. Ты хочешь пойти?
— Если ты захочешь, я пойду, — ответила она.
— Хорошо, вот тогда мы и выпьем виски, — проговорил Дьюи, направляясь к двери. Проходя мимо Роберты, он положил ей в руки щенка и вышел за порог.
— Завтра утром мужчины устроят два костра, — сказал Гордон. — Потом женщины начнут прогонять между ними скот, а до того влюбленные могут прыгать вместе через огонь. — Голос его опустился до низкого шепота. — Это древний обычай, призванный обеспечить изобилие, и он приносит любящим счастливую судьбу. Ты хочешь прыгнуть со мной через священный костер?
— Почту за счастье, милорд, — шутливо ответила Роберта. — С вами хоть прямо в костер.
— Ты ужасно соблазнительна, — сказал Гордон, легонько целуя ее в губы, — но я должен, увы, почистить рыбу, или мы останемся без обеда.


Золотистое зарево заходящего солнца постепенно угасало на западе, и наконец лавандовые сумерки опустились на Хайленд. Держа в руках Смучеса, Роберта спускалась вместе с Гордоном вниз по тропинке, что вела в Глен-Эрей, находившийся меньше чем в миле от охотничьего домика.
Приблизившись к заводи, образованной слиянием Заботы и Печали, она увидела, что просторный луг между ними заполнен женщинами и детьми. Отдельно небольшой группой стояли мужчины, пришедшие пасти скот. Через две недели им на смену прибудут другие, а тех сменят третьи. Таким образом к концу лета каждый мужчина из клана Кэмпбелов проведет какое-то время на летних пастбищах.
— Папа! Папа! — раздались вдруг два тоненьких голоска, и Роберта увидела бегущих к ним Дункана и Гэвина. С радостной улыбкой на лице Гордон низко наклонился и схватил в объятия обоих сыновей.
Стоя рядом, Роберта не знала, что ей делать. Она боялась, что мальчики отпрянут от нее на глазах у отца, и все же надеялась, что они хотя бы удержатся от того, чтобы перекреститься или назвать ее ведьмой. Может, зря она явилась сюда, на это сборище Кэмпбелов?
Чувствуя себя здесь посторонней, она посмотрела дальше и увидела сидящую посреди группы женщин Кору с младенцем на руках. Гордон весело болтал с сыновьями, а у нее не было среди собравшихся никого, с кем она могла бы заговорить. Казалось бы, ей следовало давно уже привыкнуть к своему одиночеству, но все-таки в душе затаилась боль.
— Леди Роб!
Роберта повернулась на голос и с облегчением вздохнула, увидев два лица, светившихся радостью и дружелюбием при виде нее.
— Надеюсь, вы на меня не сердитесь, — сказала Гэбби, устремляясь к ней и таща за собой Дьюи. — Горди заставил меня поклясться, что я никому не скажу, куда он вас повезет.
— Я бы никогда не смогла рассердиться на тебя, — ответила ей Роберта.
Гэбби взяла у нее из рук Смучеса и передала его Дьюи.
— Должна же от тебя быть хоть какая-нибудь польза, — шутливо сказала она мужу.
А сама схватила Роберту за руку и подвела ее к костру, объявив:
— А вот и наша леди. Ну-ка освободите место для нее.
Роберта покраснела, когда лица всех сидящих вокруг костра повернулись в ее сторону. Потупив взгляд, она села рядом с Гэбби. И тут же слева от нее уселся Гордон, а Гэвин забрался к отцу на колени и украдкой поглядывал на нее.
— Добрый вечер, Гэвин, — тихо сказала Роберта.
Мальчик слегка улыбнулся ей, и вышло это так обворожительно, так похоже на отца, что у Роберты защемило сердце. Она перевела взгляд на его старшего брата, стоявшего за спиной Гордона.
— Добрый вечер, Дункан, — сказала она.
Мальчуган посмотрел на нее, но не ответил.
— Поздоровайся с леди Роб, — сказал ему Гордон. — А потом садись здесь, рядом со мной.
Дункан перевел взгляд с нее на отца и вдруг заявил:
— Я сяду с мамой. Пойдем, братец?
Ни за что не желая терять свое место на коленях у отца, Гэвин отрицательно покачал головой. Дункан бросил на него сердитый взгляд, а потом обошел вокруг костра и уселся рядом с матерью.
Заметив помрачневшее лицо мужа, Роберта дотронулась до его локтя и прошептала:
— Не вини парнишку в том, что он привязан к матери.
Гордон кивнул, и взгляд его немного смягчился. Роберта почувствовала себя более непринужденно, когда вокруг начались обычные разговоры и люди перестали обращать на нее внимание. Густая тьма окутала собравшихся; единственным светом были пляшущие отблески пламени. Роберту радовала наступившая темнота — ведь ночь скрывала этот мучивший ее изъян.
— Эй, Горди, — попросил кто-то из мужчин, — расскажи нам историю про знамя феи.
— Было это в давние времена, — начал Гордон голосом достаточно громким, чтобы слышали все, но таинственным, словно собирался поведать какую-то тайну. — Однажды предводитель клана Кэмпбелов встретил в лесу прекрасную девушку. Они полюбили друг друга, и этот Кэмпбел привез ее в замок Инверэри и женился на ней. Но было кое-что, чего он не знал. Оказывается, его жена была феей.
Дети затаили дыхание, а мужчины и женщины, уже знавшие эту историю, слегка заулыбались.
— А что было дальше, пап? — спросил Гэвин, повернувшись к отцу. — Она его заколдовала?
— Нет, сынок. Этот Кэмпбел и его жена-фея прожили вместе двадцать лет, — продолжал Гордон. — Но, к несчастью, феи не могут жить вечно среди людей. И вот однажды вечером, когда они отмечали двадцатилетнюю годовщину своей свадьбы, — а это было накануне праздника костров, — жена открыла мужу, кто она в действительности, и сказала, что этой ночью должна вернуться в свое волшебное царство. При этом она плакала и обещала любить его вечно. Кэмпбел был потрясен услышанным. Но в конце концов смирился с неизбежным и отвез ее в долину Глен-Эрей. Его жена-фея оставила ему на память знамя, которое вышила для него, а потом, поцеловав мужа в последний раз, исчезла в тумане. Никто и никогда не видел ее больше. А знамя, подаренное ею, наделено магической силой. Вот почему, сражаясь под ним, Кэмпбелы всегда побеждают.
Все, в том числе и Роберта, захлопали, когда Гордон закончил.
— Господи, у меня от твоего рассказа мурашки побежали по всему телу, — передернув плечами, сказала Гэбби.
— Не бойся, дорогая, я с тобой, — обнял ее Дьюи.
— Леди Роб, а вы не расскажете нам какую-нибудь историю? — спросила она.
Роберта покраснела и, мысленно возблагодарив бога, что темнота скрывает ее смущение от собравшихся здесь людей, негромко ответила:
— Да. Эта история связана с моим мужем.
— Расскажите, расскажите!.. — послышалось сразу несколько голосов.
— Когда я жила в Лондоне у моего дяди, а Горди приехал, чтобы отвезти меня сюда, мы как-то решили с ним осмотреть королевский зверинец, — начала рассказывать Роберта. — Вокруг ямы, где содержались огромные львы, была ужасная давка. Когда я приблизилась к ней, кто-то сзади толкнул меня. Я поскользнулась, и одна нога у меня застряла в решетке ямы. Лев собрался было вцепиться в нее, но Горди бросился на помощь. Он молниеносно выдернул меня и этим спас.
Все сидящие вокруг костра весело захлопали Гордону.
— Ты хорошо сделал, папа, — сказал ему Гэвин. Гордон улыбнулся:
— Ну что ж, спасибо за похвалу, сынок. — А кто же вас толкнул? — спросила Гэбби.
Роберта пожала плечами:
— О нем мы так ничего и не узнали.
— Или о ней.
— Что ты имеешь в виду?
Гэбби бросила многозначительный взгляд в сторону Коры.
— Злоумышленником могла быть и женщина. Некоторые из них очень мстительны и злобны.
— Ты это обо мне говоришь? — вызывающе громко спросила Кора.
— Ага, на воре и шапка горит, — насмешливо протянула Гэбби.
— Хватит, хватит? Не будем портить праздник, — вмешался Гордон, чтобы не дать разгореться скандалу.
— Она первая это начала, — обиженно заявила Кора.
— А я буду последним, — твердым голосом ответил Гордон.
— Я могу рассказать еще одну историю про моего мужа, — сказала Роберта, прерывая напряженное молчание, последовавшее за этой перепалкой. И когда все лица выжидательно повернулись к ней, продолжила: — Я была восьмилетней девочкой, когда Гордон приехал в наш замок Данридж, чтобы жениться на мне. Я рассказала ему о страшном чудовище, которое живет у меня под кроватью и каждый вечер меня пугает. Гордон выслушал и тут же пошел в мою комнату. Он убил ужасного монстра, и с тех пор я спокойно спала по ночам.
— А что произошло в комнате? — спросил кто-то из детей.
— Как выглядело это чудовище? — поинтересовался другой.
— Уже поздно, — сказал Гордон, искоса взглянув на жену. — Пожалуй, я приберегу эту историю на другую ночь.
— Леди Роб, как все-таки выглядело чудовище? — спросил Гэвин, заговорив с ней в первый раз с того дня в саду, когда он назвал ее ведьмой.
— Очень страшное, просто отвратительное на вид, — ответила она. — У него был один-единственный сверкающий красный глаз посреди лба и два длинных желтых клыка, торчащих из пасти. Так ведь, Горди?
— Да, дорогая, — Гордон подмигнул ей и поднялся, ссадив сына с колен. — Пора спать, Гэвин. Иди к маме. Увидимся утром.
Малыш обнял отца и повернулся к Роберте, прежде чем направиться на другую сторону костра к матери.
— Спокойной ночи, леди Роб.
— Спокойной ночи, Гэвин, — улыбнулась она мальчику.
Гордон взял нетерпеливо скулившего Смучеса из рук Дьюи и передал щенка жене. Они уже двинулись прочь, когда Дункан бегом догнал их и обнял отца.


— Я чудесно провела время, — сказала Роберта, когда они возвращались в охотничий домик.
— Вечер еще не кончился, ангел, — ответил Гордон, улыбаясь в темноте.
Войдя в дом, Роберта взглянула на кровать, и взгляд ее вдруг застыл, словно она внезапно
увидела там чудовище, которое только что так красочно описала. Смелая девушка, не побоявшаяся поднять кинжал на королевского приближенного, она боялась идти в постель со своим мужем. Гордон понимал, что нужно действовать осторожно, шаг за шагом вызывая в ней возбуждение. И хоть ему это было нелегко, он приготовился именно к этому.
Поставив на стол кувшин с виски, он неторопливо разжег огонь в очаге, чтобы выгнать из домика вечернюю сырость. Потом взял на руки щенка.
— Мы со Смучесом пойдем проверим лошадей, пока ты ляжешь в постель, — сказал он. И, задержавшись в дверях, добавил: — Только сделай мне одолжение, ангел: не надевай ночную рубашку.
Эта просьба удивила Роберту.
— А почему? — спросила она.
— У тебя в ней слишком невинный вид, — сказал он. — Я чувствую себя так, словно ложусь в постель с двенадцатилетней девочкой.
— Ну, а что же мне тогда надеть? — прошептала она, впадая в легкую панику. — Ничего?
— Надень вот это, — бросил ей Гордон свою чистую рубашку. И сразу вышел на улицу.
Нет, она не сможет пережить все это, с чувством, близким к панике, подумала Роберта. Если она переспит сегодня с ним, ей никогда уже не вернуться в Англию.
«Но ты же хотела его, когда днем купалась с ним в речке, — напомнил ей внутренний голос. — И кроме того, ты все равно не вернешься в Англию, неважно, случится это или нет».
В нерешительности, она поднесла рубашку мужа к лицу. От гладкого полотна пахнуло ароматом горного вереска — она глубоко втянула в себя этот запах, наслаждаясь им. И снова ощутила губы Гордона на своих губах, его язык, скользнувший между ее полураскрытыми губами, его ладонь, ласкающую груди, его палец, ласкающий соски…
Это воспоминание решило все. Роберта быстро разделась и натянула через голову его рубашку. Сорочка доходила ей до середины бедер, а рукава были слишком длинны. Закатав их, она встала возле стула и уставилась на пламя в очаге.
Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем дверь распахнулась, и Гордон вошел в дом.
— Ты обязательно хочешь взять меня сегодня? — дрожащим голосом спросила она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обольщение ангела - Грассо Патриция

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Обольщение ангела - Грассо Патриция



Очень красивый роман, советую всем кто не читал. ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияИрина
27.06.2011, 0.33





Все бы хорошо, но нестыковочки: в те времена даже подозрение на колдовство могло стать причиной смерти, а тут довольно многие весьма беспечно к этому относятся. Прямо, вставка из нашего современного менталитета. Не по времени как-то. Подозрения в убийстве тоже как то бездоказательно, да и при чем здесь претензии сына якобы потерпевшего, который на самом деле повинен в похищении ни много ни мало - герцогини!!! к дочери украденной его отцом дамы?! Его просто могли поднять на смех.... Подгузники для собаки... Вы с кокер-спаниелями знакомы? Это такой РЫЖИЙ жизнерадостный кусок лохматого счастья ростом примерно по колено и принципиально не умеющий ни стоять, ни сидеть спокойно. Больше движения - больше счастья. На кошку НИКАК не похож. А еще он лает, если не лижется. Оч-ччень звонко и часто. Тоже от счастья... И мистика на мой взгляд, тоже лишнее... Короче, пританутые уши и рояль в кустах, ЗАТО КАК НАПИСАНО!!!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияТатьяна
13.02.2012, 16.21





Мерзость ,мерзость, мерзость!!!!!Девочка в 18 лет приезжает к мужу, за которым замужем 10 лет а там полный комплект: ДВОЕ детей, их мать, три любовницы, все ее грызут- у меня давление рвануло- всех бы к черту убила!!!!!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЖанна
6.12.2012, 0.48





Начало было интересное, а потом мне показалось нудно.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияКэт
10.01.2013, 17.45





Ну и гадость этот роман, сплошные любовницы и внебрачные дети главного героя. Даже обидно за его жену, что досталась ему девственницей и так любила его. Этот роман только испортил настроение и вызвал негативные эмоции
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияНатали
11.01.2013, 7.45





На мой взгляд, очень даже милая история. Развлекательного характера.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияВалерия
10.02.2013, 18.42





А мне понравилось.Уж такие времена были,ничего не поделаешь.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияMarina
26.02.2013, 17.59





Роман отличный !!!!
Обольщение ангела - Грассо Патрицияксюня
14.06.2013, 17.12





Это второй роман из саги. Есть роман "горец и леди" про родителей девочки гг-ни и отца гг-я. Очень интересные книги обе.
Обольщение ангела - Грассо Патрициянека я
1.07.2013, 21.02





Первая половина романа интересная и увлекательная,а дальше немного нудновато стало. Да и любовниц многовато.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияИра
3.07.2013, 11.00





Не понимаю, почему у мужа не хватает ума держать любовниц подальше от Жены, особенно после попытки ее убить
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЛюбава
3.07.2013, 20.25





В ответ на отрицательные отзывы могу сказать что иметь внебрачных детей в те времена было нормальным повсеместным явлением, да и любовницы грехом не считались... Заметьте ведь героиня разозлилась на мужа лишь за то что он не предупредил ее об их существовании... Роман по моему прекрасный, а уж читать или нет решайте сами!(10/10)
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияВероника
3.07.2013, 23.39





Прекрасный роман.Читается легко.Красивая история любви.А романов больше,чем два: 1.Горец и леди.2.Серия СЕМЬЯ ДЕВЕРО - 4 романа.3.Серия СЕСТРЫ ФЛАМБО - 3 романа.4.Вне серий - 4 романа. ВСЕ В КОШКАХ.Читайте - не пожалеете.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияНаталья 66
17.09.2013, 22.27





Согласна с вышенаписанным... Любовниц многовато...и всего остального. Вот подумалось: Начитаются таких романов ( а их тут в списке полно) молоденькие девушки и будут думать, что мужика, который гуляет направо и налево можно будет изменить и замуж выскочат и давай его переделывать, мол, я необыкновенная такая, со мной он будет другим! Да не изменится он, как говорится: Чёрного кобеля не отмоешь добела. Не верю я в исправление повесы.Так и в Главного героя не верю! Что касается того, что щенка приняли за кошку- охотно верю! У меня тоже пёсик (шпиц) Он и шустрый, лает звонко, но, когда гуляю с ним, то его называют прохожие и кошкой, и белкой, и лисичкой, как угодно, только не собакой. rnНемножко в романе поднадоело, что в каждом абзаце про это родимое пятно написано...
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияМарина.
24.09.2014, 12.48





Фу, как не стыдно! Один в один слизанная сцена встречи Ромео и Джульетты. Даже текст! Дальше совесть не позволяет читать. Чувствую себя обманутой.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияИмя
18.10.2014, 13.14





Леди и горец понравился значительно больше.и офигеть сколько денег все должны были выложить за Гг.её ж дешевле было сжечь... А ещё сверху зачем дали столько? Просто не понимаю мотивации Ричарда.у самого 6 дочек.Яков вообще вызывает только рвотные позывы.больше 5 не поставлю.не впечатлил вообще
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЛилия
25.01.2015, 17.00





Леди и горец понравился значительно больше.и офигеть сколько денег все должны были выложить за Гг.её ж дешевле было сжечь... А ещё сверху зачем дали столько? Просто не понимаю мотивации Ричарда.у самого 6 дочек.Яков вообще вызывает только рвотные позывы.больше 5 не поставлю.не впечатлил вообще
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЛилия
25.01.2015, 17.00





Нормальный роман.В духе того времени.Тем,кто любит исторические романы и тем,кто не обращает внимания на отрицательные комменты,а хочет лишь спокойно отдохнуть,- ВСЕМ ЧИТАТЬ!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияНаталья 66
16.02.2015, 18.18





В те времена идиоты-родители выдавали дочерей замуж в дошкольном возрасте, главную героиню аж в 8 лет. ДЛЯ ЧЕГО - НЕПОНЯТНО. За это время так называемый муж истаскался по бабам, наплодил внебрачных детей, а ты, жена, люби их всех. И что это будет за семья!!!
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияВ.З.,67л.
6.07.2015, 11.15





Не пойму почему такой рейтинг? Впустую потраченое время.
Обольщение ангела - Грассо ПатрицияЯна
13.09.2015, 22.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100