Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Солнце лучезарно сияло в тот день, когда Хью О'Нейлу должны были пожаловать титул; и в самом деле, его счастливая звезда начинала свое невероятное восхождение. Церемония в Дублинском замке была назначена на утро, а вечером там же должны были состояться торжества в честь О'Нейлов. Сама по себе церемония была простой и недолгой. После окончания, немногие ее участники отправились по домам в предвкушении самого грандиозного за многие годы светского события для ирландской знати.
Когда Хью и его сопровождающие вернулись домой, Хью пригласил Патрика и Конела к себе в кабинет. Разливая своим верным соратникам виски, Хью бросил взгляд на жену. Кэтрин склонила голову, приподняв идеальной формы бровь. Хью слегка кивнул, признавая ее немой вызов, и налил немного виски и для нее.
– Пусть судьба всегда будет к нам щедра и милостива, – первой сказала Кэтрин.
– За самую красивую графиню христианского мира, – прозвучал откровенный комплимент Хью.
– Доброго здоровья и долгих лет графу и графине Тирон, – предложил Конел.
Подмигнув Кэтрин, Патрик отважился на рискованный тост:
– За процветание графа Тирона и его графини, и да пусть господь ниспошлет этому дому много прекрасных, сильных сыновей.
Кэтрин порозовела, но подняла свою чашу вместе с мужчинами и выпила. Никогда ранее не пробовав этот ирландский напиток, она совершенно не представляла, насколько он крепок. Глаза ее расширились от изумления, когда жгучий ручеек пробежал от ее губ до самого желудка. Дыхание у нее перехватило, и она стала ловить ртом воздух.
Хью похлопал ее по спине и посмотрел на нее укоризненным взглядом, словно говоря: «Мне, конечно, стоило бы тебя предупредить, но ты сама виновата». Забрав у нее из рук чашу, он ворчливо сказал:
– Едва ли малышке пойдет на пользу, если мама будет поить ее хмельным молоком.
– Если у Шаны разовьется вкус к виски, – парировала Кэтрин с дерзкой улыбкой, – я буду уверена, что она – настоящая О'Нейл.
Трое мужчин рассмеялись, признавая эту фамильную слабость.
– Отдохните перед сегодняшним торжеством, графиня, – поддразнил ее Хью. – Зевать в лицо вице-королю считается здесь неприличным. Вы свободны.
Присев перед ним в глубоком реверансе, словно перед королевской особой, Кэтрин склонила голову в притворном смирении и пробормотала:
– Как прикажете, ваше сиятельство.
– Поднимись, прекрасная дама. – Хью предложил Кэтрин руку и с преувеличенной учтивостью проводил к дверям. Когда она выходила, он отвесил ей шлепок пониже спины, заставив ее слегка взвизгнуть.
– И присматривай получше за своим выводком, мамочка, – грубовато приказал он.
Как зачарованный, Хью наблюдал за тем, как она шла через фойе, легкая, грациозная и… желанная.
Настало время для решительных действий, подумал он, очень надеясь, что и здесь ему улыбнется удача и, начиная с этой ночи, граф и графиня Тирон будут спать в одной постели.
– Утрите слюни, милорд граф, – с грубоватой прямотой заметил Патрик, когда Хью повернулся к ним. – Ваши намерения очевидны, но все равно придется подождать ночи. – Конел и Патрик разразились хохотом, глядя на глуповатое выражение лица новоиспеченного графа, и тот, не выдержав, улыбнулся.
Ближе к вечеру Кэтрин искупала и накормила Шану. Она была обеспокоена тем, что девочка изрядно проголодается до следующего раза, но все же не могла сдержать охватившего ее возбуждения перед предстоящим торжеством в Дублинском замке.
Кэтрин сидела в одной шелковой сорочке и туго затянутом корсете, пока Полли укладывала ей волосы простым, но элегантным узлом ниже затылка.
– Подай мне подкладки, – приказала она вспотевшей от утомительной работы женщине. – Я не хочу, чтобы заметили пятна на платье, когда у меня потекут соски. – Положив на соски маленькие подушечки, Кэтрин надела платье, и Полли застегнула ей на спине крошечные изумрудно-зеленые пуговички.
– Вы просто прелесть, миледи, – не выдержала Полли.
Кэтрин поглядела на себя в зеркало.
Платье, в цвет ее изумрудно-зеленым глазам, было сшито из роскошного бархата. Изучая свое отражение, Кэтрин вдруг обеспокоилась реакцией ее мужа на чересчур смелый вырез, обнажавший ее груди почти до сосков. Зная, что на торжестве будут присутствовать Фиона, ее кузина Эйслинг и много других хорошеньких женщин, Кэтрин приказала мадам Бюжоле сделать вырез, который притягивал бы взор ее мужа, не давая ему блуждать на чьей-либо чужой груди.
– Подай мне жемчуг, – приказала Кэтрин служанке.
В этот момент через смежную дверь вошел Хью, одетый в элегантный наряд. Его бархатные панталоны и камзол были темно-зеленого цвета, а сбоку на поясе висел древний кельтский меч Конна О'Нейла. Эфес и ножны меча украшали драгоценные камни.
Приблизившись к ней сзади, Хью улыбнулся ей в зеркале, и Кэтрин повернулась к нему.
– Ты просто восхитительна, – сказал он. Взгляд его обратился к прислуге.
– Убери жемчуг на место, Полли, и оставь нас. – Хью приказал Кэтрин повернуться кругом, чтобы он мог рассмотреть ее, но когда она снова увидела его лицо, одобрительная улыбка на нем сменилась огорченной гримасой.
– Платье, конечно, изысканно, но я против того, чтобы открывать мои сокровища жадным взглядам других мужчин. – Он раздраженно повысил голос: – Это платье не подходит. Сейчас же сними его.
– Но сегодня все леди наденут такие платья, – возразила Кэтрин, обиженная его категоричным тоном.
– Какое мне дело до всех остальных леди! Я не на них женат.
– Надеюсь, нет. – Кэтрин мило улыбнулась, как-то уж слишком мило. – Конечно же, я сниму его. – Повернувшись к нему спиной, она пробормотала: – Пуговицы, Хью. Помоги мне расстегнуть их.
Довольный таким редким для нее послушанием, Хью прикоснулся к пуговицам, но ее медовый голосок остановил его.
– Мне больше нечего надеть, поэтому я не смогу присутствовать на торжестве. Ты должен до мелочей все запомнить, а когда вернешься, мне расскажешь.
Руки Хью замерли, потом опустились. Наблюдая за ним в зеркале, Кэтрин поняла, что победа осталась за ней.
– Ха! У тебя полно платьев, но у нас уже нет времени выбирать, – проворчал Хью. – Наверное, мне весь вечер придется охранять тебя.
Кэтрин живо повернулась и одарила его легким поцелуем в щеку.
– У меня есть для тебя подарок, – сказал он, доставая из кармана камзола шкатулку, украшенную драгоценными камнями.
Приняв ее, Кэтрин полюбовалась камнями и искусной работой мастера.
– Спасибо. Я буду хранить и беречь ее.
– Глупенькая, подарок внутри.
Покраснев и проклиная свою недогадливость, Кэтрин открыла шкатулку. Великолепное ожерелье из изумрудов и алмазов сверкало на бархатной подушечке.
– О! – воскликнула она. – Я… Я не знаю, что сказать!
Хью подумал, что ожерелье может неплохо помочь ему перевести их брачные отношения в столь желанное для него русло.
– Разреши помочь тебе, – предложил он, забирая из ее рук ожерелье и надевая ей на шею.
Взгляд Хью невольно задержался на крупном изумруде в обрамлении бриллиантов, словно подмигивающем ему из глубокой, манящей выемки между ее грудями. Он вздохнул и раздраженно нахмурился. Руки его задержались на секунду, лаская пышную соблазнительную плоть его жены, потом медленно скользнули к ее плечам.
– Спасибо, – пробормотала Кэтрин, смущенная его прикосновением. – А вот у меня нет для тебя никакого подарка.
– Ты подарила мне то, что по-настоящему ценно, – возможность иметь титул и семью.
Тронутая его словами, но сожалея, что ничего не может подарить ему, Кэтрин сказала:
– И все же я должна подарить тебе что-нибудь еще.
– В таком случае я подумаю, какой подарок мне бы хотелось получить от тебя больше всего, – сказал Хью, – и сообщу тебе об этом.
Не ведая о его мужском желании и так и не поняв скрытого смысла его слов, Кэтрин с улыбкой приняла предложенную им руку.
В большом зале Дублинского замка собрался весь цвет дублинской знати, чтобы приветствовать новоявленного графа и графиню Тирон. Когда Хью с Кэтрин вошли в зал, шум голосов стих и море лиц повернулось навстречу им. Мажордом вице-короля торжественно объявил, обращаясь к благородному собранию:
– Милорды и леди, граф Тирон, графиня Тирон. – Присутствующие разразились аплодисментами.
Вице-король Рассел выступил вперед и повел почетных гостей в дальний конец зала, где бы они могли приветствовать всех тех, кто желал лично поздравить их и высказать добрые пожелания. Наконец эта приятная, но утомительная часть вечера была окончена.
– Освежающие напитки поданы в соседнем зале, – сказал вице-король, не отрывая глаз от соблазнительной ложбинки между грудей Кэтрин, где призывно сверкал великолепный изумруд. – Главный зал сегодня только для танцев, и, я надеюсь, вы окажете нам честь, начав танцевать первыми.
Хью торжественно повел Кэтрин в центр зала.
После танца, когда отзвучала музыка, сэр Вильям пригласил Кэтрин на следующий танец. Кэтрин вспомнила про обещание мужа охранять ее от других мужчин. Интересно, как ему это удастся, с веселой улыбкой подумала она.
Однако танцуя с сэром Вильямом, Кэтрин заметила Хью танцующим с леди Фионой, и настроение у нее тут же упало. Вид этой пары вызвал у нее досаду; чувство, весьма похожее на ревность, больно кольнуло ее в сердце.
Заметив, что Кэтрин смотрит в их сторону, Хью ответил ей взглядом, в котором сверкала бешеная ярость. Неужели он тоже ее ревнует? Кэтрин несколько воспряла духом.
Сжигаемый ревностью, Хью видел, как лорд Фицджеральд пригласил Кэтрин на следующий танец. Поскольку Фиона явно не желала отпускать его, Хью пришлось снова пригласить ее, но взгляд его то и дело обращался туда, где танцевала его жена.
Заметив, куда именно направлено все внимание Хью, раздосадованная Фиона попыталась отвлечь его.
– Я еще не поздравила вас, милорд граф, – нежно проворковала она, будто невзначай прижимаясь к его руке своей роскошной грудью. – Примите мои самые искренние поздравления!
– Спасибо. – Хью невольно опустил взгляд на ее соблазнительно обнаженную почти до самых сосков грудь. – Вы сегодня выглядите просто ослепительно.
– Я разочарована тем, что мы так до сих пор и не возобновили наше столь приятное знакомство, – промурлыкала Фиона, откровенно давая понять, что сделать это и сейчас еще не поздно.
Хью вновь обласкал взглядом ее прелести, чувствуя, как внутри медленно рождается желание, словно его плоть просыпается от долгого, глубокого сна. Он мысленно выругал себя за отсутствие самообладания, а заодно и Кэтрин – за то, что так долго мучила его.
«Моя скромница-жена – словно саднящая рана, – подумал он с досадой. – Но с меня довольно! Сегодня ночью я положу конец нашей игре в целомудрие. Эта медноволосая притворщица больше не будет терзать мое сердце, а также все остальные жизненно важные органы».
Мысль была совершенно разумной, но настолько возбуждающей, что Хью понадобилась вся его сила воли, чтобы скрыть от проницательной партнерши свое состояние.
Ловко лавируя среди танцующих, он повел Фиону по залу. Музыка закончилась как раз в тот миг, когда они оказались рядом с Кэтрин и лордом Фицджеральдом. Одного взгляда на жену было достаточно, чтобы понять, что та далеко не в восторге от его выбора партнерши. В надежде, что его тайные замыслы в отношении Кэтрин и сегодняшней ночи все же осуществятся, Хью пригласил ее на следующий танец. Но едва она подала ему руку, как подошел сэр Вильям Рассел.
– Мне необходимо поговорить с вами наедине, – сказал вице-король, делая вид, что не замечает разочарования Хью, который едва не застонал от досады. – Конечно же, лорда Фицджеральда я тоже приглашаю с нами.
Хью пробормотал свои извинения Кэтрин, и они отошли, оставив ее один на один с Фионой.
– Примите мои поздравления, – с усмешкой сказала Фиона, едва мужчины ушли.
– Благодарю вас, леди Фиона, – улыбнулась в ответ Кэтрин, сделав многозначительное ударение на слове «леди».
Во взгляде прекрасных голубых глаз Фионы сверкнула ненависть.
– Насколько я понимаю, вы сегодня принимаете поздравления по случаю рождения дочери, – стараясь не остаться в долгу, парировала она.
– Шане уже два месяца, – просто ответила Кэтрин, решив не ввязываться в словесную дуэль.
Но Фиона, горя желанием уязвить Кэтрин как можно сильнее, продолжила:
– Должно быть, Хью озабочен тем, сможет ли он передать графский титул своему наследнику, ведь до сих пор вам удавалось рожать только дочерей.
Глаза Кэтрин приобрели ледяное выражение. Она решительно шагнула к темноволосой красавице, но в этот момент появились мужчины.
– С вашего позволения, я украду свою жену на несколько минут, – сказал Хью, мгновенно почувствовав предгрозовую атмосферу. Он мягко, но настойчиво увлек ее в сторону. – Терлоу шлет нам свои поздравления.
– Поздравления от Терлоу?
– И напоминание о том, что он все еще О'Нейл. – Хью ободряюще взял ее за руку. – Я послал ему ответ, написав, что надеюсь, он будет столь же любезен, когда ты родишь мне наследника.
– Не стоило бросать вызов Терлоу. Это к добру не приведет.
– Доверься мне, – сказал Хью, привлекая ее к себе. – Я обещаю, что ни тебе, ни детям никто не причинит вреда.
– Как ты сможешь нас надежно защищать, – обиженно заметила Кэтрин, – если все твои мысли заняты только леди Фионой Фицджеральд и ее роскошным бюстом, с которого ты не сводил глаз!
– Кажется, ты говоришь, как ревнивая жена, – поддразнил он ее.
– Я вовсе не ревную! – возмутилась Кэтрин.
– Я пытался отделаться от Фионы, но ты в это время любезничала с лордом Фицджеральдом.
Кэтрин бросила выразительный взгляд в сторону Фионы, которая кокетничала с окружившими ее молодыми людьми.
– Эта потаскушка, наверное, заранее договорилась со своим отцом.
Хью рассмеялся.
– Спрячь свои коготки, моя кошечка. Тебе нечего опасаться. Фиона вполне безобидна, хоть и надоедлива. Все, что ей нужно, – это выйти замуж за какого-нибудь лорда, который был бы достаточно молод, чтобы наделать ей кучу детишек.
Кэтрин удовлетворенно хмыкнула и отвернулась. Когда она снова повернулась к нему, Хью едва не ослепила лучезарная улыбка, сиявшая на ее губах.
– А что вы скажете, милорд граф, – плутовским тоном спросила она, – если мы испытаем, насколько сильно развито у леди Фионы чувство собственности?
– Ты говоришь загадками, мой английский сфинкс.
– Пойдем со мной. – Кэтрин взглядом указала направление. – Лорд Берк недавно вновь стал лакомым кусочком для дам. Он неотразимо красив и достаточно молод, чтобы не дать скучать нашей белокурой соблазнительнице.
– Неплохо придумано! – Хью одобрительно ухмыльнулся ее затее. – Давай посмотрим, что из этого выйдет.
Лорд Майкл Берк – высокий, хорошо сложенный, красивый мужчина с черными, горящими опасным огнем глазами – был одет в роскошный, шитый золотом камзол и панталоны глубокого фиолетового цвета. Всем своим видом он воплощал образ богатого аристократа, каковым, собственно, и являлся.
Пробираясь к нему через шумную толпу, Кэтрин почти не отводила от него взгляда. Ей казалось, что она поняла, почему он так притягивает женщин, и в глубине души надеялась, что из ее затеи ничего не получится. Если вздорная, глупая Фиона сможет увлечь этого неотразимого, роскошного красавца, то и вправду в мире нет места справедливости. Хотя пусть лучше она запускает свои коготки в Берка, чем в ее мужа.
– Очень рад тебя видеть, Майкл, – приветствовал друга Хью.
– Мы были опечалены, узнав о кончине вашей жены, – сказала Кэтрин.
– Благодарю вас. – Берк тепло улыбнулся им. – Я прервал свой траур, чтобы принести вам мои поздравления.
– Вы приехали в Дублин с сыновьями? – спросила Кэтрин. – Я уверена, что моя дочь Мев с удовольствием бы познакомилась с ними.
– Нет, они остались дома.
– Возможно, мы могли бы породнить наши семьи, – полушутя предложил Хью. – Ведь у нас растут две красавицы, а у тебя двое сыновей.
– Но Шане всего лишь два месяца, – испуганно воскликнула Кэтрин. Оба мужчины рассмеялись.
– Если дочери так же красивы, как и их мать, я бы с радостью породнился семьями, – сказал Берк, окидывая женщину восхищенным взглядом. Кэтрин покраснела.
– Я должен танец дочери Фицджеральда, – сказал Хью, будто только что вспомнив. – Майкл, не составишь ли пару Кэтрин?
– С удовольствием. – Берк ослепительно улыбнулся Кэтрин, которая ответила ему такой же улыбкой.
Хью на секунду засомневался, не слишком ли необдуманно он поступает, оставляя жену со своим красавцем-другом. Но решив, что может положиться на порядочность друга, если уж не жены, отправился искать Фиону.
– Тяжело терять любимого человека, – сказала Кэтрин. – Наверное, вы все ужасно тоскуете по леди Берк.
– Да, моим сыновьям было трудно пережить эту утрату.
– Но не вам? – прямодушно спросила Кэтрин. Слова сорвались с ее языка прежде, чем она поняла, что сказала бестактность.
Вопрос прозвучал как слишком личный. Лорд Берк подумал о друге, искренне надеясь, что чувства этой прекрасной леди к своему мужу еще не остыли.
– Простите меня, – в смущении извинилась Кэтрин. – Я не собиралась быть столь бестактной. Я потеряла многих любимых мною людей и знаю, что такое скорбь.
Она отвела взгляд. Затем снова поглядела в его глаза и сказала, не думая:
– У нас с мужем были разногласия, но Хью всегда хорошо относился ко мне. Уверена, мы с ним вместе на долгие годы, и, надеюсь, эти годы будут для нас обоих счастливыми.
Распознав в ее беззащитной откровенности зарождающуюся любовь к своему другу, лорд Берк был тронут доверчивостью Кэтрин. Пускай леди дважды побывала замужем, она все еще оставалась наивной, как дитя. И столь же искренней. Приятное исключение среди искушенных светских дам.
– Между мной и леди Берк не было большой любви, – признался он. – Это был брак по расчету.
Кэтрин понимающе кивнула и переменила тему:
– Вы знакомы с Фионой, дочерью лорда Фицджеральда?
– Нет. – Он удивленно покачал головой.
– Фиона – настоящая красавица, и, что гораздо важнее, – у нее ангельский характер. С первого дня моего приезда в Дублин она не перестает проявлять ко мне самое искреннее участие.
– И она, очевидно, не дала вам почувствовать себя одинокой, – сказал Берк с вежливой улыбкой, начиная скучать от этого разговора. – Приятно осознавать, что мы, ирландцы, – радушные люди.
– О, да вот и они! – воскликнула Кэтрин, наблюдая за танцующими. – Видите Хью в паре с темноволосой женщиной? – И затем добавила, не сдержав досады: – С той самой леди, с роскошной грудью?
Лорд Берк повернулся столь стремительно, что едва не опрокинул Кэтрин, но в последний момент все же успел поддержать ее. Он пробормотал извинения, однако по его взгляду, прикованному к прекрасному видению, танцующему с его другом, можно было догадаться, что он полностью поглощен юной красавицей и уже не замечает никого, кроме нее.
«Кельтская сирена, – между тем думал лорд Берк. – Если она так же хороша вблизи, как издалека, я добьюсь ее!»
Между тем танец закончился, и Хью повел Фиону к ним, ловко пробираясь сквозь толпу.
– Кейт беседует с лордом Берком, – по пути обронил он. – Вы знакомы с ним?
– Нет, – ответила Фиона. В упоении от своего триумфа над маленькой английской выскочкой, Фиона не замечала никого вокруг.
– Вам просто необходимо с ним познакомиться, – сказал Хью. Затем, понизив голос, добавил: – Он недавно овдовел.
– В самом деле? – Последняя фраза Хью вызвала в ней некоторый интерес.
Когда они подошли к Кэтрин и Берку, Фиона ослепительно улыбнулась. Ее голубые глаза тотчас с удовольствием отметили правильные красивые черты его лица, широкие плечи и великолепную фигуру. Заблестевшие глаза Берка тем временем откровенно любовались ее прелестями. Когда их горящие взоры встретились, Фиона ощутила себя так, словно он раздел ее донага, и по телу ее пробежала сладкая дрожь от дерзких и грешных мыслей.
– Леди Фиона, – начал Хью, затем откашлялся, чтобы скрыть свое веселое изумление. – Разрешите представить вам лорда Майкла Берка.
Фиона присела перед Берком в глубоком реверансе и грациозно протянула ему руку. Когда он поклонился и коснулся ее руки губами, она почувствовала, как вместе с поцелуем в ее тело проникает пылающий огонь; голова у нее закружилась от возбуждения. Ни один мужчина никогда не производил на нее столь ошеломляющего впечатления!
Хью повернулся к Кэтрин:
– Не выпить ли нам чего-нибудь прохладительного, милая?
– Конечно, – согласилась Кэтрин, беря его под руку. Не сказав больше ни слова, они направились в соседний зал, оставив Берка и Фиону с сияющими улыбками на лицах и жадным вожделением во взорах.
Остаток вечера Хью и Кэтрин провели вместе, танцуя и принимая поздравления. Росток их взаимного чувства, пробившийся на свет и столь легко распознанный окружающими, остался ими не замеченным. Время от времени они посматривали в сторону Берка и Фионы, которые не сводили друг с друга восторженных взоров.
Чувствуя легкое головокружение от возбуждения и вина, Кэтрин увлекла Хью в нишу.
– Уже поздно, – громко прошептала она. – Шана, наверное, ужасно проголодалась и сердится на меня.
– Ничего, Нелли позаботится о ней, пока мы не вернемся.
– Но мне срочно нужно сцедить молоко. У меня болят груди, – пожаловалась Кэтрин.
Хью усмехнулся, подумав, что у него самого уже давно кое-что болит. Он приподнял ее подбородок и заглянул в завораживающие зеленые глаза.
– Вы сегодня необычайно красивы, моя графиня.
– А вас, милорд граф, природа одарила прекрасным вкусом, – дерзко ответила Кэтрин, и глаза ее сверкнули из-под полуприкрытых ресниц.
– Ты хорошо себя чувствуешь? Ты ведь только недавно родила, и…
– Я полностью здорова, но мои груди переполнены молоком, и мне нужно домой.
– Великолепно! – В предвкушении жаркой ночи любви, Хью едва сдержал ликующий возглас. – Тогда отправимся тотчас же?
Кэтрин облегченно кивнула, не ведая о его намерениях. Они стали пробираться сквозь толпу к выходу.
По пути они встретили лорда Фицджеральда, который озабоченно спросил, не видели ли они Фиону.
– Я видел ее с лордом Берком, – сказал Хью и бросил многозначительный взгляд на жену.
Поняв, что от нее требуется, Кэтрин с невинным видом добавила:
– Лорд Берк, наверное, проводил ее домой.
– Вам не следует беспокоиться, – добавил Хью. – С Берком ей ничто не угрожает. Он позаботится о вашей дочери.
– Возможно, вы правы, – сказал лорд Фицджеральд. – В кабинете у вице-короля собирается компания для весьма интересной азартной игры. Если вы увидите Фиону, скажите ей, где меня найти.
Когда пожилой лорд отошел, супруги О'Нейл переглянулись и прыснули от смеха.
Фиона, полная грез после столь восхитительного знакомства и выпитого вина, наслаждалась волнующей близостью очень красивого, очень мужественного и очень богатого мужчины, сидевшего рядом с ней. Она осознавала, что ее поведение выходит за рамки приличий, но гнала от себя беспокойные мысли. В самом деле, что ж плохого в том, что она разрешила ему проводить ее домой?
– Вот мы и дома, моя красавица, – сказал Берк, когда экипаж остановился. Он открыл дверцу и вышел, а затем обернулся, чтобы помочь ей. Едва она ступила на землю, Берк неожиданно подхватил ее на руки.
– Но это не мой дом! – воскликнула Фиона, ее сердце сжалось от неясной тревоги.
– Совершенно верно. Этот дом – мой, – сказал Берк с плотоядной ухмылкой.
Вскрикнув от негодования, Фиона попыталась освободиться, но силы их были явно не равны. Посмеиваясь над ее тщетными усилиями, Берк внес ее внутрь особняка, затем, под изумленными взглядами стражи и прислуги, пронес наверх, в свою комнату. Он с силой захлопнул ногой дверь, небрежно бросил свою ношу на огромную кровать и захохотал, когда она торопливо перебралась подальше от него в противоположный угол.
– Выпустите меня сейчас же! – потребовала Фиона. – Вы погубите мою репутацию!
– Твоя репутация и так уже погублена, сердце мое, – ответил Берк, явно довольный собой.
Фиона вскочила с кровати и подошла к нему. Ее голубые глаза сверкали от ярости.
– Ты – подлый ублюдок… – прошипела она и со всей силы ударила его по лицу.
Берк тут же вернул пощечину, скорее изумив ее, чем причинив боль.
Гнев Фионы сменился страхом, она отпрянула.
– Вы безумны! – с ужасом прошептала она, приложив дрожащую руку к пылающей щеке.
Берк ухватил ее за запястье и притянул, вжав в свое сильное, жаждущее женских ласк тело, затем толкнул на кровать и отрывисто бросил:
– Не двигайся.
Со вздохом разочарования взъерошив свои волосы, Берк подумал, что худшего начала нельзя было и придумать. Он присел на кровать рядом с ней и почувствовал, как она напряглась в испуге. С улыбкой посмотрев в ее широко раскрытые, полные ужаса глаза, он произнес с восхищением:
– В гневе ты еще прекраснее.
Фиона даже рот раскрыла в изумлении от столь причудливой смены настроения. Она решительно не могла понять этого человека.
– Я в столь же здравом рассудке, как и ты, моя кельтская богиня, – серьезным тоном сказал Берк, надеясь, что ему удастся развеять ее страхи. – Когда я вижу перед собой такой лакомый кусочек, я очень хорошо знаю, чего мне хочется, и ты, моя соблазнительница, именно то, чего мне хочется сейчас больше всего на свете.
– Нет! – с замиранием сердца воскликнула Фиона, в то же время чувствуя, как горячая волна сладкого ужаса поднимается по ее телу вверх, заставляя пылать щеки.
Берк обнял ее за плечи и пылко привлек к себе.
– Не бойся, доверься мне! Я действительно хочу тебя, любовь моя.
Его близость, запах и ощущение его сильного, горячего тела лишили ее воли; она не могла больше противиться страсти, пылавшей в его глазах.
– Мой отец потребует удовлетворения, – еле слышно прошептала Фиона.
– Он вызовет на дуэль своего зятя? – улыбнулся Берк. – Не думаю.
– Зятя? – Она растерянно взглянула на него.
– Да, моя кошечка, – сказал Берк, жарко целуя ее в губы. Он почувствовал, что ее решимость слабеет и что победа близка. – Ты выйдешь за меня замуж и станешь матерью моим сыновьям.
– Но я почти не знаю тебя! – возразила она. – Кроме того, ты носишь траур.
– Мы назначим свадьбу на август. – Он властно и решительно заключил ее в объятия. – У меня будет достаточно времени, чтобы соблюсти приличия, а у тебя – чтобы узнать меня лучше. Утром я отвезу тебя домой и объявлю твоему отцу о наших планах.
В тот момент, когда его губы сомкнулись с ее устами в неистовом, чувственном поцелуе, Фиона поняла, что погибла. Ее не раз целовали многие мужчины, но ни один из поцелуев не доставлял ей столько наслаждения, как этот. Руки ее как-то сами собой легли ему на плечи, а затем она обняла его за шею и пылко ответила на его огненный поцелуй.
– Завтра, – прошептал он, теребя губами нежную мочку ее уха, – ты будешь смотреть на меня такими же глазами, какими леди Кэтрин смотрит на своего мужа.
– Эта потаскуха? – воскликнула Фиона, встрепенувшись и отдергивая голову.
Берк озадаченно посмотрел на нее:
– Это чрезвычайно странно, моя ненаглядная, что ты столь нелестно о ней отзываешься. И это после того, как леди Кэтрин мне все уши прожужжала о твоих добродетелях.
– Она… что? – ошеломленно переспросила Фиона. Берк пожал плечами, а затем хитро прищурился.
– Возможно, ей было приятно познакомить нас в такой радостный для нее вечер.
– Или, может быть, леди Кэтрин очень хотелось, чтобы я перестала заглядываться на ее мужа, – фыркнула она.
– Пусть только посмеют твои прекрасные глаза поглядеть на другого мужчину! Тогда не жди от меня пощады! – с угрозой произнес Берк, и во взгляде его сверкнула холодная ярость. Он грубо встряхнул ее, так что Фиона едва не прикусила язык. Она вновь с опаской взглянула на него – поистине этот красавец был непредсказуем. Он явно не шутил. Фиона вдруг поняла, что он и в самом деле способен задушить ее в порыве ревности.
– Д-да, м-милорд. – Она судорожно глотнула. Судя по всему, лорд Берк был не из тех, кем можно крутить, как ей вздумается. О, господи! Неужели она совершила ужасную ошибку?
– Хорошая девочка, – уже без угрозы в голосе, спокойно сказал он и погладил ее по голове.
Хотя жестокость претила его натуре, Берк понял, что этой вздорной кошечке нужно остричь коготки, если он не хочет, чтобы однажды она в кровь расцарапала его сердце. Он опрокинул ее на постель и наклонился над ней.
– Прежде чем наступит рассвет, моя киска, ты начнешь ласково мурлыкать в моих объятиях, – сладким голосом пообещал он и припал к ее рту страстным, требовательным поцелуем.
– Майкл… – Она со стоном выдохнула, полностью подчиняясь его власти и отдаваясь его изысканным ласкам.
Хью и Кэтрин, все еще посмеиваясь над своей проделкой и перекидываясь шуточками по поводу того, что сейчас поделывают Фиона и лорд Берк, вернулись домой. Поднимаясь наверх по лестнице, они уже на середине пути услышали пронзительный плач голодной Шаны.
– Я переоденусь и составлю тебе компанию, пока ты кормишь Шану, – сказал Хью, направляясь в свои апартаменты.
– Полли, ты все еще здесь? – удивилась Кэтрин, открыв дверь в свою комнату.
Полли, дремавшая в кресле у камина, вскочила при звуке голоса госпожи.
– Тебе вовсе не нужно было меня ожидать.
– Такова уж наша нелегкая доля – ожидать свою госпожу, – сказала Полли, подавляя зевок.
– Помоги мне снять платье, – попросила ее Кэтрин, – а потом принеси Шану.
Полли вышла, а Кэтрин надела ночную рубашку и пеньюар. Вынув заколки, она принялась расчесывать свои роскошные волосы.
Хью, одетый в шелковый вечерний халат, появился в дверях, соединяющих комнаты, как раз в тот миг, когда Полли внесла Шану, чей плач не затихал ни на миг.
– Уже поздно, – сказал Хью служанке, наблюдая за тем, как его жена обнажила тугие груди и приложила влажный сосок ко рту дочери. – Отправляйся к себе и отдыхай.
В теплом полумраке комнаты царила уютная, домашняя атмосфера. Кэтрин, словно языческая богиня, сидела перед ярко горящим камином; ее огненные волосы густой волной ниспадали на плечи, сверкая и переливаясь в свете пламени. Хью не отрывал от нее завороженного взгляда.
Насытившись, Шана закрыла свои небесно-голубые глазки и сладко засопела.
– Похоже, она запьянела, – хихикнула Кэтрин, разрушая колдовские чары, которые владели ее мужем.
– Я отнесу ее в детскую, – предложил Хью.
– И напугаешь бедную Нелли, появившись перед ней в халате? – снова хихикнула Кэтрин, пряча грудь. – Я сама ее отнесу. – Прижимая к себе сладко спящую Шану, она встала и понесла ее в детскую.
Когда Кэтрин вернулась, Хью стоял перед камином. Кэтрин подошла к мужу, любуясь красивыми чертами его лица, великолепной фигурой. Хью улыбнулся, обнял ее за плечи и притянул к себе. Она обхватила его за талию, прильнула к нему, положив голову ему на грудь. Неожиданно для самого себя Хью испытал невероятное волнение от этого простого жеста, столь естественного между мужем и женой.
– Это был чудесный вечер, – сказала Кэтрин, испытывая уютное чувство защищенности в его объятиях. Хью обхватил ладонями ее лицо и коснулся своими пылающими, жаждущими поцелуя губами ее уст.
Губы Кэтрин послушно раскрылись, позволяя его языку ощутить их влажное тепло и нежность. Она положила руки ему на грудь, затем обняла за шею, прижимаясь к нему всем телом, словно прося защиты.
Жгучее, пульсирующее желание медленно разгоралось в ее лоне. Как будто со стороны она услышала негромкий, страстный женский стон. И тут же пронзило унизительное осознание того, что этой женщиной, так сладострастно стонущей, была она сама.
– Нет! – испуганно вскрикнула Кэтрин и отшатнулась.
Хью нахмурился и вновь приблизился к ней.
– Что случилось? – терпеливо спросил он.
– Я… я не могу. – Кэтрин снова отступила.
Лицо Хью исказилось от гнева, но он тотчас же постарался подавить это естественное чувство и вздохнул, понимая, что уложить ее в постель в первый раз может оказаться нелегкой задачей.
– Не далее как сегодня из твоих собственных уст, милая, я услышал, что ты полностью оправилась после родов, – рассудительно возразил он, вновь обнимая ее.
– Я не могу! – Кэтрин почувствовала, что дальнейшее отступление невозможно. Она вырвалась, но смогла лишь прижаться к задней спинке кровати. Слезы отчаяния навернулись у нее на глаза, когда она поняла, что ей некуда бежать.
Хью стоял перед ней, высокий, мощный, рассерженный, и под горящим взглядом его темных глаз она боялась пошевелиться, опустив глаза.
– Скажи, что беспокоит тебя, Кейт, почему ты бежишь от меня?
«Мне страшно, – подумала Кэтрин, – я боюсь, и я запуталась». На самом деле она сама едва ли могла объяснить причину своих поступков, таких неразумных на первый взгляд. Мысль о любви владела всем ее разумом, но ей хотелось, чтобы ее любили ради нее самой; чтобы ее не просто укладывали в постель для того, чтобы мужчина мог получить титул или произвести на свет сыновей. Она больше не хотела быть вещью, которой пользуются в своих целях мужчины. Ей хотелось, чтобы муж считался с ее желаниями, с ее чувствами… Но как она могла объяснить ему все это? Он лишь посмеется над ее глупостью.
А Хью видел перед собой женщину, обуреваемую самыми разными чувствами: страх, смятение, желание, стыд, печаль – все это он прочел на ее лице. Его челюсти непроизвольно сжались, и на скулах заиграли желваки. Неужели все это только из-за того, что ей придется разделить с ним постель? Или она оплакивает Шона? Неужели он, Хью, всегда будет жить в тени своего бесчестного дядюшки?
В конце концов гордость Кэтрин возобладала над остальными чувствами. Не желая, чтобы он узнал о ее сомнениях, а тем более – о той нежности, которую она втайне питала к нему, она сказала с наигранным возмущением:
– Я не намерена давать грудь дочери Шона, а потом ложиться в постель с другим мужчиной.
– С другим мужчиной? – рявкнул Хью, грубо хватая ее за плечи. – Я твой муж! – Он яростно встряхнул ее. Затем завел ей руки за спину и с легкостью сковал их там одной рукой. – Шон мертв, а мы с тобой живы, – прорычал он.
Не в силах больше сдерживаться, он свободной рукой ухватился за ворот ее ночной рубашки и с силой рванул вниз, обнажая ее прекрасное тело.
Застыв от ужаса, Кэтрин молча наблюдала, как его жадный, пылающий взор пожирал ее наготу, как его гнев переходил во все более распаляющееся желание. Когда он поднял на нее сверкающие глаза, она в панике попыталась освободиться.
– Моя жена не смеет отвечать мне отказом в моем собственном доме! – прорычал он, опрокидывая ее на кровать, а затем набрасываясь на нее, словно хищник на добычу.
Охваченная безотчетным страхом, Кэтрин извивалась и брыкалась, отбиваясь изо всех сил. Она даже попыталась вцепиться ему в лицо, но Хью тотчас перехватил ее руки и сковал их у нее над головой. Кэтрин продолжала неистово сопротивляться, но Хью лишь смеялся над ее усилиями, ожидая, пока она устанет и успокоится.
Наконец силы оставили Кэтрин, она затихла, лишь грудь ее продолжала вздыматься от тяжелого, частого дыхания. Она лежала, почти не двигаясь, придавленная к постели его тяжестью, и с настороженностью наблюдала за ним.
– Я заставлю Шона О'Нейла оставить нас навсегда, – пробормотал Хью. Он наклонил голову и с жадной требовательностью припал к ее губам. Кэтрин противилась поначалу его требовательному поцелую, но лишь до тех пор, пока от его прикосновений не начали разгораться тлеющие угольки ее страсти. Сладкая дрожь пробежала по всему ее телу; она затрепетала и, не в силах сдерживаться более, ответила на его поцелуй.
Хью чуть приподнялся и пристально посмотрел на нее, но она в смущении отвела взгляд. Освободив ее руки, он коснулся ее горящих щек и заставил взглянуть на него.
– Кейт, – нежно прошептал он, увидев в ее глазах желание.
– О, боже, – только и смогла простонать Кэтрин, удивленная не меньше Хью пробуждением так давно таимой неудовлетворенной страсти, и Хью начал осыпать легкими, словно касание ветерка, поцелуями ее виски, веки, нос и шею, затем снова нежно приник ко рту. Его губы неторопливо скользнули вниз по ее тонкой, длинной шее, а его горячие ладони в это время ласкали мягкую, нежную плоть. Губами он отыскал ее набухшие соски и начал вбирать в рот, пробуя их на вкус.
Хью хотел отдалить желанный момент полного обладания, но понимал, что не сможет. Только не в этот раз. Он провел жадными руками по ее спине вниз к ягодицам, к бедрам, сминая и сжимая их в порыве страсти, покрыл поцелуями ее живот и бедра, а затем развел ноги, открывая источник ее сладострастия, влажный и трепещущий, полностью готовый к его вторжению.
И Хью не заставил себя ждать, одним движением он вонзился в нее до самого предела.
Кэтрин вскрикнула, застонала, побуждая его снова и снова идти на приступ. А затем, с глухим горловым стоном, Кэтрин выгнулась, предлагая ему себя с первобытной неистовостью: ее трепещущее тело жаждало отдаться до конца, ощутить пик наивысшего удовольствия.
Наконец, дрожа от наслаждения, Хью излился в нее. Разрядка была такой мощной, что он даже впал в минутное забытье; и как сквозь туман мелькнула мысль о том, что, пытаясь покорить ее, он сам оказался покоренным.
Когда выровнялось дыхание и сердцебиение, Хью освободил ее от своей тяжести, лег рядом и бережно прижал к себе.
– Не уходи, – всхлипнула она, уткнувшись ему в плечо.
– Никогда, – ответил он, целуя ее, но глаза Кэтрин уже смыкались в сладкой дреме.
Хью с нежностью разглядывал жену, внезапно он понял, что любит эту женщину больше всех на свете. Он вспомнил, как она сопротивлялась ему вначале, и подумал со вздохом, что она, видимо, все еще любит Шона. А значит, она не должна пока знать о его, Хью, любви. Он не собирался вкладывать ей в руки оружие, благодаря которому она в любой момент сможет одержать над ним верх!
Хью пробудился перед рассветом. Кэтрин спала, уютно устроившись у него на плече. Словно ребенок, получивший новую игрушку, он был не в силах противиться искушению и стянул с нее покрывало. С восторгом разглядывал он восхитительную, изысканную, прекрасную женщину, которая теперь принадлежала ему безраздельно. Неотразимая в своей наготе, она раскинулась, открывая его жадному взору все свои тайны. Легко, едва касаясь, он провел рукой по ноге, по соблазнительному изгибу ее бедра и выше – к мягким белоснежным холмам… Подняв глаза, Хью с удивлением встретился с манящим взглядом колдовских зеленых глаз.
– Поцелуй меня, – прошептала Кэтрин, прижимаясь к нему всем телом.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100