Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Март 1569 года
Кэтрин проснулась и нехотя открыла глаза. В спальне было еще совсем темно и очень холодно.
«Не разжечь ли огонь в камине?» – подумала она, но вылезать из теплой постели не хотелось. Взглянув на спящего рядом мужа, Кэтрин нахмурилась и тяжело вздохнула. Ее сердце сжалось в безотчетной тревоге. Какие новые трудности и беды принесет им еще один день в этом бесконечном кровавом конфликте с Терлоу?
С начала сентября все сильнее разгоралась борьба между лидерами клана О'Нейлов. Хью направил большую группу своих воинов в Ольстер, чтобы не давать людям Терлоу покоя, а также разослал шпионов по окрестностям. Даже оплот его врага, Данганнон, и тот оказался в зоне их внимания; сведения оттуда поступали достаточно регулярно.
В конце концов благодаря активной и умелой деятельности своих агентов Хью начал завоевывать доверие и поддержку своих родственников на севере. Взбешенный Терлоу немедленно отплатил Хью той же монетой. Вскоре стало ясно, что эта яростная схватка между лидерами клана может окончиться только с гибелью одного из них.
Однако Кэтрин упорно гнала от себя эти жуткие мысли. Вот и сейчас она постаралась не думать о неизбежности страшного конца. Глядя на спокойно похрапывающего мужа, она чуть заметно улыбнулась, вспомнив, как неохотно уплатил он лорду Берку деньги, проиграв их забавное пари по поводу того, чья жена понесет первая. И улучшить его настроение могла только мысль о той сумме, которую он должен будет получить с Патрика.
Теперь, на четвертом месяце беременности, она молилась, чтобы у нее родился мальчик. Хью был настолько глуп, что заключил с лордом Берком еще одно пари – тот, у кого родится сын, должен будет получить значительную сумму с отца дочери. И Кэтрин не на шутку тревожилась – что, если Хью проиграет и это пари? Хоть бы у них с Фионой родились дети одного пола, тогда можно было бы наконец вздохнуть спокойно.
Кэтрин выскользнула из постели и, дрожа от утреннего холода, перебежала через комнату, чтобы разжечь едва тлеющие в очаге угли. Забравшись вновь в постель, она прильнула к широкой спине мужа, пытаясь согреться. Внезапно ей в голову пришла, как показалось ей, весьма удачная мысль, и озорной огонек мелькнул в ее глазах.
Она обхватила мужа за талию и осторожно скользнула рукой туда, где мирно покоился предмет его мужской гордости. От нежного прикосновения он мгновенно налился силой и затвердел в ее руке. Кэтрин удовлетворенно вздохнула в предвкушении любовной игры и, крепче прижавшись к мужу, принялась ласкать его.
Хью издал нечто среднее между стоном и рыком, и в следующее мгновение она оказалась распростертой под его тяжелым телом. Приподнявшись на локтях, муж склонился над ней, и в глазах его зажегся дьявольский огонь.
– Что ты делаешь, женщина? Своей щекоткой ты разбудила дракона!
– Это ты-то дракон? – спросила Кэтрин, едва сдерживая смех.
– Нет, глупая девица! Это мой дружок. И это очень голодный дракон! Так что держись!
Ее взгляд проследил за взглядом Хью. Его орудие было полностью готово к атаке.
Веселый смех в глаза Кэтрин сменился радостным блеском.
– Моя Кейт, – пробормотал Хью, приблизив губы почти вплотную к ее губам, – готова ли ты еще раз испробовать плодов от древа познания?
– Люби меня, – прошептала она в ответ.
Хью улыбнулся и принялся осыпать легкими поцелуями ее губы, виски, веки и кончик вздернутого носа. Когда он вновь добрался до ее рта, то не стал больше сдерживать свое желание и приник к ней жадным, требовательным поцелуем. Его большие грубые ладони накрыли ее груди, а затем заскользили вниз к животу, к бедрам, потом еще ниже… проникая в ее святая святых, туда, где рождалась ее чувственность.
Вслед за руками отправились блуждать по всему ее телу и губы. Сгорая от желания, Кэтрин запустила пальцы в густые волосы мужа, прижимая его голову к своей груди. Хью жадно припал губами к ее возбужденному соску, заставив ее стонать и изгибаться от наслаждения. Потом опустился ниже, покрывая ее тело жадными, горячими поцелуями. Его язык дразнил и ласкал ее живот, бедра…
– Возьми меня, скорее, – выдохнула Кэтрин, сгорая от желания.
Хью обхватил ладонями ее ягодицы и приподнял, но не вошел в нее, а только положил ее ноги себе на плечи и опустил лицо между ее бедер. Его язык дразнил шелковистую внутреннюю поверхность ее ног, а затем неожиданно погрузился в ее влажные недра, разжигая неведомый ею ранее чувственный пожар.
Сжигаемая этой почти невыносимой сладкой пыткой, Кэтрин стонала, полностью отдаваясь сводящим ее с ума ощущениям.
Доведя ее страсть до высшей точки, Хью дождался, когда она вся затрепетала, накрыл ее своим телом и резким сильным движением вонзился в жаркую нежность ее тела.
В ту минуту, когда Кэтрин застонала, содрогаясь от наслаждения, Хью сжал ее тело в экстазе, низвергая в нее свое семя.
На некоторое время в комнате воцарилась тишина, если не считать их тяжелого, утомленного дыхания. Хью перекатился на бок и, заключив Кэтрин в объятия, ласково поцеловал ее в висок.
– Насильник женщин, – улыбаясь, прошептала она.
– Победитель драконов! – с шутливой гордостью парировал он.
Кэтрин открыла глаза, посмотрела на его хитро улыбающееся лицо, а потом опустила взгляд. «Дракон» и впрямь казался теперь совсем безобидным. Кэтрин крепко обняла мужа и весело, от души рассмеялась.
– Я люблю тебя, – сказала она.
Хью заглянул в ее сияющие глаза, а затем крепко поцеловал в губы.
– Я тоже тебя люблю, – сказал он. – Что ты собираешься сегодня делать? Мне нужно поехать на заседание парламента, вернусь только к вечеру.
– Я хотела бы навестить Фиону перед тем, как она уедет в Конноут, чтобы там дожидаться рождения ребенка.
– Небольшая поправка, моя радость, ты, видимо, хотела сказать, дожидаться рождения дочери! Хорошо, только возьми карету.
– Лучше я поеду верхом.
– Кейт, возьми карету или оставайся дома, – не терпящим возражений тоном сказал Хью. – Я не хочу, чтобы мой сын подвергался хотя бы минимальному риску!
Трезво рассудив, что из-за такой мелочи спорить не стоит, Кэтрин легко уступила:
– Если это так важно для тебя, мой повелитель, хорошо, я возьму карету.
Хью наградил ее нежным поцелуем, тронутый ее неожиданной кротостью.
А в это время далеко на севере, в Данганноне, Терлоу председательствовал на военном совете, главной задачей которого было разработать наиболее действенные меры, чтобы как можно сильнее досадить англичанам. В совете принимали участие Кальваг О'Доннел и Сорли Макдоннел, главные враги покойного Шона О'Нейла.
– Учитывая, что в вашем распоряжении есть всего лишь пять сотен вооруженных людей, как вы собираетесь вести войну против англичан и в то же время успешно обороняться от Хью О'Нейла? – спросил О'Доннел, скептически приподняв бровь.
– Разумеется, это невозможно, – поддержал его Макдоннел.
– Моя война с кузеном Хью вскоре закончится его полным поражением, – заявил Терлоу с самодовольной улыбкой.
Сорли и Кальваг удивленно переглянулись. Из той информации, которую они получали от своих шпионов, естественно было бы сделать совсем иной вывод. Они знали, что Хью О'Нейлу удалось добиться весьма ощутимых успехов.
– Я подстроил ловушку, в которую мой братец непременно попадется, – пояснил весьма довольный собой Терлоу. – Скоро я покончу с Хью О'Нейлом навсегда.
– И что же это за ловушка, если не секрет? – с живым интересом спросил Сорли Макдоннел.
Терлоу громко расхохотался.
– Скоро вы сами все увидите! Если бы вы только знали, какую соблазнительную приманку я ему приготовил! Он просто не сможет на нее не клюнуть! Потерпите немного – и вы все поймете.
– Скажи, это очень больно? – с деланным равнодушием спросила Фиона, встревоженно вглядываясь в глаза своей новой подруги.
Кэтрин улыбнулась. Она сразу заметила бледность и нездоровый лихорадочный блеск в глазах молодой женщины, но мудро воздержалась от вопросов. Теперь она поняла причину ее беспокойства.
– О чем ты? – лукаво улыбаясь, спросила она. Фиона чуть поморщилась, ей было не до шуток.
– Перестань, Кейт! – воскликнула она, нервно поглаживая свой огромный живот. – Ты прекрасно понимаешь, о чем я тебя спрашиваю!
Кэтрин улыбнулась и взяла ее за руку.
– Конечно, это больно, ты и сама это знаешь. – Но, почувствовав, как вздрогнула Фиона, Кэтрин решила ее успокоить: – Но вполне терпимо. Когда твой ребенок окажется возле твоей груди, ты сразу же забудешь о боли, уверяю тебя.
– Ты, верно, просто жалеешь меня, хочешь успокоить? – нервно сглотнув, спросила молодая женщина.
– Подумай сама, – улыбнулась Кэтрин, – если бы это было так невыносимо, разве мир был бы так густо населен?
– И правда, я как-то об этом не подумала. – Фиона заметно повеселела. Но затем вновь обеспокоенно взглянула на подругу. – Я очень боюсь, что останусь такой же толстой и неуклюжей, как сейчас.
– Об этом не стоит беспокоиться, – успокоила ее Кэтрин. – Я рожала уже дважды, и моя фигура почти не изменилась.
– А мой противный муж, – продолжала жаловаться Фиона, – теперь постоянно надо мной подшучивает. Раньше он называл меня не иначе как «кельтской сиреной» и своей красавицей, а теперь я для него «мамаша-утка». Но если честно, я и правда чувствую себя такой огромной и неуклюжей. – Фиона всхлипнула.
– А ты и правда напоминаешь утку, когда ходишь, – заметила Кэтрин с лукавыми искорками в глазах.
Но обиженная Фиона тут же разразилась слезами.
– Не плачь, я же пошутила, – стараясь не смеяться, сказала Кэтрин. – Лучше подумай о том, что твой срок близится к концу, скоро у тебя появится малыш, самое дорогое и прелестное существо на свете, и ты опять станешь такой же легкой и изящной, как и прежде, а мне еще ждать целых пять месяцев! Если вернешься в Дублин до того, как наступит мой срок, то сама увидишь, какая я буду тогда неповоротливая и неуклюжая.
– Ты всегда умеешь поднять мне настроение, – улыбнулась Фиона. – Спасибо тебе, – сказала она с чувством.
– Ну что ж, я рада, что смогла тебя немного развлечь, – сказала Кэтрин, поднимаясь с места. – А теперь мне пора. Уже поздно. И счастливого вам пути. Надеюсь, ты сообщишь, кто у тебя родится.
Фиона тоже начала подниматься со стула, но Кэтрин жестом остановила ее.
Все еще погруженная в мысли о будущем ребенке, Кэтрин вышла во двор, где ее поджидала карета. Открывая дверцу, кучер О'Нейлов неожиданно закашлялся и как-то смущенно отвернулся от нее, подавая руку, чтобы помочь подняться на подножку.
Кэтрин села в карету, и дверца за ней захлопнулась. Женщина поудобнее устроилась и откинулась назад. Ей хотелось отключиться от всего и подарить себе хоть несколько мгновений спокойного отдыха, прежде чем муж и дочери начнут требовать ее внимания.
Неожиданно карета резко рванула с места, и Кэтрин, сброшенная с сиденья от резкого толчка, растянулась на полу.
– Господи! – только и смогла произнести она, призывая мысленно всевозможные проклятия на голову пьяного дурака-кучера.
Кэтрин с трудом вновь вскарабкалась на сиденье и, вцепившись обеими руками, попыталась удержаться на нем, в то время как ее безжалостно швыряло из стороны в сторону. Ей удалось передвинуться по сиденью к окну и выглянуть наружу. То, что она увидела, очень ее встревожило. Карета ехала явно в противоположную от поместья О'Нейла сторону, и Дублин должен был уже вот-вот скрыться вдали.
Стараясь привлечь внимание кучера, Кейт начала отчаянно стучать в стенку кареты, однако это не возымело никакого действия.
Они ехали довольно долго. Ей уже начало казаться, что эта безумная скачка никогда не кончится. Но наконец экипаж резко остановился, и Кэтрин вновь едва не упала с сиденья. От боли и страха слезы хлынули у нее глаз. Она понимала, что ее привезли не домой.
Снаружи послышались чьи-то твердые уверенные шаги, дверца кареты распахнулась, и Кэтрин увидела незнакомца с безобразным шрамом на щеке, одетого в ливрею О'Нейлов.
– Вылезайте, – грубо приказал он. Кэтрин испуганно отпрянула в глубь кареты. Тогда незнакомец протянул руку, чтобы вытащить наружу, но в этот миг сзади послышался топот копыт. Незнакомец обернулся к вновь прибывшим. Надежда Кэтрин на спасение, вспыхнувшая было в ее душе, тут же погасла. По всей видимости, это были сообщники ее похитителей. Но зачем она понадобилась им? Только ли ради выкупа или здесь было что-то похуже?
– Графиня? – Возле окна кареты появился человек, чье лицо показалось Кэтрин знакомым.
– Лиам! – воскликнула она, и вслед за мгновенной радостью у нее упало сердце. Кэтрин вспомнила, что бывший воин Шона теперь служит у Терлоу.
– Выходите, графиня, – приказал Лиам, протягивая ей руку.
Ошеломленная всем происходящим, Кэтрин не могла пошевелиться. Так, значит, ее похитил Терлоу!
– Выходите же, – повторил нетерпеливо Лиам. – Мы едем в Данганнон.
– Нет! – воскликнула Кэтрин, отшатнувшись от протянутой к ней руки.
Не обращая внимания на ее отчаянное сопротивление, Лиам вытащил женщину наружу и, грубо ухватив за локоть, повел, почти поволок к стоящим поодаль лошадям.
– Пожалуйста, прошу вас! – умоляла Кэтрин сквозь рыдания. – Не делайте этого! Ради всего святого! Поездка верхом убьет ребенка, которого я ношу!
Несколько мгновений воин внимательно смотрел на нее. Отчаяние и ужас, так явно читающиеся на лице несчастной женщины, видимо, все же тронули его суровую, не знающую жалости душу. Но он только с сожалением покачал головой.
– Я получил приказ, – мрачно сказал он.
Сняв свой плащ, он накинул его на плечи Кэтрин и подсадил в седло. Сам сел сзади и сделал своим людям знак трогаться. Им предстоял долгий утомительный путь до владений Терлоу.
К тому времени, когда Хью вернулся домой из парламента, зимнее солнце уже клонилось к горизонту. Он вошел в большой зал, увидел Патрика, сидящего перед камином, и, усевшись рядом с ним в кресло, с блаженным вздохом вытянул ноги. Поджидая, пока накроют стол к ужину, мужчины спокойно сидели у огня, потягивали эль и мирно болтали.
– Ужин готов, – сообщила Пег с озабоченным выражением лица. – Прямо не знаю, что делать, леди Кэтрин еще не вернулась. Может быть, подождем ее?
– Не вернулась?! – воскликнул Хью, вскочив на ноги. – Что-то случилось! Она должна была уже быть дома.
– Может, она просто задержалась, почувствовала себя плохо? – предположил Патрик.
– Фиона сообщила бы об этом. – Хью был явно встревожен. – Собери людей. Едем к Беркам.
Вскоре Хью в сопровождении группы вооруженных людей уже въезжал во двор поместья Берков. Приказав своим людям ждать его, Хью спешился и поспешно вошел в дом, направляясь прямо в большой зал, где уже был накрыт стол.
– Где Кэтрин? – прямо с порога спросил Хью, не тратя время на приветствия и объяснения. Его тревога возрастала с каждым мгновением.
– Она уехала несколько часов тому назад! – взволнованно воскликнула Фиона.
В этот момент в зал быстрым шагом вошел Патрик в сопровождении начальника стражи лорда Берка.
Начальник стражи прокашлялся, чтобы привлечь к себе внимание, и сказал:
– Мы нашли в конюшне три трупа с перерезанными горлами.
Лорд Берк мгновенно вскочил со стула. Хью вопросительно посмотрел на Патрика.
– Это наши люди, – мрачно подтвердил тот худшие опасения своего патрона.
– Так, значит, ее похитили, – сжимая кулаки, прорычал Хью.
– Кто мог осмелиться убить ваших людей и похитить жену? – в недоумении спросил Берк.
– Терлоу, – коротко бросил Хью, разворачиваясь. – Патрик, отправь Дика домой, чтобы он собрал остальных людей. Нужно проверить все дороги из Дублина, но главное внимание следует уделить дорогам, ведущим на север.
– Я поеду с вами, – заявил лорд Берк, отдавая распоряжение начальнику стражи собрать по тревоге людей.
Ночь была дождливой и холодной. Дул ледяной пронизывающий ветер. Пришлось ехать очень быстро, так как все понимали, что с каждой упущенной минутой все меньше шансов найти графиню. Хью направил своих людей проверить дороги на северном направлении, и меньше чем через час была обнаружена брошенная карета.
– Мерзавец! Негодяй! – Хью злобно пнул ногой экипаж. – Он мне за все ответит!
– Мы не можем быть уверены в том, что это дело рук Терлоу, – заметил Патрик.
– Черта с два! – прорычал Хью. – Мы немедленно едем в Данганнон!
– Это самоубийство, – горячо возразил Патрик. – Если только леди Кэтрин похитил действительно Терлоу, он сделал это с одной-единственной целью – захватить тебя! Да он только и ждет, чтобы ты примчался в Данганнон за своей женой!
– Патрик прав, – поддержал его лорд Берк. – Трудно придумать более верный способ заманить тебя в ловушку.
– Нужно связаться с нашими людьми в Ольстере и в Данганноне, – посоветовал Патрик. – И, получив от них сведения, тщательно продумать план спасения леди Кэтрин.
– Моей жене и ребенку грозит смерть! – отрезал Хью, упрямо сжав челюсти. Он не желал слушать ни о каких планах. – Мы немедленно едем в Данганнон! Если вы не хотите, я поеду один.
Лорд Берк бросил многозначительный взгляд на Патрика, тот кивнул в ответ. Они слишком хорошо знали горячую натуру и упрямство О'Нейлов.
– Сегодня ночью мы никуда не поедем, – веско сказал лорд Берк и, отворачиваясь от Хью, подал незаметный знак Патрику.
В тот же момент Патрик неожиданно схватил руки Хью и заломил их ему за спину. Это позволило лорду Берку нанести мощный удар в челюсть, так что Хью мгновенно потерял сознание. Патрик подхватил его, не дав упасть, и потащил к своей лошади.
– А вы решительнее, чем я думал, – усмехаясь, заметил Патрик, – вот только сомневаюсь, что он будет вам благодарен за это, когда очнется.
Грязная, разбитая, падающая от усталости, Кэтрин все же смогла сделать нечеловеческое усилие, чтобы гордо выпрямиться в седле, когда они подъезжали к Данганнону. Решительно настроенная не уронить достоинства в глазах своих похитителей, она не проронила ни единой слезинки с той самой ночи, как ее похитили.
Лиам, всегда с уважением относившийся к леди Кэтрин, не мог не оценить ее мужества. Всю долгую дорогу он проявлял о ней заботу, всегда был рядом, помогал, поддерживал. Когда Кэтрин смертельно уставала, так что едва могла держаться в седле, он пересаживал ее к себе на лошадь. Прижавшись к его широкой груди, Кэтрин могла немного отдохнуть и расслабиться.
Не раз за эти дни Кэтрин думала, что ей все же есть за что благодарить бога даже в такой отчаянной ситуации. Если бы не Лиам, она не смогла бы выдержать все тяготы этого бесконечного пути.
Въехав во двор замка, Лиам спешился и помог Кэтрин сойти на землю. Несмотря на смертельную усталость, Кэтрин все же нашла в себе силы удивиться, оглядевшись вокруг. Их приезд явно не остался незамеченным, однако почему-то их никто не встречал.
– Что ты делаешь? – воскликнула Кэтрин, когда Лиам неожиданно схватил ее за запястья и скрутил их веревкой.
– Простите меня, – прошептал он, – это необходимо.
Кэтрин понимающе кивнула, принимая его извинения. А у Лиама внезапно сжалось сердце от жалости к этой гордой, благородной женщине, готовой простить его предательство. Кэтрин с удивительным достоинством перенесла все тяготы пути и несчастья, а теперь была готова к унижениям и оскорблениям, которые, как она прекрасно понимала, ожидали ее здесь, в доме, где она когда-то была хозяйкой.
– Идем. – Схватив Кэтрин за локоть, Лиам подтолкнул ее к дому.
«Я графиня Тирон, и никто не должен увидеть моего страха» – снова и снова твердила она про себя, словно молитву.
Вместе с Лиамом они вошли в дом и направились к большому залу, откуда доносился громкий гул голосов. У входа Кэтрин чуть замешкалась, но Лиам крепче сжал ее локоть и подтолкнул вперед.
При появлении Кэтрин гул постепенно смолк. А когда пленница в сопровождении своего стража проходила сквозь толпу, в зале воцарилась неестественная тишина. Сидящие за большим столом вожди ирландских кланов оторвались от беседы и молча подняли глаза на растрепанную женщину с красивым, но измученным лицом.
Кэтрин остановилась прямо перед ними. Терлоу, развалившись в кресле, встретил ее самодовольной улыбкой. Вечер обещал быть очень интересным.
Не обращая на него внимания, Кэтрин твердо посмотрела на Сорли Макдоннела, который чуть рот не раскрыл от изумления, когда узнал, кто стоит перед ним. Ему слишком хорошо был знаком открытый, прямой взгляд этих зеленых глаз. И сейчас он напомнил Макдоннелу о неоплатном долге перед их обладательницей. Когда-то, много лет назад, она спасла ему жизнь. Он хотел было что-то сказать, но внимание Кэтрин переключилось на Кальвага О'Доннела, с которым она раньше никогда прежде не встречалась.
– Добрый вечер, – приветствовал ее Терлоу. – Рад, что вы навестили нас.
Только теперь Кэтрин перевела на него взгляд. В ее глазах горел открытый вызов, и губы кривились в презрительной усмешке. Она молчала, словно считала ниже своего достоинства отвечать ему.
Ярость захлестнула Терлоу. «Эта мерзавка смеет открыто выражать свое неповиновение! – мелькнуло у него в голове. – Ну, ничего, завтра к этому времени она уже будет валяться у меня в ногах и молить о снисхождении!» Несколько успокоенный этой мыслью, Терлоу обратился к присутствующим:
– Позвольте, господа, представить вам ту самую приманку, о которой я говорил вам в прошлый раз. Леди Кэтрин О'Нейл, графиня Тирон, жена моего кузена Хью О'Нейла.
Кэтрин по очереди пристально взглянула на каждого из вождей ирландских кланов. Она знала, что именно они ответственны за гибель ее мужа.
– Вы уж извините меня за прямоту, – дерзко сказала Кэтрин, – но я чувствую себя словно свинопас, которого заставляют раскланиваться перед свиньями!
Самодовольная улыбка Терлоу мгновенно погасла, сменившись злобной гримасой. Все замерли. Мужчины были ошеломлены подобной безрассудной дерзостью.
Но в эту минуту неожиданно громко рассмеялся старик Макдоннел, разрядив обстановку, но вызвав удивленно-недовольный взгляд Терлоу.
– Девица так же смела и остроумна, как и прекрасна, – продолжая смеяться, заметил Сорли Макдоннел. Терлоу сдержанно кивнул ему в ответ, и по залу пронесся вздох облегчения.
– Как смели вы привезти меня сюда помимо моей воли? – спросила Кэтрин, прожигая взглядом Терлоу.
– Голубка моя, – насмешливо отвечал тот, – вы же и сами знаете ответ.
Он нагло ухмыльнулся и скользнул выразительным жадным взглядом по пышной груди стоящей перед ним женщины. Этот взгляд был столь недвусмысленным, что у присутствующих не осталось ни малейших сомнений по поводу его истинных намерений. Не были они тайной и для Кэтрин.
– Я требую, чтобы вы меня немедленно отпустили, – пытаясь скрыть свой страх, заявила она.
Терлоу не удостоил ее ответом, лишь откинул голову назад и громко рассмеялся. Он явно наслаждался ситуацией. Все, кроме Сорли Макдоннела, присоединились к нему.
Зная, что здесь сейчас присутствуют многие воины Шона О'Нейла, Кэтрин решила попытаться сыграть на этом и привлечь их на свою сторону.
– Что же это за мужчины, которые воюют с беременными женщинами?! – громко спросила она, сбрасывая с плеч плащ.
Терлоу скользнул мрачным взглядом по ее животу.
– Я воюю только против англичан, мадам, – сказал он.
– Тогда почему вы похитили вдову Шона О'Нейла? – так же громко спросила Кэтрин.
– Замолчи, женщина! – Терлоу вскочил с кресла и оперся могучими руками о стол. – Ты жена Хью О'Нейла, а не вдова Шона О'Нейла!
– Шон мог бы быть еще жив, если бы ты не предал его! – резко сказала Кэтрин. – Да, да, именно ты, Терлоу О'Нейл, бросил своего вождя и позволил одному отправиться в подстроенную ему ловушку. И теперь ты можешь сидеть за одним столом с его заклятыми врагами?! Трус! Ты не вызываешь у меня ничего, кроме отвращения!
Терлоу открыл было рот, но прежде, чем он смог что-либо сказать, в зале прозвучал пронзительный женский голос:
– Ах ты, английская сучка! Теперь-то ты мне за все заплатишь!
Прежде чем ее успели остановить, Маура подбежала к Кэтрин и залепила ей звонкую пощечину.
Вражда между двумя красавицами была хорошо известна, но то, что деревенская девка осмелилась ударить графиню, вызвало настоящий шок у присутствующих.
Маура вновь намеревалась нанести удар, но Кэтрин не стала дожидаться. Сжав связанные в запястьях руки в кулаки, она изо всех сил ударила Мауру по лицу. Женщина отшатнулась, разозлившись еще больше, а затем бросилась на Кэтрин, намереваясь вцепиться ей в лицо. Тогда по приказу Терлоу один из его воинов схватил Мауру, заломив ей назад руки.
Внезапно Кэтрин покачнулась, силы оставили ее, усталость и отчаяние непосильным грузом придавили ей плечи. Почувствовав, что она вот-вот упадет, Лиам поддержал ее за талию. Женщина тяжело оперлась на него.
«Она падает от усталости, – подумал Терлоу, – но все так же горда и держится с достоинством. Какой прекрасной парой она могла бы стать для такого человека, как я!»
– Отведите Мауру домой, – приказал он своим людям, а когда та попыталась было возразить, прикрикнул на нее: – Здесь я хозяин, и все обязаны мне подчиняться!
Мауру безо всякого почтения выволокли из зала, несмотря на ее громкие протесты.
– Это относится и к вам, графиня, – обратился Терлоу к своей пленнице. – Вам отведена ваша прежняя комната. Там все осталось так, как было в тот день, когда вы сбежали.
Кэтрин невесело усмехнулась.
– Пленница в золотой клетке? – съязвила она. – А я думала, что военнопленных заковывают в цепи и отправляют в подземелье.
– Дорогая моя, у вас еще все впереди, возможно, и цепи тоже, – с похотливой улыбочкой заметил Терлоу, вызвав у своих людей непристойный смех.
Однако в следующее мгновение его голос вновь стал жестким; на самом деле он уже устал от бессмысленных пререканий с дерзкой пленницей.
– Вы будете делать все то, что я вам велю. Ведь вам, кажется, очень дорого то отродье, что вы носите под сердцем? – И, заметив страх, мелькнувший в глазах Кэтрин, мысленно поздравил себя с победой: кажется, он нащупал ее слабое место. – А сейчас ступайте к себе в комнату, – резко добавил он.
В эту минуту к ним подошла Мод, старая экономка Данганнона и мать Полли. Не обращая внимания на грозный вид хозяина, она нежно обняла Кэтрин.
– Вы очень бледны, моя дорогая, что с вами? Вам нехорошо?
– Я боюсь за ребенка, которого ношу, – прошептала бедная женщина.
Резко повернувшись к Терлоу, Мод с укором взглянула на него, словно он был не всесильный вождь клана, а нашкодивший непослушный мальчишка. Понимая, что справиться с этой старухой он не в силах, Терлоу недовольно отвернулся, но ничего не сказал. Ведь она знала его с самого рождения. Как может он угрожать женщине, которая утирала ему нос и меняла пеленки? Разумеется, хитрая старая карга прекрасно знала, что может позволить себе некоторые вольности в обращении с ним, которые вождь никогда не спустил бы никому другому. Впрочем, границы она никогда не переступала, и у Терлоу не было повода ее приструнить.
– Помой ее и накорми, а затем уложи в постель, – приказал Терлоу, понимая, что именно это Мод собиралась сделать и без его приказа. – Запри ее в комнате и принеси мне ключ. А ты, Лиам, проводи их наверх.
– Развяжите ей руки, – потребовала Мод.
Как же ей хотелось, чтобы Терлоу и в самом деле был сейчас маленьким мальчиком, которого она когда-то шлепала и наказывала за его жестокие шалости.
Терлоу кивнул Лиаму, и тот поспешно перерезал веревку, стягивающую запястья Кэтрин.
– Пойдем, красавица, – ласково сказала Мод, – я позабочусь о тебе.
Кэтрин слабо улыбнулась ей и пошла вперед, но не сделала и нескольких шагов, как ноги ее подкосились, в ушах зазвенело, все закружилось у нее перед глазами, очертания предметов и людей размылись, превращаясь в мутные пятна.
Отчаянным усилием воли Кэтрин заставила себя сделать еще несколько шагов, лишь бы не показать врагам своей слабости, но пол неожиданно уплыл у нее из-под ног, и она провалилась в черную вязкую тьму.
К счастью, Лиам успел подхватить Кэтрин на руки прежде, чем она упала. Мод грозно взглянула на растерявшегося от неожиданности Терлоу и подала знак Лиаму побыстрее унести бедняжку из зала, в котором вновь воцарилось гробовое молчание. Гордость и отвага хрупкой маленькой женщины тронули сердца грубоватых, но честных воинов, наблюдавших за этой сценой. Теперь в Данганноне у Кэтрин было больше сочувствующих, чем она могла даже надеяться.
Лиам отнес Кэтрин в ее прежнюю спальню на втором этаже, осторожно положил на кровать и поспешно ретировался, предоставив пленницу заботам Мод. Экономка тут же распорядилась приготовить ванну и ужин.
Кэтрин вскоре пришла в сознание, и тут же безнадежное отчаяние захлестнуло ее с головой. Слезы хлынули у нее из глаз, тело затряслось от бессильных рыданий. Мод молча обняла ее и бережно держала, пока женщина наконец не успокоилась.
Между тем слуги приготовили для Кэтрин ванну. Мод искупала ее, вымыла и расчесала ее роскошные волосы, и постепенно к Кэтрин вернулись силы и бодрость духа. Несмотря на церковные проповеди о вреде мытья, экономка считала, что для души нет ничего полезнее горячей ванны, и теперь лишний раз убедилась в своей правоте.
Надев на Кэтрин ночную рубашку, Мод помогла ей лечь в постель, а затем настояла на том, чтобы Кэтрин съела несколько ложек тушеного мяса, которое принесла служанка.
В первый раз за последние несколько дней Кэтрин почувствовала, что ей тепло и уютно. Откинувшись на подушки, она сказала, улыбаясь:
– Полли и Патрик обвенчались.
– Знаю, – улыбнулась ей в ответ Мод.
– Но откуда? – удивилась Кэтрин.
Мод собралась было ответить, но вовремя спохватилась и, покачав головой, прижала палец к губам. Затем, накрыв Кэтрин теплым пушистым одеялом, по-матерински ласково погладила ее по голове и спросила:
– И когда же должен родиться ребенок?
– В августе. – Кэтрин вздохнула и вытерла невольно набежавшую слезу. – Я так соскучилась по моим девочкам. Знаешь, Шана просто копия отца.
Она закрыла вдруг ставшие невероятно тяжелыми веки и через мгновение погрузилась в глубокий, лишенный сновидений сон. Поправив еще раз одеяло, Мод поднялась и вышла из комнаты, не забыв запереть за собой дверь, как велел Терлоу.
Не только гости, но и слуги в замке давно уже спали, когда Терлоу, одетый в ночной халат, вошел в комнату Кэтрин через дверь, соединяющую их спальни. Из кровати не слышалось ни единого звука.
Пройдя через всю комнату, Терлоу остановился возле Кэтрин и принялся разглядывать спящую женщину, восхищенный ее красотой. Ее великолепные волосы, раскинувшиеся по подушке, тускло мерцали в лунном свете, кожа казалась нежной и прозрачной, как у ангела. Но Терлоу хорошо знал, какое дьявольское упрямство скрывается за этой ангельской внешностью. А при мысли о зеленых глазах, глубоких, как море, в которых мужчина мог утонуть и пропасть, Терлоу почувствовал возбуждение. Он вновь хотел ее. Так было всегда, стоило только ему ее увидеть.
«Пусть она сбежала от меня, – думал он, – пусть стала женой другого, все равно Кейт моя и я никому ее не отдам! Нас разлучит только смерть!»
Терлоу скинул халат и остался полностью обнаженным. Трудно было бы найти более великолепный образчик мужской красоты и силы. Пропорционально сложенный, но более мощный, чем большинство мужчин, Терлоу обладал великолепно развитым телом воина. Широкие плечи и тонкая талия делали его неотразимым в глазах женщин. Черты его лица были довольно приятны, но их портило выражение жестокости и холодного цинизма, лишая его подлинной привлекательности. Такие качества, как доброта и сострадание были вовсе чужды Терлоу.
Откинув одеяло, Терлоу лег рядом с Кэтрин. Кровать скрипнула под его тяжестью, и Кэтрин, выхваченная из сна этим звуком, медленно открыла глаза. Сначала она ничего не поняла, но, когда Терлоу повернулся, чтобы заключить ее в объятия, все ее чувства возопили об опасности. Действуя почти инстинктивно, Кэтрин соскочила с постели как раз в тот момент, когда его рука скользнула по ее плечам.
– Нет! – закричала она, отпрянув назад. Женщина прижалась к стене, ноги ее дрожали, а широко раскрытые глаза были полны ужаса.
Но сопротивление жертвы лишь усилило неудержимое желание Терлоу овладеть ею. Воин до мозга костей, он получал удовольствие лишь от настоящей схватки, каким бы оружием ему ни приходилось сражаться. Чем отчаяннее было сопротивление – женщины ли, врага ли, – тем больше удовольствия получал он, подчиняя их своей воле.
Терлоу сбросил с себя одеяло, чтобы она могла лучше рассмотреть его во всей красе и не сомневалась более в своей участи. Увидев, что она никак не отреагировала на явную демонстрацию его намерений, он небрежным жестом заложил руки за голову и приказал не терпящим возражения тоном:
– Возвращайся в постель.
– Нет, – прошептала Кэтрин, с ужасом глядя на его огромное, готовое к бою орудие.
Кэтрин затравлено огляделась, словно загнанное в угол животное. Бежать было некуда.
– Вернись в постель. Я приказываю.
Голос Терлоу звучал жестко и властно, хотя сам он не сделал ни единого движения. Казалось, его забавляла эта игра в кошки-мышки.
Ужас захлестнул Кэтрин. Единственное желание – бежать во что бы то ни стало – затуманило ее сознание. Она отчаянно рванулась к двери, понимая в глубине души, что бежать ей все равно не удастся. И точно, не успела она сделать и пяти шагов, как Терлоу вскочил с постели и набросился на нее, срывая с нее ночную рубашку.
Отчаянный крик Кэтрин разорвал ночную тишину. Она вырвалась и стремительно бросилась к двери… Дверь оказалась заперта, и женщина обернулась, чтобы встретить своего мучителя лицом к лицу.
На несколько мгновений Терлоу и его жертва застыли, пристально глядя друг на друга. В глазах женщины застыл страх, а Терлоу откровенно наслаждался видом обнаженной красавицы. Он едва смог сдерживать свое желание, когда увидел ее набухшие от беременности груди с большими темными сосками, вызывающе торчащими, словно от возбуждения. Изящные линии бедер и округлый живот придавали ей особую привлекательность в глазах такого сластолюбца, каким был Терлоу.
Он придвинулся ближе и, обдавая горячим, прерывистым дыханием, прижал ее к двери всем своим мощным телом. Подобно слепцу, ощупывающему свое бесценное сокровище, Терлоу ласкал ее щеки, шею, плечи; его губы следовали за руками, оставляя на ее нежной коже горящие следы поцелуев. И наконец он обхватил ладонями ее полные груди, издав при этом сладострастный стон. Одна его рука скользнула вниз, к ее округлившемуся животу, затем по бедрам и прижалась к мягкому треугольнику волос между ними.
– Нет! Пожалуйста, – взмолилась Кэтрин. – Мой ребенок…
Но Терлоу не обращал внимания на ее мольбы. Он сжал ее в объятиях, впиваясь в рот грубым, требовательным поцелуем, погружаясь в его сладостные глубины… Не испытывая ничего, кроме отвращения, Кэтрин пыталась бороться. Но что она могла сделать? Ухватив железной рукой гриву золотых волос, Терлоу оттянул назад ее голову. Его яростный взгляд требовал, чтобы она подчинилась, отдалась ему добровольно… Кэтрин плюнула ему в лицо.
Реакция Терлоу была мгновенной и жестокой. Он ударил ее наотмашь тыльной стороной руки по лицу, так, что она упала, затем поднял и прижал к двери, навалившись на нее всем телом. Он раздвинул ей ноги, намереваясь взять ее силой, но в этот момент Кэтрин в отчаянии всхлипнула:
– Не делай этого, иначе… я убью себя!
Терлоу медленно разжал руки, и Кэтрин, обхватив руками живот, сползла на пол, да так и осталась лежать, скорчившись, у его ног.
Терлоу был раздосадован. Наконец-то она полностью в его власти, он может сделать с ней все, что захочет… Но этого было ему мало. Он хотел видеть желание, а может, даже страсть в ее глазах. Последний раз взглянув на рыдающую Кэтрин, Терлоу резко развернулся и направился к себе в комнату. Ему было необходимо, чтобы она добровольно отдалась ему. И он добьется своего, пусть даже на это уйдет некоторое время. Спешить все равно некуда. Хью О'Нейл уже никогда ее не получит назад.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100