Читать онлайн Знойная осень, автора - Грант Терри, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Знойная осень - Грант Терри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Знойная осень - Грант Терри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Знойная осень - Грант Терри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грант Терри

Знойная осень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Оранжевый вагончик старинного трамвая, громко звеня, рассекал безлюдную в этот час улицу живописного квартала, по обеим сторонам которой расположились домики с красными черепичными крышами и балконами из кованого железа. Почти на каждом из них стояли горшки с цветущими красными бутонами растениями. Параллельно узорчатым перилам были натянуты веревки с вывешенным на них бельем.
А над этими образчиками свежести и белизны триумфально возвышались просторные птичьи клетки. И многоголосое щебетанье, которым был наполнен этот жаркий сентябрьский полдень, напоминало Элизабет веселое и неугомонное ознаменование прихода весны в ее далекий родной город. Оно вызывало то же ощущенье легкого полета, то же ожидание чего-то светлого, необыкновенного и очень-очень доброго. Это было ощущением детства – а значит, радости.
Элизабет остановилась в тени одной из арок, обвитой листьями дикого винограда, с любопытством наблюдая за обыденной жизнью раскинувшейся перед нею улицы. Во дворе небольшого дома, расположенного на противоположной стороне, мальчишки играли в футбол; чуть поодаль две пожилые женщины, свесившись через перила балконов, что-то громко обсуждали, оживленно размахивая руками; из бара, расположенного в нескольких метрах от Элизабет, вышел смуглый мужчина в красной футболке с надписью «CHICAGO BULL» и, подойдя к соседнему дому, что-то крикнул в окно второго этажа. Через несколько секунд из него выглянула полная женщина, сердито сказала ему несколько слов и снова скрылась в глубине комнаты.
Заметив Элизабет, мужчина широко улыбнулся и помахал ей рукой. Элизабет, помахав ему в ответ, сфотографировала дружелюбного португальца на память. Затем медленно перевела объектив фотоаппарата на фасады других домов и, заинтересовавшись одним из них, облицованным традиционной португальской мозаикой, изображавшей старинную каравеллу с фигурой мореплавателя на носу, захотела запечатлеть этот вид для альбома. Решив сделать снимок с более близкого расстояния, она медленно пересекала улицу, не отрывая взгляда от объектива, как вдруг замерла на полпути, словно громом пораженная.
В объективе фотоаппарата, отклонившегося при ее перемещении немного в сторону от мозаики, Элизабет увидела распахнутую створку окна, за которой ясно различила… знакомый профиль Лекера. Бельгиец разговаривал с невидимым ей собеседником, который находился на другой половине комнаты, скрытой от посторонних глаз зашторенными занавесями. Несколько секунд Элизабет стояла в нерешительности посреди улицы, затем осторожно приблизилась к фасаду с каравеллой и, спрятавшись за декоративным выступом, вновь направила объектив на распахнутую створку окна. Лекер, теперь уже сидя за массивным столом в старинном стиле, по-прежнему что-то говорил, глядя прямо перед собой. Его губы двигались медленно и едва заметно, будто бы нехотя. Элизабет опустила палец на кнопку фотоаппарата, приготовившись снять его собеседника. Некоторое время она стояла неподвижно, не теряя надежды, что невидимка, спрятанный за шторой, все же покажется в окне, хотя бы ненадолго. И ее терпение было вознаграждено.
Спустя несколько минут Элизабет увидела в объективе приближающуюся к столу тень, а затем и того, кому она принадлежала. Это был незнакомый ей парень лет двадцати двух, с коротко остриженными волосами, в оранжевой футболке без рукавов, которая ясно позволяла разглядеть татуировку на его правом плече, изображавшую волчью голову с оскалившейся пастью. Парень положил перед Лекером темно-коричневый кейс и, открыв его, показал рукой на содержимое, что-то кратко пояснив. Лекер, внимательно оглядев открытый кейс, удовлетворенно кивнул и повернул его в противоположном от себя направлении.
Элизабет, даже не разглядев как следует содержимое кейса, несколько раз нажала кнопку фотоаппарата. И тут к столу приблизился третий мужчина, также находившийся все это время за зашторенной створкой окна. Некоторое время Элизабет никак не могла поймать в кадр его лицо, так как он стоял рядом с парнем и, низко опустив голову, рассматривал то, что находилось в кейсе. Элизабет быстро перевела объектив вниз: кейс был доверху наполнен маленькими прозрачными пакетиками с белым порошком.
Наркотики, сразу же догадалась она, делая еще несколько снимков.
Затем вновь направила объектив на лицо третьего мужчины. Он как раз в это время повернул голову к парню с татуировкой – это был Антонио.
Вот это да, мысленно ахнула Элизабет, поспешно фотографируя заместителя Амарто. Он неплохо проводит свой выходной, подумала она. Интересно, что скажет об этом его шеф?
Антонио, открыв один из пакетиков, опустил палец внутрь, затем осторожно поднес его к языку и, поводив нижней челюстью, удовлетворенно кивнул.
Элизабет невольно поморщилась.
В фильмах наркоторговцы обычно сплевывают эту гадость, а этому хоть бы что, с отвращением подумала она, делая еще несколько кадров.
Антонио закрыл кейс и направился в зашторенную часть комнаты. Через несколько секунд он вернулся с объемным свертком и, положив его на стол, принялся аккуратно раскрывать. Элизабет затаила дыхание в нетерпеливом ожидании. Она вся подалась вперед, держа указательный палец над кнопкой фотоаппарата. И, как только из свертка показались первые золотые блестки, тут же принялась быстро, один за другим, делать новые снимки.
С каждой секундой блесток на столе становилось все больше, и они все ярче горели золотым пламенем в лучах яркого солнца. И наконец почти все пространство стола перед Лекером было залито искрящейся золотой волной. Элизабет на несколько мгновений замерла, позабыв о снимках. Она словно завороженная смотрела в объектив фотоаппарата на рассыпанные по столу золотые украшения. Здесь были десятки изящных колечек, массивных перстней, витиеватых кулонов и цепочек, печаток, крестиков, браслетов.
Боже мой, да это просто сокровища майя, изумленно подумала она, возвращаясь к прерванным снимкам. Откуда у работника фирмы, занимающейся поставками оливкового масла за рубеж, столько золота?!
Лекер медленно провел ладонью по рассыпанным украшениям, и Элизабет заметила, что его взгляд сияет не менее ярко, чем вожделенный металл. Он обменялся несколькими фразами с мужчинами, и они дружно рассмеялись, видимо оставшись довольными и его шуткой, и друг другом. Затем бельгиец, разделив украшения на две примерно равных кучки, одну из них ссыпал в плотный непрозрачный пакет и протянул его парню с татуировкой. Тот свернул пакет в тугой узел и направился вслед за Антонио, который, подхватив кейс, уже успел скрыться в глубине комнаты.
Элизабет уже собралась было ретироваться с места своего наблюдения, как вдруг ее внимание привлек маневр Лекера, который, упаковав свою долю в точно такой же темный пакет, что и у парня, присел на корточки возле одного из выдвижных ящиков стола. Он прикоснулся ладонью к его боковой стенке, и Элизабет с удивлением увидела, как высокая фарфоровая ваза, расписанная цветочным орнаментом, которая все это время стояла на краю стола, по правую руку от Лекера, медленно отодвинулась в сторону, открывая находившееся под нею углубление. Бельгиец осторожно опустил в него пакет с драгоценностями и снова прикоснулся к стенке ящика: ваза встала на прежнее место. Сделав последний кадр, Элизабет поспешно оглянулась по сторонам в поисках ближайшего убежища. Заметив в нескольких метрах позади себя маленький бар, располагавшийся в полуподвальном этаже, она не раздумывая направилась к его двери.
Спустившись по ступенькам, она оглядела полутемный зал, где за столиками сидело несколько посетителей, и вновь повернулась в сторону улицы, делая вид, будто кого-то поджидает. Заметив Антонио и Лекера, быстрым шагом пересекающих улицу, Элизабет осторожно вышла из бара и, сохраняя приличную дистанцию, двинулась следом за ними.
Мужчины, не снижая быстрого темпа, прошли несколько кварталов, время от времени о чем-то переговариваясь, и наконец остановились возле табачной лавки, поджидая трамвай.
Ехать с ними в одном вагоне не стоит, могут заметить, подумала Элизабет, в нерешительности оглядываясь по сторонам.
И вдруг взгляд, брошенный на витрину магазина спортивной одежды, подсказал ей самый простой и часто используемый способ конспирации.


Дребезжащий тяжелыми колесами вагончик трамвая неспешно поднимался вверх по узкой улочке мимо аккуратных домиков, чьи фасады были выложены сценами из мифологических сюжетов. Элизабет, надвинув на глаза белую спортивную кепку, приобретенную ею несколько минут назад в магазинчике Байрру-Алту, и делая вид, будто листает модный журнал, внимательно наблюдала за сидевшими впереди нее Антонио и Лекером. Мужчины за время поездки не обмолвились еще ни одним словом и рассеянно разглядывали проплывавшую мимо них улицу. Вагончик свернул за угол, направляясь в сторону парковых павильонов, и Антонио, негромко сказав что-то бельгийцу, направился к выходу, Лекер поспешно последовал за ним. Элизабет, по-прежнему делая вид, будто увлечена журнальной статьей, двинулась к последней двери.
Выйдя из трамвая, мужчины пересекли несколько тихих дворов и, обогнув небольшое офисное здание, остановились на обзорной площадке, с которой открывался завораживающий своей красотой вид на город. Элизабет остановилась поблизости и, направив объектив фотоаппарата на раскинувшуюся перед нею панораму, через некоторое время медленно перевела его на подельщиков. Они не спеша выкурили по сигарете, с отсутствующим видом обмениваясь короткими фразами, затем пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны. Несколько секунд Элизабет пребывала в замешательстве, не зная, за кем из них продолжить свое наблюдение. Но когда она увидела, как Лекер направляется к припаркованному у тротуара серебристо-серому автомобилю, выбор был сделан сам собой. Спрятав фотоаппарат в чехол, Элизабет последовала за Антонио.
Проехав несколько остановок в поезде метро, она вышла следом за ним из вагона и, поднявшись по ступеням наверх, ускорила шаг, стараясь не упустить его из вида в многолюдной толпе, наводнявшей широкий проспект.
Через некоторое время Антонио остановился возле газетного киоска и, оглядевшись по сторонам, достал из внутреннего кармана пиджака несколько пакетиков с порошком. Завернув в бумажную купюру, он протянул их продавцу – молодому парню с серьгой-крестиком в ухе. Парень, быстрым движением опустив пакетики под прилавок, взял несколько газет и, положив сверху купюру Антонио, а также еще несколько новых, подал ему, вежливо улыбаясь. Элизабет, воспользовавшись сутолокой, подошла ближе к киоску и сделала несколько снимков: киоска, парня и Антонио, а также крупным планом момент передачи пакетиков и денег. Решив, что собранного сегодня материала более чем достаточно для разоблачения махинаций заместителя Амарто, она положила фотокамеру в сумку и, остановив проезжавшее мимо такси, села на заднее сиденье.
– Отель «Лагуна», – сказала она водителю по-английски.


Платье, сшитое словно по заказу, обнимало ее немного усталое от раскаленного солнца тело мягкой и невесомой, словно майское облако, тканью. Элизабет уложила волосы на затылке в виде ракушки, как и в день их первой с Амарто поездки в Синтру, и медленно опустилась в высокое кресло, окидывая рассеянным взглядом букет орхидей, стоявший в вазе из темно-синего стекла. Рядом лежал подаренный Амарто мобильный, мелодия которого так ни разу сегодня и не прозвучала. Элизабет несколько раз набирала его номер, найденный в записной книжке, но телефон Амарто был выключен.
Неужели наша последняя встреча так и не состоится? – со страхом спрашивала себя Элизабет. Неужели я не увижу его перед отлетом? А ведь мне необходимо передать ему пленку и рассказать об увиденном… предупредить. Амарто даже не подозревает, кем на самом деле является его старательный помощник.
Ее пальцы медленно перебирали лепестки шелковой розы, украшавшей запястье, а тоскующий взгляд то и дело останавливался на дисплее телефона.
Нет, мы увидимся… обязательно увидимся, мысленно убеждала себя Элизабет. Амарто не сможет отпустить меня, не попрощавшись. Если он до сих пор еще не позвонил, значит, на то была причина… Веская причина. Но, несмотря ни на что, мы непременно встретимся сегодня… Амарто написал в записке, что будет ждать меня внизу в восемь часов… И он будет ждать. Я в это верю.
Элизабет посмотрела на часы, стрелки которых показывали, что до их встречи осталось всего пять минут, и, взяв со столика лакированную сумочку с фотокамерой, вышла из номера.
Спустившись по лестнице в просторный холл отеля и не увидев среди находившихся там людей Амарто, Элизабет постояла немного в нерешительности, затем, покрепче обхватив подрагивающими от волнения пальцами сумочку, направилась к выходу. Амарто ждал ее у стоящего неподалеку темно-коричневого автомобиля, который на этот раз представлял собой стандартную модель с крышей. Завидев его издали, Элизабет, стараясь скрыть выступившие у нее на глазах слезы радости, быстрым шагом направилась к любимому мужчине, которого она ждала целый день с таким мучительным нетерпением. Не успела она сделать и нескольких шагов, как Амарто поспешно направился ей навстречу.
– Надеюсь, ты не считаешь, что это платье не идет тебе? – спросил он, нежно взяв ее за руки, и немного отстранился, окидывая ее фигуру любующимся взглядом. – Ты восхитительна… – наконец тихо констатировал он.
Элизабет счастливо улыбнулась.
– Спасибо тебе. Никто из мужчин никогда еще не делал мне таких подарков…
– И я этому рад, – проговорил Амарто, обнимая ее за талию. – Ведь это счастье должно принадлежать только мне, – с волнением добавил он, увлекая ее к припаркованному автомобилю.


Недолгая дорога до ресторана прошла в полном молчании. Амарто сосредоточенно смотрел прямо перед собой сквозь ветровое стекло, а Элизабет, изредка поворачивая голову, чтобы украдкой взглянуть на его профиль, затем вновь отворачивалась к открытому окну, чтобы задумчиво смотреть на расстилавшиеся за ним фиолетовые лиссабонские сумерки. Несмотря на неподдельную радость, которую она ясно видела в глазах Амарто при встрече, Элизабет чувствовала, что за этот день произошло нечто такое, что угнетает его душу, заставляя его безмолвно страдать… Что-то неожиданное и пугающее, в чем Амарто боялся признаться не только ей, но и самому себе.
Пока автомобиль проносился мимо темных высоток и станций метро, Элизабет старалась убедить себя, что эти догадки всего лишь игра ее воображения. Но когда они остановились возле небольшого ресторанчика, главный фасад которого светился разноцветьем огней, складывавшихся в очертания то гитары, то скрипки с бегающим по ее струнам смычком, и Амарто подал ей руку, помогая выйти из машины, Элизабет почувствовала, как дрожат его холодные пальцы. Она внимательно посмотрела ему в глаза, но Амарто поспешно отвел взгляд.
– Я заказал тот самый столик, за которым ты сидела здесь, когда я впервые тебя увидел, – сообщил он глухим голосом и, взяв Элизабет за руку, повел к невысоким полупрозрачным дверям из темно-бежевого стекла, по-прежнему стараясь не смотреть в ее сторону.
Сидя за столиком напротив Амарто, Элизабет обратила внимание, что надетый на нем сегодня светло-серый костюм придавал его смуглому лицу бледный оттенок. Амарто наконец-то поднял на нее взгляд, и она заметила, какие глубокие морщинки залегли под ставшими ей уже родными карими глазами.
– У тебя какие-то неприятности? – осторожно спросила она.
Амарто протянул ей меню, но Элизабет мягко отстранила его руку.
– Я все равно не пойму ни слова. Наши уроки португальского так и не состоялись – слишком мало времени мы провели вместе.
Амарто едва заметно кивнул.
– Да, ничтожно мало, – согласился он. – Но я рад даже этим двум дням, проведенным с тобой… – тихим и каким-то безжизненным голосом проговорил он.
– И я тоже… Только твоя радость скорее напоминает тоску, – бросив на него пристальный взгляд, заметила Элизабет.
В это время к ним подошел официант, и, пока Амарто заказывал ужин, она внимательно изучала его лицо, будто рисуя портрет в альбоме своей души.
– Тебя что-то мучает, я это чувствую, – сказала Элизабет, когда они остались одни.
Амарто молча устремил взгляд на кованый фонарик, висевший чуть поодаль.
– Ты можешь не говорить, я не настаиваю. Просто перед отъездом мне было бы приятно услышать, что у тебя все в порядке… – негромко проговорила она, с тревогой ожидая его ответа.
Амарто немного помедлил.
– Сегодня утром из Италии вернулась Мануэла, – наконец с трудом произнес он.
Услышав это, Элизабет почувствовала, как ее лицо обдало огненной волной, а пол начал стремительно уходить из-под ног, словно гладкая поверхность внезапно превратилась в раскаленную реку вулканической лавы, падения в которую она не могла предвидеть и не могла предотвратить. Лица людей, заполнивших в этот вечерний час ресторан, теперь напоминали ей размытые изображения древних фресок. Элизабет медленно провела ладонью по пылающему лбу, словно пытаясь избавиться от какого-то жуткого наваждения.
– Она приехала в сопровождении отца, – продолжил Амарто, все так же глядя на спасительный фонарик. – Он рассказал, что она пыталась покончить с собой, просил меня простить ее и попытаться наладить благополучную семейную жизнь… Я не смог сказать ему, что больше не люблю его дочь… Прости. Ты была права: Сервантеса читают неудачники.
Сдержав готовые уже было покатиться из глаз слезы, Элизабет положила свою ладонь на руку Амарто, судорожно сжимавшую бордовую салфетку.
– Никогда никому не позволяй называть себя неудачником, даже самому себе. Слышишь? – твердо проговорила она. – Ты – настоящий мужчина. Я счастлива, что ты обратил на меня внимание в тот день, когда я сидела одна вот за этим самым столиком. Счастлива, понимаешь? Может быть, первый раз в жизни… Ты не солгал мне сейчас – а это дорогого стоит, – убежденно завершила она.
Амарто наконец перевел взгляд на ее лицо и несколько долгих минут смотрел на него с восторженной нежностью и любовью, затем медленно поднес ее ладонь к губам.
– Ты разрешишь мне завтра попрощаться с тобой в аэропорту? – тихо спросил он.
Элизабет отрицательно покачала головой.
– Нет, Амарто. Мы попрощаемся сегодня… здесь.
– Ты не хочешь, чтобы тебя видели со мной твои соотечественники? – осторожно поинтересовался он.
Элизабет тихо вздохнула.
– Я была бы этому только рада… Но мы должны проститься сейчас. Твоя жена не сделала мне ничего плохого. Она ни в чем не виновата, так уж вышло… Мануэла – женщина, и я тоже. И именно поэтому я не хочу быть причиной обмана.
Они немного помолчали.
– Можно, я попрошу тебя кое о чем? – наконец нерешительно спросил Амарто.
Элизабет молча кивнула.
– Однажды я позвоню тебе и скажу: «Я буду ждать тебя в аэропорту»… Это будет означать только одно: наш брак с Мануэлой уже завершился… и я жду тебя, чтобы быть с тобой навсегда. Обещай, что поверишь и приедешь.
Элизабет помедлила, задумчиво глядя сквозь сумрачное окно на улицу.
– Обещаю, – наконец негромко сказала она.
И Амарто почувствовал, что это короткое слово прозвучало как искреннее выражение большого, глубокого и преданного чувства.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Знойная осень - Грант Терри

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Знойная осень - Грант Терри



Ну... так себе
Знойная осень - Грант ТерриИнна
21.08.2015, 18.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100