Читать онлайн Венец желаний, автора - Грант Лаура, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Венец желаний - Грант Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 2.83 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Венец желаний - Грант Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Венец желаний - Грант Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грант Лаура

Венец желаний

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Когда Фулк узнал о близком отъезде Филиппа, он не стал терять время, испрашивая аудиенцию у султана. «Бог ответил на мои молитвы», — подумал он, забыв, что не молился уже много лет. Каждый раз, когда Фулк приходил к Саладину, султан оказывал ему все более холодный прием, а его донесения ни разу не произвели благоприятного впечатления. Фулку не нравилось, что быстрый как огонь араб стихал, стоило ему войти в шатер, и загорался вновь, когда он уходил.
Он даже начал сомневаться в том, что Саладин вообще наградит его. И если султан с таким старанием выказывает свое безразличие, стоит Фулку заговорить об Алуетт, то почему леденеют его глаза? Может быть, сарацин не понимает, почему ему нужна одна-единственная женщина, когда ислам позволяет иметь много женщин?
Фулку пришлось долго ждать, пока Филипп разбирался с торговцами и землевладельцами, непременно желавшими изложить ему свои требования. Наверное, они все думали, что с ним легче будет сговориться, коли он уезжает? И по-видимому,
оказались правы.
В конце концов подошла очередь Фулка. Филипп выслал из комнаты стражу и с ироничной улыбкой посмотрел на своего приближенного, которого трудно было отличить от сирийского христианина в его черном длинном одеянии. Борода и перевязанный из осторожности глаз делали его вовсе неузнаваемым.
— Подождите! Ничего не говорите! Я сам угадаю. Вы узнали, что мы отплываем, и захотели вернуться во Францию вместо того, чтобы служить тут Саладину.
Фулк от удивления разинул рот, и в глазах у него появилось виноватое выражение.
— Да, сир. Если вы меня возьмете с собой, я буду преданно служить вам до конца моих дней.
— О да, конечно, будете… если это будет вам I выгодно. Скажите, каким образом я объясню ваше неожиданное появление, когда все знают, что вы изгнаны за ваши грехи, в частности за покушение на жизнь любимого рыцаря Ричарда?
— Но, ваше величество, кому не известно ваше милосердие, — сказал Фулк и понял, что Филипп остался равнодушен к его лести. — Вы можете назначить цену.
— Наконец-то я слышу нечто разумное.
— …которую вы великодушно простите мне в качестве свадебного подарка.
Теперь Филипп от удивления разинул рот.
— Свадебного?
— Ну, конечно. Вы же сами хотели, чтобы Алуетт стала моей женой, а я загладил свою вину? Или теперь вы хотите, чтобы она стала женой Рейнера де Уинслейда? Вам известно, что венчание назначено на первое августа? — Фулку доставило огромное удовольствие застигнуть Филиппа врасплох. Он прищурился, и глаза на жирном лице стали похожи на две почти незаметные щелочки.
— Нет, я не знал. Моя милая сестричка не позаботилась сообщить мне. На другой день после нашего отплытия. Вот как!
— Правильно, сир. А я предлагаю вам…
За два дня до свадьбы Алуетт сидела возле окна в своей комнате и наслаждалась вечерней прохладе. Завтра Филипп и те из французов, которые считают, что исполнили свой религиозный долг, покинут берега Палестины. Она вздохнет с облегчением, когда будет знать, что он далеко и больше не может причинить ей горе.
Когда он прощался с ней сегодня, то был в хорошем настроении и просто сиял от счастья, что возвращается домой, где не будет ни здешней жары, ни здешних забот. Может, поэтому он так радостно сообщил ей, что Анри остается в Палестине с его королевского согласия и благословения.
Алуетт удивилась. Этого она не ожидала.
— Анри остается? Но… я думала…
— Вы думали, что я заберу его с собой как заложника. Дорогая Алуетт, — воскликнул он, склоняясь к ней и заключая ее в слишком крепкие объятия, — вы раните меня вашей подозрительностью! Но даже если и так, все равно я буду слишком далеко, чтобы руководить вами, и Анри мне не поможет. Нет, пусть будет, как будет. Когда-нибудь вы станете женой английского рыцаря, а я вас уже потерял, разве не так? Однако, как бы мне ни хотелось, чтобы вы вышли замуж за кого-нибудь из моих приближенных… или молились за вашего королевского брата, став аббатисой во французском монастыре… я должен смириться. Будьте счастливы, сестра.
— Благодарю вас, сир… Филипп… — прошептала Алуетт, с трудом веря собственным ушам.
Как все просто! Неужели он действительно освободил ее от обещания шпионить для него?
Кто-то поскребся в дверь, прервав ее размышления.
— Инноценция? Рейнер?
— Нет, Алуетт… Это я, Перонелла. Можно мне войти?
Перонелла? Любовница короля Филиппа? За все время, что она была в Акре, они едва перемолвились парой слов. Что ей надо?
Не дождавшись разрешения, Перонелла быстро пересекла комнату.
— Леди Алуетт, прошу прощения за вторжение, но записка, адресованная вам, попала во дворец тамплиеров. Не знаю уж почему… Моя служанка отослала арабчонка, который принес ее… Я подумала, может, в ней что-нибудь важное. Вот. И поспешила к вам…
— Записка мне? Но ведь всем известно, что я фрейлина королевы Беренгарии. Почему записку посылают туда, где живет король Филипп?
— Я же сказала, что не знаю, — спокойно повторила Перонелла и подошла еще ближе. От сильного запаха мускуса у Алуетт чуть не закружилась голова, а Перонелла помахала письмом перед самым ее носом.
— Печать цела, леди Алуетт, — сказала Перонелла, протягивая ей бумагу так, чтобы она могла ощупать печать, на которой не было никакого знака. — Хотите, чтобы я прочитала?
Алуетт легко было представить любопытство Перонеллы. Что бы ни было в письме, о нем через час будут знать все во дворце тамплиеров. — Нет, лучше пошлите за моей служанкой Инноденцией. До свидания. Я вам очень благодарна.
Но Перонеллу не так-то легко было выставить вон.
— За вашей сицилийкой г Да я только что видела ее на улице под руку с вашим братом, графом Анри де Шеневи.
Алуетт не смогла удержаться от недовольной гримасы. Инноценция ушла, не спросив разрешения. Теперь ей придется прибегнуть к помощи Перонеллы или ждать неизвестно сколько, пока кто-нибудь придет. Дай Бог, чтобы это не было письмо от Рейнера. Правда, ее возлюбленный редко доверяется бумаге, зная, что сама она не может прочитать ни строчки. И все же вдруг ему срочно понадобилось что-нибудь сообщить ей?
— Хорошо, Перонелла, придется мне принять от вас эту услугу, — сказала она, стараясь быть повежливее. — Будьте любезны, прочитайте, что там написано.
Алуетт слышала, как Перонелла сломала печать, прошуршала бумагой и кашлянула. Еще мгновение, и Алуетт услышала учащенное, взволнованное дыхание.
— Леди Алуетт, — читала Перонелла, — ваш господин тяжело ранен и лежит в пизанском квартале. Лекарь уже был, но рана серьезная, может, даже смертельная. Приходите немедленно.
Алуетт оцепенела.
— Кто это написал? — спросила она, удивляясь тому, как бесцветно звучит ее голос, когда ей хочется кричать от горя.
— Здесь нет подписи, леди Алуетт. Что вы будете делать? Пизанский квартал очень далеко от королевского дворца.
— Ну и пусть. Все равно мне надо идти.
— Я помогу вам, — заявила Перонелла. — Со мной два стражника, они нас проводят. Пойдемте… В письме сказано, чтобы вы шли немедленно. Не надо терять время.
Как во сне Алуетт следом за Перонеллой вышла из дворца и зашагала по улице.
По дороге они не встретили никого, кого бы Алуетт могла попросить передать несколько слов Беренгарии или Иоанне. Королевы наверняка наслаждались вечерней трапезой в ожидании обещанных развлечений.
В спешке Алуетт не обратила внимания, что Перонелла засунула что-то в сундук с платьями. Это было послание, но не то, которое она читала Алуетт, к тому же она хотела, чтобы его нашли через некоторое время после того, как обнаружится пропажа фрейлины.
С крыши дома Фулк с удовольствием смотрел, как в сопровождении двух дюжих солдат любовница короля, держа за руку Алуетт, торопливо движется в его сторону. Перонелла великолепно справилась со своей ролью. Ладно, вот он завладеет приданым Алуетт, и надо будет купить ей что-нибудь в награду за услугу. Он не мог дождаться той минуты, когда Алуетт окажется в его полной власти, не имея сил ни в чем ему отказать. Фулк намеревался не спеша наслаждаться прелестями Алуетт де Шеневи. Он узнает ее всю до последнего дюйма… даже если ее шелковистая кожа покроется синяками, когда она будет драться с ним… а ведь она будет драться, иначе не стоило и возиться с ней. От этой мысли его будто обожгло и он затрепетал, охваченный желанием.
— Где сэр Рейнер де Уинслейд? Я получила письмо, в котором сказано, что он ранен… — сказала Алуетт, услыхав чьи-то шаги. Господи, неужели она опоздала? Вне себя от горя, она крепко сжала руку Перонеллы. Сердце готово было выпрыгнуть у нее из груди.
— Добрый вечер, леди Алуетт. Боюсь, мы сыграли с вами недобрую шутку, желая залучить вас к себе, но уверен, вы обрадуетесь, узнав, что с вашим англичанином все в порядке и он с нетерпением ждет, когда вы с ним обвенчаетесь.
— Фулк де Лангр, — тихо сказала она, мгновенно осознав, в какую ловушку угодила.
— Видит Бог, я польщен, что вы помните мой голос, ведь прошло много месяцев с тех пор, как вы слышали его в последний раз в Сицилии.
— Я даже помню ваш запах, — парировала Алуетт, — если только можно сказать, что змея пахнет.
Тут проняло даже Перонеллу.
— Неплохо, малышка. Посмотрим, будешь ли ты такой же бойкой, когда окажешься на корабле в моей власти… Естественно, без всякой надежды на встречу с Рейнером де Уинслейдом.
— Филипп тоже вам помогал? — спросила она, проявив не свойственную ей проницательность. — Они обыщут его корабли, будьте уверены, ведь он выйдет в море только завтра к вечеру. Меня будут искать… И Рейнер сразу поймет, куда надо идти.
— Вы правы, моя радость, но только мы с вами поплывем сегодня… не позже чем через час. А сегодня никто не будет вас искать. Они все думают, что вы милуетесь со своим женихом, дуреха. — Он подошел к ней вплотную, жесткими холодными пальцами прикоснулся к ее щеке и горячо задышал ей в шею. — А он будет думать, что вас задержали ваши обязанности фрейлины. Вас хватятся, когда мы уже будем на пути в Тир, а через два дня туда прибудет и Филипп. К тому времени ваш слуга… нет, ваш обезумевший от горя английский рыцарь найдет ваше послание, в котором вы сообщаете ему о том, что ваши намерения изменились и вы опять решили стать монахиней, поняв, что согрешили, слюбившись с ним… Но мы ему не скажем, в каком вы монастыре. Здесь их штук двадцать. Да, да, Алуетт, и почти все на землях, занятых сарацинами. Вот он вас поищет-поищет и забудет.
— Никогда!
— Надо же, вы так уверены в своем англичанине! — разозлился Фулк. — Что ж, пусть он остается верным вашей памяти, а вас он все равно не получит! Вы будете моей женой… А его я убью, если он все-таки найдет нас.
— Нет! Я не пойду с вами! Сын шлюхи! Предатель! Рейнер! — закричала Алуетт, бросаясь на Фулка.
С радостью ощутила она, что расцарапала-таки ему лицо прежде, чем чья-то рука оттащила ее за волосы. Потом ее ударили по голове и не стало ничего, кроме темноты еще более непроницаемой, чем слепота… а потом совсем ничего.
. Перонелла солгала, сказав Алуетт, что видела Инноценцию с Анри де Шеневи. Служанка вышла из дворца, чтобы отдать вещи своей госпожи в стирку, поэтому, когда вернулся Рейнер, она была в комнате Алуетт и мечтала, как будет танцевать с Анри на свадьбе его сестры.
— Нет, ее нет. Я думала, она с вами, милорд, — сказала Инноценция в ответ на вопрос Рейнера.
Странно, Инноценция знала, что сегодняшний вечер Алуетт хотела провести с Рейнером и насладиться последним незаконным счастьем, потому что завтра отходят французские корабли, а потом надо будет причаститься и приготовиться к венчанию. Сама познав тайные радости страсти, Инноценция упивалась необыкновенностью происходящего. Вместе с Рейнером они обыскали дворец, заглянули даже на кухню. В саду ее тоже не оказалось. Никто ее не видел… даже Иоанна, которая вернулась рано и выглядела слишком сонной и смущенной, когда открыла дверь своей комнаты.
— Вам надо спросить у Беренгарии.
— Она сказала, чтобы ее сегодня не беспокоили, ваша милость… Она ждет Ричарда, — мрачно проговорил Рейнер. — Значит, ее и там нет.
— Кто знает… Может, Беренгария позвала ее расчесать ей волосы или спеть вместе с Блонделем, чтобы порадовать Ричарда, — предположила Иоанна без особой уверенности. — Вы вправду беспокоитесь, Рейнер? Тогда скажите Беренгарии, что всю ответственность за ваше вторжение я беру на себя. Смелее, и дайте мне знать, если Алуетт там нет, — крикнула она вдогонку быстро удалявшемуся Рейнеру.
У Беренгарии Алуетт тоже не было (не было и Ричарда). Рейнер старался держать себя в руках, пока они не прибежали к его дому.
«Алуетт там, — говорил он себе, спеша на улицу Ангелов. — Она просто решила не ждать. Наверно, хотела обрадовать, что пришла пораньше. Где-то мы разминулись, вот и все. Я приду, а она будет себе сидеть в кресле на крыше и вместе с Зевсом ждать меня».
Однако ждал его один Зевс, и тот сердито лаял, как это с ним бывало только, когда случалось что-нибудь нехорошее. Еще он царапал дверь, пока Рейнер открывал ее. Зевс обнюхал его, потом Инноценцию и принялся выть, еще больше пугая своего хозяина.
Рейнер быстро взбежал по лестнице на крышу, где они с Алуетт обычно проводили вечера. Там никого не было, и все вещи стояли на своих местах, как он их оставил. Спустившись вниз, он только и смог что приказать Зевсу:
— Ищи Алуетт.
Зевс взял след возле дворца и повел их в город, пригнув морду к земле и поминутно останавливаясь и оглядываясь, не отстали ли от него Рейнер и Инноценция. Вот они уже миновали центр города и вошли в пизанский квартал, где почти все дома были kurkar, местного камня, образовавшегося когда-то из крупного песка и морской гальки.
Торговец-пизанец, которому принадлежал дом, знал от Фулка, что может прийти английский рыцарь, но он не ждал его так скоро. Тем не менее он уже замел все следы, оставшиеся после неожиданного нападения слепой женщины на франка, который со всеми своими людьми ушел с час назад, унося с собой потерявшую сознание добычу.
Пизанец тоже ушел из дома, однако не мог отказать себе в желании посмотреть, что будет дальше, поэтому он спрятался на крыше дома напротив и стал ждать. Увидав Рейнера, он облегченно вздохнул, что не стоит с ним лицом к лицу. И обнаженный меч, и угрожающе лающая собака, и выражение лица самого рыцаря — все говорило о том, что он не прекратит поиски.
— …Потом я все-таки вошел в дом, сир, но Алуетт там уже не было, хотя она там была, ваша милость, я это знаю, и Зевс ее учуял. А когда мы опять вышли на улицу, то он уже не смог взять следа.
Ричард отвернулся, не в силах выдержать гневный и несчастный взгляд своего рыцаря, и почесал рыжую бороду.
— Все очень серьезно. Что ты хочешь от меня? Вряд ли ты поднял меня с постели, чтобы только пожаловаться, — сказал он, ласково взглянув на растерянного Рейнера.
Рейнер обрадовался, когда узнал, что Ричард примет его, хотя он даже не смел думать ни о чем большем. Вряд ли король согласится поддержать его.
— Я жду от вас милости, сир… Сегодня утром, когда вы пойдете провожать французского короля, я хочу обыскать его корабли.
Ричард долго молчал. Он не ожидал от своего вассала такой наглости.
— Ты всего-навсего хочешь моей поддержки, когда будешь обвинять Филиппа Капета в похищении своей нареченной? — спросил король, не повышая голоса.
Рейнер только кивнул, понимая, что просит невозможного. Подобное обвинение грозило серьезными последствиями. Например, Филипп мог забрать с собой все свои войска.
Как ни странно, Ричард не вспылил. Он чесал бороду и обдумывал сложившуюся ситуацию.
— Да, кажется, это все-таки Филипп украл ее… Ему никогда не нравилось, что его сестра выходит замуж за англичанина. А для меня это последний шанс… по крайней мере пока я не вернусь домой… утереть Филиппу нос.
Было слишком заманчиво насолить королю Франции, удовлетворив просьбу своего вассала, чтобы не воспользоваться такой возможностью.
Если Филипп и был раздражен, то не показывал этого, когда стоял на другой день в окружении крестоносцев всех национальностей, пришедших проводить его.
— Вы, милый мой, заболели, — сказал Филипп, обращаясь к Рейнеру и изображая на губах улыбку, предназначенную для толпы, тогда как в его глазах стоял могильный холод. — Ну ничего, со мной Ричард Львиное Сердце, а с ним мне нечего бояться. Помолчав немного, он добавил:
— Да, кстати, а зачем мне умыкать певичку, да еще против ее воли?.. Разве она сама не могла сделать выбор, как вы думаете? Трубадуров полдюжины на су, так стоит ли тратить столько сил всего на одну? К тому же у меня прелестная спутница, и с ней мне не нужна даже музыка, — сказал он, прижимая к себе Перонеллу и поглаживая ее затянутое в шелк плечо.
Блондинка засопела и, прильнув к королю, вызывающе поглядела на Рейнера.
Англичанин не поверил своим глазам. Обычно она смотрела на него без всякого интереса, а сейчас он уловил торжество в ее взгляде. Неужели это правда?
— Ваше величество, клянусь, у меня нет намерения порочить Францию, но я должен осмотреть корабли, чтобы удостовериться в том, что никто не прячет на одном из них мою невесту, — постаравшись не выдать своих чувств, сказал Рейнер.
— Наверно, ему просто не приходит в голову, что мадемуазель де Шеневи могла переменить свое решение, — промурлыкала Перонелла, с глумливой жалостью подпуская ему шпильку. Рейнер побелел как мел и сам не знал как удержался, чтобы не ударить любовницу Филиппа на глазах всех собравшихся. Но это бы ничего не решило… Только тогда уж Ричард не спас бы его никакими силами.
— Все возможно, — мрачно проговорил он, не глядя на торжествующую Перонеллу. — Но я хотел бы услышать это от нее самой. Ваше величество, вы позволите…
Филипп с насмешливой покорностью склонил голову.
— Прошу вас только, не задерживайте нас надолго, сэр Рейнер. Приливы, отливы, сами знаете… Он ее не нашел. В лодку спустился постаревший на много лет человек, вслед которому неслись шуточки и ругань с французских кораблей. Не видел он и одетого по-восточному человека, следившего за ним с того самого мгновения, как он вместе с Ричардом вышел из дворца. А тот с интересом смотрел и слушал, чтобы потом незаметно раствориться в толпе и вернуться к своему господину с подробным донесением.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Венец желаний - Грант Лаура


Комментарии к роману "Венец желаний - Грант Лаура" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100