Читать онлайн Венец желаний, автора - Грант Лаура, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Венец желаний - Грант Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 2.83 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Венец желаний - Грант Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Венец желаний - Грант Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грант Лаура

Венец желаний

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

— Mes dames, вынужден сообщить вам, что мы потеряли из виду корабль короля и все остальные корабли, — сказал капитан «Русалки» Стивен Тернхэм, стараясь удержаться на ногах, пока огромный корабль швыряло, как щепку, волной. Он принес с собой запах дождя и моря, освеживший затхлый воздух в тесной каюте, где дамы мучились от морской болезни.
С губ Беренгарии сорвался стон, и Алуетт нежно обняла ее за плечи, хотя у нее самой сердце убежало в пятки от страха. Она не забыла, как тонула в Роне, и, хотя Зевс лежал у ее ног, время от времени недовольно лая, вряд ли ему удалось бы спасти ее посреди разбушевавшегося моря. Оставалось только молиться, как это делала Инноценция, и надеяться, что искусство моряков и вмешательство святых приведут их корабль в какую-нибудь безопасную бухту.
Иоанна спросила со свойственной Плантагенетам прямотой:
— Где мы находимся, капитан?
Если она и боялась, по ее голосу это было незаметно.
— В нескольких лье от южного берега Кипра, насколько я могу судить, миледи. Надеюсь, нам удастся пришвартоваться в Лимасоле.
— Дай Бог! И, дай Бог, чтобы милорд тоже спасся! — прошептала Беренгария, и по движению ее плеч Алуетт поняла, что она крестится. А еще три дня назад все так хорошо начиналось! флот крестоносцев, насчитывая двести кораблей, во главе с королем Ричардом днем и ночью шёл вперед, соблюдая строгий порядок. Надо же было так случиться, чтобы налетел шторм и оторвал «Русалку» от остальных.
У Алуетт были недобрые предчувствия, когда им сказали, что дамы будут плыть на «Русалке», но она ни словом не обмолвилась о них, боясь еще больше огорчить Беренгарию, страдавшую в разлуке с Ричардом. Логика ей была ясна. Точно также поступают с деньгами, если есть хотя бы два корабля. Зачем погибать всем? Ведь морских путешествий из-за их непредсказуемости опасаются не только трусы, но и смельчаки. Остается только молиться, чтобы и их корабли, и корабль Ричарда выдержали испытание морем.
На рассвете «Русалка» встала на якорь недалеко от Лимасоля. Когда Иоанна, Беренгария и Алуетт поднялись на палубу, светило солнце и они пришли в ужас от увиденного.
Их опередили два других английских корабля, которые незадолго до их прихода налетели на скалы. На песчаном берегу лежали груды разноцветной одежды, но Иоанна, взяв трубу у капитана, разглядела в них множество выброшенных штормом утопленников. Еще больше их плавало в бухте. Беренгария не могла удержаться от тяжелого вздоха. Несколько человек плавали вокруг мертвецов, и сначала дамы решили, будто они хотят помочь живым, если такие еще есть, но потом поняли, что это грабители, искатели драгоценностей и денег. Иоанна в ярости заскрипела зубами.
— Воры! Они еще заплатят за каждый пенни! — Глядите!
Беренгария махнула рукой в сторону тропинки, что вела от моря. Несколько человек под охраной шли в сторону города.
— Живые! Мы должны освободить их!
— Мне очень жаль, но нам придется дождаться подкрепления, ваша милость, — сказал капитан. — Нас мало, к тому же у нас нет ничего, кроме коротких мечей, а ими удобно драться на море, а не на берегу, да еще нескольких арбалетов.
— Тогда надо вернуться и найти Ричарда! — самоуверенно заявила Иоанна.
— Мне еще раз очень жаль, но это невозможно. У нас повреждена грот-мачта и не в порядке руль. На море мы будем беспомощны. А судя по тому, что мы видим, киприоты нам не помогут.
— Ну и что делать?.. — не унималась Иоанна, нетерпеливая, как все Плантагенеты.
— Скоро тут будет король Ричард, — спокойно сказала Алуетт, несказанно удивив обеих женщин. — Надо подождать.
Не прошло и пары часов, как из Лимасоля прямо к ним направился корабль.
— О, Пресвятая Богородица, защити нас! — заплакала Беренгария. — Они захватят нас!
— Сначала пусть убьют! — прорычал Стивен Тернхэм и приказал матросам готовиться к бою.
Дамы из укрытия на палубе смотрели, как четыре матроса взялись за арбалеты, а остальные, надев защитные жилеты из чертовой кожи и взяв в руки копья и абордажные сабли, построились возле борта.
Зевс тоже выпустил когти и, рыча, мерил шагами палубу.
Когда кипрский корабль приблизился, Беренгария разглядела возлежавшего на палубе толстого человека, возле которого стояли два смуглых юноши с опахалами. — Наверно, это Исаак Комнин, так называемый император, — сказала Иоанна. — Говорят, он заключил союз с самим Саладином. А остров заселен предателями-»грифонами», такими же, как в Сицилии.
— Deus juvat mea… — с истовостью принялась молиться Беренгария.
Когда чужой корабль оказался в пределах выстрела, все приготовились к бою и ждали только приказа, но кипрский капитан на плохом французском языке крикнул, что не желает причинять им вред. Он хочет только поговорить.
— Подпустите их поближе, но следите, чтобы они не могли уцепиться за нас, — приказал Стивен Тернхэм.
Алуетт почувствовала, как у Зевса поднялась шерсть на загривке. Толстый человек встал на ноги и подошел к борту.
— Королева Иоанна! Принцесса Беренгария! — крикнул он. — Я, Исаак Комнин, император Кипра, приветствую вас у моих берегов! Мне не терпится оказать вам королевские почести! Прикажите капитану следовать за нашим кораблем. Мы встретим вас на берегу и проводим во дворец.
— Мы можем ему доверять? — с беспокойством спросила Беренгария.
— Конечно же, нет! Мы станем такими же пленниками, как те, которых вы видели! — ответила ей Иоанна, фыркнув совсем не по-королевски. — Нет! — крикнула она Исааку Комнину. — Мы видели, как вы взяли в плен наших матросов! Освободите их, и тогда мы вам поверим!
— Очень сожалею, но это невозможно. Англичане повели себя враждебно по отношению к мирным жителям, которые хотели им помочь, — ответил ей Исаак, пожимая плечами. — Но я уверен, когда вы сойдете на берег, мы быстро уладим это недоразумение. Однако Иоанна держалась стойко, несмотря на нытье Беренгарии, боявшейся, и что на них нападут, и что они умрут от голода, если на них не нападут.
На исходе недели запасы продуктов, действительно, стали иссякать, но к этому времени Исаак Комнин начал их понемногу подкармливать, посылая то свежих фруктов, то сыра, то питьевой воды, то вина и каждый раз обещая много больше, если дамы ему поверят. Он делал вид, что глубоко уязвлен их подозрительностью, но всякий раз, когда лодка отчаливала от берега, Зевс настораживался и рычал.
Беренгария уже готова была сдаться, когда начались первые трудности с продовольствием, тем более что всегда принимала людей такими, какими они хотели казаться.
— Он не посмеет сделать нам ничего плохого, ведь в любую минуту может явиться король Англии, — говорила она.
— Вы знаете, где мой брат? А если его корабль потерпел крушение? — спрашивала ее Иоанна, но, едва Беренгария начинала плакать, смягчалась. — Прошу прощения, дорогая, но мы должны полагаться на собственные силы, пока Ричарда нет с нами.
С каждым днем речи императора становились все менее сладкими и все более угрожающими.
К концу второй недели он перестал посылать им продукты, и, когда на корабле вышла вся питьевая вода, обстановка накалилась.
Днем несколько кораблей отошли от берега и начали со знанием дела окружать «Русалку». На их палубах толпились мужчины с абордажными арбалетами. По знаку одного из капитанов на «Русалку» полетели бутылки со смолой. — Миледи! Идите к берегу, иначе мы подожжем корабль!
— Господин Стивен, кажется, у нас нет выбора, — с горечью проговорила Иоанна.
Капитан подал знак, и «Русалка» под конвоем киприотов направилась в Лимасол.
— Миледи, вам будет оказан достойный прием на Кипре, — сказал Исаак, глядя, как Беренгария и Алуетт готовятся спуститься в лодку. Иоанна должна была сойти с «Русалки» последней, потому что отправилась в каюту за плащом.
— Нет, ваше императорское величество, — вдруг сказала она. — Мы не поедем с вами.
И она удержала за руки Беренгарию и Алуетт.
— Но у вас нет выхода! — разозлился толстяк.
— Теперь есть, — сказала Иоанна и торжествующе рассмеялась. — Поглядите туда, Беренгария! Видите корабль на горизонте?
— Ричард!
После короткого боя на берегу, когда киприоты потерпели сокрушительное поражение и бежали в горы, англичане организовали преследование и им досталась богатая добыча. Император и его прислужники бросили много серебряной посуды, серебряных и пурпуровых тканей, скотины, годной для еды, груженых лошадей и мулов. Однако поймать императора, бежавшего с непостижимой для толстяка скоростью, крестоносцам не удалось.
Через шесть дней после долгожданной встречи Ричард в часовне Лимасолского замка обвенчался с Беренгарией.
— Жаль, что вы не видите короля Ричарда, — шептал Рейнер на ухо Алуетт. — Он совсем затмил невесту. На голове у него алая шапочка, туника сшита из розового шелка, а плащ заткан серебряными лунами и золотыми солнцами.
Алуетт была в покоях Беренгарии, когда королева Иоанна, Района и Инноценция помогали взволнованной невесте надеть бледно-лиловое шелковое платье и убрать жемчужинами густые черные волосы. Беренгария была красива, но не броской красотой. Алуетт поняла это по тому, что о ней говорили разные люди, и еще она поняла, что вряд ли ей удастся завладеть сердцем Ричарда Львиное Сердце.
Пока Беренгарию одевали, Алуетт старалась успокоить бедняжку, совсем потерявшую голову оттого, что ее мечты должны были вот-вот сбыться.
— Он выглядит счастливым? — спросила Алуетт у Рейнера, когда запел хор. — Королева Иоанна сказала мне по секрету, что ей пришлось серьезно поговорить с братом, чтобы он опять не отложил венчание. Он был очень огорчен из-за приезда Ги де Лузиньяна и просил его как можно скорее поехать в Акру, куда уже добрались первые крестоносцы. Иоанна боялась, что он не станет тратить время на свадьбу.
— Меня это не удивляет. Но Ричард выглядит счастливым. Я молю Бога только об одном, чтобы он и дальше притворялся с таким же успехом. Пусть маленькая наваррка никогда не узнает, что он выбрал ее ради союза с Наваррой. — Желая немножко смягчить впечатление, которое его слова могли произвести на Алуетт, он наклонился к ней и сказал: — Я рад, миледи, что в основе нашего союза не политика, не земли, а только любовь. Когда вы проводите невесту к брачному ложу… — И он стал шептать ей на ухо такие вещи, что голова у Алуетт пошла кругом, щеки залил румянец, а едва не подкосились от мгновенно вспыхнувшег желания. К сожалению, в ту ночь они встретились на Кипре в последний раз. Едва успели показать собравшимся окровавленные королевские простыни, что было частью установленной утренней церемонии, как Ричард сбежал из Лимасола догонять Исаака Комнина. Похоже было, что он хотел избежать встречи с Филиппом Французским, который прибыл утром потребовать от англичан выполнения обязательств, то есть немедленного отплытия в Акру. Ответ Ричарда вряд ли можно было назвать вежливым, не говоря уж о том, что он все-таки был вассалом Филиппа.
Через две недели Исаака наконец поймали, сопротивление верных ему «грифонов» подавили. Ричарду Львиное Сердце удалось покорить Кипр, который был всего в одном дне пути от Святой Земли, и сделать из него важный стратегический оплот христианства.
Наутро после свадьбы Беренгария излучала безоблачное счастье. Она добилась того, что хотела. Стала королевой Англии, но самое главное, она стала женой самого красивого рыцаря-короля в христианском мире.
Но когда медовый месяц стал пролетать день за днем, а Ричард больше не приходил разделить с ней постель, от этого счастья ничего не осталось. Алуетт и Иоанна часами утешали Беренгарию, говорили, что все образуется, когда они поплывут в Акру… во всяком случае, когда они будут в Иерусалиме. Но Алуетт сама не верила своим словам. Что же за мужчина Ричард, если не хочет спать с женой? Вот его менестрель Блондель, тот всегда при нем, даже когда он воюет.
Иоанна рассказала ей о женственном облике Блонделя, о его нежных ручках, чем от души ее повеселила, но теперь она злилась на него и на его хозяина из-за слез, пролитых наваррской принцессой, которую она полюбила всем сердцем. Ей было очень жалко бедняжку, ставшую похожей на поникший цветок.
Алуетт совсем не удивилась, когда посланец французского короля преградил ей дорогу. Она этого ждала.
Нет, она не знает, когда Ричард собирается в путь. Да, Ричард спал с Беренгарией, разве до них не дошли слухи об окровавленных простынях, по обычаю выставленных на всеобщее обозрение? Нет, Беренгария еще не понесла. Прошло ведь всего две недели. Да, Ричард согласился поддержать Ги де Лузиньяна, короля Иерусалимского, против его соперника Конрада де Монферрата, ставленника Филиппа, взамен на его помощь в завоевании Кипра.
Голос у нее дрожал, когда она отвечала на последний вопрос. Это была первая настоящая информация, которую она передала, став вопреки своей воле шпионкой. Ее не успокаивала даже мысль, что только таким способом она может спасти жизнь любимого сводного брата. Алуетт показалось, что она запачкалась, и поэтому, когда паж пришел сказать, что ее хочет видеть Рейнер, у нее было только одно желание — сказаться больной.
Он наверняка все узнает по ее лицу! Однако не придумав никакой более или менее приемлемой отговорки, которая бы не вызвала подозрение у королев, потому что до сих пор она с нетерпением ждала возможности повидаться со своим возлюбленным, Алуетт отложила в сторону лютню и пошла к двери.
С Рейнером прибежал Зевс, как обычно радостно облизавший ей руку и подставивший голову для ласки. — Исаака Комнина наконец поймали, любимая… Это Зевс нашел его под кучей тряпья! Он сдался на условии, что Ричард не закует его «в железа», так что Ричарду пришлось заковать его в серебро. — Он широко улыбнулся удачной шутке, и Алуетт не удержалась от ответной улыбки. — Ричард счастлив, что заполучил коня Исаака! Быстрее его я никого не видел! А Исаак теперь «гостит» у тамплиеров в Маргате. Его младшая дочь Хлоя скоро будет тут в качестве заложницы и поедет в Акру с Беренгарией.
— Бедняжка, — прошептала Алуетт, пожалев малышку, чья судьба оказалась жестоко поломанной интригами взрослых людей.
«А может, это к лучшему, что Беренгарии будет о ком заботиться. Тогда она меньше будет мучиться своим положением брошенной жены», — размышляла Алуетт.
Рейнер взял ее за руку.
— Ричард приказал готовить корабль для дам на завтра. А мы отправимся через несколько дней.
— К отплытию?.. Без вас? Почему?
От мысли, что они опять должны расстаться, да еще после недавнего шторма, Алуетт совсем сникла.
— Не знаю точно, но кажется, Ричарду надо уладить кое-какие дела с правлением на острове. Однако я подумал, что есть один способ, который позволит тебе остаться со мной…
Он проговорил ей это на ухо голосом, от которого у нее задрожали колени. Она уже ничего не помнила о своей нечистой совести и хотела только одного: услышать, что он придумал.
— Ну же? — шепнула она, теряя голову.
Его ответ был словно ушат холодной воды для нее.
— Ты станешь моей женой, что же еще?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Венец желаний - Грант Лаура


Комментарии к роману "Венец желаний - Грант Лаура" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100