Читать онлайн Огонь желания, автора - Грант Анна, Раздел - ГЛАВА 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огонь желания - Грант Анна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огонь желания - Грант Анна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огонь желания - Грант Анна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грант Анна

Огонь желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 22

– Ерунда какая-то! Наверное, кто-то по ошибке сел в наш экипаж. – Елена высунулась в окно. – Стойте! – крикнула она. Но это не оказало никакого воздействия на человека, занявшего не свое место. – Это не ошибка, – растерянно сказала она, отвернувшись от окна. – Он посмотрел на меня и не остановился! Он видел мое лицо.
– Мама, что случилось? – испуганно спросила Эмили.
У Каролины задрожали руки, перехватило дыхание, и сердце застучало, как сумасшедшее. Стараясь держаться как можно спокойнее, она произнесла:
– Эмили, сядь между нами. Произошло какое-то недоразумение. Пока мне непонятно, что случилось. Но думаю, что скоро все выяснится.
Девочка привыкла слушаться маму, и она сразу же поверила в эту успокоительную ложь.
– Не позволяй плохим дядькам снова забрать меня! – на всякий случай предупредила она мать.
– Что ты говоришь, доченька?! Конечно, нет. Ни за что на свете, – сказала Каролина, прижимая к себе малышку. – Куда бы мы ни ехали, я все время буду с тобой. Мы с тобой никогда ни за что не расстанемся!
– Нас снова преследует тот плохой человек? – спросила Эмили.
– Нет, он остался в Испании. – Женщина еще крепче прижала к себе ребенка, как будто таким образом хотела защитить свое бедное дитя от всех опасностей. – Скорее всего, это происки дяди Тэлбота, – сказала она, с трудом подбирая слова. – Он злится на меня, но никак не на тебя.
– А где Шерри с Уилкинсом? С ними что-нибудь случилось? – спросила девочка.
– Ну что ты! Я думаю, что с ними ничего не случилось. Они же такие большие и смогут за себя постоять, – сказала Каролина нарочито бодрым голосом.
Однако Эмили еще больше съежилась от страха. Тогда мать взяла ее на колени, и непосредственная близость дочери придала ей сил. Она была уверена, что если понадобится, сделает все возможное и невозможное, чтобы защитить своего ребенка.
– Мужчины делают глупости, а расплачиваться за них приходится женщинам! – сказала Елена. – Когда подрастешь, детка, не будь такой дурой, как мы.
Девочка согласно кивнула. Каролина с благодарностью посмотрела на подругу и снова выглянула в окно. Она понимала, что ехали они уже не к Джейн, и даже не в Лондон, но куда именно, понять было невозможно, ибо дорога, по которой они ехали, была совершенно незнакомой – мимо проносились луга, деревья, кустарники, которых они прежде не проезжали. Постоялый двор, где они останавливались, по всей вероятности, находился неподалеку от деревни, но сейчас каких-либо признаков человеческого жилья не было и в помине.
Каролина подумала было о том, чтобы выпрыгнуть из экипажа, но их везли с такой сумасшедшей скоростью, что она тут же отбросила эту мысль – прыгать на всем ходу вместе с ребенком было чересчур рискованно.
Обернувшись к Елене, она прочла в глазах подруги те же самые мысли. Им ничего больше не оставалось, кроме как ждать, чем это все кончится.
Чтобы успокоить Эмили и не расплакаться самой, Каролина начала рассуждать вслух, что скажут потом Адам, Хокинс и Уэлстоны, когда узнают об этом их приключении, и как будет весело все это вспоминать, когда они, наконец, доберутся до Суссекса.
Вот уже больше часа их карета с бешеной скоростью неслась вперед. Каролина достала корзину и уговорила Эмили съесть бутерброд. Но сама она, также как и Елена, даже если бы и хотели, не смогли бы проглотить ни крошки. Однако для того, чтобы хоть немного снять напряжение, они откупорили вторую бутылку вина и выпили почти половину.
И все это время мозг Каролины лихорадочно работал, ища выхода из создавшегося положения. Если им еще далеко ехать, то их возница вынужден будет поменять лошадей, и тогда, когда экипаж остановится, быть может, появится возможность бежать.
Но тут они свернули с главной дороги. Выглянув из окна, Каролина сразу же узнала, где они находились, как только увидела длинную липовую аллею. Однажды ей уже довелось побывать здесь. Много лет назад в жаркий летний день они с Джередом прикатили сюда в своем экипаже. Ехали они тогда с неменьшей скоростью, чем сейчас, так что Каролине всю дорогу приходилось придерживать шляпку, чтобы сохранить прическу, которую норовил растрепать ветер, врывавшийся в окно, открытое Джередом. У него было плохое настроение, и он всю дорогу ворчал из-за того, что Долли пришло в голову устроить завтрак за городом в двух часах езды от Лондона, когда можно было без всякой канители снять домик в Ричмонде. Тем более, что здесь в Шентоне, не так уж и красиво, как расписывала жена Эдварда.
Шентон достался в наследство Эдварду и Тэлботу после смерти их матери. И хотя сюда приезжали все члены семьи Раули, хозяином этого имения негласно считался Тэлбот.
Итак, теперь Каролине все стало ясно – лучшего места для их заточения просто не придумаешь!
– Мы находимся в Шентоне, – сказала она. – Это имение Тэлбота Раули. Мне надо было раньше догадаться, куда и к кому нас везли.
Елена изумилась, но ничего не сказала, а Эмили еще сильнее прижалась к матери.
Экипаж резко остановился, и Каролина сразу же подумала о том, чтобы выпрыгнуть и убежать. Да, но куда бежать? Кто им здесь поможет? Поместье было слишком удаленным от каких-либо поселений, и можно было не сомневаться, что слуги Тэлбота вмиг бы изловили беглецов – далеко ли могут сбежать без лошадей две женщины с маленьким ребенком!
Тут снаружи послышались чьи-то шаги, и лысоватый, невысокого роста человек в запыленном пальто распахнул перед ними дверь экипажа. Каролина вспомнила, что именно этот человек и был тем всадником, который проезжал мимо их компании, когда они расположились на лужайке перекусить. Не проронив ни слова, он опустил лестницу кареты, как будто был их личным кучером, а вовсе не похитителем.
Взяв на руки Эмили, Каролина вышла из экипажа.
Они оказались на небольшой стриженой лужайке, посреди которой возвышался большой серый дом с крутой крышей и двумя рядами окон. На крыльце, украшенном по обе стороны круглыми колоннами, стоял собственной персоной Тэлбот Раули.
Кузен ее покойного мужа, который был свидетелем на их свадьбе и частенько обедал у них дома, и который нанял убийц, чтобы отправить ее на тот свет вслед за Джередом.
Несмотря на теплый, солнечный день и твердое желание женщины во что бы то ни стало сохранять присутствие духа, ее бросило в дрожь. Однако, постаравшись взять себя в руки, она спокойным тоном произнесла:
– Привет, Тэлбот.
– А, Каролина! Я, как никогда, рад тебя видеть, – приветливо улыбаясь произнес он, отчего озноб в ней только усилился. Потом он, нахмурившись, перевел взгляд на Эмили и еще более скривился, когда из кареты вышла Елена. – Я же просил тебя привезти сюда только миссис Раули! – произнес он, обращаясь к человеку в пропыленном пальто. – Я не помню, чтобы говорил тебе о другой женщине и девочке.
– Мне пришлось привезти их, потому что они ехали все вместе, – стал оправдываться их недавний возница. – Я ехал за ними от самого Лондона, и времени у меня было не так уж и много, чтобы раздумывать. К тому же, их сопровождал мужчина, но, слава Богу, от него мне пришлось избавиться.
– Это был Дьюард? – резко спросил Тэлбот.
– Нет. Это был другой – высокий, молодой, светловолосый.
– Шерри! – скривился Раули и тут же обеспокоенно спросил: – Что ты с ним сделал, дурак?! Это же лорд!
– Ничего серьезного, – побледнев, ответил возница. – Ударил по голове. Но, я уверен, он очень быстро должен был очухаться. А их кучера я отправил с ложным донесением. Иначе я не смог бы убрать с дороги обоих в такой короткий срок.
Каролина облегченно вздохнула, когда услышала, что Шерри и Уилкинс живы и даже не ранены.
– Извиняюсь, что нарушил ваши планы, – с издевательской любезностью произнес Тэлбот, обращаясь к ней.
– Мы отправились на пикник, – холодно заметила она.
– Разве? А мне показалось, что вы пытались бежать из Лондона.
Каролина удивленно взглянула на него.
– А зачем нам нужно было убегать?
– А! – Глаза Тэлбота насмешливо сверкнули. – Это интересный вопрос. Однако, на мой взгляд, не стоит его обсуждать здесь, на улице. – Он отступил в сторону, приглашая их войти в дом. – Входите, дорогие гости. Вы, должно быть, очень устали с дороги.
Заходить в этот огромный английский дом Каролине было еще страшнее, чем в штаб-квартиру французской армии в Саламанке, но противиться и возражать не было никакого смысла. Да и в любом случае, этот разговор целесообразнее было перенести в дом. Она не думала, что он станет ее там убивать.
Он не так глуп и должен понимать, что расплата за это преступление стоила бы ему слишком дорого.
Она решила ни в коем случае не показывать Тэлботу своего страха. Крепко держа за руку дочь, Каролина поднялась на крыльцо. Елена, следуя за ними, придерживала Эмили сзади, помогая девочке подниматься по высоким ступенькам. Пройдя мимо «гостеприимного» хозяина, они вошли в темный холл, где, в мертвенной тишине, застыли безмолвные мраморные статуи.
И ни живой души здесь больше не было – ни слуг, ни еще каких-либо людей, к которым можно было бы обратиться за помощью. И все же огонек надежды теплился в душе Каролины. Из-за того, что Тэлбот не имел первоначального намерения похищать Эмили и Елену, ей хотелось думать, будто она сумеет убедить его отпустить их домой.
Раули велел недавнему вознице-похитителю отвести лошадей в конюшню, а затем вошел в дом вслед за женщинами и закрыл за собой дверь на ключ.
– Ах ты, подонок! Ах ты, негодяй! – взорвалась вдруг, молчавшая все это время Елена. – Да как ты смеешь похищать детей и женщин! Да чем ты лучше последних испанских головорезов?! Английский джентльмен, называется! Скотина ты, а не джентльмен! А еще говорят, что Англия – высококультурная, цивилизованная страна, что здесь чтут порядок и традиционно с уважением относятся к женщинам!..
Тэлбот с удивлением взглянул на возмущенную женщину.
– Я не думаю, что мне известно ваше имя, мисс…
– Миссис Мурос, – ответила вместо нее Каролина. – Ей не повезло, что она оказалась в карете вместе со мной. Если бы не я, она бы не оказалась здесь. Тэлбот, если я тебе нужна, я останусь, но позволь миссис Мурос и Эмили вернуться домой. Они ничем тебе не смогут быть полезными.
– Ошибаешься, Каролина. Как раз наоборот, сейчас мне может оказаться полезным любой человек, умеющий говорить. – Он круто повернулся и, подойдя к двойной двери в конце холла, открыл ее. – Колборн! – позвал он.
Через секунду в холле появился Боб Колборн. Увидев его, Эмили вскрикнула и в испуге прижалась к матери.
– Не бойся, доченька, все хорошо, – успокаивающе произнесла Каролина, вспомнив, что девочка видела этого человека во Френеде, когда он разговаривал с испанским бандитом, похитившим ее.
– Как видишь, у нас тут возникло небольшое осложнение, – сказал ему Тэлбот, указывая на женщин и ребенка. – Тем не менее, мы попробуем использовать сложившуюся ситуацию в наших целях. Забери отсюда девочку.
– Нет! – в ужасе закричала Каролина, крепко прижав Эмили к себе.
– Я советую тебе не препятствовать нам, дорогая. Для твоей же пользы и для блага ребенка, – спокойно произнес Тэлбот, доставая из кармана пистолет.
Каролина побледнела и едва не потеряла сознание, а Эмили, которой уже было известно, что такое оружие, спрятала лицо в складках материнской юбки.
– Тогда позволь мне пойти вместе с дочерью, – взмолилась бедная женщина, изо всех сил сдерживая себя, чтобы не разрыдаться.
– Насчет тебя у меня другие намерения, – холодно отозвался он. – А девочка будет заложницей твоего хорошего поведения.
Каролину объял ужас, и она готова была закричать от собственной беспомощности. Ведь она обещала Эмили, что ни за что не расстанется с ней, что всегда будет с нею рядом, но даже этой малости не смогла выполнить. Однако из слов Тэлбота она поняла, что он не собирался никого убивать. Но что ему от нее все-таки нужно?! И каким таким его требованиям она должна уступить, чтобы Эмили не угрожала опасность?
Девочка вся дрожала от страха. Колборн шагнул было к ней, но тут выступила вперед Елена.
– Позвольте мне пойти с малышкой. Я сумею успокоить ее.
Тэлбот перевел взгляд с Каролины на ее подругу и, секунду подумав, кивнул.
– Хорошо. В любом случае, вам лучше уйти отсюда. – Он взглянул на своего денщика. – Не вздумай поддаться на ее уловки, Колборн.
Елена презрительно взглянула на Тэлбота и подошла к Эмили. Каролина наклонилась к дочери и шепотом принялась ее успокаивать. Девочка с испугом и доверчивостью смотрела на мать. У женщины комок подступил к горлу, но она не знала, что пообещать малышке, чтобы опять не обмануть ее.
– Ступай с Еленой, доченька, дорогая моя. – Она поцеловала девчушку в щеку. – Я скоро приду к тебе.
Эмили крепко обняла маму за шею, а затем без лишних слов взяла Елену за руку.
Каролина выпрямилась, с трудом сдерживая гнев и слезы. Ей сейчас было еще хуже, чем в тот вечер, когда она обнаружила, что ее дочь похитили. Сейчас у нее просто сердце разрывалось – у нее на глазах от нее уводили ее ребенка.
Колборн достал из кармана пистолет, который был не такой блестящий, как у Тэлбота, но тоже нес в себе смерть.
– Не вздумай шутки шутить! – прикрикнул он на Елену и кивнул ей на выход.
Она взяла Эмили на руки, и та прижалась к женщине, крепко обняв ее за шею. Колборн с усмешкой открыл перед ними дверь. Каролина смотрела им вслед и едва сдерживала себя, чтобы не броситься за ними вслед, не закричать, не разрыдаться.
Когда за ушедшими захлопнулась дверь, Тэлбот сказал:
– Не волнуйся, дорогая, я не собираюсь причинять вред ни тебе, ни твоей дочери.
Возмущение, до этой минуты сдерживаемое, выплеснулось наружу.
– Как будто это не ты причинил нам вред в Саламанке! Как будто это не по твоему приказу была похищена моя дочь, а меня собирались убить!
Неожиданно он покраснел. Впервые он внешне проявил свою слабость. И Каролина посчитала это своей маленькой победой.
– Тяжело сознаваться в своих бесчестных поступках, не так ли, Тэлбот?
Ничего не ответив, он подошел к двойной двери и, распахнув ее, произнес:
– После тебя.
С высоко поднятой головой Каролина прошла в просторную комнату с окрашенными в ясно-зеленый цвет стенами и с примыкающей к ней большой террасой. Тэлбот вошел следом за ней и закрыл за собой дверь.
– В тебе не осталось ничего святого, – продолжила она свою гневную речь. – Ты предал даже дружбу с Джередом, ты не пощадил даже его посмертную память. Может быть, Эмили и не дочь твоего кузена, но он признал ее своей и заявил об этом во всеуслышание. А ты посмел опорочить и его самого, и ребенка.
– По-твоему, я должен был оставаться преданным другом? И кому? Этому слюнтяю и растяпе? Не смеши меня! С какой стати я должен это делать, если даже ты не была верна ему?!
Каролина вздрогнула.
Тэлбот, заметив это, улыбнулся.
– Честно говоря, я был удивлен, когда Джеред признался мне, что Эмили – не его дочь, – сказал он, пристально глядя на нее. – Если бы я сразу знал, что ты придерживаешься таких свободных взглядов, то не преминул бы воспользоваться твоей благосклонностью.
Каролина с трудом подавила в себе очередную вспышку гнева.
– Что тебе нужно от меня? – спросила она голосом, лишенным всяких эмоций.
– Я просто хотел, чтобы ты погостила у меня несколько часов. Разве это так уж страшно – провести в этом доме некоторое время? Насколько мне известно, дамы никогда не находили мое общество таким уж неприятным. – Он подошел к длинному деревянному столу, стоявшему в центре комнаты. – Может, выпьешь немного? Чего тебе налить? Нас ждет впереди долгая беседа.
Хотя у Каролины все в горле пересохло, и она охотно бы сейчас что-нибудь выпила, но от Тэлбота ничего не хотелось принимать, и потому она отказалась.
– Располагайся. – Он указал ей на кресло и налил себе немного бренди.
Она с тревожным чувством наблюдала за ним, прекрасно понимая, что вся эта галантность – только игра, главной целью которой было узнать что-то об Адаме.
– Как я понимаю, тебе нужен Дьюард, не так ли? – спросила она. – А я – всего лишь приманка.
Тэлбот с насмешкой поднял свой бокал.
– Ты всегда была умной женщиной, Каролина! Мне повезло, что ты такая сообразительная – не придется долго объяснять тебе, что к чему. – Он уселся на диван, хотя она по-прежнему продолжала стоять. – Должен признаться, что мне всегда было приятно общаться с тобой.
Каролина опустилась на стул, который стоял подальше от него, и осмотрелась. Она помнила эту комнату еще с того дня, когда приезжала сюда с Джередом на завтрак, устраиваемый Долли, но тогда здесь было множество цветов, раздавался звон бокалов и веселый смех. А сейчас эта комната выглядела такой зловещей, как сам Тэлбот, и такой мрачной, как настроение его пленницы.
Если бы только удалось завладеть его пистолетом? Да, но что бы ей это дало? Убить Тэлбота она вряд ли смогла бы. И бежать… куда бежать? Где Колборн держал Елену и Эмили – неизвестно. Наверное, где-то здесь, в имении, но она плохо знала территорию Шентона, чтобы суметь разыскать их.
Молчание, повисшее в комнате, нарушили чьи-то шаги и скрип открываемой двери. У Каролины екнуло сердце, она подумала, что вернулся Колборн с Эмили и Еленой – ей так хотелось, чтобы дочь оказалась рядом! Но вошел в комнату тот другой человек, который привез их сюда.
– Какие будут ваши приказания, сэр? – спросил он хозяина, кося глаза на женщину.
– Подожди. – Тэлбот подошел к письменному столу, стоявшему в углу возле окна, и достал оттуда запечатанный конверт. – Возьми любую лошадь и незамедлительно скачи в Лондон. Передашь это мистеру Дьюарду на Ред Лайон Сквер. Он должен получить это письмо сегодня днем.
Тот кивнул, забрал конверт и быстро покинул комнату, как будто желал этим показать, что намерен немедленно отправиться в дорогу.
Тэлбот опять налил себе бренди и уселся с бокалом на диван.
– У тебя ничего не выйдет, Тэлбот, – произнесла Каролина, решившая не оставлять единственно доступного ей сейчас оружия – слова. – Адам догадается, что это ловушка.
– Возможно, он и не поверит. – Он отпил из бокала. – Но приедет в любом случае.
И как только он сюда явится, Тэлбот убьет его! Она пришла ужас от этой мысли.
– Кажется, ты забыл, что здесь не Испания, охваченная войной, – произнесла она, стараясь сохранять самообладание. – Здесь существует закон. Если с Адамом что-нибудь случится, его немедленно начнут искать. А человек – не иголка в стогу сена, и рано или поздно, какая-нибудь ниточка приведет к тебе. Кроме того, все, что ему известно о тебе, Адам изложил на бумаге, которая хранится в конторе его дяди, уважаемого лондонского адвоката.
Тэлбот заметно разволновался.
– Не знаю, что он там изложил в своих бумагах, но на описание сегодняшних событий у него уже не останется времени.
– А я не знаю, на что ты рассчитываешь, – сказала она, недоуменно пожимая плечами и задаваясь мысленно вопросом, как долго она сможет блефовать.
– Все-таки ты еще плохо знаешь меня, Каролина. – Тэлбот, прищурившись, взглянул на нее. – Дьюард продумал все за себя, а я – за себя. Что бы он там ни понаписал, доказательств у него нет никаких, не так ли? По крайней мере, пока нет. А когда он их соберет, я дожидаться не стал. Теперь ты понимаешь, почему я действовал так быстро? – Все это он произнес совершенно невозмутимым тоном. Можно было не сомневаться, что и действовать он намерен так же хладнокровно, как и говорил.
Каролину аж пот прошиб от этих его слов.
– Не знаю, что ты там задумал против Адама, но знай, что, даже лишив жизни и опорочив честное имя ни в чем не повинного человека, ты не улучшишь своего положения. Рано или поздно, тебя выведут на чистую воду. Ты – страшный человек, Тэлбот, и поэтому ты обречен. Скажи-ка, ты бы и Джереда убил, если бы за тебя это не сделали французы? Он остановил на ней прищуренный взгляд.
– Советую тебе быть поосторожнее, Каролина, – довольно резко произнес он. – Я не собирался причинять тебе вред, но если ты будешь продолжать в том же духе, то, возможно, даже уже пожалеть не сможешь о своей ошибке. Надеюсь, ты меня хорошо поняла?
– Я думаю, это нелегко – убивать, глядя жертве прямо в глаза, – произнесла она, не опуская глаз.
– Возможно, и нелегко, если перед тобой стоят женщины и дети. Но Дьюард – это совсем другое, – жестко произнес он. – Я – военный человек, и убивать – моя профессия. А тут вопрос стоит вполне определенно: либо он, либо я. Если хочешь, можешь смотреть на это, как на самозащиту.
* * *
Адам понимал, что не должен терять ни минуты. Поэтому, как только экипаж Шеритона, увозивший Каролину, Елену и Эмили, скрылся из виду, Дьюард сел в экипаж Уэлстонов и отправился в путь. Он был доволен, что человек в желто-коричневом пальто снова следовал за ним, ибо это означало, что за Каролиной не следили.
Дьюард покружил по улицам и, с удовлетворением отметив, что избавился от преследователя, направился из Лондона в Хаммерсмит. Он не располагал доказательствами, но зато у него были сведения, и с их помощью можно было попробовать надавить на Лейтона, тем самым заставив его заговорить.
Дверь нежеланному гостю вновь открыл тот самый молодой слуга, но на этот раз он, не дав Адаму представиться, холодно произнес:
– Капитана Лейтона нет дома.
Догадавшись, что после его прошлого визита, слуга получил приказ не впускать больше Дьюарда в дом, визитер ничем не выказал своей досады, так как был готов к этому.
– Тогда я подожду, когда он придет, – сказал он, проходя в холл.
Слуга замешкался, раздумывая, как получше выдворить непрошеного гостя из дому, и вправе ли он применить для этого физическую силу.
– Вы можете выбросить меня отсюда, но я все равно буду ждать вашего хозяина у крыльца, – предупредил его Адам. – У меня имеются новые сведения, которые наверняка должны заинтересовать мистера Лейтона. Для его же пользы будет лучше выслушать меня. – Он уселся на деревянную скамью, стоявшую возле стола. – Не беспокойтесь, – добавил он, увидев, что слуга все еще сомневался. – Я не украду у вас столовое серебро.
Слуга закрыл входную дверь и вышел из холла в одну из комнат.
Гостю не пришлось долго ждать. Через несколько минут в холле появился сам Лейтон.
– Что вам нужно от меня, Дьюард? – требовательно спросил он. – Мне кажется, я уже раз дал вам понять, что мне больше нечего сказать.
Адам встал.
– Хорошо. Тогда говорить буду я. У меня есть для вас кое-что интересное. Так что советую вам внимательно выслушать меня. Если вы не пожелаете это сделать, то я могу рассказать все, что мне известно, вашей жене. Думаю, ей будет полезно это послушать, потому что она еще очень много о вас не знает.
Лейтон вздохнул.
– Не стоит меня уговаривать.
– Нет? Вы все еще не хотите говорить со мной?
Что ж, я пока подожду. Но учтите, мое терпение уже на исходе.
Хозяин дома пристально посмотрел на упрямого гостя.
– Ладно, черт с вами! – Он резко повернулся и пошел вглубь холла.
Адам последовал за ним.
Лейтон привел его в кабинет, где они разговаривали в прошлый раз.
– Ну? – Он вопрошающе взглянул на визитера, когда они уселись.
Дьюард уловил в его глазах страх вперемешку с яростью, готовой вот-вот выплеснуться на голову надоедливого гостя. В какое-то мгновение Адам даже посочувствовал хозяину дома, благополучной жизни которого угрожала опасность.
– Теперь я могу утверждать с совершенной определенностью, что Тэлбот Раули имел самое непосредственное отношение к подкупу должностного лица, которым вы в свое время являлись, – заявил Дьюард, откинувшись на спинку стула и глядя в упор на Лейтона. Если действовать решительно, как человек, имеющий на руках все козыри, то можно было убедить растерявшегося собеседника, что все неопровержимые доказательства говорят не в его пользу, и тем самым припереть его к стенке. – И еще мне доподлинно известно, что он заплатил вам за молчание. Мало того, мне кажется, что он до сих пор является источником вашего дохода. Конечно, ничего из того, что я вам сейчас сообщил, для вас не явилось новостью. Однако имеется еще кое-что, возможно, для вас абсолютно неизвестное. Дело в том, что, закрыв глаза на бракованное оружие, оказавшееся впоследствии на поле боя в Вимейро, вы тем самым встали на путь государственной измены. Согласен, быть может, вы и сами не подозревали об этом. Но факт, тем не менее, остается фактом. Потому что Тэлбот Раули – французский шпион.
Лейтон побледнел и сжал кулаки с такой силой, что хрустнули костяшки пальцев.
– Я вам не верю, – сказал он. Адам пожал плечами.
– Это ваше дело, конечно. Каждый волен решать сам за себя. Но хотелось бы вам напомнить, что в министерстве внутренних дел проявляют снисхождение к людям, помогающим в расследовании подобных дел. – На самом деле так оно и было. Адам не солгал, он лишь не упомянул, что сам он не является сотрудником этого министерства.
Лейтона бросило в дрожь. Свет, падавший от настольной лампы, осветил его лицо, покрывшееся каплями пота.
– А если я заговорю? – спросил он. – Предположим, что вы правы, и у меня есть что сказать.
Адам выдержал его пристальный взгляд, понимая, что этот момент их разговора был самым решающим.
– Я не хочу ничего обещать вам. Но вина Тэлбота Раули все равно будет доказана – с вашей помощью или без нее, это не имеет уже такого большого значения. Однако, если вы окажете мне свое содействие, я обещаю вам сделать все возможное, чтобы оградить вашу семью от крупных неприятностей.
Лейтон остановил на собеседнике загнанный взгляд.
Дьюард молча выжидал, прекрасно понимая, что если он станет давить на него, то этим может все только испортить.
Наконец, хозяин дома обреченно вздохнул и откинулся на спинку стула.
– Да, это правда, Тэлбот Раули был у меня. Мы познакомились случайно еще до этих всех событий. Он пришел ко мне со своим предложением. Дело в том, что я обнаружил брак, принимая эту партию пушек. Тэлбот сказал, что пришел ко мне по просьбе жены своего кузена, так как та была обеспокоена материальным положением их семьи, грозившим оказаться бедственным, если данная партия пушек будет забракована. Он предложил мне хорошие деньги, говоря: «Ничего страшного не случится, если вы проявите некоторую невнимательность и не заметите несколько пустяковых трещин на лафетах». Вы знаете, Дьюард, я тогда только что женился, и с деньгами у нас было очень туго. Моей жене только-только сравнялось восемнадцать. Она у меня прелестная, милая женщина, но совершенно ничего не смыслила в ведении хозяйства. И выходило так, что мы тратили кучу денег, а долги катастрофически росли. – В его глазах застыли мольба и ужас. – Я даже не подозревал, что это дело может оказаться каким-то шпионским замыслом. Клянусь вам!
– Я вам верю, – сказал Адам. Гнев и сочувствие к этому запутавшемуся человеку боролись в нем. Как мог, в общем, вполне неглупый и приличный человек проявить такую безответственность, обернувшуюся гибелью стольких людей. – А потом? Что было потом? Тэлбот пришел к вам и попросил держать язык за зубами, а его имя – в тайне?
Лейтон колебался.
– Да. Он сказал, что если я буду молчать и без лишнего шума уйду в отставку, то от этого я только выиграю, а он избежит нежелательных осложнений, которые могли бы повредить его карьере. К тому же, армейское командование тоже не было заинтересовано в раздувании скандала вокруг этого дела. Он сказал, что на мой банковский счет регулярно, каждый квартал, будет поступать определенная сумма. Это будет продолжаться до тех пор, пока я буду держать язык за зубами. Его предложение было для меня, как нельзя кстати, потому что к тому времени моя жена уже была беременна. И официальное обвинение по делу было предъявлено Джереду Раули. А так как тот не отрицал своей вины, то и я не видел необходимости упоминать о причастности к этому делу Тэлбота Раули.
– Все ясно, – сказал Адам, понимая наконец, почему Лейтон так упорно отказывался открыть правду. Но все ли он сказал? Быть может, ему известно что-то еще, в чем он страшится признаться? Однако давить на него сильнее было опасно. Разумнее будет убедить его, что его теперешний гость является его союзником и в дальнейшем намерен таковым и оставаться.
– Как скоро полковнику Раули будет предъявлено обвинение? – встревоженно спросил Лейтон.
– Этого я не могу сказать, – ответил Адам. – Но можете не сомневаться, я позабочусь, чтобы вас это не очень затронуло.
Хозяин дома, приободрившись, выпрямился.
– Я сделаю все, что вы мне скажете. – Голос его прозвучал уже более уверенно.
Через несколько минут Дьюард покинул этот дом.
К сожалению, что ждет их в будущем, ему было известно ничуть не больше, чем перепуганному Лейтону. Задумавшись, он не заметил, как вернулся в Лондон на Ред Лайон Сквер, и появился в гостиной Уэлстонов как раз в тот момент, когда Маргарет и Хокинс собирались обедать.
Присоединившись к ним, он рассказал о своей недавней встрече с Лейтоном.
– Все это, конечно, очень интересно, – сказала тетушка, намазывая маслом кромку хлеба. Вид у нее в эту минуту был такой, словно она пыталась разгадать какую-то неразрешимую загадку. – Ты думаешь, что тебе удастся убедить его рассказать все это лорду Кастлери?
– Если бы мне только удалось убедить его это сделать прежде, чем он поймет, что на Тэлбота ничего существенного у меня нет, – сказал Адам, примериваясь к яблочному пирогу. – Если же из этого ничего не получится, то останется только рассчитывать на самого Тэлбота. По моему разумению, он обязательно что-нибудь предпримет, причем, очень скоро, и сам себя выдаст. Или я ни черта не разбираюсь в людях!
– Да, ты прав, он, конечно же, будет действовать, – нахмурившись, проговорила Маргарет.
Вскоре она ушла, сославшись на то, что ей нужно сделать кое-какие покупки, и оставила двух друзей за обеденным столом одних.
Пока Адам рассказывал о своей поездке к Лейтону и обсуждал возможные последствия этого события с тетушкой, Хокинс не проронил ни слова. Хотя было видно по всему, что он очень серьезно отнесся к только что услышанному, но тем не менее, от Адама не укрылось подавленное состояние друга. Он явно был озабочен чем-то другим.
– Этот тип в желто-коричневом пальто снова сидел у меня на хвосте, – сообщил ему Дьюард. – Так что теперь нам точно известно, что он не поехал вслед за Шеритоном.
Хокинс рассеянно взглянул на него.
– Вполне возможно, что на Тэлбота работает не один этот тип, – сказал он.
– Да, не исключено, – согласился с ним Адам, отгоняя от себя пугающие мысли. Он понимал, что мучило его друга, так как ему самому были хорошо знакомы те переживания, которые терзали сейчас Хокинса. Хотелось подбодрить его, успокоить, открывшись, что на душе у него тоже было далеко не спокойно. – Им безопаснее будет пожить пока вне Лондона.
– Меня не это тревожит, – Хокинс рассеянно уставился на хлеб, оставшийся на тарелке. – Я надеюсь, что с ними все будет в порядке. Меня другое мучает.
– Ты о Елене?
Хокинс, не поднимая глаз, кивнул.
– Я предлагал ей выйти замуж еще до отплытия из Лиссабона.
– Ах, вон оно что! Теперь понятно, почему ты был такой растерянный на корабле. Неужели же из-за этого предложения ваши отношения так осложнились? – удивился Адам.
Хокинс бросил на него быстрый взгляд и тут же отвел глаза в сторону.
– Нет. Не думаю. Не знаю. – Он вконец смутился. – Понимаешь, Елена столько выстрадала по вине мужчин. Смерть мужа, и все такое… В общем, она отказалась стать моей женой. Она сказала, что вообще не собирается больше выходить замуж. – Он обреченно вздохнул.
– Ну это можно понять. Бедная женщина столько пережила в своей жизни, что ей трудно теперь решиться связать с кем-нибудь свою судьбу, – сочувственно заметил Адам.
– Я понимаю, – с унылым видом произнес Хокинс и вздохнул. – Но тогда, когда я предлагал ей стать моей женой, я не думал ни о чем, кроме того, что хочу прожить с этой женщиной до конца своей жизни. И мне казалось, что ей хотелось того же. Но теперь…
– Он беспомощно пожал плечами.
– А может быть, стоит повторить ей свое предложение? – спросил Дьюард.
Хокинс отодвинул от себя тарелку.
– Боюсь, что мне не следует этого делать. Она сказала, что из меня не получится хорошего мужа. И чем больше я об этом думаю, тем больше мне кажется, что она права. Мой образ жизни – совсем не подходящий для семейной жизни. Вряд ли какой-нибудь женщине понравилось бы иметь такого мужа, которого постоянно не бывает дома. Ты со мной не согласен?
Адам вспомнил о своем предложении Каролине и о том, что она согласилась выйти за него замуж, вспомнил, какое лицо у нее было в тот момент.
– Нет, я с тобой не согласен, – сказал он. – Не хочешь же ты сказать, что я напрасно решился связать себя узами брака?
– Боже мой! – Хокинс воздел глаза кверху. – Я не это хотел сказать. У тебя совсем другая ситуация.
– Как бы ни так! Мне кажется, что мы с тобой находимся в одинаковом положении. – Адам, разгорячившись, вышел из-за стола. – Каролина настрадалась в своей жизни не меньше, чем Елена, и также нуждается в заботе и защите. Обе они вдовы. А мы с тобой ведем одинаковый образ жизни. – Он прошелся по комнате и встал напротив приятеля. – Не горюй, все у нас постепенно образуется. К тому времени, когда мы вернемся в Лиссабон, Веллингтон уже будет во Франции. Война вот-вот закончится и…
– Послушай меня, я не об этом, – прервал его Хокинс. – Дело тут в другом. Видишь ли, на полуострове у Елены никого, кроме меня, не было. Но потом… Стоило ей попасть на корабль… Помнишь, как за ней офицеры увивались? А здесь как на нее мужчины внимание обращают! К примеру, тот юрист, который обедал у твоей тети на прошлой неделе. Он с Елены глаз не сводил. У меня руки так и чесались треснуть ему по физиономии, чтобы не пялился так нахально. Он целовал ей ручки и говорил комплименты, как настоящей леди. Она такая красавица, а я кто такой? Как представлю, что у нее теперь представится возможность навсегда остаться в Англии, выйти замуж за какого-нибудь джентльмена! И кто я такой, чтобы чинить ей препятствия в этом?
– Кто ты такой? Мужчина, который любит ее. Разве этого мало? Нет, это чего-нибудь да стоит, – сказал Адам и вспомнил свой недавний разговор с Шеритоном в клубе.
Как бы там ни было, но Джордж намного раньше увлекся Каролиной, чем юрист обратил внимание на Елену, и его интерес был намного глубже и серьезней. Шеритон готов был жениться на своей избраннице даже после того, как узнал всю правду об Эмили. Адам с ужасом подумал, что мог бы в очередной раз потерять Каролину. Прежде он не хотел себе в этом признаться, но рассуждения Хокинса заставили его заглянуть в свою собственную душу, заставили взглянуть правде в лицо. Когда Каролина согласилась выйти за него замуж, Адам был уверен, что сделала она это только ради Эмили. В тот момент он думал, что у Каролины не было другого выбора. Однако ни он, ни она не предполагали, что у Шеритона были те же самые намерения.
Пусть Джордж не был отцом Эмили, но он мог ее удочерить. У него была возможность дать своей жене и ее ребенку все самое лучшее, что она могла бы пожелать. Эмили имела бы возможность жить в роскоши, получить прекрасное воспитание, обучаться у лучших учителей Лондона, а приданое, которое было бы ей обеспечено, затмило бы все предрассудки по поводу ее незаконного рождения. Шеритон мог дать и Каролине, и ее дочери все то, на что у Адама не хватило бы ни средств, ни связей. И мужем бы тот был гораздо лучшим, чем Джеред.
В задумчивости Дьюард подошел к окну и посмотрел в сад, где буйно цвели весенние цветы.
И он, и Хокинс молчали, погрузившись в свои невеселые размышления, когда в гостиную вошел удивленный Джон.
– К вам посетитель, мистер Дьюард. Какой-то Уилкинс.
Это имя Адаму ничего не говорило, но когда дверь распахнулась и на пороге появился высокий, худощавый и седоволосый человек, то он сразу узнал в вошедшем кучера экипажа Шеритона.
– Что случилось? – подскочил к нему Адам. Уилкинс вздохнул и виновато взглянул на него.
Это был пожилой человек, которому уже перевалило за пятьдесят. Он весь, с ног до головы, был заляпан грязью, волосы его были растрепаны, и он никак не мог отдышаться. Судя по всему, он гнал лошадей во весь опор, не давая себе ни минуты на передышку.
– Простите меня, – устыдился Адам своего первоначально резкого тона и, предложив старику стул, усадил его.
Хокинс побелел как полотно и протянул Уилкинсу стакан воды. Тот залпом осушил и поставил стакан на стол. Затем снова обратил свой взгляд на Дьюарда.
– Мне очень жаль, сэр.
– Что случилось? Где они? – уже спокойнее спросил Адам, понимая, что должен держать себя в руках.
Уилкинс беспомощно развел руками.
– Мы остановились возле постоялого двора, чтобы поменять лошадей. Лорд Шеритон вышел из экипажа, а дамы с девочкой остались там. Я пошел выбрать лошадей, а потом один из конюхов передал мне, что дамы просили купить для них лимонада. Но когда я вернулся из кухни, нашего экипажа нигде не было. Я ничего не мог понять. Глупо было думать, что лорд Шеритон уехал с дамами без меня. И действительно, он никуда не уехал – я нашел его лежащим за конюшней. Кто-то ударил его по голове, и он потерял сознание.
– Где сейчас Шеритон? – хладнокровно спросил Адам, видя, что Хокинс дрожит от нетерпения, готовый тут же сорваться с места и нестись выручать попавших в беду женщин.
– Он поехал за ними вдогонку. Он успел сказать мне одно: Шентон. Я должен сказать, что дамы и девочка, скорее всего, находятся в Шентоне. Лорд Шеритон отправился туда. Это в Кенте, недалеко от Фарнингхема.
– Спасибо. – Адам положил руку на плечо старика. – Вы все правильно сделали, мистер Уилкинс. Оставайтесь здесь. Я велю повару приготовить вам кое-что поесть. Когда вернется миссис Уэлстон, расскажите ей все, что вам известно. А также объясните ей, куда и зачем мы поехали.
После этого взволнованные друзья вылетели из гостиной.
– Я захвачу пистолет, – сказал Хокинс, взбегая по лестнице. – Полагаю, он нам может пригодиться. – Приостановившись, он вопросительно взглянул на Адама. – Тэлбот захватил их как заложниц?
– Возможно. Но нам ничего другого не остается, как отправиться прямо в ловушку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огонь желания - Грант Анна



роман очень интересен читается очень легко
Огонь желания - Грант Аннапетр
22.07.2011, 12.06





Не скажу, что АХ.., но прочла с удовольствием. Любовь, приключения, предательство. Оба героя понравились. Так что читайте, делайте выводы.
Огонь желания - Грант АннаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
1.12.2015, 9.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100