Читать онлайн Восхитительные ночи, автора - Грайс Джулия, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Восхитительные ночи - Грайс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.46 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Восхитительные ночи - Грайс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Восхитительные ночи - Грайс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грайс Джулия

Восхитительные ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Боль. Пронизывающая боль овладела всем ее существом. Селия смутно чувствовала, как ее подняли чьи-то руки и куда-то понесли. Кто-то гладил девушку по щекам и звал по имени.
Иногда, открывая глаза, она видела встревоженное лицо Бо:
– Селия!.. Боже мой…
Он что-то испуганно говорил, но Селия не разбирала слов. Затем время словно остановилось. Она очнулась у себя в комнате в Маунтен Вью. Кто-то плакал. Появилась Тина, люди приходили и уходили, произносили слово «доктор», меняли белье, тихо говорили о Селии. Гаттерас и Леинани что-то обеспокоенно обсуждали. Неужели они не послали за Романом? Он ведь врач. И он любил ее. Она тоже любила его. Мысли мешались, их спутала боль. Внутри все горело, Селия застонала:
– Роман…
– Он еще не приехал, детка. Он же в Лахаина, а ты знаешь, как это далеко. Может, он занят с больным.
Кто-то положил ей на лоб холодный компресс. Селия ощутила запах эссенции гелиотропа, которой душилась тетя Гаттерас.
– Селия, бедняжка, какое счастье, что ты осталась жива. Благодари Бога, что так случилось.
Девушка напряглась: боль пронзила ее правую икру и пах.
– Что… что произошло?
– Тебя чуть не раздавила повозка. Вол сбил тебя с ног и чудом не прошел по тебе. Если бы возница не увидел… Если бы Бо не услышал его криков и не прибежал…
– Бо? – Она покачала головой.
– Бо и возница спасли тебя, дорогая. А теперь твой муж стоит за дверью и очень беспокоится.
Бо беспокоится?
Селия себе не представляла этого.
– Но что… Что со мной? Моя нога… – Гаттерас замялась:
– Тебя покалечило, нога разорвана в нескольких местах, но, надеюсь, кость не сломана. Роман определит это.
Гаттерас умолкла, словно не решаясь что-то добавить.
Селия откинулась на подушки и закрыла глаза.
Потом над ней склонился Бо, схватив ее руки с такой силой, что Селия вскрикнула. От избытка чувства его глаза затуманились.
– Селия! Ты шла прямо наперерез повозке! Разве ты ее не видела? – Он еще сильнее сжал ее руку, и Селия увидела, что он плачет.
– Не надо, – прошептала она.
– Не понимаю, почему ты шла наперерез повозке: Это так глупо и опасно! А теперь… Теперь ты его потеряла.
– Потеряла?
– Ну да; Селия. Гаттерас еще тебе не сказала? Ты потеряла ребенка, моего мальчика, моего сына! Ты его потеряла! И все это из-за твоей небрежности, эгоизма…
Потеряла ребенка! Потрясенная, она уставилась на Бо.
– Вы ее расстраиваете, – донесся издалека голос Гаттерас.
– Ну и что? Она…
– Я не разрешаю ее огорчать. Пожалуйста, уйдите, Бо! Когда успокоитесь, возвращайтесь.
Бо неохотно ушел, а Селии казалось, что полог кровати опускается и вот-вот раздавит ее. Ее ребенок мертв! Слезы застилали ей глаза.
– Тетя Гаттерас, это… это правда? – Гаттерас вздохнула:
– Да, Селия, боюсь, что так. Несчастный случай привел к выкидышу. Леинани и я делали все возможное, чтобы помочь тебе.
– О Боже!
Селия была оглушена. Ее ребенок! Он никогда не родится.
– Это жестокий удар, дорогая, но у тебя еще будут дети.
«Проклятие Бернсайдов», – вспомнила девушка то, о чем рассказывала ей несколько месяцев назад в Гонолулу Катрин Уитт. Теперь она – жена Бернсайда.
Ее охватила дрожь. Нет! С ней это не могло случиться! Ведь она нормально себя чувствует, а так не бывает после выкидыша. Селия тряхнула головой, силясь собраться с мыслями. Да, она неплохо себя чувствует, только слегка повредила ногу. Приедет Роман, наложит повязку, велит ей походить с палочкой… Ее снова стало клонить в сон.
– Отдохни, – прошептала Гаттерас. – Роман приедет, он вылечит твою ногу. Все, что тебе сейчас нужно, – это поправляться.
Вечером в комнате Селии зажгли лампы. Леинани принесла поднос с бульоном, бисквитами и соком манго, но Селия едва притронулась к еде. Вокруг лампы кружились мошки, свет падал на лицо Романа, встревоженное и сердитое.
– Почему вы скрыли от меня, что беременны? – Она смотрела на него, пытаясь преодолеть боль.
Кожа горела, глаза резало, в растянутой лодыжке пульсировала боль.
– Почему я должна была сказать вам об этом? – Селия никогда не видела Романа в таком гневе.
Он комкал в руке кусочек марли от ее повязки.
Ни за что на свете она не скажет Роману, что это был его ребенок.
– Это касалось только моего мужа, – прошептала она.
– Ваш муж! – Роман скрутил кусочек марли и сунул его в свою медицинскую сумку. – Злобный молодой щенок! Селия, Селия… – Его голос дрогнул. – А теперь вы потеряли ребенка, и я узнал об этом слишком поздно.
– А что бы вы сделали, если бы знали? Поздравили бы меня?
– Я бы…
Роман схватил ее руки, затем отпустил их.
– Простите, – ответил он. – Я бы ничего не смог сделать, Селия, раз вы замужем за другим.
Она взглянула в его ясные серые глаза, пытаясь понять, что они выражают: любовь или гнев?
Селия не нашлась, что ему ответить. Мысли ее все больше путались, в голове стоял туман. Или это в комнате стало темнее? Она вся горела.
Селия закрыла глаза.
Потом ее снова охватила боль. Селию била дрожь, но она отталкивала руки, которые прикладывали к ее лбу холодный компресс. Она понимала, что больна и теперь от нее ничего не зависит.
Иногда Селия слышала, как говорят о ней.
– Родильная горячка, – произнес кто-то, кажется, Роман. – Это очень серьезно, Гаттерас.
Боль пронизывала ее всю, и Селия уже не осознавала, что происходит. Лихорадка пожирала ее, словно огонь, бушующий под котлами с сахаром; она стонала и металась в постели.
– Селия, я хочу, чтобы ты выздоровела. Я приказываю тебе выздороветь! Мне не нравится, что ты больна. Я даже не успел закончить твой портрет. – Это был Бо. Его голос звучал раздраженно и встревожено. От прикосновения его рук она вздрогнула. – Прости… Прости меня за все, что я сделал. Я действительно жалею об этом, Селия. Я хотел сына, но ведь у нас будут и другие сыновья. Ты ведь еще подаришь мне наследника, да? Ты единственная, с кем я могу… Ты нужна мне, Селия…
Она что-то прошептала и закрыла глаза. Больно думать, больно смотреть…
Потом кто-то купал ее. Какая мука – прикосновение ледяной воды к раскаленной коже. Она яростно сопротивлялась, отталкивала чьи-то руки, пыталась вырваться.
– Селия! Ради Бога, перестаньте сопротивляться. Я пытаюсь вам помочь, – сказал Роман.
– Нет! Мне больно, оставьте меня в покое!
– Нет, черт подери! Я не оставлю вас в покое! Я вылечу вас. Не смейте со мной драться.
Он крепко обнял ее и положил на постель.
– Нет! Не прикасайтесь ко мне! – кричала девушка, Снова отталкивая его. – Я хочу, чтобы вы ушли. Уходите, уходите, возвращайтесь в Лахаина! Отправляйтесь к вашей проклятой любовнице!
Роман сердито усмехнулся. У него был такой измученный вид, словно он не спал несколько ночей. Лицо заросло жесткой темной щетиной.
– Только когда вам станет лучше, моя маленькая тигрица. Тогда, если скажете, я уеду далеко от вас. Это доставит вам удовольствие, Селия?
Почему у него такой низкий голос, почему в глазах блестят слезы? Но у Селии не было сил думать об этом. Ее снова начало лихорадить.
* * *
Казалось, она лежит здесь вечно, в жару, ни о чем не думая, ни о чем не волнуясь.
Несколько раз заходил Бо и кричал на Романа, а тот отвечал ему тем же. Она слышала какой-то спор о методах лечения, о лекарствах, которые давал ей Роман. Некоторые травы он сам собирал в сезон дождей в лесах Кипахулу и в долине Яо.
Однажды кто-то нежно обнял Селию. Она увидела обеспокоенное личико Тины.
– Не умирай, Селия, – прошептала девочка. – Все говорят, что ты можешь умереть и твоя лихорадка очень опасна. Ты должна быть сильной, иначе с ней не справишься.
– Тина, – с трудом пролепетала Селия и сжала руку девочки.
– О, Селия! Они все спорят и ссорятся. Бо хочет избавиться от Романа, говорит, что его ванны и лекарства не помогают тебе, а только делают хуже. А Роман отказывается уезжать, угрожает отхлестать Бо хлыстом, если тот попытается выгнать его из твоей комнаты. Они чуть не подрались, и Бо даже выхватил пистолет, но Роман выбил пистолет у него из рук.
Селии никак не удавалось вникнуть в слова Тины. Бо и Роман дерутся из-за нее? Кричат друг на друга? Это казалось нереальным, как, впрочем, и многое другое.
– Кавео, Айко и все дети, – продолжала Тина, – сделали для тебя «леи», они хотят, чтобы ты выздоровела.
– Да…
– Детка, что ты здесь делаешь? – прервал Тину голос Гаттерас. – Ей нужно отдыхать.
– Я хотела с ней поговорить, рассказать ей…
– У тебя еще будет время поговорить с ней, обещаю. – Селия услышала стук тростниковой палки в коридоре, шелест нижних юбок. – Иди, детка, поищи Хили или поиграй с Айко. Когда Селия поправится, я тебя позову, не сомневайся.
– Но…
– Беги, Тина. Делай, что тебе велят.
Сны. Они походили на яркие цветные облака. Иногда она видела себя на борту «Попутного ветра», когда стояла, вглядываясь в пенящиеся волны. В другой раз шла по длинной аллее, ведущей к Маунтен Вью, видела вдали прекрасный дом, утопающий в зарослях вистерии, бугенвиллии и других тропических растений.
Потом плавала в заводи Пеле с красивой обнаженной женщиной, темные волосы которой колыхались на воде, словно блестящий шелк. Это была сама Пеле, красивая и мстительная богиня вулканов.
Блестящие темные глаза богини светились ликованием. «Роман принадлежит мне, – говорила она, и ее голос сливался с мелодичным плеском воды у скал. – Да как ты могла подумать, что он любит тебя? Он хочет меня, и так было всегда».
Селия металась, стонала, отбрасывала простыни: они душили ее.
Затем она оказалась на пляже Оловалю, где были убиты десятки туземцев. Их лица, искаженные ужасом, парили в воздухе…
– Селия, прими это лекарство. – Что-то коснулось ее губ.
Селия сопротивлялась, отталкивая питье.
– Помоги мне, Леинани, удержать ее, – приказал голос. – У нее горячка… Это кризис. Если она его сегодня не преодолеет…
И снова кошмары: Селия идет по фамильному кладбищу Бернсайдов вдоль разверстых могил. В каждом гробу лежит жена одного из Бернсайдов, красивые ледяные статуи. Сьюзен. Ариадна. Хоуп. Их глаза с укором следят за ней:
«Ты играла с мужчинами из рода Бернсайдов. Сначала с Джоном, затем с Бо и даже с Романом. Ты обидела их всех и теперь будешь наказана… Тебя, как и всех нас, настигнет проклятие…»
– Нет! – закричала она, отбрасывая простыни, которые, казалось, туго спеленали ее. – Я не хотела этого, не хотела!
– Роман, когда же кончится кризис? – послышался голос Гаттерас, который был из какого-то другого сна.
– Не знаю. Он не продлится долго, иначе это ее убьет. Она пылает, хотя я дал ей все, что только мог. Не знаю, что еще сделать, Гаттерас.
– Только молиться.
– Да. Боже… Ведь и я отчасти тому виной, Гаттерас! Да!
– Вы? – Роман застонал:
– Я не могу вам сказать…
И затем Селия отчетливо услышала глухие рыдания мужчины.
Ей хотелось встать, прикоснуться к нему, сказать, что все обойдется. Но тут она снова оказалась во власти кошмаров: мертвые жены Бернсайдов сидели в гробах и поворачивали головы, следя за Селией:
«Кокетка, вот ты кто. Ты умрешь из-за проклятия, как и мы».
– Нет! – в ужасе закричала Селия, покрывшись холодным потом. – Нет, я не умру, не умру, вы не добьетесь этого! Не добьетесь! Я не умру!.. Я не кокетка, нет!..
А голоса в комнате все звучали, терзая ее. Она слышала слова, но не понимала их смысла.
– О чем она говорит? – спросила Гаттерас.
– Это… то, о чем я когда-то ей говорил. Я так не думал, сказал это назло.
– Вы ее любите, Роман, да? – спросила Гаттерас.
– Да, помоги мне Бог. Я люблю ее!
– Тогда почему вы не женились на ней?
– Да ведь она нарочно вышла за Бо, чтобы досадить мне, уверен. А теперь случилось это несчастье. Выкидыш, Боже мой… Селия, бедная Селия… Только бы она продержалась еще несколько часов! Я все для нее сделаю, клянусь! Клянусь всем, что мне дорого!
– Но как? – удивилась Гаттерас. – Что вы можете теперь сделать? Слишком поздно! У нее есть муж, она поклялась ему в верности перед Богом, перед Богом и людьми. Что же делать?
– Не знаю. – глухо ответил Роман. – Я просто хочу, чтобы она выжила, но не уверен в этом.
Селия шла по длинному темному тоннелю, заросшему папоротником и увитому толстыми виноградными лозами, которые она с трудом раздвигала. В конце тоннеля были слышны голоса, и ей хотелось туда добраться, но путь преграждали виноградные лозы… Она застонала.
«Селия… Дорогая… Ты должна бороться… Пожалуйста. Попробуй справиться. Не сдавайся. Я постараюсь тебе помочь».
Голоса. О чем они говорят, понять невозможно, но она уловила интонацию: казалось, настаивают на чем-то очень важном. Она все упорнее сражается с лозами, но справиться все труднее. У нее нет ножа, чтобы их перерезать.
«Живи, Селия, живи! Ты должна преодолеть кризис, моя девочка, должна! Я все сделаю, все… О Боже…»
Странно, но виноградные лозы, перекрывшие путь, казалось, раздвигаются. Наконец Селии удалось расчистить узкий проход. Голоса стали слышны отчетливее. Они доносились от выхода из тоннеля, оттуда, где сиял ослепительный свет.
– Она сегодня лучше выглядит, как по-вашему, Роман? Цвет лица… Или это мне только кажется?
– Нет, это не кажется. Лихорадка проходят. Она дрожит, Гаттерас, Простыми, быстро! Иначе у нее начнутся судороги!
Селия выползла из тоннеля, щурясь от яркого, слепящего света, и застонала, прикрыв лицо руками.
– Селия, – мягко произнес кто-то. – Селия, выпей вот это.
Она ощутила густой зловонный– запах, от которого тошнило. Селия попыталась оттолкнуть питье.
– Выпей, Селия, это целебный чай. Я сам его приготовил, он поможет тебе выздороветь, – сказал Роман. – И открой глаза, посмотри, какой прекрасный день! На небе легкие облака, сегодня: сильный ветер. Слышишь, как он свистит?
Селия лежала очень тихо. Да, она слышала свист ветра, знакомый звук, возвращающий ее к жизни, и на небе действительно были легкие облака. Девушке казалось, будто она вернулась из долгого путешествия. Но ей не хотелось пить отвратительный травяной чай.
– Тьфу!
Роман радостно засмеялся:
– Ну, раз вы отталкиваете чашку, значит, идете на поправку! Теперь все образуется, только выпейте лекарство. Ну, давайте же!
Селия открыла рот и с отвращением проглотила ложку горького снадобья.
– Это старое местное средство, – улыбаясь, пояснил Роман. – Я сам собирал эти травы у Кипахулу. – Он улыбался ей. Его измученное лицо покрывала многодневная щетина. Роман нежно сжал ее ладони.
Селия схватила его за руку, мечтая о том, чтобы он никогда не уходил.
– Не покидайте меня так скоро, – прошептала она.
– Покинуть вас? После всех моих трудов? Нет, Селия Бернсайд, я не собираюсь уезжать из Маунтен Вью, пока не буду абсолютно уверен в вашем выздоровлении. – Роман снова улыбнулся и снова протянул ей настойку. – Выпейте, Селия, все до последнего глотка. Я требую.
– Ты всем обязана Роману Бернсайду. – Гаттерас подала Селии куриный бульон. – Он пять ночей провел у твоей постели, не смыкая глаз.
– Да?
Селия чувствовала полный упадок сил. Прошедшие пять дней она вспоминала, как жуткий сон. Склонившееся над ней лицо Романа, его рыдания, нежность его прикосновений.
– Более того, он выдержал настоящее сражение с твоим мужем, который возражал против его методов лечения. В какой-то момент мне показалось, что они убьют друг друга из-за тебя. К счастью, Роман победил. – Гаттерас чуть вздрогнула. – Признаюсь, я тоже ужасно о тебе беспокоилась. Не дай Бог мне тебя пережить, дорогая!
Спустя несколько дней Селия сидела в постели. К ней не раз наведывался Бо, давая понять, что ребенок погиб по ее вине. Муж еще больше похудел, возле рта и на лбу появились морщины. Бо горячо говорил о проявленном им мужестве.
Несмотря на слабость, Селия разгневалась:
– Твое мужество здесь ни при чем! Произошел несчастный случай. Неужели ты думаешь, что я нарочно все это сделала?
Бо пожал плечами:
– Кто знает, на что ты способна, Селия? Ты непредсказуема, а Роман не смеет торчать здесь только потому, что спас тебе жизнь!
Селия взглянула на мужа и едва удержалась от резкости. Конечно, Бо ревновал. И она не могла осуждать его за это. Если бы он знал… Если бы он заподозрил, что ребенок, которого она потеряла, был от Романа, это уничтожило бы его.
Но Бо не мог этого узнать.
В тот вечер Роман пришел в комнату Селии, чтобы измерить температуру и послушать легкие.
Они беседовали о делах плантации, о пациентах Романа, о школе. Роман выглядел отдохнувшим, был чисто выбрит и казался спокойным. Селии хотелось дотронуться до его волос, погладить по голове. Как он красив!
Несколько раз их руки как бы случайно соприкасались, и Селию тут же охватывала дрожь. Даже сейчас, после болезни, она испытывала неудержимое влечение к Роману.
Она гнала от себя мысль о том, что через несколько дней Роман уедет, вернется к своей врачебной практике в Лахаина. Сейчас он здесь, с ней, разве не так? Она мечтала провести с ним еще несколько часов и насладиться ими, не думая о подстерегающем ее одиночестве.
Селия рассказала Роману, что в начале болезни ее преследовал страх оказаться жертвой проклятия Бернсайдов.
Роман нахмурился:
– Что вы об этом знаете?
– Только о женах, которые умирали в родах. Они похоронены на кладбище Бернсайдов, это же не секрет. – Селия взглянула на Романа. – Ваша жена Хоуп тоже умерла в родах, – робко добавила она.
Роман удрученно молчал, а когда заговорил, его голос звучал глуше, чем обычно:
– Мы уже говорили об этом. Иногда, Селия, я мучаю себя вопросами, на которые нет ответа. Существует ли семейное проклятие, передающееся из поколения в поколение? И от него ли погибла Хоуп?
– Но… Нет, конечно же, нет!
– Вы уверены? Многие болезни передаются по наследству: умственная отсталость, уродства. Что если мужская ветвь Бернсайдов виновна в том, что у их жен происходят выкидыши или рождаются мертвые дети? Может, порча мужчин передается женщинам? – Роман горячо продолжал: – Я не хочу принести вреда ни одной женщине. Никогда. Вы же знаете, и моя мать умерла в родах.
Заглянув в глаза Романа, Селия поняла: он считает себя отцом ее погибшего ребенка. Ее сердце: упало, когда он испытующе посмотрел на нее.
– Я не хотел подвергать вас риску, – вдруг сказал он.
– Я… я не боюсь риска. – Они вдруг ощутили, что между ними установилась тайная внутренняя связь.
– Я боялся, Селия. Это не должно было произойти между нами. Черт возьми, девочка, разве ты не понимаешь? Я мог бы стать причиной твоей смерти.
Она облизнула пересохший губы, пытаясь унять дрожь:
– Но я же не умерла!
– А если бы это произошло? – его лицо исказилось от боли. – Неужели ты думаешь, что я когда-нибудь простил бы себя? Я бы унес эту вину с собой в могилу. Я убил Хоуп, Селия. Я убил свою жену, потому что она забеременела от меня. Если бы Кинау не была бесплодна…
– Кинау… бесплодна?
– Да.
Селию внезапно пронзила догадка. Роман не хотел подвергать опасности ни одну женщину! Вот почему он выбрал Кинау – не за ее красоту, а потому что она не могла иметь детей.
Селия задрожала. Может быть… Может быть, он вовсе не любит Кинау.
Она робко спросила:
– Ты любишь Кинау? – Глаза Романа расширились:
– Нет, – мрачно ответил он. – Я не люблю ее. – Селия с облегчением вздохнула.
– Мне нравится Кинау, я получаю удовольствие от общения с ней… Да, даже больше, чем удовольствие. Восхищаюсь ее умом, она помогает мне в работе.
У него задрожал уголок рта, как бывало всегда в минуты волнения.
– В те часы, которые я провел у твоей постели, Селия, я долго думал о Кинау. Справедливо ли, что к ней, моей любовнице, я не испытываю тех чувств, которые испытываю к…
«К тебе». – Она почти не сомневалась, что Роман собирался сказать именно это.
– Я попрошу Кинау уехать из моего дома и, конечно, буду помогать ей, но между нами все кончено.
Сердце Селии тревожно забилось. Она смущенно взглянула на Романа. Как часто она мечтала услышать эти слова, а сейчас почему-то не испытывала радости. Роман намерен покинуть Кинау, ее красивую соперницу! Почему же в ее душе нет счастья, а только страх и ужасные предчувствия?
– Я плохо поступал с вами обеими, Селия, – продолжал Роман. – Я отнял у Кинау несколько ее лучших лет. А ведь она могла бы найти мужчину, который сделал бы ее счастливой. А то, что возникло между мной и тобой, мне следовало предотвратить.
– Нет, – прошептала Селия. – Не говори так! Я рада, что это возникло. Я… я люблю тебя, Роман, и всегда любила. Я…
– Тише. – Он приложил палец к ее губам, запрещая говорить о любви. Его глаза выражали глубокую печаль. – Ты замужем. Я должен вернуться в Лахаина и сделать все, чтобы начать жизнь заново. А потом…
Селия почувствовала ужас:
– Потом – что?
– Может, мне пора покинуть Мауи, – мрачно произнес Роман. – Навсегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Восхитительные ночи - Грайс Джулия



Мне очень понравился! Лёгкий роман с красивыми описаниями островов Гавайи. Советую прочитать!
Восхитительные ночи - Грайс ДжулияТатьяна
10.06.2012, 9.44





Может описания и красивые, но только это и заслуживает какой-то положительной оценки! Книга отвратительная. Читаешь и не понимаешь зачем. Ноль сюжета, главные герои полный отстой... rnСелия - девушка с полным отсутствием мозгов в голове и напоминает флюгер - за всех готова выйти замуж - стоит только предложить. А уж если её подпоить... При этом всю книгу думает о своем герое - Романе и мечтает выйти за него замуж. Но! на худой конец и любой другой мужчина с такой же фамилией сойдет)) и его брат, и племянник :DrnТем временем, сам Роман Бернсайд тоже просто ни о чём. Характер раскрыт плохо. Только общее впечатление - вроде как хороший человек и доктор... Она всю книгу бегает за ним, а он нос воротит. Она от безответной любви и делает всевозможные глупости.rnКонец немного исправил впечатление от книги и от героев, но ради последних 10-20 страниц не стоит терпеть столько мути.
Восхитительные ночи - Грайс ДжулияМаргарита
15.11.2012, 21.30





Восхитительные ночи-восхитительная книга. Читается легко и с удовольствием.
Восхитительные ночи - Грайс ДжулияНатали
5.12.2012, 17.56





В стиле написания романов Дж.Грайс мне не нравится единственное то, что она не раскрывает не характер Гг-я,не его мыли, а в конце трах бах "я тебя люблю". Вопрос- когда? произошло это чудо?5 из 10
Восхитительные ночи - Грайс ДжулияАННА
19.08.2015, 0.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100