Читать онлайн Восхитительные ночи, автора - Грайс Джулия, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Восхитительные ночи - Грайс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.46 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Восхитительные ночи - Грайс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Восхитительные ночи - Грайс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грайс Джулия

Восхитительные ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Селия вернулась домой мрачнее тучи. Никогда еще она не была так близка к отчаянию. Обвинения Романа отзывались в ней болью: «Легкомысленная, кокетка…»
Она с трудом дотянула до вечера и только ночью дала волю слезам. Вволю наплакавшись, она вышла в халате на веранду и рассеянно взглянула на залитое лунным светом море.
Сейчас она была равнодушна даже к этой волшебной красоте. Вернувшись в спальню, Селия услышала неподалеку какой-то странный звук.
Может, плачет во сне Тина?
Встревоженная Селия, забыв о собственных тревогах, быстро надела платье, открыла дверь и сразу же поняла, что это не Тина. Из комнаты Романа доносился женский смех, высокий, нежный, непринужденный и очень знакомый.
Селия замерла, поднеся руку к груди. В спальне Романа была Кинау!
У Селии пересохло во рту, а к горлу подкатил комок. С трудом передвигая ноги, она вернулась в свою спальню.
Цветущие гавайские деревья были очень красивы. Многие из них в Маунтен Вью посадила Сьюзен Бернсайд, мать Бо. Здесь были олеандры с узкими зелеными листьями, и карликовые пуанцеттии с гроздьями алых цветов, увешанные плодами грушевые и абрикосовые деревья.
Плюмерии, благоухающие восковые цветы белого, желтого, розового, светло-вишневого цвета, были когда-то вывезены из Индии и храмовых садов Цейлона, где это растение называлось франжипани. Здесь, на Гавайях, его называли мелия и часто сажали на кладбищах.
На следующий день после встречи с Романом у заводи Пеле Селия забрела на небольшое кладбище поместья Маунтен Вью. Она не знала, что привело ее сюда. Возможно, безысходный мрак в душе?..
Здесь Селия сразу ощутила густой запах мелии. Повсюду пышно цвел гибискус, буйно разрослись кусты бугенвиллии с ярко красными и пурпурными цветами. Маленькое кладбище казалось запущенным.
Селия печально бродила вдоль могил. Надгробия были из камня и дерева, многие надписи стерлись от тропических ливней. Девушка разобрала надпись на могиле: «Анни Ланг, старшая медсестра, умерла от дифтерии в феврале 1849 года в возрасте 23 лет». Рядом был похоронен Генри Бернсайд, годовалый ребенок, который тоже умер от дифтерии в феврале 1849 года.
Селия задумалась: может, Генри брат Бо? Бедная Сьюзен Бернсайд! Селия видела портрет этой худощавой женщины с задумчивым выражением лица, Сьюзен увезли из Атланты и поселили здесь, она потеряла одного ребенка, потом умерла в родах, оставив после себя только Бо и несколько цветущих деревьев…
Глаза Селии наполнились слезами, хотя она не знала, о ком она плачет: о Сьюзен, умершем ребенке или о себе.
Она прошла мимо могилы Амоса Бернсайда, основателя Маунтен Вью, доставившего морем на плантацию дом из Коннектикута – бревнышко к бревнышку. Эпитафия гласила: «Могила успокоила того, кого не мог успокоить весь мир».
Селия задержалась у могилы, затем медленно побрела дальше, мимо могил двух жен Амоса, могилы Ариадны, второй жены Джона. Женщины этой семьи умирали из-за «проклятия Бернсайдов», как сказала Катрин Уитт. Селия поежилась. Здесь, на фамильном кладбище, эта мысль не казалась такой надуманной, как прежде.
– О, кто это? Плакальщица? Как трогательно!
Голос Бо прервал ее размышления. Молодой человек стоял у кладбищенской калитки. В шляпе, сидевшей набекрень, он выглядел красивым и агрессивным.
– Я случайно заглянула сюда.
– Да? Вам нравится это место вампиров?
– Нет! Я… – А что вы здесь делаете? – нашлась Селия. – Уж не преследуете ли меня?
– Честно говоря, да. Я видел вас на дороге и заинтересовался, куда вы направляетесь.
Девушка вдруг вспомнила слова Романа о том, что Бо смотрит на нее с вожделением. «Да, – подумала она со злостью, – так оно и есть».
– Я уже говорила вам: мне не нравится, что вы за мной следите, – резко сказала девушка. – И не смотрите на меня так.
– Я смотрю на вас самым обыкновенным образом, да и пришел сюда лишь за тем, чтобы рисовать.
Тут Селия заметила, что в руках у Бо складной мольберт и коробка с красками.
– Кажется, так.
– Мне нравится бывать на кладбищах, – сказал Бо. – Они таят в себе какую-то тайну, верно?
Мрачно. Время неподвижно. Все застыло. Ничего не меняется, только могильные камни разрушаются. Бо коснулся носком ботинка доски на могильном камне медсестры, и Селия ахнула, когда та покачнулась.
– О! – Девушка поспешила поправить ее. – Разве так можно! Это же надругательство над могилой…
– Когда-нибудь я унаследую Маунтен Вью, и это кладбище тоже будет принадлежать мне.
Бо беспокойно прохаживался взад и вперед. «Какие мрачные у него сегодня глаза», – подумала Селия.
– Когда вы согласитесь мне позировать? – внезапно спросил Бо.
– Позировать? – изумилась девушка.
Бо всегда тревожил Селию, и ей казалось, что он одновременно желает и ненавидит ее, а к тому же знает о ней все.
– Что вы имеете в виду? – Он пожал плечами:
– Ничего. А что?
– Бо, вы говорите загадками и постоянно на что-то намекаете, но все это ни к чему не приведет. Если хотите мне что-то сказать, я вас выслушаю, а нет, так, пожалуй, мне лучше уйти. Я должна еще проверить школьные задания.
Не дождавшись ответа, Селия пошла к кладбищенской калитке. Бо последовал за ней.
– Вы и впрямь слишком уж много о себе возомнили, Селия Гриффин! – Она ускорила шаг, делая вид, что не замечает его. – Важничаете… Учительствуете… Строите глазки моему отцу и Роману…
Селия покраснела и резко возразила, что ничего подобного не делает. Бо ухмыльнулся:
– Строите. Вы словно кувшин с медом, дорогая. Вокруг вас так и роятся пчелы. Однако, – добавил он, – одна пчела уже улетела.
– О чем вы? – возмутилась Селия.
– О том, что Роман сегодня утром уехал в Лахаина. И скатертью дорога! Нам в Маунтен Вью не нужны потенциальные убийцы, даже если они готовы ссудить нас деньгами для строительства каналов. – Бо злобно сверлил Селию глазами. – Думаю, он захватил с собой и свою любовницу. Она ведь так мила, правда? Гавайские женщины часто склонны к полноте, но она очень грациозна.
У Селии ноги подкосились.
– Я… я пойду домой, – проговорила она. – И не пытайтесь меня преследовать, не то я пожалуюсь вашему отцу.
– Что с тобой, Селия? У тебя такой вид, словно ты потеряла лучшего друга. – Гаттерас взглянула на нее, подняв глаза от цветочной клумбы. Тетка как обычно возилась в саду, ее старое платье было запачкано землей.
«Неужели мне не удается скрыть мои чувства?» – подумала девушка.
– Боже мой, сейчас я приготовлю тебе тонизирующий напиток, ты должна немного взбодриться и почувствовать интерес к жизни.
Гаттерас смотрела на племянницу с тем же пристальным любопытством, что и в тот день, когда та впервые прибыла на Гонолулу.
– Я прекрасно себя чувствую, тетя, – твердо ответила девушка.
– Не лги мне, Селия. Я слишком хорошо тебя знаю. У тебя островная лихорадка?
– Островная?.. О нет, мне здесь очень нравится. Просто сегодня немного нездоровится, вот и все.
Гаттерас кивнула:
– Я вот думаю, не пора ли нам посмотреть на кратер Халеакала, как, по-твоему? – Она указала рукой гору, покрытую облаками.
– Пожалуй, было бы неплохо отправиться туда, – равнодушно ответила девушка.
– Это будет настоящий праздник. Я поговорю за обедом с Джоном, уверена, он одобрит наши планы.
Обед длился бесконечно, без Романа гостиная, казалось, опустела. Селия заметила отсутствие Кинау. Неужели Роман взял ее собой в Лахаина, как предполагал Бо?
Тина весело щебетала об игрушечном домике, который они с Айки собирались построить, и просила Гаттерас помочь им. Селия слушала вполуха, погруженная в свои невеселые мысли. Бо тоже угрюмо молчал, явно избегая взгляда Селии.
Наконец Гаттерас заговорила о поездке к кратеру.
Джон откашлялся:
– Конечно, поезжайте, если вам хочется, и возьмите с собой Тину. Бо проводит вас.
Бо удивленно взглянул на отца, а Селия почувствовала раздражение, ибо совсем не желала, чтобы их сопровождал этот неприятный молодой человек.
– А вы не поедете?
– У меня нет времени, Селия. Надо следить за работами по строительству канала и другими неотложными делами. На носу сбор урожая, а, как вы знаете, кроме нас, в Маунтен Вью еще три владельца плантаций.
– Но…
– Довольно об этом. – Джон нетерпеливо взмахнул рукой. – Если угодно, отправляйтесь с Бо. Так или иначе с вами будут слуги-мужчины, поэтому у вас вряд ли возникнут серьезные трудности, каким бы бестолковым ни был мой сын.
Хотя казалось, что Бо руководит поездкой, не он, а Гаттерас разработала план путешествия к Халеакала. Гаттерас, Селию, Бо и Тину должны были сопровождать четверо слуг, среди которых был Мака, крупный, сильный туземец с застенчивой улыбкой. Им предстояло нести палатки и продукты. Гаттерас уже складывала в седельную сумку мелочи, необходимые в дороге: нож, гвозди для подков, глицерин, нитки, шпагат, кожаные ремни, ложки, фляжки с водой.
– Надеюсь, ты не страдаешь головокружениями? – спросила Селию Гаттерас, подбирая для себя одежду в дорогу. Высота вулкана достигала десяти тысяч футов, и наверху могло быть очень холодно.
– У меня никогда еще не кружилась голова.
– Прекрасно! У меня тоже и, надеюсь, не закружится.
Селия улыбнулась, подумав, что ее тетка – само совершенство. На этой неделе Гаттерас наконец получила ответ на свое объявление в газете Сан-Франциско. Письмо пришло от богатого золотопромышленника, вдовца с аккуратным почерком. Он описывал двух золотоволосых внучек-близняшек семнадцати лет, нуждавшихся, по его словам, «в гораздо лучшем присмотре, чем тот, что может им обеспечить всегда занятый дедушка». Видимо, владелец золотых приисков обладал чувством юмора.
Селия представила, как Гаттерас сопровождает двух бойких девиц в путешествии по Европе или Индии, не менее чем они стремясь к приключениям. «Ну что ж, прогулка на Халеакала может развлечь меня. Во всяком случае, я сменю обстановку, и, может быть, покинув на несколько дней Маунтен Вью, восстановлю душевное равновесие».
Два дня спустя восемь человек отправились в путь по дороге вдоль узкой части острова через пустынную, засушливую долину Ваилуку к отрогам Халеакала.
Бо решил идти впереди.
– Я бывал на Халеакала десятки раз, – хвастался он, – собирал цветы серебряной травы мискантус и катил их по склонам, как пушечные ядра. Это чудовищное растение, наделенное странной красотой, – добавил он. – Оно растет только на Халеакала.
– Надеюсь, вы нам оставили немного этих цветов, – пошутила Гаттерас»
– О да, там их полно. Эти цветы отправляют морем на Восток, где их используют как украшения. Особенно ценят их китайцы.
Настроение Селии постепенно улучшалось. Она призналась себе, что ехать по этой дороге, обдуваемой легким ветерком, совсем не плохо. Небо над головой и даже пушистые облака над горами Западные Мауи казались свежевымытыми, а за ними простирался Тихий океан.
«Как красив этот остров», – думала Селия. Ее сердце дрогнуло, когда она вспомнила, как любовалась закатом вместе с Романом, как вместе они наслаждались тишиной. Если бы он был сейчас рядом с ней! Как бы она была счастлива!
«Перестань», – строго сказала себе девушка. Роман уже у себя в больнице, занят своими пациентами, и дай Бог чтобы там он и остался. У него своя жизнь и есть Кинау. Так тому и быть. А ощущение, что между ними возникло что-то необыкновенное, – только ее мечта.
Лошади шли по тропе легким галопом. Ветер нес красноватую пыль с песчаных холмов, обрывки травы, чертополох, индигоноску и «похуехуе». Здесь проводником стал Мака, поскольку ветер смел следы колес и человеческих ног.
Надвинув шляпу на глаза, чтобы защититься от ветра с песком, Бо подъехал к Селии:
– Местные жители любят Халеакала и совершают там религиозные обряды. Когда мы приедем туда, вы поймете почему.
– Значит, это впечатляет?
– О да! И очень сильно. – Это был совсем новый Бо, оживленный и открытый. – Кратер действительно производит неизгладимое впечатление, особенно, если вам повезет и вы попадете туда в ясный безоблачный день. Обычно туристы поднимаются туда днем, разбивают лагерь у вершины, мерзнут всю ночь и просыпаются рано утром, чтобы увидеть восход солнца – это величественное зрелище.
Тропа к Халеакала опять пошла вверх, к посадкам эвкалиптов, которые когда-нибудь начнут давать тень, источая свой своеобразный аромат. Между тем Бо рассказывал Селии о своей жизни в Маунтен Вью:
– Я там ничуть не нужен. Отец глух ко всем моим предложениям. Он считает, что я разбираюсь в делах хуже, чем любой местный слуга, например, Мака. Он хочет одного – чтобы я был у него на глазах.
– Наверное, с этим очень трудно мириться, – осторожно заметила Селия.
– Это так, вы совершенно правы. – Пришпорив лошадь, Бо неожиданно ускакал вперед.
К вечеру они миновали полосу облачности, холодного тумана и поднялись выше. Пока взрослые кутались в свитеры и устраивались на ночлег, Тина возбужденно рассказывала всем, что видела в кустах среди холмов кабана.
Селия, помогая устраиваться на ночлег, раздумывала над словами Бо. В Маунтен Вью он был не на месте и так же бесполезен, как в Калифорнии. Бо высказал ей не только жалобы и обиды. Девушка видела, что Джон относится к сыну с плохо скрываемым презрением.
Неудивительно, что Бо такой агрессивный и трудный. Учитывая его домашние обстоятельства, с этим было проще примириться.
Ночью, лежа в своей палатке, Селия тщетно пыталась согреться. Холодный высокогорный ветер проникал во все щели и бился в стенки палатки.
Она смотрела в темноту и снова предавалась тягостным размышлениям. Почему Роман до сих пор мучает ее, хотя она и решила навсегда выбросить его из головы?
Вдруг полог палатки откинулся, на Селию пахнуло свежим воздухом, и кто-то медленно заполз внутрь. Девушка ощутила едкий запах околехао.
– Кто это?
Она села, отбросив ворох одеял.
– Я хочу поговорить с вами, – прозвучал невнятный голос Бо.
– Но уже ночь!
Скорее рассерженная, чем встревоженная, Селия отодвинулась подальше от молодого человека. Бо загородил выход из палатки, превратив ее в ловушку.
– Я не могу заснуть.
– Очень жаль, но это не оправдание для того, чтобы прийти ко мне ночью. Прошу вас, уходите!
– А что если я не захочу?
Бо вдруг схватил девушку за руки. Селия испугалась:
– Бо, мне что, закричать? Или позвать на помощь Мака?
Это было глупо, поскольку ветер в горах шумел так сильно, что ее крик едва ли кто-нибудь услышал бы. Тем не менее угроза подействовала, и Бо выпустил ее:
– Селия, только вы одна и слушаете меня здесь. Только вы меня понимаете.
– Бо… – Она вновь попробовала урезонить его. – Вам действительно следует уйти.
– Еще нет. Я люблю вас, Селия. О да! – добавил он, поняв, что девушку шокировали его слова. – Вы удивлены? Вы думали, что я просто ленивый молодой щенок, слоняющийся по Маунтен Вью со своими картинами и ни на что не способный?
От Бо можно было ждать любого неприятного сюрприза. Чего он ждал от нее в ответ на эти признания?
– Бо, пожалуйста, уходите отсюда, пока не сказали того, о чем пожалеете утром.
– Вы любите не моего отца, а меня. Я знаю и чувствую это.
Селии казалось, будто она барахтается в зыбучем песке. Ее засасывала трясина противоречивых эмоций Бо.
– Разве я когда-то дала вам понять… Я… я, конечно, очень люблю вас…
Но мягкие объяснения, вполне приемлемые для гостиных Бостона, совершенно не подходили для тесной палатки у подножия спящего вулкана. Пробормотав что-то невнятное, Бо притянул Селию к себе и запечатлел на ее губах поцелуй, отдающий запахом виски.
– Не лги мне. Я ненавижу ложь. Стоит мне захотеть, ты станешь моей, я уведу тебя у отца.
– Бо, нет же…
Напуганная его словами и неприятной ситуацией, Селия с силой толкнула его к выходу.
– Немедленно убирайтесь! Слышите? И не говорите мне больше о любви! Иначе мне придется рассказать все вашему отцу.
Она уже не первый раз угрожала ему этим. Но сейчас Бо отпрянул от нее, будто она его ударила:
– Вы этого не сделаете.
– Сделаю. Обязательно сделаю. Я не шучу, Бо.
– Ну и прекрасно.
Бо выполз из палатки, откинув парусиновый полог:
– Но вы еще не слышали моего последнего слова, Селия Гриффин. Вы будете моей. Так или иначе, но я отобью вас у отца, запомните это.
Селия закрепила полог, ругая себя за то, что не сделала этого раньше. Утром, если кто-нибудь спросит, она скажет, что сделала это из-за ветра.
Девушка всю ночь не сомкнула глаз. Бо влюблен в нее! Она едва в это верила. Да нет, это пустая болтовня, всему виной околехао. Утром Бо устыдится, если вспомнит ночное происшествие.
Селия надеялась, что все обойдется, ибо ей совершенно не хотелось рассказывать Джону обо всем этом.
Наутро, к удовольствию Селии, Бо ехал рядом с ними и вел себя с нею, как обычно, – то возбужденно, то насмешливо и всегда непредсказуемо. Селия решила, что ночью он был пьян, и больше не заговаривала с ним об этом.
Восход сиял золотом и пурпуром. Они взобрались на край кратера и уселись на скале, засыпанной пеплом и покрытой застывшей лавой. Серые облака, обычно нависающие над вершиной Халеакала, рассеялись, и им открылся вид, величественнее которого Селия ничего не видела.
Кратер был перед ними – мрачный, серый, таинственный. Невероятная первобытная красота!
– Смотрите, смотрите! – закричала Тина, указывая, как сыплется от ветра пепел.
– Кажется, будто мы на поверхности луны, – задумчиво сказала Гаттерас, – Застывшая красота, по какая удивительная!
– Застывшая, – повторила Тина незнакомое слово.
Девочка толкала ногой в кратер кусочки лавы. Зачарованные путешественники смотрели, как они катятся по склону, вздымая облачка пепла.
– Осторожно, Тина, – предупредила Селия. – Здесь очень крутой склон.
– Да пусть ее катится вниз, – беспечно проговорил Бо. – Посмотрим, сумеет ли она выбраться.
– Бо! – одернула его Селия.
– Ну согласитесь, ведь эта девчонка – всего лишь обычная болтушка, за которой нужен глаз да глаз. К тому же она выдумывает, что видела кабанов… Признаюсь, мне она изрядно надоела.
Селия рассердилась. А разве Бо не испорченный и вздорный мальчишка? Однако она сдержалась и увела Тину туда, где росли цветы серебряной травы с острыми листьями.
Ночью они снова разбили лагерь на краю кратера, и Селия предусмотрительно пригласила к себе Тину, чтобы Бо не беспокоил ее.
Наутро они оседлали лошадей и спустились по склону. Но ясная погода, которой они наслаждались накануне, испортилась. Теперь под ними была гряда серых облаков, и, когда они вступили в нее, сгустился туман.
Внезапно услышав крик, Селия обернулась: Гаттерас упала с лошади и катилась по склону, цепляясь за заросли кустарника.
– Тетя Гаттерас!
Селия остановила лошадь, спрыгнула на землю и побежала к тетке, которая лежала, маленькая и жалкая, в серой вулканической пыли с искаженным от боли лицом.
– Я в полном порядке, Селия. Моя лошадь оступилась… Кажется, у меня перелом… Наверное, бедро…
– Так, Селия, – решительно сказал Бо. – Надеюсь, у вас есть хоть какие-то медицинские познания, потому что цивилизация очень далеко отсюда.
Он указал на пустынную дорогу, которую заволокли густые облака.
Слуги спешились и сгрудились вокруг них, испуганно что-то говоря по-гавайски. Селия услышала слово «моо», которое произносилось как «мох-ох», что означало «ящерица».
– Они думают, что несчастье с Гаттерас случилось из-за ящерицы, – пояснил Бо. – Пеле не хочет, чтобы мы были здесь. Эти люди верят всему.
Тина заплакала. Селию очень встревожило состояние тетки. Сломанное бедро! Что же делать? Девушка ничего не знала о переломах, разве что несколько лет назад видела, как доктор лечил сломанную руку ее старшей сестры. Рука срослась, но Селия понимала, что перелом бедра гораздо серьезнее. Лицо Гаттерас покрылось испариной, ее знобило. Как же доставить ее вниз?
– Простыни, – быстро сказала Селия Мака. По крайней мере это она сообразила. – Надо ее согреть. И еще… Надо ее на что-то положить.
Слуга непонимающе уставился на нее.
– Носилки… Что-то, чтобы нести…
Селия отправила одного из слуг за Романом, велев сказать, что они двинутся навстречу ему по тропе. Здесь было сыро и холодно, и девушка понимала, что это принесет вред тетке.
Прошло полчаса, пока Гаттерас завернули в несколько простыней и отправили слуг на поиски крепких длинных веток для носилок. Селия держала тетку за руку и успокаивала ее.
– Селия! Я вовсе не собираюсь умирать. – Боль пронзила сердце девушки.
– Конечно, нет!
– И все же это возможно, моя дорогая. Я уже стара.
– Нет, вы совсем не старая.
– Старая, – возразила Гаттерас, криво улыбнувшись, и сжала руку племянницы. – Ты все делаешь правильно, девочка. Вытащить меня отсюда, из этих облаков, и доставить в Маунтен Вью – именно это и нужно.
Однако скоро стало ясно, что это не так просто. Трое слуг и Бо несли самодельные носилки, спотыкаясь на каменистой тропе, а Тина и Селия вели лошадей.
Они двигались медленно и с трудом. Несколько раз Селия слышала сдавленный крик.
– Тетя, вы очень мужественно держитесь, – сказала Селия во время очередной остановки, гладя седые волосы тетки, мокрые от пота.
– Чепуха! Я ужасно боюсь боли и всегда боялась. – Потом Гаттерас тихо добавила: – Кажется, я не поеду в кругосветное путешествие, дорогая.
– Поедете. Роман встретит нас и полечит вашу ногу.
Но Гаттерас закрыла глаза и устало вздохнула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Восхитительные ночи - Грайс Джулия



Мне очень понравился! Лёгкий роман с красивыми описаниями островов Гавайи. Советую прочитать!
Восхитительные ночи - Грайс ДжулияТатьяна
10.06.2012, 9.44





Может описания и красивые, но только это и заслуживает какой-то положительной оценки! Книга отвратительная. Читаешь и не понимаешь зачем. Ноль сюжета, главные герои полный отстой... rnСелия - девушка с полным отсутствием мозгов в голове и напоминает флюгер - за всех готова выйти замуж - стоит только предложить. А уж если её подпоить... При этом всю книгу думает о своем герое - Романе и мечтает выйти за него замуж. Но! на худой конец и любой другой мужчина с такой же фамилией сойдет)) и его брат, и племянник :DrnТем временем, сам Роман Бернсайд тоже просто ни о чём. Характер раскрыт плохо. Только общее впечатление - вроде как хороший человек и доктор... Она всю книгу бегает за ним, а он нос воротит. Она от безответной любви и делает всевозможные глупости.rnКонец немного исправил впечатление от книги и от героев, но ради последних 10-20 страниц не стоит терпеть столько мути.
Восхитительные ночи - Грайс ДжулияМаргарита
15.11.2012, 21.30





Восхитительные ночи-восхитительная книга. Читается легко и с удовольствием.
Восхитительные ночи - Грайс ДжулияНатали
5.12.2012, 17.56





В стиле написания романов Дж.Грайс мне не нравится единственное то, что она не раскрывает не характер Гг-я,не его мыли, а в конце трах бах "я тебя люблю". Вопрос- когда? произошло это чудо?5 из 10
Восхитительные ночи - Грайс ДжулияАННА
19.08.2015, 0.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100