Читать онлайн Доктор на просторе, автора - Гордон Ричард, Раздел - Гордон Ричард в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Доктор на просторе - Гордон Ричард бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Доктор на просторе - Гордон Ричард - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Доктор на просторе - Гордон Ричард - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гордон Ричард

Доктор на просторе

Читать онлайн


Гордон Ричард
Доктор на просторе

Ричард ГОРДОН
ДОКТОР НА ПРОСТОРЕ
роман
перевел с английского А.В.Санин
Глава 1
Миг вручения врачебного диплома будоражит кровь молодого человека совсем как первая влюбленность, с примерно такими же разрушительными последствиями.
До той незабываемой минуты, когда заветные картонные корочки затрепетали в моих руках, я бродил по улицам, высматривая хорошеньких девушек, с безумной надеждой, что с одной из них случится обморок, а на каждом перекрестке надеялся увидеть аварию. Щедрой рукой я раздавал направо и налево рецепты, безвозмездно транжиря свои драгоценные (как оказалось теперь, во всяком случае) познания на родственников, приятелей и даже случайных попутчиков, физиономии которых казались мне зеленоватыми или просто не слишком веселыми. Разговор я обычно начинал словами: "С медицинской точки зрения...", а, услышав в театре возглас: "Нет ли среди зрителей врача?", я был готов сигануть из кресла с резвостью, которой позавидовал бы молодой и полный сил кенгуру.
Представляете, как одуряло вчерашнего студента, шесть лет подряд томившегося от своей полной никчемности и ничтожества, внезапно свалившееся на него с неба ощущение собственной важности? Тем более что каждое утро это ощущение укреплялось пухлыми конвертами, сыпавшимися словно из рога изобилия в почтовый ящик, который в прежние дни знавал лишь тощенькие бумажные счета да оранжевые карточки футбольной лотереи. Теперь производители лекарств заваливали меня бесплатными образцами, еженедельниками размером с псалтырь и промокательной бумагой, которой хватило бы, чтобы осушить Серпентайн (*Озеро в лондонском Гайд-парке); магазины с Уигмор-стрит наперебой предлагали мне клинический инвентарь - от именных медных вывесок до рентгеновских аппаратов; общество защиты животных, организации по борьбе с курением, людоедством, жестокими видами спорта, социализмом и контролем над рождаемостью состязались друг с другом за право заполучить мою поддержку; банк, в котором ещё неделю назад от меня шарахались бы, как от прокаженного, умолял меня принять от него кредит, а также предлагал свои услуги в качестве моего душеприказчика. Даже в Британской медицинской ассоциации официально признали мое существование, прислав бесплатный шестнадцатистраничный буклет "Этика врачебной профессии", в котором мне настоятельно рекомендовалось отныне и впредь вести целомудренный и высокоморальный образ жизни, и как огня сторониться ненадежных акушерок.
К сожалению, недолго понежившись в облаках, и влюбленные, и начинающие врачи неизбежно ступают на тернистую стезю жизненной реальности, и вот, в двадцатичетырехлетнем возрасте мне пришлось впервые устраиваться на работу. Поиск её был делом нешуточным, можете мне поверить - ведь в наши дни даже студенты, величайшим достижением которых за все годы учебы были бессчетные инициалы и имена, вырезанные на скамьях в учебных аудиториях, и те всерьез намерены стать специалистами. Ничто другое их не привлекает, ибо всякому дураку известно, что врачи общей практики, состоящие в распоряжении Национальной службы здравоохранения - все, как один, жалкие заморыши, выписывающие в грязных приемных бесчисленные справки и редко дотягивающие до сорока лет из-за непосильной работы.
Я же ещё задолго до получения диплома твердо решил стать хирургом. Начиная с первого семестра, я уверенно резал налимов, лягушек и кроликов, свято убежденный, что те же принципы строения организма сохраняются и на более высоких ступенях эволюционной лестницы. Вот почему, получив диплом, я думал, что теперь мне остается лишь выбрать наиболее подходящее место для проявления своего таланта. В больнице Св. Суизина своих отпрысков особенно не пестовали, если не считать приглашений на ежегодные вечера встреч (это обходилось по две гинеи с носа, без учета стоимости выпитого спиртного), однако я припомнил, что на стене возле канцелярии под засиженным мухами стеклом красуется выцветшая от времени табличка со словами:
"МОЛОДЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ, ЖЕЛАЮЩИЕ УСТРОИТЬСЯ НА РАБОТУ, МОГУТ ОБРАТИТЬСЯ ЗА СОВЕТОМ К СЕКРЕТАРЮ".
Немногие выпускники внимали этому призыву, поскольку в глазах студентов канцелярия давно представлялась чистилищем, в котором решалось, посылать ли провинившегося студента к располагавшимся по соседству вратам дантова ада, за которыми восседал грозный декан. Сам секретарь, высохший старикашка в пенсне на толстенной черной резинке, ютился в тесной клетушке, загроможденной кипами запыленных бумаг, которые вздымались с пола наподобие сталагмитов. С места в карьер он предложил мне место полкового врача. Совет вверг меня в уныние, ибо все прекрасно знали, что старикан рекомендует армию только тем новоиспеченным специалистам, которых, по его мнению, не следует и близко подпускать к простым смертным.
Я же, не отмеченный в Св. Суизине грамотами, именными стипендиями или какими-либо иными наградами, отважно попросил секретаря порекомендовать меня на место ассистента хирурга в нашу родную клинику. Дело в том, что места эти распределялись в соответствии с удивительными обычаями, давно устоявшимися в Св. Суизине. Решение принимала комиссия из наших же врачей, для которых это было последней возможностью отплатить нелюбимым студентам. Здесь беспощадно браковали выскочек, всегда сидевших в первом ряду и задававших лектору вопросы, ответы на которые знали сами; такая же участь ждала не в меру серьезных молодых людей, которые читали "Нью-Стейтсмен" и шушукались по углам, обсуждая тяжелое положение врачей в капиталистическом обществе. Кроме того, члены комиссии всегда голосовали против любимчиков своих недругов, что также говорило в мою пользу. Так, например, сэр Ланселот Шпротт, наше выдающееся светило, зарубил карьеры нескольких дюжин весьма обещающих молодых специалистов лишь потому, что один из его коллег как-то раз не позволил ему ставить личный "роллс-ройс" у стены медицинской лаборатории.
- Боюсь, юноша, что диплом создал у вас преувеличенное мнение о собственной персоне, - сухо промолвил секретарь. - "Британский регистр" насчитывает восемьдесят три тысячи квалифицированных медиков, а это означает, что вы укрепили мощь нашего здравоохранения менее чем на одну восьмидесятитрехтысячную. Что ж, если вам не по душе армия, то как насчет британских колоний?
Однако затем Св. Суизин неожиданно проявил непоколебимую уверенность в своих доморощенных специалистах, и уже на следующий день меня назначили младшим ассистентом профессора в травматологическом отделении.
- В ближайшее время тебе все равно не позволят резать живых людей, злорадно заявила моя хозяйка, пока я, трепеща от возбуждения, укладывал свои нехитрые пожитки. - Прежде новичкам позволяли потрошить хотя бы бедняков без гроша за душой, но сейчас наше правительство наконец положило конец этому чудовищному разгулу.
- Я уже достаточно квалифицирован, чтобы резать кого угодно, горделиво возразил я. - Впрочем, начинают все с пустяков - шишки, кисты там всякие, гнойники, - потом следуют варикозные вены и грыжи, а вот после первого аппендицита уже вообще все пути открыты.
В ответ послышалось презрительное фырканье:
- Ни за что не позволила бы тебе оттяпать что-нибудь у меня!
- Прошу запомнить, мэм, что теперь перед вами дипломированный специалист, а не какой-нибудь подготовишка, - с достоинством произнес я.
- Ах, извините, доктор, - расшаркалась старая ведьма. - С вас двенадцать шиллингов и шесть пенсов за поломанную мебель.
Работа в травматологическом отделении клиники котировалась чрезвычайно низко, превосходя в престижности разве что подразделение дерматовенерологии. Пациентов, а большую их часть составляли жертвы непрекращающейся войны пешеходов с водителями, принимали в самом обыкновенном перевязочном пункте - занятие, с которым без труда справился бы самый завалящий фельдшер.
Однако, пересекая на следующее утро порог клиники, я ни о чем подобном не думал. В конце концов, разве не каждый унтер-офицер мыслит себя полковником? Так и я с куда большей ясностью представлял венец своей карьеры, нежели её начало. Я уже видел себя главным хирургом Св. Суизина, на которого со всех сторон золотым дождем льются награды, премии и почетные звания.
- Эй! - услышал я со стороны чей-то оклик, продвигаясь в свеженакрахмаленном белоснежном халате к дверям травматологического пункта. - Эй, постой, старина! Одну минутку!
Я обернулся и тут же узрел первое препятствие на пути своей блестящей карьеры. Это был Бингхэм, второй младший ассистент профессора хирургии. Прыщавый и бледный, вечно нечесаный очкарик, которому до сих пор никто не давал на вид больше семнадцати. На передних скамьях он, правда, никогда не сидел, но зато однажды ухитрился выиграть премию декана по прикладной анатомии и с тех пор никогда и нигде не расставался со свежим выпуском "Ланцета", торчавшего из кармана наподобие флажка, и парой толстых книг. В обеденный перерыв он относил книги в библиотеку, где закусывал бутербродами с сыром, а заодно собирал с залежавшихся справочников вековую пыль, которой затем щедро делился в трамвпункте с пострадавшими. По субботам, когда библиотека не работала, он перемещался в музей хирургической патологии, на полках которого, словно забытые вещи, хранились в толстостенных стеклянных банках человеческие органы, и разгуливал вдоль стеллажей с книгами под мышкой. Подмышка вообще, по-моему, служила главным местом, откуда Бингхэм черпал свои познания.
- Привет, дружище! - проорал он, хватая меня за локоть. - Как я рад, что тебя тоже в травмпункт засунули! А я-то думал, гадал - кому это место достанется? Представляешь, каково мне пришлось бы, возьми они туда вместо тебя какого-нибудь другого обал... то есть, я хотел сказать - просто обалдуя? Мы же с тобой поладим, да, старик? Мы ведь старые кореша.
- Да, конечно, - поддакнул я. Без особой, впрочем, радости.
- А здорово все-таки, а? - весело прокудахтал Бингхэм.
- Что - здорово?
- Ну, дипломы мы с тобой получили, и все такое. В том смысле, что теперь можно уже работать по-человечески. У меня в активе, например, есть два нагноившихся пальца, липома и четыре обрезания. - Бингхэм потер свои паучьи лапки, словно предвкушая лакомый ужин. - Сам проф вчера всунул голову в операц. посмотреть, как идут дела, и заметил, что у меня твердая рука. Кстати, старик, он поинтересовался, почему тебя там нет.
- А с какой стати мне там быть? - изумился я. - Я только с сегодняшнего дня на работу вышел.
- Нет, старина, если строго смотреть на вещи, то - с полуночи, поправил меня Бингхэм. - Разве ты не знал? Впрочем, последнего пациента к тому времени уже увезли. Но я сказал профу, что ты вообще-то парень довольно надежный и, хотя уик-энды твои порой на несколько дней затягиваются, в конечном итоге ты возвращаешься. Я добавил, что в таких случаях готов за тебя безвозмездно отрабатывать.
Я устремил на Бингхэма ледяной взгляд.
- И что ответил профессор?
- Ничего, старина. Фыркнул только себе под нос и потрусил дальше.
- Понимаю.
Первый блин вышел комом. Чтобы рассчитывать на приличную карьеру, мне предстояло ещё получить должность старшего ассистента и поработать уже в самой клинике под руководством нашего профессора хирургии. Назначение это через три месяца работы в травматологическом отделении получит лишь один из нас двоих. Второму же придется обивать пороги других медицинских учреждений.
- Послушай, старина, - продолжил между тем Бингхэм. - На твоем месте я бы заскочил после ужина в палату и взглянул на совершенно потрясную кисту поджелудочной. Там же лежит изум. прободная язва - парень, правда, вот-вот откинет копыта, но, надеюсь, до нашего осмотра дотянет.
Как истый хирург, Бингхэм мыслил только медицинскими диагнозами и симптомами, забывая, что за каждой болезнью скрывается страдающее существо.
- А мне казалось, что хирурги из травмпункта не должны обходить палаты, - нахмурился я.
- Ты прав, старина. Я попросил профа сделать для меня исключение - я ведь уже в аспи. готовлюсь. Словом, старик разрешил мне рыскать по палатам сколько душе угодно. Думаю, тебя тоже не выгонят, если ты со мной придешь.
Еще не переступив порога травмпункта, я почувствовал, как в моем сердце просыпается ненависть к Бингхэму.
Пункт первой помощи в Св. Суизине вряд ли вызвал бы даже у самого пылкого юноши желание стать вторым Луи Пастером или Эстли Купером. В длинном, выложенном кафелем полуподвале с небольшими оконцами под потолком всегда устойчиво пахло карболкой, а народу было - как в общественном туалете возле оживленного перекрестка. Поскольку Св. Суизину приходилось изыскивать средства на покупку новейших антибиотиков и изотопов, никому и в голову не приходило тратить деньги на отделение, способы врачевания в котором не изменились с тех пор, как в него приносили пострадавших под колесами если не ассирийских колесниц, то уж по меньшей мере фиакров. Все здесь дышало древностью - от набитых конским волосом матрасов и прохудившихся ширм до потускневших от времени инструментов и закопченных стерилизаторов. Престарелый регистратор походил на Мафусаила и даже медсестры выглядели как старые девы.
Когда мы вошли, все деревянные скамьи уже были заняты. Мужчины, женщины, дети и полицейские - все распределялись примерно поровну. Впрочем, нет - полицейских было больше, гораздо больше - словно кошек в рыбном ряду в базарный день. Они торчали по углам со шлемами в руках, прятались за ширмами, держа на коленях раскрытые записные книжки, потягивали чай, таращились на пациентов и постоянно интересовались "подробностями". Полицейские - неотъемлемый атрибут любого травмпункта, а в Св. Суизине прекрасно знали: любого прохожего, имевшего неосторожность упасть и недостаточно быстро подняться, невесть откуда взявшиеся блюстители порядка тут же хватали под руки и радостно тащили к нам.
Я присел в углу за старинный стол, на котором разместились позеленевшая от времени медная чернильница и несколько стопок разноцветных формуляров. Работа моя была предельно проста. Я вручал один из бланков любому пациенту, который был, в моем представлении, вне нашей профессиональной компетенции, и отправлял его с глаз долой в одно из многочисленных отделений нашей клиники. Поскольку единственным напутствием, которое я получил в Св. Суизине при выдаче диплома, была листовка с указаниями, как действовать при пожаре, поначалу я был несколько озабочен, чтобы не перепутать формуляры. По счастью, старый регистратор уже давно осознал, что ответственность за весь травмпункт лежит на нем, и тактично подсовывал мне нужную бумагу.
До самого вечера поток пациентов не иссякал, вследствие чего всю неделю я был настолько занят, что даже не замечал Бингхэма. Общались мы в течение дня всего один раз, на полуденной летучке в так называемой "малой операционной", разместившейся в отгороженном углу травмпункта. Кроме хирургического стола из гальванической стали, эдуардианского зубоврачебного кресла, украшенного позолоченными геральдическими лилиями, и небольшого устройства для дачи наркоза, на котором чьей-то шаловливой рукой было выведено: "Собственность компании "Храп, хрип и удушье", малая операционная ничем похвастать не могла. Хотя скальпели, которыми мы пользовались, были бы с презрением выброшены хирургами, оперирующими в главном хирургическом театре, все же это была операционная, а нож притягивал нас с Бингхэмом ничуть не меньше, чем гильотина - членов Конвента.
Однако вскоре я заметил, что к Бингхэму неизменно выстраиваются более длинные очереди на операцию, чем ко мне. Поскольку пациентов мы с ним принимали по очереди, я поначалу завидовал его везению, пока не узнал: пройдоха останавливал на улице прохожих с фурункулами, бородавками, родинками и прочими многообещающими изъянами, вручал им свою визитную карточку и просил днем заглянуть в наш травмпункт, но обращаться именно к нему.
Столь нетоварищеское поведение так меня раздосадовало, что в одно прекрасное утро, воспользовавшись временной отлучкой Бингхэма, я сам принял одного из его столь хитроумно приманенных пациентов. И вот я уже наполовину удалил под местной анестезией интересное жировое разрастание в носу, когда послышался дробный топот, и в малую операционную вихрем влетел Бингхэм.
- Стой! - завопил он. - Это, черт побери, мой нос!
- Вот как? - изумленно спросил я, глядя на него поверх маски. - А я думал, ты ушел обедать.
- Обедать! - взорвался Бингхэм. - Где это видано, чтобы я обедал в приемные часы? Если хочешь знать, я присутствовал при вскрытии - совершенно потрясный разрыв почки - и обсуждал детали с профом.
- Ничего, у тебя ещё много народу, - миролюбиво произнес я, залезая в носовую пазуху пинцетом. - Я уже через пару минут заканчиваю.
- Не в этом суть, - сварливо возразил Бингхэм. - Главное, что меня особенно интересовал именно этот нос. Я, можно сказать, все утро о нем мечтал, предвкушая, как займусь им.
Словом, должен тебе сказать, старина, что чертовски неэтично перехватывать такой случай у своего коллеги.
- А этично, по-твоему, прочесывать улицы Лондона, зазывая клиентуру?
Бингхэм покрылся краской. Помолчав несколько секунд, он процедил:
- Не нравится мне твой тон, старина.
- А мне начхать, нравится он тебе или нет!
Тем временем мой пациент, не на шутку встревоженный нашей перепалкой, напомнил о своем существовании, издав трубный звук, напомнивший мне ржание издыхающей лошади.
- Я доложу о твоем поведении профу, - прошипел Бингхэм и убрался вон.
Он быстро отомстил мне, посылая к моему столу всех "старых хроников". Люди эти были настоящим живым укором на совести Св. Суизина, и избавиться от них не представлялось возможным. Появлялись они с завидной регулярностью, имея при себе пухлые карточки, на которых рукой пары дюжин хирургов было накарябано "Повт. осм." Это сокращение давало им право на дополнительную склянку микстуры, первоначальное назначение которой было уже давно забыто, а первый выписавший её врач - вероятно, давно почивал в могиле.
В то утро вереница старых хроников казалась нескончаемой. К двум часам их осталось ещё около дюжины; я не успел пообедать и пребывал в дурном настроении. И вдруг я заметил какого-то ловкого старикашку с перевязанным окровавленным бинтом пальцем, пытавшегося пролезть ко мне без очереди.
Он был облачен в фетровую шляпу, ветхий черный пиджак и полосатые брюки. Поначалу ловчила пристроился на самой дальней скамье, бросая вороватые взгляды на очередь, но уже скоро пересел поближе. Подобных типов я знал как облупленных, а профессор дал нам на их счет самые жесткие указания.
- Одну минуточку, миссис, - сказал я тучной женщине, жаловавшейся на мозоли, после чего встал и приблизился к вредному старикану. - В чем дело? - суровым тоном осведомился я. - Что вы себе позволяете?
Старый хрыч испуганно встрепенулся.
- Я все видел, - продолжал я, распаляясь все больше и больше. Думаете, вы самый умный? Пролезли украдкой и думаете, вам это сойдет с рук? От этой царапины вы не умрете, а здесь много людей, которым помощь необходима куда больше, чем вам. И вообще - где ваша карта?
- Карта? Простите, пожалуйста, - проблеял он, - но я не знаю - какую карту вы имеете в виду?
- Вы что, папаша, читать не умеете? - развел руками я. - За дверями висит плакат размером с Триумфальную арку. Там четко и ясно написано, что все пациенты должны получить у регистратора медицинскую карту. Так что валите отсюда и получите её.
- Простите, но я не знал...
- Шевелите ногами, папаша, - отмахнулся я и вернулся к толстушке уже в приподнятом настроении. Однако не прошло и нескольких минут, как назойливый старикашка возвратился, держа в руке медицинскую карту. На сей раз, он сразу принялся слоняться вокруг меня. С минуту я делал вид, что не замечаю его, но в конце концов не выдержал.
- Какого дьявола вам теперь-то ещё надо? - взорвался я. - Почему вы не можете спокойно посидеть в очереди, как все остальные?
- Видите ли, я очень спешу...
Я чуть не задохнулся от негодования.
- Он спешит, видите ли! А остальные, значит, по-вашему, не спешат? Я ведь, между прочим, тоже спешу. Сядьте в самый конец очереди.
- Может быть, мне стоит объяснить вам...
- Ваши объяснения меня не интересуют, - отрезал я. - Если вы не сядете на место, я попрошу полицейского усадить вас силой.
У старикана отвалилась челюсть. Я мысленно поздравил себя - поделом нахалу.
- Ну что вы, доктор, - выдавил он, - разве можно так обращаться с приличными...
- Хватит препираться! - оборвал я. - И вообще - снимите свою дурацкую шляпу!
- Что здесь происходит? - прогремел внезапно сзади до боли знакомый голос.
Резко развернувшись, я очутился лицом к лицу с профессором. Прежде мне едва удавалось обменяться с ним даже парой слов - профессор был слишком занят академическими проблемами, чтобы снисходить до малой операционной. Длинный нос и выдающийся подбородок делали его похожим на мистера Панча* (* Панч и Джуди - главные персонажи одноименного ярмарочного балагана). Лишь один раз его видели улыбающимся - в день, когда сэр Ланселот Шпротт прикатил в клинику на новехоньком лиловом "роллс-ройсе", который тут же, на глазах у всех студентов, был буквально расплющен каретой "скорой помощи".
- Этот пациент, сэр... - начал было я.
- Что-нибудь не так, Чарльз? - пробасил профессор, сдвинув брови.
- Да, в некотором роде, - кивнул старикан. - Этот молодой человек очень груб со мной.
Профессор взглянул на меня как на лабораторную крысу, подцепившую необычную болезнь.
- По-видимому, мне стоит представить вам своего друга, судью Хопкрофта, - медленно, с расстановкой проговорил он. - Обедая со мной, он по неосторожности порезал палец. Я как раз собирал инструменты, чтобы зашить его рану.
Я молча уставился на него. Пол под моими ногами зашатался и заходил ходуном.
- Как, говорите, ваша фамилия? - спросил профессор. - На комиссии я плохо её расслышал.
- Гордон, сэр, - прохрипел я.
- Гордон, значит? - Профессор несколько раз укоризненно помотал головой.
- Как, как? - переспросил судья Хопкрофт, в упор уставившись на меня.
Я повторил.
- Вот как, значит - Гордон, - зловеще произнес он. - Что ж, постараюсь запомнить.
Когда они скрылись за ширмой, мне показалось, что я не только не задержусь на этом месте, но при первом же столкновении с законом попаду в Дартмур* (*Каторжная тюрьма в Девоншире), где и проведу остаток своих дней.
Глава 2
В течение нескольких последующих недель я с равной тревогой вчитывался в резолюции, которые накладывал профессор на карточки пациентов с установленными мной диагнозами, и в заключительные речи судьи Хопкрофта при вынесении приговоров. Бингхэм теперь всякий раз нагло ухмылялся в разговорах со мной, став вконец невыносимым. Он был явной жертвой особо злокачественной формы заболевания, которое в наших кругах называли "дипломатозом" и которое проявлялось одновременно в мании величия и полнейшем склерозе по отношению к самым недавним событиям. Избавившись от куцей студенческой тужурки, он теперь неизменно расхаживал в долгополом белом пиджаке и никогда не расставался со стетоскопом, отростки которого горделиво торчали у него из-за шеи, словно рога забияки-оленя. По клинике Бингхэм передвигался исключительно торопливой, несколько дерганной поступью, давая всем понять: его ждут срочные консультации и безнадежные больные; с пациентами, их родственниками и практикантами он разговаривал торжественным и усталым голосом, как врач викторианской эпохи, сообщавший трагичную весть; наконец тяжкий груз давившей на него ответственности не позволял Бингхэму узнавать своих бывших и менее удачливых сокурсников и уж тем более не оставлял времени здороваться с ними.
Но больше всего меня бесило поведение Бингхэма в лифте. Помимо широкого просторного лифта, в котором перевозили пациентов на носилках, в Св. Суизине также имелся допотопный тесный и скрипучий подъемник для персонала. Обычно на нем висела табличка "НЕ РАБОТАЕТ", и студентам пользоваться им возбранялось. Так вот, Бингхэм обзавелся дурацкой привычкой разъезжать на этом лифте, никогда не забывая вызывать его, когда проводил обход клиники с группой студентов. Затем сам поднимался на верхний этаж, где и поджидал раскрасневшуюся и запыхавшуюся толпу.
- Страшно удоб. штуковина, - как-то заметил он мне. - Просто не понимаю, как мы раньше без него обходились.
Впрочем, общались мы с ним довольно редко: либо лондонские пешеходы и водители вконец утратили остатки осторожности, либо я стал менее расторопным. Как бы то ни было, поток пациентов не иссякал теперь до позднего вечера, частенько не оставляя мне времени даже для обеда.
- Послушай, старина, - обратился ко мне Бингхэм однажды вечером, когда прием уже заканчивался. - Как насчет того, чтобы забежать в палаты и взглянуть на кое-какие хвори? Там рядышком лежат совершенно изум. пиелонефрит и ретроперитонеальный абсцесс. Спорим на полдоллара, что ты не определишь - кто из них кто?
- Нет, спасибо, - покачал головой я. - Я немного устал смотреть, как страдают мои братья по разуму. И вообще - собираюсь в паб перехватить пинту пивка.
- Ты, конечно, извини, старина, но это не лучший способ пробиться в аспи.
- В данную минуту мне глубоко наплевать на твою аспи., - в сердцах выпалил я. - У меня ноги гудят, башка раскалывается, я голоден как волк и хочу выпить.
- Да, старина, наше травмотделение не всякому по зубам. Я сам жду, не дождусь следующего месяца, чтобы вырваться отсюда и приступить к нормальным операциям.
Я смерил его вызывающим взглядом:
- Хочу напомнить, что место старшего ассистента получит только один из нас.
- Конечно, старина, - ухмыльнулся Бингхэм. - Я чуть было и не забыл. Пусть победит сильнейший и все такое. Да?
- Совершенно верно, Бингхэм.
По прошествии ещё двух недель я уже начал надеяться, что наше сверхзанятое светило забыло историю с судьей Хопкрофтом. Однако в один прекрасный день профессор появился в нашем травмпункте. Остановившись перед моим столом, он посмотрел на меня как на заспиртованную ящерицу, поднес к моему носу какую-то медицинскую карту и спросил:
- Это вы заполняли?
Я испуганно покосился на карту. Запись на ней была адресована дежурному врачу хирургического отделения, молодому парню, с которым мы играли в регби и попивали пиво; славный малый, как и я, на дух не выносил Бингхэма. У пациента, которого я отослал в хирургию, был сильный ушиб ноги, но в спешке и бешеной сутолоке приема я нацарапал всего три слова:
"Рентген, пожалуйста! Перелом?"
В эту самую минуту я с ужасом припомнил, что как раз сегодня этот молодой врач отправился в Королевское медицинское общество, а подменял его сам профессор.
- Да, сэр, - пролепетал я срывающимся голосом.
- Пожалуйста! - ядовито заявил он, отвечая на мой запрос. - Нет!
И величественно удалился.
Несколько дней спустя Бингхэм с ехидной рожей подкатил ко мне и сказал:
- Сегодня утром тебя сам проф вспоминал, старина.
- Неужели?
- Да вот, представь себе. Я заскочил в операц. посмотреть, как он проводит адреналэктомию, и проф спросил, знаю ли я, какую школу ты заканчивал. Я ответил, что сходу вспомнить не могу. И вот тогда, старина, он отпустил по твоему поводу на редкость странное замечание - что, дескать, это была одна из современных школ, в которых детей учат самовыражаться и дубасить учителей линейкой по голове, но забывают обучить чтению и письму. Надеюсь, что на самом деле это не так, старина?
- Нет, отчего же, старик прав, - пожал плечами я. - Нас и в самом деле не учили читать, писать, считать, играть в крикет или обмениваться алебастровыми шариками, но зато и лизать задницы мы тоже не приучены. В отличие от некоторых, - мстительно прибавил я.
Бингхэм нахохлился.
- А ведь я могу и обидеться, старина, - процедил он.
- А я именно этого и добивался, - осклабился я. И тут же добавил: Старина.
* * *
Мои надежды стать старшим ассистентом таяли на глазах. За неделю же до окончания работы в травмпункте они пропали окончательно. Развеялись как дым.
Мы с Бингхэмом жили на верхнем этаже здания персонала Св. Суизина, довольно высокого мрачного строения, в котором разместились несколько дюжин жилых комнат и столовая; в последней стояло знававшее лучшие дни пианино, а на стене висел портрет сэра Уильяма Ослера с грустно поникшими усами. На столе торчала копилка, в которую каждому, кто приходил ужинать, полагалось опустить полкроны; "В ФОНД СЛЕПЫХ" - гласила надпись на копилке. А снизу кто-то приписал: "И каких слепых!". Копилку опустошали каждые шесть месяцев, когда обновлялась половина жильцов. В тот день как раз съехал один из профессорских ассистентов, подыскавший себе приличное местечко. Вечером он устраивал для дружков отвальную и попросил меня заменить его. Я с восторгом согласился - лишняя практика в самой клинике никогда не мешала, а вот Бингхэм пришел в ярость.
Дежурство протекало спокойно, и в полночь я отправился спать, положив у изголовья томик "Неотложной хирургии" Гамильтона Бейли. Мне снилось, что я нахожусь в травмпункте и обыкновенной столовой ложкой без анестезии оперирую Бингхэму двустороннюю паховую грыжу. Мой счастливый сон был бесцеремонно прерван стуком в дверь.
- Что такое? - выкрикнул я, ошалело вскакивая с кровати. - Который час?
- Половина четвертого, - сообщил мне регистратор. - Непрекращающиеся боли в желудке. Третий день хуже и хуже. В основном, в подложечной области.
- Да ну? Выглядит больной скверно? Зеленый? Его рвет?
- Нет. Сам приехал. В такси.
Я был разочарован: похоже, ассистировать при неотложной операции мне не доведется. Наблюдая, как я одеваюсь, регистратор ковырял в зубах. Похоже на желчный пузырь, - изрек он. - Камни, должно быть.
Я спустился в пустынную приемную, где меня уже ждал укутанный одеялом пациент. Худощавый, прилично одетый мужчина в синем костюме с белым галстуком и очках в роговой оправе. У него были также маленькие усики и прилизанные, аккуратно подстриженные волосы. Выглядел он хотя и встревоженным, но, к сожалению, на умирающего ничуть не походил.
- Что вас беспокоит? - деловито осведомился я.
- Мне страшно неловко за то, что я вас потревожил, доктор, - начал он. - Чрезвычайно неловко. Лишил вас, несомненно, столь заслуженного отдыха. Извините, доктор, и поверьте - я искренне раскаиваюсь.
- Ничего, в конце концов - это моя обязанность, - кивнул я. Врачебный долг и все такое. Итак?
- А я вот сидел здесь и говорил себе: "Бедный доктор сейчас покоится в объятиях Морфея. Спит себе сном младенца..."
- Извините, что вас беспокоит? - перебил я.
И тут он обеими руками схватился за живот и застонал.
- Ага, колики? - обрадовался я, мысленно листая страницы справочника. - Что-нибудь не то съели?
Очкарик задышал спокойнее, осмотрелся, потом заговорщически прошептал:
- Мы здесь одни, доктор?
- Да, - кивнул я. - Не волнуйтесь, мы не разглашаем профессиональные тайны.
- Вы ведь ассистент профессора, не так ли, доктор?
Я молча кивнул.
- Так вот, доктор, дело в том, что профессор полгода назад сделал мне операцию - частичную резекцию желудка. Все было нормально, но три дня назад у меня начались боли. - Он снова застонал, потом, морщась, продолжил: Ужасные боли. Ну вот, а сегодня после ужина я вдруг закашлялся и почувствовал какой-то непонятный комок в горле. Я сплюнул... - Он снова огляделся по сторонам и прошептал: - Это оказалась шайба, доктор!
- Хоккейная? - тупо спросил я.
- Нет, нет, доктор! Металлическая. А затем, пять минут спустя, я выкашлял винтик! А после него - две гайки и кусочек пружинки. Это продолжается всю ночь, доктор. Вот я и решил приехать.
- Черт побери, но ведь это просто невозможно! - взвился я. - Мистика какая-то! Вы уверены?
- Взгляните сами, доктор, - произнес он. С гордостью, как мне показалось. И извлек из кармана нечто, завернутое в обрывок газеты "Ивнинг Ньюс". Развернул, и моему изумленному взору представились две блестящие гайки, шайбы, несколько винтиков и кусочек пружины. Я поднял голову, и наши глаза встретились. Я облизнул губы.
- Да, вполне возможно, что это фрагменты хирургического ретрактора, признал я.
Он кивнул.
- Именно это я и подумал, доктор. Я ведь когда-то и сам врачевал. Теперь я смутно припоминаю, как кто-то в операционной сказал, что у них чего-то не хватает.
- Покажите мне живот, - попросил я.
Шрам полугодичной давности был там, где ему и полагалось быть.
- Гм, - произнес я, скребя в затылке. Затем оглянулся по сторонам. Поблизости не было ни души. Сейчас даже появление Бингхэма порадовало бы меня.
- Это может быть серьезно, - предположил я.
- Да, доктор, - закивал усатый. - Поэтому я и приехал сюда. Я ведь не из тех людей, что тут же бегут в суд жаловаться. Но вот если со мной что-то случится... Родственников-то у меня много, доктор.
- Правильно, - подтвердил я и, укрыв его одеялом, принялся в задумчивости шагать по приемной. Правила на сей счет были строги: обо всех неотложных ночных случаях требовалось немедленно извещать дежурного врача. Однако, если профессор и в самом деле ухитрился оставить в брюшной полости пациента ретрактор, он бы, разумеется, хотел узнать об этом прежде всех остальных.
Собравшись с духом, я позвонил профессору в Уимблдон. Телефон звонил с минуту, прежде чем в моем ухе послышался раздраженный женский голос:
- Да!
- Могу я поговорить с профессором?
- Кто это?
- Я звоню из Св. Суизина, - осторожно ответил я.
- О Господи! Неужели нельзя хоть ночью его в покое оставить? Артур!
Еще несколько минут спустя я сбивчиво заговорил в трубку:
- Извините за беспокойство, сэр. Это один из ваших ассистентов...
- Роджерс?
- А? Нет, не Роджерс, сэр. Гордон.
Профессор шумно вздохнул.
- А где Роджерс?
- Спит, сэр. - Сущая правда - я сам видел, как двое дюжих парней затаскивали его наверх. - Я его подменяю. Дело очень срочное.
И я изложил профессору свои наблюдения.
- Что ж, вполне возможно, - произнес он. По голосу чувствовалось, что он не на шутку встревожен. - Подробности сейчас не помню, но полгода назад мне, определенно, помогала новенькая медсестра... Вы уверены, м-мм... Гордон, что это детали ретрактора?
- Да, сэр. Никаких сомнений.
Последовало молчание.
- Хорошо, - ворчливо произнес наконец профессор. - Я приеду. Погода, конечно, препаршивая. Переведите его наверх и подготовьте операционную к срочному чревосечению.
- Слушаюсь, сэр.
- И еще, Гордон..
- Сэр?
- Вы правильно поступили, что позвонили мне.
- Спасибо, сэр! - восторженно гаркнул я.
Но он уже повесил трубку.
В течение следующего получаса я лихорадочно готовился к операции. Разбудил дежурную сестру и прочий хирургический персонал, распорядился застелить постель с грелкой и электрическим одеялом. Затем вернулся к пациенту, терпеливо дожидавшемуся меня на койке.
- Не волнуйтесь, старина, - ободряюще проговорил я, панибратски хлопая его по плечу. - Вы в надежных руках. - Я взглянул на часы. - Профессор подъедет с минуты на минуту. Он сам вами займется.
- Спасибо, доктор, - благодарно вздохнул прилизанный очкарик и прикоснулся к моей руке. - Поверьте, я очень признателен вам за столь внимательное отношение.
- О, я всего лишь выполняю свой долг, - скромно отмахнулся я. - Клятва Гиппократа, знаете ли, и все такое.
- Когда эта история закончится, доктор, - бодрым тоном продолжил он, я с удовольствием встречусь с вами в более непринужденной обстановке.
- Возможно, возможно, - закивал я, снисходительно улыбаясь. - Все может быть.
- Приезжайте ко мне на уик-энд, - продолжил он. - У меня неплохая загородная резиденция. На самой Темзе. Старинный замок, который я в свое время приобрел по дешевке. Можем поохотиться, рыбку половить. У меня есть и собственное поле для гольфа, так что прихватите с собой клюшки.
- Я не совсем понимаю...
- Нет, лучше поступим так. В пятницу днем я пришлю за вами "роллс-ройс". Со своим шофером. Перепутать невозможно - весь автомобиль из чистого золота. Целиком - даже поршневые кольца...
Я обалдело вытаращился на него.
- А ведь, глядя на меня, - добавил он с гордостью, - никто бы и не заподозрил, что я - единственный владелец Английского банка* (*Государственный банк Англии).
* * *
С Бингхэмом я встретился в лифте.
- Привет, старина, - ухмыльнулся мерзавец. - Жаль, что ты так и не стал ассистентом.
- Да, мне тоже жаль.
- Здорово тебе влетело, да, старина? Я имею в виду этого психа. Тебе следовало сделать ему рентген, прежде чем будить профа. Или узнать место работы и должность. Я всегда это в первую очередь спрашиваю. Я бы на твоем месте поступил именно так.
- Не сомневаюсь.
- Теперь тебе придется искать работу в каком-нибудь захолустье, - с притворным сочувствием произнес этот негодяй. - Впрочем, мне говорили, что в Англии ещё остались приличные клиники. Не такие, разумеется, как Св. Суизин, но и не сельские лечебницы. Попрощаться от твоего имени с профом? Ты ведь, наверное, не захочешь встречаться с ним после этой истории?
- Нет, я только что заходил к нему. Рекомендательное письмо забрать.
- Если могу тебе чем-то помочь, старина - всегда к твоим услугам.
- Спасибо.
Мы спустились на первый этаж, и я вышел из лифта.
- А мне в цоколь нужно, - пояснил Бингхэм. - В лаб. Хочу кое-какие анализы просмотреть. Теперь, став наконец старшим ассистентом профа, я хочу поднажать на патол. и микробиол. - Я захлопнул дверь. - Наверное, мы больше не увидимся, старина. Покуха!
И он нажал кнопку. Лифт опустился дюймов на шесть и вдруг замер как вкопанный. Бингхэм поочередно надавил все кнопки. Никакого результата. Он загремел ручкой двери. Та не шевельнулась.
- Послушай, старина! - взволнованно позвал он. - Я тут слегка застрял.
- Да, я заметил, - сдержанно произнес я.
- Черт знает что, - добавил он и трусливо хихикнул. Затем, вцепившись в решетку, осторожно потряс её. Вокруг начала собираться толпа: санитары, медсестры, пациенты. В лифте Св. Суизина нередко кто-то застревал, что приятно оживляло серое больничное однообразие.
- Проклятье! - голос Бингхэма предательски дрогнул. - Помоги мне выбраться, будь другом.
Я развел руками.
- Каким образом - я ведь не механик. - Вокруг загоготали. - Может, пожарных вызвать? Или полицию?
- Нет, черт побери! Послушай, старина, мне не до шуток. - Бингхэм нервно затряс металлическую решетку, опасаясь, что может уронить свое достоинство. - Помоги, дружище! - взмолился он. - Вызволи меня отсюда. Не бросишь же ты коллегу и друга в беде!
- Что ж, попробую, - вздохнул я. В конце концов выражение "права человека" относилось даже к Бингхэму. Хотя и с натяжкой. - Подожди минутку.
- Спасибо, старина, - обрадовался он. - Я знал, что могу на тебя рассчитывать.
Я как можно медленнее побрел прочь по коридору, высматривая кого-нибудь из техников, и вдруг заметил груженую тележку, на которой развозили обед для больных. Среди прочей снеди я разглядел бананы. И тут меня осенило.
Вернувшись к лифту, я с удовлетворением увидел, что толпа удвоилась, а Бингхэм остервенело трясет решетку.
- Наконец-то! - оживился он, узрев меня. - Ты очень шустро... Эй, что ты делаешь?
Я медленно оторвал от грозди несколько бананов и принялся один за другим совать их ему сквозь прутья решетки. Моя нехитрая пантомима вызвала взрыв восторга среди собравшихся зевак, к которым присоединились ребятишки из разместившегося по соседству детского отделения. Радостно улюлюкая, они подбадривали меня:
- Дайте ему палку! Пусть сам достанет!
Бингхэм побагровел и затрясся от бешенства.
- Этого я тебе никогда не забуду! - прошипел он. - Погоди, вот только выйду - я с тобой разделаюсь! - И для пущей убедительности подпрыгнул.
В толпе застонали.
- Хвост не прищеми! - задорно выкрикнул кто-то.
Утирая слезы, я засеменил прочь. Впервые за всю свою врачебную карьеру я был доволен.
Уже сидя в автобусе, я развернул рекомендательное письмо профессора. Его краткости можно было позавидовать:
"Всем заинтересованным лицам.
Доктор Гордон в течение последних трех месяцев был моим младшим ассистентом в травматологическом отделении. Со своими обязанностями справлялся разве что к собственному удовлетворению".
Глава 3
Я приучился открывать "Британский медицинский журнал" по-китайски, с конца: последние двадцать страниц пестрят объявлениями с предложениями работы, а собственное благополучие - точнее даже возможность заработать на кусок хлеба с маслом - озаботило меня вдруг куда более, чем прогресс мировой медицины.
Провинциальных клиник, приглашающих начинающих хирургов, было в журнале предостаточно, хоть пруд пруди, и я, накупив марок, состряпал весьма элегантные заявления, которые разослал по дюжине адресов. Поскольку на проезд к местам собеседования мне полагался бесплатный билет третьего класса, я решил, что, по крайней мере, смогу посмотреть страну за счет Национальной службы здравоохранения.
Очень скоро выяснилось, что сногсшибательным успехом я не пользуюсь. Во-первых, меня угнетала сама обстановка, царившая на собеседованиях. Если перед устным экзаменом группу студентов объединяет дух товарищества, как у заключенных, приговоренных к расстрелу, то приемная возможного работодателя походит скорее на спасательную шлюпку, в которой иссякают запасы провизии и пресной воды. Во-вторых, в присутствии членов комиссии я почему-то всегда садился на единственный пустующий стул с чувством собственной вины. Кончалось это всегда тем, что я дергал себя за галстук, ломал карандаши, отвечал невпопад, нес околесицу и вообще держался как полный идиот.
Я побывал уже на нескольких собеседованиях, ставших в моем представлении столь же неразличимыми, как визиты к зубному врачу. Все они состоялись в каминных залах, украшенных портретами разъевшихся краснолицых деятелей в белых халатах, дипломами, неизменным бюстом Гиппократа в углу и списками жертвователей. Посредине зала возвышался массивный стол из красного дерева, способный, по-моему, выдержать танк, а вокруг сидело около дюжины самых устрашающих людей, что я когда-либо видел.
Самым важным было, войдя, сразу определить, кто из сидящих - врачи, а кто - непрофессионалы: деятели из муниципалитета и обычные члены правления. Это было необходимо, чтобы соответствующим образом корректировать ответы на вопросы; к чему, например, сыпать медицинскими формулировками перед оптовым торговцем обувью. Так, например, на одном из моих первых собеседований член комиссии в клерикальном облачении спросил меня торжественным тоном:
- Как вы поступите, доктор, оперируя ночью в полном одиночестве, если у больного начнется не останавливаемое кровотечение?
На что я уверенно ответил:
- Вознесу молитву Господу, сэр.
И тогда сидевший по правую руку от меня тщедушный человечек проснулся и спросил:
- А не кажется ли вам, молодой человек, что вы могли бы сначала позвонить своему главному хирургу и посоветоваться с ним?
Работу я там так и не получил.
В одних комиссиях интересовались, играю ли я в крикет или на пианино, в других спрашивали, женат ли я, третьих занимали мои политические взгляды и моральные убеждения. Что бы я ни отвечал, почему-то неизменно вызывало у вопрошающих разочарование, а то и вовсе повергало в недоумение. После короткого молчания следовал разочарованный вздох, а затем председательствующий благодарил меня за приезд и обещал известить о принятом решении.
Словом, я с большим опозданием убедился, что обучение в Св. Суизине вовсе не обязательно гарантировало мне теплое местечко по специальности. Все мы были свято уверены, что выпускники любых других заведений должны взирать на нас с не меньшим почтением, чем доктор Ватсон на Шерлока Холмса, поэтому столкнуться с людьми, даже не подозревающими о существовании Св. Суизина было чрезвычайно болезненным щелчком по моему самолюбию.
- Где вы учились, дружок? - спросил меня как-то раз один лощеный хирург из какой-то Богом забытой дыры.
- В Св. Суизине, сэр, - ответил я, пыжась от гордости.
И тогда этот прегнусный паразит пожал плечами и сочувственно произнес:
- Ничего, сынок, это ещё не самое страшное в жизни.
А остальные так и покатились от смеха. Мерзавцы.
Надеюсь, не нужно объяснять, что в том месте меня тоже не приняли.
После месяца безуспешных поездок в холодных вагонах, успев исколесить уже едва ли не половину Англии, я был полностью обескуражен. Меня уже не столько обуревали мечты заполучить место хирурга, как заботило желание заработать себе на хлеб. На моем банковском счете хранилось четыре фунта и десять шиллингов, а из всех пожитков оставались один костюм, сумка с клюшками для гольфа, набор медицинских инструментов и небольшой гипсовый бюст лорда Листера. Жил я в дешевой меблирашке в Масвелл-Хилле, погода стояла прескверная, а мои ботинки срочно нуждались в ремонте. Вдобавок меня мучил хронический голод, а постоянные неудачи вынуждали посещать пивные вдвое чаще обычного. Микроскоп я давно продал, а мой драгоценный скелет пылился неподалеку от Св. Суизина в лавке ростовщика, напоминающей, должно быть, катакомбы после эпидемии чумы.
Из всего мало-мальски ценного у меня остались только учебники. С неделю я пялился на их золоченые корешки, сопротивляясь соблазну, после чего решил, что начинающий хирург на первых порах вполне способен обойтись без справочника по здравоохранению и пособия по биохимии. Один за другим я оттащил томики в магазинчик подержанной медицинской литературы на Гауэр-стрит, вознося затем мысленную хвалу его владельцу за каждой трапезой. "Нарушений кровообращения" Уитби и Бриттона, правда, хватило только на бекон с яйцами и чашечку кофе, зато "Учебник по практической медицине" Прайса оказался куда более питательным; на вырученные за него деньги я досыта наелся томатным супом, бифштексом с жареным картофелем и яблочным пирогом, запив все это изобилие пинтой пива. "Анатомию" Грея я решил сохранить на собственный день рождения, а, избавившись от "Энциклопедии хирурга", заказал даже столик в "Скотте".
Вскоре из всей моей библиотеки уцелели лишь несколько брошюрок из серии "В помощь студенту", тонюсенький справочник "Что делать при отравлениях" и "Таблицы калорийности пищевых продуктов". Все это вместе взятое с трудом потянуло бы на чашку чая с сандвичами. В итоге я стал усердно готовиться к предстоящему собеседованию в Нортумберленде, преисполненный решимости во что бы то ни стало устроиться на работу. Когда настал долгожданный день, я шел в зал заседаний как на последний бой. Члены комитета сидели за длиннющим столом напротив меня, тогда как на своей стороне стола я был один, что почему-то показалось мне хорошим предзнаменованием. На вопросы я отвечал четко, как полицейский в суде. Высокий хирург в углу то и дело согласно кивал, а затем произнес:
- Что ж, все это вполне приемлемо. Скажите, вас и в самом деле так привлекает профессия хирурга?
- Да, сэр, - искренне ответил я. - Несмотря даже на все сопряженные с ней трудности. Это моя давнишняя мечта.
- Замечательно, - расцвел он. - Вот бы все мои ассистенты были такими. Не так ли, джентльмены?
Все согласно загалдели.
- Очень хорошо, - закончил хирург. - Теперь доктор Брайс-Дерри, наш председатель, задаст вам несколько формальных вопросов.
Председатель, сидевший прямо напротив меня, был приятным моложавым человеком в твидовом костюме, клетчатой рубашке и домотканном галстуке.
- Итак, доктор Гордон, - с улыбкой заговорил он, - вы уверены, что и в самом деле хотите работать в нашей клинике?
- Да, сэр.
Улыбка стерлась с его лица.
- Вы, кажется, получили врачебный диплом четыре месяца назад. Это так?
- Да, сэр.
Председатель приумолк. Взгляд стал откровенно недружелюбным.
- И вы состоите в профсоюзе медицинских работников? - медленно произнес он.
- Да, сэр, разумеется.
Во мне нарастало недоумение. Обстановка в зале, определенно, нагнеталась. Члены комитета либо разглядывали потолок, либо, напротив, сидели, уставившись в свои записи. Никто даже не пытался заговорить.
- И в Британской медицинской ассоциации? - зловещим тоном осведомился председатель.
- Д-да, сэр, - запинаясь, выдавил я.
Объяснить столь внезапную враждебность было невозможно. Я был подавлен, разбит и отчаянно нуждался в глотке свежего воздуха. Вытащив из кармана носовой платок, я утер вспотевший лоб и, отодвинув назад стул, бессильно откинулся на спинку. В следующее мгновение, потупив взор, я увидел под столом прямо напротив меня краешек твидовой юбки и пару ног в вязаных чулках и грубых башмаках.
От ужаса мой хребет промерз до основания.
- Я... Извините, ради Бога, сэр... то есть, мадам, - пролепетал я. - О Господи!
Взвизгнув, я как ошпаренный сорвался с места и, не чуя под собой ног бросился к дверям.
И этот пост мне не достался.
* * *
На обратном пути в Лондон я вытащил из кармана свежий номер "Британского медицинского журнала" и снова погрузился в чтение объявлений о вакансиях, для удобства размещенных в алфавитном порядке - от анестезиологии до хирургии. Похоже было, что настала пора попытать свои силы в другой области медицины. Микробиологическая лаборатория означала необходимость корпеть там с девяти до шести без малейшего намека на общение с живыми пациентами. Не говоря уж о риске подцепить какую-нибудь заразу вроде чумы или черной оспы. Возня с туберкулезными больными подразумевала пребывание на свежем воздухе, вдоволь масла и яиц, однако безмятежная и размеренная жизнь в санатории зачастую погружала в летаргический сон не только больных, но и врачей. Для ортопедии требовались навыки плотника, а для патологии - кровожадность Прокруста. Рентгенологи были обречены на нездоровое обитание в мрачных подземных склепах, а педиатры не успевали очищать брюки от рвотных масс детишек, объевшихся всякой дряни.
Уныло разглядывая бесцветный пейзаж за окном, я попытался вспомнить, какие ещё занятия в Св. Суизине доставляли мне радость. Увы, в моей памяти отпечатались одни лишь запахи. Появившаяся во рту кислятина заставила вспомнить химию в первый год обучения; приятное щекотание в ноздрях канадский бальзам и гистологические препараты; вонючая смесь карболки с формалином - анатомичку; пряный и сочный аромат луга - биохимическую лабораторию; запах мастики - больничные коридоры, а эфирные пары операционную. Про морг же и вспоминать не хотелось - в голову всплывало сравнение разве что с заброшенной скотобойней. Я вздохнул и принялся листать страницы. Ничего. Взгляд мой задержался на внутренней стороне обложки. Красиво набранный текст гласил:
"ИДЕАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ ДЛЯ МОЛОДОГО СПЕЦИАЛИСТА
Требуются:
1. Врач на роскошный лайнер для кругосветного круиза. Америка, Вест-Индия, Африка, Индия, Австралия, Япония, Океания. Отплытие в ближайшие дни. Полный пансион, жалованье 2000 фунтов в год (в американских долларах).
2. Личный врач для Южноафриканского мультимиллионера, путешествующего по Африке, Америке и Азии. Жалованье по договоренности. Обращаться немедленно.
3. Обычная практика. Практикующему врачу в тихом местечке (Вай-Вэлли) требуется надежный напарник. Бесплатное проживание в доме шестнадцатого века со всеми удобствами, бесплатные уголь и еда, бесплатная машина с шофером, ежегодный трехмесячный отпуск.
И много других предложений.
Обращаться
в медицинское агентство
"ВИЛСОН, ВЕРЕСКИЛЛЬ И ВОЗЛЮБЛИНГЕР"
Располагалось агентство совсем неподалеку от Св. Суизина.
* * *
Утро выдалось туманное, мне предстояло расплачиваться за жилье, в горле нещадно свербело, но мысль о посещении агентства настолько согревала меня, что даже унылый и серый Масвелл-Хилл показался мне залитым солнцем. Жизнь снова представлялась в розовых тонах.
Позавтракав на скорую руку, я отправился по указанному адресу. Агентство размещалось между больницей для хроников и пабом, наверху ветхой и скрипучей лестницы.
На двери висела табличка с надписью "Вход". За дверью располагалась комнатенка, стены которой были обиты вагонкой, а вдоль противоположных стен стояли две деревянные скамьи, прибитые к полу, точь-в-точь, как в купе поезда французской железнодорожной дороги. Напротив входа была дверь с матовой стеклянной панелью, местами растрескавшейся, и с табличкой "Управляющий". На скамье слева примостилась бледная личность примерно моих лет с "Журналом нейрологии, нейрохирургии и психиатрии", а на скамье справа развалился обрюзгший и неопрятный тип с кустистыми усами и в замызганной фетровой шляпе. Осоловело уставившись в пол, он что-то невнятно бормотал.
Я присел рядом с бледнолицым. Он даже не покосился в мою сторону. Мы сидели и молчали. Наконец, дождавшись своей очереди, я вошел к управляющему.
Я оказался в каморке, по сравнению с которой наружная приемная могла показаться залом ожидания в аэропорту Хитроу. За высоким и узким деревянным столом восседал добродушного вида старичок с бакенбардами и в очках с золоченой оправой. Он был облачен в манишку с шейным платком и старинный сюртук.
- Мистер Вилсон, мистер Верескилль или мистер Возлюблингер? жизнерадостно спросил я. Приятно было чувствовать себя клиентом, а не просителем.
- Увы, доктор, - никого из них здесь нет, - доброжелательно улыбнулся управляющий. Отложив ручку, он сплел узловатые пальцы. - Чем могу быть вам полезен?
- Я пришел по вашему объявлению. Я бы предпочел мультимиллионера, если вакансия ещё не занята, но готов согласиться и на круиз. Сборы у меня много времени не займут - я сейчас свободен как ветер.
- И снова вынужден разочаровать вас, - ответил старичок с наинежнейшей улыбкой. - Оба места уже заняты.
- Но ведь объявление появилось только вчера! - раздосадованно воскликнул я.
- От желающих просто отбоя нет... Однако могу предложить вам много не менее привлекательных мест. Хотели бы вы, доктор отправиться за границу?
- Я бы не возражал. Если там тепло, конечно.
- Тогда у меня есть как раз то, что вам надо. Для "Акрополос ойл компани" - это греческий концерн, весьма уважаемый - требуется грамотный специалист в Ираке. Очень многообещающая должность. Вот контракт на пять лет...
- Нет, спасибо, я ещё не настолько замерз.
- Что ж, попробуем другое. Вы человек набожный? - Он смерил меня взглядом. - Вижу, что да. В Таиланде нужен врач-миссионер. Заработок, правда, невелик, но, - он вздохнул и молитвенно возвел глаза к потолку, ведь всех нас ждет вознаграждение на небесах.
- Я предпочитаю земное, - покачал головой я, начиная испытывать разочарование. - Скажите, а что-нибудь попроще у вас найдется? Обычная практика, пусть даже не в самом престижном месте.
- Конечно, конечно, доктор, - поспешно ответил старичок. - Просто мне показалось, что вы стремитесь по тем или иным причинам покинуть страну... Разумеется, у нас масса самых привлекательных вакансий. Вы даже не представляете, скольких молодых людей мы уже устроили. Для нас это вроде хобби. То, что вы здесь видите, - он обвел рукой по сторонам, - вовсе не моя привычная среда обитания... Я, видите ли, человек довольно разносторонний, - добавил этот добряк, чуть помолчав. - Просто случилось так, что однажды очень близкого мне человека спас от неминуемой гибели начинающий врач, совсем ещё юнец. Вот я и стараюсь теперь, по мере возможности, помогать вашему брату в выборе пути.
Он устремил на меня трогательный, чуть затуманенный взгляд, словно готов был вот-вот заплакать. Я понял, что наконец-то и мне повезло.
- Некоторые считают меня чудаком, - снова заговорил старичок, вытаскивая из кармана грязный носовой платок и с шумом высмаркиваясь. Однако ничто так не берет меня за живое, как встреча с юным врачом, едва вступающим на жизненную стезю. - Он посерьезнел и продолжил: - Есть у меня на примете подходящая для вас должность. Ноттингемпшир, полусельская местность. Прекрасное местечко. С врачом я на короткой ноге. Славная личность и замечательный доктор, просто душа-человек. Рядом с ним вы многому научитесь. Да и условия весьма соблазнительные, доктор! Полный пансион плюс десять гиней в неделю. Недурно, да?
Я замялся.
- Решайте сразу - к обеду это место уже займут, я вам гарантирую.
- Полусельская местность, говорите?
- Даже больше, чем полу.
- Хорошо. Я согласен.
- Что ж, весьма разумно. Теперь, думаю, вы бы хотели получить аванс? Он внезапно хихикнул. - Вы уж извините старика, доктор. Не могу удержаться, чтобы не протянуть руку помощи начинающему специалисту. Вы ведь, молодежь, всегда, как бы выразиться... немного нуждаетесь. К тому же книги вам понадобятся. Инструменты кое-какие. Верно? - Он полез в карман и извлек из него потрепанный кожаный бумажник. - Сотни фунтов хватит?
- Но... вы хотите сказать, что это безвозмездно? - вскричал я, не веря своим глазам. - Подарок?
- Ну, скажем, что скорее - заем. Да-да, заем. Я прекрасно понимаю ваше смущение, доктор...
- Но мне даже нечего вам в залог оставить!
- О, это меня нисколько не заботит, - отмахнулся мой благодетель. Ничуть, поверьте. Только подпишите вот здесь...
Я подписал.
- Я назначил небольшой интерес, чтобы вы не чувствовали себя так неловко, - продолжил старик. - Пятнадцать процентов годовых, с выплатой раз в три месяца. И вот здесь ещё подпишите, доктор...
- А это что?
- О, обычная формальность. Я беру скромные комиссионные на накладные расходы. В наши дни все ведь так дорого. - Он промокнул обе мои подписи. Вы выплатите мне третью часть своего дохода за первый год. А в дальнейшем я больше не возьму с вас ни гроша. Ступайте, доктор. Вот, возьмите адрес. Отправляйтесь сразу, не мешкайте. И не пропадайте. Как приедете, черканите мне открытку. До свидания, доктор.
Следующий!
Глава 4
Я спускался по лестнице с ощущением человека, кивнувшего на аукционе приятелю и вдруг поставленного перед необходимостью купить неслыханно дорогой чиппендель* (*Стиль английской мебели 18 века).
Уже у подножия лестницы я, задумавшись, едва не сбил с ног какого-то человека, входившего в подъезд.
- Прошу прощения, - извинился я.
От мощного хлопка по спине я едва не полетел кувырком.
- Ричард, здорово, старый хрен!
- Гримсдайк!
Мы обменялись радостным рукопожатием. Хотя мы и тесно дружили во время учебы, я не видел Гримсдайка с того самого дня, как он провалился на экзаменах.
- Что тебе, черт побери, понадобилось в этом бандитском притоне? спросил он.
- На работу устраивался.
- О Господи! Скажи, Отец Кровопийца там наверху?
Я недоуменно вылупился на него.
- Старая пиявка Пайкрафт - беглый каторжник в сюртуке и в медных очках.
- Я озадаченно кивнул.
- Проклятье! Ты уверен, что это не Берри? Тощая дылда с головой, лысой как коленка?
- Нет, это точно Пайкрафт.
Гримсдайк нахмурился.
- Надо же, а мне казалось, что сегодня день Берри. Он хоть изредка бывает на человека похож. А вот Пайкрафт... Черт побери! Пойдем пропустим по стаканчику.
- На случай, если это затянется на целый день, - сказал я, когда мы вышли на улицу, - считаю своим долгом предупредить, что только что устроился на работу, к которой должен приступить как можно скорее.
- Как, ты клюнул на их удочку? Тогда тебе тем более нужно выпить. Пошли, вон там уже открыто.
Совсем недалеко от нас сквозь туман приветливо желтели огни паба. Старомодный бар встретил нас уютным потрескиванием камина. Когда жизнерадостный бармен вручил нам по пинте пива, Гримсдайк провозгласил:
- За счастливые дни нашей молодости!
- И за грядущее процветание! - подхватил я.
После пары-тройки глотков я поставил стакан на стол и окинул Гримсдайка недоуменным взглядом. Когда мы учились, у него было больше денег, чем у всех остальных, вместе взятых; на нашем убогом фоне он казался Крезом. Теперь же Гримсдайк сидел в порванном макинтоше, надетом поверх кургузого твидового костюмчика и выцветшего грязно-желтого жилета. Давно не чищенные стоптанные ботинки, мятый воротничок и засаленные манжеты довершали плачевное зрелище. Перехватив мой взгляд, Гримсдайк в свою очередь поставил стакан на стол и весело провозгласил:
- Я получил диплом, дружище!
- Диплом? Поздравляю, но - каким образом тебе это удалось? Ведь с тех пор, как ты провалился в последний раз, экзаменов больше не было.
Гримсдайк расхохотался.
- Только в Лондоне, дружище. Поверь, я не такой сноб, чтобы убиваться из-за такой ерунды. Зато сейчас я имею полное право ставить после своей фамилии гордую аббревиатуру "Н.К.А.М.". Я теперь полноправный Наставник колледжа аптекарей Мейо. Слыхал о таком?
- Боюсь, что нет.
- Ты не одинок в своем невежестве, дружище, - ухмыльнулся Гримсдайк, затем, хлебнув пива, продолжил: - Сам знаешь, с нашими светилами у меня не сложилось. Я ведь, в отличие от некоторых, интеллектуал, а в традиционной медицине таких не терпят. Любой болван с одной-единственной извилиной в мозгу, но зато с хорошей памятью и умением держать нос по ветру, может стать врачом. Согласен?
- Да, - безрадостно кивнул я.
- Вот, значит, про колледж Мейо я узнал от одного парня, с которым познакомился в пабе на Флит-стрит. По его словам, в этом славном учреждении можно было получить диплом, дающий право попасть в "Британский медицинский регистр". Причем без особых хлопот - за это не нужно платить налог, как, например, на Джерси. Заказал я билет, махнул в Мейо и, прибыв туда рано утром в субботу, отправился пешком искать этот колледж. Представь мое удивление, когда по указанному адресу оказалась только какая-то дурацкая дверь с медной колотушкой. Я постучал, вошел и едва не сшиб с ног старую ведьму, которая развозила по полу грязь мокрой шваброй. "Че, дохтуром стать хочешь?" - проскрипела карга.
"Да, бабуся," - ответил я. - "Наверху", - прокаркала ведьма и взялась за швабру. Хотя на мой взгляд, она куда лучше смотрелась бы с метлой.
Гримсдайк отхлебнул пива, смачно утер губы и продолжил:
- Вот, значит, а наверху оказалась вполне приличная гостиная с камином. За столом сидел какой-то молодой парень, завтракал и читал газету. "Айриш индепендент". Увидев меня, он приветливо поздоровался, а потом, узнав причину моего визита, сказал, что с радостью мне поможет, и предложил зайти в понедельник и сдать экзамен. Я возразил, что в понедельник буду занят и не смогу, в ответ на что этот малый только развел руками и сказал, что ничего, мол, не попишешь, он уезжает на весь уик-энд играть в гольф. Я запричитал, и тогда он сменил гнев на милость и заявил, что, поскольку экзамен все равно устный, он готов принять его и в такси.
- Захватите, пожалуйста, мои клюшки, мистер Гримсдайк, и поехали.
И вот, устроившись рядом со мной на заднем сиденье, он спросил:
- Какое лечение вы предложили бы девяностолетней старушке, которая, вконец выжив из ума, свалилась с лестницы и сломала обе ноги и руки?
Хорошенько обмозговав ситуацию, я чистосердечно ответил:
- Я бы сказал ей примерно так: "Ваши дела не слишком хороши, мэм. Боюсь, что будь вы лошадью, я бы предложил вас пристрелить".
Мой экзаменатор так заржал, что бедняга таксист чуть с перепугу не врезался в дерево. Еще на несколько вопросов я ответил уже на платформе, где мы поджидали поезд. Наконец этот тип забрал у меня клюшки, сказал, что экзамен я сдал, и затребовал у меня пятьдесят гиней. По счастью, у меня как раз было с собой чуть больше полусотни фунтов, которые мой благодетель засунул в карман и тут же накарябал расписку на клочке газеты. Поезд уже тронулся, когда он высунулся из окна и проорал мне, что пришлет диплом по почте. Вообрази мою радость, когда вскоре я и впрямь получил диплом, на котором красовалась печать размером с Хартию вольности. Тяпнем ещё по стаканчику? Теперь тебе платить.
Я заказал нам ещё пива, и Гримсдайк заговорил снова:
- Впрочем, тогда я ещё не знал, что это всего лишь начало моих злоключений. Помнишь условие завещания моей мамаши? Я получал тысячу фунтов в год, пока учился на врача. Разумеется, этот золотой дождь тут же прекратился, и мне пришлось затянуть пояс. Я расстался не только с машиной, но и с клюшками для гольфа. Даже кое-что из гардероба пришлось загнать поэтому я сейчас и похож на пугало. Чертовски неприятно.
- Ну, а на кой черт тебе вообще сдался этот дурацкий диплом? вскричал я. - Ты мог прекрасно оставаться вечным студентом до конца своих дней и жить припеваючи. Я и сейчас столько не зарабатываю.
- Гордость заела, дружище, - вздохнул Гримсдайк, понуро уставившись на свой стакан. - Знаешь, из-за чего я провалил последние выпускные экзамены в Лондоне? Теорию я сдал играючи, да и потом, на диагностике поначалу все шло замечательно - симптомы из моего больного так и перли. Я быстро обнаружил, что у него левосторонний плеврит и синусная аритмия. Мне даже посчастливилось услышать диастолические шумы, чего прежде почти никогда не удавалось. Страшно собой довольный, я все это выложил экзаменатору. Тот только кивал и приговаривал: "Правильно, правильно, совершенно верно". Я уже мысленно поздравлял себя с успехом, когда этот старый стручок спросил: "Что еще?". Я гордо ответил, что в остальном пациент здоров как бык. И, представляешь, что оказалось? - Гримсдайк с досады стукнул стаканом по столу. - Глаз у этого мерзавца был стеклянный! Вот так меня и прокатили!
- Да, не повезло, - посочувствовал я.
С минуту мы молча пили пиво; я был оглушен постигшей моего приятеля трагедией. Молчание нарушил Гримсдайк:
- А вы все, как один, экзамен выдержали. Тогда я и подумал: "К свиньям собачьим все эти деньги! Хочу тоже стать врачом!" Вот и стал, балбес, на свою голову.
- Но ведь у тебя есть сбережения! - напомнил я.
Гримсдайк грустно усмехнулся:
- Были! Я все спустил на бирже.
- Но на работу ты хоть устроился?
- Меня неотступно преследовали неудачи, - ответил он. - Уже стоя на краю долговой ямы, я клюнул на удочку этих гиен: Вилсона, Вертишеинга и Воблинга.
- Возлюблингера, - поправил я.
- Пусть так. А тебя они, я вижу, тоже завербовали?
- Да, - кивнул я. - Деньги уже были на исходе, да и работать тянуло. Их объявление показалось мне заманчивым.
Гримсдайк согласно хрюкнул.
- Сколько тебе предложили? - полюбопытствовал он.
- Десять гиней в неделю.
- Надо было просить шестнадцать. По меньшей мере. Ты ведь никогда прежде практикой не занимался?
Я помотал головой из стороны в сторону.
- Тогда смотри в оба. Основная опасность будет тебе грозить не от врачей, а от их жен. Заруби это себе на носу, дружище. Кстати, не можешь одолжить мне пару монет? Что-то я в последнее время совсем поиздержался.
- Конечно, старина! Готов с тобой последним поделиться.
- Наверное, эти акулы всучили тебе сотню фунтов? С меня вполне и десятки хватит. Держи взамен мою визитку, хотя, надеюсь, тебе не придется мне напоминать. Мы люди бедные, но честные. Спасибо, дружище, век не забуду.
* * *
Перед дальней дорогой я решил прикупить кое-что необходимое.
Заглянул, в частности, в магазин готового платья на Оксфорд-стрит, где побродил между сверкающими стенами, разглядывая манекены, которые не оставляли ни малейших сомнений в том, что на теле, охваченном трупным окоченением, костюмы и впрямь сидели как влитые. Я уже крался к выходу, когда из-за высоченной кипы костюмов на меня, словно тигр из засады, выпрыгнул продавец. Минутой позже я уже стаскивал пиджак и брюки в примерочной кабинке.
- Я бы хотел что-нибудь... в деловом стиле, - отважился попросить я. Темных тонов, но не слишком мрачное.
- Надеюсь, вы не хотите выглядеть помощником служки? - фыркнул продавец.
- Нет, помощником служки я не хочу выглядеть совершенно точно, заверил я.
- Как насчет вот этого наряда, сэр? - спросил продавец, показывая мне твидовый костюм с торжественным видом метрдотеля, принесшего с кухни совершенно сногсшибательное блюдо. Я уставился на синюю пиджачную пару в полоску с клетчатым розовато-лиловым галстуком. - Потрясающее качество. Вы только пощупайте, сэр. Такой в наше время не часто встретишь.
Костюм и в самом деле выглядел впечатляюще, однако при столь ярком освещении и драное рубище представилось бы в огромных зеркалах королевским одеянием.
- Рукава длинноваты, - неуверенно промямлил я.
- О, это ерунда, сэр, - замахал руками продавец. - Чуть только поносите, и они сами усядутся.
- Хорошо, я беру его.
- Вы будете довольны, сэр, - затрещал продавец, поспешно заворачивая костюм, пока я не передумал. Затем игриво подмигнул. - Представляю, какой фурор вы произведете в субботу вечером в дансинге.
Далее мне предстояло обзавестись средством передвижения. Практикующий врач без автомобиля столь же беспомощен, как безногий почтальон. Беда лишь, что у меня оставалось меньше семидесяти фунтов. Я только облизнулся, полюбовавшись на сверкающих новехоньких красавцев в витринах салона на Пикадилли, затем покатил на Юстон-Роуд, однако и там даже подержанные машины оказались мне не по карману. Наконец я забрался на какое-то заброшенное автомобильное кладбище в Кэмден-Тауне, где под вывеской "Честняга Перси Пик" рядком выстроились колымаги с ценами, выведенными белой краской на ветровом стекле.
- Вот эта - классная малышка, - сказал Перси Пик, любовно пиная колесо ближайшей развалюхи. Бизнес свой Перси вершил, не снимая с головы шляпы и не вынимая рук из карманов, а сигареты изо рта. - Пятьдесят тысяч пробежит, как нечего делать.
- Боюсь, дороговата она для меня, - вздохнул я.
- Ну ты даешь! - пожал плечами Перси Пик. - Не даром же мне её отдавать! Так и быть, до сотни сбавлю.
Я огорченно помотал головой.
- Ну как тогда насчет этой? - он пнул шину соседнего драндулета, отчего-то не опасаясь, что тот тут же рассыплется в прах. - У неё всего один владелец был.
- Боюсь, что он умер очень старым, - вздохнул я.
- Слушай, приятель, если ты такой бедный, то, может, мопед купишь? Или самокат?
- А вот эта - сколько? - спросил я, сделав вид, что не слышу его язвительной реплики. В самом углу загона возвышался здоровенный черный автомобиль, напоминающий помесь танка с катафалком. Перси воззрился на него с таким изумлением, словно впервые видел.
- За полсотни отдам, - быстро сказал он.
- А он на ходу?
- На ходу? - обиженно переспросил Перси. - Все мои машины на ходу. Да он просто летает.
- Что ж, проверим, - сказал я, забираясь в катафалк.
Испытания прошли без сучка и задоринки.
На следующее утро, облачившись в новый костюм, я выехал из Лондона на собственном автомобиле навстречу тревожной неизвестности. Прощай, Св. Суизин!
Глава 5
Поездка на север получилась довольно увлекательная, поскольку ни я, ни машина, которую я окрестил "Доходяга Хильда" уже давно не путешествовали. В свое время Хильда была, видимо, роскошным лимузином, однако за долгие годы в её чреве и кузове сменилось столько запасных частей и прочих деталей, что я предпочитал думать о ней как о незаконнорожденном отпрыске благородного рода. Ветровое стекло украшали несмываемые пятна и разводы, приборный щиток был изъеден какими-то жучками, причем стрелки всех циферблатов застыли на нуле, кроме показателя уровня нагрева двигателя, который, напротив, то и дело зашкаливал. Прежний владелец зачем-то распотрошил весь салон, и теперь в передней его части нелепо торчали ковшеобразные сиденья, поставленные на старые ящики из-под фруктов, а вместо заднего сиденья притулилась обычная домашняя софа, за которой в беспорядке валялись драные мешки, обглоданные кости, детский волчок и обрывки газет, предвещавших скорую отставку правительства Рамсея Макдональда* (*Макдональд, Джеймс Рамсей (1866-1937) премьер-министр Великобритании в 1924 и 1929-1931 гг.).
Передние стекла не опускались, но зато задние не поднимались. Под крышей свили гнездо какие-то птахи, а под днищем шныряли мыши.
Внутренности Доходяги Хильды внушали мне скорее профессиональный интерес, нежели тревогу. Двигатель чихал, кашлял, хрипел, сопел и задыхался, как астматик, а рулевое колесо скорее подходило для городского автобуса. Однако гордостью и украшением моего автомобиля была, конечно же, сирена. Могучая серебристая труба, змейкой извивавшаяся под капотом, выходила наружу внушительным раструбом. Ее басу позавидовал бы старый самец-морской лев, созывающий к трапезе свой гарем. Под стать сирене оказались и тормоза, надежность и удаль которых мне уже очень скоро пришлось продемонстрировать.
Сразу за выездом из Лутона меня остановила дорожная полиция.
- Вы владелец этого экипажа? - спросил полицейский, рассматривая мои права.
- Да, и горжусь этим, - ответил я.
- Думаю, вам известны правила, регламентирующие пригодность автомобилей к эксплуатации? - спросил он тоном таможенника, предлагающего вам открыть второй чемодан. - Тормоза у вашей машины надежные?
- О, тормоза у неё просто изумительные, - восторженно похвастался я. Тормозной путь у моей Хильды не длиннее почтовой марки.
- Это мы сейчас проверим. Поезжайте дальше, а я последую за вами. Как только я просигналю, резко тормозите.
- Пожалуйста, - храбро согласился я.
Запуская двигатель, я с опасением подумал, что меня ждет в том случае, если полиция забракует Хильду. Мало того, что на место своей новой работы я прибуду с опозданием, но ещё и безвозвратно лишусь большей части своего и без того скудного капитала.
Не успел я отмахать и нескольких сот ярдов, как ход моих мыслей был прерван требовательным гудком. Я резко вдавил педаль тормоза в пол, и в ту же секунду заметил, что сигналил мне вовсе не полицейский автомобиль, а голубой "бентли", на огромной скорости пронесшийся мимо нашей процессии. Сзади послышался страшный треск, и мое ветровое стекло вывалилось на капот. Поскольку
Доходягу Хильду, подобно египетским пирамидам, строили на века, она практически не пострадала, если не считать смятого заднего бампера, тогда как изувеченный полицейский автомобиль распластался на шоссе, выпростав в стороны колеса и истекая маслом.
- Это вам даром не пройдет, - бормотал полицейский, пока я старательно замазывал йодом небольшую царапину на его носу. Я подбросил его до ближайшей телефонной будки, после чего продолжил путешествие в неоправданно приподнятом расположении духа.
Пару часов спустя я наконец въехал в район, где мне предстояло работать. Местность и впрямь была полусельская, мелкие городки, вереницей сменявшие друг друга, ничуть не изменились с викторианских времен. Ряды мрачных домов, фабрики, обнесенные высоченными глухими стенами, словно тюрьмы, а на каждом углу - пабы, напоминавшие часовни, или часовни, напоминавшие пабы. Одинаковые ратуши, одинаковые вокзалы, футбольные площадки, кладбища и улочки, на которых ещё не смолкло эхо от некогда бегавших по ним трамваев. Лишь главные улицы осовременили свой облик: бесконечные кинотеатры, рестораны, аптеки и магазинчики сделали их неотличимыми от улиц любого другого английского городка.
Зарядил мелкий дождь, хотя, глядя на разбухшую землю и унылые лица прохожих с безнадежностью во взглядах, можно было предположить, что дождь здесь не прекращается уже несколько лет. По мере того как я разыскивал на противоположном конце городка нужный адрес, от моего веселого настроения не осталось и следа. Наконец мы с Хильдой выехали на длинную улицу, по обеим сторонам которой выстроились ветхие дома викторианской эпохи, отгороженные от проезжей части небольшими палисадниками; высаженные в палисадниках деревца, с которых облетела листва, придавали домишкам особенно убогий вид. На почтовом ящике напротив самого последнего домика я разглядел выщербленную медную дощечку.
Дверь открыла восхитительная блондинка в комбинезончике, державшая в руке веник. Служанка, догадался я.
- Дома доктор Хоккет? - спросил я, учтиво приподнимая шляпу. - Я доктор Гордон.
- Ну надо же! - воскликнула прелестница, широко раскрывая глаза. - Еще сегодня утром я сказала ему, что вы наверняка не приедете! Глупо, да?
- По дороге небольшая авария случилась, - пояснил я. - Мне пришлось оказывать помощь пострадавшему.
- Доктор ещё не вернулся, - сказала служанка, - но я провожу вас в вашу комнату. Давайте чемоданы.
Поднимаясь по темной лестнице с моими чемоданами, блондинка бросила через плечо:
- Что-то вы слишком молоды для доктора.
- Вообще-то из младенческого возраста я вышел довольно давно, уклончиво ответил я, не будучи уверен, что слова её следовало воспринять как комплимент.
- Ну да! Держу пари, что вы не старше, чем я. А до вас доктору тут почему-то только сплошные старперы помогали. Последним был доктор Кристмас. Черт возьми, ему, наверное, было за девяносто! Старый склеротик. А перед ним здесь работали доктор О'Хиггинс, доктор О'Рурке и доктор О'Тул - тоже все маразматики. А до них - доктор Соломонс, доктор Задниц и доктор Ву...
Во мне нарастала тревога.
- Здесь перебывало так много ассистентов?
- О, сотни и тысячи.
- Понятно.
- Вот и ваша комната, - весело сказала разбитная служанка, распахивая дверь на самом верху лестницы. Спальня оказалась размером с монашескую келью и была обставлена соответственно. Поставив мои чемоданы на пол, девушка смахнула пыль с эмалированного умывальника. - Сейчас тут, конечно, сыровато, но зато летом вполне приятно.
- Ничего, дом есть дом, - с напускной бодростью произнес я, оглядываясь по сторонам.
- Вы тут задохнетесь, если не будете проветривать, - заботливо предупредила служанка. - Доктор Ву без конца жег тут свои травы и благовония. Вы, надеюсь, этим не увлекаетесь?
- Не особенно.
- Свет выключается внизу в одиннадцать, за стирку и пользование радиоприемником вы платите сами, зато по субботам можете утром принимать ванну, - прощебетала девушка. - Таковы правила, установленные доктором. Он сам следит за порядком в доме.
- Ну ещё бы! - уязвленно воскликнул я. - Правила совершенно драконовские. Я, конечно, с ним не знаком, но бьюсь об заклад, что он жуткая зануда и скупердяй!
- Да, порой на него что-то находит, - согласилась служанка. - Даже на грошах экономит.
Я уселся на кровать, жесткую, как скамья, и призадумался. Первые шаги на моем профессиональном поприще не слишком вдохновляли. Блондинка, стоя в дверях, с улыбкой разглядывала меня. Вдруг мне пришло в голову, что она ждет чаевых, и я уже запустил руку в карман за мелочью, когда она снова заговорила:
- Приятно все-таки снова встретить земляка. Как там наш старый добрый Лондон?
- Да вроде нормально, - удивленно ответил я. - Впрочем, мне сразу показалось, что вы не местная.
- Да, я девушка городская, - расплылась служанка. - А как вы догадались?
Чуть замявшись, я ответил:
- Ну, вы такая утонченная.
- Льстец! - фыркнула она, но глаза заблестели. - Вы, конечно, не бывали в "Мешке гвоздей" на Латгейт-Серкус? Я там пару лет простояла за стойкой бара.
- Что, паб старого Гарри Беннета? Да я знаю его как свои пять пальцев. Мы туда частенько всей компанией заваливали.
Ее хорошенькая мордашка приняла мечтательное выражение.
- Славный старина Гарри Беннет! Эх, сколько лет прошло! Занятно, что вы его знаете, да? Ладно, устраивайтесь, а потом мы с вами найдем время поболтать. Я уже предвкушаю удовольствие.
- А вы сами давно здесь?
- Да уже почти четыре года. У меня мать старушка... - Внизу хлопнула дверь. - Доктор! - испуганно прошептала она. - Потом увидимся. Я скажу ему, что вы сейчас спуститесь.
Доктора Хоккета я застал в полутемной гостиной, где за столом был накрыт чай. Доктор, облаченный в зеленое твидовое пальто, стоял перед не разожженным газовым камином, заложив руки за спину. Он был высокий и сутулый, с вытянутым лицом и пышными седыми усами. На вид я бы дал ему лет пятьдесят. Заметив гостя, он повернулся на пятках и смерил меня хмурым взглядом.
- Добрый вечер, сэр, - вежливо поздоровался я.
- Добрый вечер, - эхом откликнулся доктор Хоккет. - Я ждал вас несколько раньше, молодой человек. - Говорил он монотонно, точно молитву читал. Выпростав из-за спины правую руку, он обменялся со мной вялым рукопожатием и тотчас отпустил мою руку. - Удивительно тепло для этого времени года, - пробубнил он. - Не так ли?
- После Лондона здесь, пожалуй, чуть сыровато.
- А мне так вовсе не кажется, - тем же тоном продолжил он. - Я всегда ношу шерстяное белье, доктор. Это куда гигиеничнее, чем заполнять дом продуктами сгорания газа. Если машина на улице ваша, то вам придется оставлять её под открытым небом - мой гараж, к сожалению, рассчитан только на один автомобиль. Впрочем, я часто предпочитаю объезжать пациентов на велосипеде - для здоровья так полезнее. Можете последовать моему примеру, хотя лично мне это все равно, поскольку свой бензин вы оплачиваете сами. За пользование моим велосипедом я буду делать соответствующие вычеты из вашего жалованья.
Не дождавшись от меня ответа, почтенный доктор снова забубнил:
- Вы ведь прежде не занимались практикой, не так ли? Да, так я и думал. Работа здесь тяжелая, однако опыт вы приобретете бесценный.
Дверь открылась, и вошла служанка с подносом, на котором я разглядел большой эмалированный чайник, краюху хлеба, пачку маргарина и полупустую жестянку с сардинами.
- Я считаю, что перегружать желудок на ночь вредно, - продолжил доктор, уставившись на пол. - Сам я в столь позднее время пищу не принимаю, но ничуть не возражаю, если вы будете покупать себе бисквиты или что-нибудь ещё в этом роде. Присаживайтесь.
Он снял пальто и уселся во главе стола. Заметив третий стул и припомнив напутствие Гримсдайка, я спросил:
- Вы женаты, сэр?
Доктор Хоккет воззрился на меня исподлобья.
- Я не совсем ясно расслышал ваши слова, доктор, - пробормотал он. Мне показалось, что вы спросили, не женат ли я. - Покосившись на блондинку, севшую между нами, он сказал: - Дорогая, налей, пожалуйста, чай доктору. Возможно, он пьет не такой крепкий, как мы. Хотите сардинку, доктор? Я вижу - там на нас троих остались ещё четыре штучки. Как, не хотите? Должно быть, вы совсем не проголодались с дороги? Что ж, я считаю, что легкий пост пойдет на пользу обмену веществ.
Глава 6
Не подумайте, что аппетит у меня пропал из-за ужаса, с которым я обнаружил, что хорошенькая блондинка - вовсе не служанка, а жена доктора Хоккета. Нет, я бы с удовольствием перехватил что-нибудь съедобное, однако после разглагольствований доктора кусок застревал в горле.
Покончив с сардинками, этот демагог принялся бубнить о превосходстве маргарина над маслом и о пользе слабого чая - низкое содержание кофеина, по его мнению, служило идеальным средством для профилактики нервных расстройств, сердечно-сосудистых заболеваний и общего распада личности. Блондинка, которую звали Жасмина, почти ничего не говорила, а лишь изредка поддакивала, уплетая хлеб с маргарином. Однако, дождавшись, когда Хоккет, вытирая губы после сардинок, на мгновение прикрыл лицо носовым платком, она, к моему вящему ужасу, игриво подмигнула мне.
Мы уже вставали из-за стола, когда Хоккета вдруг осенило.
- Послушайте, доктор, - с придыханием спросил он, - вы ведь, по-моему, не клали в чай сахар?
- Да, я без него легко обхожусь.
- Я очень рад, доктор, - уважительно пробубнил Хоккет. - Сахар крайне вреден для здоровья. Чистый углевод. Избыток углеводов в пище ведет к ожирению, которое, как мы с вами прекрасно знаем, с неизбежностью заканчивается атеросклерозом и, в конечном итоге, - инфарктом миокарда. Пить чай с сахаром - верный путь к самоубийству.
- Я разожгу камин, - предложила Жасмина.
- Зачем, дорогая? - вскинул кустистые брови Хоккет. - У нас и без того слишком жарко. Мне, во всяком случае. И уж тем более - доктору Гордону. Вам ведь жарко, не так ли, доктор? Поразительно теплая зима стоит.
- Я продрогла до мозга костей, - капризным голосом произнесла Жасмина. Обхватив себя руками за плечи, она зябко поежилась.
- Что ж, дорогая, - вздохнул доктор Хоккет, проявляя поразительное великодушие, - твое желание - закон. Скажите, доктор, у вас нет при себе спичек?
Беседа наша проистекала в кромешном мраке, поскольку во время трапезы снаружи сгустилась тьма, а ни одному из супругов даже в голову не пришло включить свет.
- Сумерки благотворно воздействуют на нервы, - прогундосил доктор Хоккет, споткнувшись в темноте по пути к камину и едва не упав. - Да и для сетчатки глаза это весьма полезно.
Излишек света вредит организму.
Он зажег камин, предусмотрительно уменьшив огонь вдвое, после чего уселся в стоявшее рядом кресло и погрузился в чтение "Дейли экспресс".
- Если хотите, можете закурить, доктор, - сказал он минуту спустя. Мы с женой, правда, не курим, поскольку...
- Курение способствует раку легких, - с готовностью закончил я.
- Совершенно верно, - одобрительно подтвердил доктор Хоккет. - Если хотите почитать, то на столике за вашей спиной лежат кое-какие книги. Мои пациенты оставили их в приемной, но, на мой взгляд, они вполне читабельны.
Начал я с карманной энциклопедии. Устав читать, потаращился какое-то время на чучело утки за стеклом. Затем, насмотревшись на утку, снова полистал энциклопедию. Жасмина сидела напротив меня и что-то вязала. Всякий раз, как я на неё поглядывал, она лукаво улыбалась и подмигивала. Так и прошел вечер.
В девять часов Жасмина зевнула и сказала:
- Пожалуй, пора на боковую.
- Очень благоразумно, дорогая, - закивал доктор Хоккет. - Ранний отход ко сну и ранний подъем чрезвычайно физиологичны.
- Спокойной ночи, - попрощалась она, вставая. - Выспитесь как следует, доктор Гордон.
Не успела она покинуть гостиную, как доктор Хоккет выключил газ.
- Страшная жара, не так ли, доктор? Теперь, когда моя жена нас оставила, мы можем поговорить о деле. Я предпочитаю не обсуждать важные вещи в её присутствии. Прежде всего хочу очертить круг ваших обязанностей. Дважды в день вы будете вести прием муниципальных пациентов в нашей амбулатории на Футбол Граунд-роуд и отвечать на все ночные звонки. Я занимаюсь всем остальным и принимаю частных пациентов здесь, на дому. По ночам я не выезжаю. - Он ещё раз взглянул на меня исподлобья. - Предпочитаю не оставлять Жасмину одну. Она ещё слишком молода и легкомысленна.
- Да, вполне понятно.
Последовало молчание.
- Все считают, что Жасмина очень привлекательна, - произнес наконец Хоккет.
- Да, сэр, весьма привлекательна, - вежливо согласился я. Затем, после наступившего неловкого молчания я, поерзав на стуле, счел своим долгом добавить: - Разумеется, я говорю это в чисто платоническом смысле, сэр.
Вперив в меня хмурый взгляд, доктор Хоккет полез в карман и извлек из него ключ на веревочке.
- Это ключ от шкафчика с лекарствами, который стоит за стеной, в моей приемной. Второй ключ всегда находится при мне. Прошу вас следить, чтобы шкафчик никогда не был открыт - мне бы не хотелось, чтобы Жасмина имела к нему доступ. - Он вручил мне ключ и продолжил: - Жасмина, видите ли, во многих отношениях ещё почти ребенок. Поскольку, доктор, нам с вами предстоит работать вместе, хочу вам кое в чем признаться. Вы не очень удивитесь, если я скажу вам, что прежде чем стать моей женой, Жасмина служила у меня горничной?
- Да что вы? Быть не может!
- Долгие годы я практиковал за границей. На Востоке. Я никогда прежде не был женат. Всегда как-то руки не доходили. А Жасмину я очень люблю, доктор, - многозначительно произнес он, - и никому не позволю причинить ей зло.
- О, я вас прекрасно понимаю, сэр, - сказал я. Меня вдруг обуяло желание выпить. - Вы ведь её муж и все такое, так что это вполне объяснимо.
- Да, доктор, - пробубнил он. - Я её муж!
Он встал, выключил свет и сказал, что пора спать.
* * *
Завтрак состоял из каши с чаем. По мнению доктора Хоккета, перегружать пищеварительный тракт с самого утра было крайне вредно для здоровья.
Началась трапеза в тишине, поскольку Хоккет разбирал утреннюю почту. Почтовый ящик практикующего врача всегда ломится от рекламных проспектов и бандеролей с бесплатными образцами различных лекарств, которые большинство врачей не глядя выбрасывают в мусорные корзинки. Хоккет же аккуратно вскрывал все подряд, разглаживая пустые конверты и откладывая их впрок и внимательно прочитывая от корки до корки рекламные проспекты.
- Надеюсь, сэр, вы не верите всей этой чепухе? - спросил я. После стольких потрясений и скверно проведенной ночи я считал, что имею право высказать свое мнение. - В Св. Суизине нас приучили выбрасывать всю эту муру сразу.
- Напротив, доктор, я черпаю из них массу полезнейших сведений. Практикующему врачу трудно держаться в ногу со временем и быть в курсе новейших разработок. А стоимость подписки на медицинские журналы взлетела до небес.
- Но посмотрите только на эту пакость, которую они присылают в качестве бесплатных образцов! Ни один врач в здравом уме её не выпишет. Вот, например, - я взял внушительных размеров склянку с какой-то зеленоватой жижей. - "Женщине для зачатия - знаменитый бальзам доктора Фаррера".
Хоккет изменился в лице.
- Осторожнее, доктор, не уроните! - вскричал он. - Между прочим, я храню у себя любые образцы. У меня в кабинете их уже собрано несколько сотен. Моим личным пациентам многие из них пришлись по вкусу.
- Полагаю, вы берете за них деньги? - холодно спросил я.
- Разумеется, - без секундного замешательства ответил Хоккет. Пациенты не доверяют бесплатным снадобьям. Вот в чем беда государственного здравоохранения. Что ж, доктор, вам пора идти - до амбулатории от нас больше мили, а опаздывать на прием не следует.
И вот, под непрекращающимся дождем, я погнал Доходягу Хильду на Футбол Граунд-роуд. Мысли, обуревавшие по дороге мою голову, были отнюдь не радужными. Коль скоро я согласился стать практикующим врачом, нужно было стиснуть зубы и работать, позабыв про Хоккета, Жасмину, постель, жесткую как дыба в Тауэре, холод и голодные рези под ложечкой. Правда, когда я увидел амбулаторию, моя решимость несколько поубавилась. На ярко-зеленом стекле невзрачного сооружения красной краской было выведено: "АМБУЛАТОРИЯ ДОКТОРА ХОККЕТА". Ни дать, ни взять - дешевый паб.
На тротуаре перед входом уже выстроилась очередь. Отомкнув дверь, я очутился в неуютной клетушке, заставленной стульями с высокими спинками; в углу было отгорожено местечко для врача. Кроме замызганного стола и стула, в углу расположились картотечный шкафчик, кушетка, умывальник, бунзеновская горелка и масляный обогреватель, который я тут же включил. Вымыв руки, я извлек из кармана авторучку, высунул голову из-за перегородки и позвал:
- Проходите, пожалуйста.
Первой вошла ожиревшая мамаша, которую сопровождала дебелая девочка-подросток. На лице мамаши застыло неодобрительное выражение женщины, требующей позвать начальника.
- Adiрosa familians* (*Cемейное ожирение (лат.), - машинально произнес я себе под нос, рассматривая их.
- Что такое? - грозно пробасила мамаша.
- Латинское выражение. Медицинский термин. Вам не понять. - Я жестом предложил им сесть и, переплетя пальцы, спросил: - Что вас беспокоит?
- Где врач? - хмуро спросила мамаша.
- Я и есть врач.
- Нет, настоящий врач.
- Заверяю вас, я самый настоящий врач, - спокойно ответил я. - Может, диплом вам показать?
- А, вы, наверное, новый мальчик доктора Хоккета?
- По меньшей мере - его новый ассистент.
С минуту она молча поедала меня глазами.
- Не могу сказать, что с радостью доверю вам мою маленькую Еву, сказала она наконец. Сама Ева тем временем мрачно разглядывала меня, сосредоточенно ковыряя в носу.
- Или вы соглашаетесь, что я займусь вашей дочерью, или нет, - жестко отрезал я. - Если не согласны, то забирайте свою карту и ступайте к другому врачу. Я убиваться не стану, уверяю вас.
- Все дело в груди, - сказала толстуха, кивая в сторону дочери.
- Что с ней такое?
- Кашляет без конца. Днем и ночью. Порой я даже заснуть не могу, негодующе добавила она.
- И давно у тебя такой кашель, Ева? - спросил я, награждая девочку отеческой улыбкой.
Ева не ответила.
- Что ж, - вздохнул я, доставая стетоскоп. - Нужно осмотреть её. Раздевайся.
- Как, вы хотите, чтобы она обнажила грудь? - резко спросила мамаша.
- Да, я хочу, чтобы она обнажила грудь, - жестко ответил я. - В противном случае я не смогу осмотреть её, поставить диагноз и приступить к лечению. А потом, если Еве станет хуже, вы совсем лишитесь сна.
Ева не ответила, а мамаша, тяжело вздохнув, принялась раздевать её. Наконец девочка предстала передо мной обнаженной по пояс. Я приложил стетоскоп к области сердца и, ласково подмигнув девочке, сказал:
- Дыши глубже.
В следующий миг, заметив на подоконнике хрустальную вазочку с разукрашенной к Рождеству еловой веткой, я, не удержавшись, ни с то, ни с сего ляпнул:
- Чудные шишечки!
И тут лицо девочки впервые оживилось. Кокетливо посмотрев на меня, она гордо обвела взглядом свои неокрепшие грудки и пробормотала, отчаянно шепелявя:
- Угу, хотя у моей штаршей шештры они ещё больше.
* * *
Утро пронеслось вихрем. Больные шли нескончаемым потоком. Несколько раз, вспомнив про ланч, я выглядывал из-за перегородки, но неизменно обнаруживал, что очередь не уменьшается. По счастью, многим из них не требовались ни осмотр, ни лечение.
- Мне бы только справочку, доктор, - просили они.
Я подмахнул несколько дюжин подобных справок, удостоверяющих, что их владельцы освобождаются от работы, должны приступить к работе, могут ехать на курорт или в санаторий, не обязаны выступать в суде, способны иметь детей, имеют право на бесплатное молоко или должны проживать отдельно от родственников. С каждой новой справкой моя уверенность возрастала. Я уже начал даже получать от новой работы удовольствие, когда столкнулся с жизнерадостной престарелой дамой.
- Здравствуйте, доктор! - пропела она. - Как дела?
- Спасибо, у меня все в порядке, - ответил я, благодарный за внимание. - Надеюсь - у вас тоже.
- О, да! Особенно учитывая мой возраст. Как, по-вашему, сколько мне?
- Ну, никак не больше пятидесяти, - соврал я.
- О, доктор! - укоризненно, но не без кокетства воскликнула старушка. - А ведь мне через месяц семьдесят исполнится.
- Что вы, быть такого не может, - возразил я, но уже в следующую минуту, вспомнив, что пора переходить к делу, спросил: - Что вас беспокоит?
- Беспокоит? - встрепенулась она с недоумением в голосе. - Ничего, доктор. Слава Богу.
- Тогда - извините за любопытство - что вас ко мне привело?
- Как что? Мне нужно мое лекарство, что же еще.
- Понимаю, - кивнул я. - И что это за лекарство?
- Красненькое такое, доктор. Вы знаете.
- Да, конечно, но - для чего оно нужно?
- Для газов, - мгновенно ответила она.
- Вы, м-мм... страдаете от метеоризма? От ветров?
- О нет, доктор! - негодующе вскричала она. - Не от, а - без! У меня их уже сто лет не было!
- А давно вы употребляете это лекарство?
- О, позвольте вспомнить, доктор... Да, впервые я его приняла, когда мы отправились на остров Уайт. Ах, нет, не может быть - ведь наш Эрни был ещё жив тогда... Должно быть, на следующий год.... Джефф ещё ездил с нами, а ему тогда как раз пятнадцать годков стукнуло...
- Понятно, - прервал я, мысленно представив себе циркуляр Министерства здравоохранения, в котором врачам категорически запрещалось предписывать пациентам какие-либо снадобья, не внесенные в Фармакопею. - Боюсь, что не смогу дать вам это средство. Вы совершенно здоровы и больше не нуждаетесь в нем. Советую вам вместо этого каждый день гулять в парке. Всего доброго.
В первую минуту она мне не поверила. Потом еле слышно пролепетала дрогнувшим голосом:
- Но я должна получить мое лекарство, доктор!
- Оно вам ни к чему, - отрезал я.
- Но ведь я всегда его получаю, доктор! - взвыла она. - Я не могу без него! Три раза в день пью, после еды...
И она вдруг разрыдалась.
- Прошу вас, возьмите себя в руки, - взволнованно заговорил я, начиная жалеть, что не внял совету старикана-секретаря и не сделался полковым врачом. - Я тут ни при чем - я просто выполняю предписание нашего Министерства здравоохранения. Будь на то моя воля, я бы вам хоть дюжину пузырьков в день прописал.
- Мне нужно мое лекарство! - заныла она.
- Нет, я больше не могу, - вздохнул я, лихорадочно вспоминая, содержится ли в клятве Гиппократа что-нибудь про необходимость держать себя в руках. - Прошу вас покинуть амбулаторию!
- Самозванец! - вдруг истошно завопила старушка. - Мошенник! Самодур! Не хотите мне мое лекарство дать! Вы просто грабите нас, душегубы! Всю страховку себе в карман кладете! Мошну свою набиваете! Отдайте мне мое лекарство!
Я встал и, не доверяя собственному голосу, молча указал ей на дверь. Продолжая голосить, старуха направилась к выходу. Я сел за стол и обхватил голову руками. Про такое нам в Св. Суизине не говорили.
Услышав чьи-то шаги, я устало произнес:
- Садитесь. Имя, возраст, профессия?
- Уилкинс. Двадцать один. Профсоюзный организатор. - Молодой человек в хорошо пригнанном синем костюме сидел передо мной, вертя в руках шляпу. Вы очень огорчили мою матушку, доктор. Зря вы так.
- Если эта дама и впрямь ваша мать, то я буду вам очень признателен, если вы отведете её домой.
- Согласно кодексу поведения работника здравоохранения, - заученно произнес он, глядя на потолок, - пациент, которому отказано в надлежащем лечении, имеет право подать соответствующий иск и в установленном порядке взыскать с провинившегося врача денежную компенсацию.
Тут уже я окончательно вышел из себя.
- Убирайтесь отсюда!
- Спокойно, док, не горячитесь, - продолжил наглец тем же тоном. Лично против вас я ничего не имею и просто напоминаю вам положение из кодекса. Я неплохо его изучил, видите ли.
- Не сомневаюсь, - сухо сказал я. - Должно быть, именно этим вы зарабатываете на жизнь.
Профсоюзный организатор извлек из кармана зубочистку и принялся ковырять во рту.
- Полегче, док, - ответил он. - На вашем месте, я был бы осторожнее в высказываниях. Ответственности за клевету ещё никто не отменил. Я, между прочим, выиграл уже двенадцать исков против врачей. И ни одного не проиграл. Лишь на судебных издержках магистрат заработал при этом целую тысячу фунтов.
- Послушайте, мистер Уродкинс...
- Уилкинс.
- Мне плевать на то, как вас зовут, и кто вы такой, но если вы сию минуту не уберетесь отсюда, я дам вам такого пинка по заднице, что...
- Грубость вам не поможет, док, - невозмутимо прервал меня этот мерзавец. - Я могу вчинить вам такой иск, что вы без штанов останетесь.
- В последний раз повторяю, Уткинс, - в моем голосе зазвенел металл. Убирайтесь вон, пока я вас не вышвырнул.
- Не забудьте мою фамилию, док. Она произносится Ут... то есть Уилкинс. У-И-Л-К-И-Н-С. Вы ещё обо мне услышите.
Глава 7
Когда я возвратился домой, Жасмина уже накрывала стол к ужину.
- Приветик, - весело прощебетала она. - Что-то вид у вас невеселый. Как у медведя с больной головой.
- Попадись мне сейчас хоть целая стая медведей с больными головами, я бы их в отбивную превратил! - прорычал я. - Жасмина, где доктор Хоккет?
- Доктор ещё не вернулся. Его к викарию вызвали. - Она звонко расхохоталась. - А вы, между прочим, впервые назвали меня Жасминой.
Я плюхнулся в кресло и раскрыл энциклопедию.
- Напугали вас вчера, да? - спросила Жасмина. - За чаем. - Она хихикнула. - Вы ведь даже не подозревали, что я его жена, да?
- Да, мисс Хоккет, коль скоро вам это так любопытно - не подозревал. И, ещё раз "да" - испугался. Даже сардинку свою не съел.
Она поставила на место последнюю тарелку.
- Я нисколько вас не виню, не подумайте. Даже сама порой не верю, что я - докторская жена. - Я не ответил, а она приблизилась к моему креслу. - Я уже скоро поняла, что он женился на мне лишь для того, чтобы не платить мне жалованье. Главным образом. Скупердяй, каких мало. Такой вам в пустыне песка не даст. А я так хотела обзавестись нормальной семьей!
- Моя разлюбезная миссис Хоккет...
- Зови меня Жасмина, птенчик.
- Я совершенно не горю желанием обсуждать вашу семейную жизнь. Вдобавок у меня выдалось на редкость тяжелое, даже, можно сказать, обескураживающее дежурство, и я хочу хоть немного отдохнуть. Хотя бы дух перевести.
- Послушай, птенчик, сделай мне одолжение, - промурлыкала она.
- Нет, - отрезал я.
- Да. Пожалуйста. - Она придвинулась вплотную ко мне. - Доктор ведь дал тебе ключ от аптечки, верно?
- Нет.
- Да. Он всегда дает второй ключ своему ассистенту.
- И что из этого? - неласково буркнул я.
- Будь лапочкой - одолжи мне его на минутку, - проворковала Жасмина.
- Ни за что, - решительно помотал головой я и снова уткнулся в энциклопедию.
- Всего на минутку. Я его тут же верну. Доктор Задниц никогда мне не отказывал!
- А доктор Гордон отказывает!
- Тогда открой его сам и принеси мне немножко нембутала. Я просто торчу от нембутала. - Она выразительно погладила себя по животику и закатила глаза. - Славная штучка. Сразу погружаюсь в сладкий сон и забываю про эту скотину, что храпит рядом со мной.
- Разве можно так обзывать своего мужа? - насупился я.
Вдруг, ни слова не говоря, она пригнулась ко мне и полезла в карман моей жилетки.
- Давай сюда ключ! Или я сама найду!
- Черт побери, Жасмина, что вы вытворяете...
- Ой! Отпусти! Больно же! - принялась вопить она довольным голосом.
Я крутился ужом.
- Дьявольщина! Немедленно прекратите!
Безуспешно пытаясь высвободиться, я опрокинулся вместе с креслом на Жасмину. Она оказалась крепким орешком, поднаторевшим в подобных схватках. Добрую минуту я отбивался и отбрыкивался, прежде чем сумел сбросить её с себя и высвободиться. Я сидел на полу, отдуваясь, когда вошел доктор Хоккет.
Я с усилием встал. Мой воротничок стоял торчком, лицо пылало, со лба катился пот. Хоккет безмолвно высился в проеме дверей, по обыкновению заложив руки за спину, и таращился на меня.
- Мы, м-мм... Словом, я уронил кое-что на пол, - сбивчиво пояснил я.
Хоккет молча кивнул.
- А Жасмина... то есть, миссис Хоккет, помогала мне.
Доктор по-прежнему молчал, Жасмина поправляла волосы и приводила в порядок одежду.
- Пора ужинать, - бесстрастным тоном произнес Хоккет. - Послушай, дорогая, стоит ли разжигать камин, когда на дворе ещё почти утро? Да и погода - как никогда теплая.
За ужином, который состоял из сосиски с картофельным пюре, никто не проронил ни слова. По окончании трапезы, когда Жасмина собрала тарелки и покинула нас, Хоккет произнес своим обычным голосом:
- Поразительно все-таки, сколько врачей совершают тяжкий грех.
- Грех? - испуганно переспросил я. - Вы имеете в виду - в... сексуальном плане?
- Я имею в виду врачей, которые идут на убийство.
- Вот как, - с остановившимся сердцем выдавил я. - Да, наверное.
- Взять хотя бы Криппена, - продолжил Хоккет. - Палмера Отравителя. Или Нила Крима из Лондона. А сколько их еще! Помните дело Ракстона? Он зарезал эту парочку прямо в своей ванне.
- Да, - пискнул я. - Но мы с миссис Жасм... Хоккет просто что-то искали...
- Совершенно верно, - многозначительно произнес Хоккет. - Все они так говорили.
- Извините, мне пора, - прохрипел я, вставая и цепляясь за стол, чтобы не упасть. - Хочу кое-какие записи просмотреть.
- А ведь многие убийцы до сих пор гуляют на свободе, доктор, напутствовал меня Хоккет.
Поднявшись в свою комнату, я первым делом передвинул кровать, приперев ею дверь.
* * *
Тем не менее, вечер прошел в точности так же, как и предыдущий. Доктор Хоккет сидел возле еле тлеющего камина и читал "Дейли экспресс", Жасмина вязала и подмигивала мне, а я изучал энциклопедию и таращился на утку.
В десять мы разошлись по спальням. Я услышал, как Хоккет щелкнул рубильником, отключив электричество. Нащупав под подушкой фонарь, я погрузился в беспокойный сон.
В половине второго задребезжал телефон. Бормоча проклятья, я соскочил с кровати, впотьмах спустился по лестнице и снял трубку.
- Канал-Плейс, дом пятнадцать, - проорали мне в ухо. - Быстрее!
Я оделся, забрался в Доходягу Хильду, отыскал Канал-Плейс на своей новой карте и загромыхал по заброшенным трамвайным путям. Проплутав с полчаса, я наконец обнаружил Канал-Плейс в самом конце грязного и извилистого проулка, слишком узкого, чтобы в него протиснулась Хильда. Остаток пути мне пришлось проделать пешком под дождем. В результате, когда я постучал в дверь дома номер пятнадцать, мой новый костюм, который я напялил прямо на пижаму, промок до нитки.
- Не больно вы торопились, - проворчал мужчина, открывший мне дверь.
Я посветил фонариком ему в лицо.
- Уоткинс!
- Уилкинс! - фыркнул он.
- Если это опять ваши штучки... - гневно начал было я, но он оборвал меня.
- Штучки? Нет, док, мне не до штучек. Маме плохо.
- Что с ней?
- Она умирает.
- Ну да! Идемте, посмотрим.
Миссис Уилкинс лежала наверху в постели. Вид у неё был прездоровый.
- Она хочет, чтобы её поместили в больницу, - грозным тоном возвестил мистер Уилкинс.
- Не сомневаюсь. Половина нашего населения мечтает о том же. Дайте ей стакан кипяченой воды.
- Ее нужно срочно госпитализировать, - настойчиво проговорил Уилкинс.
- Спокойной ночи! - кивнул я, складывая свой стетоскоп.
Миссис Уилкинс громко рыгнула.
- Я умираю! - заявила она.
- Слышали, что сказала мама? - Уилкинс схватил меня за грудки. Отвезите её в больницу!
- Послушайте, Уилкинс, не хочу вам снова угрожать, но если вы сию секунду не уберете лапы с моего...
- Хорошо, - прошипел он, отпуская меня. - Будь по-вашему. Только знайте - первым делом поутру я отправляюсь в магистрат.
- Да хоть сейчас! - запальчиво выкрикнул я.
- Вы меня ещё вспомните! - пригрозил он мне вслед. - Я на вас найду управу.
Когда я выскочил под дождь, его мамаше уже настолько полегчало, что она нашла в себе силы высунуться в окно и излить на меня поток площадной брани, отнюдь не украшающий умирающую женщину.
Трясясь от негодования, я залез в "Доходягу Хильду", на ходу сочиняя письмо-протест в Британскую медицинскую ассоциацию. Добравшись до дома и все ещё мысленно проговаривая отдельные фразы, я отпер дверь, зажег фонарик и чуть не подпрыгнул от неожиданности. Прямо передо мной стояла Жасмина в полупрозрачной ночнушке.
- О Господи!
Она захихикала.
- Привет, птенчик. Не бойся - доктора дома нет. Его опять вызвали к викарию.
- Немедленно отправляйтесь в постель!
- Щщазз! Разбежалась. Ты говоришь точь-в-точь, как мой папаша. - Она шагнула ко мне, шаловливо приподнимая подол ночнушки. - Я отправлюсь в постель только вместе с тобой, цыпочка, - прошептала она.
Охваченный ужасом, я выронил фонарик.
- Вы что, с ума сошли? За кого вы меня принимаете? С минуты на минуту он вернется.
- Не вернется, птенчик. Он только что уехал. - Она схватила меня за плечи и тесно прижалась. - Пойдем же! Такая редкостная удача - неужели ты не хочешь поразвлечься? - Руки Жасмины скользнули вниз, а сама она принялась осыпать меня лихорадочными поцелуями, возбужденно пыхтя, словно боксер, молотящий грушу.
С величайшим трудом высвободившись, я прохрипел:
- Отпустите же меня! Оставьте меня в покое! У меня и без вас неприятностей по горло! - Жасмина кошкой прыгнула на меня. - Послушайте, завопил я, - если вы сейчас повернетесь и отправитесь к себе в спальню, я... дам вам нембутал!
Жасмина замерла, а её взор затуманился. Перед ней стоял мучительный выбор - журавль Ричард Гордон в небе, или синица нембутал в руках?
- А вы не обманете? - наконец спросила она.
- Нет, - твердо пообещал я, утирая пот, градом катившийся со лба. - Но только в том случае, если вы сию же секунду ляжете в постель. В свою, разумеется. Тогда нас хотя бы не зарежут вместе в ванне.
Жасмина закусила губку. Я понял, что она решилась.
- Хорошо, - кивнула она. - Договорились.
- Тогда поднимайтесь к себе! - приказал я. - Я сам принесу его вам.
Жасмина, прыгая, как кенгуру, устремилась к лестнице, а я открыл шкафчик с лекарствами и, все ещё охваченный нервной дрожью, посветил фонариком внутрь. Глазам моим представились сотни и тысячи всевозможных пузырьков, склянок и флакончиков. Разыскав среди них нембутал, я поспешно сграбастал заветный флакончик, запер аптечку и поспешил к лестнице.
На площадке второго этажа я приостановился. Жасмина была у себя в спальне. Дверь была прикрыта. Мог ли я нарушить свое слово? Что если я прокрадусь к себе наверх и забаррикадирую дверь? Жасмина попробует вломиться, но на это уйдет время, и доктор Хоккет успеет вернуться...
Поток моих размышлений прервало шлепанье босых ног по полу. В следующее мгновение дверь распахнулась, и передо мной предстала Жасмина. В костюме Евы. Я имею в виду нашу праматерь, а не дебелую девочку-подростка с "чудными шишечками".
Я поспешно толкнул дверь и подналег на нее.
- Что за дела? - грозным голосом процедила Жасмина.
- Не выходите! - крикнул я.
- Ах, так!
Она изо всех сил толкала дверь изнутри, а я подналег всем телом снаружи, отчаянно пытаясь удержать её. Мне мешала бутылочка нембутала. В пылу борьбы я не услышал, как хлопнула входная дверь, и в следующий миг, когда в лицо мне брызнул луч фонарика, ошалело зажмурился. Краешком глаза я успел заметить, что Жасмина вырвалась на свободу.
- О Господи! - выдавил я, в мгновение ока осознав, что подумает Хоккет. - Все в порядке, - сбивчиво залопотал я. - Просто у вашей жены бессонница, вот я и решил ей помочь. Видите?
Я храбро помахал склянкой, и вдруг едва не лишился чувств. Оказалось, что впопыхах я схватил не тот флакончик, и теперь сжимал в руке вовсе не заветную склянку с нембуталом, а - бутылочку с этикеткой "Женщине для зачатия - знаменитый бальзам доктора Фаррера".
Глава 8
- Как, вы уже вернулись, доктор? - спросил меня мистер Пайкрафт.
- Да, - угрюмо кивнул я. - Мы с доктором Хоккетом разошлись во мнениях по поводу диагноза у одного больного.
- В самом деле? - приподнял брови Пайкрафт. Он уже совсем не походил на добродушного старичка, беседовавшего со мной при нашей первой встрече. Каким-то образом Пайкрафт помолодел лет на двадцать: морщины на лице разгладились, бакенбарды исчезли, очки увеличились в размере, а одежда стала более опрятной. - Что ж, это случается. Надеюсь, вы не станете обращать внимания на подобную ерунду? Не позволите всяким пустякам омрачать свою блистательную карьеру? Нам стоило огромных трудов подыскать вам такое замечательное местечко...
- Замечательное местечко? Да как у вас только язык поворачивается! Кроме невероятной скупости доктора Хоккета, ничего более замечательного там отродясь не было. Почему бы вам не предложить эту славную практику одному из своих миссионеров из Таиланда? Парню, привыкшему обходиться горсточкой риса в день, она показалась бы настоящим земным раем.
- Ирония здесь неуместна, доктор, - надулся Пайкрафт.
- Хлебни вы того, что выпало там на мою долю, вы бы так не считали, возразил я. - Как бы то ни было, я хочу получить другую практику - и поскорее.
- Но, доктор... - Взяв со стола авторучку, он задумчиво повертел её в руках. - Боюсь, что в данную минуту вакансий у нас нет. Вы даже представить себе не можете, сколько неопытных молодых специалистов обивает сейчас наши пороги. Я считаю, что вы обязаны вернуться к доктору Хоккету, принести ему свои извинения и возобновить свою карьеру там.
Я треснул кулаком по столу.
- Да я скорее на большую дорогу выйду!
- Ваше дело, доктор, - спокойно ответил Пайкрафт. - Согласно контракту, подписанному вами с фирмой "ВИЛСОН, ВЕРЕСКИЛЛЬ И ВОЗЛЮБЛИНГЕР" он лежит здесь у меня в сейфе, - вы должны выплатить нам третью часть своего дохода за двенадцать месяцев. Или эквивалентную сумму - в случае досрочного завершения сотрудничества с доктором Хоккетом. Это составляет четырнадцать фунтов в месяц. Первый взнос, доктор, мы предпочли бы получить незамедлительно. Что касается остальной суммы, то можете не сомневаться - у нас есть возможности взыскать её. Впрочем, я уверен, что до этого не дойдет. Ведь не в ваших интересах пятнать свою репутацию, верно? Тем более - в самом начале карьеры. В Британской медицинской ассоциации косо смотрят на непутевых...
- Пошли вы к черту! - выпалил я, устремляясь к выходу. От души хлопнув дверью, я кубарем скатился с лестницы и выскочил на улицу.
Постояв с минуту на воздухе и переведя дух, я нырнул в ближайший паб. Сидя за пинтой пива, я пытался обмозговать сложившееся положение. Все мое богатство состояло из врачебного диплома, Доходяги Хильды и нового костюма, порядком усевшего под дождем. С другой стороны, в моих карманах гулял ветер, в то время как на мне тяжким грузом висели сто фунтов долга плюс обязательство в течение года выплатить "ВИЛСОНУ, ВЕРЕСКИЛЛЮ И ВОЗЛЮБЛИНГЕРУ" ещё сто шестьдесят восемь фунтов. Мне позарез требовались деньги и новая работа; если, конечно, я не собирался провести остаток дней под крышей Доходяги Хильды. Вот какие мрачные мысли бродили в моем воспаленном мозгу, когда я вдруг вспомнил про Гримсдайка: я очень сомневался, что получу от него свою десятку, но все-таки приятно было сознавать, что где-то есть человек, который должен деньги мне.
Вынув из бумажника его визитку, я прочитал, что Гримсдайк обитает в Лэдброук-Гроув. Доходяга Хильда домчала меня туда за каких-то полчаса. Квартира Гримсдайка помещалась в цоколе старого обшарпанного здания возле газового заводика. Надавив кнопку звонка, я прождал минуты три, прежде чем дверь робко приоткрылась.
- Да? - послышался осторожный женский голос.
- Мне нужно повидать мистера Гримсдайка.
- Его нет.
- Я его старинный и закадычный друг, доктор Гордон. Скажите ему, что я только что насмерть рассорился с Вилсоном, Верескиллем и Возлюблингером.
- Одну минутку.
Она захлопнула дверь, но уже несколько секунд спустя снова открыла её и пригласила меня зайти. Очутившись в тесной прихожей, заваленной всяким хламом, я увидел перед собой неброской наружности девушку лет девятнадцати в замызганном домашнем халатике. Из прихожей другая дверь вела в более просторную комнату с окном, прорезанным под самым потолком. В комнате разместились кровать, газовая плита, умывальник и стол, уставленный грязной посудой и пустыми пивными бутылками из-под "Гиннесса". На кровати восседал взлохмаченный Гримсдайк в пижаме.
- Привет, дружище! - несколько изумленно поздоровался он. - А я думал, ты на север махнул.
- Да, было дело, - сокрушенно покачал головой я. - Вот, а теперь вернулся.
- Извини за бардак, - он обвел глазами комнату. - Я мог бы поселиться и в более приличном месте, но друзья попросили выручить...
- Ты можешь вернуть мне мои десять фунтов? - перебил я.
Гримсдайк подпрыгнул, словно ужаленный.
- Неужто ты уже потратил остальные девяносто? За каких-то два дня? Ну ты даешь! - Он присвистнул. - Представляю, как ты повеселился.
- Я купил машину.
- Как, вот этот драндулет, который загораживает мне солнце? А мы-то с Вирджинией решили, что это уголь привезли. Не слишком шикарная, а?
- Я решил, что автомобиль - хорошее вложение, - сказал я. - Да и пациенты с большим уважением относятся.
Гримсдайк кивнул.
- Да, доктора без машины они в грош не ставят. Я тебе рассказывал про своего приятеля Рашли? Он получил диплом в самом конце войны, когда машину нельзя было достать ни за какие деньги. Только для врачей делали исключение. И вот он заполнил необходимые бумажки и за три сотни фунтов обзавелся небольшим автомобильчиком. Вскоре его бывший пациент, которому Рашли в свое время спас обе ноги, пригласил его погостить к нему в Ниццу. И Рашли отправился во Францию, но едва добрался до Руана, как полетел двигатель. Сам знаешь, какая была техника после войны. Рашли помчался к французам-механикам в ближайший гараж, но ему втолковали, что починить движок без запчастей невозможно, а на их поиск уйдет месяца полтора-два. Однако англичан в те времена во Франции так уважали, что ребята предложили ему пока взамен какую-то аристократическую британскую колымагу, которая прежде служила у них катафалком - да и то ей не пользовались уже лет семь.
Вот, значит, Рашли продолжил свое путешествие на этом бывшем катафалке, погостил в Ницце, а месяц спустя вернулся в Руан. Механики так и не смогли починить его машину и предложили ему поменяться - баш на баш.
- И он согласился? - полюбопытствовал я, присаживаясь на край кровати.
- Да, ему ничего больше не оставалось. Да и привязался он уже к своей старой кляче. Вернувшись в Англию, он переправил машину в Дербишир, чтобы её подновили. Представь себе его изумление, когда несколько дней спустя он получил письмо с приглашением от владельца тамошнего гаража, причем в конверт был вложен билет в вагон первого класса и чек на расходы. Рашли отправился туда, почти уверенный, что на месте его сцапает полиция, но очутился в сказке. Владелец гаража держал музей старинных автомобилей, а развалюха, которую Рашли заполучил в Руане, оказалась единственной в мире моделью определенной марки, изготовленной в 1927 году по заказу какого-то чокнутого миллионера из Канна. Так вот, взамен своего динозавра Рашли получил новехонький "роллс-ройс", а в придачу ещё и чек на пять тысяч фунтов!
- Так как насчет моей десятки? - напомнил я.
- Хочешь чайку? Вирджиния мигом сварганит.
Вирджиния стояла в двух шагах от нас, водрузив босую ступню на табуретку, и сосредоточенно красила ногти.
- Нет, спасибо, - твердо отказался я. - Я только что пива напился.
- Черт, неужели уже столько времени? - вдруг встрепенулся Гримсдайк. Поскакали, дружище - у меня дел по горло.
- В данную минуту я стою на пороге неминуемого разорения, бесчестья и голодной смерти, - произнес я. - Если у тебя осталась хоть малая толика моей десятки, я буду тебе признателен даже за любые крохи. На мне висят чудовищные долги...
- Денег я тебе дать не могу, дружище, потому что сам сижу без гроша, признался Гримсдайк. - А вот советом помогу. Хочешь устроиться на приличную работу?
- Если это не то же самое, что предлагают Вилсон с Висельником.
- Обижаешь, дружище, - хмыкнул Гримсдайк. - Слыхал когда-нибудь про доктора Эразма Поттер-Фиппса?
Я помотал головой из стороны в сторону.
- Самый известный врач во всей Англии - шикарная клиника и все прочее.
- А где он обитает?
- На Парк-Лейн, разумеется.
- А какая у него жена?
- Он холостой.
Впервые с той самой минуты посреди ночи, когда я еле удрал от доктора Хоккета, во мне всколыхнулась надежда. Однако уже в следующий миг в мою душу закралось страшное подозрение.
- Послушай, если все и в самом деле обстоит так здорово, как ты описываешь, почему ты сам к нему не устроился?
- У меня другие планы, дружище. Ты только никому не говори, но я твердо решил перебраться в провинцию. Хочу дышать воздухом. Буду свинок разводить...
- Мисс Вирджиния едет с тобой?
Вирджиния, уже вконец перестав меня замечать, сидела за столом, смотрясь в зеркало и выщипывая брови.
- Нет. Она абсолютно не приспособлена к загородной жизни. - Гримсдайк вскочил и пошарил в карманах. - Вот, держи адрес. Только дай мне полчасика - я с ним сперва по телефону поговорю.
- А как насчет рекомендаций? - припомнил я. - Такой знаменитый врач не возьмет первого попавшегося помощника с улицы.
- Положись на меня, - снисходительно улыбнулся мой приятель. - На старого доброго Гримсдайка.
Глава 9
Приемная доктора Поттер-Фиппса располагалась на втором этаже современного жилого дома на Парк-Лейн, хотя определить это можно было лишь по крохотной серебряной табличке с его именем и регалиями на двери; выглядела дверь с табличкой так же скромно, как одинокая шляпка в витрине магазина дамских головных уборов на Бонд-стрит. Швейцар отдал мне честь, портье поклонился, а мальчишка-лифтер нагловато ухмыльнулся; дверь же на втором этаже передо мной распахнул самый настоящий дворецкий. Доктор Поттер-Фиппс, принявший меня в кабинете размером с режиссерскую студию, оказался худощавым, приятным светловолосым мужчиной средних лет; одет он был в серый костюм с облегающими брюками и гвоздикой в петлице, желтовато-коричневую жилетку, белую рубашку со стоячим воротничком и итонский галстук.
- Ужасная трагедия случилась с моим компаньоном, мой мальчик, - томно заговорил он, протягивая мне золотой портсигар. - Прободная язва двенадцатиперстной кишки, представляете? Вчера вечером сам сэр Джеймс сделал ему операцию. Бедняга теперь выбыл из строя на добрых три месяца. Знали бы вы, насколько трудно подыскать ему достойную замену. Практика-то у нас довольно своеобразная. - Держа кончиками пальцев сигарету, он небрежно помахал ею в воздухе. - Пациенты у нас весьма необычные. Есть ещё люди, которые не склонны пользоваться услугами Национальной службы здравоохранения в том виде, как того добилась наша парламентская демократия. Такие пациенты выше всего ценят уровень обслуживания и аристократические манеры.
- Я буду счастлив встретиться с ними, сэр, - с чувством заверил я.
- Правда, вы так долго прожили за границей, - задумчиво произнес доктор Поттер-Фиппс. - Должно быть, Гималаи вас пленили. Гримсдайк рассказал мне про вашу замечательную экспедицию, когда позвонил. В прошлый уик-энд мы встретились на скачках, и я поведал ему про наше несчастье в надежде, что, возможно, он и сам сумеет нас выручить. Славный молодой человек, не правда ли?
- Да, на редкость славный, - поспешно согласился я.
- Должно быть, я старею, друг мой, но многие молодые врачи кажутся мне сейчас довольно серыми и скучными. Да и с пациентами обращаются так, словно имеют дело с морскими свинками. Видимо, это результат нашего современного казарменного обучения. Когда я сам учился в Сент-Джордже, отношение к медицине было трепетным, даже благоговейным. Впрочем, и для таких влюбленных в горы романтиков, как вы, в мое время тоже нашлось бы место. Кстати, вы встречались в Гималаях со старым Чаррингтоном?
- С Чаррингтоном? Боюсь, что нет, сэр.
- Да что вы? - в голосе Поттер-Фиппса прозвучало искреннее изумление. - Но ведь он оттуда не вылезает. Все не теряет надежды познакомиться со снежным человеком.
- Гималаи, видите ли, довольно большие...
- Ах да, разумеется.
Я уже решил встать, набрать в грудь больше воздуха, покаяться и поспешить на заклание к кровопийце Пайкрафту, когда доктор Поттер-Фиппс произнес:
- Что ж, я вас беру.
У меня отвисла челюсть.
- Как, вот прямо так?
- Да, вот прямо так, дружок. Я, видите ли, тешу себя надеждой, что умею разбираться в людях. Особенно - в собратьях по профессии. Я их насквозь вижу. - Он вздохнул. - Жаль, что мой талант не распространяется на лошадей. Лишние деньги ведь никогда не мешают. Кстати, если вам нужен какой-нибудь аванс, обратитесь к моей секретарше. В моей семье, - продолжал разглагольствовать славный доктор, - не принято говорить о деньгах. Это считается дурным тоном. И, простите, дружок, но, возможно... Словом, нет ли у вас более строгого наряда?
Я вытаращился на свой новый костюм.
- Вы ведь, наверное, его в своем Тибете приобрели? - приветливо спросил доктор Поттер-Фиппс. - Вот вам визитка моего портного. Скажите, чтобы срочно сшил вам новый костюм, а счет прислал мне. Мысль, конечно, крамольная, но хорошая одежда для частного врача порой важнее стетоскопа. А вот насчет машины можете не тревожиться - у нас три "роллс-ройса"...
- Три? - не удержался я.
- Да, и ещё один для перевозки электрокардиографа. Вы умеете им пользоваться?
- О да, сэр, - радостно пролаял я, довольный впервые представившейся возможностью сказать правду. - В Св. Суизине нас по части сердца здорово натаскали.
- Очень рад. Страшно рад. Сам-то я немного путаюсь во всех этих подлых проводах и циферблатах, но зато твердо знаю: стоит только прикрутить их к больному и щелкнуть рычажками, как ему тут же становится лучше. Мы приобрели этот прибор у одного врача, который тоже уехал за границу. Я почти всегда стараюсь захватывать его с собой. В конце концов, даже при невралгии или аппендиците знать состояние сердечной мышцы отнюдь не помешает, верно? И, согласитесь, большая разница, когда к двери пациента подкатывают сразу два "роллс-ройса". Когда вы можете приступить? Завтра?
Я с готовностью согласился.
* * *
В тот же день я отправился к портному, мастерская которого размещалась в мрачном, строгом и пыльном помещении на Сейвил-Роу. Обстановка внутри царила почти благочестивая. Помощники вели себя словно на похоронах, переговариваясь исключительно шепотом, а клиентов обмеряли в мрачных, облицованных темной древесиной кабинках, напоминающих исповедальни.
- Какой бы вы хотели пошить костюм, сэр? - спросил меня похожий на кочерыжку тщедушный стариканчик, трясущейся рукой обматывая меня вокруг талии мерной лентой.
- А что носят в наши дни прилично одетые врачеватели? полюбопытствовал я.
- Черный пиджак и полосатые брюки сгодятся всегда, сэр, - торжественно провозгласил этот гороховый стручок. - Молодые доктора порой предпочитают однотонные пиджачные пары. А вот один хирург, фамилию которого я не назову, потребовал даже... - голос портного сорвался, и я поспешно поднял глаза проверить, не отдал ли он концы, - ... костюм из твида, сэр.
- Очень хорошо, - кивнул я. - Значит, черный пиджак и полосатые брюки.
- Я очень рад, сэр, - просиял старикашка. - Вы сделали правильный выбор, сэр. Совсем как в наши доблестные прежние времена.
Я снял неплохую спаленку в Бейсуотере, а уже на следующее утро приехал в роскошную приемную на Парк-Лейн. Поскольку пока я был ещё облачен в костюм с Оксфорд-стрит, на лице почтенного доктора Поттер-Фиппса, несмотря даже на всю его доброжелательность, отразилась такая смертная мука, как будто я страдал сразу от проказы, эпилепсии и пляски Святого Витта.
- Может быть, дружок, вы пока чуть поосмотритесь, - осторожно предложил он. - Узнаете, что к чему. В белом халате походите. А то, знаете ли, с непривычки и перепачкаться недолго. Особенно, когда с незнакомой аппаратурой дело имеешь.
Целую неделю я просидел в небольшой лаборатории, переделанной из ванной, где проводил элементарнейшие анализы по пять гиней за штуку. Затем прибыл мой черно-полосатый костюм, и мне дозволили попробовать свои силы с парк-лейнской клиентурой. Начал я с самой верхушки: первым же моим пациентом оказался герцог.
В то утро доктор Поттер-Фиппс ворвался в лабораторию, когда я ковырялся с анализом крови. Впервые я увидел, что он встревожен.
- Жуткое дело, мой мальчик! - с порога воскликнул он. Я тут же вообразил, что кто-то только что скончался у него на руках. - Сегодня утром я должен навестить старого
Скай-и-Льюиса, а тут эта чертова актриса ухитрилась ларингит схватить. К кому же мне ехать?
Он нервно мерил шагами комнатенку, не в силах разрешить столь мучительную проблему.
- А нельзя ли чуть отложить один из этих визитов? - высказался я.
- Мальчик мой, - терпеливо ответил Поттер-Фиппс. - Наши больные никогда не ждут.
Несколько минут спустя он провозгласил:
- Пожалуй, я все-таки займусь актрисой. Должно быть, репортеры уже там. Да, решено. И электрокардиограф я прихвачу с собой - важно убедиться, что её сердце в порядке после такого жуткого стресса. А вы уж возьмите на себя герцога, мой мальчик. Только умоляю, - он трепетно взялся за мой рукав, - не забудьте, что мы с вами, слава Богу, живем не в эгалитарном обществе.
- Не беспокойтесь, сэр, - напыщенно ответил я. - Я вас не подведу.
- Вот и молодец!
И Поттер-Фиппс затрусил к выходу.
- Да, а чем занедужил герцог? - крикнул я ему вдогонку.
- Проведите ему обычную процедуру, - бросил доктор через плечо и исчез.
Я покатил к герцогу Скай-и-Льюису в "роллс-ройсе" номер два с полным ощущением, будто мне предстоит снова сдавать экзамены. Особенно меня мучило сомнение, что именно подразумевал Поттер-Фиппс под "обычной процедурой". Если не считать электрокардиографа, то сложных приборов у нас было раз, два и обчелся, а из всех инструментов с собой у меня были только стетоскоп, горловой фонарик, искрометр для свечей зажигания, куцая пластмассовая линейка с рекламкой микстуры от кашля, посеребренная бутылочная открывалка и крохотная щеточка для зажигалки.
Автомобиль остановился перед величественным зданием на Итон-сквер. Выбираясь на тротуар, я спросил шофера:
- Послушайте, дружище, вы ведь, наверное, давно сюда доктора Поттер-Фиппса возите. Не знаете, случайно, чем он лечит этого аристократа?
Шофер пожал плечами.
- Извините, док. За углом тут живет ещё один герцог, так у него геморрой и варикозные вены, это я точно знаю. Другого пэра хозяин от простатита пользует. Хотя нет - он эрл, я спутал...
Молоденькая горничная выпорхнула из дома и открыла мою дверцу.
- Я доктор, - тупо проблеял я, вдруг почувствовав себя разносчиком зелени.
- Сюда, пожалуйста, - прощебетала она.
Я прошествовал за ней, не чуя под собой ног от страха. Меня так и подмывало спросить горничную, не знает ли она, в чем состоит "обычная процедура"? И вдруг меня прошиб холодный пот: только сейчас меня осенило, что к этому пациенту следует обращаться строго подобающим образом. Хотя в свое время я тайком приобрел брошюрку "Титулы и формы обращения: справочник пользователя", именно этот раздел оказался для меня куда сложнее анатомии с физиологией. Я судорожно попытался вызвать в памяти нужную страницу, но, как и на экзаменах, когда я прекрасно помнил формулу ангидрогидроксипрогестерона, но напрочь забывал симптомы пневмонии, моя память вновь отколола надо мной свинскую шутку: сколько я ни тужился, мне удавалось вспомнить только одно - жены младших сыновей эрлов получали право носить их титул, но зато не смели помещать соответствующие буквы на своих визитных карточках.
- Его светлость примет вас через минуту, - сказала горничная.
Его светлость? Ну, конечно же! Как я мог забыть? Однако имел ли право я обращаться к нему: "Ваша светлость"? Или же так сейчас обращались лишь к архиепископу Кентерберийскому и Йоркскому?
Герцог Скай-и-Льюис оказался краснолицым толстячком с моржовыми усами. Он принял меня, возлегая на постели в шелковом халате канареечного цвета.
- Доброе утро, доктор, - приветливо поздоровался он. - Мне уже позвонили и предупредили, что старина Поттер-Фиппс не приедет. Жаль. Должно быть, больных сейчас много. Погода стоит совсем никудышная.
- Да, э-ээ, ваша... ваша... сэр.
- Присаживайтесь. Вы ведь не очень торопитесь, не правда ли? Поттер-Фиппс сказал, что вы в курсе моих болячек, но я все равно люблю побеседовать со своим лечащим доктором. Не хотелось бы, знаете ли, отдаваться в незнакомые руки. В этом есть нечто почти непристойное. Кстати, доктор, вы играете в гольф?
Минут десять мы с ним отчаянно спорили о том, как лучше выбивать мячик из ямы с песком, пока наконец герцог со вздохом не произнес:
- Что ж, доктор, наверное нам пора уже приступить к процедуре.
- Да, разумеется, - закивал я, вставая и медленно потирая руки. - Все как всегда, верно?
- Да.
- А как, - закинул я удочку, - вы себя там чувствуете?
- Примерно так же.
- Понимаю.
Я с умным видом кивнул. Воцарилось молчание.
- Приступайте же, доктор, - сказал герцог, устраиваясь на постели с видом мученика, идущего на казнь. - Чем быстрее начнем, тем скорее закончим.
Что же, черт побери, от меня ожидалось? Сделать ему массаж? Прокачать евстахиевы трубы? Вставить катетер? Клистир? А может - загипнотизировать?
- Давайте же, доктор! - В голосе герцога прозвучало плохо скрытое нетерпение. - Поттер-Фиппс со мной голыми руками в минуту управляется.
Вконец отчаявшись, я пролепетал:
- Простите за вопрос, сэр, но...
- А, вам новые нужны? - прервал меня герцог. - Они вон в той коробочке на камине.
Преисполнившись надежды, я метнул рысий взгляд на камин, но увидел там только массивные бронзовые часы и какие-то статуэтки.
- Да, сэр, новые бы, конечно, не помешали...
- Определенно, нужны новые, - пробурчал себе под нос герцог, вертя в воздухе босыми ступнями. И тут я наконец заметил... Господи, ведь от меня требовалось всего-навсего переклеить пластырь на его мозолях!
В конце процедуры герцог промолвил:
- Вы, по-видимому, рассчитываете на такой же сумасшедший гонорар, как и наш уважаемый Поттер-Фиппс?
- Трудно сказать, - ответил я, не скрывая облегчения. - У нас как-то не принято говорить о деньгах.
- Я вас понимаю, - согласился герцог. - В моей семье это тоже считается дурным тоном.
Глава 10
Порядку, царящему на практике у доктора Поттер-Фиппса, позавидовал бы владелец любого автомобильного завода. Каждое утро ровно в восемь трое рабочих в зеленых комбинезонах приезжали с пылесосами и наводили чистоту во всех помещениях; в восемь пятнадцать человек в ливрее форейтора привозил чистые полотенца, а ещё через пять минут рассыльный доставлял в комнату ожидания свежие газеты и журналы; в половину девятого девушка, похожая на леди Макбет, страдающую несварением желудка и подагрой, приносила цветы от флориста из Вест-Энда; в восемь сорок толстяк в сюртуке и котелке притаскивал свежеотутюженные костюмы доктора Поттера-Фиппса; в восемь пятьдесят появлялись шоферы, дворецкий, секретарша и медсестра, а ровно в девять мы открывались.
Обязанности медсестры состояли в том, чтобы сопровождать пациентов из комнаты ожидания в приемную; её белоснежная униформа была так тщательно накрахмалена и настолько безукоризненна, словно её только что достали из целлофановой упаковки. Вдобавок медсестра эта была одной из самых хорошеньких девушек, которых я когда-либо видел, что и побудило меня уже в первое утро завести с ней приятную беседу о студенческих годах.
- Вообще-то, дружочек, мне не довелось поработать настоящей медсестрой, - сказала она. - В больнице, я хочу сказать. То есть, я, конечно, ухаживала за моей бедненькой сестричкой, когда она болела. Но за инвалидами я никогда не ходила. Пиф-Паф - такая лапочка - взял меня на работу, сказав, что я идеально подхожу на эту роль чисто внешне. И ещё мне довелось однажды сыграть сестру милосердия. В фильме "Белые халаты". Вы его видели?
Я признался, что нет.
- Да и потом, дружочек, далеко не все, кто к нам приходят - настоящие больные. Более того, здесь у нас их, пожалуй, вообще нет.
Она нисколько не заблуждалась: большую часть наших пациентов составляли престарелые джентльмены, озабоченные тем, нельзя ли получить более крупную страховку, молодые джентльмены, озабоченные тем, не подцепили ли они неприятную заразу, и молодые женщины, озабоченные тем, не беременны ли они. Любого посетителя с малейшим подозрением на более серьезную хворь тут же отправляли на Оксфорд-стрит в клинику, врачи которой охотно сотрудничали с Поттер-Фиппсом, или Пиф-Пафом, как почему-то окрестили его подчиненные. Это был высококлассный вариант нашего травмпункта в Св. Суизине; впрочем, имея в своем распоряжении три "роллс-ройса", можно было без особой головной боли работать даже с доктором Хоккетом.
Пиф-Паф был всеобщим любимцем, и очень скоро в числе его почитателей оказался и я. Врач он был Божьей милостью, причем уникальная особенность его дара заключалась в том, что он с первого взгляда определял, нуждается пациент в настоящей медицинской помощи, или нет. Однако он оказался и не менее одаренным бизнесменом, вежливо-изысканная болтовня которого на финансовые темы неизменно приводила к тому, что пациенты давали ему больше, сами довольствуясь при этом меньшим. Омрачал наше общее благополучие лишь допотопный электрокардиограф, служивший постоянным яблоком раздора между Пиф-Пафом врачом и Пиф-Пафом бизнесменом. Дело в том, что Поттер-Фиппс прекрасно сознавал ценность этого прибора, который, с диагностической точки зрения, был почти бесполезен, однако наш доктор умел считать деньги и сама мысль о том, что такая золотая жила пропадает, глубоко претила ему. Вот почему всякий раз, как Пиф-Паф отправлялся посетить того или иного пациента, древняя махина следовала за ним по пятам в отдельном "роллс-ройсе".
После случая с герцогскими мозолями мне лишь раз довелось видеть Пиф-Пафа встревоженным - в то утро, когда он вернулся из квартиры газетного магната, которого хватил удар прямо в ванне.
- Ф-фу, еле успел, - пробормотал Пиф-Паф, отдуваясь и мотая головой. Еще какая-то минута - и все.
- Как, неужели вам удалось его спасти? - изумился я.
- Нет, он умер, разумеется. Но ещё чуть-чуть дышал, когда я электрокардиограф доставил.
Нашими самыми постоянными, да и прибыльными пациентами, были женщины-невротички; их ряды насчитывали несколько дюжин, и все они были по уши влюблены в доктора Поттер-Фиппса. Частенько днем он вел с ними бесконечные телефонные разговоры, утешал, увещевал и успокаивал, а вечерами то одна, то другая появлялась у нашего парадного, разодетая как живая реклама Картье.
- Разумеется, они в меня влюблены, дружок, - как-то раз признался мне Пиф-Паф. - Честно говоря, это единственное, что удерживает некоторых из них от суицида. А что тут такого?
- Но, Пиф... доктор Поттер-Фиппс, - робко попытался возразить я, неужели вы сами никогда не испытываете от этого неловкости?
- Ничуть, - пожал плечами Пиф-Паф. - В конце концов - меня ведь никто не заставляет испытывать к ним ответное чувство, не так ли?
Работа у Пиф-Пафа доставляла мне истинное, ни с чем не сравнимое наслаждение. Вскоре я окончательно выкинул из головы мрачные воспоминания о докторе Хоккете, Жасмине и семейке Уилкинсов и даже сумел избавиться от ночных кошмаров, связанных с компанией "ВИЛСОН, ВЕРЕСКИЛЛЬ И ВОЗЛЮБЛИНГЕР". К сливкам лондонской аристократии меня, правда, больше не посылали, но зато мне довелось проконсультировать нескольких актеров и даже парочку парламентариев. Словом, я уже настолько привык к этой милой практике и прикипел душой к людям, что слова Пиф-Пафа в одно субботнее утро прозвучали для меня как гром среди ясного неба. К тому времени я работал в приемной доктора Поттер-Фиппса уже больше двух месяцев.
- Завтра, наконец, встречаюсь со своим компаньоном, - известил меня Пиф-Паф. - Он поправляется буквально не по дням, а по часам. Молодчина. Еще каких-то пара-тройка недель, и он вернется.
- Я очень рад, - соврал я с вытянувшейся физиономией.
- Вам ведь, должно быть, не терпится вернуться в родные Гималаи, мой мальчик?
- Не то, чтобы очень...
- Я очень признателен, что вы сумели выручить нас в трудную минуту. Не знаю даже, что бы мы без вас делали. Да и многие клиенты наши просто без ума от вас. Не далее как вчера, например, жена угольного промышленника сказала, что вы просто зайчик.
- Я очень тронут, - пробормотал я. - Откровенно говоря, мне и самому жаль будет покидать вас. Я даже подумываю, не обзавестись ли где-нибудь неподалеку отсюда собственной практикой?
На мгновение глаза Пиф-Пафа сузились.
- Не советую, мальчик мой. Очень не советую. Жизнь-то у нас собачья. Открывать новое дело с нуля - бр-рр! Врагу не посоветовал бы. А конкуренция? Сожрут ведь, ногами растопчут! Кошмар. Нет, дружок, в Гималаях вам будет гораздо спокойнее.
Комната ожидания была пуста, и мы с доктором Поттер-Фиппсом некоторое время постояли у окна. Стоял замечательный весенний денек, и почки деревьев в Гайд-парке набухали и лопались буквально на глазах, точно вылупляющиеся из скорлупы цыплята. На бледных лицах лондонцев, впервые оставивших дома свои пальто, заиграли веселые улыбки. Даже машины, и те шмыгали по Парк-Лейн с какой-то подкупающей бодростью.
- Весна наступила, мой мальчик, - произнес Пиф-Паф, довольно вздыхая, словно прослышав, что только что в нашу лифтовую шахту провалился и сломал ногу сказочно богатый мультимиллионер. - А знаете, с тех самых пор, как я встретил на скачках Гримсдайка, у меня ещё не было ни одного выходного. Вот какая у нас практика. От зари и до зари. Что ж, должно быть, за это они нам и платят. - Чуть помолчав, он добавил: - Я знаю, что сегодня у вас выходной, но все-таки хотел поинтересоваться, не согласились бы вы разок подежурить за меня?
- С радостью, Пиф-Паф. Ей-богу.
- Спасибо, малыш. Тогда я, пожалуй, рвану в Саннингдейл. Там и поужинаю, а к полуночи вернусь - на случай, если вдруг что-нибудь срочное объявится. Хотя вряд ли - в такой день все на уик-энд разъедутся.
После ланча он переоделся во фланелевый костюм, позвонил одной известной актрисе, уговорив её составить ему компанию, собрал клюшки и, усевшись в "роллс" номер один, "рванул в Саннингдейл" играть в гольф. Оставшись один, я сбросил туфли и блаженно растянулся на мягкой кушетке, предназначавшейся для осмотра пациентов. У изголовья я удобно пристроил стопку журналов "Нью-Йоркер" и "Лайф", томик "Цитадели" Кронина, коробочку конфет, обнаруженных в столе у секретарши, и бутылку "Кордон-Бле", извлеченную из шкафчика с лекарствами. Я искренне желал Пиф-Пафу приятного отдыха, но не видел ни одной причины, запрещавшей мне самому провести субботний день на работе с максимальным комфортом.
Не прошло и получаса после отъезда Поттер-Фиппса, как в дверь позвонили. Я вскочил, проворно натянул туфли, упрятал всякие излишества под кушетку и заспешил к двери. На пороге стоял высокий, приятной внешности седовласый незнакомец с гренадерскими усами. Одет он был в твидовый костюм, а в руке держал увесистый чемоданчик с золотым замочком.
- Добрый день, - любезно поздоровался незнакомец. - Я записан на прием к доктору Поттер-Фиппсу.
Прочитав, должно быть, несказанное изумление на моем лице, он пояснил:
- Мой личный секретарь записал меня. К сожалению, суббота единственный день, когда я могу позволить себе посетить врача. Надеюсь, я не доставлю уважаемому доктору лишних хлопот?
- Мне, право, неловко, - сбивчиво залепетал я, но, боюсь, произошло какое-то недоразумение. Доктор Фоттер-Пипс... то есть, Поппер-Тикс... Словом, доктор сейчас отсутствует. Я его ассистент. Одну минутку, я проверю по книге записи на прием...
- Благодарю вас, - степенно произнес седовласый с легким поклоном. Моя фамилия Бичем. Я решил, что проще будет заехать к вам самому, чем беспокоить доктора лишним вызовом на дом. - Он виновато улыбнулся. - К тому же это несколько экономичнее.
Я лихорадочно зашелестел страницами. Вот оно!
- Боюсь, сэр, что вам назначено на следующую субботу!
- Ах, дьявол! Как неудачно. И ведь такая путаница не впервые со мной случается. А в следующую субботу я буду уже в Эдинбурге. - Он смерил меня придирчивым взглядом. - Послушайте, доктор, а не могли бы вы меня проконсультировать? Мне бы уж очень не хотелось откладывать...
- С удовольствием, - согласился я. - Давайте пройдем в смотровой кабинет.
- Вам, без сомнения, потребуется мой анамнез, - промолвил он, усаживаясь. - У меня уже все в голове припасено. Возраст: шестьдесят один. Семейное положение: женат. Должность: член кабинета министров. В детстве переболел всем, чем положено. Вы за мной успеваете?
- Как вы сказали - "член кабинета министров"? - Даже для нашей весьма необычной практики, передо мной была птица высокого полета.
- Да, я министр по вопросам строительства, - скромно пояснил он, словно сообщая о своих успехах в гольфе. И вдруг я припомнил, что всего неделю назад видел его фотографию в газетах: министр перерезал ленточку на торжественном открытии очередного моста. Человек с виду вполне приличный, однако я впервые имел дело с живым министром и не знал поэтому, как к нему правильно обращаться. Для подстраховки я решил приравнять его к герцогу.
- Конечно же, сэр, - кивнул я. - Извините, э-ээ, что сразу вас не узнал. Простите меня, пожалуйста. Теперь, если не возражаете, э-ээ, я задам вам несколько вопросов. Вы позволите?
Министр скрестил на груди руки.
- Разумеется, доктор. Делайте все, что находите нужным. Я целиком и полностью в вашем распоряжении. Не далее как вчера я поделился с министром здравоохранения своими соображениями по поводу того, что, на мой взгляд, нет смысла посещать врачей, если затем не следовать их рекомендациям, напрочь отринув собственное мнение о своем здоровье. Он же ответил, что мнение пациента о враче и то - куда важнее. - Бичем улыбнулся. - Пошутил, конечно. У него вообще замечательное чувство юмора.
- Да, конечно. Итак, сэр, что вас беспокоит?
Беспокоили министра боли в позвоночнике. Указав на кушетку, на которой ещё несколько минут валялся сам, я предложил ему раздеться.
- Совсем раздеться, доктор?
- Да, будьте любезны. Я хочу вас как следует осмотреть.
- Ваше слово для меня закон, доктор.
Он принялся аккуратно расстегивать пуговицы жилета, а я едва успел задернуть перед ним портьеру, как в дверь снова позвонили.
- Прошу прощения, - извинился я перед министром. - Я только узнаю - и вернусь. Мигом.
- Конечно, доктор.
На крыльце стояла высокая, темноволосая и весьма привлекательная женщина в норковой пелерине. Увидев меня, она схватилась за горло и воскликнула:
- О Господи! Я погибаю! Боже, что мне делать!
Не найдя, что сказать, я тупо пробормотал:
- Послушайте, успокойтесь, пожалуйста...
Но дама не слышала меня. Оттерев меня плечом, она протиснулась внутрь и устремилась в комнату для ожидания, и навзрыд разрыдалась.
Я быстро закрыл дверь в смотровой кабинет, где раздевался министр по вопросам строительства.
- Если это в моих силах, мадам, я вам, безусловно, помогу, - сказал я. - Вы только постарайтесь хоть на минутку взять себя в руки...
- Пиф-Паф! - громко выкрикнула она. - Милый мой Пиф-Паф! Где он?
- Доктор Эразм Фот... Поттер-Фиппс взял сегодня выходной, - строго объяснил я. - Он уехал играть в гольф.
- Он там с женщиной! - всхлипнула она. - Джанет сказала мне, что он взял с собой эту стерву Хелен.
- Ну что вы, речь шла всего лишь о гольфе, - смущенно пробормотал я, вдруг осознав, что веду себя не как подобает врачу-профессионалу. За два месяца работы на Парк-Лейн я приобрел куда больший опыт общения с трудными пациентами, чем за пять лет, проведенных в Св. Суизине, где посетители относились к врачам с таким же благоговейным трепетом, как к полиции. И тем не менее влюбленные в Пиф-Пафа женщины оставались для меня непреодолимой проблемой.
- Что же мне делать? - застонала незнакомка, зарывшись лицом в кушетку. - Что мне делать? Я хочу умереть! Мне ничего другого не остается! Да, только умереть...
Пока я придумывал, как быть дальше, она вдруг встрепенулась и посмотрела на меня, словно видела впервые.
- Кто вы такой?
- Я ассистент доктора Поттер-Фиппса, - вежливо ответил я. - Я могу вам помочь?
- Никто не в силах мне помочь! - Ее красивое лицо побледнело, а размывшаяся краска стекала по щекам грязными ручейками. Вдруг она заломила руки и, запрокинув голову назад, истошно завизжала.
Что ж, по крайней мере, с легкими у незнакомки все было в порядке. Как, впрочем, и с трахеей и голосовыми связками. И тем не менее я посчитал своим долгом вмешаться.
- Прошу вас, успокойтесь, пожалуйста! - проорал я. - Бога ради, перестаньте кричать!
Но дамочка завизжала пуще прежнего. Вопя благим матом, она для пущей убедительности молотила себя кулачками по лбу и барабанила каблуками по паркету.
К этой минуте меня уже меньше беспокоило состояние её здоровья жизненная энергия била из красотки ключом, - чем моя собственная репутация. Годы, проведенные в Св. Суизине, выработали в каждом из нас железное правило: никогда не оставаться с пациенткой-женщиной наедине, без присутствия медсестры. В любую минуту двери приемной могли пасть под натиском полицейских, журналистов или даже просто случайных прохожих, которым не давали спокойно спать лавры сэра Галахада.
- Проклятье! - вскричал я. - Да замолчите же вы!
Однако поклонница Пиф-Пафа завопила ещё громче. На сей счет инструкции Св. Суизина ничего путного не предусматривали, однако, по счастью, я припомнил из художественной литературы, что спасительный рецепт состоит из звонкой пощечины. Собравшись с духом, я нагнулся к исходившей криком дамочке и со всего размаха отвесил ей увесистую оплеуху. Однако мое снадобье возымело обратное действие: вместо того, чтобы успокоиться, эта особа ответила таким апперкотом слева, что я отлетел к стене. В следующий миг разъяренная не на шутку дамочка тигрицей соскочила с кушетки и принялась швырять в меня всем, что попадало под руку.
Беспомощно барахтаясь посреди кучи журналов, телефонных справочников, расколотого фарфора и стекла, я все же сумел подняться как раз вовремя, чтобы увернуться от меткого удара массивной лампой, который наверняка оглушил бы меня, а то и вовсе раскроил череп.
- Что вы вытворяете, черт побери? - гневно вскричал я, хватая разбушевавшуюся посетительницу за руки. - Вы же меня убьете!
- И поделом тебе, мерзавец! - завизжала она. - Как ты посмел на женщину руку поднять? Неандерталец!
Последнее слово она произнесла уже почти спокойным тоном, заронив во мне надежду.
- А что мне оставалось делать? - миролюбиво вопросил я. - У вас началась истерика, и мне пришлось применить испытанное народное средство. Вы же набросились на меня как расфуфыренная дикая лесная кошка!
- Ненавижу вас! - кокетливо надулась она. И тут же свалилась мне на грудь, обливаясь горючими слезами.
В течение нескольких минут я только гладил её по спине и бормотал слова утешения. Затем произнес:
- Может, вам лучше вернуться домой и лечь в постель? Если хотите, могу выписать вам хорошее успокаивающее средство. Проспитесь, а потом сразу полегчает.
Незнакомка с шумом высморкалась. Вид у неё был пренесчастный.
- Я останусь здесь до возвращения моей рыбки, моего Пиф-Пафа, - с обожанием пробормотала она.
- Но доктор Поттер-Фиппс может задержаться на всю ночь, - возразил я. И тут же, увидев её гневно вспыхнувшие глаза, поправился: - В том смысле, что после гольфа его могут к больному вызвать и все такое...
Ее голова бессильно поникла.
- Отвезите меня домой. Пожалуйста. Я не могу этого вынести. Не оставляйте меня одну.
- Ну что вы... - замялся я. - Я не могу.
- Пожалуйста! - взвыла она. - Умоляю вас. Это недалеко. Совсем рядышком.
Меня по-прежнему обуревали сомнения. Наконец я решился.
- Ну что ж, я отвезу вас. - Ведь должен же я был каким-то образом от неё избавиться. - Только обещайте, что по пути будете вести себя прилично.
Она поспешно закивала, словно провинившаяся школьница.
- Обещаю.
Я помог ей выйти на улицу и, остановив такси, забрался следом за ней на заднее сиденье.
- Есть дома кто-нибудь, кто сможет за вами присмотреть? - спросил я.
Она молча помотала головой из стороны в сторону.
- А есть у вас родственники или друзья, которых можно об этом попросить?
- Я их всех ненавижу!
Я полюбовался в окно на ярко-синее небо, на солнце, весело золотившее крыши домов, и вдруг пожалел, что я не мальчик, который таскает вслед за Пиф-Пафом клюшки для гольфа.
Жила моя скандалистка в самом конце Керзон-стрит. Почти весь путь мы проделали в полном молчании, и уже подъезжали, когда она вдруг радостно воскликнула:
- Господи, ну и дура же я!
Повернув голову, я обнаружил, что моя спутница достала косметичку и, глядясь в зеркало, накрашивается.
- Должен признаться, что мне не совсем понятна ваша реплика, сдержанно произнес я.
Впервые за все время нашего знакомства она улыбнулась.
- Я ведь и правда дура, да? И чего так завелась, сама не понимаю. Должно быть, выпила лишнего за ланчем. Алкоголь на меня порой убийственно действует. А вы, наверное, решили, что у меня вообще крыша поехала?
- Откровенно говоря, подобные подозрения закрались ко мне в голову, сдержанно признался я. - Я даже подумывал, не вызвать ли психичку с санитарами.
- Спасибо, что не вызвали. Господи, а денек-то какой стоит, а? Загляденье просто. - Она со щелчком захлопнула косметичку. - Ну, вот мы и приехали? Заскочите на секундочку - махнем по рюмашке. После всего пережитого вам это просто необходимо.
Я заколебался.
- Может, не стоит...
- Ну что вы! Идемте сейчас же. Я позвоню на коммутатор и попрошу переводить все ваши звонки на мой номер. Пиф-Паф так часто делает.
Я мучительно раздумывал. Оставаться наедине с пациенткой женского пола и без того уже было отступлением от правил, распитие же спиртных напитков у неё дома наверняка квалифицировалось бы моими коллегами как настоящее грехопадение. Однако не забудьте, что все-таки на дворе стояла весна...
- Хорошо, но только на минутку, - кивнул я.
- Кстати, меня зовут Китти, - прощебетала она, отпирая дверь. Квартирка у меня крохотная, но уютная. Располагайтесь и чувствуйте себя как дома. Пиф-Пафу здесь нравится.
В её "крохотной квартирке" разместилась бы добрая дюжина моих бейсуотерских комнат, да и обставлена она была с такой богатой экстравагантностью, которая составила бы честь и самому Эразму Поттер-Фиппсу. Впрочем, возможно, он и приложил к этому руку, подумал я.
Распахнув окно, Китти высунулась наружу и пропела:
- Весна, весна, весна! Боже, как прекрасно! Вы любите весну? Ландыши, тюльпаны и колокольчики! Нет, непременно цветничок у себя разобью. Что вам налить, милый?
- Я уже пил сегодня бренди, - признался я. - Лучше бы уж не смешивать, если у вас оно есть, конечно.
- Есть, мой зайчик, - проворковала Китти. - Бренди у меня целый бар.
Она поставила на столик две рюмки и бутылку с этикеткой, на которой красовалась одинокая корона, а ниже я с изумлением разглядел цифры: "1904".
У меня перехватило дыхание.
- Эй, полегче, - выдавил я, глядя, как Китти небрежно наполняет рюмки. - Такой нектар пьется разве что наперстками.
Китти только игриво хихикнула и вручила мне наполненную до краев рюмку.
- За нашу удачу! - провозгласила она, отпивая. - Вот, совсем другое дело, - добавила она, облизываясь. Затем уселась на софу рядом со мной. Я отодвинулся. Китти тут же придвинулась ко мне, уже вплотную.
- Расскажите мне про себя, - попросила она, кладя руку мне на колено.
- А что тут рассказывать? - Я в свою очередь облизнулся, смакуя бренди. - Я всего лишь временный ассистент доктора Поттер-Фиппса, вот и все.
- Вы слишком молоды для врача, - кокетливо заметила Китти, гладя меня по ноге.
- Вообще-то, по правде говоря, врач я ещё новоиспеченный, - сказал я.
Китти снова хихикнула.
- Да, когда я свалилась в ваши объятья, то сразу поняла, что опыта у вас ещё маловато.
- Ну надо же! - удивился я. - А мне показалось, что я держался очень уверенно.
Она рассмеялась.
- Кстати, - добавил я, - прошу у вас прощения за эту пощечину.
- И вы, милый мой доктор, извините, что я едва вас не пришибла.
Мы улыбнулись друг другу, и выпили еще. Я почувствовал, как внутри разливается приятное тепло. Возможно, этому способствовала и Китти, прильнувшая ко мне, как котенок.
Несколько минут спустя она встала.
- До чего с вами приятно, - сказала она. - Подождите капельку - я переоденусь.
Я плеснул себе ещё немножко бренди. Напиток оказался совершенно восхитительным. Наслаждаясь его мягким, обволакивающим вкусом, я тем не менее нашел в себе силы призадуматься над непростой ситуацией, в которой оказался. С профессиональной точки зрения мое поведение было в высшей степени неправильным. Тут я припомнил буклет по врачебной этике, который таскал в бумажнике, и, достав его, принялся внимательно изучать. Так, размеры табличек, визитные карточки, дележ гонораров, отношения с лицами духовного звания и тому подобное. И - ни единого слова про отношения с пациентками, про ту коварную проволоку, натянутую между профессионализмом и галантностью, на которой я сейчас балансировал.
Тут в окно ворвался свежий ветерок, а где-то неподалеку запела какая-то птаха. А какого черта? - спросил себя я. Весна есть весна. Отложив брошюрку в сторону, я выпил ещё бренди.
Китти вернулась в одном прозрачном пеньюарчике, под которым, как я с замиранием сердца разглядел, была только сама моя соблазнительница, нежная и благоухающая.
- Как дела, мой цыпленочек? - промурлыкала она.
- Б-бренди п-просто класс, - запинаясь, выговорил я. - Н-налить ещё капельку?
- Да, моя рыбка.
Я наполнил наши рюмки.
- За тебя, мой милый доктор.
- За вас, о, принцесса среди пациенток.
Мы выпили на брудершафт и поцеловались. Китти вытянулась на софе и протянула ко мне руки.
- Иди же ко мне, мой птенчик!
Я облизнул внезапно пересохшие губы. Положение становилось критическим. Остаться наедине с такой прекрасной женщиной... Впрочем, какого дьявола? Мужчина я или кролик? Да и смел ли я её разочаровать...
Послышалось шуршание.
- Иди ко мне!
Я оглянулся - и обмер. Обнаженная, Китти выглядела даже прекраснее, чем я мог мечтать! Обнаженная? Ах, блин!..
Я вскочил как ошпаренный.
- Вызови такси! - визгливо заорал я, не узнавая собственный голос. Скорее!
Господи, и как же я теперь объяснюсь с министром строительства?
Глава 11
Вбежав в приемную, я обнаружил на смотровой кушетке записку, на которой аккуратным почерком было начертано:
Дорогой доктор!
По-видимому, какие-то неотложные дела вынудили Вас срочно уехать. Я прекрасно понимаю сложности Вашей благородной профессии, и догадываюсь, что Вы задержались у одра больного, которому Ваша помощь неизмеримо важнее, чем мне. Как бы то ни было, отдыхая на Вашей кушетке, я почувствовал себя лучше, однако, поскольку сегодня днем мне необходимо уехать, я все-таки загляну на соседнюю улицу к остеопату, которого рекомендовал мне министр труда. Благодарю за проявленное внимание.
Искренне Ваш,
Джордж Бичем.
Что ж, по моей вине Пиф-Паф утратил ценного пациента, однако благородный политик сумел спасти мне не только честь, но и профессиональную карьеру. Я искренне пожелал ему стать премьер-министром, а в последующем старался прочитывать в газетах все его речи.
А вот перед доктором Поттер-Фиппсом я повинился только в день расставания.
- Неужели? - спокойно произнес он. - Бедняжка Китти! Представляю, каким ударом стало для неё ваше поспешное бегство. Придется мне навестить бедняжку и попытаться привести её в чувство.
- Это ещё не все, - скорбным тоном произнес я, потупившись. - Никаких Гималаев на самом деле не существует.
Пиф-Паф изумленно вскинул брови.
- В том смысле, что моей ноги там никогда и близко не было, поправился я. - Сперва я не хотел признаваться, но вы были так добры ко мне... Я уж не в состоянии был кривить душой перед вами.
К моему изумлению, Пиф-Паф расплылся в улыбке.
- Как я рад, мой мальчик! - воскликнул он. - Даже представить себе не можете. Там ведь сам черт себе ногу сломит! Даже приткнуться некуда кругом один лед со снегом. А какие у вас дальнейшие планы?
- Я хотел бы пока пожить в Лондоне и подготовиться к экзаменам. Благодаря вам, мне удалось поднакопить немного денег. А по уик-эндам я рассчитываю зарабатывать, подменяя других врачей на дежурствах. Между нами, - разоткровенничался я, - я ещё не оставил надежду стать хирургом.
- Что ж, удачи вам, мальчик мой, - снисходительно произнес Пиф-Паф, словно перед ним стоял школьник, который только что признался в своем горячем желании стать автомехаником. - Меня тоже всегда привлекала хирургия. Есть в этой профессии нечто завораживающее. Дайте мне знать, вдруг я смогу быть вам чем-нибудь полезен. Вам, наверное, деньги нужны? Секретарша вам выдаст - сами знаете, я финансовые дела не обсуждаю.
Мы обменялись рукопожатием, и двери медицинской синекуры закрылись для меня навсегда.
Я отложил уже достаточно, чтобы расплатиться с "ВИЛСОНОМ, ВЕРЕСКИЛЛЕМ И ВОЗЛЮБЛИНГЕРОМ" и прожить полтора месяца, готовясь к экзаменам в Королевский хирургический колледж. Продолжая снимать комнатушку в Бейсуотере, я запасся взятыми в библиотеке "Анатомией" Грея и "Физиологией" Старлинга, одолжил набор костей у приятеля из Св. Суизина и погрузился в подготовку к экзаменам на хирурга.
Согласно давно установленным правилам, к заключительному экзамену допускались лишь сдавшие анатомию с физиологией - предметы, которые студенты-медики проходили на втором курсе и начисто забывали уже к четвертому. И вот теперь мне предстояло освежить курсы, над которыми я корпел бессонными ночами пять лет назад. При этом я прекрасно понимал, что мнемонические прибаутки, коими мы забавлялись в студенческие годы, вроде вот этих строчек про блуждающий нерв:
Оставляя мозжечок,
Этот нерв, как паучок
Покидает мозг и шею,
Пробирается в трахею.
Его длинные цепочки
Помогают даже почкам.
Он блуждает в организме
Длинный, как пик Коммунизма*
(*Перевел А. А. Санин)
уже не помогут мне перед строгими экзаменаторами, перед которыми нужно не только назвать все пары черепно-мозговых нервов, но и перечислить сотни симпатических и парасимпатических волокон с их бессчетными связями. Причем не только у человека, но также у обезьян, собак и кроликов.
Я вдохновенно погрузился в учебники, ибо три месяца практики у Пиф-Пафа научили меня не тушеваться в обществе герцогов, министров и светских дам. Встречи с экзаменаторами я тем более не страшился. И это было моей первой серьезной ошибкой.
Вторая же ошибка заключалась в том, что на экзамен я прибыл в черном пиджаке и полосатых брюках. А ведь ещё будучи студентом-первогодком, я вроде бы твердо уяснил, что перед профессурой надо появляться в тщательно отстиранном и выглаженном, но заношенном почти до дыр старом костюмчике сочувственное отношение было тогда обеспечено. Предстать же перед экзаменаторами в костюме с Сейвил-Роу было все равно, что приехать в "роллс-ройсе" на суд по банкротствам. Увы, но, пробираясь сквозь толпу жаждущих сдать экзамен, ни о чем подобном я не думал.
Если до войны экзамен сводился едва ли не к дружеской беседе между профессором и парой дюжиной претендентов (поговаривают даже, что студентов за ней угощали чайком), то в наши дни эта процедура приобрела более строгий облик, однако традиционная вежливость по отношению к экзаменуемым полностью сохранилась. Я не услышал ни единого комментария по поводу своего костюма, меня не пожурили за неспособность отыскать среднюю менингеальную артерию (для друзей это сущие пустяки!) и не обратили внимания на очевидные промахи при попытках распознать заспиртованные органы с какой-то непонятной патологией. Последний экзаменатор вежливо вручил мне сморщенный мозг и поведал:
- Мозг этот, сэр, извлекли во время вскрытия тела семидесятилетнего мужчины. Как вам кажется, что в нем особенного?
Некоторое время спустя я был вынужден признать:
- Лично я, сэр, вижу лишь обычные для старческого возраста изменения.
- Так вы находите, сэр, что в этих мозгах ничего необычного нет?
- Да, сэр, - бодро отрапортовал я. - Вы ведь сами сказали скончавшемуся было уже семьдесят. В таком возрасте надеяться уже не на что.
- Нда, - грустно произнес экзаменатор. - А вот мне скоро уже семьдесят шесть будет. Спасибо, сэр, за напоминание. И - всего доброго.
Со мной вежливо распрощались и столь же вежливо вывели "неудовлетворительно".
Неудача потрясла меня, ведь я был абсолютно уверен в своих силах. Пришлось мне снова листать странички "Британского медицинского журнала" с объявлениями о вакансиях. Настроение было висельное. Вскоре мне удалось устроиться на почасовую работу ассистентом к одному доктору из Брикстона. Я решил даже, что, бросив курить и экономя таким образом на сигаретах, попробую ещё раз сдать экзамен три месяца спустя. Однако не прошло и недели, как я заподозрил, что брикстонский доктор тайком делает запрещенные аборты, и уволился. Скромные мои сбережения таяли на глазах, а уныние нарастало. И вдруг однажды поздно вечером мне позвонил Гримсдайк.
- В чем дело, старик, куда ты запропастился? - обиженно прогудел он мне в ухо, когда я взял трубку, слыша, как со скрипом приоткрываются все двери, и спиной ощущая любопытные взоры. - Я уже сто лет тебя разыскиваю. Ты что, в отшельники ушел?
- Я просто к экзаменам готовился.
- Нашел чем заниматься в такую славную погодку. Послушай, старик, ты ведь с Парк-Лейн уволился, не так ли?
- Угу, - буркнул я.
- А на новое место, думаю, не устроился?
- Нет.
- Вот и замечательно. В том смысле, что, я надеюсь, поможешь мне. У меня есть дядюшка, который практикует в глубинке - типичный деревенский доктор; все его обожают, в каждом доме он свой, хотя руки никогда не моет... Так вот, его напарник только что взял месячный отпуск. Я сам обещал его выручить, но, к сожалению, дела не позволяют. Ты ведь, надеюсь, не прочь поработать на свежем воздухе?
Я заколебался, не будучи уверен, можно ли судить о дядюшке по самому Гримсдайку.
- Соглашайся, старичок, - настаивал он. - Можешь захватить с собой все свои книжки и сидеть над ними хоть целыми днями. Там тихо, как в музее, за углом есть прелестный паб, а на почте работает одна симпатичная девчушка, которая не даст тебе усохнуть с тоски.
- Послушай, а... женат этот твой дядя?
Гримсдайк расхохотался.
- Он вдовец. Единственная дочь живет в Австралии. Ну так как?
Я обвел взглядом засаленную скатерть стола, обшарпанные стены, затем представил, что уже в следующую пятницу мне предстоит расплачиваться за очередной месяц прозябания в этих стенах...
- Что ж...
- Вот и молодчина! Я пришлю тебе карту с адресом. Ты можешь приступить к работе уже с понедельника? Фамилия моего старика Фаркухарсон. Очень славный малый, а во мне просто души не чает.
Я до сих пор с ужасом вспоминал дни, что проработал в Ноттингемпшире у доктора Хоккета, поэтому, признаться, перспектива на целый месяц окунуться в сельскую жизнь меня не слишком прельщала. Вдобавок как истому лондонцу, привыкшему к уютному гулу городских автобусов, мне было страшновато представить себя в обществе коров, свиней, лошадей, овец, коз и иных животных, которых коренные обитатели Лейстер-сквер и в глаза-то не видели. Однако в понедельник утром, выехав на "Доходяге Хильде" за пределы города, я ощущал, как с каждой милей моя уверенность растет. Вдобавок мирный и живописный пейзаж за окном настраивал на философский лад. Сама деревушка расположилась в стороне от больших дорог, а первыми её обитателями, с которыми я столкнулся, были коровы. Бестолковые рогатые твари окружили Хильду и принялись вылизывать её длинными шершавыми языками. Я даже заподозрил, что при окраске машины использовали какое-то потайное зелье, привораживающее парнокопытных. Моя новая обитель насчитывала несколько домишек, пару лавчонок, церковь, дом викария и паб под вывеской "Четыре подковы". Посередине деревушки зеленел треугольной формы лужок, на котором пасся одинокий мерин; окинув меня недоверчивым взглядом, он вдруг негромко заржал - обиженно, как мне показалось. Прямо за лужком возвышался дом доктора, густо увитый плющом; медная табличка перед входом сияла на солнце, как новехонький однопенсовик, а палисадник был густо усажен самыми разнообразными цветами, над которыми счастливо жужжали пчелы и шмели. Точь-в-точь, как бизнесмены, обедающие в "Савой-Гриль" за счет своей компании, почему-то подумалось мне.
Доктор Фаркухарсон объезжал пациентов, а горничная провела меня в пустую приемную. Вся обстановка этой крохотной комнатенки, размещенной в задней части дома, состояла из замызганного умывальника, допотопного стерилизатора, который разогревался с помощью здоровенной спиртовки, и кушетки, застланной белой клеенкой; прилечь на неё голым телом тянуло примерно так же, как на прилавок торговца в рыбном ряду. В одном углу возвышался шкаф, беспорядочно уставленный устаревшими медицинскими справочниками и атласами, а в противоположном шкафу пылилась внушительная кипа выпусков "Ланцета" и "Британского медицинского журнала". Я уныло покачал головой и ещё раз осмотрелся. Ни гемоглобинометра, ни аппаратика для измерения скорости осаждения эритроцитов, ни сфигмоманометра, ни микроскопа, ни офтальмоскопа, ни центрифуги, ни ауроскопа, ни протеинометра, ни пипеток, ни молоточка, ни скальпеля... Вообще ничего. Нет, если эта "приемная" для чего-то и годилась, то никак не для приема больных.
Доктор Фаркухарсон оказался высоченным и тощим шотландцем с гривой седых волос, а на носу у него красовались очки в тонкой золотой оправе. Одет дядя Гримсдайка был в заплатанные твидовые брюки, черный с начесом пиджак, полосатую рубашку и галстук в горошек.
- Добрый день, Гордон, - сухо бросил он, словно мы расстались всего пару часов назад. - Сумели, стало быть, вырваться на выручку старому солдату? Как там мой непутевый племянничек поживает?
- У него все в порядке, сэр.
- И как только Всевышний допустил, чтобы этот прохиндей стал врачом, ума не приложу. Мозга в его черепе не наберется и на полфунта, а остальное пространство забито кашей из разгильдяйства, лени и головотяпства. - Доктор Фаркухарсон сокрушенно покачал головой. - Давайте чайку выпьем.
Горничная, которую доктор Фаркухарсон представил как "миссис Блокседж, которая ухаживает за мной уже восемнадцать лет, с тех самых пор, как моя бедная женушка скончалась от туберкулеза", подала нам чай в саду под развесистой шелковицей. Меня угостили также малиной со сливками, бутербродами с помидорами и кресс-салатом, тостами с маслом, медом и земляничным джемом, свежими булочками и тремя сортами домашнего печенья.
- Одно из преимуществ практики в подобном Богом забытом уголке состоит лично для меня в том, - разглагольствовал доктор Фаркухарсон, уписывая малину со сливками, - что пациенты не забывают старика и до сих пор приносят что-нибудь вкусненькое. Эти славные люди никак не могут привыкнуть, что врачи у нас теперь служат государству. Как вам малина?
- Восхитительная, сэр. Пальчики оближешь.
- Это точно. А все благодаря застарелой язве нашей славной миссис Крокетт, дай ей Бог здоровья.
Покончив с чаем, Фаркухарсон набил трубку душистым табачком, закурил и, сладко затянувшись, продолжил:
- Работа здесь не бей лежачего. Двоим, конечно, развернуться негде, особенно в это время года. Однако я рад, что теперь мне будет с кем парой слов перекинуться... Я ведь обожаю лясы поточить. Большую часть жизни мне довелось проторчать в Западной Африке. Здесь же обосновался после того, как, изучив надписи на местных могильниках, подсчитал, что смертность в этой деревушке самая низкая во всей Великобритании. Природа тут, сами видите - замечательная, да и народец славный подобрался. Увы, ещё пара лет, и наше доброе правительство меня отсюда вышибет: слишком стар я и гожусь, похоже, только на то, чтобы на заднице ерзать да пенсию получать. И чем я тогда заниматься стану - ума не приложу. Мозг, конечно, закоснел - чуть ли не половину слов в новых выпусках "Ланцета" понять не могу. - Доктор Фаркухарсон вдруг шлепнул меня по коленке. - Вы уж меня просветите, ладно? Вы ведь наверняка собаку съели во всех этих новомодных лекарствах, которые они сейчас плодят со скоростью света. Помогите старому служаке. - Он вынул из кармана здоровенные часы в золотом корпусе. - Что ж, мне нужно проведать парочку больных. Устраивайтесь пока - после ужина увидимся.
Ужин состоял из холодного лосося (спасибо холециститу судьи!), мягкого сыра (остеохондроз жены почтмейстера), свежего масла (геморрой папаши констебля) и стаканчика портвейна по случаю моего приезда (грыжа викария). Доктор Фаркухарсон забавлял меня байками про Западную Африку, сравнивая чернокожих пациентов с нашими, и я быстро удостоверился, что его познания в современной медицине сохранились на уровне пиявок и кровопускания. Пожалуй, решил я, пара-тройка лекций ему и в самом деле не повредят.
Не прошло и недели, как я осознал, что медицинская практика в этом районе Англии разительно отличается от всего остального, мною виденного. Прежде всего, большинство пациентов страдали здесь от болезней, абсолютно неведомых современной медицинской науке. В Св. Суизине нас приучили обследовать пациента, будучи твердо уверенными, что любые симптомы можно будет с легкостью отыскать на страницах "Справочника по диагностике" Френча - роскошного фолианта в сафьяновом переплете; здесь же, в непривычном пасторальном окружении, мне приходилось сталкиваться с такими головоломками, как "жаворонки в брюхе шкворчат", "по ночам хорьки по хребту так и шныряют, так и шныряют" или - "болит-то, доктор - ну вроде как жеребец тебя копытом по черепушке хрястнет". Даже в тех редких случаях, когда пациенту удавалось припомнить диагноз, некогда установленный доктором Фаркухарсоном, толку мне от этого было с гулькин нос. Как, скажем, прикажете истолковать слова женщины, жалующейся, что её мужа "ишак разбил"? А у бедняги оказывался всего-навсего банальный ишиас.
Ну и вдобавок посещение врача почти всегда оборачивалось не столько оказанием помощи страдальцу, как развлечением для его домочадцев. На крик "Фу-ты, это ведь доктор!" отовсюду высыпала ребятня - поглазеть на приезжее диво. Мне приходилось осматривать больного, будучи окруженным разновозрастной толпой. Представляете, каково расспрашивать в таких условиях про стул и прочие интимные подробности? Когда мне удавалось выставить всю визгливую и хохочущую ораву вон, детишки развлекались тем, что поочередно заглядывали в комнату, а мои попытки прослушать тоны сердца то и дело прерывались зловещим шепотом:
- Он бедной мамочке всю грудь какой-то черной дрыной истыкал!
В домах, где детей не было и пациенты вели более спокойный образ жизни, со мной подолгу общались по душам, не только посвящая в семейные истории, но и делясь планами на будущее. Заходя к очередному такому пациенту, возлежавшему на кровати в спальне, я быстро здоровался и спрашивал, в чем дело. В ответ больной скрещивал на груди руки, вздыхал, возводил к потолку глаза и говорил:
- Видите ли, доктор, во время Первой мировой войны мне как-то довелось сидеть в одном окопе и...
Или:
- Ах, доктор, я стала плохо чувствовать себя с тех самых пор, как мой муж подался в десантники...
Когда как-то вечером за ужином я поделился своими сложностями с доктором Фаркухарсоном, он усмехнулся и сказал мне:
- О, им просто нужно, чтобы рядом была какая-то живая душа. Друзьям надоедать они не хотят, а родные их уже не слышат. Викария они побаиваются, вот и получается, что кроме доктора, поплакаться в жилетку им некому. - Он принялся прочищать чубук трубки тонким скальпелем, который специально для этой цели держал на камине. - Пусть я и бронтозавр от медицины, но я их прекрасно понимаю. Увы, нынешнее поколение врачей не воспитывают в таком духе. Глупо, да? А ведь любого практикующего врача спросите, и он скажет вам, что половину времени вынужден просто выслушивать пациентов и сочувствовать им. А ведь это раз в десять труднее, чем лечить их - вы уж поверьте старику. Скажите, вы пользовались термометром?
- Нет - каким образом? У нас ведь только один в приемной, да и тот разбит.
- Верно, разбит, - вздохнул доктор Фаркухарсон. - Впрочем, кому нужен доктор, который и без него не способен определить, лихорадит ли больного? Вам-то без термометра, конечно, никуда. В рот больному засунете, и наслаждаетесь тишиной сколько влезет. Или - заткните уши рожками стетоскопа... От этого, правда, толку меньше - половина здешних пациентов скорее даст себя зарезать, чем оголится перед доктором хоть по пояс. Еще можно измерять пульс, а при этом хмуриться - от страха у многих язык отнимается. Можно даже без часов обойтись. Я, например, долго не мог позволить себе обзавестись часами и полтора года пялился просто на сложенную ладошку, и, представьте себе - никто даже не заподозрил подвоха.
Я закивал.
- Что же касается зрителей, постарайтесь их чем-нибудь занять. Все, конечно, обожают наблюдать, как появляется на свет младенец, но ещё больше местные обитатели любят играть в сиделок. Пусть кипятят воду и носят её чем больше, тем лучше. Когда всю посуду займут водой, велите рвать простыни на бинты. - Доктор Фаркухарсон попыхтел трубкой и продолжил: - Никогда с места в карьер не спрашивайте больного: "На что жалуетесь?". Вам ответят примерно так: "Вы должны знать, доктор - я вовсе не из тех, кто жалуется на здоровье, однако..." И пошло-поехало. Не начинайте также с вопроса "Что с вами?", потому что вам могут ответить: "А я-то думал это от вас услышать, доктор". Никогда также не спрашивайте: "Что привело вас ко мне"? В девяти случаях из десяти вам скажут: "муж", "жена" или даже "ноги". Как бы вам ни хотелось поспеть к ужину домой, наберитесь терпения и всегда выслушивайте все жалобы больного, сколь длинными и утомительными они бы ни казались. Порой к вам приходят совсем по другому поводу, но смущаются или просто боятся выложить без утайки все, что их тревожит. И всегда выдавайте им хоть какое-то снадобье, даже если вы, как и все Фармацевтическое общество, уверены, что оно абсолютно бесполезно - ведь утопающий хватается за любую соломинку. Никогда не произносите вслух, что "это случай интересный". Даже у больных ведь хватает ума понять, что интересные для нас случаи - только те, в которых мы ни уха, ни рыла не смыслим.
Я вновь согласно кивнул.
- Немножко опыта, и половине больных вы сможете ставить диагноз прямо с порога, - произнес доктор Фаркухарсон после короткого молчания. - Медные трубы на стенах и тигриные шкуры на полу - верный признак гипертонии. Коробочки шоколадных конфет на пианино и раскормленный пекинес на коврике переедание и избыточный вес. Неоплаченные счета на туалетном столике и сигаретный пепел на ковре в гостиной - язва двенадцатиперстной кишки. Бегонии на подоконниках и салфетки на креслах и диванах почти всегда в моей практике указывали на запор. Все вполне логично. Если держать ушки на макушке, то не нужно залезать под кровать и проверять, не прячется ли там любовник, чтобы определить у женщины сексуальную неудовлетворенность. И никогда не стесняйтесь справляться насчет семейных психических заболеваний. Лично я всегда начинаю с вопроса: "Сколько у вас родных в психушке?" И вы даже не поверите, что я слышу в ответ, даже в лучших семьях. Однако я заболтал вас, старина, - извиняющимся тоном произнес доктор Фаркухарсон. Теперь сами немного мне расскажите. Что-нибудь интересное сегодня подвернулось?
- Один необычный психический случай, - сказал я. - Пришел фермер с жалобой на то, что испытывает сильнейший оргазм всякий раз, как сморкается,.
Доктор Фаркухарсон встрепенулся и задумчиво посмотрел на тлеющий в трубке табак.
- Да, в самом деле весьма любопытно. И что же вы ему посоветовали?
- Да ничего толкового. Я в психиатрии не силен. А вы бы что ему сказали?
- Я-то? - мечтательно усмехнулся доктор Фаркухарсон. - Я сказал бы, что дуракам всегда счастье!
И тут мне впервые показалось, что в медицине он все-таки разбирается лучше, чем я.
Глава 12
За месяц деревенской практики я поправился на целых шесть фунтов, окреп, загорел и поднабрался от Фаркухарсона куда больше врачебных тайн и приемов, чем от всего персонала Св. Суизина вместе взятого. Оставшиеся в моем медицинском образовании прорехи превосходно восполнял местный констебль - самый толстый полицейский во всей Англии, если не считать персонажа комических спектаклей. Его единственная обязанность, на мой взгляд, состояла в наблюдении за тем, чтобы паб "Четыре подковы" вовремя закрывался; причем бдительный страж порядка следил за этой процедурой строго изнутри. Опорожнив пинту-другую, он расстегивал мундир и погружался в воспоминания. От него я узнал, например, что на красную тряпку реагируют вовсе не быки, а коровы. Быки же просто раздражаются, что их принимают за коров. Жил, оказывается, в местных краях и фермер, который настолько привык доить коров, что даже за руку здоровался, пожимая по одному пальцу поочередно. Добил же меня констебль вот какой байкой.
- Дело было год назад, как сейчас помню, - пробормотал он с видом хирурга, обсуждающего с коллегой тяжелый случай. - Расследовали мы кражу одной кобылки. - Он налил себе ещё пива и нахмурился. - Дело-то это сложное, доктор... - Мне показалось, что он хотел добавить что-то вроде "это вам не в кишках ковыряться", однако в последнюю минуту спохватился. Но мы справились с честью. Дошло до суда, так надо же - именно на нем конфуз и случился. Председательствовала одна дамочка с золотой цепью на шее, а прощелыга адвокат ухитрился вывернуть дело так, будто под "кобылой" мы имели в виду ее!
Скандал жуткий разгорелся, а мне потом холку намылили, до сих пор вспоминать жутко...
За несколько дней до моего отъезда к нам в гости нагрянул Гримсдайк.
При первом же взгляде на него стало ясно, что капризница-фортуна наконец-то повернулась к нему лицом. Подкатил Грисдайк в ярком спортивном автомобиле, в новом твидовом полупальто и прекрасном жилете, в начищенных до блеска туфлях, с гладко выбритой благоухающей физиономией и с моноклем. Руки этого пижона были затянуты в желтые лайковые перчатки, а у ног прыгал щенок бульдога. Словом, Гримсдайк всем своим видом напоминал молодого аристократа, только что выигравшего на скачках.
Хотя Фаркухарсон и набросился на него с вопросами, каким образом Гримсдайку удалось провести профессуру и получить диплом, и когда он, черт возьми, собирается приступить к работе, Гримсдайк все продолжал держаться со стариком как любимый племянник. Лишь когда речь его дяди окончательно свелась к потоку междометий, ни одного из которых я здесь привести не в состоянии, Гримсдайк предложил мне улизнуть в "Четыре подковы".
- Биржа, похоже, снова процветает, - как бы между прочим заметил я, когда мы вошли в паб.
- Биржа-то? - встрепенулся Гримсдайк. - Ах, да, разумеется. Пока держится. Да, кстати, старичок, я ведь, кажется, должен тебе пару монет? Хочешь - могу сейчас отдать. Ничего, что у меня одни пятерки? Сигаретой угощайся - тебе, по-моему, нравятся эти черные русские торпеды. А теперь давай закажем выпивку. Чем тебя угостить?
- Пинтой горького.
- Как, пиво? Что за глупости? Нет уж, мы будем пить шампанское. Такой повод - рождение нового медицинского тандема. Помнишь - Бантинг и Бест, Флоури и Флеминг, Орт и Петтенкофер?
- Что ты несешь?
- Потерпи минутку. Эй, хозяин! Нам - вашего лучшего шампанского!
В следующую минуту выяснилось, что хозяин имел право торговать только пивом, поэтому вместо "Вдовы Клико" или "Дом Периньона" нам пришлось довольствоваться домашним элем, специально выдержанным с Рождества.
- Так в чем дело? - твердым голосом спросил я, нисколько не желая втягиваться в очередную авантюру, которую наверняка уготовил для меня Гримсдайк.
- Ты уже сдавал экзамен? - спросил он.
- Да. Экзаменаторы меня не поняли.
- Коль носишь власяницу, не ропщи на щекотку, - высокопарно изрек Гримсдайк. - Кстати, тебе не удалось выяснить, где печатают экзаменационные билеты? В типографиях есть ребята, которые за пару гиней душу дьяволу продадут.
- Вообще-то, по большому счету, я вовсе не готов пожертвовать профессиональной честностью, - вдруг, сам того не ожидая, выпалил я.
- Вот и умница. Лично я свято уверовал в профессиональную честность с тех пор, как узнал от Плюгавца Мориса, сколько раз тот сдавал заключительный экзамен. Прорвался он, по-моему, с восьмой попытки. Ты же знаешь, как они подбирают трудных пациентов с заковыристыми диагнозами - по всем лондонским клиникам рыщут в поисках подходящих хроников. Так вот, старина Морис пару месяцев шатался по больницам и госпиталям, пока наконец не преисполнился уверенности, что выучил диагнозы всех трудных больных и запомнил их физиономии. И на экзамен он отправился, напевая себе под нос и посвистывая, свято убежденный, что уже заранее знает, кто чем болен.
- При чем же тут честность? - не выдержал я.
- Сейчас поймешь. Экзаменатор схватил Мориса за рукав и, к вящему ужасу моего приятеля, потащил его к кровати, на которой возлежал единственный пациент, которого Плюгавец прежде и в глаза не видел. И вот для Мориса настал момент истины. "Сэр, - торжественно промолвил он, - я считаю своим долгом известить вас, что уже однажды обследовал этого пациента в больнице и его диагноз мне известен." Сраженный наповал такой героической откровенностью, старый экзаменатор прошамкал: "Спасибо за искренность, молодой человек. Посмотрите тогда вот этого". И Морис сдал.
- Здорово, - восхитился я. - Теперь объясни, какое злодейство ты замыслил на сей раз...
- Кстати, я забыл тебе сказать, что мы с тобой уже расквитались с долгами и вырвались из лап этих саблезубых тигров Вилсона, Верескилля и Возлюблингера.
- Мы?
- Не далее как вчера я забежал к ним, чтобы швырнуть им в морды их презренное злато. Мне это так понравилось, что я и за тебя швырнул. Вот расписки - держи. Предлагаю устроить торжественное сожжение в баре "Пикадилли". Гекатомбу. Как ты на это смотришь?
- Послушай, - вдруг спохватился я. - Надеюсь, ты не участвуешь в какой-нибудь афере? Я имею в виду фальшивые дипломы, подпольные аборты или что-нибудь ещё в этом же роде.
Гримсдайк болезненно скривился.
- За кого ты меня принимаешь, старичок? Мои самые крупные аферы никогда не выходили за пределы экзаменационной аудитории. Нет, старичок, тут все просто. Так и быть, раскрою тебе тайну. Благодаря старым фамильным связям, я устроился на выгодную должность. Личным врачом самой леди Хоукинс - вдовы того самого деятеля, который прибрал к рукам пол-Йоханнесбурга и долгое время добывал едва ли не половину мирового золота. Старушенция обитает в роскошном замке возле Глостера. Скупа, как последний сборщик налогов, но придворного лекаря жалует. Меня то есть...
- Ты что, альфонсом, что ли, заделался? - ухмыльнулся я. Врачом-жиголо?
Гримсдайк гневно шмякнул стаканом о стол.
- Я твои долги оплачиваю, а ты...
- Прости, старина, - улыбнулся я. - Но сам признай - что бы ты подумал на моем месте? Тем более, что до сих пор репутации сэра Галахада за тобой не водилось.
- Послушай, леди Хоукинс уже девяносто четыре! - взорвался Гримсдайк. - К тому же она совершенно чокнутая. Счастье только, что она, как и моя покойная бабуля, совершенно помешана на врачах. Мне достаточно только прохрюкать что-нибудь о чудесах современной медицины, почерпнутое из "Ридерс дайджеста", и она уже счастлива. Непонятные термины приводят её в телячий восторг. А про какие-нибудь изотопы или гастроскопы она знает больше нас с тобой. Жаль, что бедняга на ладан дышит. Того и гляди, ноги протянет.
- И тогда ты останешься без работы.
- Да и нет. Мне уже рассказали, что старуха завещала мне кругленькую сумму. Представляешь, старик - тысячи фунтов, свободных от налогообложения, как выигрыш в лотерею! И вот тут-то в игру вступаешь ты. Махнем куда-нибудь на Багамы и откроем маленькую частную клинику для усталых газетных магнатов, кинозвезд и так далее. Ты со своим парк-лейнским шиком станешь принимать клиентов, а я возьму на себя все организационные хлопоты. Согласись, старичок, денежки я считать умею, хотя и аппендикс от аденоидов пока ещё отличаю. Что скажешь?
- А что я могу сказать? - пожал плечами я. - Ведь все это так внезапно...
- Обдумай, время есть. Ты собираешься в следующем месяце прийти на вечер встреч в Св. Суизин?
Я молча кивнул.
- Тогда вернемся к этому разговору там. Только не думай, что я призываю тебя пировать на награбленные богатства. Я обхаживаю старушку по высшему классу, а при малейшей необходимости вызываю самых лучших специалистов. Да и вообще - многие люди завещают деньги своим докторам, добавил Гримсдайк. - Еще выпьем?
Я помотал головой.
- Нет, мне ещё кое-каких пациентов надо посетить. А я уже твердо уразумел: стоит им только разок унюхать алкогольные пары, и тут же распространится слух, что доктор пьет как лошадь.
- Вот, возьми, - Гримсдайк протянул мне таблетки. - Хлорофилл устраняет все неприятные запахи. Никакой пациент или даже легавый не учует.
- Это заблуждение. Наши козы жрут хлорофилл целыми днями, а вот козла ты давно не нюхал?
* * *
Традиционный вечер встреч в Св. Суизине состоялся, как всегда, в Мавританском зале ресторана неподалеку от Пикадилли-Серкус. Большинство выпускников ожидали его с таким же нетерпением, как обитатели сиротского приюта - Рождества. Дело в том, что почти все выпускники Св. Суизина работали практикующими врачами в разных уголках Англии, и случись так, что их заметили бы за рюмкой в местном пабе или даже в гольф-клубе, позорное разоблачение и увольнение были бы неизбежны. Вечер встреч же был для них единственной возможностью восхитительно расслабиться в своем кругу, вдали от дотошных соглядатаев.
Мы уговорились с Гримсдайком встретиться за час до начала в баре "Пикадилли". Гримсдайк заявился в новехоньком с иголочки смокинге с алой гвоздикой в петлице. Он курил сигару и выглядел как огурчик.
- Ну что, старичок? - весело спросил он. - Каков твой положительный ответ?
- Я очень тщательно взвесил твое предложение, - сказал я. - Должен признать, сам замысел меня немного страшит, однако мои личные обстоятельства складываются сейчас так, что профессиональное будущее в Англии представляется мне отнюдь не безоблачным... Словом, я решил ехать с тобой.
- Молодчина!
- Меня тревожит лишь одно, - признался я. - Твоя пациентка вполне способна разменять вторую сотню лет, а к тому времени наверняка поймет, что ты просто беспринципный пройдоха, и тогда...
- Ты что, ничего не слышал, старичок? - прервал меня Грисмдайк. Старая перечница окочурилась на прошлой неделе. Чертовски жаль, конечно, но ведь и девяносто четыре, согласись, вполне приличное достижение. А теперь взгляни... - Он извлек из кармана письмо с подписью нотариуса, напечатанное на гербовой бумаге. - Сегодня утром пришло. Десять тысяч мне отвалила! Десять тысяч фунтов! Представляешь? И все - твоему покорному слуге. Можешь сейчас не читать, там столько юридических закорючек - сам черт ногу сломит. Возьми с собой, на досуге развлечешься. Эй, бармен! Шампанского - самого лучшего!
В ресторан мы прибыли в наипрекраснейшем расположении духа. Огромный Византийский зал, накрытый для фуршета, был битком набит почтенного вида джентльменами в смокингах; все пили наперегонки. Ежегодное сборище подчинялось давно установленным правилам, и в восемь часов сам декан взгромоздился на стол и возвестил, что ужинать подано. Это послужило сигналом для толпы, и со всех сторон послышались пьяные возгласы:
- Лимерик! Лимерик!
Декан прокашлялся и послушно продекламировал сочным, хорошо поставленным голосом:
- Э-ээ... Жил-был старичок из Манчжурии,
Который страдал от дизурии
Старый гуляка-шкипер
Не только схватил триппер,
Но и женился на фурии.
От хохота едва не рухнули стены.
Затем толпа рванула в Мавританский зал. Мы с Гримсдайком и нашими старыми приятелями Тони Бенскином и Хрюком Ивансом расположились за одним столом с мистером Хьюбертом Кэмбриджем, самым блестящим хирургом в Св. Суизине, прославившимся своей эксцентричностью. Пока официант, страдающий хроническим синуситом и кашлем, раздавал суп, Гримсдайк щедрым жестом заказал всей нашей пятерке шампанского.
- Неужели вы можете себе такое позволить, друг мой? - вопросил мистер Кэмбридж. - Уверяю вас, с меня вполне хватило бы эля.
- Сэр, - величественно произнес Гримсдайк, - это всего лишь скромный знак нашей признательности за честь, которую вы оказали нам, делясь с нами своими знаниями. Не пройдет и часа, как шампанское превратится в воду и двуокись углерода, тогда как полученные от вас знания сохранятся у нас до конца наших дней.
- Надо же, а декан ещё смеет утверждать, что наши студенты деградируют! - воскликнул мистер Кэмбридж, потирая сухонькие ладошки. Скажите мне, о достойнейшие молодые люди, как вас зовут?
За супом последовал ссохшийся, похожий на мумию палтус в саване из сморщенных креветок; вслед за ним подали цыплят, всю свою недолгую жизнь страдавших от артрита, потом дряблую капусту, резиновую картошку и наконец жиденький чай с чем-то вроде компоста на тостах. После трапезы мы с истинно британским стоицизмом слушали речи, лишний раз напомнившие, что жизнь - не сахар. За традиционным ужином речи всегда растягивались почти на целый вечер, благо выступающие издавна привыкли читать в Св. Суизине часовые лекции без перерыва. Поначалу декан поведал нам, какие славные ребята здесь собрались, затем наш гость - пэр Англии, курировавший медицину, рассказал, какой славный парень наш декан, после чего Главный хирург воздал должное сразу всем остальным. Тогда нас отпустили в Готический зал орать старые студенческие песни под аккомпанемент фортепьяно, на котором вдохновенно наяривал декан, а пэр дирижировал длинным французским батоном. Мы спели про молодушку, про невзгоды сына булочника, припомнили добродетельную женщину и разбойника, надорвали глотки над промашками невезучего рыбака и вдоволь посмеялись над славной вечеринкой в Керриемуире. Невозможно было представить, чтобы среди этого пандемониума нашелся какой-то ненормальный, который напомнил бы, что алкоголь - страшное зло, что курить вредно, да и вообще со всякими вредными привычками нужно завязывать. И тем не менее уже завтра каждый из присутствующих - и все это прекрасно знали - будет высокопарно излагать именно эти истины.
Среди общего веселья и сумятицы я даже забыл о том, какая важная медико-коммерческая миссия нам предстоит. Лишь позже, когда я расплачивался с официантом за пиво, из моего кармана выпал конверт, и я тут же обо всем вспомнил. Уединившись у стены, я принялся сосредоточенно изучать письмо при свете канделябра Тюдоровской эпохи.
Гримсдайк во все горло ревел "Молодушку Мэри", когда я осторожно похлопал его по плечу и извлек из-за стола.
- Чего тебе, старичок? - жизнерадостно пролаял он. - Выпить хочешь?
- Ты уверен, что прочел письмо с условиями завещания до конца? спросил я.
- Ну конечно, - обиженно фыркнул Гримсдайк. - До последней буквы. Всю эту муру насчет того, какой я замечательный врач и все такое прочее.
Я кивнул.
- Тогда ты не откажешься ещё разок перечесть последнюю строчку?
- Последнюю? А в чем дело, старичок? Подшутить, что ли, надо мной решил? - Он взял письмо. - Все чин по чину. "В знак признания Вашей преданности и Ваших выдающихся заслуг завещаю Вам десять тысяч фунтов..." Его голос предательски оборвался. Словно уже болтающийся на виселице повешенный, он, силясь выдавить последние слова, натужно проквакал: "чтобы Вы в течение полугода, по своему выбору, пожертвовали всю эту сумму достойнейшему из своих коллег, ведущему научные изыскания."
Письмо выпало из его бесчувственных пальцев на пол.
- Да, малость не повезло, Грим, - сочувственно произнес я, жестом подзывая официанта. - На твоем месте, я бы проглотил остатки хлорофилла.
Глава 13
И тем не менее завершился вечер встреч для нас с Гримсдайком как нельзя более благополучно. Уже много позже того, как мы с моим безутешным другом разбрелись по домам, Майк Келли, могучего сложения молодой человек, который в течение нескольких лет был капитаном нашей регбийной дружины, а теперь ассистировал самому Хьюберту Кэмбриджу, очутился на пустой улице в смокинге и десятипенсовиком в кармане. Обмозговав положение, он решил вернуться в Св. Суизин пешком, пройдя через Ковент-Гарден, где, как он слышал, пабы открывались уже рано утром, чтобы утолить жажду изнемогших торговцев фруктами. Увы, хмельные пары всегда оказывали дурную службу Майку Келли; вот и на сей раз после неудачной попытки купить пивка в больнице Св.Петра, которую он принял за отель "Стрэнд Палас", незадачливый хирург-регбист ухитрился перепутать здание Королевской оперы с общественным туалетом, и наряд полиции застал его как раз в тот миг, когда Келли демонстрировал свое заблуждение в открытую. На крик полицейского "Эй вы! Что вы вытворяете?" Майк Келли отмочил шуточку, показавшуюся его затуманенному сознанию верхом остроумия. Расплывшись до ушей, он весело пробормотал:
- Вы что не видите, констебль? Грибы собираю.
Майка препроводили на Боу-стрит и обвинили в пьянстве и непристойном поведении. По мере того, как в голове его прояснялось, Майку удалось припомнить весьма полезную заповедь, почерпнутую из лекций ещё в студенческие годы: если полиция считает, что вы пьяны, вы вправе пригласить для освидетельствования своего личного врача.
- С неприш-стойным поведением я ш-согласен, - пьяно пробормотал он. Что же касается п-пьянштва - об этом и речи быть не может. Бьюш-сь об приклад... то есть об заклад, что в моей крови и десятой доли процента алкоголя нет. Я требую немедленно вызвать сюда официан... то есть, моего личного врача.
- Бога ради, - охотно согласился сержант. - Нам хотя бы не придется своего врача из постели вытаскивать. А кто ваш врач?
- Мой врач, - Майк Келли втянул воздух, придавая торжественности своим словам, - Джон Харкурт Пьянчугоу, магистр Кембриджского университета, лиценциат Королевского колледжа терапевтов, член Королевского хирургического общества...
- Достаточно, достаточно... Как его найти?
- Позвоните в медицинскую резиденцию клиники Св. Суизина, высокопарно произнес Майк. - Попросите позвать младшего ассистента главного анестезиолога.
Джон Харкурт Пьянчугоу, продолжавший с друзьями вечеринку в своей комнате на верхнем этаже здания персонала, высказал крайнее негодование по поводу полицейских подозрений. Он говорил пылко и страстно, требуя немедленных извинений и строгого наказания виновных. Затем, пригрозив написать своему парламентарию, пьяно рыгнул и добавил, что немедленно выезжает на такси. В результате его вмешательства обвинение в пьянстве было предъявлено не одному, а сразу двум врачам Св. Суизина.
Это было уже чересчур даже для Св. Суизина, персонал и администрация которого всегда славились пониманием и терпеливо сносили размалеванные краской статуи, залитые пивом скамьи и женские трусики, свешивающиеся с флагштока наутро после празднования 9 ноября* (*День вступления в должность лорд-мэра Лондона). Чтобы спасти свою репутацию, руководство клиники отправило Келли с Пьянчугоу в неоплачиваемый отпуск до истечения срока их службы. Таким образом, в рядах персонала клиники образовались две бреши, заполнить которые собственные студенты могли лишь три месяца спустя, сдав экзамены. Узнав от Келли о случившемся, мы с Гримсдайком поспешили в Св. Суизин к мистеру Кэмбриджу и напомнили, что мы те самые славные молодые парни, которые так восторженно оценили накануне полученные от него знания. В итоге уже на следующий день я временно сделался его старшим ассистентом, а Гримсдайк заполучил должность Пьянчугоу.
- Надо же, я - и какой-то ассистент, - возмущался Гримсдайк. - С другой стороны, в нашем положении надо и за это быть благодарным. Где ещё сейчас работу найдешь. Хотя Майка, конечно, жалко.
Я тоже от души сочувствовал нашим бывшим коллегам, но был несказанно рад возможности снова очутиться в родных пенатах. От старых обид и разочарований не осталось и следа. Наконец-то я стал старшим ассистентом, пусть и на временной должности; как-никак мне выпала не только возможность возобновить карьеру хирурга, но и утереть нос Бингхэму.
Мой кабинет находился теперь в административном здании, высоком и мрачном строении, располагавшемся между прачечной и моргом. Прежде в нем размещалась больница уха, горла и носа, но затем, по указанию свыше, больницу закрыли как непригодную для содержания больных. Комната Майка Келли оказалась по соседству с комнатой Бингхэма. И - надо же такому случиться, что именно Бингхэм в неизменном белом халате попался мне навстречу, когда я шествовал по коридору, увешанный сумками и чемоданами.
Увидев меня, Бингхэм остановился как вкопанный. После истории с лифтом мы с ним больше не виделись. Стоя с отвисшей челюстью, бедняга не знал, что сказать. Его пухлая физиономия стала ещё более мальчишеской и прыщавой, а огромный стетоскоп, похоже, ещё вырос в размерах и теперь обвивался вокруг шеи, как боа-констриктор.
- Здорово, Бингхэм, - сказал я.
Он судорожно сглотнул.
- Привет, старина. Я уже слышал, что ты возвращаешься.
- Послушай, - промолвил я, поставив чемоданы на пол и протягивая Бингхэму руку. - Извини за ту выходку с бананами. Жуткое свинство с моей стороны. Я не имел права так поступать, но был просто очень огорчен, что не получил места... Сам понимаешь. Ты, конечно, заслуживал повышения.
Да и вообще, раз уж нам предстоит жить по соседству, давай позабудем о прошлых обидах и помиримся?
- Ну конечно, старина, - с ошарашенным видом ответил Бингхэм, пожимая мне руку. Воцарилось неловкое молчание. Затем Бингхэм заговорил, слегка запинаясь: - Ты меня тоже, э-ээ, извини за то, что я себе дополнительных пациентов вербовал.
- Ничего, ты ведь вполне этого заслуживал, - великодушно сказал я.
Бингхэм просиял.
- Если тебе понадобится моя помощь, - промолвил он, - то можешь всегда на меня рассчитывать. Проф подкинул мне работенку, - добавил он. - Я уже справился с парой грыж и несколькими геморроями, а завтра меня ждет иссечение совершенно замечат. бородавки. Ладно, я поскачу, старина, мне только что позвонили снизу, что какой-то потряс. вывих доставили. За ужином увидимся.
Я вошел в свою комнату, чувствуя себя, как дурнушка-официантка, которой только что сделал предложение красавец-шкипер.
Мои новые обязанности заключались в том, чтобы приглядывать за больными в палатах, помогать в операционной и выполнять все распоряжения мистера Кэмбриджа. Именно в последнем и состояла главная трудность, поскольку мистер Кэмбридж, будучи блистательным хирургом, который вскрыл больше брюшных полостей, нежели кто-либо ещё во всем Северном полушарии, отличался совершенно невероятной рассеянностью. При этом его профессиональная память была безупречна: он никогда не забывал ни единого живота. С другой стороны, он никогда не помнил дней недели, не знал своего распорядка, напрочь забывал, обедал уже или нет и прихватил ли с собой пальто. Однажды в молодости зимним утром он, как обычно, заявился утром в операционную, вымыл руки, переоделся и лишь тогда обратил внимание на непривычную тишину. В операционной не было ни души. Он высунул голову в коридор и убедился, что и там царит полное безлюдье. Мистер Кэмбридж подумал было, что перепутал операционные, но нет - на шкафчике красовалась табличка с его именем. Тогда он решил, что сегодня воскресенье, но тут же отмел эту мысль, благо был уверен, что сегодня среда, ибо по вторникам он платил за квартиру, а утром как раз вспомнил, что вчера забыл отдать хозяйке чек. Только тогда ему пришло в голову, что и улицы были необычно пустынны. Что случилось? Может, в городе всеобщая забастовка? Как был, в бахилах и стерильном халате, он прошлепал по коридору к палатам и - замер как вкопанный. Это уже походило на какой-то бунт. Не только больные, но и медсестры и даже младший персонал орали и скакали как полоумные. Нет, это просто переворот какой-то! И тут одна из медсестер, заметив его, громко выкрикнула:
- Здравствуйте, мистер Кэмбридж! Поздравляем вас с Рождеством!
В первое же утро я, в соответствии с традицией, поджидал внизу прибытия мистера Кэмбриджа, стоя возле статуи сэра Бенджамина Артритинга, некогда знаменитого главного хирурга Св. Суизина.
- Что-то шеф задерживается, - сказал я регистратору, высоченному, худющему и весьма серьезному, но довольно приятному молодому парню по фамилии Хатрик, который уже получил недавно врачебный диплом.
- Ничего удивительного, - проворчал он. - В прошлый раз, когда старик опоздал на операцию, выяснилось, что он улетел в Америку читать лекции.
Операция была назначена на девять, но лишь в половине десятого в воротах появился веселый и улыбающийся мистер Кэмбридж. Он притопал пешком.
- Доброе утро, мой дорогой мистер Э-ээ, и вы, мистер А-ээ, приветствовал он нас с Хатриком, поскольку никогда не мог вспомнить имен своих помощников; я был ещё признателен мистеру Кэмбриджу, что он сумел по прошествии двенадцати часов после вечера встреч припомнить меня. Извините, что задержался. Мои записки у вас?
Я вручил мистеру Кэмбриджу три или четыре конверта, надписанных его же неразборчивым почерком: чтобы не забывать назначенных на следующий день дел, он обычно писал самому себе записки и запечатывал в конверты.
- Так, - сказал он, направляясь в хирургическое отделение. - Сегодня, я вижу, у нас прелюбопытная гастродуоденальная фистула. Я хочу, чтобы вы поприсутствовали, мистер Э-ээ... Ну и вы, конечно, мистер А-ээ...
То, что за этим последовало, наверняка запечатлеется в моей памяти, как один из самых позорных, - а может и самый позорный - эпизодов в моей врачебной карьере. Еще будучи студентом, я иногда удостаивался чести облачиться в стерильный халат, бахилы, маску и перчатки, и присутствовать в операционной за спинами ассистентов. Время от времени мне даже вручали ретрактор со словами: "Держи крепче, парень!". Однако большую часть времени я видел только спину хирурга, склонившегося над пациентом. Теперь же, став ассистентом мистера Кэмбриджа, я уже должен был сам снимать швы, отщипывать окровавленные кончики и накладывать повязки. Обдумывая свои действия, я натянул резиновые перчатки с особой решимостью и ухитрился разодрать их до самого основания.
- Сестра! - прозвенел голос старшей сестры. - Новую пару перчаток для мистера Гордона!
Крохотная медсестра, едва заметная под громоздкими стерильными одеяниями, метнулась к стерилизатору и тут же повернулась ко мне, протягивая длинным пинцетом пакетик с перчатками.
- Спасибо, - пробормотал я. От смущения я забыл растереть увлажнившиеся ладони тальком, и теперь едва ухитрился запихнуть руки в перчатки. При этом два пальца почему-то застряли в отделении для большого пальца, а пустой мизинец болтался, как оболочка кишки на ветру.
- Полидактилия?* (*Многопальцевость (мед.), - сочувственно произнесла медсестра.
Я разнервничался, сильно потянул, и - чертова перчатка расползлась надвое.
- Сестра! - металлическим голосом позвала старшая сестра. - ещё одну пару перчаток для мистера Гордона!
Третью пару я натянул более успешно, хотя над каждым пальцем осталось небольшое пустое пространство, наподобие детской соски. Торопясь к операционному столу, я отодвинул в сторону тележку с хирургическим инструментарием, оказавшуюся у меня на дороге.
- Эта тележка расстерилизована! - возопила подлая мегера едва ли не во всю глотку. - Полную смену облачения мистеру Гордону!
Короче говоря, к пациенту я наконец подобрался, когда операция уже близилась к концу.
- Рад вас приветствовать, мистер Э-ээ... - пробормотал мистер Кэмбридж. - Будьте так любезны, возьмите второй ретрактор у мистера Ы-ыы...
Преисполненный решимости исправиться и наверстать упущенное, я, как нарочно, ухитрялся все портить. Хирургические нитки для швов я нарезал недостаточной длины, несколько раз терял ретрактор, ухитрился защемить себе палец артериальным зажимом, а напоследок уронил на пол лоток с инструментами. Мистер Кэмбридж стоически терпел мои выходки, делая вид, что ничего не замечает.
Единственным моим утешением было то, что и у Гримсдайка все валилось из рук. Ему, пожалуй, приходилось даже хуже.
Утром за завтраком я поинтересовался, как он собирается справиться с анестезией.
- А что тут сложного? - пожал плечами Гримсдайк. - В наши дни все за тебя прибор делает. Подкрутишь в одном месте, нажмешь рычажок, и - свободен как ветер.
- А вдруг ты слишком обогатишь газовую смесь?
- Ну и что? - легкомысленно хмыкнул Гримсдайк. - Насколько я знаю, старичок, вся анестезия делится на три стадии: бодрствование, сон и смерть.
Во время операции я понял, что Гримсдайк ни черта не смыслит в анестезии. Он сидел у изголовья хирургического стола возле здоровенного хромированного прибора с панелью, сплошь утыканной рычажками, кнопками и циферблатами. В единственном его глазу, который мне был виден, было столько беспокойства, сколько я замечал у моего приятеля лишь раз, когда оказалось, что одна из его подружек забеременела. Время от времени Гримсдайк зарывался в стерильные полотенца и с надеждой заглядывал в руководство Макинтоша "Основы анестезиологии", которое поставил у головы безмятежно похрапывающего пациента. Идя в операционную, Гримсдайк был убежден, что ему предстоит всего-навсего ассистировать штатному анестезиологу, жизнерадостному толстячку, напичканному самыми скабрезными анекдотами во всем Лондоне. Однако оказалось, что анестезиолог, погрузив пациента в сон, удалился в ассистентскую и, прихватив свежий номер "Таймс", с головой ушел в разгадывание кроссворда. Гримсдайк же остался у приборной панели в одиночестве.
В отличие от большинства других хирургов Св. Суизина, мистер Кэмбридж был терпелив и вежлив со своими анестезиологами. Он не обращал внимания на тихие ругательства, которыми то и дело сыпал Гримсдайк, крутя не ту ручку, и даже сделал вид, что не заметил, как спящий пациент вдруг закашлялся. Уже в самом конце операции Гримсдайк вдруг начал клевать носом, а потом и вовсе уткнулся в стерильные салфетки и закрыл глаза. Тут, к моему несказанному ужасу, рука пациента медленно поднялась в воздух.
- Мистер анестезиолог, - спокойно произнес мистер Кэмбридж. - Если даже ваш пациент не спит во время операции, быть может, и вам следует пока воздержаться от сна?
Оперируя на чужих животах, мистер Кэмбридж напрочь забывал о своем собственном. Операция следовала за операцией, и урчание в пузе напомнило мне, что неплохо бы и пообедать. Наконец, после четвертой операции кряду старшая сестра вручила мне бинты и громко возвестила:
- Перерыв на один час, сэр. Уже два часа.
- Два часа? - изумился мистер Кэмбридж. - Мы ведь только начали. Надо же, как время летит!
- И к тому же вас ждет полицейский.
- Ах, да. Кто именно?
- Сержант Фланнаган.
- Ах, Фланнаган. Впрочем, я все равно не помню их по фамилиям. Каков он из себя?
- Здоровенный малый, сэр, с красной рожей, - подсказал Хатрик.
- Ах, значит я все-таки его знаю. Сейчас выйду. Обработайте, пожалуйста, шов, мистер Э-ээ...
Мистер Кэмбридж был для лондонской полиции постоянным клиентом, поскольку вечно терял свою машину. Едва начав хирургическую карьеру, он приобрел стандартный "бентли", но либо забывал, где его оставлял, либо не помнил, приехал на нем или нет, либо отпирал утром гараж и убеждался, что машины в нем нет.
- На этот раз я абсолютно убежден, что мой автомобиль украли, - заявил он полицейскому, пока мы с Гримсдайком и Хатриком уписывали за обе щеки заливную баранину. - Сегодня утром я приехал на метро, но уже вчера машины у меня не было... Так мне кажется, во всяком случае. Зато накануне, сержант Финикин, я... Словом, я отчетливо помню, что оставил свой "бентли" напротив своего дома на Харли-стрит. Когда же я утром вышел, моего автомобиля и след простыл.
Сержант кашлянул.
- Почему же вы сразу не известили полицию, сэр?
- Э-ээ, видите ли, сержант Фулиген, увидев, что машины нет, я поначалу был убежден, что приехал домой не на ней. Вы меня понимаете?
- Разумеется, - кивнул сержант.
После обеда мистер Кэмбридж отправился резать животы в другую часть Лондона, предоставив заканчивать операции нам с Хатриком. Поскольку штатный анестезиолог сопровождал мистера Кэмбриджа, Хатрик, ещё не пришедший в себя после увиденного, известил Гримсдайка, что проведет оставшиеся мелкие операции под местной анестезией. Гримсдайк воспринял его слова с достоинством, пробурчав себе под нос что-то вроде "Любой осел со скальпелем в руках может быть хирургом", после чего испарился из операционной. На мое счастье, старшая сестра тоже сменилась, и мы с Хатриком, оставшись вдвоем, счастливо оперировали до полуночи. После утреннего провала я был убежден, что мне никогда не стать хирургом, но, работая бок о бок с Хатриком, постепенно обрел уверенность.
Вернувшись около полуночи в ассистентскую, мы застали там сержанта Фланнагана.
- Мистер Кэмбридж уехал, - известил его я. - Что-нибудь передать ему?
- Да. Мы нашли его машину.
- Неужели? И где же она была?
- В его собственном гараже, где еще.
Глава 14
В Св. Суизине под надзором мистера Кэмбриджа находились сразу два отделения: женское и мужское. Первое называлось "Постоянство", а второе носило звучное имя "Стойкость". Сам мистер Кэмбридж каждый вторник совершал обход обоих отделений по утрам, однако его общение с пациентами обычно сводилось к тому, что он бодро тыкал их кулаком в живот и говорил:
- Вот увидите - вам сразу полегчает, как только мы вырежем эту ерунду.
Хатрик выполнял всякие пустячные операции, а на мою долю выпали послеоперационный уход и повседневная забота о постельных больных. Оказывается, пациентов куда меньше волновало, какую часть организма оттяпали у них под наркозом, чем бессонница, запор, остывший ужин или сквозняк. И вот все эти проблемы висели на мне. Дважды в день я был обязан обходить все палаты, благодаря чему пациенты видели меня куда чаще, чем всех остальных врачей хирургического отделения. Не раз меня поэтому приводили в смущение, называя во всеуслышание молодым медицинским светилом, которое "всем тут заправляет".
- Кто ваш хирург? - услышал я однажды, как один из них спрашивал другого внизу, в рентгеноскопическом кабинете.
- Доктор Гордон.
- Я имею в виду - кто главный хирург в вашем отделении?
- Кто, кто - доктор Гордон, - недоуменно ответил его собеседник. Молодой такой.
- А что, других врачей у вас нет?
Немного подумав, пациент ответил:
- Есть ещё какой-то Хатрик, который иногда помогает доктору Гордону.
- Да! Ну, а ещё кто?
После мучительного раздумья последовал ответ:
- Больше - точно никого. Разве что какой-то старик, которого доктор Гордон по доброте сердечной время от времени привлекает на свои операции. Но старикан уже давно ни на что не годен, - уверенно добавил он.
Поскольку отделение профессора хирургии находилось в том же корпусе, что и наши два, мы часто встречались с Бингхэмом. Общались мы подчеркнуто, до навязчивости, вежливо: Бингхэм к злополучному лифту на милю не подходил, а я при всякой встрече советовался с ним как с более опытным коллегой по поводу сложных случаев. Когда наши профессиональные интересы сталкивались, мы соревновались друг перед другом в любезности и уступчивости.
- Привет, старина, - сказал он как-то вечером, входя в дежурную операционную. - Ты закончил?
- Нет еще. Собственно говоря, я только успел руки вымыть. У меня тут гнойный абсцесс. Впрочем, если тебе нужно, я готов...
- Нет, что ты, дружище, - развел руками Бингхэм. - Конечно, сегодня наше дежурство, и приоритет за нами, но я и в мыслях не допускаю, чтобы тебе помешать. К тому же речь идет о банальном переломе, который вполне может подождать. Будь спок.
- Нет уж, дорогой мой Бингхэм, я тебя пропускаю! Тем более, что у меня гнойник, после которого пришлось готовить бы всю операционную...
- Это очень благородно с твоей стороны, старина, - проникновенно произнес Бингхэм. И тут же глаза его радостно зажглись. - Послушай, старина, ты можешь завтра весь день пользоваться нашей изумит. центрифугой!
- Ой, ну что ты...
- Да, дружище. Я просто настаиваю на этом.
- Ты просто поражаешь меня своей добротой, Бингхэм.
- Для тебя, старина, мне ничего не ж.
Апрель промелькнул как один день. И вдруг я стал все чаще и чаще замечать какую-то непривычную тоску. Поначалу это меня озадачило; дела мои шли в гору, карьера складывалась блестяще, однако меня не отпускало странное ощущение, будто в жизни моей чего-то не хватает. Мне даже закралось в голову мрачное подозрение, что моя хандра - это предвестник какого-нибудь невроза, и я, не выдержав, поделился своими опасениями с Гримсдайком. Мы тогда сидели за пинтой горького эля в пабе "Король Георг".
- Мне даже трудно это толком описать, - пожаловался я. - Какая-то вечная неудовлетворенность. Сам не могу понять, с какой стати. Работа доставляет мне удовольствие, я с головой влез в хирургию, ребята у нас прекрасные, и даже Бингхэма я уже целых два дня не видел. Казалось бы, что ещё надо человеку для счастья? Так нет же. Может, мне нужно заняться музыкой или искусством?
Гримсдайк расхохотался.
- Нет, старичок, тебе не музыка нужна, а женщины. Хотя бы одна бабенка, но приличная.
Я был искренне удивлен.
- Ты шутишь?
- Нисколько. Симптомы безошибочные. Мы ведь с тобой больше не студенты, а уважаемые граждане, да хранит нас Бог. А, как сказала Джейн Остин, "очевидная истина гласит, что любому одинокому мужчине, обладающему мало-мальски приличным состоянием, необходима жена".
- Жена! - вскричал я, охваченный ужасом.
- Ну, лично я бы не советовал тебе заходить так далеко, - ухмыльнулся Гримсдайк. - Но смысл ты понял.
Пораскинув мозгами над гримсдайковским диагнозом, я пришел к выводу, что мой друг прав. По счастью, лечение никаких сложностей в себе не таило. Вернувшись в Св. Суизин полноценным врачом, я сразу почувствовал весьма ощутимую разницу между собой и сотнями молодых женщин, которые у нас работали. Помимо бесчисленных медсестер, нянечек и сиделок у нас трудились пышущие здоровьем диетсестры, аккуратные секретарши, застенчивые лаборантки, грациозные массажистки, которых мы за глаза называли "шлеп-лап милашками" и многие-многие другие притягательные особы женского пола. Но самые разбитные девахи подобрались почему-то в рентгенологических кабинетах. Пока мы были студентами, все эти дамочки подчеркнуто не замечали нас, как женщины в призывных пунктах не обращают внимания на голых парней-новобранцев. Теперь же, когда мы стали дипломированными врачами и, следовательно, вполне достойными объектами для создания семейных уз, благосклонные взгляды сыпались на нас со всех сторон, словно из рога изобилия.
Старшая сестра из женского отделения мистера Кэмбриджа уволилась незадолго до моего прихода, и пациенты временно оставались под началом штатной медсестры по фамилии Плюшкиндт. Бледная, худощавая, темноволосая, со вздернутым носиком девушка была бы даже хорошенькой, если бы не прическа, по которой, казалось, прошелся подвыпивший садовник, впервые взявший в руки садовые ножницы. С первого же моего появления в отделении сестра Плюшкиндт смотрела на меня как на свою собственность. Это вполне соответствовало устоявшимся в Св. Суизине традициям: штатная медсестра имела право первого выбора; тем не менее сестра Плюшкиндт подчеркивала нашу близость на каждом шагу. Лично мне больше нравилась её помощница, веселая, рыженькая и веснушчатая шотландка по фамилии Макферсон, с которой я охотно точил лясы, когда сестра Плюшкиндт выходила из отделения. По возвращении, она прямиком шла к нам и, строго глядя на ослушницу, отправляла проверить, в порядке ли "утки". В один прекрасный день сестра Плюшкиндт вернулась с обеда как раз в тот миг, когда мы, оставшись вдвоем в санитарной комнате, весело хихикали над какой-то шуткой. С тех пор сестра Плюшкиндт перестала ходить на обед, да и вообще старалась лишний раз не покидать отделения. По её словам, она была слишком предана делу, чтобы отвлекаться по пустякам; всем же окружающим было ясно, что она пыталась не спускать с меня глаз.
- Вам не нужно заштопать какие-нибудь носки? - спросила она меня однажды утром. - Принесите, и я их заштопаю. По вечерам мне заняться нечем. Я все равно торчу дома.
Мы с ней сидели вдвоем в её маленькой комнатке, примыкающей к отделению "Постоянство". Мебель в каморке была обтянута канареечным ситцем, а полки заставлены безделушками. Каждый день сестра Плюшкиндт приглашала меня туда на чашечку кофе с молоком, который подавала совсем молоденькая санитарка. Достав из ящика свежевыпеченный шоколадный бисквит, сестра Плюшкиндт придвинула его мне, а сама уселась на диван, поставила ноги на табурет и закурила.
- Кстати, завтра у меня вечер выходной, - продолжила она. - Уже после пяти часов меня отпускают. Чем заняться - ума не приложу.
- В самом деле? Ну, э-ээ... может быть, что-то и подвернется, растерянно пробормотал я. - Кто знает.
И сестра Плюшкиндт уныло допивала свой кофе.
Однако на следующее утро после моего разговора с Гримсдайком она опять подняла эту тему.
- В среду я всего полдня работаю. Начиная с двенадцати. Но потом мне предлагают подежурить до полуночи. Не знаю, стоит ли соглашаться. Делать-то вроде совсем нечего.
Я был уже готов к такому повороту событий, поскольку успел заглянуть в расписание дежурств медсестер, которое лежало у неё на столе. И я решился. Сестра Плюшкиндт была вполне милая и привлекательная; вдобавок я твердо знал, что она не оттолкнет меня.
Я прокашлялся и осторожно произнес:
- Послушайте, если вам и впрямь нечем заняться, то, может быть, мы в кино сходим или ещё куда-нибудь?
На мгновение её глаза изумленно расширились.
- О, я, право, не знаю, могу ли оставить отделение. У сестры Макферсон все-таки опыта ещё маловато.
- Да, конечно.
- Да и истории болезни наших пациентов она не слишком хорошо знает...
- Правильно, - кивнул я.
- К тому же она слишком увлечена одним из студентов, чтобы всерьез отдаваться работе.
- Вот как? Но вы все-таки попытайтесь освободиться, - сказал я, вставая. - Жду вас в шесть часов. Перед дверью в стоматологию.
Глава 15
Мой роман с сестрой Плюшкиндт вызвал в Св. Суизине не больший интерес, чем традиционное летнее цветение герани на клумбе под окном кабинета секретаря. Разве что коллеги мои ухмылялись чуть шире обычного, когда я просил их подменить меня вечерком, да ещё сестра Макферсон разок игриво подмигнула мне за ширмой; для большинства же обитателей Св. Суизина мы были лишь очередными врачом и медсестрой, уступившими естественному развитию местных биологических законов.
Подобно другим скудно оплачиваемым лондонским парочкам, мы жались по таким местечкам. как "Фестивал-Холл" и "Эмпресс-Холл", ужинали в "Лайонсе" и коротали время в полутемных, но уютных барах, которые я со студенческих времен помнил куда лучше, чем основы анатомии. Нередко случалось так, что сестра Плюшкиндт сама платила за себя, а порой даже расплачивалась и за нас обоих. Развлекать её было очень легко, ибо она нисколько не смущалась, когда молчание затягивалось, а лишь преспокойно разглядывала ближайшую стену, словно видела в ней лица давно и безвременно ушедших друзей, да и разговоры-то наши сводились почти исключительно к больничным темам. Поскольку и все мои прежние подруги были медсестрами, меня это не обескураживало, тем более, что другая на её месте могла бы разговаривать исключительно про кенгуру и Марселя Пруста. И тем не менее пару недель спустя я уже начал мечтать, чтобы сестра Плюшкиндт не столь подробно рассказывала мне про анализ мочи в палате двадцать два или про то, как остроумно она отбрила сестру Макферсон, известившую её про преждевременно иссякшие запасы клистирных трубок.
Было, правда, ещё одно пятно на горизонте, омрачавшее мои отношения с сестрой Плюшкиндт. Однажды вечером, когда Гримсдайк зашел ко мне стрельнуть сигаретку, я признался ему в этом.
- Как твоя разнузданная сексуальная жизнь? - весело осведомился он. Теперь легче стало?
- Ну... и да, и нет.
- В каком смысле? - удивился он. - Не хочешь же ты сказать, старичок, что ваша страстная любовь не получила логического выхода?
- Нашла, но вовсе не то, что ты имеешь в виду, - вздохнул я. - Сам ведь знаешь, как это бывает с медсестрами... Мы ходим в кино, на концерты или ещё куда-нибудь, потом спешим назад, чтобы успеть вернуться до окончания её дежурства, пару минут обнимаемся и целуемся в подворотне возле морга, а ровно в одиннадцать она уже поднимается в отделение. Опоздай она на одну минуту, и её доброе имя будет навеки запятнано. По её словам, во всяком случае.
- Грустно.
- Можно даже не читать Фрейда или Кинси, чтобы понять, насколько это безрадостно для мужского организма. Сам прекрасно знаешь. Но другого выхода нет. Разве что - гулять в Гайд-парке, взявшись за руки.
- А как насчет страстной любви в стенах нашего достойного заведения?
- Да ты что, забыл, что мы в Св. Суизине? Здесь мужчине и женщине встретиться труднее, чем в банях Викторианской эпохи.
- Но ведь есть ещё пожарная лестница.
- Ах, вот ты о чем!
Безобразное сооружение, взбиравшееся зигзагом по стенам жилого здания персонала, было памятником торжества противопожарной безопасности над пуританской моралью. Карабкаясь ночью в пустующее с незапамятных времен отделение для лежачих больных, пробираясь затем по крыше отделения физиотерапии и тайком минуя келью ночного вахтера, мы ухитрялись затаскивать медсестер на мужскую половину. Впрочем, предлагались подобные авантюры в наших стенах нечасто, поскольку в случае разоблачения, старшая сестра смотрела на свою провинившуюся подчиненную, как на экспонат из Камеры ужасов.
- Ерунда, - отмахнулся Гримсдайк в ответ на мой преисполненный сомнения взгляд. - Дождись подходящей темной ночки, запасись бутылочкой шерри, с вечера ещё раз побрейся - и приятное времяпрепровождение вам обеспечено. Не говоря уж о том, что дома теплее, чем в Гайд-парке.
При нашей следующей встрече с сестрой Плюшкиндт я завел речь о пожарной лестнице. Как я и ожидал, девушка потупила взор, всхлипнула и только укоризненно сказала:
- О, Ричард!
Понимая, что нужно как-то выкручиваться, я быстро нашелся и добавил:
- Я хотел сказать, что мы можем в спокойной обстановке попить кофе, и я наконец покажу тебе мои замечательные гистологические препараты дуоденальных язв, о которых столько тебе рассказывал...
- О, Ричард, это все испортит!
- Как - то, что я тебе покажу тебе свои препараты? Просто мне придется специально по этому случаю одолжить у одного из ребят микроскоп - именно поэтому мне больше негде их тебе продемонстрировать. Впрочем, если тебе это и правда не интересно...
Сестра Плюшкиндт тяжело вздохнула и отвернулась. Да, Гримсдайк на моем месте справился бы лучше!
Чтобы нарушить молчание, которое грозило затянуться на полчаса, мне пришлось завести разговор о лечении послеоперационных тромбозов.
Наша связь продолжалась несколько недель. Сестра Плюшкиндт просто уведомляла меня, когда у неё в следующий раз выдастся свободное время, и при этом подразумевалось, что я должен её ждать. Впрочем, даже такие отношения имели определенные преимущества. Благодаря сильному материнскому инстинкту, сестра Плюшкиндт ещё с наших первых встреч стирала мои рубашки, штопала носки и угощала пирожками со смородиной, а теперь покупала галстуки и плитки шоколада, снабжала меня витаминами из шкафчика с медикаментами, связала мне свитер и заставила носить подтяжки. По заверениям моих приятелей, я никогда не выглядел таким упитанным и ухоженным.
Лишь два события помешали безмятежному развитию нашего бесконечного романа. Первым из них стал перевод сестры Макферсон в ночную смену.
Дело в том, что каждому штатному хирургу в Св. Суизине предписывалось ежедневно перед отходом ко сну совершать обход палат и справляться о заботах и нуждах пациентов. Этот поздний вечерний обход свято соблюдался всеми хирургами, потому что ночные сестры, отсыпавшиеся днем, а затем бодрствующие всю ночь напролет, считались несчастными и заброшенными созданиями, которым остро недоставало мужского внимания. Именно по этой причине даже самый неопрятный и невзрачный врач превращался в ночную смену в желанного рыцаря. Вдобавок все сестрички неплохо готовили, а ночью, оставшись без бдительного надзора старшей сестры, они могли спокойно угощать своих вечно голодных гостей яичницей с беконом.
До сих пор мои ежевечерние обходы не доставляли мне ни малейшей радости, поскольку ночной сестрой в "Стойкости" была недавняя выпускница, которая, запинаясь от усердия, рапортовала мне об анализах, стуле и температуре, тогда как в "Постоянстве" дежурила высоченная сухопарая дама в очках и с заметными усиками, в полумраке напоминавшая мне Макса Линдера.
Так вот, в один прекрасный вечер, проводив сестру Плюшкиндт в женскую резиденцию, я отправился совершать обход и едва не остолбенел, наткнувшись в маленькой кухоньке, прилепившейся к задворкам женского отделения, на сестру Макферсон. Она спокойно покуривала там, зажаривая яйца с беконом.
- Что вы тут делаете? - изумленно выдавил я.
- О, приветик! - обрадовалась сестра Макферсон. - А меня. между прочим, на ближайшие три месяца сделали Королевой ночи! Вот так-то! Тра-ля-ля! Разве сестра Плюшкиндт не сказала вам?
Я молча помотал головой.
- Как насчет яичницы с беконом? Или предпочитаете - она ткнула в коробочку на каталке - протертый шпинат с заварным кремом?
- Откровенно говоря, я бы не отказался заморить червячка, - признался я. - Ужин был, как всегда, прескверный. Нам вечно пытаются скормить студень, от которого даже дворняги отказываются.
Сестра Макферсон понимающе кивнула.
- Достаньте пиво из холодильника, - попросила она, разбивая над сковородкой ещё два яйца. - Налейте себе и мне.
Я наполнил пивом два стакана и присел на край кушетки.
- Как дела у наших больных, сестра? - спросил я, пытаясь свернуть на знакомые рельсы.
- Пожалуйста, доктор, не надо! - твердо сказала она, тыкая вилкой кусочек бекона. - Не здесь, и не за едой. Я предпочитаю не смешивать работу и удовольствие. В отличие от сестры Плюшкиндт, которая даже за столом только и обсуждает анализы с диагнозами... - Сестра Макферсон покосилась на меня и легонько закусила губу. - Наверное, мне не следовало так говорить, да?
- Что вы имеете в виду? - с деланным безразличием спросил я. - Я, право, не понял.
- Ну... все ведь знают, что вы с Плюшкиндт... То есть, она, конечно, добрая и совсем не вредная...
- Да, сестра Плюшкиндт очень воспитанная и добродетельная девушка, осторожно произнес я.
- Конечно, она очень славная. Жаль только, что угреватостью страдает.
- Угреватостью? - переспросил я и в то же мгновение вспомнил, что время от времени на лице сестры Плюшкиндт появлялись маленькие кусочки пластыря. - Так, значит, у неё угри?
- Да, вся спина ими усыпана, - мстительно добавила сестра Макферсон. И тут же многозначительно хихикнула. - Впрочем, вы, должно быть, ещё этого не знаете. Ну а так, она, конечно, милая и добрая.
- Я не люблю болтушек, - процедил я.
- О, она вовсе не болтушка, - весело прощебетала сестра Макферсон. Напротив, она порой по нескольку часов сидит, уставившись в одну точку. Невропатия, как-никак. Хроническая.
- А я нахожу её достаточно интересной собеседницей, - возразил я.
- Да, мы тоже, - замахала руками сестра Макферсон. - Она нам такого про вас рассказывает! Ум-мм! Порой даже я краснею. А вы и правда вчера прямо в метро тискались?
- О Господи, она и это рассказывает?
- Хо, это только цветочки! Сколько вам яиц?
Яичницу с беконом я поглощал в угрюмом молчании. Сестра Плюшкиндт меня разочаровала. Я всегда считал, что уж она-то лишена столь привычного для женской натуры желания хвастать своими похождениями, подобно подвыпившему гренадеру в пабе после битвы под Ватерлоо.
Встретив её на следующий вечер, я вел себя более сдержанно. Впрочем, сестра Плюшкиндт, похоже, этого даже не заметила. А вот мне показалось, что её излюбленные паузы в разговоре стали ещё длиннее, а когда при расставании она подставила мне щеку для поцелуя, мне почудилось, что все её щеки покрыты угревой сыпью.
- Ты, наверное, уже знаешь, что сестру Макферсон перевели в ночную смену? - спросила она.
Я пробормотал, что и впрямь заметил рыженькую шотландку издали, покидая последнюю палату.
- Я хочу попросить, чтобы её уволили, - промолвила сестра Плюшкиндт. Она совершенно не тянет. Вместо мозгов - одни студенты. Представляешь, сегодня утром она ухитрилась перепутать диеты - вместо бессолевых блюд подсунула больным витаминизированные!
- Да ну? - притворно ужаснулся я. - Не думаю, однако, чтобы это уж очень им повредило.
Она принялась крутить верхнюю пуговицу на моем пальто.
- Ричард, завтра у меня свободный вечер. Ты придешь на ужин ко мне домой?
- Домой? - ошалело переспросил я. - Мне почему-то даже в голову не приходило, что у сестры Плюшкиндт может быть свой дом помимо жилья, предоставленного Св. Суизином. - А где ты живешь?
- В Митчеме. Мамочка и папочка очень хотят с тобой познакомиться.
Я замялся, не зная, что ответить.
- Пожалуйста, Ричард, - взмолилась она, шмыгая носом. - Прошу тебя.
Мой мозг залихорадило. Приглашение домой и знакомство с родителями это было уже серьезно. Мне вдруг представились её родители: отец, отставной полковник и наверняка грубый мужлан, и въедливая мамаша, придирчиво следящая за каждым моим шагом. С другой стороны, сестра Плюшкиндт была мне добрым другом, которому я был многим обязан... Однако главную роль в принятии решения сыграло, пожалуй, то обстоятельство, что я уже давно сидел без денег, готовый разве что не зубы на полку класть, а приглашение, как-никак, означало бесплатный ужин.
- Хорошо, - сказал я. - Встретимся в шесть на обычном месте. Если мне удастся вырваться.
Тут как раз часы пробили одиннадцать, и сестра Плюшкиндт поспешно скрылась за дверями, словно Золушка, убегающая с бала.
- Ну что, как поживает Плюшкиндт? - лукаво поинтересовалась сестра Макферсон пару минут спустя, когда я переступил порог её клетушки.
- Живет и здравствует, - ответил я, усаживаясь на край стола и закуривая.
- Что-то вы не слишком веселы, - с вызовом произнесла сестра Макферсон.
- Неужели?
Отставив в сторону миску, в которой взбивала яйца, она попросила:
- Угостите меня сигареткой, пожалуйста. Я свои дома оставила.
Я достал из кармана пачку сигарет, а сестра Макферсон приблизилась ко мне. Рыженькая, веснушчатая и дурманящая. Сестра Плюшкиндт всегда производила какое-то нездоровое впечатление, тогда как от сестры Макферсон исходила притягательная живость и сила. Не успел я даже понять, что происходит, как голова моя закружилась, и я впился в её губы жадным поцелуем.
- Ум-мм, недурно, - прошептала она минуту спустя, устраиваясь поудобнее в моих объятиях. - Флоренс Найтингейл* (*Найтингейл, Флоренс (1820-1910) - прославленная английская медсестра и общественная деятельница) этого не одобрила бы, но я хочу еще!
- А как же обход? - сглотнул я.
- Там все в порядке.
Я снова поцеловал её.
- А дежурная сестра?
- Она до самого утра не появится. К тому же я в чепчике. Это в нашем деле самое главное. Даже если медсестру застанут в чем мать родила, но в чепчике, будет считаться, что все прилично.
Когда я поднимался к себе, было уже совсем поздно. Или ещё совсем рано. Душа моя пела. Я ощущал себя настоящим арабским шейхом. Халифом. Теперь у меня были сразу две подружки: одна, дневная, для дружеских отношений, а вторая - для необузданной страсти по ночам. Что ж, до тех пор, пока мне удастся сохранять между ними водораздел и довольствоваться лишь парой часов сна, жизнь меня ожидала приятная и волнующая.
Глава 16
Вторым событием, осложнившим наши отношения с сестрой Плюшкиндт, стал тот самый ужин в её домашнем кругу.
- Мамочка и папочка у меня просто душки, - поделилась она со мной по дороге в Митчем, куда мы катили на моей заслуженной "Доходяге Хильде".
- Не сомневаюсь.
- Правда, папочка иногда может отчебучить что-нибудь разэтакое. Ты уж прости ему его причуды, ладно? Это с ним после увольнения из армии началось. А мамочке в такую погоду иногда артрит докучает. Но они тебе понравятся, вот увидишь. Ты только будь самим собой.
Плюшкиндты обитали в скромном на вид домике с небольшим садиком, который был усажен подстриженными в виде конских голов тисовыми кустами; перед крыльцом красовалась изящная медная пушечка, а табличка на двери гласила:
ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА
ГЛАВНЫЙ УПОЛНОМОЧЕННЫЙ
Сестра Плюшкиндт нажала кнопку звонка, чем произвела эффект бомбы, разорвавшейся в зоопарке. Так, во всяком случае, мне показалось, когда со всех сторон грянули заливистый лай, дикое мяуканье, а потом и человеческие вопли. Признаться, громкое царапанье в дверь заставило меня струхнуть - уж не пара ли голодных львов пытается до меня добраться?
- Я просто обожаю зверюшек, - кротко призналась сестра Плюшкиндт.
Дверь резко распахнулась, и два огромных датских дога, вырвавшись на свободу, напрыгнули на меня и принялись с радостным визгом вылизывать мне лицо, словно оно было вымазано патокой.
- Ирод! Гарибальди! Сидеть! - послышались крики. - Оставьте доктора в покое!
- Не бойся, - улыбнулась сестра Плюшкиндт. - Они ещё маленькие.
Я с ужасом представил, до каких размеров вымахают эти чудовища, если они ещё щенки.
Догов оттащили, но они продолжали влюбленно таращиться на меня, старательно виляя хвостами. Будь я датским догом, я бы, наверное, тоже завилял хвостом. Сестра Плюшкиндт провела меня по коридору в гостиную, стены которой были почти сплошь увешаны армейскими фотографиями, а свободное от них пространство занимали два скрещенных палаша и огромная тигриная шкура. В углах под стеклянными колпаками красовались шлемы британских колониальных войск. Гостиная была до отказа забита людьми и животными. Повсюду так и кишели собаки, на всех подушках сидели и лежали кошки, на подоконнике порхали какие-то птахи, а на камине высился аквариум с рыбками. Посреди гавкающего, мяукающего и щебечущего царства как-то особняком смотрелись тощий седоусый полковник в отставке, темноволосая дородная дама в фиолетовом платье и молодой человек с девушкой, поразительно похожие на сестру Плюшкиндт.
- Здравствуйте, дорогой доктор, - проворковал полковник, наступая на меня с дружески протянутой рукой. - Страшно рады познакомиться с вами! Эдна столько про вас рассказывала.
А я, признаться, и не подозревал, что сестру Плюшкиндт так зовут.
- Позвольте представить вам мать Эдны!
- Дочь мне про вас все уши прожужжала, - с улыбкой сказала миссис Плюшкиндт, обмениваясь со мной рукопожатием.
- Иан меня зовут, - представился молодой человек. - Я на Би-Би-Си служу. Рад, что вы пришли, доктор. А это Джоан. Мы - брат и сестра Эдны.
- Просто замечательно, что вы смогли прийти, - расцвела улыбкой Джоан. - В последнее время мы все только про вас и говорили.
Я почувствовал закипающее раздражение. Надеялся спокойно поужинать, а угодил на собрание семейного клана.
- Фу, Кромвель! - осадила Джоан вертлявого фокстерьера, который старательно пытался прокусить мне лодыжку. - Неужели ты и вправду хотел куснуть доктора? Противная псина! Убью! - И она любовно потерлась носом о собачью морду. - Прелесть, не правда ли?
Я воздержался от правдивого ответа, поскольку меня так и подмывало поддеть гнусную тварь ногой. Кромвель, почувствовав мое желание, свирепо оскалился.
- Завтра у него свадьба, - пояснил Иан. - Он очень волнуется.
- Пойдемте я угощу вас коктейлем, доктор, - позвал полковник, потирая руки. - Или мне лучше называть вас Ричард?
- Как вам угодно, сэр, я не против.
Почему-то моя реплика вызвала бурю восторга.
Мы прошествовали в столовую и расселись. Не прошло и нескольких минут, как я уже стал своим в доску. Ехал я в полной уверенности, что встретят меня с крайним подозрением, тогда как на деле Эднин папаша отнесся ко мне как к посланцу фирмы по организации лотерей, который принес ему главный выигрыш. Разговоры за ужином вращались вокруг одной-единственной темы; как и многие другие, Плюшкиндты были свято убеждены, что с врачом надо беседовать исключительно о болезнях. Сначала отставной полковник развлекал меня красочным рассказом о долго не заживавшей ране в ягодицу, которую заполучил в бою под Дюнкерком. Несколько раз старый вояка порывался продемонстрировать мне шрам, и мне стоило больших усилий его удержать. Миссис Плюшкиндт вторила супругу, смакуя подробности недавно перенесенного операции по поводу удаления желчного пузыря. Джоан же просто извелась, тщетно пытаясь похвастать перенесенным в детстве карбункулом, из которого каждое утро выдавливали гной.
Первым не выдержал Иан. Обхватив голову руками, он глухо простонал:
- Только не это, Джоан.
Все посмотрели на него с изумлением.
- Но ведь Ричард - доктор! - напомнила Джоан.
- Да, но я не доктор, - пробормотал Иан, залпом осушая свой стакан. Меня уже просто мутит от ваших россказней. - Бедняга и вправду позеленел. Если не прекратите, меня сейчас вырвет. Ей Богу!
Плюшкиндты переглянулись, точь-в-точь как разудалая компания холостяков, которую нежданный приход священника застал в разгаре смакования особо скабрезного анекдота.
- Совершенно не переношу такие разговоры, - продолжал Иан. - Это один из моих закидонов. У меня их целый ворох. Я боюсь высоты, боюсь застрять в метро, но больше всего страшусь задохнуться во время сна. Я просто соткан из таких комплексов. А началось все, когда предки отдали меня в эту паршивую частную школу...
И он углубился в пространное повествование об истории возникновения и развития своего невроза.
А вот сестра Плюшкиндт в течение всего вечера почти не раскрывала рта. Когда веселый ужин подошел к концу, женщины встали из-за стола и, поблагодарив нас с полковником за общество, удалились. Иан последовал за ними, бормоча, что должен прилечь. Полковник достал из серванта графинчик вина и с торжественным видом водрузил на стол.
- Это славный добрый портвейнчик, который я припас с армейских времен, Ричард. Думается, он тебе понравится, мой мальчик.
- Спасибо, сэр, вы очень добры. Надеюсь, вы его не специально для меня откупорили?
- А почему бы и нет, Ричард? Как-никак, встреча у нас сегодня особая. - Он неожиданно крякнул от удовольствия. - Сигару хотите?
- Благодарю вас, сэр.
Я впервые почувствовал, какие неожиданные прелести таит в себе моя профессия, если даже шапочное знакомство с медсестрой оборачивается столь сказочными приемами в её родном доме. Закурив сигару, я блаженно развалился в мягком кресле, едва не раздавив какого-то драного кота.
- Брысь, Навуходоносор! - строго шикнул на него полковник. - Чуть доктора не напугал, паршивец!
Кот обиженно заурчал и сиганул на подоконник, распугав при этом целую стаю попугаев, канареек и каких-то полуоблезлых воробьев.
- Ткачики, - горделиво промолвил полковник, перехватив мой взгляд. Из Индии привез.
Я изобразил вежливый интерес.
- Джавахарлал с Брахмапутрой недавно птенцов вывели, - со вздохом продолжал полковник, - но не уберегли, вот... Навуходоносор сожрал.
Молодец, подумал я. Жаль только, что не Кромвеля... Мои мечтания прервал голос полковника:
- Ты ведь, кажется, совсем недавно познакомился с Эдной? - спросил он.
- Да, сэр, всего несколько месяцев назад.
- Ничего, - произнес полковник, подмигивая. И вдруг в очередной раз ни с того, ни с сего разразился смехом. - Все нормально.
Я тоже хихикнул, не желая показаться невежливым.
- Расскажи мне немного про свою работу, - попросил он.
У тебя ведь, судя по всему, блестящая карьера.
- Ну не совсем, - сконфузился я, втайне польщенный. - Даже рассказывать-то ещё особенно нечего. Получил диплом, позанимался общей практикой, потом снова вернулся в Св. Суизин. В родные пенаты, так сказать. Но я твердо рассчитываю сделаться штатным хирургом.
- Замечательно!
Полковник Плюшкиндт подлил мне ещё портвейна. Мы дружно выпили.
- Можно, Ричард, задать тебе, э-ээ... вопрос личного характера? осведомился он.
- Конечно, сэр, - ничего не подозревая, ляпнул я. - Спрашивайте, о чем пожелаете. - Впоследствии-то, конечно, я был готов лягнуть себя за легкомыслие.
- Сколько ты, э-ээ, зарабатываешь?
- О, тут никакой тайны нет, - расхохотался я, уже находясь во власти хмельных паров. - Пока-то нас, разумеется, сэр, в ежовых рукавицах держат. За жилье и еду, правда, нам платить не приходится, ну а наличными выходит триста фунтов в год. Впрочем, года через четыре я уже должен зарабатывать больше тысячи.
Полковник обдумывал мои слова, сосредоточенно попыхивая сигарой.
- Что ж, - в конце концов согласился он. - Для начала, наверное, это и неплохо.
- Да, сэр, - охотно поддакнул я, готовый в эту минуту согласиться с чем угодно.
- Впрочем, сейчас тебе, должно быть, деньжат не хватает, верно? добавил полковник. - Как-никак кольца придется покупать и все прочее.
- Кольца? - недоуменно вылупился я.
О каких кольцах болтает этот отставной служака? Для своих дурацких птиц, что ли? Нет, при чем тут я... Может, о гимнастических? Тоже вряд ли. Я последовательно отверг также кольца Сатурна, годичные и парашютные, когда полковник, наконец, пояснил:
- Мать настаивает на бриллиантовых.
И глупо захихикал.
Тут меня осенило. Пол вдруг закачался, портвейн в моем рту мигом вскипел, а сигара, торпедой вылетевшая из моей руки, угодила прямо в нос мирно дремавшего Кромвеля, который с истошным визгом подскочил до потолка и подозрительно уставился на меня.
- Полегче, дружок, полегче! - засуетился полковник, заботливо хлопая меня по спине. - Не в то горло проскочило, да?
Прошла целая минута, прежде чем я смог выдавить:
- Портвейн... слишком крепкий, наверное.
- Да, - с гордостью закивал полковник. - Слабого не держим, мой мальчик. Ха-ха-ха! Ну ладно, пойдем, с семьей пообщаемся.
Я слепо засеменил за ним в гостиную, выглядя, должно быть, как Иан во время очередного закидона.
Остаток вечера я просидел, как в тумане. Словно отходил от глубокого наркоза. Джоан выразила уверенность, что мы подружимся, а Иан настаивал, что я должен непременно познакомиться с каким-то Лайонелом. Папаша без конца показывал мне фотографии с разных войн, а мамаша держала меня за руку, счастливо кудахча и без конца приговаривая, как она рада. В конце концов она не выдержала и разрыдалась. Жирный кот - то ли Кришна, то ли Рабиндранат - устроился у меня на загривке, а паршивый Кромвель надул лужицу у самой моей ноги.
- Значит, он тоже вас полюбил! - радостно заявила Джоан, хлопая в ладоши.
Немного придя в себя, я сослался на головную боль, флюс, колики, бессонницу и ночное дежурство и, под разочарованные возгласы, начал прощаться. Однако свободу мне удалось купить лишь ценой обещания приехать в воскресенье к чаю и познакомиться с тетями, дядями, а также бывшими сослуживцами полковника.
По пути в Св. Суизин, сестра Плюшкиндт заботливо укутала меня шарфом.
- Бедненький Ричард, - проворковала она. - Папочкин портвейн и вправду крепкий. Но ты не переживай - ты очень понравился всем моим домочадцам. Пора ведь было, чтобы они про нас все узнали, да?
Глава 17
Едва вернувшись в Св. Суизин, я сломя голову влетел к Гримсдайку.
- Господи, что случилось? - ошарашенно спросил он, вскакивая с кровати, на которой безмятежно возлежал в атласном малиновом халате. - На тебя набросился призрак пациента, которому ты отрезал не ту ногу?
- Выпить! - потребовал я, бессильно плюхаясь в кресло. - Скорее!
- Изволь, старина. Ты так мерзко выглядишь, что, пожалуй, и я пропущу стаканчик с тобой за компанию.
Отложив книжку, Гримсдайк полез в комод, предусмотрительно установленный в каждой из наших комнат, и достал из него бутылку джина. Затем принес из ванной второй стакан - явно для полоскания зубов - и налил нам обоим. Дождавшись, пока я осушил свой стакан, Гримсдайк воткнул себе в глаз монокль и торжественно произнес:
- Теперь расскажите доктору все!
Я поведал ему свою горестную историю, но гнусный негодяй только покатился со смеха.
- Лично я ничего смешного тут не нахожу, - обиженно сказал я. Держался с этой гусыней как настоящий рыцарь и - вот что получил взамен! Не успел и глазом моргнуть, как все эти полковники, невротики и фокстерьеры начали хлопать меня по спине, писать мне на ноги и заверять, как, мол, славно, что скоро я вступлю в их дурацкую семейку! И что, черт побери, она могла им всем порассказать?
- Да, старина, влип ты по самую макушку, - весело прохрюкал Гримсдайк.
- Как будто я без тебя этого не знаю! - огрызнулся я. - Вопрос в том как, черт возьми, мне теперь выпутаться из этой передряги?
Гримсдайк отхлебнул из своего стакана.
- По-моему, проще всего взять и жениться на этой милой девушке.
- Жениться! - Мне показалось, что я ослышался. - Ты сказал - жениться? Ты что, совсем рехнулся? Ты хоть видел её родственничков? На тебя наскакивали датские доги? Навухо... Недоносок и Гризлипальди. А от двух или трех сотен их котов вонища стоит, как в коровнике. Нет, я с этой шайкой в один океан не войду!
- Выпей еще, - примирительно предложил Гримсдайк.
- Спасибо. Налей, пожалуйста.
- Предположим, ты все же женишься на сестре Плюшкинд... - задумчиво продолжил он.
- Дт, - поправил я. - Плюшкин-дт.
- Хорошо, Плюшкиндт. Так вот, самое страшное - первая встреча с семьей - для тебя уже позади. Другие наоборот, шли знакомиться со счастливыми слюнями и распростертыми объятиями, а пару минут спустя их уже вышибали под зад коленкой. Ты же ухитрился провести этих милых людей, и каким-то непостижимым образом произвел самое благоприятное впечатление.
Я свирепо зарычал. Гримсдайк сделал вид, что не заметил моего гнева.
- Далее, как справедливо заметил наш ветеран, вам понадобятся кольца. Медяшки, которые дружка вечно теряет у церковного алтаря, стоят пару фунтов, вы же выберете дорогие золотые кольца. Придется тебе оплатить и объявление в "Таймс", после чего твой почтовый ящик несколько недель кряду будет ломиться от предложений услуг фотографов и цветочных магазинов, а также - торговцев противозачаточными средствами. Все твои приятели-холостяки начнут хлопать тебя по спине и поздравлять с подвалившим счастьем, будучи при этом свято уверены, что на самом деле везунчики они, а вовсе не ты. Все станут наперебой предлагать тебе выпить с ними, но тебе будет некогда, ввиду того, что придется все свободные вчера просиживать с невестой и обсуждать бесконечные детали свадебной церемонии. К тому времени ты уже окончательно уверишься, что не хочешь жениться, но все пути к отступлению...
- Послушай, может, ты заткнешься? - потребовал я. - Лично мне совсем не до смеха.
Гримсдайк и ухом не повел.
- ...отрезаны, - продолжил он, - и шансов уцелеть в неравной битве у тебя примерно столько же, как у корзинки яиц под гусеницей танка. Вскоре ты поймешь, что брак это вовсе не единение двух душ, а лишь предлог для женщины, чтобы обзаводиться дорогими тряпками и украшениями. Невеста начинает гордо разъезжать верхом - к восторгу родственников и черной зависти незамужних подруг. Разумеется, её конь это ты. Или - осел, как тебе приятнее. Подружки невесты, все на подбор, будут взяты из сумасшедшего дома - так тебе наверняка покажется. Впрочем, и твоему дружке её родственники будут так же рады, как Джеку-Потрошителю. Твои последние надежды улизнуть развеются как дым, когда на вас обвалится лавина столовых сервизов, вилок, ложек и ножей, пепельниц, кастрюлек и прочей дребедени. Взамен тебе придется ночами напролет строчить благодарственные письма, начинающиеся словами вроде: "Дорогой (драгоценный) дядя Огастес! Бесконечно благодарны Вам за бесценный дар, и тому подобное."
Гримсдайк осушил стакан, подлил себе ещё и продолжил:
- И вот настал торжественный день. С утра ты еле встаешь с гудящей после тяжелого похмелья башкой, потому что дружка уже приехал. Свадебная церемония в церкви под звуки органа...
Не дослушав его болтовни, я со всего размаха шмякнул стакан об пол и вышел, хлопнув дверью.
* * *
Следующее утро выдалось для меня, пожалуй, самым скверным со времени заключительных экзаменов. Газеты словно задались целью сообщать о разводах, расторгнутых помолвках и брошенных детях. Раздел объявлений пестрел предложениями дешевых обручальных колец. С трудом проглотив невкусный завтрак, я поспешил в свое отделение, видя скрытую насмешку едва ли не в каждом взгляде. Мне даже казалось, что сестры за моей спиной указывают на меня пальцами и хихикают.
Еще хуже мне пришлось в операционной. Вновь, как в мои самые первые дни, все у меня валилось из рук. В конце концов даже всегда выдержанный мистер Кэмбридж кротко возвел на меня глаза и промолвил:
- Вы не могли бы, мистер Э-ээ, держаться за ретрактор, а не за пупок пациента?
Хатрик хихикнул и наябедничал:
- Он, наверное, влюбился, сэр.
Я с трудом сдержался, чтобы не запустить в него окровавленным тампоном.
Обед показался мне ещё более остывшим и несъедобным, чем обычно. Я уже безропотно смирился с неизбежностью. К тому же, в конце концов, сестра Плюшкиндт неплохо готовила, да и заботилась обо мне. Родители её, слава Богу, не вечны, собак с кошками, птицами и прочей живностью можно будет раздать в приюты и в детские дома, а с братом и сестрицей я уж как-нибудь свыкнусь. По окончании обеда я поделился этой мыслью с Гримсдайком.
- Как, жениться на этой лягушке? - изумился он. - Да ты с ума сошел!
- Но ты же сам сказал вчера... - проблеял я.
- Господи, я ведь пошутил, - невозмутимо пожал плечами этот проходимец. - Просто твой рассказ о званом ужине так меня насмешил, что я не смог отказать себе в подобном удовольствии. К тому же - не можешь ведь ты жениться на медсестре! Она же тебя клистирами заму чает!
- Но... что мне делать, черт возьми? - вскричал я. - До сих пор от тебя толку было, как от козла молока.
- Совет мой прост, как инфузория-туфелька, старина. Возьми да закрути роман с другой. Неужто ты сам до этого не додумался?
Тем временем в операционную вкатили очередного пациента, и наш разговор прервался. Впрочем, я уже воспрянул духом, и мистер Кэмбридж остался мной доволен. Кошмарные события последних двух дней настолько вышибли меня из седла, что я даже позабыл про сестру Макферсон.
Засыпал я счастливый. Жизнь снова рисовалась в самых радужных красках.
Глава 18
В тот день я почти не видел сестру Плюшкиндт, потому что мы с Хатриком до самого вечера не вылезали из операционной: грыжи, варикозные вены, липомы, биопсии и цистоскопии шли неиссякаемым потоком. В восемь часов, набросив белый халат поверх заляпанного кровью костюма хирурга, я поспешил в отделение, которое в операционные дни напоминало французские позиции по завершении битвы под Ватерлоо. Перед дверью в "Постоянство" я неожиданно столкнулся с сестрой Плюшкиндт в марлевой маске.
- У меня ангина, - прохрипела она, глядя на меня грустными коровьими глазами. - Я должна уйти.
- Ах, как жалко, - посочувствовал я, с превеликим трудом скрывая восторг. - Но ничего страшного. Я проведу обход с сестрой Саммерс. Сегодня мы с тобой все равно не смогли бы встретиться - мне пришлось провести несколько тысяч операций.
- Только не поручай ничего важного сестре Макферсон, - предупредила меня Эдна. - Она совершенно безответственная. Сегодня утром ухитрилась перепутать касторку с грелкой. И не задерживайся допоздна. Ладно?
Я энергично закивал.
- Пойду в лабораторию, - сказала она. - Тампон возьму. Спокойной ночи, милый Ричард.
- Спокойной ночи. Выздоравливай побыстрее.
На обход я отправился, молясь, чтобы при анализе у неё обнаружились самые устойчивые к пенициллину стрептококки за всю историю науки. Пожелание, конечно, эгоистичное, но сестру Плюшкиндт и вправду следовало изолировать от общества.
Отделение я покинул совсем поздно, прихватив с собой медицинские карточки, чтобы закончить заполнять их уже дома. Проглотив в полном одиночестве холодный ужин, я разыскал в комоде Гримсдайка бутылку пива, и уединился в своей комнате. Когда я заполнил последнюю карточку, было уже за полночь, и мои мысли все чаще и чаще уносились к сестре Макферсон. Покидая комнату, я уже составил в голове план: войдя к ней, я нежно её поцелую и приглашу куда-нибудь пойти в пятницу. Она с восторгом согласится, а уже на следующее утро раззвонит об этом по всему Св. Суизину. Я понимал, что подобный поступок не красит джентльмена, но куда было деваться - в данном случае цель, безусловно, оправдывала средства.
Я был рад, застав сестру Макферсон в кухоньке одну.
- Ого, что-то ты поздновато нагрянул, - сказала она. - Все ваши сегодняшние жертвы чувствуют себя нормально. Есть хочешь?
- Фу! - Я поморщился и помахал руками перед носом. - Ты что, матрас сожгла?
- Нет, это, должно быть, табак Джимми Бингхэма. Сколько тебе яиц?
Я насторожился. Теперь я и сам распознал мерзкую вонь бингхэмовской трубки, которую он после каждой трапезы закуривал с видом Гая Фокса* (*Фокс, Гай (1570-1606) - участник Порохового заговора с целью убийства короля Иакова I. Заговорщики заминировали здание парламента бочками с порохом).
- Ах, так Бингхэм заходил к тебе?
- Заходил? Ха! Да он сожрал целую сковородку!
Осмотревшись, я увидел рядом на столе тарелку с яичными разводами, на которой сиротливо торчали обглоданные ошметки бекона.
- А что, хотел бы я знать, он делает в моем отделении? - требовательно спросил я.
Сестра Макферсон звонко рассмеялась.
- А ты разве не знаешь, что Бингхэм каждую ночь навещает меня здесь после твоего ухода? Я ведь прежде работала в профессорском отделении. Мы с Бингхэмом дружили.
- Ах, понимаю.
Соперника я вообще в расчеты не принимал, а, узнав, что он не кто иной, как Бингхэм, я попросту взбеленился. Посчитав, однако, что в глазах любой нормальной женщины сексуальной притягательности у Бингхэма не больше, чем у десятилетнего мальчугана, я решительно приступил к осуществлению задуманного плана.
- Эй! В чем дело? - резко спросила сестра Макферсон, когда я, нежно обняв её, попытался впиться в её губы страстным поцелуем.
- Как в чем? - тупо переспросил я. - Поцеловать вот хотел... А что, нельзя?
- А с какой стати? - пожала плечами сестра Макферсон. - Я, кажется, тебя об этом не просила.
У меня отвалилась челюсть.
- Да, но ведь ещё вчера мы...
- А сегодня я не хочу! - отрезала она.
Я быстро сменил тактику.
- Пойдем куда-нибудь в пятницу?
- Нет.
Такого поворота событий я никак не ожидал.
- Но... почему?
- Потому что я уже обещала Джимми Бингхэму. Он меня часто куда-то водит. А теперь, если желаете выслушать отчет по отделению, мистер Гордон, то я к вашим услугам.
У меня перехватило дыхание.
- Благодарю вас, сестра Макферсон, - пролепетал я. - Докладывайте.
Наутро я встал озлобленный и несчастный. Мало того, что Бингхэм фактически приговорил меня, обрекая на жизнь бок о бок с сестрой Плюшкиндт, но и благосклонность к нему сестры Макферсон, как всегда бывает в подобных случаях, сделала её в моих глазах вдвойне, если не втройне желанной. Она также положила конец медовому месяцу в наших с Бингхэмом отношениях после моего возвращения в Св. Суизин. Теперь меня все в Бингхэме раздражало. В последнее время он регулярно садился рядом со мной за обеденным столом, причем постоянно пытался завести разговор на наши больничные темы. Между тем, профессиональные беседы во время трапезы были в Св. Суизине строжайше запрещены, а нарушителям нередко приходилось платить штраф. Так вот, за обедом, Бингхэм ткнул вилкой в пирог с почками и заявил:
- Похоже, этот бычок страдал гломерулонефритом.
Я состроил страшные глаза и зашептал про штраф, но Бингхэм только пожал плечами.
- Я же про быка, старина. Тем более, что судя по срезу лоханки...
Я не выдержал и выразительно показал ему банан. Остаток трапезы Бингхэм провел на противоположном от меня конце стола.
На следующее утро, совершая традиционный обход, я с изумлением обнаружил в своих палатах сразу пять незнакомых физиономий.
- Откуда взялись эти рожи? - спросил я сестру Саммерс. - Еще вчера вечером их здесь не было.
- Их поместил сюда мистер Бингхэм.
- Бингхэм? Но ведь, черт побери, это мои резервные места! На сегодня у нас целых пять резекций желудка намечено! Какое право он имел занимать мои кровати?
- Их отделение было вчера дежурным, - кротко пояснила сестра Саммерс. - Они имеют право распределять больных, когда тех привозит "скорая помощь".
- А что с ними такое?
Сестра Саммерс взяла со стола список вновь поступивших и пробежала его глазами.
- Все положены на обследование.
- На обследование! - взорвался я.
Осмотрев всех пятерых, я убедился, что лишь один страдал от хронического запора, тогда как остальные четверо были абсолютно здоровы.
- Эй, Бингхэм! - позвал я, когда этот негодяй появился в нашем коридоре. - Какого дьявола ты забил мои палаты своими пациентами?
Бингхэм моментально нахохлился.
- Я имел на то полное право, старина.
- Чушь собачья! - фыркнул я. - Все они здоровы, как лошади. Держу пари, что ты принял их лишь потому, что не мог решить, острый у них живот или нет. А выставить их на улицу как симулянтов ты боялся. Кишка тонка.
- Крайне непрофессиональное замечание, коллега, - процедил Бингхэм, скрываясь в лифте. Он хлопнул дверью, и лифт тронулся с места. На сей раз не застрял, к сожалению.
* * *
- Я просто на стенку лезу, - пожаловался я в тот же вечер Гримсдайку. - Этот паршивый Бингхэм - ходячий позор для нашей профессии, а самая очаровательная женщина Св. Суизина тратит на него свои драгоценные ночные дежурства. Чертовски несправедливо.
- Женские вкусы непредсказуемы, дружище. - Гримсдайк с задумчивым видом растянулся на кровати. - Даже не поверишь, на каких орангутанов они порой клюют. Вспомни только свадебные фотоснимки в "Татлере".
- Да, но - Бингхэм! Да ведь это - настоящий Калибан*. Квазимодо в белом халате!
Бингхэм вставил в глаз любимый монокль и воззрился в потолок.
- Давай не забывать о нашей главной цели, дружище, - произнес он. - Ты ведь должен прежде всего вырваться из цепких лап Плюшкиндт и её паучьей семейки. Верно? Для достижения этой цели ты собираешься воспользоваться сестрой Макферсон. Но почему не испытать какой-нибудь другой пестицид? Стены Св. Суизина ломятся от хорошеньких медсестричек, которые только спят и видят себя в объятиях молодого доктора.
Чуть помолчав, я ответил:
- Откровенно говоря, мне кажется, что я влюблен в сестру Макферсон.
Гримсдайк выпучил глаза, а потом вдруг громко, до неприличия, заржал.
- Извини, старичок, - сказал он, утирая слезы. - Просто слишком неожиданно вышло. Ты меня наповал сразил. С психологической точки зрения, все объясняется элементарно: ты хочешь утереть нос Бингхэму, отбив у него его пассию. такое сплошь и рядом случается.
Я замахал руками.
- Ты ничего не понимаешь. Она и в самом деле совершенно изумительная. Умница, прехорошенькая, с прекрасным чувством юмора...
- О, святая простота! - вздохнул Гримсдайк.
- Да и потом - что ты смыслишь в психологии? Ты же в ней - ни уха, ни рыла. Больных ты видишь только спящими под наркозом.
Гримсдайк терпеливо усмехнулся.
- Если не веришь мне, давай попробуем наоборот. Начни расхваливать сестру Плюшкиндт перед сестрой Макферсон. Вбей ей в голову, что она может стать разрушительницей семейного очага. Держу пари: она сразу превратится в голодную кошку, перед которой поставили блюдечко сметаны.
Хотя я был и не слишком высокого мнения о психологических способностях Гримсдайка, но тем не менее решил воспользоваться его советом. Как-никак, Гримсдайк был старше и опытнее меня. И в итоге все получилось даже удачнее, чем я мог ожидать. Навестив сестру Макферсон, я первым делом извинился за свое поведение во время нашей последней встречи, пояснив, что её невероятная притягательность даже заставила меня на какое-то время забыть сестру Плюшкиндт, хотя именно к ней должны быть устремлены все мои помыслы. Я даже лицемерно добавил, что сестра Плюшкиндт - замечательная особа, но мне страшно жаль, что не сестра Макферсон оказалась на её месте... После чего, набравшись терпения, приступил к долговременной, но планомерной осаде.
Это было в понедельник. Уже в среду сестра Макферсон согласилась, что сходит со мной в ресторан, если я обещаю не говорить ничего Бингхэму, а в пятницу ночью сама пригласила меня поискать какие-то пропавшие вещицы в свою крохотную, но уютную комнатенку. В воскресенье я окончательно решил, что влюблен в нее, а в понедельник в моей голове зародились уже совершенно шальные мысли.
В тот же вечер я признался Гримсдайку, что благодаря его совету мои отношения с Нэн Макферсон наладились. Потом спросил:
- Как считаешь, не пригласить мне её съездить со мной на уик-энд? За город, хотя бы.
- Отличная мысль, - откликнулся Гримсдайк. - Думаю, она тебе не откажет. В крайнем случае - наградит оплеухой.
Той же ночью, едва отдышавшись после особенно пылкого поцелуя, я предложил сестре Макферсон:
- Послушай, Нэн, а что если нам в следующий раз не просто пойти куда-нибудь поужинать, а... - Я судорожно сглотнул. Предложить ей воспользоваться пожарной лестницей я не мог из-за опасного соседства Бингхэма. - Словом, как насчет того, чтобы выбраться куда-нибудь за город, ну и... Понимаешь, к чему клоню, да?
Она изумленно уставилась на меня. Потом кокетливо погрозила пальцем:
- Ах, доктор, ну вы проказник! Неужто это непристойное предложение?
Я почувствовал, что краснею. Потом пробурчал:
- Лично я ничего непристойного в нем не нахожу. Просто съездим куда-нибудь, подышим свежим воздухом...
- Ступай, Ричард - ночная сестра будет здесь с минуты на минуту.
- Но как насчет уик-энда?
- Посмотрим, - улыбнулась сестра Макферсон, прикладывая палец к моим губам.
- Клянусь, что ни одна душа об этом не узнает, - пообещал я. Особенно Бингхэм. Надеюсь, ты с ним никуда не ездила? - спросил я, охваченный внезапным ужасом.
Нэн расхохоталась.
- Джимми ещё не вырос из пеленок.
- Скажи "да"! - взмолился я. - Я не вынесу ожидания.
- Иди же, Ричард! Нас сейчас застукают!
- Не пойду, пока не пообещаешь.
- Ну, что ж... Ладно, я все равно собиралась купить новую зубную щетку.
- Нэн, милая! Какое счастье...
- Ш-шш! - шикнула она. - И помни - ни гугу.
- Клянусь.
Не чуя под собой ног, я помчался к Гримсдайку.
- Представляешь, Грим? - с порога завопил я. - Выгорело! Она согласилась! На целый уик-энд любовных утех! По крайней мере - на ночь, поправился я.
- Господи, и ты разбудил меня, чтобы поведать о своих гнусных затеях?
- Мне нужен твой совет. Видишь ли, у меня нет ни малейшего опыта в... таких делах. Куда нам ехать? В Брайтон? И как расписаться в книге для посетителей? Смит или Джонс? А вдруг с нас потребуют свидетельство о браке или ещё что-то в этом роде...
- Знаю я один отельчик... "Шутовской колпак", кажется. Там очень романтично. Можешь попробовать. А теперь - выматывайся отсюда. Я спать хочу.
- "Шутовской колпак"? - переспросил я. - Спасибо, друг! Век не забуду!
- Надеюсь, ты идешь на все это ради того, чтобы избавиться от сестры Плюшкиндт? - спросил он.
- О Господи! - всплеснул руками я. - Совсем из головы вылетело!
- Не нравится мне это, - вздохнул Гримсдайк, роняя голову на подушку. - Совсем не нравится.
В течение последующих нескольких дней мы с Бингхэмом улыбались и шлепали друг друга по спинам как самые закадычные друзья. До сих пор ума не приложу, какую психологическую подоплеку подвел бы под это Гримсдайк на сей раз.
Глава 19
Упрямые стрептококки, осадившие горло сестры Плюшкиндт, упорно отказывались поддаваться всем врачебным попыткам избавиться от них. Она уже вскоре поправилась, но поскольку в Св. Суизине не приветствуют медсестер, заражающих пациентов устойчивыми к пенициллину стрептококками, то собрался консилиум. Главный ухогорлонос посоветовал сестре Плюшкиндт удалить миндалины с аденоидами, прочистить носовые пазухи и выдрать все зубы; инфекционист же, известный не столь радикальными взглядами, предложил посидеть недельку дома. Такое лечение показалось всем предпочтительнее, и на следующий день сестра Плюшкиндт отправилась в Митчем, запасшись целой кипой журналов по домоводству.
- Объявим о нашей помолвке, когда я вернусь, - известила она меня. - Я ещё до сих пор никому ничего не рассказывала... Кроме самых близких подруг, конечно. Заодно и о дате свадьбы всех оповестим, да? И смотри мне - пока меня нет, нигде допоздна не засиживайся.
Пару дней спустя, трепеща от возбуждения, я катил на "Доходяге Хильде" на встречу с сестрой Макферсон.
План мы с ней разработали накануне, за стаканом грога. Я оставил вместо себя своего помощника, спросив у мистера Кэмбриджа разрешения на одну ночь оставить Св. Суизин; Нэн сказала Бингхэму, что должна навестить родителей. Чтобы не рисковать, мы уговорились встретиться возле зоопарка.
Она ждала меня у главного входа с небольшим саквояжем.
- Приветик! - радостно прокричал я, лихо останавливая Хильду и раскручивая леску, которой удерживал дверцу в запертом состоянии. - Извини, что заставил ждать. Чертовское свинство с моей стороны.
И вдруг я перехватил её изумленный взгляд.
- В чем дело? - встревоженно спросил я, оглядывая себя. - С костюмом что-то не в порядке?
- О Господи! - вырвалось у Нэн. - Ты хочешь, чтобы я ехала в этой колымаге?
И только тут я сообразил, что она впервые видит "Доходягу Хильду".
- Это замечательный спортивный автомобиль, - с достоинством произнес я. - Надежный, как лондонский автобус. Подожди только, пока мы тронем с места - сама увидишь.
- Да, прелесть, - с сомнением произнесла Нэн. - Настоящий паровой котел на колесах. А как мне взойти на борт? Ты сбросишь веревочную лестницу?
Я помог ей забраться в машину и усадил в кресло, которое привязал слева от своего сиденья. Самолюбие мое было ущемлено - "Доходягой Хильдой" я искренне гордился, и шутливый тон сестры Макферсон резал мне слух. Тем не менее, не желая портить начало столь многообещающего путешествия, я задорно выкрикнул:
- Держись, я трогаю!
- Вперед, Джеймс! - в тон мне ответила Нэн.
Я был жестоко уязвлен таким щелчком по самолюбию. Полчаса спустя мне вдруг пришло в голову, что я впервые видел сестру Макферсон без её больничной униформы. Более того, я вдруг сообразил, что никогда не смотрел на неё при дневном свете. К сожалению, Нэн относилась к числу тех медсестер, которых накрахмаленная униформа с чепчиком только красит. Вдобавок в поездку она почему-то решила отправиться в странного вида оранжевой штуковине, напомнившей мне шерстяные костюмы, в которых одно время любил расхаживать мистер Бернард Шоу. Да и лицо её за пределами интимного полумрака больничных покоев в значительной мере утратило привлекательность. Небрежно наложенный макияж, неаккуратно зачесанные волосы и даже веснушки, столь очаровывавшие меня ещё вчера, теперь напоминали мне сразу дюжину кожных заболеваний. К тому же было с очевидностью ясно, что сестра Макферсон гораздо старше меня.
Мое дурное настроение усугублялось не только тем, что она продолжала то и дело называть меня Джеймсом, но и погодой: ярко светившее с утра солнышко скрылось за тучами, и задул препротивнейший ветер. В довершение невзгод, у меня заболело горло: стрептококки сестры Плюшкиндт, роем устремившиеся ко мне при нашем прощальном поцелуе, уже наверняка наплодили детей и внуков, которые сейчас устроили шабаш на моих слизистых, предаваясь самому гнусному разгулу. Если покидал я Св. Суизин с горлом, в котором лишь слегка першило, то сейчас в нем жгло, как у пожирателя огня после неудачного представления.
По счастью, когда Лондон остался далеко позади, у сестры Макферсон разыгралось романтическое настроение и она, склонившись ко мне, начала гладить меня по руке, нашептывая приятные слова. Причем не только ухитрилась несколько раз подряд назвать меня Ричардом, но даже похвалила Хильду, признав, что не каждый механизм времен завоевания Британии Цезарем способен бегать в наши дни с такой резвостью. Словом, к тому времени, когда в начавших сгущаться сумерках впереди замаячили огни "Шутовского колпака", я уже приободрился, предвкушая предстоящее приключение.
- Вот мы и приехали, Нэн, - сказал я, притормаживая перед входом в гостиницу.
Сестра Макферсон подозрительно вгляделась в ближайшее разбитое окно.
- Ты уверен, что мы приехали туда, куда хотели? Мне кажется, что это скорее какой-то приют для умалишенных.
- Внутри должно быть очень романтично. И главное - если верить моему просвещенному приятелю, - то хозяева придерживаются вполне прогрессивных взглядов.
Сестра Макферсон недоверчиво хмыкнула. Мое сердце учащенно заколотилось.
- Ты правильно надела кольцо? - спросил я внезапно дрогнувшим голосом.
- Ну конечно, глупыш, - пожала плечами Нэн. - Помоги мне выбраться.
Я подал ей руку, и Нэн спрыгнула на землю.
Когда я попытался расспросить Гримсдайка про "Шутовской колпак" более подробно, он в ответ только проквакал, что это "постоялый двор в лучших английских традициях". Признаться, традиции эти меня несколько смутили. Возможно, от плохого знания собственной истории, подумал я. Стены внутреннего холла были утыканы головами оленей, выдр, барсуков, лис, хорьков, горностаев и куниц; на полках под стеклянными футлярами красовались чучела щук, лососей, форелей, окуней и лещей; в углу горделиво выставили грудки пара бекасов, а над лестницей угрожающе белел рогатый череп бизона. Царящие в холле сумрак, замшелая тишина и запах вековой пыли поневоле заставили меня вспомнить Музей естественной истории на Кромвель-Роуд.
Слева я увидел дверь с растрескавшимся матовым стеклом, на котором витиеватыми буквами было выведено: "КОФЕЙНЫЙ ЗАЛ"; дверь напротив украшала надпись "ГОСТИНАЯ". В углу за кадкой, из которой одиноко торчала чахлая пальма, возвышалась деревянная стойка с табличкой "СПРАВКИ". Рядом висел на цепочке небольшой медный колокольчик.
- Ах, как уютно, - пробормотала сестра Макферсон.
- Здесь, видимо, очень спокойно, - произнес я, понимая, что должен отстаивать честь нового пристанища. - Как-никак, мы с тобой в самую глушь забрались.
Нэн не ответила, и я, поставив наши вещи на пол, робко звякнул в колокольчик. Дожидаясь, пока кто-то появится, я прочитал объявление, предупреждающее, что гостиница не несет ответственности за похищенные у нас ценности. Никто не спустился, и я дернул за шнурок ещё раз.
Вокруг стояла гробовая тишина.
- Надеюсь, персонал этой славной гостиницы не постигла судьба экипажа "Летучего Голландца"? - промолвила сестра Макферсон, напудривая носик.
- Просто в этой части Англии люди любят поспать, - неуверенно пояснил я. - Больше им здесь нечем заняться. Мы ведь не на Пикадилли-Серкус в конце концов.
- Да, я уже начала замечать, - кивнула Нэн, разглядывая паутину на потолке. - Обойдя всю гостиницу, мы не найдем ни души, зато на столах будет стоять полусъеденная пища, ванны будут наполнены ещё теплой водой, кровати - застелены, а камины разожжены. Потом окажется, что сюда проникло какое-то жуткое чудовище с Марса, и все сбежали, за исключением одного старичка, который от страха тут же дал дуба. Его неостывший труп с исказившимся от животного ужаса лицом мы найдем в саду. Какая сенсация для нашей желтой прессы! Мы позвоним в "Дейли экспресс", и вскоре сюда нагрянут столичные щелкоперы с фотографами. "Ну-ка, любезный доктор, объясните, что вы тут делаете в обществе дипломированной медсестры..."
- Помолчи, пожалуйста, - нервно осадил её я. Горло уже драло по-настоящему. - Видишь - я и так стараюсь.
Одной рукой я звонил в колокольчик, а другой барабанил по матовому стеклу. Сестра Макферсон, помогая мне, нетерпеливо топала ногами по полу.
- Че вам?
Открылась дверь кофейного зала, и в холл высунулась чья-то физиономия, а в следующую минуту показались и остальные части тела. Перед нами предстал лысый, как биллиардный шар, старикан в засаленной жилетке.
- Нам нужна комната.
Старичок почему-то испугался.
- Я приведу миссис Дигби, - проскрипел он и растаял в воздухе.
Мы молча прождали несколько минут. Я уже подумывал было, не лучше ли будет запихнуть сестру Макферсон в "Доходягу Хильду" и дать деру, когда дверь рядом со мной резко распахнулась.
- Да?
Передо мной возникла одна из самых неприятных женщин, которых я когда-либо видел. Худое лицо с длинным острым носом, колючий взгляд, подстриженные под горшок волосы, золоченое пенсне на цепочке и платье, явно перешитое из балахона надзирательницы колонии для несовершеннолетних преступников.
- Да? - сухо повторила она, взирая на меня с нескрываемой неприязнью.
- А... Э-ээ... Вы миссис Фигби? - проблеял я.
Стальные глаза гневно сверкнули.
- Я миссис Дигби, - процедила она жестким как наждак голосом.
- Отлично. То есть, я хотел сказать... - В моем горле разыгралась настоящая баталия, а язык упорно не желал ворочаться. - Видите ли, нам нужен номер.
- Да?
- У вас есть свободный номер?
- Да.
Я уже нервничал как мускусная крыса - мы дошли до той стадии, которую я столько репетировал, уединясь в своей комнате. В дешевых книжках и воскресных газетах все это выглядело проще пареной репы: главная сложность заключалась в том, чтобы уговорить девушку, а остальное всегда шло как по маслу. Теперь же, глядя на эту мымру, взиравшую на меня с откровенной ненавистью, мне казалось, что легче соблазнить сотню монашенок во главе с матерью-настоятельницей, нежели убедить цербера в юбке, что мы с Нэн - муж и жена.
- Фамилия? - рявкнула она, раскрывая журнал размером с кадастровую книгу.
- Филлимор, - заявил я, заранее решив, что такой псевдоним ни у кого подозрений не вызовет.
- Распишитесь здесь.
Она вручила мне ручку, и я принялся лихорадочно вписывать в журнал фамилию, имя, адрес и национальную принадлежность, второпях разбрызгивая чернила и разрывая пером бумагу. Последняя графа, которую я заполнять не стал, предназначалась для особых отметок.
Свирепая хозяйка гостиницы промокнула мои каракули. Брови её поползли на лоб.
- А кто из вас Фремли? - процедила она.
- А? Что вы сказали, миссис Регби? - встрепенулся я.
- Дигби! - прошипела она.
- Ах да! Извините. Фремли это я. Я! Мистер Фремли. А Филлимор - вот эта дама. Мисс Филлимор.
Я был готов оторвать себе голову. Фремли было моим вторым выбором после Филлимора, но, охваченный волнением, я перепутал. Миссис Дигби смотрела на меня, как Гамлет на своего дядю Клавдия.
Я попытался улыбнуться и прохрипел:
- Нам нужны два номера.
- Еще бы! - зловеще фыркнула мегера.
Я засунул руки в карманы, потом вытащил наружу и поскреб в затылке.
- Мисс должна зарегистрироваться.
Хозяйка вручила ручку сестре Макферсон, которая хладнокровно нацарапала: "Гортензия Филлимор, Парк-Лейн, Лондон".
Считая себя обязанным пояснить столь странное прибытие не состоящей в браке парочки в загородную гостиную, я заговорил:
- Мы просто путешествуем на север. Она, знаете ли, моя кузина. Мы едем на похороны нашего дяди. Замечательный был джентльмен, богатый промышленник. Вы, возможно, слыхали о нем. Работаем мы оба в Лондоне, вот и решили, чтобы сберечь средства, поехать вдвоем. По дороге спросили, есть ли в этих местах хорошая гостиница, и нам подсказали...
- Эр-нест! - оглушительно завопила мегера. - Эр-нест! Где ты, Эрнест?
Из кофейного зала снова вынырнула плешивая голова.
- Че?
- Возьми багаж.
Старичок, с виду неспособный нести что-либо тяжелее почтовой открытки, заковылял к нам.
- Дама будет жить в номере три, - проскрипела миссис Дигби, снимая с доски увесистый ключ. - А джентльмен... - Она прошагала к самому концу стойки. - В номере девяносто четыре.
- Угу, - прошамкал Эрнест, подхватывая наши саквояжи. - Ступайте за мной.
- Мы брат и сестра, - пояснил я, следуя за ним по пятам. - Двоюродные. Едем на похороны дяди. Он был промышленником, бедняга. А работаем мы в Лондоне, вот и решили поехать вместе. По дороге нам посоветовали завернуть на ночлег к вам, вот мы и...
- Номер три! - прервал меня Эрнест, словно провозглашая победителя Дерби. Распахнув дверь, он зажег свет. Мы оказались в огромном зале размером с биллиардную. В номере были два стола с мраморными крышками, украшенных вазочками с искусственными фруктами, старинное трюмо с херувимчиками, мраморный же умывальник и массивные платяные шкафы, в которых можно было запереть целую шайку грабителей. Посередине залы возвышалась исполинская кровать с балдахином.
Сестра Макферсон, которая за последние пять минут не произнесла ни слова, громко ахнула.
- Господи, я просто глазам своим не верю, - изумленно промолвила она.
- Ступайте за мной, - прошамкал Эрнест.
- Надеюсь, здесь тебе будет удобно, - сказал я. - Встретимся через пять минут внизу. Выпьем что-нибудь.
- Мне-то уж точно будет удобно, - усмехнулась Нэн. - Мне не привыкать ночевать посреди собора Святого Павла.
- Ступайте за мной, - настойчиво повторил Эрнест.
Номер Нэн был на втором этаже, а вот моя комната располагалась в самом конце запутанного лабиринта, причем добраться до неё можно было, только несколько раз поочередно поднявшись, спустившись и преодолев несколько длиннющих, похожих на кишки, коридоров.
- Ума не приложу, почему она вас здесь поселила, - проворчал Эрнест, останавливаясь перевести дух на ступеньках узкой и крутой лестницы. - В вашем номере со времен Вильгельма Завоевателя* (*Герцог Нормандии. В 1066 году высадился в Англии и разбил войска англосаксов в битве при Гастингсе. С 1066 г. английский король) никто не останавливался.
Мой номер располагался под самой крышей. Это была узкая и мрачная, не отапливаемая келья с железной кроватью, обшарпанным комодом и цинковым рукомойником, живо напомнившем мне комнату для вскрытия. Под потолком громоздилось нечто похожее на ораву летучих мышей. В щелях свистел ветер. Мужественно улыбнувшись Эрнесту, я вручил ему шиллинг. Старик удивленно вылупился на него, зачем-то попробовал на зуб и сгинул, пожелав мне спокойной ночи. Я тяжело плюхнулся на койку, жалобно заскрипевшую под моей тяжестью. Если это была всамделишная любовь, то я больше не удивлялся, что Казановы водились только в странах с теплым климатом.
Глава 20
В холл я спустился первым. Поскольку в гостинице стояла та же мертвая тишина, которая приветствовала нас по прибытии, я решил пока обследовать, что скрывается за дверью с надписью "ГОСТИНАЯ". Небольшое помещение было скудно обставлено столами и стульями, напоминавшими одиноких путников, замерзших в горах. По углам были расставлены ещё три или четыре чахоточные пальмы, а у противоположной стены притулилась металлическая жаровня с решеткой, в которой стыдливо тлели издыхающие угольки.
Чувствуя себя вконец больным и разбитым, я решил, что нужно срочно выпить чего-нибудь покрепче. Возле жаровни висел ещё один колокольчик, но, уже изучив местные обычаи, я звонить не стал, а, высунув голову в холл, несколько раз сипло проорал:
- Эй! Эй там!
Из кофейной вынырнула худощавая приземистая личность во фраке, фалды которого едва не волочились по полу. Вблизи я разглядел, что это довольно румяный и рыжеволосый молодой человек. Хоть один приличный служащий, подумал я. Официант, должно быть.
- Что вы хотели? - осведомился он с дружелюбием уроженца Ирландской республики.
- Выпить, - прогундосил я.
- Пожалуйста, здесь это только приветствуется, - улыбнулся официант.
- Что у вас есть?
- О, все что душе угодно, - развел руками ирландец. - Джин, виски, ром, "Гиннес", молочный ликер, ментоловый ликер, портвейн, яичный...
- Я хочу виски. Двойную порцию - в один бокал. А аспирин у вас есть?
- А что, вам нехорошо? - забеспокоился молодой человек.
- Чертовски даже скверно, - махнул рукой я. - Поторопитесь, пожалуйста.
К тому времени, как сестра Макферсон спустилась в холл, я опорожнил две двойных порции виски и проглотил полтора грамма аспирина. Услужливый официант, по моей просьбе, не только принес угля, но и раздобыл где-то кочергу.
- Мы предпочитаем не слишком роскошничать с углем, - сказал он. - А то попадались гости, которые вели себя так, будто "Куин Элизабет" отапливали.
- Садись сюда, Нэн, - пригласил я сестру Макферсон. - Выглядишь ты чудесно.
- Я бы тоже с удовольствием промочила горло, - призналась она. - У меня в номере жуткая холодрыга.
- Вы не в третьем остановились, случайно? - встрял официант. - В этом номере и правда околеть недолго. Просто не понимаю, как там люди выдерживают. По-моему, проще в палатке переночевать.
- Нам бы выпить, - напомнил я.
- Может быть, сбить даме коктейль? - предложил назойливый ирландец. Вкусно и недорого.
- Принесите два больших виски, - сухо приказал я.
Когда он отчалил, а мы пересели поближе к огню, я почувствовал себя немного лучше.
- Не повезло с комнатами, - сокрушенно покачал головой я, оглянувшись, дабы удостовериться, что ирландец не подслушивает под дверью. - Эта мерзкая гусыня меня совсем с толку сбила.
- Ничего страшного, - великодушно промолвила сестра Макферсон, затягиваясь сигаретой. - Проберешься ко мне ночью, когда все уснут. В конце концов так, может быть, даже и к лучшему.
- Да. Извини, - сказал я и взял её за руку. - Я, видишь ли, впервые оказался в такой ситуации. И... Мне очень, очень хочется, Нэн, чтобы у нас с тобой все получилось.
Она улыбнулась и стиснула мои пальцы.
- Ты очень милый, Джей... Ричард. Очень.
Официант принес нам виски, но не ушел, а остановился рядом. Я раздраженно приподнял голову.
- Я посмотрел в книгу постояльцев - вы, оказывается, из Лондона, проговорил он. - А чем, дозвольте спросить, вы занимаетесь?
- Я врач.
Я тут же прикусил губу, но было уже поздно. Вторая идиотская ошибка за короткое время.
Глаза официанта жадно загорелись. В них заплясали голодные огоньки.
- Ах вот как! - произнес он, потирая руки. - Ах, как интересно! - Не дожидаясь приглашения, он уселся рядом. - Я просто восхищаюсь людьми вашей профессии, доктор. Преклоняюсь перед вами. У меня есть брат, который тоже хотел выучиться на врача, но повздорил с властями. Теперь он устрицы раскурочивает в отеле на О'Коннелл-стрит. А жаль, хороший был бы врач. А ваша спутница - конечно, медсестра, да?
- Вообще-то она моя двоюродная сестра, - отрезал я. - Наш дядя, крупный предприниматель, внезапно умер. Мы на его похороны едем. А здесь мы остановились, потому что один человек сказал, что...
- Это просто счастье, доктор, что вы к нам заехали, - перебил он. Меня, видите ли, ноги беспокоят, а я как раз собирался завтра к врачу ехать. Теперь, поскольку здесь вы, я, разумеется, никуда не поеду. Вот смотрите: когда я ставлю ногу так, то вот здесь начинает болеть...
Официант стащил правый ботинок и собирался уже снять носок, когда я решительно остановил его.
- Если не возражаете, о ваших хворях мы поговорим позднее. А сейчас я бы хотел ещё выпить.
- Но вы ещё едва свои рюмки пригубили, - обиженно возопил он.
- Я знаю, - жестко сказал я. - Но, пока вы обернетесь, мы уже допьем.
- Доктор, у меня ещё и почки шалят, - оживился официант. - Посмотрите?
- Потом, потом, - нетерпеливо отмахнулся я. - Принесите нам выпить.
- Как скажете, доктор. Я могу и подождать.
Мы выпили, и сестра Макферсон заметно оживилась. По счастью, докучливого официанта позвали сервировать столы к ужину.
- Как насчет ужина? - спросил я Нэн.
- Ум-мм, я жутко проголодалась, - сказала она. - К тому же нам предстоит убить ещё часа три, прежде чем все разбредутся.
Я пригнулся и поцеловал её. Нэн звонко рассмеялась.
- Интересно, как там наша сестра Плюшкиндт? - промолвила она.
Хохоча, мы рука об руку направились в кофейную.
* * *
Позже я пришел к выводу, что именно злополучный ужин и доконал меня. Стены холодной и мрачной кофейной украшали только офорты с изображением лошадей. Большая часть столов пустовала, а немногочисленные постояльцы сгруппировались у небольшого камина. Две старушки за столом, уставленным пузырьками с лекарствами и микстурами, пожилая чета, краснорожий толстяк с рыжими тараканьими усами и худой как жердь седовласый мужчина, который черпал ложкой суп и одновременно читал газету, подставкой для которой служила бутылка пива. Все молчали, сосредоточенно работая челюстями, словно стремились как можно быстрее разбежаться по своим номерам.
- Проходите, доктор! Сюда, пожалуйста, доктор! - громко позвал официант, подскакивая к нам. - Я усажу вас прямо у самого камина, доктор! Здесь вам будет удобнее, доктор! - Он провел нас к маленькому столику, стоявшему едва ли не в самом камине, и услужливо обмахнул салфеткой стулья. - Пожалуйста, доктор. Прошу вас, мисс. Тепло и уютно, не правда ли?
Будучи наверняка родом из краев, где почитали только церковь и медицину, официант тут же зачислил нас в свои фавориты. С одной стороны, это, несомненно, повысило качество обслуживания, но с другой - привлекло к нам всеобщее внимание.
- Что прикажете подать, доктор? - спросил официант, изогнувшись дугой.
Я пробежал глазами меню.
- Мне, пожалуйста, "Потаж Дюбарри"*(* Густой суп (франц.)), - выпалил я, пытаясь не обращать внимания на зрителей, которые таращились на нас во все глаза.
Официант помрачнел.
- Я бы вам не посоветовал брать это блюдо, доктор.
- Хорошо, - кивнул я и посмотрел на сестру Макферсон. - Тогда принесите нам тушеную камбалу с отварным картофелем и капустой.
Официант озабоченно почесал карандашом затылок.
- На вашем месте, доктор, я бы не стал пробовать рыбу, - сказал он наконец. - Всем я, разумеется, это не говорю, но наша кошка от этой камбалы нос воротит.
- А как насчет баранины, запеченной в горшочке? - язвительно осведомился я. - Ваша собака её ест?
Официант обиженно замолчал, но что-то настрочил в своем блокнотике.
- Еще вина, пожалуйста. - Он сделал вид, что не понимает, и я спросил: - У вас есть вино?
- О да, вино есть. Я принесу вам бутылку.
- Красного, - твердо сказал я. - Желательно - бургундского. Но только в том случае, если оно комнатной температуры.
- Положитесь на меня, доктор, - заверил официант, отправляясь на кухню.
- Я правильно понял, - прогудел наш сосед с рыжими усами, - что вы врач, сэр?
Я, скрепя сердце, кивнул.
- Майор Глинтвейн, - представился он. - Буду чрезвычайно счастлив познакомиться с вами и с вашей очаровательной супругой...
- Я вовсе не его супруга, - кокетливо хихикнула сестра Макферсон.
- Она моя двоюродная сестра, - заученно пояснил я. - У нас был дядя в Шотландии, который умер, и мы едем на его похороны. Он был предприниматель. А мы живем в Лондоне, - зачем-то добавил я.
- Надеюсь, вы не обидитесь, - пробасил майор Глинтвейн, - но лично я врачам не доверяю. То есть, против самих врачей я ничего не имею. Тем более, что некоторые мои друзья относятся к вашему же сословию. Но вот в саму медицину я не верю, - глубокомысленно закончил он.
- Я тоже, - неожиданно для меня и окружающих возвестила сестра Макферсон. С пьяной удалью, как мне показалось.
Майор просиял.
- Неужели? Очень, очень любопытно. А вы... простите, имеете отношение к медицинской специальности?
- Да, я из друидической сестринской общины. Мы лечимся только белой омелой, а порой на рассвете устраиваем церемониальные жертвоприношения. Хотите, выведу вам бородавки?
Майор опешил было, но затем взял себя в руки.
- Уверен, доктор, что мой случай заинтересует вас, - подобострастно заговорил он. - Мне даже любопытно было бы услышать ваше мнение. Хотя я вовсе не уверен, что вы одобрите мое лечение. - Он хитро осклабился, откинулся на спинку стула, расстегнул пиджак и выставил на обозрение свое изрядное брюшко. - Представляете, доктор, когда мне исполнилось пять лет, врачи уверяли, что жить мне осталось всего полгода!
К счастью, именно в эту минуту официант принес баранину в горшочках и красное вино, подогретое едва ли не кипения, и нам не пришлось выслушивать хвастливый рассказ майора о нашептываниях какой-то ведуньи, заговорившей ему сразу все болячки. Когда мы перешли к сыру, майор уже задирал брючины и демонстрировал окружающим зарубцевавшиеся шрамы от застарелого остеомиелита. В беседу вступил и седовласый, оказавшийся, как и майор, коммивояжером. Он поведал всем о том, как мучился геморроем. Тут не выдержал и наш официант. Опершись на камин, он принялся хвастать камнями в почках и больными ступнями.
- Раз у вас камни, - вставила сестра Макферсон, - вам нужно побольше пить. Промывайте почки водой. Чистой водой. Пейте вволю - несколько галлонов в день.
- Ерунда! - не выдержал я. Виски возымело свое действие, в голове шумело, а горло немилосердно драло. - Для дипломированной медсестры твои воззрения поразительно устарели. Современные методы лечения мочекаменной болезни начисто отрицают...
- Ах, так вы, значит, врач и медсестра! - обрадованно прокудахтала старая перечница справа от нас. - А что, позвольте спросить, привело вас в наши края?
- Мы встретили по дороге одного человека, который порекомендовал эту гостиницу. Мы вообще-то кузен и кузина. а едем мы на похороны дядюшки, который...
- О Господи! - громко выпалила сестра Макферсон. - Может, хватит? Она встала. - Я пошла спать.
Спать! Я внезапно вспомнил, зачем мы сюда приехали, и сказал ей вслед:
- Я сейчас тоже пойду.
- Но ведь ещё и десяти нет, - возразил майор. - Давайте пропустим по стаканчику.
- Нет, благодарю. - Я повернулся к официанту, который стоял, задумчиво почесывая ляжку. - Принесите мне то, что осталось от нашей бутылки виски. Заберу к себе в номер.
Сидя на краешке жесткой кровати, я предавался грустным мыслям. Как дорого я бы дал сейчас, чтобы лежать дома в теплой постели, благодарно попивая чай с медом, который каждые полчаса подносила бы какая-нибудь заботливая сиделка. Увы, мне предстояло выдержать испытание до конца. В противном случае многоопытная сестра Макферсон, для которой - в этом я был свято убежден - подобные приключения не были в новинку, заклеймит меня несмываемым позором.
Выждав, пока вокруг все стихло, я медленно разделся, облачился в халат и осторожно распахнул дверь. Снаружи было темно, и стояла могильная тишина. Я начал спускаться по ступенькам.
Не знаю, по какой причине - из-за температуры, виски или волнения, но мое сердце колотилось как безумное. Я крался по коридорам почти ощупью, постаравшись как следует запомнить дорогу к номеру три, когда возвращался к себе после ужина. Точно зная, что возле притороченного к стене огнетушителя надо повернуть налево, я повернул, спустился на три ступеньки и оказался на втором этаже. Я перевел дух, перепроверил свое местонахождение, нащупав мраморную статуэтку Британии, и уже готовил силы для завершающего броска, когда вспыхнул свет.
- Да?
Миссис Цербер-Дигби в халате и сеточке для волос стояла в дверях своей комнаты.
Я попытался улыбнуться.
- Э-ээ... добрый вечер.
Она промолчала.
- Я искал ванную, - нашелся я.
- Ванная есть и на вашем этаже.
- Да что вы? В самом деле? А я не заметил.
- Она находится прямо напротив вашего номера. На дверях крупными белыми буквами написано "ВАННАЯ".
- Спасибо, - раскланялся я. - Огромное спасибо. Ужасно глупо было сюда притащиться. И как это я не заметил? Все удобства, надо же. Прекрасный у вас отель. Замечательный.
Миссис Дигби не ответила, и мне пришлось вернуться к себе тем же путем, что я и пришел. Мегера дождалась, пока я исчезну за поворотом, и лишь тогда выключила свет. Прождав в холодном коридоре десять минут, я попытался прокрасться обратно, но она снова зажгла свет, прежде чем я успел достичь основания лестницы.
- Как вы сказали - напротив моей двери? - переспросил я. - С табличкой "ВАННАЯ"?
- Да!
- Понятно, мэм. Спасибо. Спокойной ночи, мэм. Счастливых сновидений.
Я вернулся в свой номер и залпом допил оставшееся в бутылке виски. Часы показывали уже половину двенадцатого. Похоже, для успешного выполнения задуманного плана мне предстояло прождать ещё час. А то и два. Я улегся на кровать и раскрыл номер "Ланцета", который случайно прихватил с собой.
Когда я проснулся, было уже девять утра.
- О Господи! - воскликнул я, уже предвидя, как стану в Св. Суизине всеобщим посмешищем. Одевшись на скорую руку, я соскользнул вниз и промчался к номеру три. В комнате никого не было, а на кровати сестры Макферсон одиноко лежала розовая ночная рубашка. Холл тоже было пуст, да и в кофейной не оказалось ни души.
- Если ищете свою даму, - с ехидцей произнес высунувшийся из кухни официант, - то она ушла гулять с майором.
* * *
На обратном пути мы с сестрой Макферсон почти не разговаривали. Лишь, завидев ворота зоопарка, она залилась звонким смехом.
- Не понимаю, отчего ты веселишься, - угрюмо промолвил я. - У меня, между прочим, дикая температура, горло болит и башка раскалывается. Да и откуда я мог знать, что у них там творится?
- Я тебя вовсе не виню, - снова прыснула Нэн. - Представила просто, как наши девчонки обхохочутся.
- Как, ты им расскажешь? - испугался я.
- Конечно! А почему бы и нет? Ведь жизнь у медсестер скучная и однообразная. А минутка веселья её скрасит.
- Если ты хоть слово ляпнешь своим подружкам, - прошипел я, - я раззвоню об этом по всему нашему корпусу. Бингхэм будет очень рад.
Но она только засмеялась.
- О нет, ты не посмеешь.
- Еще как посмею!
Но я уже знал, что она права.
Сестра Плюшкиндт с тех пор никогда больше со мной не разговаривала. А две недели спустя сестра Макферсон объявила о помолвке с Бингхэмом.
Глава 21
- Да, не повезло, дружище, - сочувственно произнес Гримсдайк. - С другой стороны, могло быть и хуже. Один мой приятель, например, укатил с девушкой на уик-энд в Брайтон. Снял номер в лучшем отеле, заказал торжественный ужин и так далее. Затем поднялся в номер, распахнул окно, чтобы насладиться морским воздухом, и - представляешь, кого он увидел перед входом в отель? Всю её семью в полном составе, да ещё и с малыми детишками. Представляешь?
Я хмуро воззрился на свое недопитое виски в стакане для полоскания зубов; горло уже почти не болело, но нанесенная мне рана была ещё слишком свежа. Я решил, что шрам от неё останется на всю жизнь.
- Моя беда - женщины, - со вздохом провозгласил я.
- Да брось ты, Ричард! - отмахнулся Гримсдайк. - Более добродетельную личность, чем ты, и представить трудно. Ты же настоящий отшельник. Анахорет. Если не принимать во внимание этот карманный гарем, которым ты обзавелся лишь в самое последнее время, я думал, что ты на женщин и взглянуть-то боишься.
- Да, я не из тех, что волочатся за каждой юбкой, - признал я. Однако после получения диплома я без конца влипаю в самые дикие истории. То эта кошмарная Жасмина, жена доктора Хоккета. Настоящий вампир в женском обличье. То дикая лесная кошка по имени Китти, подруга Пиф-Пафа с Парк-Лейн. Потом сестра Плюшкиндт. Ну и наконец эта веснушчатая нимфоманка Макферсон.
- Лично я убежден, что время от времени мы просто обязаны уступать порочным женщинам, - засмеялся Гримсдайк. - Это очень помогает скрашивать нашу жизнь.
- Но ведь студентами мы об этом и не помышляли!
- Ты недооцениваешь роковые последствия обладания врачебным дипломом, малыш, - покровительственно произнес Гримсдайк. - Дипломированный доктор притягивает женщин как мед - мух. На мой взгляд, белый халат их просто завораживает.
- Думаешь? - усомнился я.
- Уверен. Ты только посмотри на дела, которые постоянно разбирает Большой медицинский совет! Почему, по-твоему, каждый медицинский учебник начинается со строгого предупреждения, что врач-мужчина должен осматривать любую пациентку в возрасте от девяти до девяноста исключительно в присутствии медсестры? Теперь ты со мной согласен?
- Возможно, ты и прав, - неохотно буркнул я.
- Вот так-то. Выпей еще.
* * *
Последующие несколько дней были беспросветно мрачными и унылыми. Время моего увольнения из Св. Суизина, которому я отдал семь лет жизни, стремительно приближалось, а перспективы выглядели самыми туманными и безрадостными. Я снова засел за учебники, дав себе зарок, что, представ перед экзаменационной комиссией в следующий раз, обращусь к председательствующему со словами "Уважаемый сэр или - мадам!". От одной мысли, что мне опять придется выискивать объявления в "Британском медицинском журнале", сводило скулы.
Лучик надежды внезапно забрезжил после встречи с профессором хирургии.
Я заглянул в лабораторию хирургического отделения, чтобы посмотреть на анализ одного из наших больных, когда из кабинета вышел сам профессор.
- Гордон! - воскликнул он, хищно поведя длинным носом.
- Да, сэр?
- Зайдите ко мне на минутку.
Нервно облизывая внезапно пересохшие губы, я проследовал за ним в кабинет, загроможденный старинными приборами, заспиртованными органами, стопками книг, медицинскими журналами на нескольких языках и развешанными на стенах фотографиями предшественников профессора.
- Сядьте, - приказал он.
Я робко присел на краешек стула, лишь в последний миг сумев не раздавить коробочку с угрожающей надписью "Радиоактивность!", тогда как профессор плюхнулся в свое вращающееся кресло, плотно запахнув белый халат. Я ждал, затаив дыхание. Со времени своего возвращения в Св. Суизин, я старательно избегал профессора, но всякий раз, перехватывая его взгляд, я чувствовал, что он мысленно взвешивает, пора отправлять меня в сумасшедший дом или ещё чуть-чуть подождать.
- Сегодня я обедал вместе со своим другом, мистером судьей Хопкрофтом, - начал он.
Я втянул голову в плечи и промолчал.
- Мы с ним вспомнили тот случай, когда вы работали у меня в травмпункте.
- А я так надеялся, сэр, что мистер Хопкрофт забудет о нем, - убитым голосом произнес я.
- Напротив, мы с ним от всей души посмеялись. В самом деле, очень забавно вспомнить. У Хопкрофта, между прочим, прекрасное чувство юмора. Порой, вынося приговор, он так хохмит, что присяжные со стульев падают.
- Не сомневаюсь, сэр.
Воцарилось молчание. Профессор сосредоточенно разглядывал заспиртованную почку.
- Должен признаться, Гордон, я был с вами чересчур резок, - сказал он наконец.
- Вы очень добры, сэр.
- И обошелся с вами несправедливо.
- Ну что вы, сэр! - Беседа развивалась совсем не так, как я предполагал. - Я вполне это заслужил.
- Откровенно говоря, я не раз вспоминал тот злополучный эпизод. Нельзя допускать, чтобы эмоции брали верх над разумом.
Он снова приумолк. Я трепетно ждал.
- Бингхэм... - начал было профессор.
- Да, сэр?
- Он ведь ваш приятель?
- Не совсем, сэр.
- Сказать вам по правде, Гордон - только пусть это останется между нами, - Бингхэм меня здорово разочаровал. Он не без способностей, не спорю. Однако порой во время операции я просто теряюсь, не в силах понять - кто из нас двоих профессор.
- Вы правы. сэр.
- К тому же, насколько мне известно, он не самая популярная личность среди нашего персонала?
- Да, сэр, - с восторгом закивал я. - Не самая.
- Дело в том, Гордон, что у меня неожиданно освободилось место, продолжил профессор. - Старшего патолога. Мистер Ширади должен вернуться в Бомбей. Работа, конечно, не бей лежачего, но зато у вас будет вдоволь времени, чтобы подготовиться к аспирантуре. В среду вечером я должен выдвинуть свою кандидатуру на заседании комитета. Логично было бы предложить на это место Бингхэма, но, боюсь - остальные члены комитета будут против. Да и самому бы мне, откровенно говоря, не хотелось с ним связываться. Словом, Гордон, я был бы рад хоть частично загладить свою вину перед вами, предложив эту должность вам...
* * *
От возбуждения я не мог заснуть ни в эту ночь, ни в последующие за ней. В операционной, где я уже подходил к столу с уверенностью Листера* (*Листер, Джозеф (1827-1912) - знаменитый английский хирург), у меня так дрожали руки, что Хатрик снова посетовал мистеру Кэмбриджу на мою очередную влюбленность.
Общества Бигхэма я теперь особенно избегал. Я начал сторониться его ещё с тех пор, как узнал о помолвке с сестрой Макферсон; лишь неловко поздравил, когда однажды столкнулся нос к носу. Однако вечером во вторник, накануне заседания комитета, я сам был вынужден пообщаться с ним. Сидя в своей комнате, я просматривал истории болезни, как вдруг учуял какой-то омерзительный запах. Он усиливался с каждой минутой. Первоначальный аромат сточной канавы сменился вонью прорвавшейся канализации, но уже вскоре уступил место настоящему зловонному смраду. Как будто по соседству с моей комнатой разлагалась туша некоей исполинской зверюги. Зажав нос, я вышел в коридор и забарабанил в дверь Бингхэма.
- Войдите!
Бингхэм в рубашке с короткими рукавами стоял над спиртовкой со стеклянной колбой и кипятил какую-то дрянь.
- Господи, ты что, совсем рехнулся? - вскричал я. - Что ты тут стряпаешь?
- Ты про это? - поднял брови Бингхэм. - Это обыкновенный навоз, старичок.
- Навоз?
- Ну да. Конский. Видишь ли, мой проф заинтересовался ферментами, которые присутствуют в испражнениях животных разных видов. Ученый есть ученый. И я понял, что в этом есть резон. Возможно, именно благодаря навозу удастся разгадать тайну пищеварения. Здорово, да? - Он загасил спиртовку. Я собрал уже целую коллекцию образцов кала от разных животных, - с гордостью похвастался он, демонстрируя мне штатив с пробирками. - Это собачий, а вот кошачий, голубиный, и - моя гордость, - добавил он с придыханием. - От хорька. А лошадиный я только сейчас собрал, когда ломовой извозчик остановился напротив травмы.
- На кой черт тебе все это? - прогнусавил я, стараясь не дышать.
- Тебе могу по секрету признаться, старичок, - ухмыльнулся Бингхэм. Видишь ли, у нас освободилось место патолога, о котором я давно мечтал. А, зная интерес профа к ферментам, я решил подбросить ему пару свежих идеек, а заодно и материал для диссера поднабрать.
- И ты всерьез рассчитываешь получить это место? - спросил я, зажимая ноздри.
- Не хочу хвастать, старичок, - важно проговорил Бингхэм, потирая руки, - но я в этом не сомневаюсь. Кое-кто из нашей профессуры уже прослышал о моих достижениях и высоко их оценил. Да и сам проф во мне души не чает. Тем более, что без меня он и шагу ступить не может. Например, недавно его заинтересовал слоновый помет, и он даже всерьез подумывал, не организовать ли экспедицию в Африку. Тут я ему и говорю:
"А почему бы сперва у нас в зоопарке не спросить?". Бедняга чуть со стула не упал. Я уже позвонил в зоопарк и попросил, чтобы ему прислали образец слоновьих фекалий на анализ. - Бингхэм уселся на кровать и достал свою знаменитую трубку. - Кстати, старичок, помнишь наш принцип "пусть победит сильнейший"?
- Да, - кивнул я.
Он подмигнул и толкнул меня локтем.
- Ты ведь понимаешь, что я имею в виду?
Я недоуменно пожал плечами. Бингхэм хихикнул.
- Я насчет Нэн. Не волнуйся, старичок, я великодушен. Я ведь знаю, что у вас с ней были шуры-муры. Когда она по ночам дежурила. Меня ведь не проведешь. Но я ничуть не обижаюсь. Ведь выбрать она могла только одного, верно? Надеюсь, ты пережил неудачу, и мы пожмем друг другу руки.
- Пожалуйста, - вяло пробормотал я, пожимая его пухлую лапку.
- Она призналась мне, что ты однажды даже пытался её поцеловать, добавил Бингхэм, снова подмигивая. - Но она тебя отшила. Но ты не огорчайся, старичок. Тебе тоже когда-нибудь повезет.
- Один из нас, Бингхэм, должно быть, очень-очень везучий, - загадочно промолвил я, хлопая его по плечу.
- Это очень благородно с твоей стороны, старичок, - проникновенно сказал Бингхэм.
- Вовсе нет, - ответил я. И, не удержавшись, мстительно добавил: Старичок.
Весь следующий день я просто места себе не находил. Кое-как дотянув до вечера, я затащил к себе Гримсдайка.
- Брось ты, не бери в голову, - посоветовал он, потягивая пиво. Заседание начнется только через час, а твое беспокойство все равно ничего не изменит. Либо тебя возьмут, либо - нет. Тем более, что даже слепому видно, какой Бингхэм проходимец.
- Да, но он чертовски ловкий проходимец, - возразил я. - мастер вешать лапшу на уши. Из профессора просто веревки вьет. Черт бы его побрал! сплюнул я. - Мало того, что он и в первый раз меня без работы оставил, так ещё и теперь последней надежды лишит. Пусть бы ещё человек был приличный, но ведь большего самовлюбленного наглеца и прощелыги свет ещё не видывал! В этот миг в соседней комнате зазвонил телефон. - Мало того, что он законченный мерзавец, так мне ещё приходится на его паршивые звонки отвечать! - взорвался я, вставая.
Вернулся я, улыбаясь до ушей.
- Похоже, место патолога достанется все-таки мне, - победоносно сказал я Гримсдайку.
- Вот как? А почему?
- Сам проф звонил. Только что ему доставили образец слоновьего дерьма из зоопарка. Семь тонн. Вывалили прямо в палисадник перед его парадным входом!
* * *
Комитет единодушно проголосовал за то, чтобы место штатного патолога получил я, а Гримсдайк на том же заседании стал старшим анестезиологом.
- Как видишь, справедливость восторжествовала, - хлопнул меня по спине Гримсдайк на обратном пути из паба. - Добродетель празднует победу, а зло наказано.
- Я до сих пор не могу поверить в свою удачу, - признался я. Славный добрый Св. Суизин! Как мне не хотелось покидать его. - Но послушай, - я устремил на своего приятеля вопрошающий взгляд. - Ты ведь даже словом не обмолвился, что подаешь на старшего анестезиолога!
- Разве? - Гримсдайк воткнул в глаз монокль. - Забыл, значит. Кстати, ты заметил, с какой виртуозностью я засунул сегодня дыхательную трубку в трахею?
- Ты стал почти таким же хвастуном, как и Бингхэм, - со смехом сказал я.
- Ах, Бингхэм! Да, между прочим, я ещё не сказал тебе, что чек на десять тысяч фунтов, доставшийся мне в наследство от той старой гусыни, я как раз вчера передал нашему старшему анестезиологу, чтобы он занялся где-нибудь научными исследованиями. Возможно, столь внезапно возникшая вакансия тоже чуть-чуть повлияла на решение комиссии отдать его место мне.
У меня перехватило дыхание.
- Господи, да ты даже перещеголял Бингхэма! Ты коварен, как Макиавелли и семейка Борджиа, вместе взятые.
Гримсдайк лишь загадочно изогнул брови.
Бингхэма я застал в его комнате. Он собирал чемоданы.
- Что ж, старичок, - произнес он, криво усмехаясь, - кажется, ты все-таки обскакал меня.
- Похоже, что так, Бингхэм, - кивнул я. - Надеюсь, ты зла не держишь?
- Нет, что ты! Мы ведь с тобой всегда друг друга понимали. К тому же у меня есть нечто такое, что никогда тебе не достанется.
Сообразив, что речь идет о сестре Макферсон, я с серьезным видом промолвил:
- Ты прав.
- Я решил, что для разнообразия займусь немного общей практикой, продолжил он. - А заодно к экзамену подготовлюсь.
- У тебя уже есть на примете конкретное местечко? - поинтересовался я.
- Ну, кое-что подвернулось, - уклончиво произнес он. Затем ухмыльнулся и добавил: - Есть тут поблизости одно агентство - "Вилсон, Верескилль и Возлюблингер". Говорят, уже подобрали мне нечто сногсшибательное.
- Да, они настоящие профессионалы, - торжественно сказал я, с трудом сдерживая злорадный смех.
- Собственно говоря, - продолжил Бингхэм, - я даже рад, что не остался здесь. Дело в том, что в конце следующей недели мы с Нэн должны обвенчаться, а у меня даже толком не было времени подготовиться к свадьбе. А я хотел ещё разузнать о каком-нибудь подходящем месте для нашего медового месяца. Чтобы там было уютно и... не слишком дорого. Ты, случайно, ничего такого не знаешь?
Тут меня осенило.
- Отчего же - знаю, - уверенно ответил я. - "Шутовской колпак". Совершенно изумительный отель на севере. Более романтического места во всей Англии не сыскать.
- Спасибо, старичок, - прочувственно сказал Бингхэм. - Так и знал, что на тебя можно положиться.
- Да, только вот ещё что, - спохватился я. - На твоем месте, я бы ничего не говорил Нэн, пока вы не туда не доберетесь. Пусть это станет для неё сюрпризом.
Бингхэм на мгновение призадумался, затем оживился.
- Прекрасная мысль! Да, старичок, так я и поступлю. В конце концов, для первой брач. ночи и в самом деле лучше приберечь настоящий сюрприз. Еще раз спасибо тебе, старичок! - Голос его задрожал от признательности. - Век не забуду.
- Не за что, старичок! - эхом откликнулся я.
Пожалуй, впервые в жизни я осознал, что такое настоящее счастье.
к о н е ц


Читать онлайн любовный роман - Доктор на просторе - Гордон Ричард

Разделы:
гордон ричард

Ваши комментарии
к роману Доктор на просторе - Гордон Ричард



Это не любовный роман, а развлекательное чтиво о молодом враче, попадающем в разные забавные ситуации. действие происходит в Англии примерно в 50-е годы. Почитать можно.
Доктор на просторе - Гордон РичардОльга
11.07.2011, 8.06





О спасибо большое) я пишу диплом и этот перевод мне оч помог)
Доктор на просторе - Гордон РичардВалентина
17.04.2012, 15.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100