Читать онлайн Этот несносный Лука, автора - Гордон Люси, Раздел - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Этот несносный Лука - Гордон Люси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 214)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Этот несносный Лука - Гордон Люси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Этот несносный Лука - Гордон Люси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гордон Люси

Этот несносный Лука

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Бекки собрала остатки еды и хотела выйти, когда услышала позади тихий голос.
— Прости, Бекки, за все.
— Что? — Она резко обернулась, не уверенная, что на самом деле слышит эти слова, но Лука уже полез на крышу.
— Самое время работать, — сказал он, потянувшись. — Посмотрим, сколько мы успеем сделать с этой крышей сегодня.
Лука установил несколько перекрытий. Когда уже порядочно стемнело и трудно было что-либо разглядеть, он продолжал ремонтировать кровлю при свете автомобильных фар.
— Сегодня доделаю эту дыру, чтобы над тобой не светило небо, — прокомментировал он. — В любом случае завтра крыша должна быть готова.
Когда Лука прибил последнюю доску, было время ужина, который Бекки приготовила довольно быстро. Они поели, и Бекки надеялась, что они поговорят еще, но Лука сказал «Спокойной ночи» и уехал.
Он сделал ремонт как раз вовремя. Ночью пошел ливень. Лето закончилось, и первое наступление осенней непогоды было внушительным, особенно для женщины, с беспокойством смотрящей на ненадежную крышу. Но на Бекки не упало ни капли. Как строитель Лука знал свое дело.
Бекки уже погружалась в дремоту, когда услышала странный шум снаружи. Она резко села на кровати, прислушиваясь. Но звук дождя все заглушал.
Наконец она встала, набросила на себя одежду и вышла из дома. Ветер сбил бы ее с ног, заталкивая обратно в дом, если бы она не уцепилась за дверной косяк. С трудом переведя дыхание, она обрела равновесие и попыталась рассмотреть что-нибудь сквозь дождь.
Бекки не увидела ничего подозрительного, но снова услышала шум, доносившийся от угла дома. Она отправилась туда и, к своему ужасу, увидела, что от скопившейся воды прогнулся навес, где хранились доски.
— О боже! — в испуге вскричала она. — Сейчас дрова промокнут, и ими нельзя будет топить печь.
Боже! Боже! Боже!
Был только один выход. Собрав охапку дров, Бекки побежала к передней двери. По пути халат распахнулся, и она', наступив на пояс, упала в грязь вместе с дровами.
Неистово проклиная грозу и пожар, она встала на ноги, ища дрова при вспышке молнии, которая осветила их.
— Проклятье! — сказала она небесам; Взрыв грома заглушал ее.
— Вот именно! — раздался возле нее голос Луки. — Бекки, что ты делаешь здесь?
— А как ты думаешь, что я делаю? — запричитала она. — Танцую фанданго? Навес прогнулся, и дрова стали мокрыми, что ты скажешь на это?
— Ладно, я сам перенесу их! — закричал он в ответ. — Иди в дом и переоденься.
— Нет, нужно перенести дрова.
— Я займусь этим.
— В одиночку ты быстро не справишься. Дрова промокнут.
— Я сказал, что справлюсь сам.
— Лука, клянусь, говори что хочешь, я поступлю по-своему.
— Ты не будешь этого делать! — Лука чертыхнулся. — Пока мы спорим, они промокают.
— Тогда давай быстрее, — сказала она сквозь зубы и подхватила охапку дров прежде, чем он стал спорить снова.
Когда они перетащили четверть поленницы внутрь. Лука приказал:
— Хватит, этих дров тебе хватит на несколько дней, остальные мы сможем перенести и высушить позднее.
— Хорошо, — согласилась Бекки, довольная результатом. — Пойдем, тебе надо обсохнуть.
Хлюпая по воде, они пошли в дом. Проходя мимо фургона, Лука хлопнул открытой дверцей изо всех сил — он был разозлен.
Оказавшись в доме, Ребекка разожгла свечи, затем полезла в буфет, довольная, что припасла мягкие полотенца и два просторных халата. Она купила специально большие размеры, но Лука еле влез в один из них.
— Почему ты не позвонила мне? — спросил он, силясь запахнуться в халат.
— Я не беспомощная маленькая девочка.
— Только совсем неуклюжая, — проворчал он.
— О, перестань! — Она заставила его замолчать, накинув полотенце ему на голову.
Он появился из-под полотенца, взъерошенный и мокрый, похожий на мальчишку, посмотрел на нее осторожно.
— Ты не сердишься на меня?
— Нет, как я могу рассердиться на человека, который чинит мою крышу, — шутя сказала она. Найти хорошего строителя трудно.
Он усмехнулся.
— Мое единственное честное ремесло.
— Не будь так строг к себе, — сказала она спокойно.
Она думала, что он снова заведется, но он только взял полотенце и продолжил вытирать голову.
Она заварила чай и сделала бутерброды, и они поели в тишине. Лука казался утомленным и отстраненным, и она задумалась, не жалеет ли он, что затеял все это.
— Что с тобой случилось? — внезапно спросил он.
— О чем ты?
— Куда ты исчезла?
— Разве твои сыщики не сказали тебе?
— Они проследили тебя до Швейцарии, потом ты исчезла. Я предполагаю, ты так и планировала.
— Правильно. Я знала, что ты наймешь лучших, и они будут проверять авиалинии и паромы, все, где существует паспортный контроль. Так что я перешла швейцарско-итальянскую границу «неофициально».
Он удивился.
— Как?
Она улыбнулась.
— Не имеет значения.
— Так просто?
— Так просто. Затем я передвигалась только поездом или автобусом, потому что если бы взяла машину, то оставила бы след.
— Значит, вот откуда у тебя тот невероятный велосипед, стоящий на заднем дворе?
— Правильно. Я купила его за наличные. Никаких вопросов.
— Я должен был подумать об этом. Прежние хозяева этой рухляди, наверное, довольны, что избавились от нее до того, как она развалилась. Из чего сделана та штука, которая прикрепляется сзади?
— Ты имеешь в виду мой прицеп?
— То, что ты называешь прицепом.
— Я очень горжусь им, — сказала она с достоинством. — У меня было несколько коробок, которые я соединила. В небольшом сарае позади дома я нашла старую детскую коляску и сняла колеса.
Сожалею, что нанесла материальный ущерб.
— Не волнуйся, та детская коляска уже никому не нужна. Но зачем тебе прицеп?
— Я езжу в деревню за всем необходимым продукты, дрова и все такое.
— Ты возишь дрова в этой коробке?
— Однажды я нагрузила слишком много, и все развалилось. Мне пришлось вернуться домой за молотком и гвоздями, потом поехать обратно, соединить прицеп и привезти все, что осталось.
Увы, только дрова лежали там, где я оставила их.
— Конечно. Здесь честные люди. Но почему ты не попросила привозить тебе дрова?
— Тогда все бы наверняка знали, где я живу.
— А как же гостиницы, в которых ты останавливалась? Там требуют паспорт?
Она пожала плечами.
— У меня есть итальянское гражданство. Я ездила по всей стране, нигде не оставаясь надолго.
Лука глубоко вздохнул.
— Само коварство, ускользнула даже от меня.
— Неплохо, да? — дерзко улыбаясь, сказала она.
— Ты могла бы научить меня кое-чему, — усмехаясь, сказал он.
— Иногда я раздумывала, не остановиться ли на какое-то время на одном месте, — продолжала Ребекка. — Но я нигде не чувствовала себя как дома.
Поэтому все ехала и ехала…
— Пока не прибыла сюда… — Он не договорил, слова повисли в воздухе, но Бекки ничего не сказала.
Наконец он проговорил спокойно:
— Ты очень хотела убежать от меня, не так ли?
— Да, — сказала она просто.
Лука молчал, и она взглянула на него. Его лицо дрожало при свете свечи. Возможно, так казалось от тусклого освещения, но Бекки подумала, что никогда не видела такой невыносимой печали.
Он не отворачивался и не пробовал скрыть свои чувства. Просто молча сидел перед ней — такой беззащитный, каким не был никогда. Бекки не могла не заговорить с ним.
— Лука… — Она не хотела звать его по имени, но оно вырвалось помимо воли.
Эмоции переполнили ее, и, закрыв глаза, Бекки почувствовала, как слезы стекают по ее руке.
Она не знала, как их остановить. Слезы не могли ей помочь, она ощущала горечь потерянных лет, возможностей, которые уже никогда не реализуются, любви, которая, кажется, умерла, оставив только опустошение. У нее будет ребенок Луки, но он не сможет уже стать счастьем для них слишком поздно.
Ей показалось, что свет коснулся ее волос и ее имя нежно прошептали, но ей не хотелось открывать глаза. Бекки боялась встретиться с ним взглядом, боялась, что он увидит, как она плачет.
Она слышала, что он подошел к печи и подбросил несколько поленьев, затем снова сел.
— Теперь тебе будет тепло до утра, — сказал он. Ложись в кровать и согревайся.
Она открыла глаза, он стоял около двери.
— Куда ты идешь?
— Назад в фургон. Надену там сухую одежду, и верну тебе полотенце завтра.
— Нет, подожди!
Ребекке показалось чудовищным оставлять его в холоде, в то время как ей будет тепло.
— Ты не можешь вернуться в фургон, — сказала она.
— Конечно, могу. Мне там вполне сносно.
Бекки вскочила, потянулась рукой, чтобы задержать его, но резко остановилась, почувствовав сильную слабость. На мгновение у нее потемнело в глазах, потом перед глазами все поплыло.
Она не была уверена, подхватил ли он ее или она уцепилась за него, но они обняли друг друга, и Бекки разозлилась на себя. Теперь он все узнает.
Она ждала его восклицаний, вопросов: почему она не сказала ему? Бекки чувствовала себя загнанной в угол.
— Ты, видимо, плохо поела, — сказал он. — Таскала дрова на пустой желудок. Чем тебе помочь?
— Ничем, спасибо, — медленно сказала она.
— Тогда иди прямо в кровать.
Лука поддерживал ее, помогая дойти до спальни и устроиться на кровати, затем укрыл ее.
— Хорошо?
— Да. Спасибо, Лука.
— Тебе сейчас лучше поспать — уже поздняя ночь. Завтра снова тяжелый день.
Он тихо закрыл за собой дверь, потом Бекки услышала, как Лука запирает переднюю дверь.
Бекки окружили темнота и тишина. Она пробовала вызвать в воображении его глаза в тот миг, когда Лука подхватил ее, и прочесть в них его чувства.
Но его взгляд был закрыт для нее. Словно Лука отстранился, давая ей полную свободу, как она того и желала.
Она думала, что знает его насквозь. Теперь же спрашивала себя, знала ли она его когда-нибудь вообще.
В течение следующих дней Ребекка поняла, что его отстраненность не была иллюзорной. Лука вел себя так с момента своего появления. Он спал в фургоне при любой погоде, не был назойлив и не произносил ни слова о своих чувствах.
Однако его поведение говорило о том, что ему нужен этот дом. Возможно, думала она, он строит его ради собственного спокойствия. Лука отремонтирует дом, чтобы она могла в нем жить, и уедет, так и не догадавшись о ребенке. Поскольку теперь он стал безразличней к ней, ко всему, что касалось их чувств. Бекки словно жила рядом с призраком. Но сосуществование было мирным, что она особенно ценила.
Дом постепенно возрождался. Восстановление крыши означало, что вторая комната, над которой раньше светило солнце, станет пригодной для жилья. Ребекка взяла на себя обязанность очищать от сажи полы и стены.
Лука отсутствовал целый день, а вечером привез маленький портативный генератор и пылесос.
— Мне пришлось съездить во Флоренцию, чтобы купить их, — рассказал он. — Генератор не очень большой, но его мощности хватит, чтобы пылесос работал. Так что ты сможешь быстрее справиться с сажей и не будешь похожа на трубочиста.
Бекки заправила за ухо непослушную прядь волос, но она снова упала на лоб. Лука усмехнулся и поправил ее.
— А как насчет ужина?
— Я не знала, когда ты вернешься, и ничего не приготовила.
— Чудесно.
— О, прекрати! — недовольно проговорила она. Сейчас я сделаю бифштекс.
Теперь ей стало намного легче убираться. По вечерам они уже не зажигали свеч, хотя по-прежнему топили печь, чтобы согреться и приготовить еду.
— Ты можешь спать здесь, — осторожно сказала она однажды, когда ремонт во второй комнате был закончен. — Все же тут лучше, чем в фургоне.
Лука подумал секунду.
— Хорошо.
Он съездил в деревню и возвратился с железной кроватью.
— Уж очень узкая, — с сомнением сказала она. Не больше двенадцати футов.
— Люди живут в маленьких домах. Мебель должна быть узкой.
Но матрац к ней совершенно не подходил, и Лука вынужден был купить другой. Он оказался шире, чем кровать.
— Видишь, неважно, что кровать узкая, — торжествующе сказал Лука. — Зато я буду спать на широком матраце.
— Но он будет свешиваться с каждой стороны.
Всякий раз, когда ты захочешь перевернуться, будешь падать.
— Ерунда. Я подойду к этому научно.
Лука объяснил ей все с научной точки зрения, но Ребекка отнеслась с недоверием и даже презрением ко всем его научным идеям. Ночью он лег в кровать в соответствии с научной точкой зрения и упал три раза. После этого он положил матрац на пол, а на кровать свалил все, чему раньше не мог найти место.
Юмор помогал им жить, протягивая между ними хрупкий мостик.
Случай, который все разрушил, подкрался к ним без предупреждения. Они сидели на кухне, слушая концерт по радио, и смеялись над попытками Луки восстановить ее «трейлер».
— Хорошо, я восстановлю твою коляску с прицепом, — наконец сказал он, — но стоит ли? Ты будешь пользоваться ею?
Бекки покачала головой.
— То-то и оно. — Он бросил колесо, которое укатилось в угол. — Мой отец хранил ее, — вспоминал Лука. — На тот случай, если родится другой ребенок. Но этого не случилось. Мама умерла, когда мне было десять.
— Да, я помню, ты рассказывал мне однажды. Бекки задумалась. — Должно быть, тебе было одиноко без братьев и сестер.
— Отец мне их заменял. — Он хмыкнул. — Бернардо Монтезе, местный великан, которого боялись все в округе. Но в душе он был мягким. Сначала о нем заботилась мама, потом я. Отец был словно ребенок.
— Ты очень любил его? — спросила она.
— Да. Мы были очень похожи. Но теперь я понимаю, что лишь отчасти. Он казался ребенком, который никогда не вырастет. Ты не поверила бы в такое противоречие, но за огромной физической силой скрывалась такая же слабость.
Бекки наблюдала за ним, сдерживая дыхание от охватившего ее предчувствия. Что-то невнятное витало в комнате. Если ей хотелось остановить происходящее, то нужно было сделать это сейчас.
— Продолжай, — прошептала она.
— Отец никак не избавлялся от детской коляски. Он говорил, что моей жене однажды она придется очень кстати. Я не смог сказать ему, что коляска годится лишь для свалки. Мысль о внуке придавала ему силы. Однажды отец напился и упал в каменный карьер. Он умер на следующий день. Мне было шестнадцать.
Лука рассказывал о своих родителях не первый раз, но никогда не затрагивал эту тему.
Она пробовала найти правильные слова, которые побудили бы его говорить дальше, но прежде чем Бекки произнесла хоть слово, он сказал:
— Когда мы встретились в Лондоне… — На мгновение он остановился, словно испугался чего-то.
— Продолжай.
— Я никогда не спрашивал тебя о родах. Я все думал об этом, но…
— Роды были преждевременными.
— Тебе трудно говорить об этом. Бекки, ты сильно страдала?
— Все произошло очень быстро. Она была маленькая, недоношенная. Мне было плохо после родов. Я очень хотела увидеть тебя и не знала, что ты сидишь в тюрьме.
— Твой отец, должно быть, вызвал полицию, пока я вызывал «скорую». Полицейские прибыли быстро и арестовали меня, как сказали, для «исправления поведения». Я умолял разрешить мне поехать с тобой, но они не позволили. Я помню закрытые двери санитарной машины, увозящей тебя, в то время как меня тащила в противоположную сторону полиция.
Лука надолго умолк, затем продолжил свой рассказ.
— Казалось, я схожу с ума, я начал беситься.
Потребовалось четверо полицейских, чтобы справиться со мной, я разбил нос одному из них, так что у полиции нашлось обвинение против меня. В тюрьме я пробыл много дней, не получая никаких новостей о тебе. Потом явился твой отец, сказал, что ребенок родился мертвым и я должен забыть тебя.
— Что он сказал? — Она ошеломленно уставилась на него.
— Он сказал, что наш ребенок родился мертвым. Бекки, что с тобой? — нервно спросил он, увидев, что она уставилась на него с мертвенно-бледным взглядом.
— Она не родилась мертвой, — прошептала Ребекка. — Она жила несколько часов в кувезе. Я видела ее. Она была такая крошечная, подключенная к аппаратам, вся в проводах. Это было ужасно. Доктора и медсестры боролись за ее жизнь.
Они старались, но все было бесполезно. Она умерла.
— Но она была жива? — хрипло спросил он. Она была живой, хотя бы некоторое время?
— Да.
— Ты держала ее на руках?
— Нет. Она должна была находиться в кувезе.
Это был ее единственный шанс. Но когда она умерла, медсестра завернула ее в пеленки и дала мне. Я поцеловала дочку и сказала, что мать и отец любили ее. Потом я попрощалась с ней.
— Ты все это помнишь?
— Да, тогда я еще находилась в здравом уме.
Депрессия началась несколько часов спустя.
— Ты спрашивала, где я был?
— Да, я продолжала спрашивать папу, он сказал, что полиция все еще пытается найти тебя.
— Он сказал так, зная, что меня посадили в тюрьму? — с тихим гневом спросил Лука.
— Он продолжал говорить, что ты ушел. Дочь умерла, а потом… — Бекки с трудом удавалось подбирать слова, — все вокруг вдруг стало темным.
Черное облако окутало меня. Я чувствовала себя обессиленной, я задыхалась и была испугана.
Весь мир, казалось, был полон ужаса, и так продолжалось день за днем. — Бекки провела рукой по глазам. — Возможно, депрессия началась из-за смерти ребенка. Но, возможно, если бы мы были вместе, этого бы не случилось. Или я оправилась бы скорее. Хотя теперь какая разница.
— Все было бы хорошо, если бы твой отец не разлучил нас, — сказал Лука. — Неважно, злом или обманом, он причинил нам боль, но и сам получил по заслугам.
Она кивнула.
— Я думаю, он полагал, что с легкостью вернет меня. Но ситуация вышла из-под контроля, и отцу пришлось нагромождать один обман на другой, лишь бы не признавать, что он был не прав. В конечном счете он терпел фиаско.
Лука взглянул на нее.
— Ты защищаешь его?
— Нет, но я не думаю, что он был плохим изначально. Отец стал таким, потому что не умел просить прощенья. Он разрушил нас, но разрушил и себя. Он знал, что сделал, но не мог в этом признаться. Знал и не мог столкнуться с этим лицом к лицу.
— Ты когда-нибудь говорила с ним об этом?
— Да, однажды. Мы ужасно поссорились, и я сказала, что это он убил моего ребенка.
— Что он ответил?
— Ничего. Только уставился на меня и побелел.
И ушел. Позже я нашла его в каком-то оцепенении. Спустя год после этого у отца был обширный инфаркт. Ему было только пятьдесят четыре, но он умер сразу.
— Я не сожалею о нем, — ожесточенно сказал Лука. — Я не простил ему и не буду притворяться.
— Я знаю. Мне немного жаль его, он навредил не только нам, но и себе. Но пока я также не могу простить его. Кроме того…
Бекки притихла на несколько секунд, встав со стула в нерешительности.
— Что? — спросил Лука. — Что еще?
— Кое-что. Я ждала, когда смогу сказать тебе.
Ждала удобного момента. Сейчас, я думаю…
Она остановилась в нерешительности, зная, что обратного пути нет. Лука взял ее руки в свои.
— Скажи мне, Бекки, — попросил он. — Сейчас самое время.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Этот несносный Лука - Гордон Люси

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Этот несносный Лука - Гордон Люси



очень хорошая книга!!!
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиАля
22.05.2011, 15.19





любовь и есть жизнь
Этот несносный Лука - Гордон Люсивн
26.09.2011, 10.04





неплохой роман
Этот несносный Лука - Гордон Люситана
21.01.2012, 10.45





трогательный роман, понравился
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиЯна
25.02.2012, 2.46





че за бред...
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиМарго
27.03.2012, 22.22





Очень трогательный роман. Не сдержала слез
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиЕлена
12.08.2012, 18.38





бред...
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиРимма
14.08.2012, 14.53





Интересный,жизненный роман!!!!
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиВера Яр.
27.10.2012, 23.26





Мне понравилось.
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиАлёна
28.10.2012, 1.39





Во мне была какая-то заскорузлость - что это за перевод?! Вас где русскому языку учили?Таких огрехов море-читать противно.
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиАнна
28.10.2012, 3.22





Горестная любовь через 15 лет Все вопросы в жизни надо решать быстро, а через 15 лет можно только предаваться воспоминаниям rnНе затронуло
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиЛинда
28.10.2012, 3.46





Все в жизни поправимо. Надо только в это верить. Чудесная и очень трогательная история.
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиНатали
11.11.2012, 16.07





Отзови хорощі а роман не дуже.
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиТася.
27.12.2012, 22.58





Мне роман понравился.
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиНИКА*
21.01.2013, 21.17





Мне роман понравился.
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиНИКА*
21.01.2013, 21.17





Скучный роман. К тому же если бы гг-й не захотел детей, то он не стал бы искать свою бывшую через 15 лет для оплодотворения. Всё так неестественно и притянуто за уши, что становится тошно
Этот несносный Лука - Гордон Люсинатали
21.01.2013, 22.11





клас!!!!!!!!!!!!!!!!!
Этот несносный Лука - Гордон Люсилюда
21.05.2013, 8.55





роман неплохой,но все как-то нереально,15 лет прошло а у них лямур и сопли.
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиВика
20.06.2013, 23.49





Не плохой раманчик,но не реальный,сказка!!
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиЛена
22.08.2013, 8.52





как-то не впечатлило,может потому что ожидала большего.....
Этот несносный Лука - Гордон Люсизося
6.11.2013, 22.33





Трогательно
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиStefa
2.12.2013, 21.30





Роман не тронул. Гг и гг не интересные. Гг машина для зарабатывания денег, хотя если это единственное что интересует автора в мужчинах то.... Напрашивается вопрос: Что им мешало встретиться раньше, просто из любопытства, узнать о могиле дочери поехав в этот городок, стоило ли ждать пятнадцать лет ....
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиНелли
10.12.2013, 11.45





Думала бросить читать,но закончила....И не жалею...конец очень хороший...чуть не расплакалась...
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиИрина
17.02.2014, 0.47





Роман понравился. Трогательно, жизненно.
Этот несносный Лука - Гордон ЛюсиЛюбительница
21.06.2014, 15.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100