Читать онлайн Приговор любви, автора - Гордон Люси, Раздел - Глава третья в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приговор любви - Гордон Люси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приговор любви - Гордон Люси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приговор любви - Гордон Люси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гордон Люси

Приговор любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава третья

После трех дней невыносимых мучений Меган проснулась и поняла, что болезнь наконец-то отступила: ее голова не раскалывалась от боли, в горле перестало саднить. Меган осторожно встала. Она была еще очень слаба и еле-еле держалась на ногах, но зато – и это был верный признак выздоровления – ее желудок сводило от голода. Все эти три дня у нее не было сил заставить себя есть, и теперь она ощущала ноющую пустоту в животе.
Натянув теплые носки, которые ей дал Дэниэл, и запахнувшись в его халат, Меган, держась за стенку, выбралась из комнаты и спустилась вниз. Дом ее врага оказался просторным, но запущенным – на взгляд Меган, здесь стоило бы сделать ремонт и купить новую мебель. Комнаты, холлы, лестницы были расположены без определенного порядка, похоже, дом строили еще в прошлом веке, за его окнами простирался огромный сад. В лениво шелестящих под ветром зарослях прятались декоративные каменные глыбы и витал тот же, что и в доме, дух запустения и одиночества. Как ожил бы сад, разорви его тишину смех ребятишек и веселый лай собак! Но сад был пуст.
Хозяина нигде не было видно, и Меган потихоньку обошла весь дом. Был в его атмосфере какой-то мрачный аскетизм, словно Дэниэл и не жил здесь вовсе, только заходил переночевать.
И лишь одна комната в глубине дома не походила на остальные – сплошь уставленная различной аппаратурой, аудио – и видеотехникой, стеллажами с кассетами, пластинками, журналами… Все, чтобы наблюдать за миром с расстояния, презрительно подумала Меган. Да, это хобби под стать инспектору Келлеру! Теперь она окончательно укрепилась в мнении, что человеческое ему не свойственно.
Меган присела и окинула взглядом валяющиеся на полу видеокассеты. Подобрав одну, она прочла наспех нацарапанную пометку: третий доп., двадцать третье февраля.
Сердце у нее сжалось. Двадцать третье февраля. День, когда Келлер в третий раз вызвал ее на допрос. Неужели это?..
Меган торопливо вставила кассету в магнитофон, включила запись. Потрясенная, она увидела на вспыхнувшем экране свое разгневанное лицо и в довершение услышала голос Келлера – холодный, с оттенком издевки:
– Вы запросто могли убить его, ведь Грейнджер не был крупным мужчиной, а вы – не такая слабая и хрупкая, какой хотите казаться. Меня не проведешь.
– Я не убивала его!
– А как вы объясните тот факт, что на пепельнице были обнаружены отпечатки пальцев только ваших и Грейнджера?
Вся дрожа, Меган выключила магнитофон. Нет, так не годится! Она должна немедленно взять себя в руки! Чтобы поквитаться с этим подонком, ей нужно всегда быть начеку, а не сходить с ума от бесполезной ненависти. Меган стала просматривать кассету за кассетой, как вдруг, неловко повернувшись, задела столик и смахнула на пол большой коричневый конверт. Оттуда с шорохом посыпалось содержимое – какие-то листки, газеты и… фотография Меган.
С удивлением она подняла карточку. Не может быть! Разворошив бумаги, Меган нашла еще целую пачку снимков – на всех красовалась она, позируя в роскошных нарядах именитых дизайнеров или демонстрируя их модели на подиуме. Потом ей попалась обложка журнала с ее лицом крупным планом: изящный поворот головы, приоткрытые губы, влажный блеск глаз под темными ресницами… Сидящая на полу женщина, слабая и несчастная, не имела ничего общего с этой прелестницей…
К обложке прилагалось несколько выдранных из журнала страниц. «Тигрица – до чего хороша!» Таким заголовком начиналась посвященная Меган статья и продолжалась не менее броской цитатой:
«Сияньем джунгли озаряет Тигрица, что крадется в ночи». Далее автор, не скупясь на витиевато-пышные обороты, создавал целую поэму в честь «женщины, обладающей величием и знойной сексуальностью тигрицы, этой королевы джунглей, которая грациозно шествует среди лиан в безмолвии тропической ночи».
Раньше Меган от души хохотала над подобными эпитетами, но теперь с горечью задумалась: куда же делась эта гордая красавица, уверенно шагающая по жизни?.. Во что она превратилась?
Меган рассеянно перебрала газетные вырезки со своими старыми интервью. Да, сюрприз не из приятных – обнаружить у злейшего врага столь профессионально собранное досье! Но зачем Дэниэлу так досконально изучать ее прошлое? Неужто он действительно полон решимости добраться – до истины? А может, собирая сведения о ней, он хочет лишний раз удостовериться, что ее место – в тюрьме? Пожалуй, не стоит строить иллюзий на его счет, благоразумно подвела итог Меган. Он занят решением лишь собственных проблем, а до моих проблем ему нет дела.
Резко поднявшись, Меган вышла в холл и в стенной нише нашла телефон, взглянула на часы – было около четырех. В это время Томми обычно приходит из школы, и если она позвонит… возможно, трубку поднимет ее дорогой малыш! Набрав дрожащими пальцами номер, Меган затаила дыхание. Она была так поглощена длинными гудками в трубке, что не услышала, как отворилась входная дверь и в дом бесшумно вошел Дэниэл.
Трубку подняли. У Меган упало сердце – то была мать Брайана.
– Передайте трубку Томми. – Меган старалась говорить как можно тверже.
– Вы же знаете, это невозможно, – сухо отрезала миссис Андерсон. Боже, как Меган ненавидела этот холодный, властный старческий голос! – И попрошу вас больше не звонить.
– Я буду звонить так часто, как сочту нужным! – раздраженно отозвалась Меган. – Вы не сможете вечно прятать от матери ее дитя!
– Поймите же, я и мой сын делаем это только ради блага ребенка, – прошипела старуха. – Лучше смиритесь и прекратите докучать нам!
Трубку повесили.
Меган и раньше претили черствость и эгоизм свекрови, но тогда нервы у нее были покрепче, и она не слишком страдала. Теперь же нервы были ни к черту: она швырнула трубку на рычаг и с размаху ударила кулаком по стене, потом еще раз и еще…
– Эй, так не пойдет.
Кто-то мягко тронул ее плечо. Меган круто повернулась и увидела перед собой Дэниэла.
– Это не выход, – покачал он головой.
– Да? А где выход? – в ярости воскликнула Меган. – Как иначе я могу выместить злобу на тех, кто разлучает меня с сыном?!
– С кем вы разговаривали? С мужем?
– Хуже – с его мамашей. Это она не дала мне поговорить с Томми.
– Пойдемте-ка выпьем чаю, – предложил Дэниэл.
Меган прошла вслед за ним на кухню и села за стол, глядя из-под нахмуренных бровей, как он ставит чайник.
– Я рад, что вы пошли на поправку, – сказал он.
– Вот только я очень смутно помню, что произошло в тот вечер. Вроде бы я убежала, а потом… заблудилась в каком-то парке?..
– Да, там я вас и подобрал – вымокшую до нитки и почти без сознания. Надеюсь, вы поймете, почему я не съездил за вашей одеждой: за мной могли увязаться репортеры и снова выйти на вас.
– Я не особенно дорожила теми вещами. – Меган равнодушно повела плечом. – Это был обычный набор, который выдает тюремное начальство всем выходящим на свободу. А что сталось с моей ночной рубашкой? – спросила она, съежившись в пижаме Дэниэла, явно великой для нее.
– Рубашку я отдал в прачечную.
– К чему эти хлопоты? Достаточно было бросить ее туда, – Меган кивком показала на стоящую в углу стиральную машину.
Дэниэл смешался, не зная, что и ответить. Той ночью он не задумываясь раздел Меган, и сделал это ради ее же спасения, а потом вдруг возникшее чувство неловкости не позволило ему выстирать эту интимную принадлежность ее туалета ни руками, ни в машине. Если он признается, в этом, колкости со стороны Меган не избежать. И Дэниэл незаметно перевел разговор в другое русло.
– Я опасался, как бы вы не схватили воспаление легких, – сказал он, умело заваривая чай. – Поэтому пришлось вызвать врача – мою добрую знакомую, чтобы она осмотрела вас. Но, к счастью, все обошлось… А вот и чай.
Меган приняла из его рук чашку и отхлебнула горячего, ароматного напитка.
– Мне надо немедленно связаться со своим адвокатом и попросить ее о помощи, – вдруг заявила она. – Не хотелось бы и дальше обременять вас своим присутствием.
Меган перехватила его настороженный взгляд.
– Я предпочел бы сам помочь вам, – произнес он с непроницаемым видом.
– Слушайте, я, конечно, признательна вам за заботу, но мое отношение к вам не изменилось! Сегодня же я съеду.
– Задержитесь хотя бы на пару дней. Мне нужно поговорить с вами… о многом поговорить.
Ответ Меган был полон горькой иронии:
– Нет уж, я сыта по горло вашими разговорами! И у меня нет желания спустя три года проходить через это второй раз.
– Понимаю, но, чтобы заново построить свою жизнь, нам обоим необходимо узнать истину. Недавно я внимательно изучил записи допросов и обнаружил в них несколько спорных моментов.
– Спорных моментов?.. – Меган задохнулась от возмущения. – Боже, что я слышу – «спорных моментов»! А вам не кажется, что вы совершили несколько спорных поступков? Нарочно извратили истину, например, или погубили меня? И вы думаете, я забуду об этом только потому, что, проявив милосердие, вы сунули мне в рот таблетку аспирина! – Ее глаза мстительно сверкнули.
– Если бы я совершил то, в чем вы меня обвиняете, я бы ничего подобного вам не предлагал! – раздраженно возразил Дэниэл. В нем медленно закипала злость: в полиции он пользовался авторитетом, его слушались, ему подчинялись, но эта женщина!.. С ней совершенно невозможно иметь дело! Кусок пирога застрял у него в горле. – Но я не искажал истины.
– Ради Бога, – она устало покачала головой. – Эту байку я уже слышала.
– Меган, поверьте, я не скрывал свидетельских показаний, – настойчиво заговорил Дэниэл, беря ее за руку. – Я забыл о них, но сделал это не нарочно.
Ее тонкая бровь презрительно изогнулась – Меган не верила ни единому его слову.
– Зря вы мне врете – у вас плохо получается.
– Я не вру, это чистая правда. Так вышло, что я напрочь забыл о свидетеле. Это просто… просто стерлось из моей памяти.
Меган удостоила его насмешливым взглядом, и Дэниэл, отчаявшись, вздохнул – он и сам понимал, как неубедительны его оправдания. Может быть, если он откровенно расскажет ей все о постигшей его три года назад невосполнимой утрате, от которой помутился его рассудок, – может быть, тогда она поймет… Она должна понять! Он уже был готов открыться Меган, как вдруг голос непререкаемой гордыни сказал ему: нет, ты не из тех, кто на коленях умоляет о состраданье.
– Я… я вел тогда очень много дел… – наконец, пробормотал он.
– Забавно. На бесконечные допросы вы, однако, находили время, – ядовито заметила Меган. – И таких дурацких оправданий от вас не' было слышно. Не пойму, что вы за тип? Некомпетентный полицейский, желающий обелить себя? Вы говорите, что показания свидетеля в мою пользу случайно затерялись среди других бумаг, но это же поистине преступная халатность!
Дэниэл побагровел от гнева.
– Как вы бойки на скороспелые выводы! – рявкнул он.
– И вы тоже.
– Против вас выдвинули слишком много неоспоримых улик. Со свидетелем или без, дело ваше было решено.
– Ну да, а вы уж постарались, чтобы процесс прошел гладко и именно без свидетеля!
– Выслушаете вы меня или нет? – его хриплый голос задрожал от еле сдерживаемой бессильной ярости.
– А что мне это даст? – резко бросила она в ответ. – Вернет мне репутацию, три года моей жизни… моего сына! – с болью воскликнула Меган, потом горько усмехнулась. – О, вам не понять, каково это – когда, не имея на то никаких прав, от тебя насильно отрывают ребенка, твою плоть и кровь, когда ты думаешь о нем каждую секунду и днем, и ночью, мечтая только об одном – снова прижать его к груди! Откуда вам знать, что это за ад!.. – Меган судорожно вздохнула и на мгновение прикрыла глаза, стараясь успокоиться. – И больше я не желаю это обсуждать. Хоть вы и возражаете, на вашей совести лежит тяжелый груз. Наверное, есть какой-то способ все исправить, но я… я просто не представляю какой.
Дэниэл знал этот способ: нужно найти настоящего преступника. Только так с Меган можно снять клеймо убийцы, только так можно вернуть ей сына. Но Дэниэл смолчал, по-прежнему не уверенный до конца в ее невиновности. Да, он не раз просмотрел пленки с записями допросов, и у него зародились серьезные сомнения, но этого было мало.
Он почувствовал вдруг пристальный взгляд Меган и вздрогнул от неприятного ощущения, что она с легкостью прочла его мысли.
– Пойду позвоню своему адвокату, – решительно сказала Меган, вставая. – Чем скорее я покину этот дом, тем лучше.
Она вышла в холл и набрала номер.
– Адвокатская контора «Ньютон и Бэйнс», – ответили на другом конце.
– Попросите, пожалуйста, Дженис, – произнесла Меган, и ее голос чуть дрожал от нетерпения.
– Боюсь, миссис Бэйнс нет на месте. Она на карантине вместе с сыном – у него корь.
Меган выругалась про себя и впилась ногтями в ладонь.
– Тогда позовите мистера Ньютона.
– Минутку.
Что ж, ничего не поделаешь! Придется разговаривать с Ньютоном, этим педантичным коротышкой, у которого начисто отсутствуют такие качества, как доброта и понимание. Едва он взял трубку, сбылись ее худшие ожидания. Сначала Ньютон в мрачном молчании выслушал ее сбивчивый рассказ, затем сухо произнес:
– Смею заметить, вы поступили крайне опрометчиво, убежав из гостиницы.
– На то были причины, и туда я больше не вернусь.
– Ну, так найдите себе другое жилье… Я не вижу проблемы.
Меган стиснула зубы.
– Проблема в том, что меня подобрал инспектор полиции Келлер и сейчас я временно пребываю в его доме.
– Не понимаю. Что вы там делаете?
– Он привез меня сюда, спасая от преследований прессы. Поймите, это было почти неделю назад, и мне нельзя здесь больше оставаться!
– Хм, – протянул Ньютон. Эта истеричная, назойливая особа с непонятными претензиями начинала его раздражать. – Откровенно говоря, миссис Андерсон, я не совсем понимаю, чего вы хотите. На вашем месте я бы воспользовался ситуацией, чтобы переменить этого человека на свою сторону, – вот наиболее выгодная тактика. Думаю, его… э… возможности не столь ограниченны, как наши. Если вы дадите адрес, я распоряжусь, чтобы вам выслали немного денег, но, боюсь, сумма будет совсем небольшая.
Когда она, вздохнув, повесила трубку, в дверях кухни появилась высокая фигура Дэниэла. Он вопрошающе смотрел на нее.
– Дженис нет, – сообщила Меган. – Но ее партнер согласился облагодетельствовать меня «совсем небольшой» суммой денег.
– Вам нужны деньга? Тогда бросьте бегать от прессы, – с кривой усмешкой предложил Дэниэл. – Продайте им свою историю, и у вас будет куча денег. Заодно расскажете всему миру, какой я подонок. Отличный шанс, Меган, не упускайте его!
– А как это отразится на моем сыне, вы подумали? Я не хочу, чтобы, открыв газету, он увидел заголовок во весь разворот – «Меган Андерсон рассказывает все». Брайану только, того и надо – он тут же публично объявит меня недостойной матерью. А у меня и так забот полон рот, не хватало только этого!
– Вы не хотите обратиться за материальной помощью к нему?
– К нему? – Меган презрительно фыркнула, возвращаясь на кухню. – Не смешите! Брайан денно и нощно молится, чтоб я навсегда исчезла из виду. Его вполне устраивало, когда я отбывала пожизненное и не могла добраться до Томми, но вот я вышла и опять стала помехой на его пути. Нет, он и пальцем не пошевелит ради меня.
Меган умолкла и задумалась, медленно попивая чай. Но вскоре едва не вздрогнула от неожиданности, когда перед ее носом вдруг появилась дымящаяся яичница с беконом.
– Поешьте, – сказал Дэниэл. – У вас три дня не было во рту ни крошки, кроме того, надо же как-то питать вашу жгучую ненависть ко мне.
Меган поклялась было не прикасаться к приготовленной им еде, но щекотавший ее ноздри запах был таким аппетитным, что она не утерпела и в мгновенье ока опустошила тарелку – готовил Дэниэл превосходно. Прожевав последний кусочек, она не удержалась от комментария:
– Что касается ненависти, то она помогла мне выжить: она растворилась у меня в крови, ее вкус у меня на губах. Но отдаю вам должное – вы неплохо готовите. Думаю, мне следует поблагодарить вас за заботу.
На лице Дэниэла мелькнула слабая улыбка, на секунду оживившая его суровые черты.
– Отложите благодарность на потом, если сейчас вам трудно быть искренней. Я выручил вас без всякого заднего умысла: просто не мог спокойно смотреть, как пресса преследует вас.
– Наверное, ваше появление на сцене произвело настоящую сенсацию? Представляю, что Они там понаписали.
Он покачал головой.
– Шумихи не было. Так, напечатали, что вас, к счастью, подобрали, и только. Правда, в одном репортаже упомянули «таинственного незнакомца», но мое имя нигде не фигурировало. Нам повезло: лампочка светила очень тускло, и меня попросту никто не узнал.
– Что творится – в кои-то веки вы принесли мне удачу!
– Мои слова остаются в силе: пока вы здесь, Меган, вам не страшны никакие репортеры, ваша анонимность гарантируется, и мы сможем расследовать это дело, не привлекая к себе внимания.
– Расследовать? Что вы задумали? – насторожилась Меган.
– В вашей жизни сейчас все смешалось, и я не могу это так оставить.
– Значит, вот для чего вы достали записи допросов и составили это грандиозное досье?
– Откуда вам известно?..
– Я случайно зашла в комнату, где вы держите аппаратуру.
– И просмотрели все пленки?
– Мельком. Мне не надо освежать свою память. Каждое слово этих проклятых допросов выжжено у меня вот здесь! – Она ткнула себя кулачком в грудь. – А в чем, собственно, дело, мистер. Келлер? Или совесть нечиста?
– Черт побери, называйте меня просто Дэниэл! Надеюсь, я не многого прошу?
– Слишком многого. – Меган поджала губы.
– Хорошо, как вам угодно. Я изучал записи, чтобы вспомнить все до мельчайших подробностей… чтобы понять, где я ошибся…
– Разве от этого что-то изменится?
– Как знать. В любом случае я должен довести начатое до конца. Если вы невиновны… – он запнулся, понимая, что ступил на зыбкую почву и продолжать небезопасно.
Меган горько усмехнулась, не сводя с него пристального взгляда.
– Да уж, – промолвила она. – Задала я вам головоломку…
– Но если вы виновны… – продолжал он, раздираемый сомнениями, потом махнул рукой. – О'кей, давайте не будем об этом.
Первые недели в тюремном аду Меган не могла спать, мучимая кошмарами. Когда она вышла на свободу, бессонница вновь терзала ее, но несколько последних ночей призраки прошлого отступили, хотя мимолетный сон, перемежаемый бредом, был тревожен и безрадостен. Но этой ночью кошмар вновь повторился: она видела Томми, тянула к нему руки, и вдруг – о ужас! – между нею и ее единственным сокровищем вставал Брайан… Она пыталась обойти его, но он отшвыривал ее прочь. Охваченная слепой яростью, Меган бросается на него… хочет пробиться к сыну, но Брайан непреклонен…
Внезапно лицо Брайана преображается. Перед нею уже не он, а Дэниэл Келлер, и Меган наносит ему удары с еще большей беспощадностью… Странно, но он не защищается, только крепко держит ее за плечи и взволнованно твердит:
– Ну же, Меган, проснись, все хорошо. Просыпайся, Меган.
Наконец ей удалось вырваться из этого кошмара, она открыла глаза и увидела, что сидит на измятой постели, а Дэниэл крепко прижимает ее к груди.
– Просыпайся… – повторил он.
– Мне приснился страшный сон, – пробормотала она. Дыхание со свистом вырывалось из ее груди, будто она пробежала не одну милю. – Теперь я в порядке.
– Если бы так! Вы очень громко кричали.
– Мне снился Томми. Желание вернуть его преследует меня даже во сне. Господи, я уже почти коснулась его, но появился Брайан и не пустил меня. Я набросилась на него, стала кричать, и вдруг он превратился в вас.
Дэниэл поморщился.
– Кажется, в ваших глазах я олицетворяю всех подлецов на свете, не так ли?
– Вы знаете ответ, – вздохнула Меган.
Она осторожно отстранилась от Дэниэла и вдруг тихо охнула – пижамная рубашка, которая и так была ей велика, расстегнулась и соскользнула с плеч, обнажив полные нежные груди. Дрожащими руками она запахнула рубашку и крепко сжала ее у самой шеи.
Поспешно отпрянув, Дэниэл вскочил на ноги и, бормоча извинения, попятился к дверям. В крайнем смущении он кое-как выбрался в коридор и бегом бросился в свою комнату, там, запершись, он сел на кровать, не в силах унять сотрясающую его дрожь. Некоторое время Дэниэл не двигался, затем спустился на кухню и нашарил в холодильнике какой-то бутерброд, но ни еда, ни выпивка не успокоили его. В нем все бурлило.
Он был как громом поражен случившимся, но особенно – своей неожиданной реакцией. Это произошло так скоро, так стремительно, что он, застигнутый врасплох, не успел приготовиться к защите.
До сих пор Дэниэл не воспринимал Меган как существо противоположного пола. Он горячо любил жену, ее трагическая гибель нанесла ему тяжелый удар, на время заставив забыть о нормальных мужских инстинктах. За прошедшие три года он не возжелал ни одной женщины, и полагал, что так, наверное, будет и всегда, но…
Все изменилось в одно ослепительное мгновение, когда его глазам предстала обнаженная грудь Меган. Но еще сильнее на него подействовало ее замешательство и торопливость, с какой она стянула на груди края рубашки. То был бессознательный порыв женщины в присутствии мужчины, которому она хотела сказать, что даже намек на близость между ними невозможен, а получилось как раз наоборот.
Воспоминания нахлынули на него – Меган той ночью, когда мокрая от ливня тоненькая рубашка плотно облегала ее совершенные формы; Меган в его объятьях, когда он нес ее к машине и чувствовал ее горячее тело, прижимавшееся к нему; Меган на его постели, когда он раздел ее и вытирал полотенцем прозрачные капли на ее безукоризненно гладкой бледной коже. Тогда разум гасил опасные эмоции, позволяя Дэниэлу действовать бесстрастно до поры, когда он будет в силах вновь переживать их. И вот эта пора настала, подкралась неслышной поступью тигрицы, он стал одержимым, мог думать только о Меган. В памяти с пугающей отчетливостью вставали каждая их стычка, каждое прикосновение, и он заново переживал их, пораженный реальностью своих воспоминаний.
Дэниэл расхохотался хриплым, саркастическим смехом. Да, злодейка-судьба сыграла с ним злую шутку! Ведь нет на свете женщины, которая питала бы к нему такую ненависть, нет более беспощадного врага! Разве это не безумие – сгорать от страсти именно к ней? Разве не нелепость – жаждать ее с такой силой? При одном только воспоминании о ее божественном теле его бросало в жар, а сердце колотилось сильней. Смешно. Гадко. Губительно. Нелепо, наконец. Такого не должно было случиться, просто не могло. Но это случилось.
Остаток ночи Меган пролежала без сна, прислушиваясь к шагам Дэниэла. Сначала он закрылся у себя в спальне, но через несколько минут снова вышел. До Меган донеслось шарканье вниз по лестнице и приглушенное звяканье посуды на кухне. Потом шаги удалились, послышались какие-то шорохи. Замерев в темноте, Меган различила слабые звуки собственного голоса в глубине дома – значит, он снова просматривал записи.
Меган без особого труда догадалась, что его терзает, какие мысли роятся у него в голове. Слишком уж часто мужчины желали ее – настолько часто, что она научилась безошибочно читать это в их глазах. Дэниэл хотел обладать ею. Для нее это было так же ясно, как если бы слепящая вспышка молнии на одну секунду ярко озарила ландшафт и открыла перед ней дальние горизонты.
Ей вспомнился мудрый совет Ньютона. На вашем месте я бы воспользовался случаем, чтобы переманить этого человека на свою сторону, – вот наиболее выгодная тактика.
Тогда она не обратила на совет должного внимания, но это было до того, как она получила власть над презренным Дэниэлом Келлером. Обретенное могущество поразило ее, и, судя по беспокойным шагам в тишине дома, он был потрясен не меньше. Сжавшись под простыней, она лихорадочно соображала: сейчас он пытается побороть желание, но пусть не надеется, уж я-то позабочусь, чтобы оно разгорелось сильнее прежнего…
Вся ее жизнь вдруг предстала перед нею непривычно ярко и отчетливо. Ее мозг напряженно работал. То, что она так тщательно обдумывала в эту минуту, было бы проклятьем Господним для прежней Меган, счастливой матери и жены. Но с тех пор все изменилось. Тюрьма закалила ее, привила инстинкт самосохранения, и сейчас Меган ощущала себя как никогда сильной и стойкой, готовой на все ради достижения цели.
– Хватит, – прошептала она. – Ты достаточно долго была жертвой, настала пора побыть и хозяйкой положения. И ты станешь ею. Ты воспользуешься этим человеком как спасательным кругом, а потом распрощаешься с ним. Он порушил твою жизнь, так пусть же и восстановит ее.
Она села на постели, пристально глядя в темноту. И хоть она уже не говорила с собой вслух, произнесенные слова эхом отдавались у нее в мозгу.
Из-за него я лишилась репутации и сына. Но он вернет мне сполна все, что так безжалостно отнял, и я не остановлюсь ни перед чем, чтобы сделать Дэниэла Келлера своим рабом, послушным любому моему приказу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Приговор любви - Гордон Люси

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Приговор любви - Гордон Люси



Душевно.
Приговор любви - Гордон ЛюсиАлиса
2.06.2012, 23.39





необычный сюжет. понравилось.
Приговор любви - Гордон Люсиварвара
14.11.2012, 22.33





Книга великолепная!!! Странно почему рейтинг такой низкий? Местами даже прослезилась...
Приговор любви - Гордон ЛюсиНастя
7.11.2013, 21.01





Книга прекрасна! Сюжер держит в напряжении, заставляет сопереживать героям. Уже второй роман автора вызывает слезы. 10 баллов
Приговор любви - Гордон ЛюсиГаркушик
3.12.2013, 10.28





Ну и роман.Ничего еще хуже не читала. Отзывы подвели. С первой страницы понятно, что бред. Кое как дочитала, сплошные страдания и секс. Не любви тебе, не интриги, ничего нет. Потеряла время.
Приговор любви - Гордон ЛюсиАнна
3.12.2013, 12.47





На предыдущий коммет - Весь ЛР о любви. О любви мужчины и женщины, о любви к детям, о вере. Читайте.
Приговор любви - Гордон Люсииришка
26.01.2014, 0.02





Роман очень нравится, советую по читаь
Приговор любви - Гордон ЛюсиНастёна
27.03.2015, 13.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100