Читать онлайн Ловушка для мужа, автора - Голдсмит Оливия, Раздел - 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ловушка для мужа - Голдсмит Оливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.52 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ловушка для мужа - Голдсмит Оливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ловушка для мужа - Голдсмит Оливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Голдсмит Оливия

Ловушка для мужа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

28

Сильвия бросила взгляд на стоявшие на холодильнике часы Марлы. У нее ушло ровно четыре минуты, чтобы распаковать покупки. Была всего лишь половина девятого, до конца Дня Благодарения, который ей предстояло провести в одиночестве, оставалось еще четырнадцать часов… Она села на неудобный стул с проволочной спинкой у крохотного столика – эти вещи в тесной кухоньке Марлы заменяли кухонный гарнитур. Поездка в магазин сильно ее расстроила, да и от начинающегося дня не приходилось ждать ничего, что могло бы улучшить ее мрачное настроение.
Почему именно сегодня ее угораздило проснуться в такую рань? Ведь она решила, забыв о праздниках, подольше поспать, а потом попробовать на себе все чудеса растительной косметики, которую так превозносила Марла. Но стоило ей открыть глаза, ее охватило лихорадочное волнение. Ни о каком спокойствии и отдыхе нечего было и мечтать. Может быть, двадцать один День Благодарения, проведенный вместе с Бобом, выработал у нее особый стереотип поведения, и она превратилась в запрограммированного робота? «Неужели супружество сделало меня такой?» – подумала Сильвия и рассердилась на себя за эту мысль.
Но и рассердившись, она не могла не вспоминать о проведенных с Бобом счастливых часах. Он целовал ее так, как не делал уже долгие годы, и это необыкновенным образом повлияло на нее. Стоило закрыть глаза, ей казалось, что она чувствует его дыхание, слышит произносимые им слова, ощущает каждое прикосновение. Словно проснулся какой-то участок ее мозга, бездействующий до этого долгие годы…
Сильвия поставила локти на стол и охватила голову руками. По спине ее пробежала дрожь возбуждения, лицо вспыхнуло. Она чувствовала себя бодрой и полной жизни, каждой клеточкой тела ощущала прилив сил. Так же сильно обостряла ее чувства только музыка, и этим чувствам нельзя было противостоять. Дело тут было не только в разыгравшихся гормонах. Она любила Боба, ее тело томила тоска по его телу, ненасытная жажда, которая требовала утоления.
Сильвия открыла глаза. Приходилось возвращаться в реальность, примириться с которой не было сил. Боб отдавал свою нежность и страсть не ей, а своей любовнице! И, поменявшись местами с этой любовницей, Сильвия тут же была наказана. Она сидела одна в маленькой кухоньке в окружении шеренг флаконов с витаминами и пищевыми добавками. Для нее не существовало праздника, ее не окружала семья, с которой этот праздник можно было отметить… Ну почему, почему она не может быть женой Боба и при этом испытывать к нему любовь?! Почему он не может любить спокойный уют своей супружеской жизни и в то же время желать ее как женщину? Волна ярости и одиночества обрушилась на нее с такой силой, что Сильвия поняла: она не может больше молча сидеть и страдать. Она должна что-то предпринять!
А еще Сильвия скучала по детям. Никогда еще они не разлучались на такой долгий срок, она так ждала их приезда домой! Нужно было быть круглой дурой, чтобы подарить Марле этот День Благодарения.
Сильвия не представляла, что день может тянуться гак бесконечно долго, когда нечем заполнить его оглушающую пустоту. Наверное, то же самое сейчас чувствуют сироты, несчастные одинокие люди, у которых нет ни мужей, ни детей…
Сильвия решила, что обязательно должна увидеть детей, тогда ей будет легче пережить этот день. На часах было девять. Если она сейчас позвонит, то скорее всего застанет на ногах одну Марлу. Сильвия дала себе слово, что, если ответит кто-то другой, она тут же повесит трубку. У нее не было уверенности, что из подобной затеи выйдет что-то хорошее, но отказаться от этой мысли уже не могла.
Сильвия набрала номер и, затаив дыхание, стала ждать. Ей ответили после первого же звонка.
– Алло! – В резком голосе Марлы явно чувствовалось беспокойство.
– Марла, это я, Сильвия. Как дела? С детьми все в порядке? Кто-нибудь уже встал?
– Как бы не так! Они полночи не могли угомониться и теперь спят в спальных мешках по всему дому, – сердито зашептала Марла. – Зачем ты звонишь? Это мой праздник, мы же договорились.
Но Сильвия теперь твердо знала, что ей нужно, и решила непременно добиться своего.
– Марла, мне надо прийти домой.
– Ты в своем уме? Как ты это себе представляешь? Прийти сюда! Придумала тоже…
– Я не знала, что буду так сильно скучать по детям, – призналась Сильвия, слыша, как в голосе ее звенят слезы. Она знала, что все это звучит жалко. Но именно так она себя и чувствовала.
– Сильвия, ты сама не понимаешь, что говоришь, – отрезала Марла. – Как мы можем обе находиться в одном и том же доме?
– Марла, я должна знать, как они. Должна!
– С ними все хорошо. Можешь мне поверить.
– Ты не понимаешь, что значит материнские чувства. Мне нужно их видеть, чтобы убедиться. Мне нужно их обнять…
– Что ж, пожалуй, ты права, – после паузы сказала Марла. – Не думаю, чтобы моя мать когда-либо чувствовала то же самое. Кстати, она не звонила сегодня?
– Нет, но сейчас только утро, – осторожно ответила Сильвия.
– Неважно, утро или вечер, она все равно не позвонит, – вздохнула Марла. – Если, конечно, ей не нужны деньги или ее не бросил очередной дружок… Ну, хорошо. Запомни: на мне черные леггинсы и черный свитер. Надень какую-нибудь шапку, чтобы спрятать волосы, и мои очки от солнца. Подойдешь к окну в кухне – там, где кустов побольше, – и постучишь. А мне надо бежать: в душе шумит вода, думаю, через полчаса они спустятся.
– Спасибо, Марла, – выдохнула Сильвия.
Сильвия стояла у клумбы с рододендронами и осторожно заглядывала в окно кухни, где завтракала вся ее семья. Она видела, как Рини заботливо подала сидящему рядом с ней темноволосому молодому человеку тарелку с яичницей, где все желтки были целыми. Яичницу с разбитыми желтками она оставила отцу. Сильвия подумала об уровне холестерина у Боба, но прикусила губу.
Кении тем временем открыл огромный пакет с зефиром и начал бросать друзьям, которые старались поймать их ртом. Марла не обращала ни на что внимания: она занималась пирогами с тыквой, и ей было не до общего веселья.
Сильвии пришлось постучать несколько раз, прежде чем Марла услышала и подняла глаза. Сильвия сделала ей знак выйти, Марла кивнула, и в ее взгляде Сильвия увидела призыв быть осторожной. Она кивнула вглубь дома, и Сильвия, выбравшись из кустов, обогнула гараж и отправилась в дальний угол двора, где росли вечнозеленые деревья.
Сильвия и Марла сидела на скамейке спиной к дому.
– Я не могу понять детей, – говорила Марла, вытирая о полотенце перепачканные мукой руки.
Сильвия заметила, что ее замечательное кольцо тоже все в муке. Она собралась уже сказать Марле, чтобы снимала его, когда работает на кухне, но потом передумала. К чему было это делать? Ведь кольцо больше ей не принадлежало – как, впрочем, и вся семья.
– Работаешь как проклятая, а ради чего? Оба отделались легкими поцелуями и даже не заметили, что я, то есть ты, изменилась, – обиженно сказала Марла.
– Что ты хочешь от детей? – ответила Сильвия, пожимая плечами. – Они не воспринимают меня как отдельную личность: я всегда была для них просто мамой. И на благодарность здесь рассчитывать нечего – это только матери готовы на все ради своих детей. Расскажи же мне о них!
– Ну, что бы тебе рассказать? Девочка…
– Рини, – перебила Сильвия. – Это уменьшительное от Ирен.
– Я знаю, – нахмурилась Марла. – Так вот, она беспрестанно висит на этом своем парне. Ты что, ничему ее не учила? Она же себя унижает!
– Почему унижает? Просто он ей нравится, и я рада, что она научилась держаться раскованно. – Сильвия улыбнулась своим мыслям. – Знаешь, она в школе была очень застенчивая. На выпускной вечер брат искал ей кавалера. У нее не слишком большой опыт общения с мальчиками.
– Ха! – насмешливо воскликнула Марла. – Она так и стелется перед этим парнем. Не хотелось бы тебя огорчать, но я уверена, что она уже не девушка.
– Неправда! – запротестовала Сильвия. – Я бы об этом знала. Во всяком случае, она была девушкой, когда уезжала…
– Не хочешь – не верь, – пожала плечами Марла. – И еще я хотела поговорить с тобой о Кении. Ты меня не предупредила, что он гомосексуалист.
– Гомосексуалист?! Да ты с ума сошла! – возмутилась Сильвия.
– Послушай, – сказала Марла, поднимая брови, – он притащил с собой четверых парней. Они вместе едят, вместе спят… В общем, картина ясная.
– Марла, это его команда! – воскликнула Сильвия. – Он всю жизнь играет в футбол и дружит с товарищами по команде.
– Это просто предлог, чтобы потолкаться в раздевалках с голыми мужчинами, – уверенно заявила Марла. – У него и аура голубая. Это еще один признак.
Сильвия почувствовала, что сердце ее неприятно сжалось.
– Мне надо их увидеть, я хочу с ними поговорить. – Она помолчала. – Я хочу их обнять!
– А тебе не кажется, что мы играем с огнем? Мы уже и так зашли далеко. Если сейчас все откроется, меня отсюда с позором выгонят, и ты не станешь выполнять свое обещание. Зачем, если Боб все равно останется при тебе?
– Пожалуйста, Марла! – с надеждой и тоской попросила Сильвия. – Уверяю тебя, они ни о чем не догадаются.
– Ну, ладно, – вздохнула Марла. – Я пойду в душ, а их пошлю сюда за чем-нибудь. Но учти: у тебя полчаса, потом ты исчезнешь. И смотри, чтобы волосы не выбивались из-под шапки.
Сильвия кивнула и торопливо поправила волосы. «Как хорошо, что Марла согласилась!» – подумала она, испытывая прилив благодарности, и это чувство вполне соответствовало духу праздника.
Она ждала у гаража с сильно бьющимся сердцем. Наконец во двор вышли Рини и Брайен и направились к поленнице, делая вид, что пришли за дровами. Они взяли по полену, поцеловались, потом Брайен взял еще одно полено, а Рини уронила свое и обняла Брайена. Они снова поцеловались, Брайен бросил дрова и тоже обнял ее. Его руки скользнули ей под куртку, и Сильвия отвернулась. «Господи! – молила она. – Не допусти, чтобы Рини кто-либо обидел так, как меня обидел Боб!»
Сильвия тактично подождала несколько минут, потом как бы случайно подошла к ним.
– Куда вы запропастились? Пора идти в дом, кофе стынет.
– Мама, ты же сама нас сюда послала за дровами! – Рини пристально посмотрела на мать, и Сильвия испугалась, что дочь заметит перемену. Но детей, как всегда, беспокоили только собственные проблемы: – Неужели ты за нами следила? – подозрительно спросила Рини.
– Конечно, нет, – как можно беспечнее ответила Сильвия. – А разве нужно за вами следить?
Рини и Брайен виновато переглянулись, потом рассмеялись. Это был смех понимающих друг друга близких людей, и у Сильвии на душе стало еще тревожнее. Она невольно положила руку дочери на плечо, словно стараясь защитить, и Рини тут же прижалась к ней.
– Я скучала по тебе, мама! Мне так хотелось, чтобы ты меня обняла…
– Я люблю тебя, Рини.
– Я тоже тебя люблю, – ответила Рини и немного отстранилась. – Знаешь, для меня очень важно, чтобы ты приняла и полюбила Брайена.
Сильвия заметила, что, услышав эти слова, Брайен отвел глаза.
– Я постараюсь, детка, если для тебя это действительно важно. – Сильвия помолчала. Как объяснить дочери, что ошибка может обойтись слишком дорого? – Любовь – серьезное чувство. Чтобы определить, любовь это или нет, нужно время и вера. Я надеюсь, ты не отступишь от тех принципов, которые всосала с молоком матери? – попыталась она пошутить и улыбнулась Брайену.
Парень казался растерянным, зато Рини ничуть не смутилась.
– К твоим принципам мы с Брайеном прибавили еще несколько своих собственных.
– Например?
– Мы решили, что никогда не будем нести ответственность за свои поступки, – в первый раз подал голос Брайен.
У Сильвии вытянулось лицо, но потом она поняла, что он тоже шутит. Рини залилась восторженным смехом.
– Мама, тебе понравилось? Это у Брайена такое своеобразное чувство юмора.
– Да, очень смешно, – сказала Сильвия, с трудом приходя в себя, и с удивлением отметила, что говорит совсем как Милдред.
– Брайен, ты не мог бы оставить нас с Рини на несколько минут?
Брайен кивнул головой и, прихватив несколько поленьев, отправился в дом, а Рини с сожалением проводила его глазами. Они вошли в гараж. Сильвия посмотрела в красивое, такое родное лицо дочери. С чего же начать?
– Ну, шутки в сторону, – решительно заявила она. – Чему я тебя всегда учила? Секс приносит большую радость, только если он подкреплен настоящей любовью.
Рини напустила на себя серьезный вид.
– Конечно! Я и привезла сюда Брайена, чтобы определить, люблю я его или нет. Не беспокойся, мама, когда мы с ним… когда это произойдет, я сразу тебе сообщу. Позвоню, прямо не вставая с постели!
Сильвия несколько секунд стояла с раскрытым ртом, потом они с Рини рассмеялись.
– Ну, ты меня успокоила, – Сильвия обняла дочь и прижала к себе. – Ладно, беги за своим Брайеном.
Сильвия вышла из гаража. Кении с друзьями играл на газоне в футбол. Она с минуту наблюдала за ними, размышляя о предположении Марлы по поводу его сексуальной ориентации. Нет, Марла точно ненормальная! И еще придумала какую-то дурацкую ауру… Мальчики выглядели здоровыми, крепкими, увлеченными спортом, и Сильвия не находила ничего особенного в том, что они иногда хлопали друг друга по заду.
– Кении, можно тебя на минутку? – крикнула Сильвия сыну.
Кении оставил компанию и подбежал к матери. Он раскраснелся и запыхался.
– Мама, это важно? У нас на следующей неделе ответственная игра, и нам надо тренироваться.
– Еще успеете. Я просто хотела тебя обнять и сказать, что люблю тебя и скучаю. – Сильвия помолчала. – Скажи, пожалуйста, футбол действительно требует… непосредственных контактов?
Кении не понял намека и простодушно ответил:
– Не беспокойся, я играю осторожно. И знаешь… Только не говори никому, даже папе! – Он огляделся, понизил голос, и у Сильвии екнуло сердце, – Я иногда очень сильно скучаю по дому.
Сильвия улыбнулась сыну, который все еще продолжал оставаться ребенком, хотя уже успел перерасти отца. Она от всей души желала ему счастья и надеялась, что у него для этого больше шансов: ведь ему не надо доверять мужчинам. Пусть он верит девушке, которая будет его по-настоящему любить, но, если он посмеет изменить своей жене, она, Сильвия, устроит ему хорошую головомойку.
– Это самое приятное признание, какое мне приходилось слышать, – сказала Сильвия и погладила сына по руке. – И я рада, что ты привез с собой друзей.
– Они мне больше чем друзья, мама, – ответил Кении, и Сильвия вздрогнула. – Особенно Хью. Он для меня очень близкий человек, мы почти все время вместе. А ты, между прочим, отлично выглядишь! – Он окинул ее оценивающим взглядом. – Думаю, стоит съездить в город и купить тебе какие-нибудь крутые шмотки.
Сильвия была встревожена – не то чтобы она придавала этому такое уж значение, но все же… Ей хотелось расспросить его подробнее, но Кении уже убежал. Она пожала плечами, подумав, что в любом случае не перестанет любить его, и медленно пошла к своей машине: ее полчаса закончились.
Марла приняла душ, переоделась и вернулась на кухню, которая напоминала театр боевых действий. Все вокруг было завалено продуктами, заставлено посудой и кухонными принадлежностями. Был уже третий час дня, а дел меньше не становилось. Правда, она уже испекла пироги и почистила картошку, но птица еще даже не была поставлена в духовку. Марла выстроила их на противне, как ракеты перед запуском, и пыталась фаршировать. Но они были такие мелкие, и их было так много! А еще куда-то запропастился венчик и с ним вместе все мерные кружки. Как же она приготовит крем для торта? Волнение и напряжение сводили ее с ума, ступни ныли – особенно в области пальцев. Марла знала, что это говорит о нагрузке на сердце. Может быть, у нее сердечный приступ? Ведь ноги – лучший показатель состояния здоровья!
В полном отчаянии Марла стала звонить Сильвии, не в силах справиться с лавиной проблем.
Сильвия досматривала праздничное шоу и размышляла, не пора ли приступать к торжественному обеду в обществе телевизора. Когда зазвонил телефон, она живо схватила трубку, поскольку рада была поговорить с кем угодно, даже с мистером Брайтманом, только бы не чувствовать себя заживо замурованной в четырех стенах. Но это звонила Марла.
– Где он лежит? – горячо зашептала она. – Я не могу его найти!
– Кто – «он»? – поинтересовалась Сильвия. – Ведь это ты у нас телепат, а не я.
– Сшиватель индейки!
– Господи, откуда я знаю? Я им не пользовалась уже несколько лет. Гораздо удобнее сшить на руках.
– Да, но их так много…
– Кого, индеек? – не поняла Сильвия. – И сколько же их у тебя? Что вообще происходит? Утром все было нормально.
Сильвия не представляла, что могло случиться за такое короткое время – даже праздничное шествие еще не успело закончиться.
– Сейчас все просто ужасно! – Марла забыла, что надо говорить тихо. – Приезжай, пожалуйста, мне без твоей помощи не обойтись.
– Сейчас приехать? Мне? И чтобы мы вдвоем оказались на одной кухне? – удивилась Сильвия. – Ты соображаешь, что говоришь? Мы сегодня утром и так сильно рисковали.
Но все же Сильвия почувствовала прилив энергии. Может быть, все-таки не придется в одиночестве проводить этот нескончаемый день?
– Ты что, хочешь выйти из игры? Мы можем поменяться местами через десять минут.
– Об этом и не мечтай! – отрезала Марла. – Я хочу услышать благодарность за все свои труды. Мне только нужна помощь.
Сильвии очень хотелось сразу согласиться, но она все же не стала спешить.
– Марла, успокойся. Ты же знаешь: мы не можем обе находиться в одном месте. Возможно, на женщин средних лет и не обращают внимания, но до тех пор, пока они не начинают раздваиваться на глазах. Почему бы тебе не позвонить маме? Она с удовольствием поможет.
– Уже позвонила, – сообщила Марла. – Она помогает, но и ты мне нужна. Нам с ней вдвоем не справиться Они уже прикончили все чипсы и доели салат. А ты бы посмотрела, сколько его было! Интересно, можно умереть, объевшись салатом? – В голосе Марлы слышалось неподдельное отчаяние. – К тому же Фил чуть не съел сердцевину тыквы… Знаешь, нам надо о нем поговорить. Я что-то не уверена, что он очень мне подходит в мужья. Кстати, твой муж подает слишком много выпивки.
– Сегодня, между прочим, он твой муж, – с горечью заметила Сильвия.
– И он даже не подумал мне помочь! – с не меньшей горечью ответила Марла. – А я-то всегда считала, что День Благодарения – семейный праздник…
– Много хочешь, моя дорогая. Жены, как правило, занимаются этим в одиночку. Такой уж их удел, – усмехнулась Сильвия.
Ей вдруг живо представилась горячка ежегодных предпраздничных хлопот. Может быть, она напрасно так расстраивалась, что согласилась провести праздничный день в спокойствии и тишине, вдали от лихорадочной суеты?
– Сильвия, приезжай, ради Бога! Боб только тем и занят, что подливает спиртное, и все мужчины уже достаточно напились. Мне кажется, у них без нас в глазах двоится. Если они до этого ни о чем не догадались, то сейчас тем более не в состоянии. А дети отправились куда-то развлекаться.
Сильвия колебалась.
– Вообще-то мне бы хотелось приехать, – призналась она, вспомнив о безрадостном вечере, который ей предстояло провести в одиночестве. – Откровенно говоря, сейчас мне твоя жизнь радости не доставляет.
– Можно подумать, я в восторге от твоей! – Марла возмущенно фыркнула.
Сильвия остановила машину, благоразумно не доезжая до своего переулка. Она рассудила, что лучше всего пройти через двор Байерманов, которые, судя по всему, уехали на праздники – по крайней мере, так казалось на первый взгляд. Но когда Сильвия добралась до живой изгороди из рододендронов, разделявшей их участки, на нее набросился мерзкий черный шпиц Байерманов Чинг. Он всегда был достаточно агрессивным, но на этот раз злобное животное, заливаясь яростным лаем, вонзило свои острые зубы ей в лодыжку. Не ожидавшая такого коварства Сильвия стряхнула пса и рванулась через рододендроны. Она вздохнула с облегчением, только оказавшись на своей территории, и, прихрамывая, во второй раз за этот день прокралась вдоль гаража к кухонному окну. Марла уже ждала ее, одетая в те же леггинсы и черный свитер. Она открыла дверь и впустила Сильвию на кухню.
При виде открывшейся картины захватывало дух, размеры катастрофы поражали воображение. Сильвия в жизни не видела такого беспорядка.
– Привет, милости просим в наш сумасшедший дом, – приветствовала ее Милдред.
Она стояла, облокотившись о стол, умудрившись выбрать для этого место среди моря мисок, кастрюль, лопаточек и сковородок.
– Входи быстрее, – шепнула Марла. – Ты должна мне помочь с ужином и подыскать для меня какого-нибудь другого мужа. Я поняла, что Фил мне не нужен.
– Присоединяйся, – сухо предложила дочери Милдред. Диагноз – «помешательство на почве праздника». – И она осуждающе покачала головой.
Сильвия огляделась, пытаясь разобраться, что происходит вокруг. Хотя было уже три часа, готовым ужином даже не пахло. Она бросила взгляд на заставленный всякой всячиной кухонный стол.
– Четыре сбивалки? – удивилась Сильвия. – А я и не знала, что у меня их столько. Но зачем же ты их все использовала? – ошеломленно добавила она. – Разве тебя мать не учила периодически мыть посуду?
– Насколько я помню, она меня научила только пускать дым колечками. Но от этого толку мало: курить я бросила. Хотя сейчас, признаться, не отказалась бы от сигаретки.
– А все-таки хоть что-нибудь уже готово? – поинтересовалась Сильвия. – Что у нас есть?
– Почти ничего, – ответили в один голос Марла и Милдред.
– Хотя нет, пироги готовы! – вспомнила Марла. – Но я сожгла картофель и разбила одну банку клюквенного варенья. И вообще, я больше не могу! – Она отошла от стола, сняла туфлю и принялась растирать ногу. – Мне кажется, у меня сердечный приступ.
Милдред вопросительно посмотрела на дочь, но Сильвия только пожала плечами. Впрочем, Марла тут же забыла про свой удручающий диагноз. Повернувшись к плите, она так напряженно смотрела на стоящие там кастрюли, как будто старалась взглядом сдвинуть их с места.
– Что это ты делаешь? – поинтересовалась Милдред.
– Если смотреть на кастрюлю, из нее ничего не убежит, – ответила Марла, не сводя глаз с плиты.
– Ты ведь здесь не вчера оказалась! – не выдержала Сильвия. – Что же ты делала все это время?
– Я украшала стол, – надулась Марла.
– Она действительно отлично накрыла стол, – подтвердила Милдред. – Пожелания написаны от души, и салфетки в виде индеек очень милые. Жаль вот только, что индейки нет…
– А где гости? – шепотом спросила Сильвия.
– Смотрят футбольный матч, – ответила Марла. – Кроме детей, все напились, и это хоть немного напомнило мне родной дом. – Она выглянула в окно и ахнула. – Кении с дружками возвращаются из парка! И, похоже, они идут сюда…
Сильвия метнулась от окна, чтобы ее не было видно с улицы. Если ребята заглянут в кухню, их обман немедленно раскроется!
– Марла, исчезни быстрее! – выпалила она.
– Куда мне деться? – растерянно спросила Марла, загнанно озираясь.
– Давай в ванную, быстро! – скомандовала Сильвия.
– Нет, – запротестовала Марла, – в любой момент кому-нибудь может понадобиться вымыть руки. Лучше ты уходи.
Сильвия уже приготовилась ее придушить, но увидела в окно, что ребята свернули в гараж.
– Думаю, они там травку покуривают, – вынесла свой приговор Марла, выглянув в окно.
– Что?! – всполошилась Сильвия. – Ты видела, чтобы кто-то из этих ребят…
– Нет, – чистосердечно призналась Марла, – но мои братья именно за гаражом этим и занимались. Я бы сейчас, признаться, тоже не отказалась.
– Даже и не думай об этом, – предупредила Сильвия.
– Да и времени особенно нет, – вздохнула Марла. – У женщин всегда так много работы!
Ни Милдред, ни Сильвия не успели ничего ответить: из столовой послышались голоса Фила и Розали. Они явно направились в кухню.
– Только посмотри на этот стол, – говорил Фил, старания Марлы произвели на него сильное впечатление: – Хоть на выставку! Не пойму только, для чего такие сложности.
Они вошли в кухню, и Сильвия едва успела спрятаться за стол. Марла на всякий случай отвернулась к плите.
– Твоя сестра потратила уйму времени на подготовку к этому празднику, – резко ответила Розали, – Она хотела порадовать детей и всех остальных. Но ты этого даже оценить не способен.
– Ты что-нибудь ищешь, Фил? – поинтересовалась Милдред.
– Да, где-то тут должно быть печенье. – Фил начал открывать все шкафчики подряд, двигаясь вокруг стола. Сильвия на четвереньках ползала по кругу, как собачонка, стараясь не попасться на глаза брату. – Ну и беспорядок развела тут моя сестренка!
– У твоей правой ноги стоит пакет с печеньем, – сообщила Розали своему бывшему супругу.
– Точно! Кстати, о ноге… Что там такое с твоим другом? С этим парнем, Мелом? Говорят, у него чего-то не хватает.
– А ты слушай больше! Мало ли какую ерунду люди болтают. У тебя, между прочим, тоже кое-чего не хватало – и совсем не пальца на ноге.
– Это чего же, по-твоему, у меня не хватало? – Фил с грозным видом приблизился к Розали. – Давай, говори! Я не посмотрю, что ты мне уже не жена!
– Фил, прошу тебя, – взмолилась Милдред. – Ведь сегодня День Благодарения… – Но ни сын, ни бывшая невестка не обратили на нее внимания.
– Подумаешь, напугал! Да ты Мелу в подметки не годишься. Он, если хочешь знать…
– Только избавь меня от подробностей! – воскликнул Фил, и они, переругиваясь, вышли из кухни – так же быстро, как и вошли.
Сильвии внезапно пришло в голову, что они идеально подходят друг другу.
– Меня всегда поражало, что эта парочка может абсолютно не замечать никого вокруг, – заметила Милдред, помогая Сильвии подняться.
– Индейка готова! – провозгласила Марла, водружая на стол огромный противень.
Сильвия и Милдред подошли поближе и дружно ахнули: на противне рядами лежали какие-то невзрачные цыплята.
– Но это не индейка! – воскликнула Сильвия.
– Почти индейка. Только немножко помельче, – старалась оправдаться Марла. – Мясник клялся, что их можно фаршировать, – прибавила она.
– Чем же? Пинцетом, наверное? – предположила Милдред.
– Марла, ты не можешь подать это детям! Они не станут есть голубей. У нас всегда была индейка… Это же все-таки День Благодарения!
– Что вы от меня хотите? – чуть не плакала Марла. – Настоящая индейка не влезла в духовку. Я старалась. Я правда старалась!
Плечи ее затряслись, и она зарыдала, по-детски шмыгая носом.
– Я не в состоянии быть женой. У меня ничего не выходит. Я о себе-то не могу позаботиться, не то, что о футбольной команде… Поэтому Бобу я не нужна. Никому я не нужна!
Милдред шагнула к Марле и обняла ее за плечи.
– Послушай, не стоит расстраиваться. Ты красиво накрыла стол… – сказала Сильвия, стараясь ее утешить.
– Два дня назад! Но гостей становится все больше, я не могу их всех разместить. – Марла снова расплакалась.
– Я об этом позабочусь, а ты чисти морковь, – сказала Сильвия и посмотрела на мать. – Мама, боюсь, тебе придется съездить за готовой индейкой.
– Я тоже так думаю, и это меня очень смущает. Сейчас все закрыто.
– Чего же тут смущаться? Если надо, закажи индейку в ресторане, порционно.
Сильвия понимала, что должна взять все на себя. Бедная Марла! Как и следовало ожидать, подготовка к празднику ее доконала окончательно. Но торжествовать Сильвии не хотелось. Наоборот, ей было жаль свою соперницу, она даже чувствовала за собой некоторую вину. «О ничего, у Марлы будет праздник, которого она так страстно желала», – сказала себе Сильвия.
Она тихонько проскользнула в столовую, чтобы посмотреть на сервированный Марлой стол, и замерла в восхищении. Стол напоминал модель железной дороги: там были миниатюрные пилигримы, пара вигвамов и даже крытый мост – настоящее произведение искусства. Сильвия начала делать некоторые перестановки, освобождая место для новых приборов, и в этот момент в комнату вошел Боб. Сильвия застыла на месте, ее сердце бешено забилось, но Боб даже не взглянул в ее сторону, направляясь к бару.
– У нас есть еще виски? – спросил он, осматривая полки. – Вкусы, кажется, разделились. Твой отец и Джон уже навеселе, а Фил, кажется, злее обычного.
– Черт! – раздался из кухни вопль Марлы.
– Розали, как видишь, тоже, – заметила Сильвия и помчалась на кухню.
– Что ты кричишь? Что случилось?
Марла молча показала ей окровавленную руку: очевидно, она порезалась, когда чистила морковь.
– Подставь руку под холодную воду, – посоветовала Сильвия, и в этот момент дверь распахнулась.
В кухню вернулась Розали, но на этот раз в сопровождении своего друга. Сильвия поспешно спряталась за холодильником и, несмотря на трагикомичность ситуации, порадовалась тому, что смогла там уместиться. Значит, ей действительно удалось похудеть.
– Сильвия, познакомься, это Мел, – представила друга Розали. – Я тебе о нем рассказывала.
Но Марлу в этот момент занимал только порез.
– Боже мой, я ведь могла совсем отхватить себе палец и осталась бы калекой на всю жизнь! – причитала она.
Розали наградила Марлу убийственным взглядом.
– Я считаю, что количество пальцев на руках или на ногах совсем не важно. Абсолютно не важно! – заявила она, обнимая своего спутника.
Розали вскинула голову и гордо удалилась, а за ней понуро поплелся Мел. Но как только Сильвия выбралась из своего убежища, в кухню пожаловал Джон. Она метнулась к двери и успела выскочить во двор, прежде чем он смог ее заметить.
Стоя на холоде, Сильвия наблюдала за происходящим в кухне через запотевшее окно. Слегка захмелевший Джон с озабоченным видом выслушивал стенания Марлы. Потом он взял ее руку, которую она держала под струей холодной воды, наклонился и неожиданно поцеловал палец.
Сильвия не верила своим глазам. Неужели он так напился? Она видела, как Джон залепил ранку пластырем и нежно обнял Марлу за плечи. От дыхания Сильвии стекло совсем запотело, но все же она смогла рассмотреть, как милая парочка вышла из кухни.
Сильвия осторожно проскользнула внутрь, и тут в кухню зачем-то вернулся Джон. Вид у него был удивленный. Он подошел к ней и остановился в растерянности.
– Постой, я ведь оставил тебя в гостиной… И почему у тебя на голове эта шапка? – язык у него немного заплетался. – Тебе уже лучше? – Он взял ее руку и, не обнаружив ни повязки, ни пореза, был совершенно сбит с толку. – Куда все делось?! – в недоумении пробормотал он.
– Ты мне поцеловал палец – и все прошло! – чересчур бодро проговорила Сильвия.
Ей страшно хотелось снять шапочку и распустить волосы, чтобы окончательно добить его. Пусть думает, что поцелуй совершил чудо.
Джон никак не мог сообразить, в чем дело, и Сильвия подумала, что алкоголь сослужил ей неплохую службу.
Джим и Милдред сидели за столиком в «Голодной корове». Милдред терпеливо втолковывала официанту, что она хочет получить:
– Все верно, двадцать порций индейки и два стакана воды.
Официант, наконец, радостно кивнул и ушел, пребывая тем не менее в некоторой растерянности.
– Милдред, я все-таки не пойму, как Сильвию угораздило остаться на День Благодарения без индейки, – сказал Джим. – Она такая опытная хозяйка…
– О, это длинная история, я тебе потом расскажу.
Милдред наклонилась к мужу. Она расстегнула две верхние пуговицы на блузке и надеялась, что это не ускользнет от его внимания. К сожалению, грудь ее покрывали рябоватые пятнышки, и кожа напоминала жатый шелк, но ложбинка оставалась ложбинкой.
– Знаешь, Джим, у тебя глаза сегодня… какие-то особенно голубые.
– Правда, Милдред? – за этими словами скрывалась тьма невысказанных вопросов.
– Правда, – подтвердила она, не отрываясь глядя ему в глаза, которые, теперь уже единственные на всей планете, видели ее много-много лет назад пленительной молодой девушкой. – Джим, мне было бы обидно умереть, не испытав еще хоть раз радость близости.
Джим растерянно заморгал, но Милдред показалось, что она заметила в этих, ставших вдруг такими яркими, голубых глазах искру интереса…
Все мужчины, кроме Брайена, облепили телевизор, с увлечением следя за матчем регби. Шестой вне игры, десятый ведет и тому подобное. Марла никогда не разбиралась в регби и не понимала эмоций болельщиков. Конечно, широкоплечие парни смотрелись неплохо, но она прекрасно знала, что плечи у них накладные.
Заскучав, Марла подошла к Филу.
– Налить еще? – спросила она с видом радушной хозяйки.
Она немного пришла в себя. На кухне хозяйничала Сильвия, ужин был почти готов, а Марла, воспользовавшись возможностью, уединилась в ванной наверху, где привела себя в порядок и немного перевела дух. Теперь она размышляла о том, что неплохо было бы и в самом деле войти в эту семью. Сгрудившиеся вокруг телевизора мужчины напоминали собравшихся вокруг огня первобытных охотников. Может быть. Фил ей когда-нибудь понравится и станет ее собственным «первобытным охотником»?
Внезапно все, кроме Фила, радостно завопили: на поле был забит гол или произошло еще что-то. Марла подпрыгнула от неожиданности, а Фил, пропустивший интересный момент, разразился криком:
– Сильвия! Убери ты свою задницу от телевизора! Такой бросок из-за тебя пропустил! – взревел «первобытный охотник». – Ох, уж эти женщины! Кстати, а что слышно насчет ужина? – без всякого перехода поинтересовался Фил.
– Сгорел, – отрезала Марла и вышла из комнаты, уязвленная до глубины души.
В расстроенных чувствах она появилась на кухне. Сильвия уже заканчивала готовить картофель, а Милдред как раз вернулась с индейкой.
– Совсем другое дело, – одобрительно проговорила Милдред, заметив Марлу. – Чувствуется, что ты взяла себя в руки.
Но Марла оставила комплимент без внимания. Она сердито посмотрела на обеих женщин.
– Я думала, что вы добрые, милые люди, а вы собираетесь выдать меня замуж за придурковатого женоненавистника!
– Опять Фил? – со вздохом проговорила Милдред. – А я надеялась, что тебе удастся сделать из него что-нибудь путное… Я знаю, он вообще-то может полюбить, но любовь у него уж очень… своеобразная. Такой милой девушке я подобного подарка не пожелаю.
Она замолчала, а Марла почувствовала, что у нее теплеет на душе. Как все-таки жаль, что ей не удастся остаться в этой семье.
– Должна сказать, – снова заговорила Милдред, – что над каждым мужчиной надо немного поработать. – Она еще не успела снять пальто и стояла, разрумянившаяся, глаза ее молодо блестели.
Марла отметила про себя, что для своих лет Милдред выглядит очень хорошо и даже как-то загадочно.
– Впрочем, наша судьба полна капризов. Например, мужчины, вступая в брак, надеются, что их жены не будут меняться, а женщинам не терпится заняться «исправлением» своих мужей. И тех, и других в итоге ждет разочарование. Женщина меняется всегда, а мужчина – почти никогда. Но, может быть, Фил еще не безнадежен? – Она улыбнулась. – Я вот продолжаю трудиться над Джимом, и мне кажется, уже заметны отдельные проблески… – Она сняла пальто. – Давай-ка подавать на стол. Сегодня твой день, Марла, и мне хочется, чтобы ты чувствовала себя среди семьи.
– Правда? Неужели правда?
Марла бросилась на шею Милдред, а Сильвия потихоньку вышла из дома.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ловушка для мужа - Голдсмит Оливия

Разделы:
123456789101112131415

Часть II

16171819202122232425

Часть III

26272829303132

Ваши комментарии
к роману Ловушка для мужа - Голдсмит Оливия



МДА....можно много всего сказать ,но....Короче-роман прочитала,впечатление двоякое,и я рада за Гг/ну а мужу хороший урок///хотя ни все на ошибках учатся.Читайте!
Ловушка для мужа - Голдсмит Оливиялюси
17.07.2015, 15.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100