Читать онлайн Крутой парень, автора - Голдсмит Оливия, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Крутой парень - Голдсмит Оливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.23 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Крутой парень - Голдсмит Оливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Крутой парень - Голдсмит Оливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Голдсмит Оливия

Крутой парень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Небо было сероватым, как обезжиренное молоко, которое Трейси налила себе в кофе. За это она и любила Сиэтл, совсем непохожий на родной Энсино, где ослепительно голубое небо было таким же пустым, как и их дом. Трейси была единственным ребенком в семье, а ее родители целыми днями работали, поэтому она проводила слишком много времени, пялясь в небо. Хватит с нее безоблачного неба. Из-за него кажется, что ты обязан быть счастливым, когда на самом деле это не так. Здесь, в Сиэтле, хмурое небо делает любую радость вдвое дороже.
Сначала Трейси подумывала о колледже на Восточном побережье, но у нее не хватило смелости. Она читала о Дороти Паркер, Сильвии Плат и о знаменитых колледжах из ассоциации «Семь сестер». Здорово, конечно. Но одно Трейси знала точно: она хотела уехать из Калифорнии достаточно далеко, чтобы не приезжать домой на выходные. В отличие от сказочной героини она не могла бы назвать свою мачеху злой — скорее недоброжелательной.
Словом, Трейси выбрала Вашингтонский университет. И не прогадала. Здесь она прошла отличную журналистскую школу, завела кучу друзей, нашла приличную работу и влюбилась в Сиэтл. Не говоря уж о том, что на музыкальных тусовках она встретилась с крутыми сексапильными парнями. «Конечно, — подумала Трейси, отпивая первый глоток живительной жидкости, — Сиэтл славится крутыми парнями, отличным кофе и программистами-миллионерами». И, разглядывая затянутое облаками серое небо, Трейси Ли Хиггинс призналась себе в любви ко всем этим трем достопримечательностям.
Правда, иногда ей казалось, что она неправильно расставила приоритеты. Может быть, следовало отказаться от крутых парней, пить поменьше кофе и встречаться с миллионерами? А вместо этого она серьезно увязала в отношениях с крутыми парнями, литрами пила кофе, а о компьютерщиках только писала статьи в газету.
Трейси снова посмотрела в небо. Ее приятель Фил выкинул очередной номер.
«А может, совсем не пить кофе, встречаться с программистами и компьютерщиками и писать роман о крутых парнях?» — думала она, размешивая в кофе сероватое молоко. Ей захотелось взять парочку оладий с шоколадом, но она твердо сказала себе, что не стоит: к этому наркотику привыкают с одного раза. Где-то в подсознании Трейси понимала, что ее уныние могло быть вызвано одним из двух: или мыслью о том, что надо расстаться с Филом, или идеей написать книгу. Хватит ли у нее решительности бросить работу, чтобы писать книгу? И о чем писать? Неприятно писать о своих бывших приятелях, решила она.
Трейси любила по утрам спокойно почитать газеты и поглазеть в окно кофейни, но пора было двигаться, чтобы не опоздать. Ей предстояло написать статью об очередном хакере. Тоска.
Трейси отпила еще глоток и посмотрела на часы. У нее еще оставалось время. А может, стоит завязать с крутыми парнями и написать книгу о кофе?.. Все это слишком сложно в такую рань. С решением стоит подождать до Нового года. А сегодня у нее срочная работа. Эта самая статья об еще одном компьютерном гении.
А вечером она встретится с Филом.
Последняя мысль заставила Трейси покраснеть. Она схватила чашку с остывшим кофе и одним глотком допила остатки. Интересно, хватит ли у нее времени сделать прическу до встречи с Филом?
Трейси вытащила блокнот с клеящимися листочками и нацарапала: «Позвонить Стефану: мытье, стрижка, укладка», — затем подхватила сумочку и рюкзак и поспешила к выходу.
* * *
В коридоре «Сиэтл тайме» Трейси остановила Бет Конт, известная паникерша.
— Тебя уже искал Маркус, — прошипела она.
И хотя Трейси знала, что Бет обожает делать из мухи слона, ее желудок неприятно сжался, и кофе поднялся кверху. Девушки вместе направились к рабочей кабинке Трейси.
— Он вышел на тропу войны, — добавила Бет.
— Ты думаешь, это политкорректное выражение? — спросила Трейси. — Или оно может расцениваться как оскорбление коренных американцев?
— Говорить о том, что Маркус принадлежит к какой-то этнической группе, уже означает оскорблять их. Кстати, а кто он на самом деле? — спросила Бет, пока они шли по коридору. — Он не италоамериканец, это я точно знаю, — добавила она, скрестив перед собой руки, словно защищая своих сородичей.
— Он считает, что его имя нужно произносить Марс и он появился на свет из головы Зевса, — предположила Трейси, когда девушки наконец миновали последний поворот и вошли в кабинку Трейси.
— Из головы Зевса? — повторила Бет. — Он что, грек? О чем ты говоришь?
Трейси сняла дождевик, повесила его на крючок и сунула сумку под стол.
— Ну знаешь, как Диана. Или это была Афина?
— Принцесса Диана? — спросила Бет, как всегда, не в лад и с отставанием на одну реплику.
Вот что получалось, если обсуждать с Бет древнегреческую мифологию до десяти часов утра (впрочем, после десяти было бы то же самое). Трейси сбросила кроссовки, зашвырнула их под стол и наклонилась в поисках туфель. Только она собралась объяснить Бет свою шутку, как в проеме двери появилась массивная фигура Маркуса Стромберга, и в крошечном закутке стало темно. Трейси высунула голову из-под стола, надеясь, что ему не пришлось любоваться ее задницей дольше нескольких секунд. Она быстро сунула ноги в лодочки: предстать перед Маркусом босиком было бы выше ее сил.
— Ладно, спасибо за карандаш, — пропищала Бет и поспешно ретировалась.
Трейси выдала Маркусу свою лучшую улыбку первой ученицы и села, держась как можно уверенней. Она не даст ему себя запугать. Он совсем не такой твердый орешек, каким хочет казаться. Его и сравнить нельзя с теми парнями, с которыми работал в Лос-Анджелесе ее отец. И уж подавно он далеко не такой крутой, как ее бтец. А то, что он надеется в один прекрасный день стать Вудвортом или Бернстайном
type="note" l:href="#note_1">[1]
, а закончит, как и начинал, Стромбергом, не ее вина.
— Как мило, что ты к нам зашла, — сказал Маркус, демонстративно глядя на свои наручные часы. — Надеюсь, твоя светская жизнь от этого не пострадает.
Маркус имел привычку держать себя с Трейси так, словно она воображает себя светской львицей.
— Ты получишь свою статью к четырем, — спокойно ответила Трейси. — Как я тебе и обещала.
— Это я помню. Но так случилось, что мне нужна от тебя сегодня еще одна статья.
Черт! У нее работы и так невпроворот!
— О чем? — спросила Трейси, стараясь казаться безразличной.
— О Дне матери. Мне нужна хорошая статья, причем к завтрашнему дню.
Обычно Трейси занималась интервью с настоящими или будущими компьютерными магнатами, но, как и все остальные, получала и другие задания. Однако Маркус неизменно ухудшал дело безошибочным выбором тем. Для Лили, талантливой, но полной, он всегда приберегал гимнастические залы, случаи анорексии
type="note" l:href="#note_2">[2]
, конкурсы красоты и тому подобное. Склонному к ипохондрии Тиму оставлял статьи о больницах и методах лечения. Каким-то образом он нащупывал слабое место каждого, даже если это не было так просто, как в случае Лили и Тима. Поскольку Трейси редко навещала семью и не особенно любила праздники, именно об этом ей и приходилось писать. Но День матери — это уже слишком!
Мать умерла, когда Трейси было четыре с половиной года. Отец давным-давно женился во второй раз, развелся и снова женился. Трейси почти не помнила мать и старалась поменьше вспоминать о мачехе. Она упорно рассматривала квадратный подбородок Маркуса и его бородку, которую скорее следовало назвать утренней щетиной.
— И под каким углом? — спросила Трейси. — Или это должен быть сентиментальный рассказ о том, как я собираюсь провести День матери?
Маркус проигнорировал укол.
— Опиши, как Сиэтл поздравляет женщин-матерей. Упомяни рестораны, флористов и остальных наших клиентов, каких только сможешь. Девятьсот слов к завтрашнему утру. Это пойдет в воскресенье.
Боже! Девятьсот слов к завтрашнему утру не оставляли никаких шансов развлечься сегодня с Филом. Трейси снова посмотрела на Маркуса, на его темные вьющиеся волосы, румянец, маленькие голубые глаза и уже далеко не в первый раз пожелала, чтобы внешность Маркуса отражала его подлую сущность. Однако Трейси придерживалась правила никогда не доставлять Маркусу удовольствия своим расстроенным видом. Так что в рамках своей политики она только улыбнулась. Она знала, что раздражает его, и постаралась сделать улыбку ослепительной.
— Как вам будет угодно, мой господин, — ответила она.
— Госпожа здесь только ты, — проворчал Маркус, поворачиваясь и направляясь затемнять отсек другого подневольного журналиста. Однако, уходя, бросил через плечо: — И пожалуйста, постарайся не допускать ошибок в статье о Джине Бэнксе. И я не хочу ничего знать о его ротвейлере.
— У него нет ротвейлера, — крикнула ему вслед Трейси. Затем, потише, добавила: — У него черный Лабрадор.
Она действительно вставляла в свои интервью с очкариками описания их хобби и домашних животных, пытаясь сделать своих героев более живыми, а материал — более читабельным. Кроме того, она любила собак.
Зазвонил телефон, и Трейси вспомнила, что надо договориться с Филом о планах на вечер, но в пять минут десятого это не мог быть он. Фил никогда не вставал раньше полудня. Трейси подняла трубку.
— Трейси Хиггинс, — сказала она, стараясь, чтобы голос звучал энергично и уверенно.
— За что я вечно тебе признателен, — поддразнил ее Джонатан Делано. — Что-то случилось?
— Ничего нового, у Маркуса несварение желудка.
— Разве это не хорошая новость? — спросил Джон.
Трейси рассмеялась. Джонатану всегда удавалось заставить ее улыбнуться, что бы ни случилось. Он уже много лет был для нее лучшим другом, как и она для него. Они познакомились в университете, на уроках французского. У Джонатана был самый большой словарный запас и самый жуткий акцент на свете. Зато ее произношение было идеально парижским, однако она не умела спрягать глаголы. Она помогла Джону с произношением, а он ей — с грамматикой. В результате оба получили высшие баллы, и с этого началась их дружба. Только Джон и ее подруга Лаура с полуслова угадывали ее плохое настроение.
— На меня свалилось новое задание, а я хотела сегодня вечером кое-куда пойти. Плюс Лаура грозилась приехать, так что мне надо убраться в квартире.
— Знаменитая Лаура, твоя подруга из Саусалито?
— На самом деле из Сакраменто, но какая разница? Да. Она порвала со своим придурком, и ей нужно время, чтобы прийти в себя.
— Нам всем нужно время. А что за придурок?
— Да обычный. «Извини, что не позвонил, ты не одолжишь мне сотни три?»
— Ясно, вроде Фила, — сделал вывод Джон.
— Фил совсем не такой, — встала на его защиту Трейси. — У него сейчас просто тяжелый период. Он пишет и сочиняет музыку. Иногда ему нужна помощь, вот и все.
В действительности Трейси чаще чувствовала, что фил совсем не нуждается в ее помощи. Хотя она все время просила его дать почитать свои вещи, он редко показывал, что написал. Еще одно качество, которое привлекало Трейси. Фил был так уверен в себе, а она постоянно нуждалась в одобрении. Он был хладнокровен, она — нет.
Джон фыркнул:
— Фил равнодушен к вещам, которые действительно имеют значение.
— Например?
— Ну, если хочешь, ранняя смерть твоей матери, твои сложные отношения с отцом. То, что ты пишешь по-настоящему.
— Что? — спросила Трейси, притворяясь непонимающей, хотя именно об этом она думала сегодня утром за кофе. У Джона самые лучшие намерения. Он верит в нее, но иногда он… Иногда он заходит слишком далеко. — Я не пишу ничего настоящего.
— Иногда это пробивается даже в твоих заказных статьях, — сказал Джон. — Твои серьезные работы очень хороши. Если тебе дадут рубрику…
— Ха! Чтобы Маркус дал мне вести рубрику! — Трейси вздохнула. — Если бы он просто перестал меня резать и хотя бы несколько статей вышло в том виде, в котором я их написала…
— Ты будешь прекрасным журналистом. Лучше, чем Анна Куиндлен.
— Перебор. Анна Куиндлен получила Пулитцеровскую премию.
— И ты получишь. Трейси, в твоих статьях есть свежесть и энергия, они бьют в точку. У нашего поколения пока нет своего голоса в прессе, и ты станешь этим голосом.
Трейси смотрела на телефонную трубку как зачарованная. Некоторое время они оба молчали, затем чары рассеялись.
— Хватит. Маркус выкидывает из моих статей даже лучшие фразы. Я буду писать о пустяках, пока не стану старой и седой.
Джон осторожно кашлянул.
— Слушай, может, если ты будешь больше времени уделять работе…
В этот момент ожила вторая телефонная линия.
— Подожди минутку, ладно? — попросила она.
— Я подожду, если это Маркус, а не Фил, — ответил Джон. — У меня тоже есть гордость.
Трейси нажала кнопку и с радостью услышала сопрано Лауры.
— Чао! Звоню, чтобы сообщить, что я сейчас сажусь в самолет.
— Что, прямо сейчас? — спросила Трейси. — Я думала, что ты прилетаешь в воскресенье.
— Будь мужественна. Ты думала, может быть, я не приеду вообще, но я приеду. Не сомневайся. Я звоню, чтобы сказать, что я собрала все свои шмотки и оставила кастрюли и сковородки у Сьюзен.
— Значит, это серьезно? А ты сказала Питеру?
— Не думаю, что я должна ему еще что-то говорить. Он видел выражение моего лица, когда я застукала его в нашей постели кое с кем из соседнего дома. Плюс он заявил, что Куинси
type="note" l:href="#note_3">[3]
— это дерьмо.
Еще в школе Лаура была без ума от Джека Клугмена, который сыграл Куинси. Трейси никогда ее не понимала, но иногда они вдвоем проезжали по каньону Бенедикт и глазели на дом, в котором, как кто-то сказал Лауре, он жил. Они ни разу его не увидели, но в «Куинси» не было ни одного эпизода, который Лаура не знала бы наизусть.
— Ему не нравится «Куинси»? — притворно ужаснулась Трейси. — И он спит с твоими соседями? Кстати, этот кое-кто в спальне был мужчиной или женщиной?
Это по крайней мере рассмешило Лауру. Все-таки лучше, чем плакать. По подсчету Трейси, Лаура уже пролила по Питеру не меньше пятидесяти литров слез.
— Скажи мне номер твоего рейса и во сколько тебя встречать.
Пока Лаура искала информацию, Трейси размышляла о том, что не уложится в срок с работой или не попадет на свидание. Но Лаура была ее лучшей подругой уже много лет.
— Я встречу тебя в аэропорту, — сказала Трейси, стараясь не чувствовать себя виноватой за эгоистичные мысли.
— Тебе не нужно меня встречать. Я большая девочка, — рассмеялась Лаура. Росту в ней было 183 сантиметра, да и худенькой ее никто бы не назвал. — Я прекрасно доеду до тебя на автобусе.
— Ты уверена? — спросила Трейси.
— Да. Все будет нормально. Тебе же еще надо работать. У тебя сохранился старый «Куинси»?
Трейси улыбнулась.
— Угу.
— Отлично. Ладно, пока. Не хочу тебя больше задерживать, — добавила Лаура.
Это напомнило Трейси о первой линии.
— Ой, меня же ждет у телефона Джон, — воскликнула она с ужасом.
— Не волнуйся, он никуда не денется. Наконец-то я познакомлюсь с твоим очкариком, — засмеялась Лаура. — Скоро увидимся, — сказала она и повесила трубку.
Трейси нажала на кнопку, и, конечно, Джон все еще ждал.
— Ну, что случилось? — спросил он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Крутой парень - Голдсмит Оливия



оливия ты дура!!!
Крутой парень - Голдсмит Оливия____
13.05.2011, 15.36





Бред
Крутой парень - Голдсмит ОливияНеважно
14.09.2011, 15.02





Я не кому не нравлюсь хочу понравиться девочке котороя на меня даже не оброщает внемания!
Крутой парень - Голдсмит ОливияЖеня
2.04.2012, 9.35





Я не кому не нравлюсь хочу понравиться девочке котороя на меня даже не оброщает внемания!
Крутой парень - Голдсмит ОливияДенис
18.04.2012, 20.52





Бред полнейщий. Нужно бриться каждый день, а иначе будешь выглядеть как бомж. Если будешь врезаться в стены, то тебя засмеют. Не оставаться на ночь – а если с любимой девочкой, которую ты с трудом затащил в постель – то тоже? Шлем – я что, придурок? Идиотизм.
Крутой парень - Голдсмит ОливияВадимыч
15.09.2012, 9.08





меня не лябят девачки
Крутой парень - Голдсмит Оливияальоша
5.04.2013, 18.47





Мдаааа..из-за комментов читать не стану))
Крутой парень - Голдсмит ОливияАнна
17.08.2013, 13.05





В чем-то интересно, а кое-где бесило. На один раз.
Крутой парень - Голдсмит ОливияКристина
29.01.2014, 18.01





Носить с собой шлем? Она реально еб...тая.
Крутой парень - Голдсмит ОливияАнтон
22.08.2014, 13.39





Носить с собой шлем? Она реально еб...тая.
Крутой парень - Голдсмит ОливияАнтон
22.08.2014, 13.39





я очень хочу стать крутом
Крутой парень - Голдсмит Оливиявладик
16.03.2015, 19.29





Это типа стеб такой? rnПрямо так и вижу этого "крутого", с разбитой об столб мордой, небритого, с ног до головы в черном и со шлемом под мышкой. Идет домой на ощупь в третьем часу ночи. Просто зашибись! rnP.S. У меня пять знакомых с мотоциклами, НИ ОДИН не носит с собой шлем везде и всегда.
Крутой парень - Голдсмит ОливияСаня
23.12.2015, 9.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100