Читать онлайн Крутой парень, автора - Голдсмит Оливия, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Крутой парень - Голдсмит Оливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.23 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Крутой парень - Голдсмит Оливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Крутой парень - Голдсмит Оливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Голдсмит Оливия

Крутой парень

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Джон нажал кнопку, и видеомагнитофон с готовностью выплюнул кассету. Он посмотрел «На восток от Эдема» уже целых четыре раза. Чувствительный одинокий Кэл — персонаж Джеймса Дина — не показался ему таким уж сексуальным. Парень был типичным неудачником, совсем не того сорта, за которым увиваются женщины. Эйбер, девушка его брата, которую играла Джули Хэррис, тоже была не в восторге от Кэла. Да и с чего бы? Угрюмый неврастеник. Джону казалось, что она остается с Кэл ом из жалости.
Джон надел пуловер, натянул на себя чудной пиджак, который Трейси заставила его купить, и встал перед зеркалом. После того как почти вся его одежда была выброшена, ничто не закрывало обзор.
Он вынужден был признать, что видел перед собой совсем другого Джона. Он догадывался, почему не достигал успеха в охоте за женщинами. Ему было трудно относиться к ним, как к охотничьим трофеям или как к развлечениям на одну ночь. Нет, конечно, не во всякую он мог бы влюбиться и провести с ней всю жизнь. Но именно в этом и заключалась проблема. Джону было тяжело, когда им пренебрегали, но еще тяжелее он переживал пренебрежение по отношению к женщинам. Он вспоминал о своей маме и обо все женщинах, которых бросил его отец. Бог знает сколько их было, ведь Джон знал только тех, на ком Чак в конце концов женился.
Но Трейси собиралась все это изменить. Он должен был превзойти Фила и всех остальных Филов и наконец использовать мозги, чтобы сообразить, как этого добиться. Нужно следовать правилам, которые выработала Трейси, как бы трудно ему ни было.
Джон перестал бриться, а его ноги, скованные модными туфлями, невыносимо ныли. Он был уверен, что натрет мозоли величиной с киви и такие же зеленые. Он даже как-то читал о парне, который умер от мозольной инфекции. Если у него та же судьба, то пусть хотя бы это произойдет после того, как он полюбит женщину или хотя бы переспит с ней. Трейси, наверное, будет очень грустно на его похоронах.
Да, он отлично выглядит, но не похож на самого себя. Такое чувство, что его рассматривает кто-то чужой. Джон насмешливо улыбнулся, но от этого стало только хуже. Господи, что он делает? Осталось только начать разговаривать с самим собой.
Джон покачал головой. Он точно не был похож на руководителя проекта крупной фирмы. Скорее какой-то скользкий тип, словом, темная лошадка. Видимо, этого Трейси и добивалась.
Джон оторвался от зеркала и вытащил дорожный чемодан на колесиках со сломанной ручкой. Он уже собрался открыть чемодан, как перед ним возникло лицо наставницы с презрительно сморщенным очаровательным носиком и ему послышался строгий голос: «Это несексуально».
Джон задумался, пытаясь припомнить, какие вещи он видел в руках Джеймса Дина. Но он смог вспомнить только Сэла Минео, которого Дин нес на руках. Может быть, у суперменов не бывает багажа? Наверное, они путешествуют налегке. Джон вздохнул. Все это было слишком сложно для него.
Ведь для того, чтобы его план сработал, нельзя было обойтись без багажа. С четверть часа Джон исследовал содержимое шкафов и наконец нашел брезентовую сумку, в которой носил вещи в прачечную, когда учился в университете. Он бросил туда для тяжести пару кроссовок и набил его газетами «Сиэтл тайме» для объема, предварительно заботливо отложив полосы со статьями Трейси. Закрывая «молнию», он пытался поверить, что все эти хлопоты увенчаются успехом. Не то чтобы он действительно на это надеялся.
Но, несмотря на свой пессимизм, Джон уже успел убедиться, что кое-что действительно изменилось. Может быть, сыграла роль его новая одежда, а может быть, его неведение, которое Трейси так жестко критиковала. Одно было ясно: женщины стали обращаться с ним по-другому. На работе и секретарши, и аналитики, и даже представительницы женского пола из руководящего персонала начали здороваться с ним, когда он проходил мимо. Даже Саманта первая мило улыбалась, говоря: «Привет». Джон был уверен, что раньше этого не было, конечно, если не считать тех женщин, с которыми он состоял в дружеских отношениях. И не только это. Что-то особое было в самой манере, с которой они произносили слова приветствия. Нет, это не звучало как обещание. Но Джона поражало, насколько мелодично могли звучать в их устах обыденные слова.
Самое странное заключалось не в том, что женщины начали замечать его. Он понимал, что в этом и состоит цель всего эксперимента. Самое странное было в его реакции. Сначала это внимание удивляло Джона, потом льстило ему, а теперь оскорбляло его чувства. Он не сразу понял, как это могло произойти. Он считал, что должен быть благодарен за малейший знак внимания. И он действительно ощущал эту благодарность. Но потом в его сознании произошел какой-то сдвиг, и удовлетворение сменилось обидой, когда даже Синди Байерлинг, очаровательная молоденькая секретарша директора, начала здороваться с ним — она была известна редким умением не замечать людей, даже когда они стояли, наклонясь над ее столом. Все эти годы, когда бы он ни заходил или ни звонил ей, она переспрашивала не только его добавочный, но и узнавала, как пишется его фамилия, — явное доказательство того, что не знает, с кем разговаривает. Но когда она неожиданно пропела: «Привет, Джонатан», он безумно разозлился. Почему она никогда раньше не здоровалась? И откуда она теперь узнала его имя?
Но хотя новая магия — и соответствующее ей настроение — существовала, пока все ограничивалось улыбками и приветствиями, до свидания с Синди или с кем-нибудь еще с работы дело не доходило. Трейси сказала, что он должен попытаться подцепить девушку в другой обстановке, где его никто не знал, но Джон не мог заставить себя зайти в бар. Он пытался два вечера подряд, но у него не хватило силы воли, чтобы пересечь заколдованную черту. Все унижения, которые он перенес на последних свиданиях, все отказы, казалось, создавали непреодолимое препятствие перед входом, как ангел с огненным мечом перед входом в Эдем.
И проблема была не только в том, чтобы войти в бар. Внимание со стороны женского персонала на работе как-то смягчило горечь разочарований и обид последних лет. Однако с незнакомой девушкой, которую, по терминологии Молли, он собирался «закадрить», превращала его в немого чурбана. Но дело было не только в самой девушке. Джон бы справился с этим, если бы не бесчисленные Филы, полный бар Филов, наглых, самодовольных, смеющихся над его жалкими потугами, осуждающих его искренность и попытки шутить. Как будто все эти Филы могли видеть сквозь новый черный пуловер, джинсы и туфли.
Что ж, если задача не имеет решения в этих условиях, нужно изменить условия задачи. Джон решил познакомиться с девушкой, во-первых, там, где его никто не знал, а во-вторых, там, где толпа Филов не будет составлять ему конкуренцию.
Отсюда появилась потребность в брезентовой сумке.
Джон взял сумку. Благодаря газетам она казалась объемной, но была при этом такой легкой, что ее можно было нести без всякого напряжения. Он будет казаться сильным. Джон пожал плечами, пожелал себе ни пуха ни пера и натянул выбранный Трейси пиджак из овечьей кожи. Джон вздохнул, стараясь не чувствовать себя виноватым. Заклание овец уже произошло, и не в его силах что-либо изменить. Ноги наверняка замерзнут в этих дурацких туфлях. Жаль, что нельзя надеть толстые шерстяные носки, но если, как говорит Трейси, бог — это детали, то ногами придется пожертвовать.
Зазвонил домофон: это подъехало заказанное такси. Джон захватил на счастье футлярчики «Пез» с головами племянников Скруджа Макдага и с брезентовой сумкой в руках отправился навстречу судьбе.
* * *
Аэропорт был переполнен, но это как раз казалось Джону удачей. В этом муравейнике никто не обращал на него внимания. Джон отправился на эскалаторе в зал получения багажа, предварительно просмотрев табло с информацией о ближайших прибывающих рейсах. Конечно, он мог бы купить себе настоящий билет, выбрать подходящую девушку, встать за ней в очередь и познакомиться. Но Джон замечал, что люди часто нервничают перед вылетом, поэтому решил, что лучше найти кого-нибудь, кто уже прилетел. Но и это было сопряжено с некоторым риском.
Чтобы не слишком выделяться, Джон попросил таксиста подбросить его до зоны прилета, но тот отказался, объяснив, что запрещено. Джон собирался обсудить с ним свой план, но передумал. Судя по прическе и части лица, отражавшейся в зеркале заднего вида, таксист не был Филом на сто процентов, но еще совсем недавно, когда его зубы были еще целы, мог принадлежать к этому вездесущему племени. Джон ничего ему не рассказал.
Итак, проходя по залу получения багажа, он приметил группу пассажиров, только что прилетевших рейсом 611 из Такомы. Такома ему нравилась. Там жили его дядя и тетя. Если женщина ездила в Такому по делам или в гости к родным, она может быть довольно приятной, решил Джон. Конечно, если она жила в Та-коме с мужем и приехала навестить мать, это неудачное стечение обстоятельств.
Джон начал просеивать толпу. Как отличить одних от других? В салонах лайнера «ДС-10» помещалось примерно двести восемьдесят пассажиров. Джон надеялся, что по крайней мере один из них — вернее, одна — будет молодой привлекательной женщиной, которая прилетела без спутников. Но как узнать, свободна, ли она? Вот еще одна проблема. Джону понравилась одна блондинка, но она была слишком стройной, высокой и красивой. У нее была такая манера поворачивать голову, что при каждом движении ее волосы разлетались как тысячи серебряных нитей. Ему казалось, что она делала это нарочно, чтобы на нее обращали внимание. Наверное, она собиралась в Голливуд. Для него это слишком высокий класс.
Затем Джон заметил рыжую, с кудрявыми волосами, которые казались такими натуральными, словно ими тщательно занимался опытный парикмахер. Насколько он знал, это было вполне вероятно. Люди готовы платить за это. Во всяком случае, женщина казалась симпатичной, и этого достаточно. Решение было принято. Джон скомандовал себе наступление. Вместо того чтобы пришпорить лошадь и обнажить саблю, он бросил сумку на конвейер, обошел его, стараясь сделать это незаметно, и попытался придумать, что же он скажет этой абсолютно незнакомой женщине.
Только когда Джон подошел к рыжей вплотную и увидел ее в профиль, он понял, что она очень-очень беременна. Очевидно, кто-то еще гораздо раньше Джона счел ее симпатичной. Итак, вот чем закончился его план.
Если исключить блондинку-супермодель и рыжую, которая вот-вот станет матерью… Что ж, выбор был невелик. Джон рассматривал толпу. Бодрые старушки с белоснежными улыбками его не привлекали, озабоченные мамаши с детишками на буксире, бешеными после вынужденного бездействия в полете, тоже не подходили. Похоже, все остальные пассажиры были мужчинами, кроме одного человека, который был намного выше Джона, в широких шелковых штанах и гавайской рубашке. Это мог быть мужчина, но могла быть и женщина. Или кто-то, находящийся в процессе перехода от одного пола к другому. Но он не собирался разыгрывать сцены из «Жестокой игры»
type="note" l:href="#note_15">[15]
, ему хватало своих проблем.
Когда Джон уже был близок к отчаянию, он оторвал взгляд от ленты транспортера, которая начала дергаться — признак того, что скоро начнут появляться вещи, — и заметил девушку, стоявшую у другого конвейера. Джон задержал дыхание. Может быть, он и не уйдет ни с чем. Солнечные лучи — редкость в Сиэтле — осветили ее, и она напомнила ему портрет из средневековой рукописи. Она была идеальна. Если честно, она кого-то напоминала Джону. Не только коротко стриженные светло-каштановые волосы или профиль, которые он смог разглядеть, были достойны послужить моделью лучшему резчику камей, было что-то в посадке плеч и осанке, что немедленно привлекло Джона. Трейси стояла бы точно так же, ожидая багаж. Он обрадовался, но тут же огорчился.
Девушка — по оценке Джона, примерно на год-два старше его — прибыла из Сан-Франциско. Она принадлежала к совершенно другому классу пассажиров. Если она из Сан-Франциско и прилетела сюда в гости, то она не для него. Если, с другой стороны, она из Сиэтла и летела в Сан-Франциско, то у него был шанс. Однако если она живет в Сиэтле, а ее родной город — Сан-Франциско и она навещала свою семью, то она…
Джон заставил себя остановиться. Он начал просчитывать возможные варианты, потому что боялся действовать. Джон снова посмотрел на девушку. Очень милая.
— Это то, что надо, — пробормотал он. — Вперед!
Он опустил плечи в стиле Джеймса Дина и начал продвигаться в направлении намеченной им красотки. Не замечая, что превратилась в цель его маневров, она стояла, опираясь на левую ногу и постукивая правой. Это не было признаком нетерпения, скорее полезное упражнение для ее очаровательной ножки. Когда Джон подошел ближе, он увидел, что в ней очаровательно все: от маленькой пяточки до макушки. Он одновременно почувствовал и волнение в крови, и холодок в животе. Да, это тяжкий труд, признался он себе, и прежде чем пот успел испортить футболку от Армани, которую Трейси заставила его купить, он уже стоял рядом с красоткой, прямо за ней. Чудовищным волевым усилием он заставил себя не смотреть на нее, а, как и остальные пассажиры, внимательно следить за пустой лентой транспортера.
Джон попытался медленно досчитать в уме до ста, но дошел только до шестидесяти семи. А что, если сейчас появится ее сумка? Он откашлялся.
— Я заблуждаюсь или действительно на получение багажа нужно истратить больше времени, чем чтобы долететь от Сан-Франциско до Сиэтла? — спросил Джон.
Ладно, не бог весть какое начало, но хотя бы не брякнул, который час. Красотка повернула головку, и он бросил взгляд на ее профиль. Длинноватый нос, немного неправильной формы, что, по мнению Джона, делало ее еще симпатичнее. Прозрачно-бледная кожа. На таком близком расстоянии Джону были видны даже веснушки на скулах и переносице. Эти маленькие созвездия подчеркивали ее нежность. Тем временем она смотрела на него. Затем улыбнулась.
— В самом деле очень долго, — согласилась она.
Ее голос струился, как ручеек по камням. Джон позволил себе бросить на нее еще один взгляд и отвернулся, помня о том, что улыбаться запрещено. Он выпрямился, втянул живот и скрестил руки на груди. Но что сказать в ответ, он решительно не знал. Поза Джеймса Дина годилась для начала, но красотка смотрела на него — продолжала смотреть на него! — ожидающе.
Что дальше? Он мог бы предложить подвезти ее до города, если бы у него был мотоцикл. Джон вздохнул. Трейси была права, как всегда. Ладно. Надо шевелить мозгами. Что ей сказать?
В этот момент послышался звонок, и лента конвейера тронулась. И одновременно начал движение маленький мальчик. Перед этим он ползал по полу и взобрался на конвейер. Теперь, когда он отдалялся от мамочки, малыш испугался, широко раскрыл рот и на удивление громко завопил.
— Это малыш с нашего рейса, — сказала красотка.
Как только мальчик подъехал к ним, Джон наклонился, поднял его и поставил у ног невнимательной мамаши. Ребенок почему-то заорал еще громче, и народ отступил, чтобы не оглохнуть. Джон не знал, что ему делать дальше. Он считал, что снять малыша с конвейера было неплохой идеей, но не предвидел такого развития событий.
— Заткнись, Джош! — грозно рявкнула мамаша, отшлепала бедного ребенка, взяла за руку и увела.
Красотка посмотрела на Джона снизу вверх и сказала:
— Она тебя даже не поблагодарила.
— Нет, но она собирается представить меня к медали «За спасение уезжающих», — пошутил Джон, надеясь, что эти серые глаза не посмотрят в ответ с удивлением — обычная реакция людей на его шутки.
Но девушка весело рассмеялась. На самом деле! Может, все это легче, чем он представлял себе. Может, достаточно прийти в нужное место, надев пиджак с чужого плеча?
Сумки и чемоданы на конвейерной ленте поражали разнообразием. Только сейчас Джон сообразил, что его сумка осталась на другом транспортере. Что ж, он притворится, что потерял свой багаж, только и всего. Такое постоянно случается. Может быть, она даже посочувствует ему. Хотя, конечно, он тогда будет выглядеть растяпой.
Надо было срочно сообразить, что бы сделал в подобной ситуации Джеймс Дин. Но ни один из фильмов не дал ему ни малейшего намека. Джону стало обидно: что толку в таком обучении, если в результате ты знаешь, что делать, когда твоя мать открывает бордель, но не знаешь, как реагировать, когда авиакомпания теряет твой багаж?
В отчаянии, он старался придумать, что сказать девушке. Очевидно, было еще рано спрашивать, как ее зовут. Всех интересовал только багаж, появляющийся на конвейере. Его можно было разделить на два подвида: черный или серый, не отличимый от остальных таких же чемоданов и сумок, и экстравагантный, который можно было найти среди тысячи других вещей.
Итак, что ему делать? Помочь ей с багажом! Джон взглянул на девушку краем глаза и попытался представить себе ее сумку. Только не зеленая дыня с перламутровым крестом на боку. Он потряс головой, когда это чудо проезжало мимо, и тут произошло настоящее чудо.
— Правда, странно? — спросила она. — Я имею в виду, какой странный бывает багаж.
Он так удивился, что забыл ей ответить. Неужели, как говорит Молли, она положила на него глаз? Она заговорила сама. И высказала буквально его мысль. Может быть, ему светит удача? Но если он промолчит в ответ, то приглашения на свадьбу писать не придется.
— Их сумки так же уродливы, как и дорожные туалеты, — сказал Джон.
Боже, что он ляпнул! Кто сейчас говорит «туалеты»? Джентльмены в смокингах. Он должен как-то объяснить…
— Да, я согласна. Моя мама говорила, что путешествие на самолете когда-то считалось настоящим шиком. Люди специально наряжались для этого. Ты обратил внимание, в чем была эта женщина с ребенком, которого весь полет рвало? — спросила она и, не дождавшись ответа, заметила: — Наверное, нет. Ты летел в первом классе или в бизнес-классе, да?
В это невозможно было поверить. Она стояла с ним рядом и говорила, что он принадлежит к высшему сорту. Неужели это всегда было так просто, только он не знал как? Неужели этот видавший виды пиджак и мозоли от непривычных туфель сделали его другим человеком? Что ж, тогда да здравствуют мозоли!
— Не обратил внимания, — уклончиво ответил он и полез в карман. — Любите леденцы?
Она улыбнулась, но покачала головой:
— Ты такой забавный. Ты здесь живешь или прилетел по делам?
Его мечта становилась явью, но как отвечать на прямой вопрос? Джон ждал, что она это спросит. Должен ли он солгать или сказать ей правду? И как решить проблему со своей сумкой на другом конвейере?
— Я ищу неоткрытые таланты, — ответил Джон и сразу подумал, что сморозил чушь.
Но она не усомнилась в его словах и не заметила в них ничего странного.
— Правда? А я здесь, чтобы сделать в «Микроконе» фотографии для журнала, — объяснила она. — Они хотят представить свою новую материнскую плату золотой жилой, если ты понимаешь, что я имею в виду.
Вот так совпадение!
— У тебя есть какие-нибудь фотографии, чтобы я мог на них взглянуть? Может быть, я помогу тебе раскрутиться.
— Дай мне твой телефон, и я тебе покажу свои снимки, как только распакую вещи.
— Отлично. — Джон не мог поверить, что все так просто. Она просила его телефон! Пусть под деловым предлогом, но какая разница? — У тебя есть ручка и бумага?
Девушка порылась в сумочке, но нашла только ручку.
— Вот, — сказала она, протягивая ему руку ладонью вверх. — Напиши здесь.
Чудеса! Что могло быть лучше? Джон наклонился и взял ее за руку. От прикосновения к ее руке учащенно забилось сердце. «Успокойся», — сказал он себе. Джон написал номер телефона, затем легонько сжал ее пальцы в кулачок.
— Смотри не потеряй, — пошутил он, нехотя отпуская ее.
— Вовремя, — сказала девушка, и Джон испугался, не считает ли она, что он слишком долго держал ее руку.
Она сделала шаг к нему. «Да она почему-то стала агрессивной», — подумал Джон. Но когда девушка протянула руку к конвейеру, он наконец догадался, что мимо проезжает ее сумка.
— Давай я помогу, — обрадованно предложил Джон.
Он схватил сумку за ручку, взглянул на табличку с именем и начал снимать ее с резиновой ленты. И тут он вспомнил, что нарушает одно из важных правил. Что говорила ему Трейси? Только брать, но не давать. Он повел себя как прежний Джон. Новый Джон быстро отпустил сумку, словно обжегся. Девушка, вернее, Кэрол Ревер, если багажная бирка говорила правду, удивленно посмотрела на него. Сумка наполовину свисала с конвейера, но продолжала двигаться.
— Извини, Кэрол, пальцы свела судорога. — Он не смог придумать ничего лучшего.
Девушка посмотрела на него подозрительно и сама сняла свою сумку. Теперь она стояла рядом с ним с сумкой у ног. Почему она не уходила? Чего она ждала? Он ведь уже извинился за то, что уронил ее сумку. Что он должен делать? Наверное, у него было странное выражение лица, потому что Кэрол сказала:
— У меня две сумки.
— А, — выдавил Джон и улыбнулся. — Я начинаю думать, что мой багаж вообще не появится.
Она заметит, что у него нет багажа. Что ему тогда говорить? Толпа с рейса из Такомы сильно поредела. Он выдавил смешок.
— Будет странное совпадение, если наши сумки вместе потеряются, правда? — спросил он. — Нас сводит сама судьба.
«Прокол, — подумал Джон, — наверное, я зашел слишком далеко». Разве Трейси не объясняла, что он должен заставить их захотеть его, а не показать, что его влечет к ним? Но судя по выражению лица Кэрол, все шло нормально. «Только бы все не испортить, — волновался Джон. — Держись спокойно!» — строго приказал он себе. Джон снова посмотрел на девушку.
— Может, наши сумки конфисковали? Ищут в них оружие?
Какой идиотизм! Неужели это он сказал? Он просто хотел пошутить.
— Знаете, как у Теда Качински.
Но она не улыбнулась в ответ.
— Вы знаете о докторе Бомба?
type="note" l:href="#note_16">[16]
Кэрол кивнула. Джон с облегчением засмеялся.
— Зачем им обыскивать наш багаж? — резонно спросила она.
Конечно, незачем. Что за идиотская идея! Джон опять запаниковал.
— Кто знает, зачем они это делают? Но я могу гарантировать, что пишущую машинку они у меня не найдут. А доктор Бомба не путешествовал без этого ценного устройства. — Джон попытался рассмеяться. — Моя сумка гарантированно не содержит пишущей машинки. Она такая легкая, как будто набита газетами.
Его занесло. Все хуже и хуже. Джон был готов заплакать, но пытался сохранять на лице спокойное выражение. Краем глаза он видел на другом конвейере свою сумку, одинокую и покинутую. Он чувствовал, что майка промокла под мышками от пота. Пот выступил и на лбу. Да, Джеймс Дин никогда не позволял себе потеть.
Джон посмотрел на Кэрол. Все черты ее лица, казалось, сгруппировались вокруг носа, словно стремясь в безопасное укрытие.
— Нет, моя сумка не набита газетами, — пустился в объяснения Джон. — Она нормального веса. То есть даже тяжелее средней. Конечно, я не доктор Бомба. Ну, его же поймали. Моя сумка нетяжелая, потому что в ней нет ни оружия, ни наркотиков. — Он снова рассмеялся, пытаясь скрыть агонию. Может быть, шутка его спасет. — На этот раз я решил оставить оружие дома. Для разнообразия.
Кэрол упорно смотрела на ленту конвейера. Она отошла от Джона, и он понял, что зашел слишком далеко. Но тут она потянулась за сумкой. О чудо! Она возьмет сумку и снова повернется к нему! Какое облегчение он испытал!
Но выражение лица Кэрол снова изменилось. Теперь оно было чужим и замкнутым. Лицо незнакомки. Но бегающие глаза выдавали ее, незнакомка очень нервничала. Сомневаться не приходилось: он все испортил.
— Я должна идти, — холодно сказала Кэрол. — Я позвоню, когда устроюсь. Надеюсь, ты найдешь свой багаж.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Крутой парень - Голдсмит Оливия



оливия ты дура!!!
Крутой парень - Голдсмит Оливия____
13.05.2011, 15.36





Бред
Крутой парень - Голдсмит ОливияНеважно
14.09.2011, 15.02





Я не кому не нравлюсь хочу понравиться девочке котороя на меня даже не оброщает внемания!
Крутой парень - Голдсмит ОливияЖеня
2.04.2012, 9.35





Я не кому не нравлюсь хочу понравиться девочке котороя на меня даже не оброщает внемания!
Крутой парень - Голдсмит ОливияДенис
18.04.2012, 20.52





Бред полнейщий. Нужно бриться каждый день, а иначе будешь выглядеть как бомж. Если будешь врезаться в стены, то тебя засмеют. Не оставаться на ночь – а если с любимой девочкой, которую ты с трудом затащил в постель – то тоже? Шлем – я что, придурок? Идиотизм.
Крутой парень - Голдсмит ОливияВадимыч
15.09.2012, 9.08





меня не лябят девачки
Крутой парень - Голдсмит Оливияальоша
5.04.2013, 18.47





Мдаааа..из-за комментов читать не стану))
Крутой парень - Голдсмит ОливияАнна
17.08.2013, 13.05





В чем-то интересно, а кое-где бесило. На один раз.
Крутой парень - Голдсмит ОливияКристина
29.01.2014, 18.01





Носить с собой шлем? Она реально еб...тая.
Крутой парень - Голдсмит ОливияАнтон
22.08.2014, 13.39





Носить с собой шлем? Она реально еб...тая.
Крутой парень - Голдсмит ОливияАнтон
22.08.2014, 13.39





я очень хочу стать крутом
Крутой парень - Голдсмит Оливиявладик
16.03.2015, 19.29





Это типа стеб такой? rnПрямо так и вижу этого "крутого", с разбитой об столб мордой, небритого, с ног до головы в черном и со шлемом под мышкой. Идет домой на ощупь в третьем часу ночи. Просто зашибись! rnP.S. У меня пять знакомых с мотоциклами, НИ ОДИН не носит с собой шлем везде и всегда.
Крутой парень - Голдсмит ОливияСаня
23.12.2015, 9.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100