Читать онлайн Клуб Первых Жен, автора - Голдсмит Оливия, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Голдсмит Оливия

Клуб Первых Жен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4
ЗА ГРАНИЦЕЙ – АВУАРЫ, В КАМЕРЕ – НАРЫ

В центре Нью-Йорка, у Гудзона, в Федеральной тюрьме Морти Кушман, лежа на нарах, размышлял о том же. Эта проблема занимала его мысли уже в течение двух недель, с тех пор как его привезли сюда.
Процедура приема была до тошноты медленной. Он бесконечно переходил из одной очереди в другую. Целью этого могла быть только проверка терпения. Попав сюда, он рассматривал все, что здесь находилось. В непременный серый тюремный цвет было окрашено буквально все: стены, столы, стойки, рубашки охранников. Ему велели пройти по одной из разноцветных линий на полу – он прошел вдоль коричневой. Вновь прибывшие заключенные были одеты в комбинезоны, цвет которых каждый выбирал сам. Почему он выбрал голубой, он сам не знал.
Теперь, надев голубую униформу, он лежал на нарах и ждал. Он проклинал Лео Джилмана за то, что тот не добился, чтобы его выпустили под залог. «Я сделаю все возможное, – сказал тогда Лео. – Просто на это уйдет время. Мне же нужно убедить их, что ты не сбежишь. С твоей стороны было огромной глупостью столько вкладывать за границей. Теперь они боятся, что ты скроешься. Им все это не нравится, Морти».
Поначалу Морти не поверил, что его не выпустят под залог. Теперь, после двух недель заключения, идея сбежать из страны стала для него очень заманчивой.
Попав сюда впервые, он стал приглядываться к заключенным, искать родственную душу. Впереди него стоял парень, у которого, казалось, не было никаких забот и проблем. Морти почувствовал к нему симпатию. Симпатия улетучилась, когда выяснилось, что этот парень похитил девушку, которая когда-то его бросила, и ее нового друга. Похищение произошло в Бронксе, убил он их в Нью-Джерси, выбросил тела из машины в Мэриленде.
Парень позади него пытался угнать самолет из аэропорта Кеннеди, угрожая бомбой. Морти передернуло. Он подумал: существует ли тюрьма-клуб для преступников-аристократов, преступников с чистыми руками? Он был рад, когда охранник запретил им переговариваться. Упаси Господи, чтобы такие парни узнали, что он здесь за уклонение от уплаты налогов. Уважения у них это не вызовет.
Во время врачебного осмотра служащий, заполнявший бланк, спросил, нет ли у него вставных зубов. Когда Морти ответил, что нет, служащий пожал плечами, что должно было изображать сочувствие. Морти насторожился. Это что еще значит? Какой-нибудь условный язык, тюремный жаргон?
В конце концов его повели по длинным коридорам, каждый из которых заканчивался постом охраны. Охранник с шумом закрывал за ними дверь. После нескольких переходов Морти и других вновьприбывших разместили в камеры, которые должны были стать их временным пристанищем. Когда их вели вдоль решеток, заключенные из других камер окликали тех из них, кого они выбрали себе в качестве будущих партнеров. Все, кто находился в тюремном корпусе, высыпали к решеткам и наблюдали за парадом новичков.
– Ути-ути-ути, лапоньки. Вот ты, круглозаденький, ты только мой. Всем говори, что ты принадлежишь Элу. Эл тобой займется. Ты – для меня, я – для тебя. Запомни меня, мой сладкий, а я уж тебя не забуду.
– Эй, пухленький мой, беленький, зубки вставные вынул? У меня найдется для тебя работа. С такими протезами ты будешь работать днем и ночью. Меня зовут Травка. Я – Травка, ты – моя затравка. – Так вот на что намекал тот служащий.
Морти поддерживал дух воспоминаниями о детстве в Бронске. Тогда он научился ходить вразвалку. Такую манеру ходить ребята возводили в ранг искусства. Он чувствовал себя полным идиотом, когда сейчас шел вразвалку по тюремному коридору, но – что поделать – он решил выжить. Он вспомнил, как в детстве в Кингсбридже ему не раз попадало от ирландских сверстников, потому что тогда он еще не знал, что, для того чтобы тебя считали крутым, надо ходить как крутой. Он, пожалуй, был крутым, насколько им может быть еврей. «Господи Иисусе, дай мне сил пережить все это», – взмолился Морти.
Морти привели в камеру последним. От его напускной смелости не осталось и следа, как только он увидел своего соседа: тело, казалось, выточенное из черного дерева, возлежало на нижних нарах. Такой не привидится в самом страшном сне: рост – под два метра, вес – около ста килограммов, одежда трескалась, обтягивая колоссальные мускулы; бритая голова и гладкая блестящая кожа довершали картину, усиливая впечатление чего-то угрожающе-жуткого. На мгновение Морти застыл на пороге камеры. С таким типом он даже не вошел бы в лифт.
Охранник втолкнул его и закрыл дверь камеры.
– Наркуша, смотри, кого я тебе привел. Вставных зубов у него, правда, нет, здесь ты сам что-нибудь придумаешь. Зато твой сосед – настоящая знаменитость. Слышал о Неистовом Морти? Это он и есть. Только теперь он не Неистовый Морти, а Хренистовый Морти, – охранник засмеялся и ушел.
Морти всегда считал, что со знаменитостями так не обращаются. Боэски наверняка бы предоставили отдельную камеру. А перед ребятами из Готти-шоу расстелили бы здесь красный ковер. «Уклонение от уплаты налогов, – снова подумал он. – Да, никакой изюминки, слишком по-еврейски».
Амбал Наркуша продолжал с шелестом перелистывать страницы «Плейбоя». Наконец он поднял свои темные глаза и посмотрел в сторону Морти. Лицо его смягчилось. Удивленно подняв брови, он спросил:
– Тебя, что ли, я видел по телеку? Ты продавал портативные телефоны и всякое такое дерьмо.
Почувствовав облегчение от того, что Амбал Наркуша не проявил в отношении него открытой враждебности, Морти стал играть свою старую роль.
– Это я, Неистовый Морти, – закричал он голосом, хорошо известным по рекламным роликам. Он протянул Наркуше правую руку. Тот по-простецки дважды тряхнул ее своей лапой. Морти сделал вид, что всю жизнь здоровался именно так.
Наркуша был далеко не дурак – крупный торговец героином, сутенер, даже поджигатель, но не дурак. И все-таки на него не могло не произвести впечатление то, что лицо, которое он раньше мог видеть только на экране телевизора, теперь он видел здесь в тюремной камере. Этот маленький еврей и был Неистовый Морти. Наркуша ухмыльнулся.
– Ну, раз ты знаменитость, слушай про здешние правила. – Наркуша отложил журнал. – Я Амбал Наркуша. Я все держу здесь под контролем. Если дружишь с Амбалом Наркушей – к тебе никто не полезет. Так что, если понадоблюсь, – дай знать. Ведь рука руку моет, так, малыш Морти?
Наркуша подвинулся на нарах, освобождая немного места для Морти. Это было очень кстати, так как дрожащие ноги Морти уже не держали его. Тем не менее спектакль продолжался. Морти решил, что он станет закадычным другом Амбала Наркуши.
– Наркуша, для тебя я разобьюсь в лепешку, – ответил Морти.
– А я этом не сомневался. Знаешь, моя подруга сидит дома одна, страдает по мне. Может, подаришь ей что-нибудь хорошее, что напоминало бы ей обо мне?
– Есть как раз то, что нужно, дружище, – телевизор с тринадцатидюймовым экраном и встроенным видеомагнитофоном. Классная вещица, размером не более тостера. Как тебе?
Амбал Наркуша задумался, потом отрицательно покачал головой, как бы желая сказать, что Морти его не понял.
– Нет, приятель, нужно что-то, что заставило бы ее все время помнить обо мне. Я мужик крупный. Что мне тридцать дюймов. Так что телевизор размером с тостер не подойдет.
Желая показать Морти, что он здесь не последний человек, Амбал Наркуша вытащил из-под нар бутылку виски. Морти в жизни не слышал о существовании такой марки.
– Попробуешь? – спросил Наркуша. – А может, – хочешь затянуться? – Он протянул Морти открытый золотой портсигар с идеально закрученными сигаретами.
Морти снова вспомнил Лео Джилмана. С каким удовольствием он бы его прикончил. Почему-то для Морти Лео был больше виноват в том, что с ним случилось, чем он сам.
– Сделай для нее экран – гигант, пятьдесят четыре дюйма, а? Когда выйдешь отсюда.
Морти благословлял всех богов за то, что они подарили ему такого соседа.
– Я обо всем позабочусь. Предоставь это мне. Скажи только, куда доставить телек, и он там будет через два дня. Я даже приложу дарственную.
– Вот это деловой разговор, парень, – воскликнул Амбал Наркуша.
После пары глотков виски Амбал Наркуша и Морти стали друзьями навеки.
– Никогда не встречался с настоящими знаменитостями, – говорил Наркуша, – ты первый.
И здесь Морти не упустил свой шанс.
– Хочешь познакомиться с другими знаменитостями? Когда выйдешь отсюда, поведу тебя в такие места, о которых ты даже не подозреваешь. – Подражая манере Наркуши, Морти произнес: – Дружба навек, парень.
– Согласен, малыш Морти. – Великан растянулся на нарах.
Морти залез наверх и уставился на нависавший прямо над ним потолок. Он был в ужасе. Он вынужден был признаться себе, что страшно напуган. И еще он был очень зол, хотя точно не знал, на кого и за что. На Лео. Конечно, на Лео. И на Билла Атчинсона. И Джила Гриффина. Да и на Бренду. На Шелби. Все из-за них. Сволочи все.
Морти забылся беспокойным сном. Как ему недоставало в жизни друга!
* * *
Морти сидел за пуленепробиваемым стеклом, которое отделяло его от посетителей, и наблюдал за группой женщин, вошедших в дверь в дальнем конце комнаты.
Вот и она. На ней платье его любимого цвета. В этот момент он не думал о том, что оно стоило ему почти четыре тысячи долларов; он думал только о том, как он рад ее видеть.
Он наблюдал за Шелби: она шла вдоль ряда кабинок; вот она увидела его, улыбнулась. Морти всегда любовался Шелби, но сегодня она казалась ему богиней солнца. Он глубоко вздохнул. На душе стало легко и спокойно. Конечно, ее любовь покупалась, оплачивалась, но теперь, увидев ее здесь, посреди этого дерьма, он вновь обрел надежду. Он почувствовал, что о нем помнят, заботятся. Он нуждается в заботе. Господи, ему показалось, что он нуждается сейчас в матери.
* * *
Шелби уселась и тут же расплакалась. Ну что ж, это знак того, что она его любит. Морти жестом попросил ее взять телефонную трубку и попытался успокоить.
– Все хорошо, Шелби. Очень скоро я буду дома. Пожалуйста, не плачь.
Но Шелби не унималась. Когда она все-таки заговорила, Морти услышал град упреков в свой адрес:
– Мортон, ты знаешь, каким унижениям меня тут подвергли, прежде чем дали с тобой увидеться, – лепетала она. Сейчас ее южный акцент стал особенно явным. – Я жда-ала, жда-ала, потом меня обыска-ала какая-то женщина – вылитый Арнольд Шварценеггер. Там были еще другие. Меня смешали с грязью. От них так воняло, дети были завернуты в грязные пеленки и… – Шелби по-настоящему разрыдалась. – Я этого не вынесу, Мортон. Я умру. – Она хватала ртом воздух, пытаясь успокоиться. Морти холодно наблюдал за ней. – Еще они обыскали квартиру. Эти – из налоговой инспекции. Я думала, они никогда не уйдут. Они обыскали все-все.
«Боже мой, – подумал Морти. Эти сволочи заползают в каждую щель в Нью-Йорке. Что же дальше? – Пот выступил у него на лбу. – Как глубоко они будут копать?» – Морти чувствовал свою уязвимость. Его охватила паника. Он проглотил застрявший в горле комок и проговорил:
– Шелби, говорю тебе, все образуется.
– Тебе легко говорить. Иметь дело с властями приходится мне. Я вынуждена отвечать на вопросы наших друзей. – Она снова стала вытирать слезы. – Тебя-то здесь никто не видит, – хныкала она. – А каково мне?
Морти никогда не имел иллюзий насчет Шелби. Шелби не Бренда. Содержал он Шелби не ради ее преданности. Сейчас, когда он слушал ее жалобы, в то время как в тюрьме был он, Морти почувствовал горький привкус во рту. Он был в отчаянии. Но это быстро прошло, ведь Морти был реалист. «Получаешь то, за что платишь», – напомнил он себе. И впервые за долгое время он подумал о Бренде. Он точно знал – она поняла бы, как тяжело ему здесь, что он переживал. Вспомнить хотя бы ее заботу об отце. Того отправляли в тюрьму, и в душе она стыдилась этого, но не пропустила ни одного дня посещений, каждую неделю посылала вещи, каждый месяц клала на тюремный счет отца деньги. А кто утешит Морти в его беде? Анжела вообще исчезла, и он даже не надеялся, что Тони оставит свою шикарную школу. Где они, те, кто раньше обращался за деньгами или услугами?
– Зачем ты пришла, Шелби, – спросил он, устав от ее нытья, – раз для тебя это так тяжело?
У Шелби тут же высохли слезы. Она стала еще сильнее растягивать гласные:
– Я должна поговорить с тобо-ой, Мо-ортон. Ты не представляешь, как мне сейчас тяжело. Все твои деньги аре-стова-ны, у меня нет ни гроша. Надо что-то делать. Я не могу перестать бывать в свете – у меня есть определенные обязательства. Никто не будет управлять моим делом вместо меня. Вспомни, ведь ты финансировал меня, пока мое дело не окупилось.
Она снова поднесла платок к глазам. Морти показалось, что этот жест был рассчитан на то, чтобы придать больше веса словам.
– Где двадцать пять тысяч долларов, которые Лео положил на твой счет? – Морти уже не пытался скрыть раздражения.
– Морти, на сколько, по-твоему, может хватить двадцати пяти тысяч долларов? Все разошлось по мелочам.
Раздался звонок – сигнал конца свидания. Поднявшись с места и направляясь в свою камеру, Морти вдруг ясно понял то, о чем всю жизнь только подозревал: он одинок. Его одиночество было как бесконечная пустота, которую ничто никогда не могло заполнить. Он снова взглянул на Шелби и вздохнул:
– Обратись к Лео Джилману. Он поможет тебе выпутаться.
* * *
Но Джилман тоже принес плохие новости:
– Значит так, Морт. Они не отпускают тебя под залог.
– Ты что, спятил? На каком основании?
– По-моему, они уверены, что у тебя большие тайные вклады за границей.
– Что, что? – Ну хорошо, был он замешан в одной мошеннической сделке, назовем ее манипуляцией с налогами. Но ведь он заявил свои вложения и доходы в Европе. Где он нарушил закон?
– Они провели обыск в твоей квартире. Я не мог помешать – они предъявили ордер.
– Ну?
– Ну и кое-что нашли. Морти лихорадочно соображал.
– Что? – воскликнул он.
– Ключ. Ключ от банковского сейфа. Банк в Цюрихе. У тебя там счет. Незаявленный. – Лео покачал головой. – Морти, сколько раз я просил тебя, не лги мне. Я не могу работать в темноте.
Что, черт возьми, происходит? Нет у него никакого счета в Цюрихе. Это же преднамеренная подтасовка улик. В одном в швейцарских банков у него открыт номерной счет, открыт на абсолютно законных основаниях. Да, здесь его держат из-за его заграничного капитала. Но сейчас Лео говорит даже не об этом. Его не отпускают под залог. Что за чушь? Какой еще Цюрих? Какой банковский сейф?
– Нет никакого сейфа! – закричал Морти. – Нет!
* * *
Мигель де Лос Сантос вошел в комнату допросов в Федеральной тюрьме. Морти Кушман уже ждал его. Морти не произвел на Мигеля впечатления чего-то могущественного и грозного. Мигель увидел маленького, толстого человечка, который был убит горем и полностью ушел в себя. Морти сидел, обхватив голову руками.
Мигель понимал, что рискует. Но если помогут парни из Бюро контроля за доходами и сработает информация, полученная им от этого слизняка Джилмана, кое-что может получиться.
– Добрый день, – сказал Мигель. Кушман поднял голову.
– Вы из налоговой инспекции? Если да, я требую присутствия моего адвоката.
– Нет, я не из налоговой инспекции, – успокоил его Мигель. – Но я государственный служащий и хочу вам помочь.
«Да с него пот течет ручьями. Он просто куча дерьма», – подумал Мигель и улыбнулся.
– Вы шутите. Ваши условия?
– Совершенно верно. Сейчас как раз время оговорить условия. Поэтому я здесь, Морти. Итак, сядешь ты в любом случае. Вопрос только – надолго ли и в каких условиях ты будешь мотать срок. Налоговая инспекция действительно взяла тебя за зад.
– Иди ты… – бросил Морти, но Мигель заметил, что он навострил уши.
– Недвижимость за границей, незаявленные сбережения в банках, а уж неуплата налогов… Так вот, тебе надо сделать выбор. Между грудным сроком и легким. Аллендейл – прелестное местечко. Сбросишь вес, поиграешь в теннис, загоришь на солнышке. Можно отправить тебя в местечко похуже. Будешь там при каком-нибудь парне. Вряд ли он окажется таким же покладистым как Амбал Наркуша.
– Кто ты такой?
– Я – Мигель де Лос Сантос из Комиссии по контролю за инвестициями. У меня к тебе несколько вопросов о твоем капитале. Если ты поможешь мне, я поговорю со своими друзьями из налоговой инспекции. Выступишь свидетелем против Джила Гриффина – к тебе будут снисходительны. И так, мистер Кушман, начинается игра «Заключим сделку».



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия

Разделы:
благодарностьКнига 112345678910111213Книга 21234567891011121314151617181920Книга 312345678910111213Эпилог

Ваши комментарии
к роману Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия



великолепная книга.перечитывала несколько раз.фильм совсем не то.
Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливияелена слыш
13.12.2010, 22.09





Книга мне очень понравилась, а фильм, согласна, не то. Жаль,что так мало читающих ее:)
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияИрина
31.05.2013, 19.49





Друзья, читайте эту книгу! Роман великолепный, а фильм и мне не понравился.
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияДуся
7.08.2013, 21.55





Очень интересно
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияТаня
12.06.2015, 14.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100