Читать онлайн Клуб Первых Жен, автора - Голдсмит Оливия, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Голдсмит Оливия

Клуб Первых Жен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20
ОТБИВНАЯ ИЗ «МИТЦУИ»

Джил нажал на газ своего «ягуара-ХКЕ» и испытал радостное волнение от того, как быстро тот набрал скорость и промчался мимо запорошенного снегом товарного фургона. По мере того как автомобиль набирал скорость, его начинало охватывать знакомое ему чувство возбуждения в паху. «Ягуар-ХКЕ» 1962 года был его первой «богатой игрушкой». Впервые он увидел такую машину на стоянке перед рестораном «Дони» на Виа Венето в Риме. Когда Джил получил диплом бакалавра Вирджинского университета, родители отправили его на три месяца в большой тур по Европе, что было традиционным подарком семьи в честь окончания колледжа. Если разобраться, то тур был не из самых шикарных: путешествовать пришлось по железной дороге, а жить – в гостиницах для молодежи. Это было самое большее, что могла позволить себе их семья, потому как бутылка виски стала лучшей «подружкой» отца Джила со времен великой депрессии 1929 года. Это была его реакция на превратности судьбы.
В Европе Джил не терял времени даром. Женщины, роскошь, машины – ничего не укрылось от его пытливого взгляда. Там же он увидел красную блестящую машину со скоростным двигателем, «ягуар-ХКЕ», который, казалось, несся куда-то, хотя и стоял припаркованным на обочине.
Джил вошел в ресторан, сел за столик и заказал «Негрони». Он сидел и пристально смотрел на нее. Она сделалась для него одушевленной в то самое мгновение, как он впервые увидел ее. Он подумал, что эта «малютка» когда-нибудь обязательно будет его, и это как нельзя лучше характеризовало его тогда еще юную, но уже такую решительную натуру. Улыбаясь, он пообещал себе, что наградит себя в точности такой же машиной, как только получит свой первый миллион.
И он заполучил такую машину и свой первый миллион, который, по сути, был не его миллионом. Это были деньги его жены. «Какого черта! – подумал он и мрачно улыбнулся. – Ведь я собирался именно получить, а не заработать его». И он засмеялся сдавленным смехом, как он делал всегда, когда думал об этом. Он потерял жену, зато сохранил машину. Он был готов потерять пять жен, но только не свой «ягуар-ХКЕ». Он выезжал на нем каждое утро. Мэри ездила на лимузине.
Он слегка сбавил скорость, оттесненный несколькими меньшими по размерам машинами. С появлением первого льда эти чудаки всегда замедляли ход в этом месте. Что же, им не удастся сдерживать его долго. При первой же возможности он рванул на левую полосу, переключил скорость и вписался в небольшое пространство, равное по длине двум автомобилям. Вслед ему раздались гудки протеста. К черту их!
Он радовался, что сделал это. Длина всего двух машин. «Эти скромники не дерзнут даже попытаться это сделать, а я сделал».
Он протянул руку к внутреннему карману куртки, вытащил пачку сигарет «Данхилл» и сжал одну в своих тонких губах. Он прикурил ее от зажигалки на щитке управления и опять вернулся к прерванным мыслям.
Выдохнув ровную струю белого дыма, он подумал о том, что его пытались оттеснить. Глядя на убегающую вперед дорогу, он сказал себе, что никто и ничто не сможет его остановить.
Семья Своннов пыталась это сделать, но потерпела неудачу. Он знал, что они были против их брака. Он также знал, что Синтия, вопреки их воле, непременно выйдет за него замуж. Как только он услышал ее фамилию, он понял, что может не сомневаться в своем радужном будущем. Он хотел и получил ее. Она была ему крайне необходима. Это она помогла ему сделать первый гигантский шаг.
Но в конце концов она подвела его. Чем угодливее и уступчивее она становилась, тем больше он ее презирал. Он ненавидел ее за слабость. Ему нравилось верить в то, что он преуспел, потому что силен. Но были моменты, когда он признавался себе, что это совсем не так. Ему помогла не собственная сила, а слабость других. Именно это, а также его беспринципность в делах, построенных на доверии и честности. Он убеждал себя, что не мог поступить иначе, что все, что он делал, он делал правильно.
Иное дело Мэри. Она лишена слабости. Она ровня ему по таланту беспощадности. «Вместе мы достигнем еще больших высот. Мы достигнем мировых вершин».
Он сбавил скорость на подъездной дороге к зданию офиса, тормоза завизжали, и машина остановилась на отведенной ей в подземном гараже стоянке. На следующей неделе они с Мэри переберутся в новую квартиру на Пятой авеню, хотя, похоже, там еще ничего не готово. Ему уже не придется ездить на «ягуаре» так часто, и он будет скучать по нему. Он любовно погладил щиток управления и вышел из машины. В три больших шага он достиг лифта, который доставил его в вестибюль. Выйдя из лифта, он увидел, как Гас, дежурный вахтер, почтительно отсалютовал ему, приложив руку к козырьку кепки, и немедленно позвонил дежурной сорок пятого этажа, чтобы та была начеку и встретила президента компании подобающим образом.
Второй вахтер отступил перед Джилом на шаг и, достав связку ключей, открыл дверь его персонального лифта. Джил вошел, а вахтер нажал на кнопку сорок пятого этажа и сказал:
– Доброе утро, мистер Гриффин.
Джил проигнорировал обоих вахтеров, поспешно развернув газету. Если он будет отвечать на приветствия всей этой мелкой сошки, у него не останется времени на работу.
В приемной сорок пятого этажа его уже ждала миссис Роджерс.
– Доброе утро, мистер Гриффин.
Проходя мимо нее и не замедляя шага, он спросил:
– Какие у меня на сегодня намечены дела?
Миссис Роджерс на ходу просматривала свой блокнот, стараясь идти в ногу с шефом. Ей, такой грузной и пожилой, становилось все труднее не отставать от темпа, который задавал в бизнесе Джил Гриффин. Но, прослужив у него шестнадцать лет, она была решительно настроена идти вровень с ним и работать до шестидесяти пяти. Каждое утро она вставала в половине шестого, чтобы к половине восьмого уже быть в офисе. Ей казалось, что путь к офису с каждым днем становился все длиннее, а временами, особенно холодными зимними днями, такими, как сегодня, она, в предрассветной темноте преодолевая длинный лестничный пролет на пути к электричке, была готова сдаться и бросить работу. В эти моменты она обычно говорила себе: «Нет, я все же дойду до финиша».
Продолжая путь по устланному коврами коридору к кабинету Джила, миссис Роджерс, затаив дыхание, пробегала глазами расписание Джила. И надо же было, что именно в этот момент из своего кабинета вышел бедняга Стюарт Свонн. Джил увидел его краем глаза и подумал, что Стюарт не мог придумать ничего лучшего. Не поворачивая головы, он бросил:
– Стюарт, в моем офисе, через пятнадцать минут.
Как только они достигли входа в офис Джила, миссис Роджерс не без труда проскочила вперед и распахнула перед ним дверь, так что ему даже не пришлось остановиться. Он поощрил ее рвение кивком головы, продолжая двигаться дальше.
Джил подошел к своему столу и остановился, а миссис Роджерс, теперь уже бездыханная, уселась в красное кожаное кресло напротив.
– Исполнительный комитет желает знать, будет ли встреча, запланированная на два часа дня, встречей за ленчем в столовой или же она состоится в служебном кабинете?
При мысли о том, что ему придется завтракать с этими лизоблюдами, у Джила передернулись уголки рта, и он сказал:
– В час дня, в кабинете. – Он собирался расквитаться с этим японским делом. С настоящим, а не с тем, что он подкинул им, желая ввести их в заблуждение.
– Что-нибудь еще, мистер Гриффин?
– Да. Попросите отмыть соль с моей машины. И не звоните мне, когда явится Стюарт Свонн. Скажите ему, что я велел подождать.
Он заметил, что при этих словах она опустила глаза. За все шестнадцать лет своей преданной службы она ни разу не сказала о нем и о том, что он делал, ничего плохого. Если бы он задумался, то, пожалуй, угадал бы, что она не очень к нему расположена.
Но Джила это не волновало, коль скоро она выполняла свою работу, и выполняла ее хорошо. В работе ей помогали два ассистента. Он подумал, что это была самая высокооплачиваемая секретарская работа в Нью-Йорк-Сити.
Ко всему прочему она еще участвует в управлении компанией, имея свою долю акций. Она не могла себе позволить уйти. И он это знал. И она это знала.
Джил подошел к окну и посмотрел в него. Он так и не сумел преодолеть свой страх высоты, и ему стоило большого труда скрывать это от других. Он сидел спиной к окну и лишь изредка смотрел в него сквозь старые, в пузырьках, стекла. «Никогда не показывай им, что ты вспотел». Это был его девиз, и он старался следовать ему. Поэтому, выбирая место для своего офиса в новом здании, купленном их компанией, он не только настоял на том, чтобы офис находился на самом верхнем этаже, но и на том, чтобы в нем были самые большие обзорные окна. Но на другой стене были все-таки сделаны старомодные окна с маленькими рифленными стеклами. Они предназначались только для него.
Если бы Джил посмотрел вниз, он бы увидел единственную улицу Америки, которая была настолько важна, что преобладала над всеми остальными. Это была Уолл-стрит. И на сегодняшний день Джил был «царем этой громады». Стоя у большого окна, он мог видеть финансовый квартал Манхэттена впереди, а позади него открывался вид на Нью-Йоркскую бухту. Этот пейзаж волновал его и придавал ему уверенность, что он живет не напрасно.
«Вот оно, это высшее блаженство, – думал он. – Не быстрая езда и даже не секс. А именно чувство, которое ты испытываешь от того, что держишь в руках судьбы людей, распоряжаясь их миллиардами. Вот то, что мне нужно».
Дверь, соединяющая офисы Джила и его жены, широко распахнулась, и в комнату влетела Мэри.
– Джил, как я рада, что ты здесь. Посмотри, – сказала она и бросила ему на стол образцы краски и обивочного материала. – Как ты их находишь?
Ему потребовалось время для того, чтобы взять себя в руки и не вспылить, глядя на эти кусочки с образцами краски и обивки. Потом он спокойно, как только мог, спросил:
– Что это, Мэри?
– Джил, – напомнила она ему, как будто перед ней был какой-то тупица, – это образцы для нашей новой квартиры. – Он понял, что она превратно растолковала его раздражение, приняв его за отсутствие понимания. – Мне нужно отнести их сегодня днем Дуарто, чтобы он, наконец, закончил ремонт нашей квартиры.
Джил все так же спокойно возразил:
– Почему это должно быть предметом твоей заботы, когда у тебя есть декоратор? Почему это должно волновать меня? Мы ведь платим ему за это. Пусть работает. – Он отмел в сторону образцы вместе с дурными мыслями и спросил: – Ты подготовила окончательные цифровые данные к сегодняшнему заседанию исполнительного комитета?
Теперь она поняла, что он раздражен. Она быстро собрала образцы и, успокоившись, произнесла таким же, как у него, тоном:
– Мне нужно просмотреть их еще раз. К часу дня они будут на твоем столе. – И повернулась, чтобы уйти.
– К двенадцати, Мэри. Я просил тебя подготовить их к двенадцати часам дня, чтобы успеть проверить перед тем, как вынести на заседание. Итак, к полудню, Мэри.
Прежде чем закрыть за собой дверь, Мэри хватило здравого смысла, чтобы сказать:
– Хорошо, Джил, я принесу их к полудню. – Ведь недаром она была вице-президентом Объединенных фондов.
Джил откинулся назад и постучал по губе указательным пальцем, пытаясь совладать со своим беспокойством. Раньше он думал, что Мэри была другой. Упрямой, честолюбивой, алчной. Как настоящий бизнесмен. Он надеялся, что она будет его достойным партнером.
А что оказалось? Дай ей четыре стены, и ее не отличишь от обыкновенной гринвичской домохозяйки, рассуждающей о декораторах, цветовой гамме, обоях.
Он вспомнил Синтию. Он уже совсем смирился с этой чертой в ней. Это не требовало работы ума, а Синтия и не была способна ни на что другое. Но только не Мэри.
И все же самыми отвратительными женщинами, по мнению Джила, были те из них, в которых неясная мысль сочеталась с агрессивностью, как у этой никчемной Анни Парадиз. Он закипал от злости всякий раз, как думал о ней. «Что она о себе мнит, когда приходит в мой офис и указывает мне, что делать?» Он ненавидел женщин, которые огрызались и могли ослушаться. Синтия, по крайней мере, никогда так не делала. Он подумал о Мэри. С ней у него действительно было что-то общее. Неужели она хочет разрушить все это? И вслух, но тихо Джил сказал пустой комнате: «Мэри, не вздумай это сделать!»
Он дотянулся до селектора и вызвал миссис Роджерс.
– Впустите его, – прогремел его голос.
Посмотрев на часы, Джил представил себе, как Стюарт Свонн, если он пришел вовремя, – а он не мог опоздать, – ждет вот уже двадцать восемь минут в приемной миссис Роджерс.
Он услышал, как Стюарт постучал в дверь. Один раз и очень тихо. Но Джил не ответил, решив заставить его постучать громко, по-мужски.
Через довольно долгий промежуток времени последовало еще два стука, на сей раз они были немного громче. Джил знал, что это все, на что был способен этот слизняк. И он великодушно пригласил Стюарта войти.
Стюарт вошел, робко улыбаясь.
– Ты хотел меня видеть, Джил? – Он не закрывал за собой дверь, пока Джил не ответил ему жестом руки.
Джил оставил Стюарта стоять перед своим столом, не пригласив присесть. Без всяких предисловий он сказал:
– Стюарт, я тут сверил цифровые данные по корпоративным пенсионным фондам за прошлый квартал и обнаружил, что у тебя самые низкие показатели во всей компании. Что ты об этом думаешь?
Джил знал, что Стюарт не был готов к этому неприятному для него разговору. Он слушал, как тот заикался и что-то мямлил в ответ, пытаясь объясниться.
Джил прервал его на полуслове:
– Стюарт, – произнес он так, как будто говорил с умственно отсталым ребенком, каковым он его и считал, – если к концу следующего квартала ты не улучшишь показатели, тебе придется объясняться перед исполнительным комитетом компании. И если это случится, я ничем не смогу тебе помочь. – Он помолчал. – И еще, Стюарт. Ходят слухи, что я заинтересован делами судостроительной компании «Митцуи». Надеюсь, эта утечка информации исходит не от тебя? Ведь об этом знают только члены исполнительного комитета.
– Нет, не от меня, Джил.
– Прекрасно. Если я узнаю, что это не так, ты рискуешь потерять членство в исполнительном комитете. Ты это знаешь?
Какое-то мгновение Стюарт смотрел на Джила, потом открыл рот, чтобы что-то сказать, но передумал. Он кивнул. Коротким кивком головы Джил разрешил ему идти и вернулся к своим бумагам.
Джил был одновременно доволен и разозлен молчаливым уходом Стюарта. «Вот тряпка!» – думал он. Никто из Своннов не осмелился противостоять ему. Ни старик Свонн, ни Стюарт, ни, конечно, Синтия.
Из поколения в поколение у них все шло гладко. Эти богатые семьи время от времени нуждаются в улучшении породы и их генетического кода. Они так и не приняли его за своего, несмотря на то что он спас эту распрекраснейшую семейку от разорения, слив их капитал с капиталом Объединенных фондов. Вот почему Стюарт, единственный из оставшихся Своннов, стал для Джила олицетворением всех тех оскорблений, которые он терпел от богатых семей, и того презрения, которое они ему выказывали за его напористость и незамысловатость.
Джил был уверен, что Стюарт Свонн должен заплатить за все оскорбления и обиды, нанесенные в прошлом Джилу. Он в каком-то смысле был даже нужен Джилу, хотя он и не хотел признаваться в этом. Как все великие короли, Джил нуждался в человеке, на котором он мог выместить свое презрение к слабым, кто мог служить ему мишенью для ненависти и злости, которые он чувствовал к тем, кто был выше по происхождению.
«Стюарт Свонн – мой «мальчик для битья», – решил Джил. – Это, конечно, не совсем так, но почти так и есть. И я не совсем король, но почти король», – подумал он и засмеялся сдавленным смехом.
Его грезы нарушил селекторный звонок. Миссис Роджерс уведомляла его о том, что пришел Дуайт МакМардо. Он поприветствовал своего партнера небрежно, хотя и был взволнован тем, что член одной из старейших семей Новой Англии пришел засвидетельствовать ему свое почтение. Он помог МакМардо, как и остальным своим партнерам, сделать миллионы.
Дуайт нервно улыбался. После обычных банальностей он спросил:
– Что там с акциями судостроительной компании «Митцуи», Джил? Какое у нас положение на бирже? Я только что слышал от специалиста по «Митцуи», что ребята нервничают. Он говорит, что на акции наблюдается большой спрос. Могу поклясться, что со вчерашнего дня они повысились в цене на пять пунктов.
– Не волнуйся, Дуайт. У нас прекрасное положение. – Джил видел, что Дуайта захватил азарт игры.
Дуайт продолжал, не слыша Джила.
– Джил, ведь если акции поднимутся в цене, нас могут вытеснить из игры. Все полетит к чертям, Джил. Что же все-таки происходит? – Под конец своей страстной речи голос Дуайта сорвался на пронзительный.
Джил откинулся в своем кресле и соединил вместе кончики пальцев, наслаждаясь создавшейся ситуацией. «Вот олух! – подумал он. – Столько лет на Уолл-стрит и все еще ничего не смыслит в игре». Медленно упиваясь сознанием своей силы, он произнес:
– Дуайт, мы никак не связаны с «Митцуи», меня эта компания никогда не интересовала, у меня другие планы. – Он наблюдал за тем, как напряжение отпустило Дуайта, плечи его обмякли, но его лицо приняло вопросительное выражение.
– Но не понимаю. Ты говорил исполнительному комитету…
– Дуайт, я считаю важным две вещи, – продолжал Джил, как если бы он инструктировал новичка, а не вел беседу с опытным в бизнесе человеком. – Как ты играешь и выиграл ты или проиграл. Невозможно выиграть, не зная, как играть. – Чувство презрения к этим прихлебателям вызывало у Джила металлический привкус во рту. Он продолжал: – Как только я сказал исполнительному комитету, что мы собираемся приобрести контрольный пакет акций «Митцуи», произошла утечка информации, и тогда каждый, кому не лень, захотел к нам примазаться. И никто не заметил, как я потихонечку занялся своей настоящей целью.
– Подожди, – произнес Дуайт. – Ты что же, солгал исполнительному комитету, когда назвал им «Митцуи»? – От ужаса, который вызывала у него эта мысль, он находился на грани паники.
Джил улыбнулся наивной улыбкой маленького мальчика. – Да, я солгал. И это лишний раз должно убедить тебя никому не доверять, Дуайт. Я знал об утечке, и я сделал так, чтобы она сработала на меня, а не против меня, – с гордостью произнес он. Если бы он был сейчас один, он бы подышал на свои ногти, а потом быстрым движением отполировал их об лацканы своего пиджака. – Сегодня я скажу обо всем этом на специальном заседании исполнительного комитета. Кстати, ты тоже можешь поприсутствовать. – До Дуайта наконец дошло происходящее, и он несмело улыбнулся. Джил, продолжая улыбаться, закончил: – Держись за меня, парень. Скоро мы успешно завершим самое большое надувательство во всей истории Уолл-стрит.
Джил мысленно похлопал себя по спине за то, что вовремя сумел заручиться поддержкой особого исполнительного комитета, состоящего из четырех крупнейших держателей акций и его самого. «Банда Четырех», «Центральный Комитет» – так он их называл. Если хочешь сделать что-либо действительно стоящее, нужно идти к тем, кто не боится действовать. Он добился их разрешения на то, чтобы купить контрольный пакет акций компании «Майбейби», рассказав им о тех ложных слухах, которые он сознательно распустил относительно «Митцуи». Он знал, что эти парни не проговорятся, потому что знают, каков будет результат.
Именно по этой причине он сегодня был так суров с Мэри. Он знал, что исполнительный комитет был у него в кармане, но так могло продолжаться только в том случае, если он будет представлять на их рассмотрение точные цифровые выкладки и обеспечит плюсовой итог их баланса.
Подавшись вперед, Джил произнес заговорщическим тоном:
– Мы сорвем такой куш, который тебе не снился даже в самых буйных и необузданных мечтах. – И Джил подмигнул Дуайту.
Дуайт поаплодировал Джилу, потом быстро схватил его руки и энергично потряс их.
– Джил – ты сокровище. Ты – гений. Я знал это в ту самую минуту, когда впервые увидел тебя.
Джил наблюдал за тем, как Дуайт провальсировал к двери, потом сделал пируэт и сказал:
– Здорово, Джил.
Как только дверь за Дуайтом закрылась, вновь зажужжал селектор.
– Мистер Гриффин, на три часа дня у вас назначена согласительная встреча с представителями Комиссии по контролю за инвестициями. Где она состоится?
Джил забыл об этой очередной проверке. Со стороны федеральных органов это была обычная проверка, которую, впрочем, не стоило воспринимать слишком легкомысленно. В их компании связь с федеральными органами осуществлял Стюарт, и если возникнет какая-нибудь проблема, то он займется ею.
– В моем кабинете, миссис Роджерс. Проследите за тем, чтобы они были чем-нибудь заняты, принесите кофе, напитки, словом, все, что необходимо. Я могу задержаться. Сделайте так, чтобы им было хорошо. Пусть этим займется мистер Свонн.
– Но мистер де Лос Сантос просил о встрече с вами.
– Пусть вас это не беспокоит.
Поговорив с миссис Роджерс, он установил свое вращающееся кресло так, чтобы сидеть лицом к необозримым просторам Манхэттенской бухты, которая была видна через обзорное окно его кабинета.
Сегодня, как никогда, в нем все трепетало от предвкушения победы. Он слышал, что Мак Крыкен и Штейнберг купили акции «Митцуи», и теперь они потерпят поражение, тогда как он станет самым богатым и влиятельным королем биржевой аферы в мире. Его фотография будет красоваться на обложке журнала «тайм», и, чем черт не шутит, он, может быть, будет избран Мужчиной Года.
И это только начало. Посмотрите, что он уже успел сделать за эти несколько лет! Он превратил старейший частный банк семьи Своннов в национальный банк, слив его с международным финансовым конгломератом. Именно он это сделал. Если бы Свонны умели управлять своими вкладами так же умело, как он, они тоже сделали бы на этом миллионы.
Но они разорились. Свонны не умели играть, удачно еще, что они избежали суда. Мэри знает, как играть. Хорошо, если она не потеряет этот дар. Он вспомнил, как Анни на днях набросилась на него. Как она осмелилась прийти сюда и обвинить его в каких-то интригах? Если бы Аарон Парадиз заработал кучу денег, а не потерял их, она бы не знала, как благодарить его. Она хозяйка, изнывающая от избытка времени. Но, в конце концов, ему было о чем подумать кроме Анни Парадиз. Сегодня ему предстояло пройти две большие проверки: на заседании исполнительного комитета и на встрече с представителями Комиссии по контролю за инвестициями. «Ерунда, легче легкого», – подумал он.
Собрание исполнительного комитета будет коротким. Они всегда были короткими. Нужно начать с итогов баланса, объяснив им, какую выгоду они будут иметь, если купят контрольный пакет акций «Майбейби». После этого ему не потребуется говорить что-либо еще. Они его купят.
Что касается Комиссии по контролю за инвестициями, то сегодняшняя встреча открывала серию встреч с представителями этой организации. Всего они пробудут здесь около недели. Сущая безделица. Я побуду с ними около часа, чтобы задать правильное направление их работе. Бюрократы, живущие на пятьдесят тысяч долларов в год. Пятьдесят тысяч и пенсия. Мои ребята с доходом в миллион долларов заткнут их за пояс. Даже Свонн. А этим будет достаточно найти пару девчонок, с которыми они могли бы выпить, а вечером отвести их пообедать в ресторан. И дело сделано.
Джил улыбнулся себе и подумал, что он очень предусмотрительно выбрал Стюарта Свонна подписывать все документы, которые отправлялись в Комиссию, потому что, если случится что-либо непредвиденное, я брошу им на съедение Стюарта, чтобы они от меня отстали.
«Я все успел, – подумал Джил. – Женат на женщине, знающей, как делать бизнес, имею партнеров, во всем подчиняющихся моей воле, и могу дать на откуп Комиссии этого девственника Стюарта, если она копнет слишком глубоко».
Он встал, потянулся и продолжал стоять с раскинутыми руками, как будто пытался обнять пейзаж за окном. Были времена, тяжелые времена, когда он знал, что выиграл не благодаря своей силе, а благодаря слабости других.
Но сейчас не такое время. Он еще раз вспомнил Свонна, Милкена, Мэри Бирмингем и даже Комиссию по контролю за инвестициями, подумал о том, что днем его ждет игра в сквош: один игрок из «Молодых Турок» бросил ему вызов во время вчерашней встречи и поэтому должен потерпеть поражение на корте сегодня днем. Потом они с Мэри пойдут на вечеринку. Это будет удачный день.
И, сжав руки в кулаки, он громко произнес: «Теперь меня ничто не остановит».






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия

Разделы:
благодарностьКнига 112345678910111213Книга 21234567891011121314151617181920Книга 312345678910111213Эпилог

Ваши комментарии
к роману Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия



великолепная книга.перечитывала несколько раз.фильм совсем не то.
Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливияелена слыш
13.12.2010, 22.09





Книга мне очень понравилась, а фильм, согласна, не то. Жаль,что так мало читающих ее:)
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияИрина
31.05.2013, 19.49





Друзья, читайте эту книгу! Роман великолепный, а фильм и мне не понравился.
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияДуся
7.08.2013, 21.55





Очень интересно
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияТаня
12.06.2015, 14.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100