Читать онлайн Клуб Первых Жен, автора - Голдсмит Оливия, Раздел - 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Голдсмит Оливия

Клуб Первых Жен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18
«СИЛЬВАН ГЛЕЙДС»

Мигель легко вел «ягуар» Анни по шоссе, ведущему на север. Выезд из города был, как всегда, сумбурным, но отсюда они будут следовать по прямой. Анни могла расслабиться. Попытаться, по крайней мере, это сделать. Анни не виделась с Сильви с 30 мая, Дня памяти погибших в войнах, но теперь, когда шестимесячный установочный семестр закончился, она могла посетить ее и выяснить, правильно ли был сделан выбор школы-пансиона и прижилась ли там Сильви.
Анни глубоко вздохнула и посмотрела в окно. Ей было хорошо с Мигелем; он ценил тишину и редко нарушал ее.
– Как здесь красиво! – произнесла она вслух. Они находились в семидесяти милях к северу от Нью-Йорка, в округе Датчесс. Деревья были покрыты ледяной корочкой, которая блестела и переливалась на солнце, а на земле уже лежал чистый белый снег. «Ягуар», легко преодолевая крутые спуски и беспрепятственно покрывая милю за милей, мчал ее навстречу доктору Геншер и Сильви. Она оправила низ своего шерстяного платья-свитера от Донны Каран. Отправляясь с визитом к больной дочери в ее новый дом, Анни думала, какое платье сочла бы подходящим для этой цели ее бабушка? Всматриваясь в стоящие вдоль шоссе ряды голых деревьев, она заметила нанесенные ветром сугробы, разделяющие огромные луга.
– Я всегда удивляюсь, когда вижу, как близко фермы подходят к городу. Ведь это настоящая сельская местность.
– Да, и она всегда здесь была, – тихо ответил Мигель. – Когда я наблюдаю такую красоту, я начинаю задумываться над тем, зачем я сижу в четырех стенах в здании на Федерал-Плаза и бесцельно провожу жизнь.
Анни кивнула. В последнее время она находила, что город более, чем когда-либо, давит на нее своей громадой. В нем было очень одиноко, а в праздники одиночество ощущалось еще явственнее. И она вдруг подумала, что, если Сильви здесь не нравится, она продаст свою квартиру и коттедж и переедет жить за город, купит какое-нибудь дешевое жилье, где Сильви найдет помощь и поддержку.
«Но куда нам податься? И что будет со мной? Смогу ли я обойтись без друзей?» Без Бренды, которая повергала ее в безудержный хохот даже своими грубыми шутками? Без предприимчивой, надежной и преданной Элиз? Без работы в больнице, которая оплачивалась не очень высоко, но все-таки что-то давала. Она очень скучала по Сильви, ведь она так давно ее не видела.
Она раздумывала над тем, как будет вести себя Сильви. Нужно быть открытой, спокойной, доброй и не строить далеко идущих планов. Надо довести каждое дело до конца.
Сначала повидаться с Сильви, потом зайти к доктору Геншер. Плохо, однако, что она уже чувствует себя уставшей.
Анни расслабилась, давая глазам насладиться белым пейзажем за окном автомобиля. Мигель свернул с шоссе и остановил машину у светофора.
Анни опять напряглась. Виной этому была проблема с деньгами. Анни никогда не считала свою семью богатой, по-настоящему богатой, как семью Элиз. Но богатство – понятие относительное, и семья Анни считалась семьей с достатком. Она владела домом на Мейн-Лайн и виллой на островах. Они ездили отдыхать в Палм-Бич. Анни улыбнулась. Всегда в Палм-Бич и никогда во Флориду. В этом заключался особый смысл, понятный только богатым.
Став взрослой, она, конечно, поняла, что на свете существуют и бедные. Но она не ощущала эту бедность, думая, что все живут так, как живет она. Ее опекунский фонд не был большим, но его хватало на учебу в колледже и одежду до того времени, как она вышла замуж за Аарона и покинула семью. И, только выйдя замуж за человека, у которого ничего не было за душой, она на собственном опыте познала, что такое нужда. Она, наконец, осознала, каково жить без денег, потому что это коснулось ее самой.
По правде говоря, это больше касалось Аарона, чем ее. Ей эта скромная жизнь показалась довольно забавной. Она стыдилась себя. Мария Антуанетта в бедном одеянии. Она играла в бедность, пока Аарон писал. Потом она забеременела Алексом, а Аарон нашел другую, высокооплачиваемую работу. И у них уже было довольно денег, а потом даже более чем достаточно. Ее отец дал им наличные деньги на покупку дома в Гринвиче.
Теперь денег не хватало. Только на сей раз она уже не могла сказать, что это мило, пикантно и неважно. Это было страшно. Страшно еще и тем, что она не знала, как себя в такой ситуации вести. «Как мне просить их не исключать из школы мою девочку? Как сказать им, что у меня недостаточно денег? А если подумать о матерях, находящихся на социальном обеспечении, которые вынуждены бороться за судьбу своих детей ежедневно?» Анни захлестнула волна стыда.
Через десять минут они уже подъезжали к «Сильван Глейдс». Величественный особняк в стиле Тюдоров производил на нее сильное впечатление. Сейчас, как и в свой первый приезд, ей казалось, что в дверях вот-вот появится сэр Лоуренс Оливье и поприветствует ее. Перед домом была огромная, покрытая снегом лужайка, и оттого он выглядел как кинодекорация или как какая-то розовая мечта. Прошлой ночью ей приснилось, что она едет в Мандерли. Она вздохнула. Вид других зданий вернул ее к действительности; кругом валялись коробки от крекера, эти противные современные коробки от печенья. Неужели они не могли?. Она осеклась. Очевидно, они не могли. А если бы они могли, то плата за пребывание здесь была бы совсем астрономической.
Анни и Мигель прошли в приемную, где их встретила доктор Геншер.
– Сегодня прекрасный день для поездки, – сказала она, улыбаясь. – Я провожу вас к Сильви, а потом вы можете вернуться сюда, и мы поговорим.
Сильви работала в столовой.
Анни сразу заметила ее. Она убирала со стола посуду, очищая тарелки от остатков еды, перед тем как осторожно уложить их горкой на поднос. Анни почувствовала внезапную острую боль в сердце, когда увидела лицо Сильви. Никогда она не выглядела такой сосредоточенной и удовлетворенной. Она вся светилась. По сути, Сильви совершенно изменилась за те шесть месяцев, что они не виделись. На какой-то момент Анни охватила паника. Она подумала, что теперь она совершенно одна. Мигель принес две чашечки кофе, выдвинул для нее стул, и она села. Они молчаливо наблюдали за Сильви, пока та не подняла голову и не заметила их.
– Мам-пап! – закричала она. – Ты здесь! Ты приехала! – Она подбежала к Анни и крепко обняла ее. – Пойдем со мной!
Посмотри! – Анни была готова расплакаться, но Сильви этого не заметила. Она была слишком возбуждена.
– Смотри, мама, что я здесь делаю! Когда кто-нибудь ест и оставляет после себя грязную тарелку, я убираю ее. Это и есть моя работа. – Она была возбуждена, и в уголках губ от этого скапливалась слюна. За столиками сидели другие обитатели пансиона и его персонал, но никто из них не обернулся, чтобы посмотреть на них. Анни подавила желание вытереть дочери рот.
– Я должна делать это каждый день. Без прогулов. Джим говорит, что я лучшая помощница официанта из тех, кто когда-либо здесь работал.
Анни почувствовала укор совести. Ведь это было то, что нужно Сильви, а она столько времени эгоистично обделяла ее в этом.
– Сильви, я так горжусь тобой! – сказала Анни, крепко обнимая сияющую девочку. – Ты и выглядишь прекрасно! – Она была в джемпере, слишком узком на ее груди, а под ним была блузка, на воротничке которой не хватало пуговицы. Но для Анни это не имело значения. Она улыбнулась. – А где Пэнгор?
– О, Пэнгор! Он поймал мышь! И знаешь, что он с ней сделал?
Анни поморщилась от отвращения. Неужели в помещениях водились мыши?
– Что же, моя сладкая?
– Он положил ее мне на подушку!
– Как подарок тебе? У меня тоже была кошка, которая делала то же самое. Она даже крыс ловила, – сказал Мигель.
Анни удивилась, где это жил Мигель, что у него водились крысы. Потом она вспомнила о себе самой и заставила себя улыбнуться. – Мигель, извини, что я вас не познакомила. Это моя дочь, Сильви. Сильви, а это мой приятель Мигель. Он привез меня сюда.
– Привет, мистер Микел, – сказала Сильви. – Я уберу за вами чашку.
– Можно мне сначала выпить кофе? – спросил Мигель.
– Да, – хихикнула Сильви.
– Договорились, – ответил Мигель.
– А теперь мне нужно вернуться к своей работе, – серьезно сказала Сильви. – На работе нужно работать.
– Понимаю. Я вернусь, когда ты закончишь работать, – сказала ей Анни.
Анни оставила Сильви в столовой, но, выйдя, она остановилась у окна, чтобы понаблюдать за ней. Ее дочь чистит грязную посуду. И так будет всегда.
Мигель молча стоял рядом с Анни. Тут к Сильви подошел и что-то сказал ее воспитатель Джим, и она серьезно закивала головой.
Анни вздохнула. Почему ей кажется таким непривлекательным занятием уборка грязной посуды? Разве то, чем занимается она сама, намного лучше? Держать за руки обгоревших людей, стонущих от боли, и писать никому не нужные короткие рассказы, которые она не заканчивала, разве это лучше? Сильви была счастлива. Могла ли она судить ее?
– Мне очень трудно на это смотреть, – произнесла она вслух. Мигель безмолвно кивнул.
Анни оставила Мигеля дожидаться на улице, а сама пошла через заснеженный парк пансиона в офис доктора Геншер. Сначала Сильви, потом доктор Геншер. Анни пошла к ней, потому что ей было ясно, что эта школа была как раз для Сильви. Она шла по аллее с огромными платанами, покрытыми снегом и льдом. Красота и покой природы прибавляли ей уверенности в том, что она сделала правильный выбор для Сильви. И это придавало ей решимость и мужество.
Дверь офиса доктора Геншер была распахнута настежь, и та пригласила Анни войти и сесть.
– Как вы находите Сильви? – начала доктор Геншер.
– Она хорошо выглядит. И старается изо всех сил хорошо работать. Люди обычно думают…
– Здесь таких людей нет, миссис Парадиз, – прервала ее доктор Геншер. – Это и делает «Сильван Глейдс» земным раем. Более того. У нас большие надежды относительно Сильви. Мы хотим, чтобы через пару месяцев она попробовала поработать в каком-нибудь городском ресторане.
– Неужели? Так скоро? – Анни забеспокоилась. Люди ведь такие жестокие и нетерпеливые. – Она готова к этому?
– Девочка очень хорошо воспитана. – Она смотрела прямо на Анни. – Думаю, что у нее есть большие неиспользованные резервы.
Анни не стала благодарить госпожу Геншер, но почувствовала, что ей очень дороги эти слова одобрения. Она глубоко вздохнула.
– Понимаю. Это превзошло все мои ожидания, благодарю вас.
– Теперь пришла моя очередь понимать, миссис Парадиз. – Доктор Геншер улыбнулась. – Родители всегда волнуются в свой первый приезд сюда. Шесть месяцев разлуки, конечно, тяжелы для них. Ведь они, вероятно, годами страдали, принося жертвы и меняя свои судьбы для того, чтобы их дети были счастливы. Они уверены, что дети не смогут выжить без них. И вот они приезжают сюда и видят, что их дети обходятся без них, да еще и счастливы при этом. Тогда мать или отец понимают, что приносили ненужные жертвы, вмешиваясь в жизнь своих детей и так долго оставляя их дома, при себе. – Доктор улыбнулась Анни. – Сильви необходимо было побыть вне дома. Ей также необходимы были эти годы, прожитые с вами. Я бы сказала, что вы пришли к нам очень вовремя, выбрав золотую середину.
Анни ответила не сразу. Она пристально вглядывалась в лицо этой женщины, стараясь понять всю широту ее натуры и невольно сравнивая ее с такими мелочными типами, как Джил Гриффин и ее муж Аарон.
– Благодарю вас, – наконец, вымолвила Анни. Если бы она могла сейчас встать и уйти, уверенная в счастье своей дочери. Но она не могла этого сделать, не поговорив с доктором Геншер о своем деле.
– У меня, к сожалению, есть проблема, – сказала Анни, выпрямившись на своем стуле.
– Да, я слушаю.
– Я не могу внести ежеквартальную плату за обучение в полном размере. Я надеюсь, что смогу полностью расплатиться только к весне.
Доктор Геншер выглядела озадаченной. Она, очевидно, не ждала разговора на эту тему и не была к нему готова.
– Я удивлена, миссис Парадиз. Мы знаем, что у Сильви есть опекунский фонд. Все дети с болезнью Дауна заслуживают того, чтобы находиться у нас, в «Сильван Глейдс». Но только очень немногие могут себе это позволить, и это разрывает мне сердце. Поэтому, при таком большом количестве претендентов, кредитоспособность родителей рассматривается нами как одно из главных условий приема. Ваша кредитоспособность никогда не вызывала у нас сомнений. – Она сделала паузу. – Что же произошло?
Как она могла объяснить? Что ей сказать? Что отец Сильви оказался лгуном и вором? Боже, она не могла это сделать. «Какого черта Аарон сам не приехал сюда, чтобы пройти через это унижение», – с горечью подумала Анни.
– Мой муж, мой бывший муж, неудачно сыграл на бирже, – выпалила наконец Анни.
Теперь доктор Геншер выглядела встревоженной.
– Что же будет дальше? Мы считаем, что настоящую пользу может принести только длительное нахождение в пансионе. Забрать Сильви отсюда раньше срока – значит принести вред не только ей, но и остальным детям.
– Доктор Геншер, я обещаю вам, что достану денег на восстановление фонда Сильви. У меня есть кое-какие резервы.
Я сейчас просто не очень уверенно себя чувствую. Теперь я вижу, как счастлива Сильви, и не позволю лишать ее этого счастья. Дайте мне только немного времени, пожалуйста.
– Хорошо, миссис Парадиз, это в моих силах. Я все объясню казначею. Но нам потребуется от вас письмо с графиком вероятных выплат и наметками относительно финансовых перспектив Сильви.
– Да, конечно. (Всевышний, позволь мне только уйти! Или я сейчас заплачу как малое дитя.) Благодарю вас, – сказала она, вставая.
Анни направилась к центральному входу, чтобы случайно не натолкнуться на Мигеля или Сильви. Ей нужно было несколько минут, чтобы прийти в себя. Она шла вдоль дороги, вдыхая холодный бодрящий воздух и оглядывая пустынную, занесенную снегом огромную лужайку. Хорошо, что она решилась уладить это дело. Но она никогда не простит этого Аарону. И сделает все возможное, чтобы оставить Сильви в пансионе.
Она провела с Сильви весь оставшийся день. Играла с Пэн-гором, осматривала комнату Сильви, проводила ее на завтрак, присутствовала при том, как Сильви открывала привезенные ею подарки. Она наслаждалась обществом своей подросшей, изменившейся дочери.
А потом она осталась наедине с Мигелем и говорила с ним. Она не знала, нравится ли она ему и насколько и подвигнет ли это его на то, чтобы предать суду Джила. Потому что теперь она жаждет мщения? Она раскроет Мигелю де Лос Сантосу всю правду. И если и Аарон замешан во всем этом, то пусть пеняет на себя.
Она повернулась и пошла назад к стоянке. Вдали она увидела Мигеля и Сильви. Они сидели на улице перед столовой, разговаривая и забрасывая снежками стоявший неподалеку платан. Анни показалось, что Сильви смеется. Она улыбнулась. Она сделает так, чтобы Сильви продолжала смеяться. Чего бы ей это ни стоило.
Мигель и Анни возвращались домой в зимних сумерках.
– Очень милая и смешливая девчушка, Анни, – нарушил тишину Мигель.
– Да, – согласилась с ним Анни. Сильви пользовалась множеством гримасок для выражения своих чувств и эмоций. Когда за ленчем Мигелю принесли фаршированного окуня с головой, она сморщила нос, изображая рыбу.
– И школа, похоже, что надо.
– Да, согласна. Плохо только, что я не могу за нее платить. – Она глубоко вздохнула. – Мигель, у меня есть для тебя новые сведения. Не знаю, помогут ли они в деле с Джилом Гриффином, но… – Она еще раз глубоко вздохнула. – Мы думаем, что Морти Кушман, владелец фирмы, сам посоветовал Аарону купить для него акции. Но у нас нет доказательств. Затем акции резко упали в цене. Что-то произошло, но мы не знаем, что именно, Мигель. Нам также известно, что у Морти Кушмана неприятности с Федеральной налоговой службой. Мы думаем, что между Джилом, Морти и Аароном имел место тайный сговор.
– Отлично. Мне это может пригодиться. Я встречусь с господином Кушманом. Но что собираешься делать ты?
– В каком смысле?
– Я имею в виду школу Сильви. Ведь это недешево.
– Не знаю. – Глаза Анни наполнились слезами. – Я не знаю, – повторила она и помимо своей воли начала плакать.
Мигель остановил машину на обочине. Было уже темно. Он вынул сложенный белый платок и протянул его Анни. Она вытерла слезы, но они все лились. Тогда он наклонился к ней, неуклюже обхватив рукой спинку ее сиденья. Почувствовав его прикосновение, Анни положила голову на плечо Мигеля и зарыдала.
И они сидели так долго-долго.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия

Разделы:
благодарностьКнига 112345678910111213Книга 21234567891011121314151617181920Книга 312345678910111213Эпилог

Ваши комментарии
к роману Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия



великолепная книга.перечитывала несколько раз.фильм совсем не то.
Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливияелена слыш
13.12.2010, 22.09





Книга мне очень понравилась, а фильм, согласна, не то. Жаль,что так мало читающих ее:)
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияИрина
31.05.2013, 19.49





Друзья, читайте эту книгу! Роман великолепный, а фильм и мне не понравился.
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияДуся
7.08.2013, 21.55





Очень интересно
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияТаня
12.06.2015, 14.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100