Читать онлайн Клуб Первых Жен, автора - Голдсмит Оливия, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Голдсмит Оливия

Клуб Первых Жен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4
ИСК ЧТО НАДО

Бренда бесцельно бродила по мебельному отделу магазина «Блумингдейл», где были выставлены комплекты мебели для жилых помещений, и усиленно старалась не думать о еде и о предстоящей встрече с Морти и его юристом. Раньше она ходила по магазинам до тех пор, пока не валилась с ног от усталости, стараясь этим отвлечь себя от мыслей о пустоте ее супружеских отношений, но сейчас она себе это позволить не могла. Сегодня она уже кое-что купила – свитер для Анжи. Это дает ей хороший предлог навестить дочь, которая должна была вот-вот закончить работу и начать заниматься. Так что сейчас Бренда могла только смотреть. И притворяться.
Анни предложила пойти с ней на эту встречу. Она знала, как Бренда нервничала, но Бренда отказалась. Она была бы рада поддержке, но слишком боялась того, что может быть сказано. Морти наверняка устроит сцену. Он может даже завести разговор о том, что ее отец сидел в тюрьме. Если дойдет до грязи, а это могло случиться, лучше не подвергать Анни этому испытанию. В отличие от Элиз и Анни она выросла не в загородном доме с мебелью в ситцевых чехлах с гофрированными оборками, где чувства сдерживались и не было ни крика, ни скандалов. Бродя по залу, Бренда увидела необыкновенно красиво обставленную спальню в стиле старого английского поместья. Посмотрев на цену каждого предмета, она улыбнулась про себя. «Ничего общего с мебельным магазином «Романо» в Бронксе», – подумала она. Там покупали мебель ее мать и тетки, и там продавались только комплекты: комплект спальной мебели, комплект мебели для жилой комнаты, комплект мебели для столовой. Ее тетя Салли называла их «гарнитурами», но она ведь год училась в колледже Хантера.
И сейчас, глядя на ценники в «Блумингдейле», Бренда вспоминала, как они с Морти только поженились и жили недалеко от Артур-авеню в Бронксе, в домике, который купил для нее отец. Ее любимая тетка Роза, сестра ее отца, повела ее в магазин «Романо». Тетя Роза прошлепала мимо продавца в контору управляющего, которого она приветствовала как вновь нашедшегося родственника, каковым он и был.
– Все, что она захочет, сынок. Самое хорошее, – сказала тетя Роза.
Бренда точно знала, какую спальню ей хотелось иметь, – ту, что была выставлена на приподнятой платформе в центре магазина. Она ее выбрала уже давно, задолго до того, как они с Морти обручились. Она была полна радостного возбуждения, думая о своем собственном доме, ее первом доме. Она часами просиживала над журналами и испытывала муки творчества, продумывая гамму и просматривая образцы тканей.
Но когда несколько недель спустя доставили гарнитур кремовой с золотом мебели, Бренда испытала разочарование. Он выглядел не так, как на картинке журнала. Что-то не то, а что, Бренда не могла понять. Она отметила про себя, однако, что в журналах не были представлены комплекты мебели. Но где достать то, что печатали в этих красивых журналах? Она была расстроена, но решила, что дело могут поправить хорошо выбранные простыни. Вооружившись рекламой из магазина для новобрачных, она впервые в жизни пошла в «Блумингдейл» – в отдел постельного белья. Комплект белья от Порт-холта для брачного ложа стоил ей почти столько, сколько само ложе, но Бренда чувствовала себя восхитительно, когда возвращалась домой с покупкой. Отец дал ей много денег. И в первый раз она знала, что не только много истратила, но и купила наконец стоящие вещи. Она была так горда и в этот же день показала их Морти.
Морти чуть не подавился сигарой, когда дознался, сколько стоило белье. «Ты что, обалдела, черт тебя подери?! Ты потратила такую уйму денег на простыни, которые никто никогда не увидит! Не пойдет, неси их обратно».
Иначе и быть и не могло. Чего еще можно было ожидать от Морти, который шил себе рубашки на заказ, а нижнее белье покупал дешевое, большими упаковками? Дешевое белье, потому что «никто, кроме тебя, не увидит его, девочка. Ха-ха!».
Точно. Дешевое сойдет, потому что это всего лишь для нее. Бренда заскрипела зубами, подавляя ярость. Но она не забыла урока и ту боль, которую испытала, возвращая простыни. Она решила тогда, что до конца своей супружеской жизни больше никогда не скажет мужу истинную цену того, что будет покупать. И не сказала.
Может быть, для него бракованные вещи фирмы ЛУМ и были хороши, но для нее нет. И не для ее детей. Так началась борьба. «И по сей день продолжается», – подумала она с отвращением. Морти заплатил за образование Анжи, но, вместо того чтобы отпустить ее в Европу на лето, он нашел ей работу в этой юридической фирме на Парк-авеню. Дешевка. Ну что ж, она будет продолжать бороться с ним. А сейчас ей, пожалуй, лучше тащить свой толстый зад в контору Лео Джилмана. Сегодня они с Дианой должны были встретиться с Лео и Морти и обсудить изменения в соглашении о разводе.
Морти вышел из лифта на сорок девятом этаже здания на Южной улице Центрального парка, где была расположена контора его адвоката, и остановился напротив дежурной по этажу. Он взмок от дождя, от жары этого позднего августовского дня и от собственного пота. Он нервничал. Движением плеч он поправил пиджак, остановившись на минуту и давая себе успокоиться, и подошел к дежурной. Ее стол стоял перед стеклянной стеной, и в ясный день отсюда был великолепный вид на Центральный парк. «За это они платят бешеные деньги, – подумал Морти, потом поправил себя со злостью: – Я плачу». Но сегодня был туман, шел дождь, и окно было похоже на серый мерцающий занавес, хотя внизу были и деревья, и озера, и лужайки парка. Виды! Боже, поразительно, за что люди платят деньги! Да, он платит много Лео Джилману, трусливому ублюдку, но все равно не столько, сколько платят на Парк-авеню. К тому же он тщательно вел счет часам, за которые платил. Пусть Лео не думает, что может тянуть до бесконечности за 175 долларов в час. Он мог об заклад побиться, что Билл Атчинсон, этот зануда, берет двести или больше.
При мысли о Билле Атчинсоне он с горечью отвернулся от затуманенного окна. Билл и Джил до сих пор не включили его ни в какие другие сделки. Не дали ему даже кусочка отщипнуть. Работаешь всю жизнь, создаешь что-то солидное на пустом месте, а потом все эти пронырливые бухгалтеры, юристы и брокеры и вообще все эти хапуги отхватывают свою долю, и ты остаешься обобранным до нитки. Морти не доверял ни одному из них. Он улыбнулся. Но он их провел – его деньги в надежном банке в Швейцарии. Просто ему хотелось быть задействованным еще в одном большом деле, из тех, что проворачивает Джил Гриффин. Эти двое, Билл и Джил, получили от распродажи его акций почти столько же, сколько он сам. И это рассматривалось как вступительный взнос, но он до сих пор не был принят в члены клуба. Как в тот раз, когда он позвонил Джилу насчет сделки Набиско. «Слишком поздно, Морти. Все уже распределено». Морти почти с улыбкой вспомнил подслушанный им разговор между Джилом и парнем из «Уолл-стрит Джорнэл». Джил не хотел включать его даже в эту сделку, хорошо, Морти сам себя включит. «Я могу вести их игру», – подумал он.
Ну а сейчас пусть Лео лучше не пытается его уделать. Надо признать, он здорово обставил развод. Конечно, Морти всегда знал, что Бренда ни за что не пойдет в суд. Она вся пятнами покрывалась при виде проезжающей полицейской машины. Но что это еще за новое дело? Что, Бренда хочет снова обсуждать условия развода? И она наняла адвоката? Конечно, она такая же хапуга, как и все эти черви.
Утаивать от нее финансовые дела было легко. Но невозможно было удержать в секрете открытую продажу акций. Однако он ее провел. И не потому, что она не была умной, – она как раз была умна. У него это получилось, потому что он был хитрым и готовился к этому шагу очень давно. Идею выбросить акции на рынок первым подал Морти его бухгалтер. Безусловно, Морти не признал этой заслуги бухгалтера, так же, как он никогда не признавал заслуг Бренды. Он вообще ничего «за ней не признал»: только этот паршивый, вонючий кооператив, за который она переписала на него все свои акции. Так что, если теперь ей хочется большего, черта с два она получит. Пусть забудет об этом. И мне наплевать, что за адвокат эта дамочка Ла Гравенессе.
– Господин Кушман? – спросила секретарша. Морти кивнул. – Господин Джилман примет вас.
Идя за секретаршей в кабинет Лео Джилмана, Морти начал нервным жестом одергивать брюки – у него трусы все время врезались в зад. Он вдруг вспомнил, что Бренда ненавидела эту его привычку, и остановился. Интересно, а Бренда и ее адвокат уже пришли? Он почувствовал стремительный прилив адреналина. Так бывало всегда, когда он настраивался на драку из-за денег.
С того момента, когда Лео позвонил в понедельник, чтобы устроить эту встречу, Морти снова и снова прокручивал в голове условия развода. И сколько бы раз он ни обдумывал их договор, он был уверен, что обошелся с этой толстой сукой очень хорошо. Она не могла отрицать, что после замужества имела больше. Ей повезло. Ведь, в конце концов, он – Неистовый Морти. Это только его заслуга. Ну, может быть, ее отец, этот мелкий мафиози-итальяшка, помог вначале, но дело пошло, потому что он попотел. И Бренда-таки преуспела. Может, она и была когда-то красавицей, но никогда не была стройной.
Они с секретаршей подошли к стеклянной двери в стене из кирпича и стекла. Местечко было шикарное. «Опять мои деньги – подумал Морти. – Может быть, Шелби продаст им парочку картин на стены?» Не мог же он только терять деньги в этом месте. Когда он вошел в кабинет, Лео встал из-за стола со стеклянным верхом, который служил ему письменным столом, и пошел навстречу Морти, улыбаясь и протягивая руку. Никогда раньше Морти так ясно не осознавал, какая между ними разница. Волосы с проседью, изящная стрижка в «Ла Купе», костюм от Джорджо Амрани, итальянские туфли ручной работы. «Он мне обойдется в копеечку, но все же дешевле заплатить ему, чтобы отшить Бренду, чем дать ей больше денег», – раздумывал Морти.
– Морти, рад тебя видеть. Ты выглядишь великолепно. Наверно, занимаешься спортом?
– Хватит, Лео, кончай вазелинить! Чего хочет Бренда? Во сколько мне обойдется отделаться от нее? И кто эта адвокат Ла Гравенессе? Что мы тут имеем?
Лео стал делать то, что он умел делать лучше всего, – он начал успокаивать Морти.
– Все в порядке, Морт, даю слово. Соглашение – не подкопаешься. Тут не о чем беспокоиться. Я займусь Ла Гравенессе, ты только не уступай.
– Ну да, то же самое говорили Дональду Трампу. Я тебе много заплатил, Лео. Я думал, что с этим покончено.
– Но, Морти, любой, у кого есть 25 долларов и чувство обиды, может подать в суд. Мы ожидали этого. Твоя бывшая жена читает о распродаже, она приходит в бешенство, ею овладевает жадность, и она находит жадного адвоката.
– Разве они не все такие?
– Ладно, Морт, может, я тебе и обошелся в копеечку, но я и сэкономил для тебя немало. Так ведь?
Морти неохотно кивнул.
– Смотри только, чтобы контракт остался прежним.
– Мы не будем уступать, пусть ее адвокат пошумит, она увидит, что мы настроены серьезно. Ты говоришь, Бренда не любит суды. И у нее нет денег на судебные издержки. Они отступят. – Лео похлопал Морти по плечу. – И еще, Морт, – он остановился, – без сцен, хорошо? Что бы она ни говорила, не кипятись. Это все болтовня.
Морти кивнул.
– Ну, пойдем. Они нас ждут.
Морти и Лео прошли через холл в конференц-зал. Бренда и ее адвокат – крупная женщина-адвокат, тут же отметил про себя Морти – сидели рядом на диване в дальнем конце гладкого лакированного стола в центре зала. Морти быстро посмотрел на Диану, стараясь оценить ее. Глаза их встретились на мгновенье, и Морти почувствовал, как холодок пробежал по его спине. Он тут же подавил в себе это чувство. Лео поздоровался, Морти просто что-то пробормотал и сел. Он вытянул ноги, положил одну на другую и закурил сигару. Наконец он посмотрел на Бренду сквозь дым от сигары.
Она сидела на диване, расставив свои толстые ноги, не сходившиеся в коленях из-за жира, и обеими руками сжимала сумку, лежавшую у нее на коленях. Брови у нее были слегка приподняты, и Морти видел, что над ее верхней губой блестела влага. Двадцати одного года совместной жизни было достаточно, чтобы он понял, что она нервничает. Хорошо. Вот такой он и хотел ее видеть. Но было что-то еще в выражении ее лица, чего он не мог точно определить. Что-то новое. То же едва уловимое, непонятно энергичное выражение, которое он заметил на лице Дианы. «Слишком много имеет, вот в чем ее беда, – подумал он. – Поэтому хочет еще больше».
– Дешевый подонок, – неожиданно для него проворчала она.
Так вот как пойдет разговор. Начнем точно так же, как и расстались?
Бренда уронила сумку. Видеть Морти, сидящего напротив с проклятой восемнадцатидолларовой сигарой в зубах, – сильный мира сего, – в то время как Анжела все лето проработала в конторе, было слишком для Бренды. Да кто он такой, мать его?.. Да никто. Она думала, что была зла на него тогда, раньше. Да разве это была злость? Одна мысль об этом сейчас привела ее в такую ярость, что ей хотелось убить его голыми руками.
– Ну, и сколько коробок сигар ты купил за этот месяц, пока твоя дочь потеет за четыре доллара в час? – сказала Бренда со злостью. И, повернувшись к Диане, она продолжала, как будто в первый раз: – У него всегда было полно денег, и он не знал, куда их девать. И все-таки он хотел сэкономить и забрать Анжелу и Антона из частной школы. Это было в тот год, когда он хотел купить лодку.
– Та государственная школа на Мэдисон-авеню была в двух кварталах от дома. Если она была хороша для этих косоглазых и арабов из ООН, то чем она не подходила для двух итальяшек с еврейской кровью? Господи, да ты-то ходила в школу Джулии Ричман. – Морти хорошо знал, как побольнее задеть Бренду, – через детей. Это обычно бывал его последний заряд, но он выпускал его, если это было необходимо.
– Потому что я была вынуждена там учиться, а не потому что я хотела этого. Нашим детям не нужно было, так с какой-же стати они должны были? Потому, что ты вырос в бедности? Или потому, что мои родители не знали ничего лучшего? Это хорошо для них? Нет. Не для наших детей, не для моих.
Лео Джилман посмотрел на Морти.
– Ну, ладно, друзья, давайте вздохнем поглубже и начнем все сначала.
«Дерьмо, – подумала Бренда. – Это он тогда, в первый раз, помог Морти облапошить меня. Ну, больше не пройдет». Она посмотрела на этих двух самодовольных мужчин. Она их ненавидела. Она их всех ненавидела. Злость придала ей силы, это было хорошо. Диана их уделает. Она была уверена.
Диана слегка наклонилась вперед, легонько, успокаивающе похлопала Бренду по колену и обратилась прямо к Лео Джи-лману.
– Мы пришли сюда, потому что мой клиент хотела бы, чтобы были пересмотрены финансовые требования моего клиента и детей вашего клиента. В свете того, что господин Кушман неожиданно получил огромную сумму денег при распродаже акций его компании так скоро после того, как было подписано соглашение о разводе, мы бы хотели, чтобы вы и ваш клиент отложили в сторону это соглашение и предложили более справедливые условия.
Морти проворчал:
– Если бы эти условия были действительно справедливыми, она бы не получила ничего. Она ничего не стоит.
– Если бы контракты о разводе заключались, исходя из того, кто чего стоит, господин Кушман, вы бы были разорены.
– А кто вы, собственно, такая, мать вашу?.. – заорал Морти на Диану, покраснев от злости.
«Хорошо, – подумала Бренда, – пусть он бесится. Хорошо бы его хватил удар. А что, малышка Шелби напоминает тебе принимать таблетки от давления?»
Лео Джилман снова успокоил Морти, потом очень сдержанно обратился к Диане:
– Госпожа Ла Гравенессе, контракт был должным образом подписан, заверен нотариусом и вошел в решение о разводе, вынесенное судьей. Это было более чем три года тому назад, – сказал он. – Вы ничего не можете изменить. Это юридический документ, отражающий всю полноту силы закона.
Морти смотрел, как Лео резким движением рук выпростал сначала одну манжету своей рубашки от Бижана, потом другую, как будто ставил восклицательные знаки в конце своего заявления. Морти понравился этот жест. «Похоже, Лео хорошо отрабатывает свои деньги, – подумал он. – Может быть, этот вопрос и останется закрытым навсегда».
Но Диана среагировала, не замешкавшись ни на секунду.
– Вряд ли, господин Джилман, – негромко проговорила она своим низким голосом. – Мы утверждаем, что при представлении в суде миссис Кушман могло иметь место столкновение интересов. Насколько я понимаю, в деле о разводе вы представляли мистера Кушмана, а моя клиентка, по ВАШЕМУ предложению, была представлена молодым человеком, только что окончившим юридическую школу, которого вы для нее наняли, неким господином Барри Марлоу. А теперь мы узнаем, что к тому же он стал сотрудником ВАШЕЙ фирмы всего лишь через несколько месяцев после постановления о разводе. Нам представляется, что эти факты могут внести изменения в суть соглашения.
Лео Джилман облизал губы.
– Чушь! – заорал Морти. – Сделка заключена. Диана улыбнулась ему.
Лео Джилман выпрямился на стуле.
– Разреши мне, Морти. Госпожа Ла Гравенессе, мне не нравится ваша инсинуация. У нашей фирмы безупречная репутация, и вам следовало бы воздержаться от необоснованных обвинений. В любом случае вам следует представить доказательства. Эти два обстоятельства не имеют ничего общего друг с другом. Миссис Кушман действовала по собственной доброй воле, как осведомленный взрослый человек. ОНА наняла его и воспользовалась его юридической консультацией при выработке соглашения о разводе. Мы же впоследствии приняли господина Марлоу в фирму, потому что его работа произвела на нас очень хорошее впечатление. Сейчас слишком поздно менять свое решение. И несправедливо пытаться извлечь выгоду из благоприятной финансовой ситуации, которая сложилась для мистера Кушмана после развода и никак не была связана с тем периодом, когда он состоял в браке. Мы готовы в интересах справедливости начать долгий и дорогостоящий судебный процесс. Как точно выразился мистер Кушман, сделка есть сделка.
– Мы готовы оспаривать это, – сказала Диана. – У нас есть факты, доказывающие, что фирма была основана миссис Кушман и ее родителями, что на самом-то деле мистер Кушман играл второстепенную роль.
Лео улыбнулся.
– Госпожа Ла Гравенессе, деловые круги знают Неистового Морти. Он и ЕСТЬ фирма. Мне бы, право, ужасно не хотелось видеть, как вы будете тратить ваше время и средства миссис Кушман, пытаясь доказать обратное.
У Бренды екнуло внутри. Она почувствовала, как пот выступил у нее на верхней губе и на лбу. Это было так несправедливо! Она знала, что Диана берет это дерьмо на пушку, – ни она, ни ее отец не вели в свое время документацию, – она не могла ничего доказать. Если бы она возбудила судебное дело, то что бы произошло? И что бы почувствовали Анжела и Тони, снова увидев в газетах имя дедушки? Были ли такие, кому не нравился Неистовый Морти и кто ему не верил? Ему, ловкому дельцу?
Диана сняла очки и наклонила голову набок. Потом она вздохнула. «Неужели она сдается? – подумала Бренда в панике. – Может быть, уже поздно что-либо изменить? Боже, почему я была так глупа и так напугана? Почему я согласилась на такую малую часть, почему я подписала эту чертову бумагу? – Она испытала такую сильную досаду, что на какую-то минуту у нее в голове помутилось. – Нечего было надеяться, – подумала она с горечью. – Столько провозиться с бумагами и со старыми квитанциями в поисках нужного, столько потратить времени на Диану. А теперь еще и ее счет. О Боже!»
Однако Диана молчала. Потом она протянула свою длинную руку вниз за стоявшим на полу «дипломатом», щелкнула замками, вынула оттуда толстую папку и шмякнула ее на стол. Морти узнал ее сразу же. У него засосало под ложечкой. На обложке крупными буквами было написано: «Фотокопии. Налоговые декларации мистера и миссис Мортон Кушман за 1980, 1981 и 1982 годы».
Морти оторопело уставился на папку, а потом посмотрел на Лео.
Всем присутствующим был понятен смысл происходящего. Лео и Морти, не отрываясь, глядели друг на друга. «Что это значит, мать твою?..» – отстучал взгляд Лео. Морти был похож в этот момент на раненого слона, который мог ринуться вперед, а мог и упасть замертво. Ясно было, что удар был смертельный.
Прежде чем Морти пришел в себя, Лео обратился прямо к Диане:
– Госпожа Ла Гравенессе, я бы хотел переговорить с моим клиентом с глазу на глаз. Может быть, я был не прав, и у нас действительно есть основания подумать о более соответствующем моменту соглашении.
* * *
– Не могу поверить! – Бренда снова рассмеялась. Ее низкий голос прерывался, так как над ней усиленно работала массажистка-азиатка. Она услышала, как Диана простонала низким, идущим из горла голосом, открыла глаза и улыбнулась.
Диана, лежавшая на массажном столе рядом, повернула голову, посмотрела на Бренду и широко улыбнулась в ответ.
Глядя в глаза друг другу, они завизжали от восторга, как двое детей, увидевших, что день будет снежным. Постепенно смех затих, но Бренда продолжала смотреть на Диану. Та была без очков, волосы у нее были взъерошены, и Бренда поразилась, насколько она была привлекательна. Не то чтобы хорошенькая, скорее, интересная.
Бренда уже знала кое-что о Диане от Дуарто. Она была крестоносцем, борцом. В течение семи лет она работала помощником прокурора федерального суда округа, заведовавшего расследованием уголовных преступлений, совершенных на сексуальной почве. После этой изнуриловки она начала частную практику и теперь вела дела только о нарушении прав женщин и детей. Она возбудила дело против города от имени усыновленного ребенка, попавшего в дом, где он подвергался сексуальному насилию, и выиграла это дело. Она только что защищала в суде женщину, которая убила отца-насильника, и ту оправдали. А сейчас она вела еще одно дело о разводе, в котором муж украл идею у жены и запатентовал ее под собственным именем. Бренду восхитила в Диане смесь хладнокровия, заботливого внимания и активности. Но больше всего ее восхищало то, как Диана обращалась с Лео и Морти.
– Мы их припугнули, – согласилась Диана.
– Припугнули? Господи! Да Лео Джилман чуть не обложился. Прямо в свои семисотдолларовые штаны. Я себе не поверила, когда увидела, как он взглянул на Морти. Боже, это было замечательно. Да, Диана, вот это иск!
– Ну, давай не будем устраивать пир, пока соглашение не подписано и суммы не определены окончательно. Ведь знаешь, говорят: «Не кончено, пока не кончил». Или говорят: «Не кончено, пока толстуха не запела», – продолжала Диана. – Но ты у нас скоро запоешь, Бренда.
Бренда несколько растерялась и не сразу разобралась, задело ли ее слово «толстуха». Но Диана глядела на нее так тепло, что она поняла в ту же минуту, что та ее никогда не обидит. «В конце концов, я действительно толстуха», – подумала она, откинула голову и рассмеялась.
Правильно сделали, что пришли сюда, в салон «Токио». Это было восточное массажное заведение, где дело было поставлено серьезно, без выкрутасов. Оно было расположено на Западной Пятьдесят седьмой улице, и Бренда иногда заходила сюда по дороге домой, после того как бывала у Анжелы, которая снимала крошечную комнату на лето на углу Пятьдесят третьей улицы и Девятой авеню.
Маленькая японка, занимавшаяся Брендой, крякнув, забралась на массажный стол, над которым с потолка свешивался шест. Она ухватилась за него, как обезьяна, и начала ходить по спине Бренды. Теперь настал черед Бренды кряхтеть.
Диана рассмеялась. Бренда решила, что у нее приятный смех, глубокий и теплый.
– Ну, если кто сегодня и походит по тебе, то, спасибо Господу, это женщина, – сказала Диана.
– Нет, спасибо ТЕБЕ, Диана, – парировала Бренда. – Ты уверена, что он подпишет соглашение? Два человека, каждый на миллион? Один сейчас, Другой – накануне Дня благодарения?
– Гарантий нет, но, думаю, подпишет. Они уже отступают. Это был нечестный трюк, но эффективный. А если он не уплатит, то с него спросит Внутренняя налоговая инспекция. Я составлю все документы и передам их ему завтра до того, как он передумает. – Она остановилась. – Знаешь, Бренда, мы могли бы получить и больше. Гораздо больше. Я уверена.
– Может быть, но знаешь, лучше синица в руке… и я никогда не была хищной. Два миллиона долларов чистыми и немного акций – все, что мне нужно. И детям моим тоже не нужно больше. Может, я и корова, но я не свинья. – Она засмеялась. – Два миллиона! Не могу поверить! Как будто в лото выиграла. Здорово!
Диана улыбнулась ей.
– Я бы чувствовала себя лучше, если бы эта женщина сошла с моей спины, – сказала она, морщась от боли. – Если ты действительно довольна, как насчет того, чтобы сказать ей, что хватит?
– С условием, что я приглашаю пообедать.
– Идет.
Бренда знаком показала массажисткам, что достаточно, и они закончили. Потом, кланяясь, тихонько вышли. Диана села, и полотенце упало с нее. Прежде чем она его подобрала, Бренда успела заметить, что грудь у Дианы была плоская как у юноши, а плечи широкие. «Господи, она красива, как мужчина, – подумала Бренда, покраснела и отвернулась. – Как странно. Очень странно».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия

Разделы:
благодарностьКнига 112345678910111213Книга 21234567891011121314151617181920Книга 312345678910111213Эпилог

Ваши комментарии
к роману Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия



великолепная книга.перечитывала несколько раз.фильм совсем не то.
Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливияелена слыш
13.12.2010, 22.09





Книга мне очень понравилась, а фильм, согласна, не то. Жаль,что так мало читающих ее:)
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияИрина
31.05.2013, 19.49





Друзья, читайте эту книгу! Роман великолепный, а фильм и мне не понравился.
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияДуся
7.08.2013, 21.55





Очень интересно
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияТаня
12.06.2015, 14.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100